Исследование эмпатии студентов факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исследование эмпатии студентов факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы эмпатии студентов факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков

1.1 Состояние научной разработанности исследования проблемы эмпатии в психолого-педагогической литературе

1.2 Психологические характеристики эмпатии

1.3 Изучение эмпатии студентов

Выводы

Глава 2. Эмпирическое исследование эмпатии студентов факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков

2.1 Организация и проведение эмпирического исследования

2.2 Результаты эмпирического исследования

Выводы

Заключение

Список литературы

Приложения

эмпатия студент эмпирический исследование

Введение

Актуальность темы. Приоритетные задачи современного образования, важнейшие для развития как общества в целом, так и конкретной личности — воспитание творческого и эмоционально-ценностного отношения к миру — предъявляют особые требования к личностным и профессиональным качествам учителя.

В современной педагогике и педагогической психологии осознаётся необходимость развития одновременно с интеллектуальной сферой нравственной, эмоциональной сферы ученика. Сегодня принципиальными являются положения о том, что школьное образование наряду с познавательной функцией должно реализовывать психологическую функцию — создание условий для формирования внутреннего субъективного мира личности с учётом уникальности, ценности и психологических возможностей каждого ребёнка [20,с. 23].

Психологическая готовность личности к педагогической деятельности должна характеризоваться высоким уровнем когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов эмпатии, благодаря чему отношение строится на взаимопонимании и содействии. Развитие эмпатии у будущих учителей обеспечивает их психологическим инструментарием в понимании себя и обучаемых в процессе педагогического взаимодействия. Эмпатия является стержнем, вокруг которого должна строиться профессиональная подготовка будущих педагогов.

Важно, чтобы педагог не просто сочувствовал, сопереживал и содействовал ребёнку, а способом своего переживания, сочувствия и соучастия воспитывал и развивал их. Педагог своей активной высшей нравственной формой эмпатии должен поощрять и тем самым закреплять формирование у учащихся альтруистических переживании, чувств и действии.

В современной педагогике преобладает направленность на личностно-ориентированное обучение, опирающееся в своей основе на принципы гуманистической психологии. Учителя обладают большими возможностями влиять на формирование личности воспитанника, но реализация этих возможностей более всего определяется личностью самого педагога. В качестве активного связующего звена педагога с детьми, профессионально значимым качеством выступает эмпатия учителя. На уровне личностных характеристик эмпатия предполагает наличие гуманистической направленности психолога, ценностных ориентации, связанных с педагогической деятельностью, наличие специальных умений увидеть проблему, прислушиваться к своим чувственным восприятиям, учитывать возрастные и индивидуальные особенности детей, делая процесс обучения развивающим. Эмпатия способствует видению учителем подлинных причин, вызывающих то или иное поведение учащихся, и создает особый эмоциональный фон, позволяющий более полно самореализовываться как ученику, так и самому педагогу. Качеством личности педагога эмпатия становится лишь тогда, когда все составляющие её компоненты образуют целостную систему.

В отечественной психологии проблема эмпатии изучается с середины 70-х годов. Изучен и раскрыт целый ряд важных феноменов эмпатии. Проблемой эмпатии занимались многие отечественные исследователи: В. В. Бойко, Т. П. Гаврилова, Т. И. Пашукова, А. П. Сопиков, Л. П. Стрелкова, В. А. Ташлыков, А. Э. Штейнмец, И. М. Юсупов [5,16,41,48,23]. Вместе с тем проблемы, связанные с определением особенностей эмпатии у студентов в педагогическом вузе, являются недостаточно раскрытыми и нуждаются в дальнейшем изучении.

Стремление найти пути разрешения этой проблемы и определило проблему нашего исследования. В теоретическом отношении — это проблема обоснования психолого-педагогических особенностей эмпатии как ведущего профессионально значимого качества будущего педагога, обеспечивающего становление субъект — субъектных отношений в педагогическом процессе.

Объект исследования: студенты факультета психологии и педагогики и факультета иностранных языков Елабужского государственного педагогического университета.

Предмет исследования: эмпатия студентов факультета психологии и педагогики и факультета иностранных языков Елабужского государственного педагогического университета.

Цель исследования: изучить эмпатию у студентов факультета психологии и педагогики и факультета иностранных языков.

Задачи исследования:

1. Проанализировать состояние научной разработанности исследования проблемы эмпатии в психолого-педагогической литературе;

2. Дать психологическую характеристику эмпатии;

3. Изучить эмпатию у студентов факультета психологии и педагогики и факультета иностранных языков;

4. Проведение эмпирического исследования;

5. Анализ результатов эмпирического исследования.

Гипотеза исследования.

1) Существует различия в эмпатии у студентов первого и пятого курса факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков;

2) Существует связь между эмпатией и направленностью личности.

Для решения поставленных задач и проверки гипотезы нами были использованы следующие методы: методика изучения эмпатии И. М. Юсупова; методика определения направленности личности Б. Басса, методы обработки данных (корреляционный анализ, методы определения уровня достоверности и значимости полученных результатов (t-критерий Стьюдента, критерий Пирсона).

Научная новизна исследования. Научная обработка, интерпретация, анализ исследования определена тем, что проведено эмпирическое исследование эмпатии у студентов факультета психологии и педагогики и факультета иностранных языков Елабужского государственного педагогического университета.

Теоретическая значимость. Результаты исследования подтверждают научные представления об эмпатии, как о важном профессиональном качестве в педагогической и психологической деятельности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что результаты исследования могут применяться педагогами, психологами, в области повышения профессиональной компетентности в педагогической деятельности и консультационной работе психологов.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Теоретические основы эмпатии студентов факультета педагогики и психологии и факультета иностранных языков

1.1 Состояние научной разработки исследования проблемы эмпатии в психолого-педагогической литературе

Понятие «эмпатия» получило распространение в психологической литературе в начале 50-х годов XX века.

Эмпатия (от греческого Empatheia- сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение — вчувствование в переживания другого человека [34, с. 234].

В «Современном словаре по психологии» дано следующее ее определение: «эмпатия — вчувствование, познание субъектом имманентного мира другого индивида, а также чувственно-эмоциональная отзывчивость субъекта на негативные и положительные переживания — чувства — эмоции другого субъекта как феномены рефлексивно — ментально — чувственно -эмотивно — мотивационной реакции в индивидуально — психологических матрицах — формах сочувствия, солидарности, сорадости, сопереживания, сообщности; сами переживания могут быть не только соотнесены к реальному конкретному субъекту, но и к переживаниям — эмоциям — чувствам — замыслам — идеям персонажей из литературных произведений, кинематографа, сценического искусства, и выступать т.о. в форме эстетико-индивидуальной эмпатии. Базальной модальностью процессов эмпатии является идентификация — аналогизация — конгруэтизация — корреляция одного субъекта с другим субъектом, открытость к чувствам другого индивида, его альтруистически — респектабельное отношение к другим людям, которое может быть связано — констеллировано с мотивами оказания помощи, спонсорства индивида» [37,с. 67].

Понятие «эмпатия» имеет определённую предысторию изучения в философии. Интерес к этому понятию формируется в учениях о явлении симпатии и вчувствования конца 19 — начала 20 века, авторами которых выступают Липпс, Рибо, Смит, Спенсер, Шопенгауэр, Шелер, Штерн [45, с. 201].

Как отмечает Т. П. Гаврилова [17, с. 17], первым, кто ввёл в психологию термин «эмпатия», является Э. Титченер. он перевёл словом «эмпатия» (empathy — англ.) заимствованное у немецкого психолога Т. Липпса слово «вчувствование» (einfuhlung). Согласно учению Э. Титченера, вчувствование, или эмпатия, входя в структуру интроспекции, позволяет более объективно описывать ощущения, образы и чувства в процессе восприятия внешних объектов [20, с. 34]. Вчувствование для Т. Липпса — это вид познания сущности предмета или объекта. «Объект возникает для меня через апперцептивную деятельность. Когда деятельность вчувствуется, то, кажется, что объект возникает сам собой, он сам себя вызывает благодаря такой деятельности» [20, с. 34]. Познание объекта приводит, как считает Т. Липпс, к самопознанию. Только благодаря этому возможен альтруизм, ибо сочувствие к другим строится на наполнении его переживаниями из личного опыта.

Изучение этого вопроса уходит своими корнями в более ранние философские труды А. Бэна и Г. Спенсера, в которых эмпатии соответствует её смысловой эквивалент «симпатия» [22, с. 45]. Симпатия была представлена в разновидностях эмоционального заражения (низшая форма) и сочувствия с включением в смысл таких аспектов отношений между людьми, как соучастие, отзывчивость, понимание.

К высшим формам симпатии были отнесены сочувствие и сопереживание. Сопереживание рассматривалось как рациональное эгоистическое переживание, т. е. при собственных независимых чувствах субъект лишь соприкасается с переживаниями другого. Сочувствие же предполагает идентификацию чувств субъекта с переживаниями другого в форме альтруистического акта.

Т. Рибо полагал, что симпатия — это одна из первых эмоций, присущая как животным, так и человеку. В. Штерн, соглашаясь с этим, добавлял, что на ее основе развиваются социальные чувства: сначала — чувства к другим, а потом — чувства с другими (сострадание и сорадость). Шелер также полагал, что симпатия развивается постепенно: от подражания к сочувствию — и помогает человеку эмоционально реализоваться. Вопросом происхождения симпатии и механизмом ее действия занимался В. Мак-Дауголл, считая, что она произошла от стадного инстинкта и изначально представляла собой заражение, постепенно восходя к сопереживанию и сочувствию [49, с. 89].

Первоначально смысл термина «эмпатия» сводился только к процессу вчувствования, эмоциональному отклику. Далее развитие представлений об эмпатии идет от понимания ее как реагирования чувствами на чувства, состояние — к аффективно — когнитивному процессу.

Как свидетельствует ряд теоретических обзоров исследований эмпатии, проведённый Т. П. Гавриловой, Ю. Б. Гиппенрейтер, Т. Д. Корякиной, Н. С; Курек, Д. А. Хоустон [16, 17, 46], с появлением сциентистской традиции в психологии насчитываются три этапа исследования эмпатии, раскрывающих попытки психологов интерпретировать природу эмпатии как психического явления. В течение первого этапа эмпатия рассматривалась как эмоциональный феномен, для ее описания использовались термины, относящиеся к аффективным процессам. В теоретических исследованиях эмпатия понималась как эмоциональная реакция на сигналы, передающие эмоциональный опыт другого. В эмпатических исследованиях делался акцент на особенностях реагирования субъекта на переживания другого.

Второй этап исследования характеризуется появлением теорий, в которых эмпатия определяется как аффективно-когнитивное явление, как опосредованный эмоциональный ответ на переживания другого, сопряжённый с отражением его внутренних состоянии, мыслей, чувств и т. д.

Третий этап изучения эмпатии связан с развитием различных видов психотерапии, в которых акцент делается на поведенческой природе эмпатии.

В такого рода исследованиях эмпатия определяется как помогающее, альтруистическое поведение, возникающее в ответ на переживания другого, как содействии е ему.

И.М. Юсупов проанализировал развитие понятия эмпатии в различных направлениях психологических исследований [23, 64].

Бихевиористское понимание феномена эмпатии представлено двумя направлениями. Первое основано на идее, что любое научение происходит посредством подкрепления, которое может быть положительным или отрицательным. Поведение субъекта определяется воздействием на него социальной среды, психологическим же состояниям субъекта отводится самое незначительное место. Положительное подкрепление стимулирует субъекта к соблюдению норм, а отрицательное способствует поведению, вытесняющему негативные эмоции от возможных карательных санкций.

Второе направление связано с имитацией одобряемого поведения. Его суть в том, что научение чувствам происходит через одобрение родителями поведения ребёнка, что доставляет ему удовольствие. Постоянно одобряемое поведение закрепляется и воспроизводится ребёнком уже без поощрения родителей.

Возникла концепция замещающего переживания, данной идеей были проникнуты исследования М. Л. Хоффмана [40, с. 63], который рассматривал эмпатию как возбуждение аффекта у индивида при наблюдении за состоянием другого. Воображаемый характер взаимодействия с объектом эмпатии делится им на аффективный, когнитивный и мотивационный компоненты.

В аффективной форме доминирует вчувствование, эмоциональное проникновение и разделение переживаний человека через воспроизведение его эмоций в себе. Эта форма характеризуется сопереживанием как эмоциональным актом эгоистической ориентации и сочувствием как альтруистического переживания безотносительно к собственному благополучию.

Когнитивная форма эмпатии понимается как акт подсознательного опережающего отражения свойств познаваемого объекта при дефиците информации о нём.

Мотивационный компонент рассматривается в связи с альтруистическим поведением. Альтруистический акт — процесс бескорыстного содействия окружающим с готовностью жертвовать своими личными интересами.

В бихевиористских исследованиях феномена эмпатии можно выделить ещё один фактор: способность принять роли эпатируемого объекта. Представители необихевиоризма уделяли, в основном, внимание вопросу механизма действия эмпатии. Изучая в своих опытах отношения между наблюдателем и объектом наблюдения, они сделали вывод, что наблюдатель переживает состояние объекта через механизм замещающего побуждения, функцией которого является социальное научение. Причём эмпатия в данных опытах выступала не только как реакция на уже случившееся переживание, но и как предвосхищение этой реакции [50, с. 265].

В психоаналитической теории изучению феномена эмпатии посвящено незначительное число работ. Основоположник психоанализа З. Фрейд отмечал значение эмпатии «в социализации личности», толкование её механизмов он сводил к имитации явлений, связывая подражание с идентификацией [5, с. 123]. Идентификация выступает основным структурным компонентом социализации как бессознательная имитация поведения взрослых ребёнком, позволяющая тому осваивать нравственные нормы общества. Альтруистические чувства представлены как вынужденная форма поведения человека в противоположность биологически заданным бессознательным влечениям к агрессии и разрушению. Подобная двойственность чувств, по мнению З. Фрейда, приводит к эмоциональному противоречию. При отождествлении себя с другими эти эмоции могут вытесняться, подавляться или сверхкомпенсироваться.

А. Адлер [49, с. 101] пользуется термином «сопереживание». В основе сопереживания, по его мнению, лежит процесс идентификации, который впоследствии может перерасти в более сложное явление и остановиться в своём развитии. При положительном варианте человек развивает в себе уверенность в своих силах и доверие к другим. Отрицательный вариант ведёт к психической или социальной деградации человека. Таким образом, развитие чувства общности с раннего детства может обеспечить профилактику неблагоприятного жизненного стиля.

Представителем интеллектуалистического направления Жаном Пиаже было введено понятие «децентрация» [46, с. 76]. Децентрация противопоставляется им детскому эгоцентризму и рассматривается как потребность ребёнка во взаимодействии, требующая учёта точек зрения других людей. Научные единомышленники Ж. Пиаже установили, что с возрастом межличностная децентрация качественно изменяется: она переходит от непосредственного восприятия ситуации к её воображаемому состоянию, однако эмоциональный отклик в форме сочувствия на переживания респондента не приводит к развитию альтруистических чувств и возникновению устойчивого мотива помощи другому. Процесс децентрации не затрагивает нравственного знания.

Эмпатия большинством исследователей изучалась как аффективный процесс [43, с. 137]. Её когнитивная функция оставалась в тени эмоциональной составляющей психики. Р. Даймонд была одной из первых, кто акцентировал внимание на роли эмпатии в познании и выделил предикативный вид эмпатии.

Наибольший импульс развитию представлений об эмпатии во второй половине ХХ века был дан гуманистической психологией, в первую очередь К. Роджерсом. Эмпатия стала активно обсуждаться в контексте психотерапии, а вслед за этим — в сфере реальной человеческой практики педагогического процесса, семейной жизни и т. д.

В Я-психологии Х. Кохута, за эмпатией психотерапевта была признана функция компенсации той любви и тех понимающих отношений, которых пациенту не хватало в детстве. Для Кохута переживание эмпатии заботящегося о ребёнке лица является универсальной потребностью развития. Поэтому психотерапевтическая ситуация должна воссоздать нормальные, без эмпатических «провалов», отношения, чтобы пациент мог достроить недостающие структуры Я [46, с. 154]. Но в любом случае, не смотря на такое признание роли эмпатии, интерпретация остаётся основным методом психоаналитической терапии, а мастера психоанализа просят своих коллег не преувеличивать роль эмпатии [46, с. 154]

Рассмотрим подробно клиентцентрированный (личностно-центрированный) подход Карла Роджерса и его последователей, в котором понятию эмпатии принадлежит ключевая роль.

«Центральная гипотеза этого подхода может быть кратко сформулирована так: человек в самом себе может найти огромные ресурсы для самопознания, изменения Я — концепции, целенаправленного поведения, а доступ к этим ресурсам возможен только при соблюдении трёх условий, которые способствуют созданию фасилитирующего психологического климата» [46, с. 132]. Эти условия — эмпатия психотерапевта, его подлинность (конгруэнтность) и безусловное принятие клиента.

Придание такого значения эмпатическому пониманию обусловило глубокую проработку гуманистическими психологами вопросов о специфике эмпатии, факторах ей способствующих, функциях и значении.

«Хрестоматийные» определения эмпатии Роджерса говорят о «способе бытия с клиентом» [45, с. 311], который означает «войти в личный мир другого и быть в нём как дома. Это значит быть сензитивным к изменениям чувственных значений, непрерывно происходящих в другом человеке. Это означает временное проживание жизни другого, продвижение в ней осторожно, тонко, без суждения о том, что другой едва ли осознаёт… Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения „как будто“. Если этот оттенок исчезает, то возникает состояние идентификации» [45, с. 312].

Попробуем подробно рассмотреть основные особенности эмпатического процесса в понимании К. Роджерса и его последователей.

1. Эмпатия — не просто техника психотерапевта. Возведение её в ранг «способа бытия» с клиентом подразумевает наличие глубинной установки на особое отношение к клиенту. Соответственно, существует возможность обучения эмпатии как технике, но при обязательном развитии установки на эмпатичный способ бытия с клиентом. Против увлечения «голой» техникой предостерегают выдающиеся мастера клиентцентрированного подхода [46, с. 154].

2. Динамический характер эмпатического понимания. Эмпатия — это «скорее процесс, чем состояние» [45, с. 267].

3. Сохранение ощущения «как будто другой человек». Это требует определённой психологической зрелости самого терапевта, защищает от излишнего погружения в состояние клиента, от идентификации с ним.

4. Безоценочность эмпатического понимания. Терапевт лишь улавливает состояние, переживаемое клиентом, обозначает его, указывает на его смысл, давая возможность его более полному, интенсивному проживанию. Названия основных техник, посредством которых психотерапевт реализует эмпатию, — отражение чувств, перефразирование — говорят сами за себя. Позицию психотерапевта, реализующего эмпатию, Ф. Е. Василюк называет позицией «сопереживающего зеркала» [4, с. 15].

5. Осторожность при обсуждении едва осознаваемого клиентом. Роджерс говорил о возможности работы психотерапевта на грани осознаваемого, об улавливании того, что другой сам едва осознаёт. В случае полного отсутствия осознания чего-либо, вскрывать это, с точки зрения Роджерса, нельзя. Данный момент широко дискутируется сторонниками различных психотерапевтических подходов. Эмпатическое понимание терапевта должно превосходить неполное, инконгруэнтное (по определению) самопонимание клиента. Но не за счёт проникновения в глубины бессознательного, а за счёт мастерства работы терапевта с актуальными переживаниями клиента, точности настройки его чувствительного «радара» — такова позиция клиент-центрированного подхода.

6. Пробный характер эмпатических реплик терапевта. Реакции, возникающие у терапевта в ответ на переживания клиента, позволяют сформулировать не более чем гипотезы. Поэтому терапевт постоянно обращается к клиенту «для проверки своих впечатлений и внимательно прислушивается к получаемым ответам» [36, с. 174].

7. Основные «мишени» эмпатического понимания — «актуальные переживания клиента» [26, с. 265]. Это чувства, мысли, фантазии, образы, телесные ощущения как феномены непосредственного опыта, к которым субъект «может обращаться многократно в процессе поиска их смысла» [26, с. 266].

Последние характеристики (4−7) эмпатического процесса базируются на особенно подчёркиваемом К. Роджерсом принципе глобального доверия к человеку. Это подразумевает «готовность принимать свидетельства субъективного опыта пациента, в их таковости, не как знак чего-то иного, что должно быть дешифровано и упразднено, а как самодостаточную реальность, которая может рассчитывать на уважение и доверие».

8. Обязательность передачи эмпатического понимания психотерапевта клиенту. Роджерс, Труакс определили обязательный коммуникативный компонент эмпатии как способность передавать партнёру понимание его переживания или внутренней ситуации. Киф и Баррет-Леннард включили в свои модели эмпатии фазу выражения, передачи понимания на доступном клиенту языке, вербально или невербально [49, с. 135]. Безусловно, клиент может «не услышать» даже безупречно выраженную эмпатию. Но для того, чтобы быть воспринятой, а по Роджерсу именно воспринятая эмпатия терапевта является условием изменения клиента, она должна быть выражена, а не «прибережена» для интерпретации, суждения и т. п.

9. Значение эмпатии в терапевтическом процессе. Будучи воспринято клиентом, эмпатическое понимание способствует как созданию особой атмосферы терапевтических отношений, так и решению конкретных терапевтических задач:

1) по мнению Г. Ванершота, «это наиболее важный для терапевта способ сообщить клиенту о принятии, преданности, теплоте» [45, с. 87]. Ф. Е. Василюк подчёркивает, что дело не в том, что терапевт «до и независимо от применения эмпатии готов к абсолютному принятию клиента… Чаще наоборот: само применение эмпатии формирует у консультанта уже в ходе беседы такое отношение» [13, с. 369];

2) эмпатия терапевта даёт клиенту образец самоотношения ценности, признания, принятия своих чувств, доверия своему опыту [36, с. 57];

3) эмпатическое обозначение переживания позволяет, по Василюку, перевести «внимание человека с внешних сторон обсуждаемой проблемы на его внутренние состояния». Получив имя, непосредственное переживание получает социальное признание, что «даёт человеку целительное ощущение права на испытываемые им состояния, чувство реальности и существенности его внутренней жизни». Воплотившись в знаковой форме, «сырой, немой и зачастую, поэтому мучительный жизненный опыт претворяется в смысл» [23, с. 132].

Именно процесс переживания, которому «помогает» среди других психотерапевтических средств эмпатия, обеспечивает, в конечном итоге, терапевтический эффект по мнению гуманистических психологов [46, с. 187].

Заканчивая обсуждение эмпатии в контексте гуманистической психологии К. Роджерса, нельзя не затронуть существенный момент, в настоящее время оспариваемый некоторыми его последователями. Речь идёт о переносе принципов клиент-центрированного подхода в психотерапии на другие виды общения — педагогическое, семейное, деловое, политическое и т. п. К. Роджерсом и его сторонниками были проведены масштабные исследования, доказывающие эффективность действия триады терапевтических условий — эмпатии, подлинности (конгруэнтности), безусловного принятия — в других сферах [50, с. 256]. И в то же время многие авторы считают неправомерным прямо переносить принципы помогающих отношений в психотерапии, где один постоянно ожидает и принимает помощь, а другой постоянно оказывает её, на другие виды отношений, отличительной чертой которых в подавляющем большинстве случаев является равенство партнёров [9, с. 230].

В связи с этим встаёт вопрос о реальном вкладе и значении представлений об эмпатии, сформированных в русле клиент-центрированного подхода, для «общей психологии» эмпатии. Что описывали К. Роджерс и его сторонники? «Общий» человеческий феномен или «особенный» метод эмпатии, являющийся результатом применения профессиональных навыков, умений и установок? К. Роджерс мечтал о превращении метода в общечеловеческий принцип отношений и много сделал в этом направлении. Множество научных и популярных книг, программ тренингов для родителей, учителей, семейных пар и т. д. учат прислушиваться к себе и слышать другого. Э. Медоус, применяющий человекоцентрированный подход в работе с организациями, предлагает различать эмпатическое слушание, ценный для любого общения навык, используемый, когда один человек хочет лучше понять другого, и собственно эмпатию, цель, которой не просто понять, а способствовать личностному росту и развитию другого [15, с. 97]. Нам же представляется возможным, что отношение эмпатии как общечеловеческой способности и эмпатии в деятельности консультанта, психотерапевта в некоторых аспектах аналогично отношению между натуральными и высшими психическими функциями, описываемому Л. С. Выготским. Лишь в малой степени врождённая, формирующаяся в детстве в ходе нравственного развития ребёнка (поэтому не вполне «натуральная по Выготскому»), часто непроизвольная, эмпатия как эмоциональная отзывчивость, как способность к чуткому соучастию в переживаниях другого является, во-первых, основой установки на эмпатию как способ бытия с другими людьми, во-вторых, тем, чем в ходе профессионального обучения, с помощью наработанных в мировой практике средств, должен «овладеть» будущий психолог и педагог.

Признавая эмпатию одним из важнейших феноменов человеческого общения, в заключение зафиксируем её «статус» и специфику в сравнении с другими процессами межличностного познания:

1. Эмпатия — это процесс, позволяющий понимать другого. Таким образом, эмпатия является одним из механизмов межличностного познания.

2. Эмпатия — это особый вид соучастия в переживаниях другого, базирующийся на глубинной гуманистической установке, позволяющий особым образом строить общение. И в обыденной жизни, и в практике «помогающих» профессий эмпатия может являться целенаправленной деятельностью.

3. Эмпатия (эмпатичность, эмпатийность) — это также свойство личности.

4. Эмпатия — «аффективное понимание», эмоционально окрашенное соучастием в переживаниях другого.

5. Эмпатия — понимание другого «изнутри», из его внутренней системы координат. Как указывает Ф. Е. Василюк, для спецификации различных видов понимания необходимо определить особенности контекстов понимания. Таким контекстом при эмпатии является собственная феноменологическая перспектива партнёра по общению (или внутренний аспект его жизненного мира) [10, с. 67]. Этим эмпатия отличается от других процессов межличностного познания — проекции, интерпретации, стереотипизации, каузальной атрибуции и т. п. Так, например, контекстом понимания при психоаналитической интерпретации являются «преданные конкретному анализу представления о динамических силах, определяющих сознание и поведение» [33, с. 124]. Понимание же в контексте объективных обстоятельств другого, внешнего аспекта его жизненного мира будет скорее рациональным осмыслением.

Безусловно, пытаясь понять другого эмпатически, проникая в его внутренний мир, нельзя полностью освободиться от влияния собственных стереотипов и предубеждений, теоретических представлений, «проблемных мест» своего личного, профессионального опыта. Здесь важна способность субъекта эмпатии к рефлексии того контекста понимания, который преобладает в конкретной ситуации.

6. Сохранение психологических границ общающихся, собственной позиции эмпатирующего отличает, как уже отмечалось, эмпатию от процесса идентификации.

Настоящая, глубинная эмпатия является не таким уж частым, трудным для того, кто стремиться так, понимать другого человека, явлением. Но значение её для роста и развития, эмоционального благополучия, причём, и эмпатизируемого, и эмпатизирующего, трудно переоценить.

1.2 Психологические характеристики эмпатии

Эмпатия -- это способность поставить себя на место другого человека (или предмета), способность к сопереживанию. Эмпатия также включает способность точно определить эмоциональное состояние другого человека на основе мимических реакций, поступков, жестов и т. д. Так же, под эмпатией подразумевается способность очень точно чувствовать и ощущать эмоциональное состояние человека, не видя его. Эмпат -- это человек, способный воспринимать переживания, эмоции и чувства другого человека, на уровне своих собственных эмоций. Можно сказать, что эмпат -- эмоциональный телепат, не способный читать мысли, но запросто воспринимающий эмоциональную картину состояния другого человека. Психолог Карл Роджерс определяет эмпатию следующим образом: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто». Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок «как будто»: как будто это я радуюсь или огорчаюсь. [45, с. 167]

В литературе не существует единства во взглядах на структуру эмпатии. Первоначально данное понятие рассматривалось в рамках эмоциональной концепции (эмоциональный отклик на переживания другого человека в форме сопереживания или сочувствия). Позднее эмпатия стала рассматриваться как эффективно-когнитивное явление, которое характеризуется как опосредованный эмоциональный ответ на переживания другого человека, сопряженный с отражением его внутренних состояний (мыслей, чувств). Наиболее перспективным стало «интегративное направление» исследований, в котором эмпатия изучается как сложное психологическое явление. Однако, среди работ, относящихся к данному направлению, в которых бы рассматривались не только качественные характеристики эмпатии (эмоциональная, когнитивная, предиктивная и действенная эмпатия), но и ее содержательные особенности (эмпатическая направленность) практических исследований немного.

Рассматривая структуру эмпатии с позиций конституционального подхода, принято считать эмпатию, как сложное многоуровневое, но в то же время целостное образование, которое можно структурировать как входящие в данное свойство показатели или как совокупность микропроцессов.

В структуре эмпатии выделено три уровня: формально-динамический, характеризующий динамические свойства эмпатии (особенности возникновения и протекания эмпатических реакций) и качественные, отражающие психологическую сущность эмпатического процесса (эмоциональная эмпатия; когнитивная, предиктивная и действенная); содержательно-личностный, в который входят те аспекты эмпатии, с помощью которых возникают эмпатическая реакция на определенные объекты, стимулы; императивный уровень (общественные и индивидуальные представления) об эмпатии; о нормах, культуре проявления эмпатических реакций; о знаниях в данной области и т. п. [25, с. 88]

При изучении эмпатии по формально-динамическим показателям мы опирались на представления психологии о динамических и содержательных особенностях психики, на подходы к исследованию личности и ее структуры. Рассматривая эмпатию как сложное свойство личности, мы исследовали ее компонентный состав в контексте структурно-иерархической концепции личности, основанной на концептуальном подходе.

Согласно этой концепции, предложенной О. П. Санниковой [40, с. 77] личность рассматривается как макросистема, состоящая из разноуровневых подсистем, каждая из которых включает взаимосвязанный комплекс свойств отражающих:

1) формально-динамические;

2) содержательно-личностные;

3) социально-императивные (или нормативные) характеристики.

К первому относится совокупность всех свойств, отражающих динамику протекания психических явлений и индивидуальные свойства конституционального характера. Второй включает в себя собственно личностные качества (понятие личности в узком смысле), характеризующие направленность, потребностно-мотивационную сферу и т. п. Третий уровень условно назван автором социально-императивным (от латинского «повелительный, настоятельно требующий, безусловный»). Если, как отмечает исследователь, два первых уровня созвучны представлениям о двухаспектности психики (динамическое и содержательное), то третий уровень включает тот класс характеристик, который отражает имеющиеся у личности представления об обществе, морали, нормах, культуре, знаниях и т. п. Этот уровень жестко контролируется сознанием.

Рассматривая свойства личности, в том числе и эмпатию, сквозь призму континуально-иерархической структуры, автор утверждает, что целостность самой системы личности определяется континуальностью каждой ее части. Это означает. Что черты личности, традиционно относимые преимущественно только к одному уровню (динамические — к темпераментному; содержательные — к характерологическому; императивные — к культурному), не являются дискретными. Это континуальные образования, и в целостной личности возможен либо плавный переход одной черты в другую, либо качественное ее преобразование. Взаимосвязь и взаимопроникновение различных уровней объясняет развитие, «прорастание» отдельных психических черт, в том числе и эмпатии, от низших уровней к высшим. Таким образом, каждая черта, каждое качество личности пронизывает всю ее структуру. Это положение имеет особое значение, т.к. в исследовании эмпатии, во-первых, позволяет рассматривать эмпатию как целостное свойство личности, по-разному проявляющееся на разных ее уровнях. Во-вторых, исследовать показатели и формально-динамического и содержательно-личностного уровней эмпатии. Эксплицировать и описать данные показатели и является одной из задач нашего исследования.

Как показывает анализ литературы, первоначально исследования эмпатии проводились в рамках эмоциональной концепции, поскольку само понятие трактовалось как эмоциональное проникновение в состояние другого человека. Такое понимание эмпатии преобладало до 40-х годов в зарубежной психологии и поначалу в отечественной литературе. В рамках эмоциональной концепции рассматривают эмпатию Гаврилова Т. П., Меграбян А. А., Лазарус Р. С., Лазарус Б. Н., Пашукова Т. Н., Стрелкова Л. П., Эпштейн Н, Юсупов Н. М. и др. [16, 34, 29, 41, 48].

При подходе к эмпатии как к эмоциональному явлению в ее структуре многими авторами выделяются две высшие формы соучастия в эмоциях других: 1) сопереживание как непосредственная, импульсивная форма эмпатии, в основе, которой лежит эгоистическая мотивация или «тревога за себя»; 2) сочувствие как гуманистическая, альтруистическая и более сложная форма эмпатии, в основе которой лежит альтруистическая мотивация или «тревога за другого» [16, 17]

По мнению А. А. Меграбяна, эмпатия включает в себя три компонента:

1) эмпатическую тенденцию — способность к сопереживанию, впечатлительность;

2) тенденцию к присоединению — способность к проявлению тепла, дружелюбия, поддержки;

3) сензитивность к отвержению — способность к возникновению адекватного чувства вины, восприимчивость к критике в свой адрес [41, с. 87]. Некоторые исследователи, представляющие рассматриваемый подход, называют следующие компоненты эмпатии: сострадание, эстетические чувства, а также благодарность. Важный элемент благодарности — высокая оценка реципиентом помощи донора как альтруистического акта, при этом два человека соединены эмпатическими отношениями: с одной стороны, искренняя эмоциональная поддержка или помощь субъекта — означает стать на место объекта, — с другой благосклонно получить помощь или поддержку — означает почувствовать положительные намерения донора [11, с. 174].

Со временем оказалось, что рамки эмоциональной концепции слишком узки для объяснения такого сложного психологического феномена, поэтому в структуре эмпатии начинают выделять когнитивный компонент, базирующийся на интеллектуальных процессах (сравнение, аналогия и т. п.). В работах Бодалева А. А., Даймонд Р., Климова Е. А., Муканова М. М., Селивановой Р. Г., Стрелковой Л. П., Шибутани Т. и др. делается попытка определить содержание и основные характеристики когнитивной эмпатии [4, с. 20], а эмпатия в целом рассматривается как двухмерное образование.

Так, Е. А. Климов включает эмпатию в когнитивные и эмоционально-волевые процессы в разных сферах психического отражения и регулирования. В сфере психического отражения когнитивный компонент эмпатии, по мнению автора, реализуется через интроекцию и проекцию субъекта с объектом эмпатии. В сфере психического регулирования — эмоциональный компонент эмпатии, который реализуется через процессы привлекательности (аттракции) индивидов в их взаимодействии (интеракции). В области активности психики эмпатия выступает как осознанное психическое явление, лишенное эмоциональной окраски. В зоне реактивности психики эмпатия рассматривается как аффективное подсознательное явление, проявляющееся в форме сопереживания с импульсом эмоционального заражения. Е. К. Климов говорит, что сопереживание имеет эмоциональное начало, а вот в сочувствии преобладает когнитивный компонент; субъект центрирован на объекте эмпатии и активно отражает его состояние, при этом эмоции могут овладеть субъектом, но ситуация остается для него личностно незначимой [38, с. 56].

В.В. Бойко в структуре эмпатии кроме аффективно-когнитивной сферы выделяет еще и интуитивный канал, который свидетельствует о способности респондента видеть поведение партнеров, действовать в условиях дефицита информации о нем, опираясь на опыт, хранящийся в подсознании.

В литературе эмпатия описывается не только как способность к сопереживанию и сочувствию другим людям, к пониманию их состояний, но и как готовность оказать посильную помощь. Таким образом, в структуре эмпатии выделяется еще один компонент — действенный (или поведенческий). Эмпатия как трехкомпонентное образование рассматривается в работах Михальченко Г. Ф., Лабунской В. А., Обозова Н. Н., Панкина А. И., Петровского А. В., Платонова К. К., Сарджвеладзе Н. М. и др. 48, с. 86]

Действенная эмпатия проявляется в виде группы альтруистических актов, которые базируются на эмоциях сопереживания и сочувствия, а также на адекватном понимании состояния объекта. И. М. Юсупов исключает присутствие этого компонента в структуре эмпатии, считая ее в основном, пассивно-наблюдательным сопереживанием или сочувствием без активного вмешательства в виде действенной помощи, которую, с его точки зрения, не следует отождествлять с более глубоким явлением в межличностных отношениях — действенной групповой эмоциональной идентификацией.

С.К. Нартова-Бочавер [38, c. 59] отмечает, что в основе помогающего поведения (т.е. действенной эмпатии) лежит готовность субъекта к оказанию помощи. Такая готовность, являясь комплексным образованием, требует от него наличия определенных психологических ресурсов: когнитивных (включающих анализ ситуации бедственного положения другого человека, осознание себя субъектом помощи, принятие решения), поведенческих способностей и возможностей) и мотивации помощи. Понятие мотивации помощи употребляется исследователем в узкооперационном смысле и подчеркивается аффективный компонент феномена готовности к помощи как состояния мотивационно — аффективной сферы личности. Инициирующей альтруистический поступок. Результаты исследований, проведенных автором, свидетельствуют о том, что необходимым (хотя и недостаточным) условием оказания помощи является устойчивость альтруистического намерения.

В некоторых работах поведенческий аспект эмпатии (в ситуации общения) представлен целым рядом характеристик. Рассмотрим эти характеристики: регуляция средств общения, используемых партнером (при этом именно оценка обратной связи приводит к корректировке поведения); сопровождение помогающего поведения; выбор адекватных поведенческих актов, способных вызвать партнеров по общению на взаимную эмпатию; выражение суждений, по поводу мыслей и чувств другого в формах взаимодействия, актуальных для его личного опыта; использование форм обращения, которые не причинят вред другому человеку.

Существуют классификации видов эмпатии. К примеру, классификация А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского [44, c. 376], в которой эмпатия представлена следующими ее видами:

— эмоциональная эмпатия, основанная на механизмах проекции и подражания;

— когнитивная эмпатия, базирующаяся на интеллектуальных процессах, например, сравнение, аналогии;

— предикативная эмпатия, проявляющаяся как способность человека предсказывать аффективные реакции другого в конкретных ситуациях.

К механизмам эмпатии относят:

— сопереживание — переживание субъектом тех эмоциональных состояний, которые испытывает другой человек посредством отождествления себя с ним;

— сочувствие-переживание собственных эмоциональных состояний по поводу чувств другого человека.

Западные психологи Г. Барретт-Леннард, В. Айкес и др. 49] выделяют три последовательные фазы, присущие эмпатии как психическому процессу:

1) восприятие и резонанс слушателя, этап эмпатического понимания, во время которого субъект делает точные выводы относительно мыслей и чувств другого человека;

2) экспрессивное сообщение о возникновении этого состояния, во время которого субъект выражает свои суждения по поводу переживаний другого;

3) этап эмпатической коммуникации, во время которой эмпатическое понимание проверяется и развивается в диалогическом ключе взаимопонимания.

Отечественные психологи А. П. Сопиков и Т. П. Гаврилова выделили следующие фазы эмпатического процесса:

1) восприятие многообразия открытых переменных объекта эмпатии, получение информации о качестве, знаке и содержании его переживаний;

2) построение во внутреннем плане модели открытой и латентной деятельности объекта эмпатии и соотнесение ее с собственными ценностями и потребностями [48, c. 87].

Существует несколько видов эмпатических реакций:

1) эмпатические реакции в ответ на поведение группы

2) эмпатические реакции в адрес конкретной личности.

Таким образом, эмпатия — это сложный, многоуровневый феномен, структура которого представляет совокупность эмоциональных, когнитивных и поведенческих умений, навыков, способностей человека. Взаимодействие между эмоциональными, когнитивными, поведенческими компонентами структуры эмпатии определяется опытом общения, результатами социально-психологических отношений человека с миром людей. Конкретная личность демонстрирует эмпатию то в виде реакций на действия другого, то в качестве отрефлексированного переживания, вызванного состояниями партнера, то посредством умений и навыков создавать поддерживающие отношения и т. д.

1.3 Изучение эмпатии студентов

В предыдущих параграфах мы выяснили, что эмпатия -- это способность поставить себя на место другого человека (или предмета), способность к сопереживанию. Эмпатия также включает способность точно определить эмоциональное состояние другого человека на основе мимических реакций, поступков, жестов и т. д. Так же, под эмпатией подразумевается способность очень точно чувствовать и ощущать эмоциональное состояние человека, не видя его. Тот или иной уровень эмпатии является профессионально необходимым качеством для всех специалистов, работа которых непосредственно связана с людьми (чиновники, руководители, продавцы, менеджеры персонала, педагоги, психологи, психотерапевты и проч.).

Выяснено, что важной стороной эмпатии является способность принимать роль другого человека, что позволяет понимать (чувствовать) не только реальных людей, но и вымышленных (например, персонажей художественных произведений). Показано также, что эмпатическая способность возрастает с увеличением жизненного опыта.

Наиболее очевидный пример эмпатии — поведение драматического актера, который вживается в образ своего героя. В свою очередь, зритель тоже может вжиться в образ героя, поведение которого он наблюдает из зрительного зала.

Эмпатия как эффективный инструмент общения была в распоряжении у человека с момента выделения его из мира животных. Умение сотрудничать, ладить с окружающими и адаптироваться в обществе было необходимо для выживания первобытных сообществ.

Эмпатия как эмоциональный отклик на переживания другого осуществляется на разных уровнях организации психического, от элементарных рефлекторных до высших личностных форм. Вместе с тем эмпатию следует отличать от симпатии, сопереживания, сочувствия. Эмпатия — это не симпатия, хотя она так же включает соотнесение эмоциональных статусов, но при этом сопровождается чувством переживания или обеспокоенности за другого. Эмпатия — не сочувствие, которое начинается со слов «я» или «мне», это не согласие с точкой зрения собеседника, а умение ее понять и выразить со слова «вы» («вы должны думать и чувствовать то-то»).

Проявление эмпатии наблюдается уже на ранних этапах онтогенеза: поведение младенца, который, например, расплакался в ответ на сильный плач лежащего рядом «товарища» (при этом у него также учащается сердцебиение), демонстрирует один из первых видов эмпатийного реагирования — недифференцированное, когда ребенок по существу еще не способен отделить свое эмоциональное состояние от эмоционального состояния другого. Причем ученые не пришли к единому мнению, являются ли эмпатичекие реакции врожденными или они приобретаются в ходе развития, но их раннее появление в онтогенезе не подлежит сомнению. Имеются данные, что условия воспитания благоприятствуют развитию способности к эмпатии. Например, если у родителей теплые взаимоотношения с детьми, и они обращают их внимание на то, как их поведение сказывается на благополучии других — в этом случае дети с большей вероятностью будут проявлять эмпатию по отношению к другим людям, чем те, которые в детстве не имели таких условий воспитания [43, с. 79].

Серия исследований, проведенных Д. Бэтсоном [49, c. 415] и его коллегами, убедительно демонстрирует, что переживание эмпатии, связанное с представлением о благополучии другого человека, пробуждает альтруистическую мотивацию, целью которой является улучшение благополучия другого; таким образом, чувство эмпатии по отношению к человеку, нуждающемуся в помощи, пробуждает стремление помогать ему.

Эмпатия является частью «эмоциональной культуры», которая отвечает за социальные навыки, помогающие успешному взаимодействию людей. В этой связи Р. Бар-Он и С. Стайн и Г. Бук [49, c. 306] задались вопросом, почему одни люди, обладающие высоким интеллектуальным уровнем, часто добиваются меньших успехов в жизни, чем обладатели более скромных умственных способностей. В 1996 они представили научному сообществу тест-опросник для оценки «эмоционального интеллекта» (EQ Inventory) и результаты произведенных по всему миру с помощью него измерений. Было установлено, что, действительно, существует положительная связь между эмоциональными способностями и уровнем достижений, т. е. эмпатией и направленности личности.

Направленность личности — это совокупность устойчивых мотивов, взглядов, убеждений, потребностей и устремлений, ориентирующих человека на определенные поведение и деятельность, достижение относительно сложных жизненных целей [42, c. 56].

Направленность всегда социально обусловлена и формируется в онтогенезе в процессе обучения и воспитания, выступает как свойство личности, проявляющееся в мировоззренческой, профессиональной направленности, в деятельности, связанной с личным увлечением, занятием чем-либо в свободное от основной деятельности время (например, изобразительным творчеством, физическими упражнениями, рыбалкой, спортом и др.).

Во всех этих видах человеческой активности направленность проявляется в особенностях интересов личности: целях, которые ставит перед собой человек, потребностях, пристрастиях и установках, осуществляемых во влечениях, желаниях, склонностях, идеалах и др. :

— влечение — недостаточно полное осознанное стремление к достижению чего-либо. Нередко в основе влечения лежат биологические потребности индивида;

— склонность — проявление потребностно-мотивационной сферы личности, выражающееся в эмоциональном предпочтении того или иного вида деятельности или ценности;

— идеал (от греч. идея, первообраз) — образ, являющийся воплощением совершенства и образцом высшей цели в стремлениях индивида. Идеалом может быть личность ученого, писателя, спортсмена, политика, а также морфологические характеристики конкретного человека или черты его личности;

— мировоззрение — система взглядов и представлений о мире, на отношение человека к обществу, природе, самому себе. Мировоззрение каждого человека определяется его общественным бытием и оценивается в сравнительном сопоставлении морально-нравственных взглядов и идеологических воззрений, принятых в обществе.

Сочетание мышления и воли, проявляемых в поведении и действиях человека, приводит к переходу мировоззрения в убеждения:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой