Исследование эмоционального компонента психической готовности спортсменов к соревнованиям

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Спорт и туризм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исследование эмоционального компонента психической готовности спортсменов к соревнованиям

Введение

Специалисты в области спорта считают нестабильность результатов спортсмена прямым следствием его эмоционального состояния на соревнованиях. Многие тренеры видят одну из задач подготовки к соревнованиям в том, чтобы снять эмоциональное напряжение, изолировать спортсмена от стрессовых влияний. Называют это «повышением психологической надежности спортсмена». Возможно, что позитивный смысл психологической подготовки спортсмена как раз и состоит в пробуждении сил и способностей, которые могут вести его в непредсказуемой стрессовой ситуации соревнования.

Современный уровень развития спорта высших достижений требует использования комплекса психологических мероприятий по улучшению подготовки спортсменов, в частности, внедрения эффективной системы психологического контроля. Создание такой системы предполагает учет основных положений психодиагностики. Сущность психодиагностики в спорте состоит в прогнозировании возможности достижения максимального результата. Точность прогноза во многом зависит от способности выделить достаточное количество психологических признаков и объединить их в систему.

Психодиагностическое направление в первую очередь связано с развитием комплексных психологических исследований, рассматривающих человека как многоуровневую систему.

Именно в комплексных исследованиях анализируются и сопоставляются основные психологические стороны человека, каждая из которых представлена широким арсеналом психических показателей, выявляющих многие отдельные грани психических свойств.

Оптимизация спортивной деятельности требует знаний о принципиальных психологических закономерностях строения регуляторных процессов, которые, в конечном счете, обеспечивают ее эффективное осуществление.

Сущность надежности спортивной деятельности заключается в устойчивости к повышению утомления и эмоциональному напряжению. В этом смысле, психическую готовность спортсмена можно рассматривать как наивысшую степень эффективности процесса психического регулирования его деятельности, благодаря которой достигается максимальная надежность осуществления этой деятельности.

В чем же заключается практическая и научная актуальность данной темы?

Саморегулирование деятельности является важнейшим компонентом психической надежности.

Контролирование эмоций (эмоционального возбуждения) обуславливает четкую реализацию программы действий, в особенности на соревновательном этапе.

Диагностика эмоционального компонента позволяет вносить коррективы в деятельность спортсмена.

Цель исследования: Исследовать эмоциональный компонент непосредственной психической готовности спортсменов к соревнованиям.

На основе анализа научно-методической литературы в дипломной работе были поставлены следующие задачи:

Изучить эмоциональный компонент психической готовности в контексте оптимальной боевой готовности спортсмена к соревнованиям.

Разработать конкурсно-юмористическую концертную программу «Мы — отряд!» — как ключ регулирования уровня эмоционального состояния.

Исследовать уровень эмоционального возбуждения и эмоциональной устойчивости учащихся детско-юношеской спортивной школы (ДЮСШ) по игровым видам спорта (учебно-тренировочная группа 4 года обучения, баскетбол).

Провести психотехнический тренинг, направленный на развитие параметров эмоционального возбуждения и эмоциональной устойчивости.

Проверить эффективность влияния психотехнических средств на эмоциональный компонент психической готовности.

Предмет исследования: эмоциональный компонент непосредственной психической готовности спортсменов к соревнованиям.

Объект исследования: группа учащихся детско-юношеской спортивной школы (ДЮСШ) по игровым видам спорта (учебно-тренировочная группа 4 года обучения, баскетбол).

Гипотеза: Психотренинг, состоящий из психотехнических игр и конкурсно-юмористической концертной программы, может выступать как фактор формирования эмоционального компонента психической готовности спортсменов к соревнованиям.

Глава 1. Психическая готовность спортсмена к соревнованиям

1.1 Психическая готовность спортсмена к соревнованиям

Изучая литературу, посвященную психической готовности спортсмена к соревнованиям, мы обнаружили две точки зрения.

В психологической подготовке Е. А. Калинин выделил четыре взаимосвязанных компонента [30]:

Мотивационный — показатели мотивационных установок, некоторых волевых черт личности;

Рефлексивный — показатели самоконтроля и саморегуляции;

Эмоциональный — характеристики эмоционального состояния и его стабильности;

Сенсомоторный — показатели сенсомоторики и внимания.

Важнейшим психологическим компонентом деятельности спортсмена является психическая готовность к этой деятельности. В зависимости от конкретных условий, в которых осуществляется спортивная деятельность, качественно меняется и психическая готовность.

Автор выделяет различные формы психической готовности:

общую к осуществлению спортивной деятельности как базовую (фоновую) характеристику психической готовности, на основе которой происходит формирование его конкретных состояний;

этапную к осуществлению определенных спортивных действий в условиях данного этапа подготовки;

текущую к выполнению действий, обусловленных особенностями учебно-тренировочного процесса;

непосредственную к выполнению соревновательных действий. В этом виде психической готовности целесообразно выделить три самостоятельные формы: предсоревновательную, собственно — соревновательную и постсоревновательную.

Таблица 1 раскрывает комплексность по компонентам готовности. В ней показывается организация измерений состояний спортсмена по многим разноуровневым параметрам, относящимся к мотивационным, рефлексивным, эмоциональным и сенсомоторным проявлениям психической готовности.

Таблица 1. Основные компоненты психической готовности спортсмена (Е. А. Калинин)

Объекты

Компоненты

Мотивационный

Рефлексивный

Эмоциональный

Сенсомоторный

Общая

готовность

Перспективное целеполагание

Мотивация

спортивной

деятельности

Значимость спортивной деятельности

Уверенность в своих силах

Эмотивность

Реактивная уравновешенность

Сенсетивность

Моторная

организация

Этапная готовность

Этапное

целеполагание

Мотивация достижения цели

Значимость достижения цели

Уверенность в достижении цели

Состояние

тревоги

и фрустрации

Самоконтроль состояний

Регуляция

моторики

Регуляция

сенсорики

Текущая готовность

Желание

тренироваться

Самооценка активности

Вегетативная

активность

Сенсомоторная активность

Непосредственная

готовность:

— до соревнований

Адекватность притязаний

Желание

соревноваться

Значимость соревнований

Уверенность в своих силах

Эмоциональное возбуждение

Саморегуляция состояния

Сенсорная

активность

Моторная

устойчивость

— в ходе соревнований

Устойчивость мотивации

Реализация программы деятельности

Оптимальность возбуждения

Эффективность исполнения

— после соревнований

Адекватность ожиданий

Удовлетворенность

достигнутым

Вегетативная активность

Сенсомоторная

активность

Одна из форм реализации комплексного подхода состоит в том, что отмеченные разноуровневые компоненты измеряются в условиях различных психических состояний.

Данные особенности целесообразно выявлять в процессе непосредственной спортивной деятельности. Наиболее подходящей для этого является соревновательная деятельность, так как в ее процессе происходит реализация программы действий и достижение основных целей спортсменов — необходимого результата. Поэтому вопрос об эмоциональном возбуждении мы будем рассматривать непосредственно на соревновательном этапе.

Вторая точка зрения на психическую готовность спортсмена представлена А.В. Алексеевым[3]. Его концепция «Оптимального боевого состояния» и уникальная методика обучения вхождению в это состояние, доступная любому психически здоровому человеку, является эффективным ресурсом для психического развития спортсмена.

Все, чем занимаются спортсмены и тренеры, все, что приносит им радость и страдания, травмы и награды, все это делается ради одной конечной цели -- успешно выступить на соревнованиях. Успех возможен лишь при условии, что спортсмен сможет в нужный момент вывести все свои резервы и возможности на самый высокий уровень самомобилизации и удержать такое предельно мобилизированное состояние столько времени, сколько этого потребует ход соревновательной борьбы. Именно это состояние А. В. Алексеев назвал оптимальным боевым состоянием, или сокращенно ОБС.

Оптимальное боевое состояние -- это наилучшее психофизическое состояние, это состояние вдохновения, которое достигается за счет

правильно организованной самомобилизации и обеспечивает предельно успешную реализацию всего имеющегося опыта спортсмена в экстремальных условиях соревновательной борьбы. Поэтому каждый, кто хочет выступить наилучшим образом, должен непосредственно перед началом состязания ввести себя в свое оптимальное боевое состояние и сохранять достигнутую мобилизованность буквально до самых последних секунд своего выступления.

Хотя ОБС для каждого спортсмена весьма специфично и строго индивидуально, в нем можно и нужно выделить три основных компонента, общих для всех, несмотря на вид спорта, пол и возраст.

1. Физический компонент ОБС -- это совокупность чисто физических качеств и соответствующих им ощущений в организме таких, как, например, сила, гибкость, легкость, подвижность, расслабленность, чувство свободного глубокого дыхания, хорошей работы сердца и т. д. Подобные ощущения полностью зависят от качества физической (сейчас чаще говорят «функциональной») и технической подготовки спортсмена. Итак, чем лучше спортсмен подготовлен функционально и технически, тем богаче возможности его физического компонента ОБС.

Когда физический компонент достигает своего оптимума, у спортсмена начинают появляться особо субъективные, причем весьма своеобразные ощущения. А. В. Алексеев приводит пример: «немало бегунов, у которых при приближении к пику спортивной формы (перед наступлением ОБС) появляется удивительно приятное чувство -- для них становится легче и естественнее бегать, чем ходить. У пловцов в это время обостряется „чувство воды“ -- она начинает восприниматься „особенно быстрой, скользкой“».

2. Эмоциональный компонент ОБС, «уровень эмоционального возбуждения». Уровень эмоционального возбуждения — определенная сила волнения в очень высоком уровне эмоционального возбуждения. Когда наступает успокоение уровень эмоционального возбуждения снижается, падает. Понятие об уровне эмоционального возбуждения, которое можно измерить, позволяет достаточно хорошо ориентироваться в силе переживаний человека, в частности, при занятиях спортом. Правильно найденный уровень эмоционального возбуждения является, можно сказать, стержнем, определяющим очень многое в соревновательном состоянии спортсмена.

3. Мыслительный компонент ОБС. Понятие «мыслительный» применяется здесь несколько условно, так как и физический, и эмоциональный компоненты ОБС в той или иной степени всегда связаны с мыслительными процессами. Например, такие физические качества как «свежесть мышц», их способность «взорваться», не только физические, но и эмоциональные, и мыслительные ощущения. Также и любое эмоциональное состояние, как правило, осмысливается или, во всяком случае, может быть осмыслено, и поэтому называется мыслительный компонентом ОБС. Наблюдения показывают, что есть такие элементы в ОБС, которые лучше выделить в специальную группу — группу мыслительных процессов.

Итак, по А. В. Алексееву, ОБС складывается из трех компонентов — физического, эмоционального и мыслительного. В разных видах спорта и у разных спортсменов «процентное отношение» этих компонентов различно.

1.2 Эмоциональный компонент психической готовности

Е. А. Калинин и А. В. Алексеев выделяют эмоциональный компонент психической готовности как отдельный и очень важный компонент психической готовности.

Авторы ведут речь о понятии «уровень эмоционального возбуждения», под которым понимают определенную силу волнения, в очень высоком уровне эмоционального возбуждения.

Сила волнения является ни чем иным, как уровнем эмоционального возбуждения или психическим напряжением. Изменения психического напряжения перед стартом прямо связаны с навыком двигательной деятельности и рядом физиологических показателей. Так, качество двигательных навыков улучшается с возрастанием эмоционального напряжения. Но как только напряжение поднимается выше линии оптимума, переходя в напряженность, возможности спортсмена координировать тонкие детали в технике, своевременно и хорошо расслаблять неработающие мышцы, существенно ухудшаются.

Очень важно отметить следующее: спортивная деятельность будет успешной, если она протекает на оптимальном для данного вида деятельности уровне эмоционального возбуждения.

Существует по крайней мере, два метода измерения эмоционального возбуждения: подсчет частоты сердечных сокращений (ЧСС) и регистрация электрокожного сопротивления (ЭКС).

Оптимальный уровень эмоционального возбуждения может проявляться весьма различно: от высочайшего, на грани непереносимого напряжения, до просто хорошего настроения, которое тоже является выражением определенной степени возбуждения нервно-психической сферы.

Для дальнейшего рассмотрения вопроса необходимо изучить понятие эмоции.

1.3 Эмоции и их виды

Эмоция — (от лат. emovere -- возбуждать, волновать). Эмоции -- это непосредственное, временное переживание какого-либо чувства.

Трудно найти область жизнедеятельности человека, где эмоциональные процессы не играют самой существенной роли. Спорт и искусство, автоматизированное производство и космос, досуг и общение, все мгновения нашей жизни пронизаны эмоциональными явлениями, как силовыми линиями. Однако, несмотря на то громадное значение, какое эмоции имеют в нашей жизни, прогресс в их изучении в сравнении с достижениями в области познавательных процессов весьма незначителен.

В чем же видит специфику эмоций традиционная, эмпирическая психология? Если за познавательными процессами признаются функции отражения объективного мира, то за эмоциональными — отражение субъективного с мира. В монографии Вилюнаса это представление формулируется следующим образом: «…вне субъекта не существует решительно ничего, что представляло бы объективный «коррелят» любви, страха или любого другого эмоционального переживания, т. е. что находилось бы с ними в том же отношении, какое обнаруживают, например, звуковые волны и слуховые ощущения… «[9].

В лаборатории В. Вундта в Лейпциге использовались два метода: импрессивнный, основанный на самонаблюдении переживания приятного и неприятного, и экспрессивный, состоящий в регистрации эмоциональных реакций организма /изменения пульса и дыхания/. Используя первый из этих методов, Вундт указал, что по мере увеличения интенсивности едва заметного исходно приятного ощущения растет его положительная эмоциональная окраска. Достигнув определенной интенсивности, эта положительная окраска начинает уменьшаться и, перейдя через нулевую точку, становится отрицательной.

В соответствии с диалектико — материалистическим подходом к пониманию эмоциональных явлений мы должны рассматривать их прежде всего динамически, т. е. как эмоциональные процессы. По мнению большинства психологов, наиболее общим свойством эмоционального процесса является переключение. Многочисленные факты указывают на то, что эмоциональная окраска результата значимой деятельности может переключаться с причины этого результата на второстепенные условия. Так, вечер, проведенный с приятным человеком, весь приобретает положительную валентность, в результате чего все присутствующие, включая, прежде всего хозяев, также приобретают соответствующую эмоциональную валентность. Такой тип переключения получил название эмоциональной генерализация или иррадиация. Возможен и обратный, более редкий, тип переключения — локализация, при которой серия неудач при единственной успешной попытке может сужать исходно более общую положительную валентность предмета взаимодействия. К локализации может приводить и аффект. Другим, пожалуй, еще более известным и изученным свойством эмоциональных явлений считается их коммуникативность, благодаря которой люди могут понять друг друга без слов, опираясь только на систему экспрессивных средств: мимика, пантомимика, жесты, паралингвистика. Эмоциональная экспрессия, безусловно, занимает ведущее положение в системе невербальных средств общения. В традиционном изучении эмоций фигурируют три компонента:

психический /переживание/;

поведенческий /экспрессивное выражение/;

физический /сдвиги в организме, которые нельзя вызвать произвольно, но можно объективно изучать/.

Отсутствие аппаратурных методик и безусловное жизненное значение поставило в традиционной психологии во главу угла изучение эмоциональной экспрессии. Особое внимание было уделено мимике лица, при вербальной коммуникации выделялась также интонация голоса. С помощью классических методов узнавания и выражения эмоций была показана высокая информативность положения губ и бровей в идентификации эмоционального состояния. Так, опущенные уголки губ и брови идентифицируются как печаль, грусть, а приподнятые уголки губ и брови — как радость. Чуть менее информативными считаются выражения глаз и носа.

С точки зрения влияния на деятельность человека эмоции делятся на стенические и астенические. Стенические эмоции стимулируют деятельность, увеличивают энергию и напряжение сил человека, побуждают его к поступкам, высказываниям. Нам становится трудно промолчать, остаться бездействующим. В этом случае человек готов «горы свернуть». И наоборот, иногда переживания вызывают своеобразную скованность, пассивность -- тогда говорят об астенических эмоциях. Мы говорим, что «чувства расслабляют человека», «все валится из рук». Поэтому в зависимости от ситуации и индивидуальных особенностей эмоции могут по-разному влиять на поведение. Так, у испытывающего чувство страха человека возможно повышение мускульной силы, и он может броситься навстречу опасности. То же самое чувство страха может вызвать полный упадок сил, от страха могут «подгибаться колени». Именно поэтому говорят о двух видах страха: «мобилизующем» и «дезорганизующем» [11].

К.Е. Изард выделил следующие основные, или, как он назвал их, «фундаментальные», эмоции, определяющие все остальные [18].

Интерес (как эмоция) -- положительное эмоциональное состояние, способствующее развитию навыков и умений, приобретению знаний, мотивирующее обучение.

Радость — положительное эмоциональное состояние, связанное возможностью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность, вероятность чего до этого момента была небольшой или, во всяком случае, неопределенной.

Удивление — не имеющая четко выраженного положительного или отрицательного знака эмоциональная реакция на внезапно возникающие обстоятельства. Удивление тормозит все предыдущие эмоции, направляя внимание на объект, его вызвавший, и может переходить в интерес.

Страдание — отрицательное эмоциональное состояние, связанное с полученной достоверной (или кажущейся таковой) информацией о невозможности удовлетворения важнейших жизненных потребностей, которое до этого момента представлялось более или менее вероятным, чаще всего протекает в форме эмоционального стресса.

Гнев — эмоциональное состояние, отрицательное по знаку, как правило, протекающее в форме аффекта и вызываемое внезапным возникновением серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта потребности.

Отвращение — отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объектами (предметами, людьми, обстоятельствами и др.), соприкосновение с которыми (физическое взаимодействие, коммуникация в общении и пр.) вступает в резкое противоречие с идеологическими, нравственными или эстетическими принципами и установками субъекта. Отвращение, если оно сочетается с гневом, может в межличностных отношениях мотивировать агрессивное поведение, где нападение мотивируется гневом, а отвращение -- желанием избавиться от кого-либо или чего-либо.

Презрение — отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных взаимоотношениях и порождаемое рассогласованием жизненных позиций, взглядов и поведения субъекта с жизненными позициями, взглядами и поведением объекта чувства. Последние представляются субъекту как низменные, не соответствующие принятым нравственным нормам и эстетическим критериям.

Страх — отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при получении субъектом информации о возможной угрозе его жизненному благополучию, о реальной или воображаемой опасности. В отличие от эмоции страдания, вызываемой прямым блокированием важнейших потребностей, человек, переживая эмоцию страха располагает, лишь вероятным прогнозом возможного неблагополучия и действует на основе этого (часто недостаточно достоверного или преувеличенного) прогноза.

Стыд — отрицательное эмоциональное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружающих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем облике.

Из соединения фундаментальных эмоций возникают такие комплексные эмоциональные состояния, как, например, тревожность, которая может сочетать в себе страх, гнев, вину и интерес. Каждая из указанных эмоций лежит в основе целого спектра состояний, различающихся по степени выраженности (например, радость, удовлетворение, восторг, ликование, экстаз и т. д.).

1.4 Теории эмоций

Психологи в течение длительного времени пытались решить вопрос о природе эмоций. В XVIII--XIX вв. ученые не имели единой точки зрения. Однако самой распространенной была теория, что органические проявления есть следствие психических явлений. Наиболее строгую формулировку этой теории дал немецкий психолог И. Д. Гербарт, считавший, что важнейшим психологическим фактором является представление, образ. Наши чувства как бы проявляют связь, которая устанавливается между нашими представлениями. Между представлениями складываются отношения противоборства и конфликта. Причем каждое из представлений стремится «победить» все остальные. При этом возникающие чувства рассматриваются Гербартом как реакция на противоречия, имеющиеся между представлениями. Так, образ умершего хорошо знакомого человека, сравниваемый с образом живого, порождает печаль. В свою очередь это эмоциональное состояние непроизвольно, почти рефлекторно вызывает соответствующие физиологические реакции: слезы, бледность и другие органические изменения, присущие проявлению скорби.

Этой же линии придерживался и другой известный немецкий психолог В. Вундт. По его мнению, эмоции -- это, прежде всего внутренние изменения, характеризующиеся непосредственным влиянием чувств на течение представлений и, в некоторой степени, обратным влиянием -- представлений на чувства. Органические и физиологические процессы -- это лишь следствие эмоций [31].

Современная история эмоций начинается с появления в 1884 г. статьи известного американского психолога У. Джеймса «Что такое эмоция?». У. Джеймс и независимо от него Г. Ланге сформулировали теорию, согласно которой возникновение эмоций связано с изменениями, происходящими как в произвольной двигательной сфере, так и в сфере, не подчиняющейся сознанию (в сердечной, сосудистой, секретной деятельности). То, что мы ощущаем при этих изменениях, и есть эмоциональные переживания. Тезис У. Джемса состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием волнующего факта и что наше переживание этих изменений, по мере того как они происходят, и является эмоцией [9].

В ранних книгах по экспрессии, написанных в основном с художественной точки зрения, рассматривались только внешне наблюдаемые проявления эмоций. По мере развития физиологии мы все отчетливее видим, сколь многочисленны и тонки должны быть эти проявления. Исследования Моссо с плетизмографом показали, что не только сердце, но и вся система кровообращения образует нечто вроде резонатора, в котором получает отражение всякое, даже самое незначительное, изменение в нашем душевном состоянии. Едва ли какое-либо ощущение возникает без волны попеременного сужения и расширения артерий рук. Кровеносные сосуды живота и периферийных частей тела действуют реципрокно. То, что пульс и частота дыхания играют ведущую роль во всех эмоциях, известно слишком хорошо, чтобы приводить доказательства. Столь же примечательна непрерывная работа произвольных мышц в наших эмоциональных состояниях. Даже если в этих мышцах не происходит внешних изменений, соответственно с каждым настроением меняется их внутреннее напряжение, ощущаемое в виде изменений тонуса. В состоянии депрессии обычно преобладают мышцы-сгибатели, в состоянии восторга или воинственного возбуждения -- мышцы-разгибатели. Огромное множество различных сочетаний и комбинаций, в которые способны соединиться эти органические сдвиги, делают в принципе возможным, что каждому, даже слабо выраженному, оттенку эмоции соответствует свой уникальный, если его рассматривать в целом, комплекс изменений в теле.

Полностью лишенная телесного выражения эмоция -- ничто. Чем тщательнее мы изучаем свои состояния, тем сильнее убеждаемся в том, что, каковы бы ни были наши настроения, привязанности и страсти, все они создаются и вызываются теми телесными изменениями, которые мы обычно называем их выражением или следствием. И нам все больше кажется, что если бы наше тело перестало быть чувствительным, мы оказались бы лишены всех эмоциональных переживаний, и грубых, и нежных, и влачили бы существование, способное лишь на познание и интеллектуальную деятельность.

Если Джеймс связывал эмоции с широким кругом различных физиологических изменений, то Ланге -- только с изменениями сосудистой системы (просвет сосудов). Таким образом, периферические органические изменения, которые обычно рассматривались как следствие эмоций, стали считать их причиной. Отсюда становится понятным упрощенный подход к регуляции эмоций. Считалось, что нежелательные отрицательные эмоции, например, горе, можно подавить, если специально совершать действия, характерные для достижения положительных эмоций.

Однако теория Джеймса-- Ланге не объясняла всего многообразия эмоциональных проявлений и поэтому вызвала ряд возражений. Так, например, американский физиолог У. Кеннон обратил внимание на тот факт, что телесные реакции, возникающие при различных эмоциях, тем не менее очень схожи. Человек бледнеет и при страхе, и при печали, а краснеет и в радости, и в гневе. Поэтому одних внешних изменений недостаточно, чтобы удовлетворительно объяснить многообразие человеческих эмоций.

Телесные изменения при эмоциях, по Кеннону, имеют важное биологическое значение. Их главная задача -- предварительная настройка всего организма к ситуации, когда от него потребуется повышенная трата энергии.

В связи с этим большая группа психологов склонна рассматривать эмоцию не как психическое состояние, а как ответ организма на ситуацию. Такой подход можно обнаружить уже у Ч. Дарвина, считавшего, что большая часть эмоциональных реакций объясняется двумя типами явлений: либо тем, что они полезны (выражение гнева пугает врага, а страх дает дополнительные ресурсы при бегстве), либо просто тем, что они являются не исчезнувшими еще движениями, оставшимися от предыдущей стадии эволюции (рудиментами). Ч. Дарвин показал, что внешние эмоциональные выражения у живых существ эволюционируют так же как и строение их тела. В дальнейшем эту теорию воспроизвел Э. Клапаред, писавший: «Эмоции возникают лишь тогда, когда по той или иной причине затрудняется адаптация. Если человек может убежать, он не испытывает эмоции страха».

Отдельно стоит группа теорий, объясняющих природу эмоций через интеллектуальные или, как их еще называют, когнитивные факторы. Среди них следует отметить теорию когнитивного диссонанса, предложенную американским исследователем Л. Фестингером. Исходное положение: диссонанс есть отрицательное состояние, возникающее в ситуации, когда человек имеет разные, противоречащие друг другу сведения, мнения, знания об одном и том же объекте. Положительные эмоции человек испытывает, когда реальные результаты деятельности согласуются с намеченными или ожидаемыми. Состояние диссонанса субъективно переживается как дискомфорт, внутреннее неудобство, от которого человек стремится избавиться. Для этого у каждого человека есть только два выхода: изменить свои ожидания так, чтобы они соответствовали реальности, или попытаться получить новую информацию, которая устранила бы противоречие и согласовалась с прежними ожиданиями. Таким образом, возникающие эмоциональные состояния рассматриваются как основная причина соответствующих действий и поступков.

К подобному типу подходов может быть отнесена и информационная концепция эмоций психофизиолога П. В. Симонова [35]. Согласно его теории, эмоциональные состояния определяются имеющимся у человека желанием или, как говорит П. В. Симонов, силой актуальной потребности, с одной стороны, и оценкой, которую он придает вероятности ее удовлетворения, — с другой; Эту оценку вероятности человек производит на основе, врожденного и ранее приобретенного им опыта. Причем эмоция возникает тогда, когда имеется рассогласование между тем, что необходимо знать для удовлетворения желания, и тем, что на самом деле известно. То есть мы постоянно вольно или невольно сопоставляем необходимую нам информацию (о средствах, времени, ресурсах), которая потребуется для удовлетворения желания, с информацией, имеющейся у нас в данный момент. Так, например, эмоция страха развивается при недостатке сведений, необходимых для защиты. На этой основе была разработана формула эмоций:

Э = - П (Ин -Ис),

где: Э -- эмоция (ее сила и качество);

П -- потребность (в формуле она берется с отрицательным знаком;

Ин -- информация, необходимая для удовлетворения существующей потребности;

Ис -- информация существующая, т. е. те сведения, которыми человек располагает в данный момент (то, что известно).

Следствия, вытекающие из формулы, таковы: если у человека нет потребности (П = 0), то эмоции он не испытывает (Э = 0); эмоция не возникает и в том случае, когда человек, испытывающий какое-либо желание, обладает полной возможностью для его реализации (Ин = Ис). Если вероятность удовлетворения потребности велика, проявляются положительные чувства (Ис > Ин). Отрицательные эмоции возникают, если человек отрицательно оценивает возможность удовлетворения потребности (Ис < Ин). При этом максимум положительных или отрицательных эмоций при постоянной силе потребности человек испытывает, когда Ин = 0 или Ис = 0.

Таким образом, внутри нас как бы находится манометр, показания которого зависят от того, какая информация имеется о том, что требуется для удовлетворения потребности, и о том, чем мы располагаем, и в зависимости от их соотношения мы испытываем различные эмоции.

Как и любое психическое явление, наши чувства связаны с физиологическими процессами в организме. Возникновение этих процессов имеет в своей основе изменения, происходящие во внешнем мире, но затрагивает деятельность всего организма.

Однако то, что казалось причиной, на самом деле лишь следствие. Указанные системы человеческого организма подчиняются деятельности симпатической нервной системы, возбуждение которой ведет к выделению надпочечниками гормона адреналина. Именно адреналин вызывает изменение в работе органов и систем организма и приводит их в состояние готовности к экстренной трате энергии. Это проявляется в том, что происходит отток крови от внутренних органов, усиленное кровоснабжение скелетной мускулатуры, задержка работы органов пищеварения. В кровь выбрасывается большое количество сахара -- одного из главнейших источников мышечной энергии.

Но указанные процессы не объясняют всего многообразия эмоций, реакции симпатической нервной системы носят стереотипный характер и бывают одинаковы при различных эмоциях. Более того, аналогичные реакции наблюдаются и в некоторых состояниях, не связанных прямо с эмоциями (при мышечной работе, при холоде и т. д.). Исследования показали, что в случае отключения (перерезке) всей симпатической системы внешние признаки эмоций сохраняются. В то же время в опытах С. Шехтера при введении испытуемым адреналина оказалось, что, если они знали об этом, то эмоциональной реакции не было, а если не знали, реакция зависела от искусственно созданной ситуации и могла быть как гневом, так и радостью. По мнению Шехтера, совершенно очевидно, что для возникновения эмоций необходима физиологическая активация, но только восприятие ситуации определяет направленность эмоции. Поэтому деятельность симпатической нервной системы нужно рассматривать лишь как следствие процессов, происходящих в головном мозге.

Ведущую роль в протекании чувств выполняет кора больших полушарий головного мозга. И. П. Павлов показал, что именно кора регулирует протекание и выражение эмоций, держит под своим контролем все явления, происходящие в теле, оказывает тормозящее влияние на подкорковые центры, управляет ими.

Если кора мозга приходит в состояние чрезмерного возбуждения, то происходит и перевозбуждение центров, лежащих ниже коры. При этом центры как бы лишаются своего «руководства», оказываются предоставлены «сами себе», вследствие чего исчезает обычная сдержанность. Однако возможна и обратная реакция. В случае распространения широкого торможения наблюдаются угнетение, ослабление или скованность мускульных движений, упадок сердечнососудистой деятельности и дыхания и т. д.

Возникая в коре головного мозга, физиологический процесс, являющийся основой чувств, распространяется на нижележащие подкорковые центры. Электрофизиологические исследования показали огромное значение для эмоциональных состояний особых образований нервной системы. Так, эмоциональный настрой, эмоциональные переживания и соответствующие им органически изменения возникают в одном и том же центре -- таламусе. Ф. Бард показал, что с эмоциями из всех мозговых структур связан не сам таламус, а гипоталамус и центральная часть лимбической системы.

Следует также отметить роль ретикулярной формации как структуры, активизирующей эмоциональную жизнь человека. Получая из различных органов чувств нервные стимулы, ретикулярная формация посылает их после переработки в большие полушария головного мозга. Выступая аккумулятором энергии, ретикулярная формация способна понижать и повышать активность мозга, усиливать, ослаблять или затормаживать ответь: на раздражители.

Существенную роль в эмоциональных переживаниях человека играет вторая сигнальная система. Переживания могут возникнуть не только при непосредственных воздействиях внешней среды, но могут быть вызваны словами, мыслями. Благодаря речи мы осознаем свои чувства. С помощью речи мы можем вызвать те или иные чувства и у других людей. Так, прочитанный рассказ вызывает у нас соответствующее эмоциональное состояние. Связи второй сигнальной системы являются физиологической основой высших человеческих чувств -- интеллектуальных, моральных, эстетических. Неразрывная связь второй сигнальной системы с первой обеспечивает сознательную регуляцию чувств и общественный характер их внешних проявлений.

психологический подготовка спортсмен соревнование

1.5 Различия в эмоциональных проявлениях

По мнению многих авторов эмоциональность выступает одной из глобальных характеристик темперамента. Однако она понимается неоднозначно, что затрудняет отнесение какой-либо конкретной характеристики эмоциональной сферы к свойству темперамента. Поэтому ниже перечисляются различия между людьми и по другим эмоциональным проявлениям, а не только по эмоциональности в узком понимании этого термина.

Эмоциональные -- неэмоциональные типы

Эмоциональность как свойство (черта) темперамента упоминалась еще Гиппократом, когда он говорил о холерическом типе. В конце XIX в. П. Малапер выделял особый тип эмоциональных людей наряду с апатичными и страстными. Г. Хейманс и Е. Вирсма (G. Heymans, E. Wiersma,) об эмоциональности судили по тому, как близко к сердцу принимает человек пустяки, восторгается он или плачет по незначительному поводу.

Первоначально эмоциональность понималась чаще всего как эмоциональная возбудимость (отзывчивость человека на эмоциогенные ситуации) и реактивность. П. Фресс, например, дал следующее определение: эмоциональность как черта личности — это чувствительность к эмоциогенным ситуациям.

Эмоциональность, отмечает П. Фресс, употребляется как синоним гиперэмоциональности, т. е. как проявление более частых и более сильных эмоциональных реакций, чем это в среднем свойственно людям.

Об эмоциональной возбудимости говорил Б. М. Теплов, понимая под ней быстроту возникновения чувств (эмоций) и их силу. В. С. Мерлин в темпераменте выделил два эмоциональных свойства: эмоциональную возбудимость и силу эмоций. Первое означает эмоциональную отзывчивость, второе -- энергетическую сторону возникающих эмоций. Таким образом, и П. Фресс, и Б. М. Теплов, и В. С. Мерлин отмечают в эмоциональности ее динамическую сторону.

Эмоциональность как качественную характеристику гиперэмоциональности рассматривает и Грейс Крейг. Для нее это склонность легко поддаваться страху и гневу.

В. Д. Небылицын тоже рассматривал эмоциональность как одно из свойств темперамента. Уровень эмоциональности человека он определял как способность к эмоциональному переживанию (с учетом модальности этого переживания). В более ранней работе исследователь дает развернутое определение эмоциональности, под которой понимается обширный комплекс свойств и качеств, характеризующих особенности возникновения, протекания и прекращения разнообразных чувств, аффектов и настроений.

В качестве основных характеристик эмоциональности он выделяет впечатлительность, импульсивность и эмоциональную лабильность. Впечатлительность выражает аффективную восприимчивость человека, чуткость его к эмоциогенным воздействиям, способность найти почву для эмоциональных реакций там, где для других такой почвы не существует. Речь, следовательно, идет об эмоциональной возбудимости. Импульсивность В. Д. Небылицын понимает как быстроту, с которой эмоция становится побудительной силой поступков и действий без их предварительного обдумывания и сознательного решения выполнить (замеим, что с таким пониманием импульсивности как рефлекторной реакции на возникшее эмоциональное возбуждение согласиться нельзя). Под эмоциональной лабильностью он подразумевает быстроту, с которой прекращается данное эмоциональное состояние или происходит смена одного переживания другим.

Э. А. Голубева также пишет, что «эмоциональность -- это и черта темперамента, и характеристика индивида со стороны эмоциональной сферы».

Рассмотрение эмоциональности как свойства темперамента заставляет говорить о ее генетическом происхождении. Впервые об эмоциональной конституции заговорил Е. Дюпре. Однако он считал, что она может быть приобретенной. Это нашло подтверждение в исследовании Г. Стрэттона, который показал, что больные или перенесшие серьезные заболевания сильнее реагируют на ситуации, вызывающие гнев и страх.

В. В. Семенов для доказательства генетической обусловленности эмоциональности избрал близнецовый метод: изучение выраженности эмоциональности у монозиготных близнецов. Полученные им результаты тоже оказались неоднозначными. По некоторым методикам измерения эмоциональности (И. Иранковой, Т. Дембо) наблюдалось большое сходство доминирующих эмоций, но по методике Л. Рабинович сходство между близнецами обнаружено только относительно эмоции страха. Автор сделал вывод, что не стоит переоценивать роль генетического фактора в проявлении эмоциональности -- она может определяться и факторами внешней среды. Все же есть основание считать эмоциональность в большей мере обусловленной генетически, так как найдено сходство в степени эмоциональности у близнецов на протяжении всей их жизни.

Эмоциональная возбудимость, по данным сотрудников В. С. Мерлина, коррелирует со слабой нервной системой, преобладанием возбуждения над торможением и подвижностью нервных процессов. Это соответствует скоростному типологическому комплексу, о котором говорилось выше.

Типы темперамента по выраженности эмоциональности. В зависимости от выраженности различных сторон эмоциональности выделяются эмоциональные типы людей, относимые к разным типам темперамента (характера). Одна из первых таких попыток -- классификация Хейманса--Ле Сенна. Типы темперамента устанавливаются в ней по сочетанию трех основных характеристик: эмоциональности (Э+ и -), активности (А+ и -) и первичности и вторичности (П и В).

Эмоциональность понимается авторами типологии как степень легкости возникновения эмоционального состояния в данной ситуации, а также его интенсивность.

Активность отражает потребность в действии, в осуществлении плана, замысла. Высокоактивные люди не выносят безделья, простоя. Поэтому они всегда находят себе занятие. Другие инертны, долго думают, прежде чем начать что-либо делать.

Первичность характеризует другую сторону эмоциональности -- быстроту исчезновения эмоции. Многие люди недолго остаются под впечатлением пережитого. Они непрестанно «разряжают» свои эмоции. Таких людей авторы называют «первичными» (скорее это эмоционально-лабильные). Их противоположность — «вторичные» люди, настроение которых чаще всего бывает ровным. Однако когда чаша терпения такого человека переполняется, он сильно гневается, обижается и долго остается под впечатлением пережитого.

Исходя из сочетания данных свойств были выделены восемь типов характеров:

Э+, А-, П -- нервный;

Э+, А-, В -- сентиментальный;

Э+, А+. П -- бурный, очень деятельный;

Э+, А+, В -- страстный;

Э-, А-, П -- сангвиник;

Э-, А, В -- флегматик;

Э-, А+, П -- аморфный, или беспечный;

Э-, А+, В -- апатичный.

Нервный тип характеризуется сильными и беспорядочными эмоциональными переживаниями, склонен к жестокости и подозрительности. Чувствителен к эмоциогенным ситуациям, но его эмоции быстро исчезают. Постоянно находится в поисках новых впечатлений. Плохо переносит однообразие, которое быстро вызывает у него скуку. Подчиняя истину своим минутным настроениям и желаниям.

Сентиментальный тип отличается тем, что такой человек тоже обладает высокой эмоциональной возбудимостью, но в отличие от нервного типа глубоко и долго переживает как радость, так и огорчение, помнит о них и постоянно к ним возвращается. Это глубокая, мечтательная и постоянная натура. Требует к себе мягкого и доброжелательного отношения.

Бурный тип подчас неистово проявляет свои чувства. Жизнерадостен, всегда пребывает в хорошем настроении. С сочувствием относится к другим и не скрывает своих симпатий. Незлопамятен, но бурно возмущается, когда слышит упреки в свой адрес.

Страстный тип увлеченно и целиком поглощен каким-нибудь делом. Удачу переживает спокойно, аффект не проявляет.

Сангвиник маловозбудим, спокоен, оптимистичен.

Флегматик холоден и спокоен.

Аморфный тип безразличен к тому, что делает. Эмоционально невозбудим.

Апатичный тип тоже безразличен к тому, что делает. Его настроение всегда ровное, получает удовольствие от одиночества. К другим людям безразличен.

Эмоционально стабильные — нестабильные типы

Эмоциональная стабильность -- нестабильность связана с нейротизмом, который тесно коррелирует с тревожностью. При низком уровне нейротизма и тревожности наблюдается стабильность эмоционального фона, при высоком -- нестабильность, т. е. частая смена настроения. Как стабильная характеристика человека тревожность впервые начала изучаться Э. Тейлор.

У многих людей высокая тревожность, т. е. выраженное эмоциональное свойство личности, предрасполагающее к частым проявлениям состояния тревоги (беспокойства) в самых различных жизненных ситуациях, в том числе и таких, которые к этому не предрасполагают (Ч. Спилбергер). В. С. Мерлин определяет тревожность как высокую эмоциональную возбудимость в угрожающей ситуации. По определению К. Изарда, тревожность -- это комплекс отрицательных эмоций: страха, гнева и печали.

Определенный уровень тревожности -- естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности -- так называемая полезная тревожность.

Высокий уровень тревожности проявляется в тенденции оценивать явления, предметы, события, объективно неопасные, как угрожающие, с последующим переживанием тревоги. Тревожные люди боятся трудностей, чувствуют себя неуверенно в группе.

Психологические и психофизиологические особенности имеющих высокий уровень тревожности. Испытывающие повышенную тревожность стараются использовать наиболее безопасные способы проявления своей тревоги и враждебности; они также не очень склонны исследовать неизвестные и незнакомые ситуации.

О. Г. Мельниченко показала, что для таких людей характерны эмоциональная неуравновешенность (фактор С по Р. Кэттеллу), робость (фактор Я), неуверенность в себе (фактор О) и взвинченность, напряженность (фрустрированность -- фактор QIV). У них более высокий и менее стабильный уровень притязаний.

По данным Р. Л. Астахова, тревожность связана с показателями шизотимии, покорности, озабоченности, сентиментальности, негативизма, подозрительности, страха.

Все эти личностные особенности имеют природную основу, которой служат типологические особенности проявления свойств нервной системы. В. Д. Небылицын предположил, что лица со слабой нервной системой более склонны к тревожности, чем обладающие сильной нервной системой. Это было подтверждено рядом исследований. Выявлено (В. В. Белоус, Е. П. Ильин, Ю. А. Катыгин с соавторами), что люди с высокой степенью тревожности чаще имеют слабую нервную систему, следовательно, и высокую активацию в покое, которая обусловлена, скорее всего, возбуждающим влиянием на кору головного мозга ретикулярной формации. У подобных людей найдена и большая, чем у демонстрирующих низкий уровень тревожности, величина КГР в покое (Ю. А. Катыгин и др.).

Кроме того, в упомянутом исследовании Ю. А. Катыгина и его соавторов было установлено, что людям с повышенной тревожностью чаще присущи инертность нервных процессов и преобладание торможения по «внешнему» балансу. Г. Б. Суворов подтвердил своим исследованием спортсменов-мужчин, что высокая тревожность связана с инертностью нервных процессов. Напомню, что последняя способствует ригидности установок.

Таким образом, для лиц с низким нейротизмом более чем людям с высоким нейротизмом, характерны сильная нервная система, подвижность нервных процессов и преобладание возбуждения по «внешнему» балансу. По данным И. П. Петяйкина, это типологический комплекс, характерный для решительных людей.

1.6 Баланс нервных процессов

«Внешний» баланс чутко реагирует на изменение эмоционального состояния людей, поэтому может использоваться и для изучения состояний [19].

Соотношение нервных процессов было первым из свойств нервной системы, выдвинутых И. П. Павловым. Несмотря на это, оно до сих пор наименее изучено. Во всяком случае, мы не можем говорить о том, что изучаем баланс нервных процессов так, как его понимал И. П. Павлов (напомним, что он говорил о балансе по силе возбуждения и силе торможения). Не можем потому, что не знаем способов определения силы процесса торможения. Вместо этого мы судим (по косвенным признакам) о превалировании или равновесии возбудительных и тормозных реакций в действиях человека.

В качестве показателей этого свойства у разных исследователей павловской школы выступали: величина положительных и тормозных условно рефлекторных реакций, отношение числа ошибок (или же правильных реакций) на положительный и тормозным сигнал, постоянство фона условно-рефлекторной деятельности и др.

В психологии при измерении баланса нервных процессов у человека используются другие показатели: число переводов и недоводов при воспроизведении на основе проприорецепции (при выключении зрения) амплитуды движении, а также временных отрезков. По мнению Г. И. Борягина и М. Ф. Пономарева, наличие переводов свидетельствует о преобладании возбуждения, а наличие недоводов -- о преобладании торможения.

Эти представления находят подтверждение как в опытах с фармакологическими воздействиями на человека, так и в исследованиях, проводимых на различном эмоциональном фоне человека. Так, прием испытуемыми кофеина, усиливающего возбуждение, приводит к увеличению срывов дифференцировок (по которым судят о выраженности торможения) и количеству и величины переводов при воспроизведении амплитуд движений. Прием же брома, усиливающего тормозной процесс, уменьшает количество срывов дифференцировок и увеличивает число недоводов при воспроизведении амплитуд (Г. И. Борягин, М. Ф. Пономарев). В состоянии предстартового возбуждения, регистрируемого как по самоотчету спортсменов, так и по ряду физиологических показателей (пульсу, артериальному давлению, тремору и т. п.) резко увеличивается число переводов воспроизводимых амплитуд движений, а в состоянии заторможенности (при скуке, сонливости) возрастает число недоводов (Л. Д. Гиссен, Н. П. Фетискин).

Особенностью изучения баланса между возбуждением и торможением по их величине является то, что о нем судят по интегральной характеристике, являющейся результирующей противоборства этих двух процессов. Таким образом, сравниваются у разных людей не выраженность возбуждения или торможения, а какой из них берет верх над другим. Поэтому теоретически одна, и та же типологическая особенность у двух субъектов (например, преобладание возбуждения над торможением) может базироваться на разных уровнях выраженности возбуждения и торможения. Так, у одного субъекта преобладание возбуждения над торможением происходит при высокой интенсивности того и другого, а у другого преобладание возбуждения может наблюдаться при слабой выраженности того и другого.

Попытка глубже разобраться в физиологической сущности этого свойства привела к выявлению ряда интересных фактов, которые, однако, до конца еще не очень понятны. Например, выявлено, что баланс, как и сила нервной системы, имеет связь с уровнем активации покоя. Однако если для силы нервной системы эта связь носит линейный характер (чем слабее нервная система, тем выше активация в покое), то для баланса -- криволинейный характер: уровень активации (энерготраты в покое на килограмм массы тела человека) выше у лиц с уравновешенностью возбуждения и торможения и ниже у лиц с преобладанием возбуждения и торможения.

Криволинейная связь баланса с уровнем активации покоя находит подтверждение и в наличии криволинейной связи баланса с силой нервной системы: слабости нервной системы чаще соответствует уравновешенность нервных процессов, а силе -- неуравновешенность (преобладание возбуждения или торможения).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой