Исследование эмоционального интеллекта

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава I. Понятие эмоционального интеллекта и подходы к его изучению в современной психологии

1.1 Сущность понятия и основные теории эмоционального интеллекта

1.2 Структура эмоционального интеллекта

1.3 Измерение эмоционального интеллекта (методы диагностики)

1.4 Связь Э И с адаптацией (эмоциональный интеллект как фактор успешной адаптации)

1.5 Определение адаптации, её виды и процесс

Выводы по I главе

Глава II. Эмпирическое исследование эмоционального интеллекта

2.1 Организация и методы исследования

Литература

Приложения

Введение

Актуальность выбранной проблематики обусловлена тем, что эмоциональный интеллект как предмет социально-психологического исследования является относительно новым, малоизученным феноменом. В настоящий момент существуют различные подходы к пониманию сути и структуры структуры эмоционального интеллекта (R. Bar-On; D. Goleman; J. Mayer, P. Salovey, D.R. Caruso; И. Н. Андреева; Д. В. Люсин; Е. А. Сергиенко, И. И. Ветрова и др.). Однако единая согласованная теория эмоционального интеллекта не разработана. Тем не менее, необходимость изучения эмоционального интеллекта диктуется запросами практики, заключающимися в определении факторов, влияющих на эффективность профессиональной деятельности и социально-психологической адаптации личности.

Проблема эмоциональной культуры человека оставалась актуальной на протяжении всей истории человеческого общества. Еще в Библии, в Книге Притчей, мы находим примеры эмоциональной мудрости человечества: «У глупого тотчас же выскажется гнев его, а благоразумный скрывает оскорбления»; «Иной пустослов уязвляет как мечом, а язык мудрых врачует»; «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает»; «Долготерпеливый лучше храброго, а владеющий собой лучше завоевателя города». Экклезиаст учит: «Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше"[11].

Современные философы вслед за мыслителями древности подчеркивают актуальность проблемы развития эмоциональной компетентности -- открытости человека своим эмоциональным переживаниям ([13], [23]), связывая ее возможности с гармоничным взаимодействием сердца и разума, аффекта и интеллекта. Приведем в подтверждение этого актуальное для темы нашего исследования высказывание Ошо (Раджниша): «Чтобы интеллект преобразовать в разум, абсолютно необходимо открыть сначала свое сердце… Разум -- это интеллект, настроенный в лад с вашим сердцем» [18; 314].

В отечественной психологии идея единства аффекта и интеллекта нашла свое отражение в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева [9], [10], [14], [21]. Л. С. Выготский пришел к выводу о существовании динамической смысловой системы, представляющей собой единство аффективных и интеллектуальных процессов: «Как известно, отрыв интеллектуальной стороны нашего сознания от его аффективной, волевой стороны представляет один из основных и коренных пороков всей традиционной психологии. Мышление при этом неизбежно превращается в автономное течение себя мыслящих мыслей, оно отрывается от всей полноты живой жизни…» [10; 21]. Единство аффекта и интеллекта, по мнению классика психологии, обнаруживается, во-первых, во взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на всех ступенях развития, во-вторых, в том, что эта связь является динамической, причем всякой ступени в развитии мышления соответствует своя ступень в развитии аффекта. С. Л. Рубинштейн, развивая идеи Л. С. Выготского, отмечал, что мышление уже само по себе является единством эмоционального и рационального [21].

Однако намеченные Л. С. Выготским подходы к пониманию единства аффекта и интеллекта в процессе развития человека пока не получили должной разработки. В подтверждение этого можно привести слова Д. Б. Эльконина о том, что до настоящего времени существенным недостатком рассмотрения психического развития ребенка является разрыв между процессами умственного развития и развития личности (в том числе и эмоционального) [12].

В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нем искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни, воплощенный в образе некоего эталона -- несгибаемого и как бы лишенного эмоций супермена. В то же время К. Д. Ушинский, подчеркивая социальный смысл эмоций, отмечал, что общество, заботящееся об образовании ума, совершает большой промах, ибо человек более человек в том, как он чувствует, чем как он думает [24]. Действительно, культ рациональности и высокий образовательный ценз непосредственно не обеспечивают гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека.

По мнению Е. Л. Яковлевой, осознание собственной индивидуальности есть не что иное, как осознание собственных эмоциональных реакций и состояний, указывающих на индивидуальное отношение к происходящему [28].

Целью исследованияявляется изучение роли эмоционального интеллекта в обеспечении эффективности социально-психологической адаптации человека.

Задачи исследования:

1. Определить сущность и содержание понятия «эмоциональный интеллект».

2. Определить структурные компоненты эмоционального интеллекта

3. Проанализировать основные методы диагностики эмоционального интеллекта

4. Провести теоретический анализ определения «адаптация»

5. Изучить особенности уровня эмоционального интеллекта

Объектом исследования является эмоциональный интеллект.

Предметом исследования является взаимосвязь уровня эмоционального интеллекта с особенностями и успешностью социально-психологической адаптации.

Гипотезой исследования является предположение о наличии взаимосвязи между уровнем эмоционального интеллекта студентов и успешностью их социально-психологической адаптации.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют: современные теоретические и эмпирические исследования эмоционального интеллекта (Д.В. Люсин, R. Bar-On, R. Boyatzis, D. Caruso, R. Cooper, D. Goleman, J.D. Mayer, G. Matthews, R. Roberts, P. Salovey, M. Zeidner, A. Sawaf); теоретические положения и концептуальные модели эмоционального интеллекта (И. Н. Андреева, О. В. Белоконь, И. И. Ветрова, С. П. Деревянко, И. А. Егоров, М. Зайднер, О. В. Лунева, Д. В. Люсин, Н. В. Коврига, Дж. Мэттьюс, Е. Л. Носенко, А. С. Петровская, Р. Д. Робертс, Е. А. Сергиенко, D.R. Caruso, C. Cherniss, D. Goleman, J.D. Mayer, R. Bar-On, P. Salovey).

Методы исследования. Для проведения исследования использован методический комплекс, включивший ряд опросных методик: 1) опросник эмоционального интеллекта «ЭмИн» Д. В. Люсина; 2) Торонтская шкала алекситимии (TAS); 3) Опросник социально-психологической адаптацииК. Роджерса и Р. Даймонда; 4) Методика диагностики уровня эмпатических способностей Бойко В. В.; 5) Исследование экстраверсии — интроверсии и нейротизма (опросник Айзенка); 6) Опросник методики «Шкала эмоционального отклика» А. Меграбяна и Н. Эпштейна.

Базой проведенного исследования послужил БГУ им. Д. Банзарова. Выборку исследования составляют студенты.

Глава I. Понятие эмоционального интеллекта и подходы к его изучению в современной психологии

1. 1 Сущность понятия и основные теории эмоционального интеллекта

В психологии еще с начала ХХ в. велись поиски способностей, которые в отличие от традиционно выделяемого общего интеллекта связаны с социально-эмоциональной сферой психики. Ведущие специалисты в области психологии интеллекта, в том числе — социального интеллекта (Торндайк Э, Спирмен Ч., Векслер Д., Гилфорд Дж., Айзенк Г.) и др. утверждали, что люди различаются по способности понимать других людей и управлять ими, т. е. действовать разумным образом в человеческих отношениях [38].

В отечественной психологии идея единства аффекта и интеллекта нашла свое отражение в трудах Выготского Л. С. [14, с. 325], Рубинштейна С. Л. [39, с. 247], Леонтьева А. Н. [26]. Выготский Л. С. пришел к выводу о существовании динамической смысловой системы, представляющей собой единство аффективных и интеллектуальных процессов: «Как известно, отрыв интеллектуальной стороны нашего сознания от его аффективной, волевой стороны представляет один из основных и коренных пороков всей традиционной психологии. Мышление при этом неизбежно превращается в автономное течение себя мыслящих мыслей, оно отрывается от всей полноты живой жизни…» [14, с. 278]. Единство аффекта и интеллекта, по мнению Выготского, обнаруживается, во-первых, во взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на всех ступенях развития, во-вторых, в том, что эта связь является динамической, причем всякой ступени в развитии мышления соответствует своя ступень в развитии аффекта. Рубинштейн С. Л., развивая идеи Выготского Л. С., отмечал, что мышление уже само по себе является единством эмоционального и рационального [14, с. 352]. Однако намеченные Л. С. Выготским подходы к пониманию единства аффекта и интеллекта в процессе развития человека в свое время не получили должной разработки [13, с. 79].

Особенно близко к понятию эмоционального интеллекта подошёл Гарднер Х., который в рамках личностного интеллекта различал внутриличностный и межличностный интеллект. Способности, включённые им в эти понятия, имеют непосредственное отношение к эмоциональному интеллекту. Так, внутриличностный интеллект трактуется им как «доступ к собственной эмоциональной жизни, к своим аффектам и эмоциям: способность мгновенно различать чувства, называть их, переводить в символические коды и использовать в качестве средств для понимания и управления собственным поведением» [27].

В 1988 г. Рувен Бар-Он (Reuven Bar-On) ввел понятие эмоционально-социальный интеллект и предположил, что он состоит из многих, как глубоко личных, так и межличностных способностей, навыков и умений, которые, объединяясь, определяют поведение человека. Бар-Он впервые ввел обозначение EQ — emotional quotinent, коэффициент эмоциональности, по аналогии с IQ — коэффициентом интеллекта. Модель Ревена Бар-Она даёт очень широкую трактовку понятия эмоциональный интеллект. Он определяет его как все некогнитивные способности, знания и компетентность, дающие человеку возможность успешно справляться с различными жизненными ситуациями [27]. Бар-Он выделил пять сфер компетентности, которые можно отождествить с пятью компонентами эмоционального интеллекта: познание себя, навыки межличностного общения, способность к адаптации, управление стрессовыми ситуациями, преобладающее настроение. Каждый из этих компонентов состоит из нескольких субкомпонентов (табл. 3, левый столбец). На их основе Бар-Он разработал опросник для измерения эмоционального интеллекта, называющийся EQ-i (Emotional Quotient Inventory).

В свою очередь, Кэролин Саарни в 1990 г. рассмотрел понятие эмоциональная компетентность и включил в него восемь взаимосвязанных эмоциональных и социальных навыков [36; с. 7].

В научной и популярной литературе стало появляться все больше работ, посвященных способностям в социальной и эмоциональной области, было получено столько новых фактов и осуществлено столько новых теоретических разработок, что, как отмечал Кэррол Изард, с полным правом можно было говорить о перевороте в этой сфере [29]. Кроме того, проблемой идентификации и понимания эмоций занимались не только психологи, но и специалисты других наук — эволюционные биологи, психиатры, программисты и т. д., которые выявили многие способности человека в этой области исследований [35]. Для того, чтобы избежать разночтения при исследовании проблемы идентификации и понимания эмоций человеком, американские психологи Сэловей П. и Мейер Дж. в 1990 году предложили, чтобы эти способности составляли унитарное понятие — «эмоциональный интеллект». Сами авторы рассматривают эмоциональный интеллект как подструктуру социального интеллекта, которая включает способность отслеживать собственные и чужие чувства и эмоции, различать их и использовать эту информацию для направления мышления и действий [58, с. 189]. Этими же учеными была разработана первая и наиболее известная в научной психологии модель эмоционального интеллекта. Это сложный конструкт, состоящий из способностей трёх типов: 1) идентификация и выражение эмоций, 2) регуляция эмоций, 3) использование эмоциональной информации в мышлении и деятельности [10, с. 191].

После нескольких лет более детального изучения данной проблемы Сэловей П. и Мейер Дж., доработали и уточнили предложенную модель, что отражено в ряде их публикаций, в некоторых случаях — в соавторстве с Карузо Д. [40]. Второй вариант модели основывается на представлениях, что эмоции содержат информацию о связях человека с другими людьми или предметами, при этом эмоции информируют человека о характере этих связей. Связи могут быть как актуальными, так и вспоминаемыми или воображаемыми. Изменение связей с другими людьми и предметами приводит к изменению переживаемых эмоций.

В контексте такого обоснования, эмоциональный интеллект трактуется как способность перерабатывать информацию, содержащуюся в эмоциях: определять значение эмоций, их связи друг с другом, использовать эмоциональную информацию в качестве основы для мышления и принятия решений. Дж. Мейер и П. Сэловей выделили четыре компонента — «четыре ветви модели эмоционального интеллекта», каждая из которых, в свою очередь, описывает «четыре области способностей или навыков», а все вместе — «многие области эмоционального интеллекта» [40; с. 185].

Эти компоненты выстраиваются в иерархию, уровни которой, по предположению авторов, осваиваются в онтогенезе последовательно. Каждый компонент касается как собственных эмоций человека, так и эмоций других людей.

Согласно усовершенствованной модели 1997 г., эмоциональный интеллект включает следующие ментальные способности:

1) способность безошибочно воспринимать, оценивать и выражать эмоции — включает ряд связанных между собой способностей, таких, как восприятие эмоций (т.е. способность заметить сам факт наличия эмоции), их идентификация, адекватное выражение, различение подлинных эмоций и их имитации.

2) способность иметь доступ и вызывать чувства, чтобы повысить эффективность мышления — включает способность использовать эмоции для направления внимания на важные события, вызывать эмоции, которые способствуют решению задач (например, использовать хорошее настроение для порождения творческих идей), использовать колебания настроения как средство анализа разных точек зрения на проблему.

3) способность к пониманию эмоций, эмоциональному познанию — способность понимать комплексы эмоций, связи между эмоциями, переходы от одной эмоции к другой, причины эмоций, вербальную информацию об эмоциях.

4) способность к осознанной регуляции эмоций, управлению эмоциями, повышению уровня эмоционального и интеллектуального развития — способность к контролю за эмоциями, снижению интенсивности отрицательных эмоций, осознанию своих эмоций, в том числе и неприятных, способность к решению эмоционально нагруженных проблем без подавления связанных с ними отрицательных эмоций. Способствует личностному росту и улучшению межличностных отношений. [26, с. 12].

Четыре ветви диаграммы располагаются от основных (снизу) до более интегрированных в психологическом отношении процессов. Ветвь самого нижнего уровня отображает относительно простые способности восприятия и выражения эмоции, а ветвь самого высокого уровня — осознанного регулирования эмоций. У каждой ветви есть четыре блока с типичными примерами способностей. Способности, которые появляются в ходе развития личности относительно рано, находятся в левой части ветвей, а способности, развивающиеся позже — с правой.

Поскольку ранние навыки связаны с развитием (слева) обычно плохо объединяются друг с другом, они наиболее ясно иллюстрируют различия среди ветвей. Способности, развивающиеся в более позднее время (справа) появляются у более интегрированной личности взрослого человека и, следовательно, менее отличны. Каждая способность относится к эмоциям по отношению с себе и другим, кроме отмеченного иначе. Предполагается, что люди с более высоким эмоциональным интеллектом, будут проходить указанные этапы быстрее и будут проявлять большее количество указанных способностей. [37]

Таким образом, способность распознавать и выражать эмоции (первая, нижняя «ветвь») является необходимой основой для порождения эмоций в целях решения конкретных задач (вторая «ветвь»). Эти две способности имеют процедурный характер. Они являются основой для декларативной способности к пониманию событий, предшествующих эмоциям и следующих за ними (третья «ветвь»). Все вышеописанные способности необходимы для внутренней регуляции собственных эмоциональных состояний и для успешных воздействий на внешнюю среду, приводящих к регуляции собственных и чужих эмоций (четвертая «ветвь»).

В 1995 г. Дэниелем Гоулманом (Daniel Goleman) была изменена и популяризирована первая модель эмоционального интеллекта Мейера Дж. и Сэловея. П. К выделенным ими компонентам (идентификация и выражение эмоций, регуляция эмоций, использование эмоциональной информации в мышлении и деятельности) Гоулман добавил ещё несколько — энтузиазм, настойчивость и социальные навыки [27]. Тем самым он соединил когнитивные способности, входившие в модель Сэловея и Мэйера, с личностными характеристиками. Благодаря популярности книги Гоулмена «Эмоциональный интеллект» [16], впервые опубликованной в 1995 году, его модель приобрела большую известность не только среди психологов, но и в более широких кругах. В дальнейшем Гоулман Д. доработал структуру эмоционального интеллекта. В настоящее время она включает четыре, представленные на рис. 3, составляющих эмоционального интеллекта — самосознание; самоконтроль; социальная чуткость; управление взаимоотношениями — и 18 связанных с ними навыков [17].

Личностные навыки: эти способности определяют, как мы управляем собой.

Самосознание:

· Эмоциональное самосознание: анализ собственных эмоций и осознание воздействия на нас; использование интуиции при принятии решений.

· Точная самооценка: понимание собственных сильных сторон и пределов своих возможностей.

· Уверенность в себе: чувство собственного достоинства и адекватная оценка своей одарённости.

Самоконтроль:

· Обуздание эмоций: умение контролировать разрушительные эмоции и импульсы.

· Открытость: проявление честности и прямоты; надёжность.

· Адаптивность: гибкое приспособление к меняющейся ситуации и преодоление препятствий.

· Воля к победе: настойчивое стремление улучшать производительность ради соответствия внутренним стандартам качества.

· Инициативность: готовность к активным действиям и умение не упускать возможности.

· Оптимизм: умение позитивно смотреть на вещи.

· Социальные навыки: эти способности определяют, как мы управляем нашими отношениями с людьми.

· Социальная чуткость:

· Сопереживание: умение прислушиваться к чувствам других людей, понимание их позиции и активное проявление участливого отношения к их проблемам.

· Деловая осведомлённость: понимание текущих событий, иерархии ответственности и политики на организационном уровне.

· Предупредительность: способность признавать и удовлетворять потребности подчинённых, клиентов или покупателей.

Управление отношениями:

· Воодушевление: умение вести за собой, рисуя захватывающую картину будущего.

· Влияние: владение рядом тактик убеждения.

· Помощь в самосовершенствовании: поощрение развития способностей других людей с помощью отзывов и наставлений.

· Содействие изменениям: способность инициировать преобразования, совершенствовать методы управления и вести работников в новом направлении.

· Урегулирование конфликтов: разрешение разногласий.

· Укрепление личных взаимоотношений: культивация и поддержание социальных связей.

· Командная работа и сотрудничество: взаимодействие с другими работниками и создание команды. [17, с. 269]

Несомненной заслугой Гоулмана Д. является стимулирование людей к развитию личностных качеств, способствующих достижению успехов в тех или иных сферах деятельности. Тем не менее, очевидно, что среди структурных компонентов эмоционального интеллекта, выделяемых Гоулманом, можно обнаружить не только эмоциональные способности, но и волевые качества, характеристики самосознания, социальные умения и навыки.

В 2004 г. российский психолог Люсин Д. В. предложил принципиально новую модель эмоционального интеллекта [27, с. 35]. Эмоциональный интеллект автор определяет как способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими. Под способностью к пониманию и управлению эмоциями Люсин Д. В. понимает следующее.

Способность к пониманию эмоций означает, что человек:

· может распознать эмоцию, т. е. установить сам факт наличия эмоционального переживания у себя или у другого человека;

· может идентифицировать эмоцию, т. е. установить, какую именно эмоцию испытывает он сам или другой человек, и найти для неё словесное выражение;

· понимает причины, вызвавшие данную эмоцию, и следствия, к которым она приведёт.

Способность к управлению эмоциями означает, что человек:

· может контролировать интенсивность эмоций, прежде всего приглушать чрезмерно сильные эмоции;

· может контролировать внешнее выражение эмоций;

· может при необходимости произвольно вызвать ту или иную эмоцию.

И способность к пониманию, и способность к управлению эмоциями может быть направлена и на собственные эмоции, и на эмоции других людей, то есть можно говорить как о внутриличностном, так и о межличностном эмоциональном интеллекте. Эти два варианта предполагают актуализацию разных когнитивных процессов и навыков, однако должны быть связаны друг с другом.

Люсин Д.В. считает неправильным трактовку эмоционального интеллекта как чисто когнитивной способности и предполагает, что способность к пониманию эмоций и управлению ими тесно связана с общей направленностью личности на эмоциональную сферу, т. е. с интересом к внутреннему миру людей (в том числе и к своему собственному), склонностью к психологическому анализу поведения, с ценностями, приписываемыми эмоциональным переживаниям. Поэтому, как отмечает автор, эмоциональный интеллект можно представить как конструкт, имеющий двойственную природу и связанный, с одной стороны, с когнитивными способностями, а с другой стороны — с личностными характеристиками. Эмоциональный интеллект, по Люсину Д. В., — это психологическое образование, формирующееся в ходе жизни человека под влиянием ряда факторов, которые обуславливают его уровень и специфические индивидуальные особенности [27, с. 34].

Принципиальные отличия описанных нами моделей эмоционального интеллекта состоят в следующем. Модель Сэловея и Мэйера, возникшая первой, включает в себя только когнитивные способности, связанные с переработкой эмоциональной информации. Поэтому она была определена авторами как модель способностей. Затем определился сдвиг в трактовке понятия в сторону усиления роли личностных характеристик.

Так, Гоулман Д., соединил когнитивные способности, входившие в модель Сэловея и Мэйера, с личностными характеристиками. По этой причине Мейер Дж. и Сэловей П. считают модель эмоционального интеллекта Гоулмана неудачной, «так как в нее включены отдельные психологические качества, концептуально и эмпирически не зависимые друг от друг друга (например, они не коррелируют) [57].

Такого рода модели Мейер Дж. и Сэловей П. назвали смешанными моделями, поскольку «в концепции эмоционального интеллекта они смешивают много признаков, не связанных ни с эмоциями, ни с интеллектом, ни с эмоциональным интеллектом» [13], «смешивают центральную идею эмоционального интеллекта со множеством других черт личности (поэтому альтернативно их можно считать широкими моделями черт индивидуальности) [34]. В настоящее время под смешанными моделями эмоционального интеллекта в психологии понимаются модели, трактующие эмоциональный интеллект как сочетание когнитивных способностей и личностных характеристик.

Крайним выражением этого сочетания можно считать модель Бар-Она, который вообще не относит когнитивные способности к эмоциональному интеллекту. Модель Люсина Д. В. не относится ни к одной из приведенных двух типов классификаций. Она принципиально отличается от смешанных моделей тем, что в конструкт не вводятся личностные характеристики, которые являются коррелятами способности к пониманию и управлению эмоциями.

Допускается введение только таких личностных характеристик, которые более или менее прямо влияют на уровень и индивидуальные особенности эмоционального интеллекта. [27, с. 38].

Анализ теоретических воззрений высшеуказанных авторов позволяет определить эмоциональный интеллект как совокупность эмоционально-когнитивных способностей к социально-психологической адаптации личности. Все структурные компоненты эмоционального интеллекта взаимосвязаны, и их тесная взаимозависимость способствует эффективному межличностному взаимодействию.

Люди с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта обладают выраженными способностями к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, могут управлять своей эмоциональной сферой, что обусловливает их более высокую адаптивность и эффективность в общении, они легче добиваются своих целей во взаимодействии с окружающими.

1. 2 Структура эмоционального интеллекта

В ряде современных зарубежных и отечественных теорий эмоция рассматривается как особый тип знания. В соответствии с данным подходом к пониманию эмоций выдвигается понятие «эмоциональный интеллект», который определяется как: способность действовать с внутренней средой своих чувств и желаний (Е.Л. Яковлева, 1997); способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза (P. Salovey, J.D. Mayer, 1994; Г. Г. Горскова, 1999); совокупность эмоциональных, личных и социальных способностей, которые оказывают влияние на общую способность кого-либо эффективно справляться с требованиями и давлением окружающей среды (Р. Бар-Он, 2000).

Обобщая данные определения, можно отметить, что индивиды с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта обладают выраженными способностями к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, к управлению эмоциональной сферой, что обусловливает более высокую адаптивность и эффективность в общении. В отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые отражают закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью.

Кратко охарактеризуем структурные компоненты эмоционального интеллекта и их значение в процессе межличностного взаимодействия.

1. Распознавание собственных эмоций. Для эмоционального опыта субъекта и для его поведения важно, что переживание эмоции и называние её (определение) являются различными феноменами, которые могут быть эмпирически разведены. Называние (определение) эмоции рассматривается как результат конструктивных процессов, которые трансформируют перцептивные переживания во внутренний опыт, модифицируя эти переживания. В связи с этим можно привести три основные функции называния эмоций: закрепление опыта, межличностная коммуникация, эмоциональная экспрессия.

Распознавание эмоций является проблематичным для личностей с выраженной алекситемией. Термин «алекситемия» («чувство без слов») был введён американским психиатром Сифнесом. Существенными чертами алекситемического конструкта являются: трудности в идентификации и описании своих чувств; неспособность к дифференциации чувств и телесных ощущений; недостаток воображения, ригидность и конкретность (Н.Д. Семёнова, 1991).

Интересный пример алекситемии был обнаружен C. Goldberg (1991) в произведении В. Шекспира «Гамлет». Главный герой много говорит, спорит с собой. Однако в противоположность назначению языка как носителя смыслов, выражающих намерения, желания и чувства человека, высказывания Гамлета не приводят к лучшему взаимопониманию и гармонизации отношений. Слова, по сути, заменяют ему межличностные отношения. Причиной неспособности (или страха) к близким эмоциональным отношениям, по мнению автора, является то, что в раннем детстве отец и сын не имели возможности или желания открыто выражать свои чувства и потребности с помощью значимых слов. Чувство стыда перед отцом в дальнейшем было перенесено на отношения с окружающими.

Таким образом, распознавание эмоций способствует более эффективной коммуникации, поскольку позволяет адекватно идентифицировать, описывать, перерабатывать и в дальнейшем выражать эмоции.

2. Владение эмоциями связано с проблемой самоконтроля. Адекватная эмоциональная экспрессия является важным фактором поддержания физического и психического здоровья. Сдерживание эмоций способствует возникновению различных заболеваний. В то же время бесконтрольность эмоциональной экспрессии затрудняет межличностное общение (L.A. King, R.A. Emmons, 1991). Таким образом, проблемы в сфере контроля эмоциональной экспрессии неблагоприятны не только для субъекта, но и для его ближайшего окружения.

Степень эмоциональной экспрессивности влияет на качество межличностных отношений. Так, чрезмерная сдержанность приводит к тому, что человек воспринимается как холодный, равнодушный, высокомерный, что вызывает у окружающих удивление или неприязнь.

Эмоциями невозможно управлять прямо, однако это можно сделать опосредованно: через объект, потребность, знак. Начальный момент управления чувством — это расщепление монолитного недифференцированного аффекта (Я-чувство) на субъекта и его чувство, точнее говоря, это вычленение чувства в качестве отдельного объекта, а не свойства внешнего мира («Я испытываю страх, удовольствие», а не «Мир страшен либо приятен»).

Я. Рейковский (1979) приводит следующие причины трудностей в выражении эмоций

* люди не усвоили принятых в обществе форм выражения;

* боязнь выдать собственные чувства, связанная со страхом перед утратой самоконтроля или боязнью порицания со стороны окружающих (боязнь быть скомпроментированным, отвергнутым или осмеянным);

* врождённые факторы, хотя решающее значение принадлежит процессу научения;

* усвоение норм поведения, господствующих в семье и ближайшем окружении.

3. Понимание эмоций. Как отмечает И. А. Романова (1999), самопонимание в целом носит эмоциональный, чувственный, эмпатический, а не рациональный характер. Следовательно, глубина самопонимания прежде всего обусловлена уровнем развития эмоциональных способностей, которое в свою очередь обеспечивает осознание эмоций.

Осознание эмоций подразумевает их регистрацию в сознании. Однако в сознании регистрируется далеко не всякий эмоциональный процесс и отнюдь не всегда. Исходя из этого, когда мы говорим об осознании эмоций, следует различать два явления:

1) проявление достаточно обособленного и организованного процесса, влияющего на протекание деятельности и переживаемого субъективно (в этом случае человек знает, что он нечто переживает, и это переживание отличается от предыдущих);

2) собственно осознание, которое заключается в знании о своём состоянии, выраженном в словесных (знаковых) категориях. Второй вид осознания лежит в основе процессов контроля над эмоциями, в основе способности предвидеть их развитие, знания факторов, от которых зависит их сила, продолжительность и последствия.

Понимание эмоций взаимосвязано с возможностями их выражения. Овладение языком эмоций требует усвоения общепринятых в данной культуре форм их выражения, а также понимания индивидуальных проявлений эмоций у людей, с которыми человек живёт и работает. Отметим, что понимание эмоций сложнее, чем их выражение.

Понимание эмоций связано также с уровнем развития эмпатии. Согласно К. Роджерсу (1993), эмпатический способ общения с другой личностью имеет несколько граней. Он подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нём «как дома». Он включает постоянную чувствительность к меняющимся переживаниям партнёра по общению. Это напоминает временную жизнь другой жизнью, деликатное пребывание в ней без оценивания и осуждения. Это означает улавливание того, что другой едва осознаёт. Однако при этом отсутствуют попытки вскрыть неосознаваемые чувства, поскольку они могут оказаться травмирующими. Необходимо также сообщение ваших впечатлений о внутреннем мире другого, когда вы «смотрите свежим и спокойным взглядом» на те элементы, которые волнуют или пугают вашего собеседника. Быть эмпатичным — означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время — тонким и чутким.

Можно выделить следующие причины трудностей в понимании индивидуальных различий эмоций других людей:

сосредоточенность на собственной личности приводит к неспособности замечать и правильно оценивать эмоциональное состояние других людей;

чувство собственного превосходства;

чувство тревоги, связанное с эмоциями других людей или собственными; тревога побуждает избегать всего того, что могло бы вызвать эмоции;

какая-либо выгода от непонимания эмоций других людей (Я. Рейковский, 1979)

Самомотивация. Эмоции обладают мотивирующей силой, заставляя людей действовать. Слово «эмоция» произошло от латинского глагола «emovare», что означает «двигаться». Эмоция — это средство, с помощью которого взаимодействуют тело и разум, они постоянно изменяются и «перемещаются»: e-motion (э-моция). Так, если мы полностью функциональны и благополучны, они позитивны, если нет — эмоции «перемещаются» к негативному полюсу.

Можно предположить в структуре эмоционального интеллекта наличие эмоций, «самомотивирующих» когнитивную деятельность, связанную с эмоциональной сферой, точнее, с распознаванием, выражением, пониманием эмоций.

Таким образом, эмоциональный интеллект представляет собой совокупность эмоциональных и социальных способностей, таких, как способности к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, к управлению эмоциональной сферой и самомотивации. Все структурные компоненты эмоционального интеллекта взаимосвязаны, и их тесная взаимозависимость способствует эффективному межличностному взаимодействию.

1. 3 Измерение эмоционального интеллекта (методы диагностики)

Следующим шагом после определения конструкта эмоционального интеллекта является его измерение. Если уж проводить аналогию с интеллектом, то нужен некий коэффициент, который будет показывать, насколько человек эмоционально «умен». Естественно, что эта цель достигается методом тестирования.

В настоящее время существует три группы методов диагностики эмоционального интеллекта: методы, основанные на самоотчете и самооценке, методы экспертной оценки (технологии «ассессмент-центр») и методы, основанные на решении задач.

Методы диагностики эмоционального интеллекта, основанные на данных самоотчетов и самооценки, состоят из двух подгрупп. Одни предлагают испытуемым достаточно абстрактные ситуации, например, «другие люди легко доверяют мне» или «я стремлюсь заниматься приятными мне делами» и, на наш взгляд, больше адресованы к эмоциональности как черте личности. Вторые содержат более конкретное описание ситуаций, например, «я паникую, когда мне нужно противостоять кому-либо, кто зол», и, по нашему мнению, являются в равной мере как опросниками, так и задачными тестами, хотя в качестве оценки ответов предлагают только одну альтернативу — частоту их встречаемости в выборке испытуемых (т.е. автоматически исключается вариант возможности различного поведения в данной ситуации).

Популярные технологии «ассессмент-центр» хорошо диагностируют актуальные возможности эмоционального интеллекта, однако являются достаточно трудоемкими. Примером может служить тест Дж. П. Паулиу-Фрай «Ei-360», в котором измерение эмоционального интеллекта включает как самооценку, так и его оценку оценщиками в количестве до десяти человек. Однако возникают сомнения в том, что данные технологии обладают высокой прогностической валидностью, ведь вероятнее всего, оценщики будут воспринимать способности оцениваемого на основании опыта взаимодействия с ним, не учитывая его потенциальных возможностей.

Методы, основанные на решении задач, наиболее традиционны для диагностики интеллекта. Чаще всего испытуемым предлагается решать задачи на распознавание эмоций, на умение описывать собственные эмоции, на понимание состава и взаимосвязи различных эмоций, а также на способность управления эмоциями. Как правило, подобные задания содержат несколько вариантов ответов, а подсчет баллов осуществляется на основе консенсуса или заданных стандартов.

Однако если понимать эмоциональный интеллект как иную психическую систему, отличную от общего интеллекта, то вполне возможно, что задачи, решаемые на уровне эмоционального интеллекта, не всегда возможно перенести в тестовый режим, поскольку сама ситуация переноса будет искажать их суть. В социуме данные задачи встают перед человеком естественным образом, он волен выбирать, решать их или нет, у него может быть разная мотивация по отношению к ситуациям, породившим задачу. Сами эмоции переживаются каждым человеком индивидуально, как психические явления они очень скоротечны и зачастую изменяются быстрее, чем человек ставит перед собой задачу, связанную с ними. Поэтому вопрос правомерности применения к диагностике эмоционального интеллекта методик, основанных на процессе решении задач, также остается открытым. Если все-таки рассматривать этот способ как наиболее перспективный, то автоматически возникает следующий вопрос: какие задачи могут и должны входить в методику диагностики эмоционального интеллекта?

Мы можем предположить, что эти задачи должны быть дивергентны и конкретны: должны иметь несколько возможных вариантов ответов и быть построены в терминах конкретной ситуации. Данные задачи, на наш взгляд, должны представлять собой описания эмоционально насыщенных ситуаций, а сам вопрос должен быть направлен на разрешение какой-либо задачи, связанной с эмоциями в этой ситуации. Возможным вариантом задания может являться необходимость описания конкретной эмоциогенной ситуации по определенной схеме, стандартной или индивидуально преобразованной на основе стандартной.

Разработано несколько многошкальных тестов, большинство из которых является коммерческими продуктами, используемыми в рамках тренингов и программ развития эмоционального интеллекта. Подавляющее большинство из них разработано за рубежом, в нашей стране это направление пока не столь популярно у исследователей и разработчиков психодиагностических методик. На британском сайте, посвященном психологическому тестированию, есть тест эмоционального интеллекта на английском языке. Тест состоит из 70 вопросов и, по прогнозам разработчиков, занимает около 40 минут. Результаты выдаются по следующим шкалам: «Поведение», «Знание», «Эмоциональное проникновение в себя», «Мотивация», «Выражение эмоций», «Эмпатия и социальная интуиция». Авторы приводят также довольно подробное описание каждого фактора. Поведенческий аспект эмоционального интеллекта характеризует то, каким человек воспринимается окружающими (яркий, коммуникабельный, тактичный, или сдержанный, холодный, невыразительный, стремящийся к уединению), а также способность человека контролировать свои эмоции в поведенческих реакциях.

Отечественная разработка теста «Эмоциональный интеллект» лаборатории «Гуманитарные технологии» представляет собой попытку адаптировать этот тест для русскоязычных пользователей. Первоначально этот тест имел ту же факторную структуру, однако, поскольку он пока находится в процессе апробации и модификации, окончательный русскоязычный вариант может отличаться от английского.

Ещеодинтест, которыйнеобходиморассмотреть, — MSCEIT (The Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Tests).

Он разработан на основе теории «первых пионеров» эмоционального интеллекта Питера Салоуэя и Джона Майера. Тест состоит из 141 вопроса, которые оценивают испытуемого по двум областям («Опытной» и «Стратегической») и четырем шкалам. Первая — «Распознавание эмоций» — отражает способность тестируемого воспринимать и различать чувства, как свои, так и окружающих. В вопросах этого типа испытуемые должны посмотреть на портрет и сказать, что чувствует человек, на нем изображенный.

Название второй шкалы можно перевести как «Помощь мышления» (Facilitating Thought). Ее смысл становится понятным, если обратиться к примерам вопросов: «Какие чувства будут наиболее адекватны при знакомстве с родителями Вашего партнера»? То есть в данной группе вопросов упор делается на рефлексию, способность тестируемого понять, демонстрация каких чувств будет наиболее уместна в данной ситуации (именно демонстрация, совсем необязательно их испытывать). Третья и четвертая шкалы вполне традиционны для такого рода тестов. «Понимание эмоций» объясняется как способность понимать комплексные эмоции и «эмоциональные цепи» (как эмоции переходят из одной в другую). «Управление эмоциями» — как способность управлять чувствами и настроением, как у себя, так и у окружающих.

Из русскоязычных тестов на эмоциональный интеллект еще можно отметить представляемый И. Андреевой (Полоцкий госуниверситет) опросник Н. Холла (со ссылкой на книгу Ильина 2001 года). В нем всего 30 утверждений, степень своего согласия с которыми испытуемый шкалирует от (-3) до (+3). Также в научных работах встречается упоминание методики, разработанной в Институте психологии РАН (Люсин Д. В, Марютина О. О., Степанова А.С.). Они выделяют два вида эмоционального интеллекта — внутриличностный и межличностный и строят свой опросник соответственно этому делению. К межличностному интеллекту они относят все формы понимания и интерпретации чужих эмоций, а к внутриличностному, соответственно, своих.

Существуют еще нетестовые методы оценки эмоционального интеллекта, основанные на технологии «360 градусов». Как известно, перекрестную оценку (когда в группе испытуемых каждому предлагается оценить каждого) можно проводить по разным критериям. Так почему бы не попросить оценить эмоциональный интеллект? Эти оценки будут показывать, насколько оцениваемая фигура «эмоционально умна» в отношениях с людьми, непосредственного его окружающих.

В настоящее время в России наиболее часто применяются четыре методики измерения эмоционального интеллекта.

Методика М. Холла

Наиболее широко используется методика М. Холла, которую представил Е. П. Ильин [Ильин, 2001]. Она почти идентична методике EQ, опубликованной на сайте www. queendom. com. Методика состоит из 30 утверждений, разбивающихся на 5 шкал:

1)эмоциональная осведомленность;

2) управление своими эмоциями;

3) самомотивация;

4) эмпатия;

5) распознавание эмоций других людей.

Ответ на каждое утверждение предполагает 6-балльную шкалу: от -3 — «полностью не согласен» до +3 — «полностью согласен». Однако И. Н. Андреева, описывая этот опросник, отмечает некоторое несовпадение смысловой нагрузки с названием шкал. Она рассматривает управление своими эмоциями как эмоциональную гибкость, самомотивацию — как произвольное управление своими эмоциями, распознавание эмоций других людей — как способность воздействовать на эмоциональное состояние других людей. Также стоит отметить отсутствие какой-либо информации по психометрике данного теста как при его создании, так и при переводе. Это лишает нас права рассматривать данную методику как адекватное и валидное средство измерения эмоционального интеллекта. С этой точки зрения удивляет ее широкое распространение, что еще раз поднимает вопрос о компетентности и этике психологов.

Методика Self Report Emotional Intelligence Test (SREIT)

Методика SelfReportEmotionalIntelligenceTest (SREIT), сконструированная на базе ранней модели Дж. Мэйера и П. Сэловея Н. Шутте с коллегами. Она состоит из 33 утверждений, разбивающихся на 3 шкалы:

1) оценка и выражение эмоций;

2) регулирование эмоций;

3) использование эмоций при решении проблем.

Ответы даются по 5-балльной шкале: от 1 — «это совершенно не обо мне» до 5 — «это точно про меня». Оценки по шкалам получаются методом суммирования полученных баллов по ключам.

Этот опросник показал достаточно хорошие психометрические показатели при конструировании: внутреннюю надежность (Ь Кронбаха = 0,90), тест-ретестовую надежность на уровне 0,78 и очевидную дискриминативную валидность. Единственным минусом данной методики является ее незащищенность от социально желательных ответов испытуемых. Также нигде нет никаких данных о проведении психометрики после перевода методики на русский язык и адаптации на русскоязычной выборке. Однако несомненным плюсом этой методики является простота в использовании и обработке.

«Эмоциональный интеллект-2» (ЭмIQ-2)

ЭмIQ-2 — методика, созданная в России. Работа над тестом началась в 2004 г. Первоначальная версия теста («Эмоциональный интеллект-1») была создана Е. А. Орёл на базе западных исследований по данной тематике. Дальнейшая разработка теста («Эмоциональный интеллект-2») осуществлялась В. В. Одинцовой под научным руководством А. Г. Шмелева [Одинцова, 2006]. Применяемая на практике версия методики («Эмоциональный интеллект-2») состоит из 66 вопросов, каждый из которых имеет пять вариантов ответа. Эти вопросы сгруппированы в шесть шкал.

1. Общая шкала (суммарный балл по всем шкалам). 2. Самоанализ и самозащита (шкала отражает способность респондента трезво оценивать свои сильные и слабые стороны, распознавать и понимать свои эмоции, умение выстраивать определенную «психологическую защиту» от неприятностей).

3. Самоконтроль (шкала отражает наличие у респондента внутренней мотивации, самодисциплины, настойчивости в достижении поставленных целей). 4. Выражение эмоций (шкала отражает способность респондента адекватно выражать и контролировать свои эмоции и должным образом реагировать на проявления эмоций других людей).

5. Социальная чуткость (шкала отражает способность респондента правильно понять и оценить мотивы, стоящие за поведением окружающих его людей, и адекватно на них реагировать на основе этого понимания).

6. Самооценка чуткости (шкала отражает оценку респондентом собственных качеств: чуткости, проницательности, понимания мотивов поведения окружающих). Стандартизация существующего варианта методики проводилась на широкой выборке добровольцев, выполнявших интернет-версию методики в ее исследовательском варианте, на сайте HR-лаборатории «Гуманитарные технологии» (свыше 600 протоколов).

Стоит отметить большую практическую направленность данной методики. В качестве сферы ее применения рассматриваются психодиагностические исследования личности взрослых людей с целью выявления направлений психологической помощи, самопознания, а также использование в качестве дополнительного инструмента диагностики при подборе и оценке специалистов, сфера деятельности которых непосредственно связана с общением (руководители, менеджеры по продажам, бизнес-тренеры и т. д.).

Тест ЭмИн Д. Люсина

Тест ЭмИн Д. Люсина опирается на собственную модель эмоционального интеллекта автора. Эмоциональный интеллект определяется как способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими. Как способность к пониманию, так и способность к управлению эмоциями может быть направлена и на собственные эмоции, и на эмоции других людей. Таким образом, автор вводит понятие внутриличностного и межличностного эмоционального интеллекта, которые предполагают актуализацию разных когнитивных процессов и навыков, но должны быть связаны друг с другом. Правда, определение, предложенное Д. Люсиным, перекликается с моделью Х. Гарднера, который полагал, что эмоциональный интеллект является частью социального интеллекта. Личностный интеллект разделен на интер- и интраперсональный, что предполагает знание о себе и других [Gardner, 1993]. На основании такой модели предлагается тест, состоящий из 40 вопросов с ответами по 4-балльной шкале, которые группируются в 6 факторов.

1. Межличностный эмоциональный интеллект.

1.1. Шкала М1. Интуитивное понимание чужих эмоций.

1.2. Шкала М2. Понимание чужих эмоций через экспрессию;

1.3. Шкала М З. Общая способность к пониманию чужих эмоций;

2. Внутриличностный эмоциональный интеллект.

2.1. Шкала В1. Осознание своих эмоций;

2.2. Шкала В2. Управление своими эмоциями;

2.3. Шкала В З. Контроль экспрессии.

Предлагаемая модель эмоционального интеллекта, как утверждает автор, принципиально отличается от смешанных моделей тем, что в конструкт не вводятся личностные характеристики, которые являются коррелятами способности к пониманию и управлению эмоциями. Допускается введение только таких личностных характеристик, которые более или менее прямо влияют на уровень и индивидуальные особенности эмоционального интеллекта. Тем не менее данная методика не может быть отнесена и к моделям способностей, ввиду того что является опросником, основанным на самоотчете. Работы по стандартизации и изучению психометрических показателей данного теста продолжаются, поэтому трудно судить о надежности и валидности данной методики. Параллельно Д. Люсин ведет работу по созданию новой версии теста, в которую будет добавлена шкала, измеряющая способность к управлению чужими эмоциями, уточняется содержание шкал для повышения их надежности, продолжается сбор данных для проверки валидности опросника.

1. 4 Связь эмоционального интеллекта с адаптацией (эмоциональный интеллект как фактор успешной адаптации)

Значение эмоционального интеллекта для адаптации остается неясным. Особенно много вопросов возникает в связи с теми заданиями, которые используются в тестах. Например, действительно ли способность точно определять эмоцию по выражению лица на картинке позволяет более эффективно выстраивать социальные взаимодействия? Существующие исследования пока не позволяют дать однозначные ответы на подобные вопросы. Одним из активно изучаемых аспектов адаптации является совладание. Например, Р. Бар-Он (Bar-On, 2000) связывает высокий ЭИ со стратегиями совладания, направленными на проблему, считая их наиболее адаптивными. Низкий Э И связывается им со стратегиями совладания, направленными на эмоции или на избегание проблем. Кажется парадоксальным, что люди с высоким ЭИ должны, согласно этим взглядам, избегать совладания, направленного на эмоции. На самом деле относительная эффективность разных стратегий совладания находится под вопросом. Стратегии, сосредоточенные на проблеме, нередко оказываются более эффективными, чем стратегии, сосредоточенные на эмоциях. Однако есть много исключений из этого правила, так как одна и та же стратегия может успешно работать в одном контексте и оказываться малоэффективной в другом. К тому же часто невозможно четко определить степень эффективности той или иной стратегии, приходится оставаться на уровне приблизительного качественного описания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой