Коммунистический Интернационал

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение

Глава 1 Образование Коммунистического Интернационала

1.1 Международное рабочее движение после первой мировой войны.

1.2 Основание Коммунистического Интернационала.

Глава 2. Деятельность Коминтерна

2.1 Международное рабочее движение в 1920--1921 гг. и задачи компартий.

2.2 Борьба Коминтерна за единый рабочий фронт.

Глава 3. Создание рабочего социалистического интернационала

Заключение

Список литературы

Введение

На данном этапе развития экономических и политических преобразований, происходящих в Кыргызской Республики и соседних государствах, преемниках бывшего СССР, когда с политической цены уже ушли главные действующие лица периода перестройки, сам интерес к этому периоду в истории несколько утих, можно попытаться рассмотреть это время в истории нашего государства, дабы найти ответы на те вопросы и проблемы, которые у нас возникают сейчас.

С распадом СССР в конце 1991 г. с политической карты мира исчезла последняя империя, на месте которой образовались пятнадцать независимых государств. Практически все они находятся в процессе формирования национальной государственности, разработки стратегии развития, своего места в региональных и глобальных процессах. Формы и методы интеграции стран бывшего СССР в структуры международного сотрудничества во многом определяют и место постсоветского пространства в формирующейся системе международных отношений.

Любой народ должен помнить и знать свою историю, поэтому я думаю не стоит все очернять в советской истории. Есть моменты от которых мы отказались, забыли или не обращаем должного внимания. Даже являясь независимой республикой мы должны помнить все что было связано с Советским Союзом. Моя курсовая работа посвящена рассмотрению проблем развития коммунистического движения в мире в рамках Коминтерна.

Создание Коммунистического Интернационала диктовалось обстановкой, сложившейся в Европе после первой мировой войны. Революционная ситуация, переросшая в ряде стран в общенациональный революционный кризис, цепь революций в Европе и в Азии, глубокий экономический и социальный кризис в послевоенном мире -- все это давало В. И. Ленину основание для вывода о неизбежности начала мировой пролетарской революции. Учитывая состояние разобщенности рабочего класса после «великой бойни», Ленин считал неотложным создание в лице III Интернационала революционного штаба для руководства борьбой. Об этом он заявил в первом же своем выступлении при возвращении в Россию в апреле 1917 г. Грядущую революцию в России Ленин считал лишь началом, первым шагом мировой пролетарской революции.

Практически создание революционного Интернационала стало возможным после Октябрьской революции. Значительную роль в пропаганде его идей сыграла Федерация иностранных групп при ЦК РКП (б) и Центральное бюро мусульманских организаций РКП (б). В условиях нараставшего в Европе и во всем мире революционного подъема в 1918 г. в ряде стран возникли компартии или инициативные коммунистические группы. Компартии были созданы в Финляндии, Австрии, Нидерландах, Венгрии, Германии. В январе

1918 г. возникла первая в Западном полушарии Коммунистическая партия Аргентины (до 1920 г. она называлась Интернациональной социалистической партией).

В январе 1918 г. состоялось первое международное совещание, рассмотревшее некоторые организационные вопросы, в частности принцип отбора участников -- основателей Коминтерна. Было решено учитывать следующие условия: 1. Согласие партий и организаций стать на путь революционной борьбы против своих правительств, за немедленный мир. 2. Поддержка Октябрьской социалистической революции и Советской власти. В январе 1919 г. состоялось новое международное совещание, рассмотревшее сроки созыва учредительного конгресса и платформу Коминтерна. Обсуждался также более детально, с учетом новой ситуации, состав конгресса. Было принято предложение Ленина о его созыве в ближайшее время. В основу идейно-политической платформы были положены программные документы РКП (б) и КПГ («Союз Спартака»). Ленин подчеркивал принципиальное значение синтеза опыта большевиков и авангарда западноевропейского пролетариата -- КПГ. Формулируя условия вступления в Интернационал, он отстаивал тезис о решительном разрыве с социал-шовинизмом и центризмом, признании идей социалистической революции и диктатуры пролетариата.

Глава 1. Образование Коммунистического Интернационала

1.1 Международное рабочее движение после первой мировой войны

Первая мировая война со всей беспощадностью обнажила идейно-политическое банкротство II Интернационала. Он практически прекратил существование. Лидеры большинства социал-демократических партий Европы, игнорируя империалистический характер войны со стороны обеих воюющих коалиций, перешли на позиции шовинизма и буржуазного национализма. В их защиту, прикрываясь «…лицемерными, пошлыми и самодовольными софизмами», выступили и центристы во главе с К. Каутским.

Измена II Интернационала собственным решениям нанесла тяжелый удар по международному рабочему движению. Политика «защиты отечества» разделила социалистов стран Антанты и германского блока на два враждебных лагеря. В каждой из национальных партий шла острая внутрипартийная борьба. В социалистических партиях оформилось три течения:

социал-шовинистское, центристское и революционно-интернационалистское.

Уже в первые месяцы войны В. И. Ленин поставил вопрос о создании III Интернационала, о разрыве революционно-интернационалистских сил с открытыми и замаскированными оппортунистами. В отличие от первых, «законченных оппортунистов», провозгласивших «классовый мир» со «своей буржуазией», центризм, используя антивоенную и оппозиционную фразеологию, лозунги «единства партий», спасал социал-шовинистов от полного морально-политического банкротства.

Особенно опасен был центризм в период послевоенного революционного подъема. Его теория «золотой середины, оправдывающая марксистскими словечками оппортунистическую практику», тормозила переход масс на позиции коммунистических партий. Каутский разработал платформу и «аргументы» идейно-политической дискредитации опыта большевиков и Октябрьской революции. В брошюре «Диктатура пролетариата» (1918) он извратил марксистское учение о диктатуре пролетариата, изобразил Советскую власть источником народных бедствий. В. И. Ленин разоблачил эти инсинуации в блестящем памфлете «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Он вскрыл подлинный смысл его теоретических упражнений: парализовать сознание и волю рабочих к борьбе, укрепить их реформистские иллюзии.

В этой ситуации Ленин считал актуальным ускорить создание революционного Интернационала. Важной основой его являлось ядро левых сил в Циммервальдском движении, в котором, однако, преобладало влияние центристов. Прибыв в Россию, Ленин в первых же выступлениях в апреле 1917 г. поставил вопрос о разрыве с «циммервальдским болотом». Решающее значение в консолидации революционных сил имела Октябрьская социалистическая революция. Пример Октября стимулировал формирование и укрепление позиций революционно-интернационалистических тенденций в социалистических партиях и за их пределами.

Важной особенностью революционного подъема явилось усиление анархистских и анархо-синдикалистских тенденций, в том числе в таких развитых странах, как Германия, где ранее они не играли заметной роли. Взлет анархо-синдикализма и ультралевых настроений имел несколько

причин. Во-первых, за годы войны изменился состав рабочего класса -- ослабло его классово-сознательное пролетарское ядро. Во-вторых, послевоенный подъем втянул в активную борьбу миллионы людей, ранее инертных и аполитичных, в том числе из средних слоев, мелкобуржуазной интеллигенции, т. е. людей, не прошедших школы классово-политического воспитания. В-третьих, в условиях, когда компартии только начали создаваться и не могли охватить своим влиянием все пласты рабочего класса, а социал-реформисты игнорировали его насущные интересы, создавалась благоприятная почва для распространения всякого рода «левых» течений анархизма и анархо-синдикализма. Ленин справедливо отмечал, что анархизм -- своего рода наказание за оппортунистические грехи рабочего движения.

Следует отметить еще одно важное обстоятельство. Социал-реформистские теоретики II Интернационала, прежде всего Каутский, нередко давали вульгарное, позитивистское истолкование марксизма. Учение Маркса трактовалось в духе фатализма и эволюционизма. Развитие общества представлялось автоматическим процессом, предопределенным степенью развития производительных сил, техники и науки. Марксизм превращался в теорию, которая в лучшем случае могла лишь претендовать на объяснение, но не на изменение мира. Из марксизма была изъята творческая практика, активность субъекта. Ленин в своих трудах дал последовательную критику фальсификации оппортунистами учения Маркса и Энгельса. Однако большинство его работ в первые послевоенные годы еще не были известны на Западе. В этой связи некоторые представители западноевропейского коммунистического движения (Г. Лукач и др.) ставили проблему социальной активности субъекта, которая уже нашла свое решение в работах В. И. Ленина. Но абсолютизируя субъективный фактор, они переходили на позиции ультралевых и представителей анархо-синдикализма. Аналогичная тенденция, имевшая, однако, собственные социальные корни, была сильна и в рабочем движении Франции, Испании, Латинской Америки. В этих странах анархо-синдикалистское направление находилось под значительным влиянием идей Ж. Сореля, проповедовавшего «стихийный активизм». Он призывал к «всеобщей забастовке» -- тотальной войне пролетариата против всех классов, даже если она завершится «всемирной катастрофой».

Однако при всем многообразии оттенков, весьма широкой палитре политических тенденций в международном рабочем движении наиболее отчетливо проявилось противоборство двух основных сил, двух курсов в рабочем движении: социал-реформизма и марксизма-ленинизма. Уже в 1918--1919 гг. правосоциалистические лидеры предприняли попытки восстановления II Интернационала, чтобы противодействовать развитию революционного процесса. Они стремились не допустить повторения Октября в странах Центральной и Западной Европы. Пытаясь воскресить II Интернационал, бывший председатель Международного социалистического бюро Э. Вандервельде созвал 3 февраля 1919 г. в Берне представителей некоторых социалистических партий. Прибыло около 100 делегатов из 26 стран.

Центральное место на конференции занимал вопрос «О демократии и диктатуре». Его обсуждение свелось к осуждению большевизма, «диктатуры» и восхвалению «чистой», т. е. буржуазно-парламентской, демократии. Диктатура пролетариата противопоставлялась демократии. Как социал-шовинисты, так и центристы оказались неспособны подойти к анализу ситуации 1917--1919 гг. и коренных проблем рабочего движения с классовых позиций. В принятой резолюции содержались нападки на большевизм, отвергалась диктатура пролетариата. Участники конференции даже не отважились на протест против антисоветской интервенции. Однако попытки восстановления II Интернационала на Бернской конференции не увенчались успехом. Против подобной поспешности выступили и центристы, рассчитывая на объединение в «едином Интернационале» революционных сил, бойкотировавших конференцию в Берне. Кроме того, между лидерами партий стран Антанты и Германии были разногласия по вопросу об ответственности за развязывание войны, в оценке Лиги Наций и др. Удалось лишь создать Исполнительную комиссию для подготовки восстановления Интернационала. Было решено также возродить Международную федерацию профсоюзов (МФП).

1.2 Основание Коммунистического Интернационала

Создание Коммунистического Интернационала диктовалось обстановкой, сложившейся в Европе после первой мировой войны. Революционная ситуация, переросшая в ряде стран в общенациональный революционный кризис, цепь революций в Европе и в Азии, глубокий экономический и социальный кризис в послевоенном мире -- все это давало В. И. Ленину основание для вывода о неизбежности начала мировой пролетарской революции. Учитывая состояние разобщенности рабочего класса после «великой бойни», Ленин считал неотложным создание в лице III Интернационала революционного штаба для руководства борьбой. Об этом он заявил в первом же своем выступлении при возвращении в Россию в апреле 1917 г. Грядущую революцию в России Ленин считал лишь началом, первым шагом мировой пролетарской революции.

Практически создание революционного Интернационала стало возможным после Октябрьской революции. Значительную роль в пропаганде его идей сыграла Федерация иностранных групп при ЦК РКП (б) и Центральное бюро мусульманских организаций РКП (б). В условиях нараставшего в Европе и во всем мире революционного подъема в 1918 г. в ряде стран возникли компартии или инициативные коммунистические группы. Компартии были созданы в Финляндии, Австрии, Нидерландах, Венгрии, Германии. В январе

1918 г. возникла первая в Западном полушарии Коммунистическая партия Аргентины (до 1920 г. она называлась Интернациональной социалистической партией). Революционно-интернационалистские позиции занимали Болгарская рабочая социал-демократическая партия (тесняки). Левая социал-демократическая партия Швеции, социал-демократические партии Королевства сербов, хорватов и словенцев, Норвежская рабочая партия. Социалистическая рабочая партия Греции, Социалистическая рабочая партия Чили. В 1918-- 1919 гг. коммунистические партии и кружки сложились в Румынии, Чехословакии, Франции, Италии, Дании, Великобритании, США, Швейцарии, Канаде, Бразилии, Китае, Корее, Австралии, Южно-Африканском Союзе и других странах. Появилась острая необходимость в создании коммунистического штаба революционных сил с целью координации действий, помощи в укреплении компартий, коллективной разработки революционной стратегии и тактики.

В январе 1918 г. состоялось первое международное совещание, рассмотревшее некоторые организационные вопросы, в частности принцип отбора участников -- основателей Коминтерна. Было решено учитывать следующие условия: 1. Согласие партий и организаций стать на путь революционной борьбы против своих правительств, за немедленный мир. 2. Поддержка Октябрьской социалистической революции и Советской власти. В январе 1919 г. состоялось новое международное совещание, рассмотревшее сроки созыва учредительного конгресса и платформу Коминтерна. Обсуждался также более детально, с учетом новой ситуации, состав конгресса. Было принято предложение Ленина о его созыве в ближайшее время. В основу идейно-политической платформы были положены программные документы РКП (б) и КПГ («Союз Спартака»). Ленин подчеркивал принципиальное значение синтеза опыта большевиков и авангарда западноевропейского пролетариата -- КПГ. Формулируя условия вступления в Интернационал, он отстаивал тезис о решительном разрыве с социал-шовинизмом и центризмом, признании идей социалистической революции и диктатуры пролетариата.

Эти требования определяли и состав делегаций I конгресса. Приглашались три группы революционных сил: 1. Партии и политические группы, которые уже стояли на платформе формировавшегося III Интернационала. 2. Партии, близкие к этому. 3. Группы и течения внутри социал-демократических партий, более или менее близкие к большевизму. Ленин считал принципиально важным идейно-политическое единство революционных сил, объединенных в Интернационале. Вместе с тем он не ставил знак равенства между участием в учредительном конгрессе и членством в Коминтерне. В Коммунистическом Интернационале он видел кузницу коммунизма, школу революционного воспитания и опыта. В этой связи учитывалось, что к центристскому течению примыкало немало революционно настроенных рабочих, и ставилась задача привлечь их в компартии. Аналогичным было и отношение к анархо-синдикалистскому движению: речь шла о необходимости блока с революционными синдикалистами. Это была стратегия противодействия раскольнической позиции социал-реформистских лидеров и сплочения в Коминтерне всех действительно революционных сил рабочего класса.

Международная коммунистическая конференция открылась в Москве 2 марта 1919 г. Кроме РКП (б) и компартий других советских республик компартии оформились к этому времени в шести странах Европы, в других странах действовали левосоциалистические или коммунистические группы. В связи с блокадой Советской Республики, гражданской войной и иностранной интервенцией некоторым делегатам не удалось приехать в Москву, другие прибыли с опозданием. В работе конференции, которая 4 марта конституировалась как I конгресс Коммунистического Интернационала, смогли принять участие 52 делегата от 35 организаций из 21 страны. Центральное место в работе конгресса заняли обсуждение платформы Коминтерна и доклада Ленина «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». В ходе дискуссий был сделан вывод исторического значения: с победой Октябрьской революции наступила новая эпоха -- «эпоха разложения капитализма… эпоха коммунистических революций пролетариата».

Этот главный вывод стал основой осмысления и разработки ближайших задач борьбы. Поскольку революционное движение в начале 1919 г. шло на подъем, конгресс проходил под знаком уверенности в скорой победе международной социалистической революции. В критических замечаниях по проекту платформы Коминтерна, подготовленному Н. И. Бухариным и делегатом КПГ Г. Эберлейном, Ленин отмечал необходимость формулировать задачи пролетариата в таком духе, «чтобы получился тезис практической политики. Признание зрелости социалистической революции пролетариата, необходимости ее теперь…» В его замечаниях речь шла и о том, чтобы выделить необходимость слома государственной машины буржуазии и установления диктатуры пролетариата. Отметив неточность формулировки о Советах как единственной форме пролетарской власти, Ленин рекомендовал записать: «Типа Коммуны и Советов (не обязательно „Советов“)». Далее речь шла о необходимости овладения всеми формами борьбы, в том числе неизбежности применения революционного насилия. Диктатура пролетариата рассматривалась как необходимый этап перехода от капитализма к построению социалистического общества.

Последний вопрос был в центре доклада Ленина «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Социал-реформистские, в том числе центристские, рассуждения о «демократии вообще», о «чистой демократии», отметил Ленин, «есть прямое издевательство над основным учением социализма, именно учением о классовой борьбе» 2. Ленин раскрыл ограниченность буржуазной демократии, доказал, что подход к понятиям «демократия» и «диктатура» должен носить классовый характер. Признание или непризнание исторической необходимости диктатуры пролетариата явилось линией размежевания в международном рабочем движении. Коммунистические и социал-реформистские партии оказались по разные стороны баррикад.

I конгресс Коминтерна теоретически обобщил опыт рабочего движения в период революционного подъема, положил начало идейному и организационному сплочению революционных сил под знаменем марксизма, соединению ленинизма с рабочим движением.

Международное коммунистическое движение в 1919--1920 гг. В эти годы размежевание сил в рабочем движении продолжалось. В ноябре 1919 г. был основан Коммунистический интернационал молодежи (КИМ), ставший одной из секций Коминтерна. В период между I и II конгрессами Коминтерна коммунистическое движение окрепло, компартии возникли или уже складывались в Болгарии, Югославии, США, Мексике, Дании, Испании, Индонезии, Иране, Великобритании и ряде других стран. Социалистические партии Чили, Греции, Румынии, Италии, Швеции, Норвегии и некоторые другие заявили о своем присоединении к Коминтерну. Ко времени II конгресса в Коминтерн входило 18 партий, включая РКП (б).

Образование компартий и коммунистических групп в различных странах имело свои особенности. В одних странах компартии создавались в результате выделения революционных сил, левого крыла из социал-реформистских партий. В других они возникали как объединение различных левых социалистических групп и синдикалистских элементов. В тех странах, где имелись левосоциалистические партии, стоявшие на марксистских позициях, принимались решения о вступлении их в III Интернационал и переименовании в коммунистические партии. В ряде случаев компартии создавались на базе большинства социалистических партий, правые же силы, оставшись в меньшинстве, возрождали социал-реформистские партии. В некоторых странах на пути формирования компартий стояли центристы. Они жонглировали коммунистическими лозунгами, стремясь удержать за собой массы. Даже такие реформистские партии, как Независимая рабочая партия Великобритании, Социалистическая партия Испании, весьма далекие от принципов III Интернационала, под давлением рядовых членов заявляли о готовности вести переговоры о вступлении в Коминтерн. Это же относилось к руководству НСДПГ, СФИО и др. Они, как правило, преследовали цель навязать Коминтерну «правила игры» II Интернационала или, используя тактику «троянского коня», взорвать Коминтерн изнутри.

Весьма поучительны были опыт и уроки Венгерской и Баварской Советских республик. Они со всей отчетливостью показали, что рабочий класс не может удержать власть без революционной партии, партии нового типа, способной повести за собой массы. Исполком Коминтерна (ИККИ) и его Бюро в период между конгрессами провели огромную работу в этом направлении. Однако осуществление партией руководящей роли- в рабочем движении, гегемонии пролетариата в революционной борьбе зависело не только от преодоления реформистских иллюзий и завоевания масс компартиями. Решение этой центральной задачи было связано и с искоренением сектантства в молодом коммунистическом движении. Анархо-синдикализм и другие левацкие тенденции не только оказывали «внешнее» воздействие на рабочее движение, на его лозунги и формы борьбы. Они имели сторонников и единомышленников и в компартиях. Когда КПГ на съезде в Гейдельберге (октябрь 1919 г.) решила отвергнуть сектантские догмы, левацкие элементы пошли на раскол партии. В Итальянской социалистической партии (ИСП) лидер ультралевых А. Бордига требовал «прямой атаки» буржуазного общества, пытался сколотить ультралевую фракцию внутри Коминтерна.

В некоторых партиях были распространены представления, будто бы революция может быть «принесена на штыках» -- революционными войнами, Красной Армией. Вместо трезвой оценки обстановки «левые» руководствовались чувствами, желаниями, настроением. Точка зрения о «безвыходном положении» капитализма разделялась даже некоторыми руководящими работниками Коминтерна. Председатель ИККИ Г. Е. Зиновьев, например, утверждал, будто господствующие классы бессильны что-либо сделать для восстановления экономической жизни Европы, а «буржуазия и ее агентура… в предсмертном издыхании». Аналогичную позицию занимал и Л. Д. Троцкий. Бюро ИККИ с участием Ленина рассматривало вопрос об отношении компартий к парламентаризму и к деятельности в профсоюзах. Ленин посвятил этой проблематике специальное письмо «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам». В одном из документов, принятых ИККИ в тот период. Отмечалось, что «революция--это не одновременный акт, а процесс и даже длительный процесс», «и повсюду, где революция еще не разрушила основы парламентаризма», его необходимо использовать в интересах победы пролетариата. Тем не менее настроения «революционного нетерпения», попытки подталкивания рабочих на крайние акции, без учета реальной обстановки, все еще были сильны, так же как и расчеты одним махом перепрыгнуть через неизбежные этапы политической борьбы.

Работа В. И. Ленина «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме». Коренные, самые жгучие проблемы рабочего и коммунистического движения 20-х годов были проанализированы Лениным в книге «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме». Она была издана в 1920 г. на нескольких языках и вручена делегатам II конгресса Коминтерна. Ленин обобщил в ней опыт большевиков, Октябрьской революции, с тем чтобы помочь компартиям овладеть основными принципами стратегии и тактики революционной борьбы. Ленин показал международный характер Октябрьской революции, выделив те основные черты, которые можно назвать образцом «тактики для всех», т. е. закономерности, которые могут повториться в других социалистических революциях. Он обратил внимание и на недопустимость буквального копирования опыта Октября, необходимость применения основных принципов коммунизма с учетом национальных особенностей. Ленин призывал сосредоточить силы на «конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи» -- свержению буржуазии. К ближайшим практическим задачам он относил отыскание «формы перехода или подхода к пролетарской революции». Ленин подчеркивал важность разработки политики партии с учетом тщательного анализа объективной обстановки, недопустимости субъективизма при оценке тенденций развития классовой борьбы. Отмечал он и необходимость не упускать из поля зрения степень зрелости субъективного фактора.

В работе Ленина вскрывались причины «левизны» в коммунистическом движении. Речь шла о двух основных ее типах: во-первых, мелкобуржуазная революционность, дух бунтарства, анархизма, свойственные временным «попутчикам» рабочего класса, и, во-вторых, революционность рабочих, еще не прошедших школы классовой борьбы, ослепленных ненавистью к «парламентской деятельности», всякого рода оппортунистам. Эту вторую часть левых Ленин советовал отсечь от мелкобуржуазных главарей и привлечь в компартии. В работе был дан обстоятельный анализ основных ошибок «левых» коммунистов: отрицание роли партии и партийной дисциплины, отказ работать в реформистских профсоюзах и буржуазных парламентах, отрицание компромиссов и др. Все эти вопросы Ленин рассматривал с точки зрения завоевания масс на сторону компартий, использования временных компромиссов в интересах подготовки революции. Красной нитью через всю книгу проходила концепция партии как руководящей и организующей силы пролетарских масс.

II конгресс Коминтерна. II конгресс Коминтерна, который работал с 19 июля по 7 августа 1920 г., завершил конституирование Коммунистического Интернационала. Был принят Устав, «21 условие» приема в Коминтерн, разработаны и приняты важнейшие документы, характеризовавшие его стратегию и тактику. В работе конгресса приняли участие 217 делегатов от 67 организаций из 37 стран мира. С совещательным голосом в его работе участвовали лидеры НСДПГ и Социалистической партии Франции.

Основной доклад, сделанный Лениным, был посвящен международному положению и основным задачам Коммунистического Интернационала. В нем указывалось, что экономическая и политическая ситуация в мире крайне неустойчива. Учитывая эти факторы, Ленин исходил из наличия «условий мировой революции».

Обстановка еще не давала достаточно убедительных доказательств для иного вывода. Вместе с тем отмечались и признаки ослабления атаки на капитал. Предположения, что революция в развитых капиталистических странах будет развиваться в быстром темпе и власть сразу перейдет от буржуазии к пролетариату, не осуществились. Вместе с тем Ленин не исключал возможности пролетарских революций в самом близком будущем. Однако основную задачу момента он видел не в том, «чтобы ускорять революцию, а в том, чтобы усиливать подготовку пролетариата». Ленин подчеркивал необходимость содействовать сплочению раздробленных коммунистических сил, образованию в каждой стране единой коммунистической партии с целью подготовки пролетариата к завоеванию государственной власти. Эти установки Ленина были положены в основу решений конгресса.

Конгресс отверг взгляды и тактику «левых» коммунистов и анархо-синдикалистских групп. Были решительно осуждены теоретические позиции и практическая политика германских независимцев: она была оценена как «насквозь каутскианская», а ее лидеры -- как не умеющие «революционно мыслить».

В принятом конгрессом решении «О роли коммунистической партии в революции» подчеркивалось, что партия -- высшая форма организации пролетариата, ей принадлежит руководящая роль в революционной борьбе. Эта резолюция имела принципиальное значение, если учесть, что ряд течений в рабочем движении (английские шоп-стюарды, американские «Индустриальные рабочие мира», а также испанские, германские, французские анархо-синдикалисты) отрицали не только руководящую роль партий, но и необходимость их. В решениях конгресса были сформулированы идейно-политические принципы революционной партии нового типа, ее организационная структура, ее место в массовых организациях, ее роль в пролетарской революции. Подчеркивалось, что важнейшим организационным принципом партии нового типа является демократический централизм.

Вопрос о роли и характере компартий был центральным и при обсуждении условий приема в Коминтерн. «21 условие» предусматривало полную перестройку аппарата партий, печати и пропаганды в духе требований Коминтерна. Принятие этих условий преследовало цели разоблачения оппортунизма и центризма, удаления с ответственных постов в партии и подконтрольных ей организациях противников Коминтерна, признания принципа демократического централизма, переименования партий в коммунистические, активной пропаганды лозунга «диктатура пролетариата» и т. д. Ленин подчеркивал необходимость быстрого и полного разрыва с реформизмом и центризмом. Но в то же время по отношению к революционерам, в том числе синдикалистам, рекомендовалось дружественное разъяснение ошибочности их взглядов. Примером подобной терпеливой работы был диалог с представителями отколовшейся от КПГ Коммунистической рабочей партии Германии (КРПГ). Учитывалось, что «левым» коммунистам Германии удалось в 1920 г. увлечь за собой треть членов КПГ, значительную часть которых составляли революционно настроенные рабочие. Их необходимо было вернуть в КПГ.

Одним из важнейших документов, принятых конгрессом, был Устав Коммунистического Интернационала. Он соответствовал задачам и уровню коммунистического движения тех лет. В отличие от II Интернационала Коминтерн объединял не только революционный пролетариат развитых капиталистических стран, но и коммунистов колониальных и полуколониальных стран Азии, Африки, Латинской Америки. Коминтерн рассматривался одновременно в диалектическом единстве -- как единая, всемирная Коммунистическая партия и как союз коммунистических партий различных стран. Централизация не отрицала необходимости учитывать все многообразие условий, в которых действовали компартии.

Наряду с обязательствами, которые налагал на коммунистические партии Устав Коминтерна, в нем были зафиксированы и права компартий самостоятельно решать опросы в рамках принципиальных установок Коминтерна. Верховным органом Интернационала являлся всемирный конгресс входящих в него секций. В период между конгрессами работой Интернационала руководил Исполнительный Комитет (ИККИ). Его председателем до 1926 г. был Г. Е. Зиновьев. Решения ИККИ были обязательны для всех секций Коминтерна.

Огромное значение имели документы конгресса о движущих силах мирового революционного процесса и союзниках пролетариата в борьбе за власть. Об этом говорилось в тезисах по аграрному и национально-колониальному вопросам. Рассмотрение их было особенно важным потому, что социал-демократические партии и многие молодые компартии игнорировали эти проблемы или занимали по ним неясные и путаные позиции, допускали ошибки. Особенно острые дискуссии шли по аграрному вопросу. Анализируя различные точки зрения и опираясь на опыт большевиков, Ленин дал глубокое обоснование коммунистической аграрной политики. Союзниками пролетариата в борьбе против капитала, говорил он, могут быть, во-первых, сельскохозяйственные рабочие; во-вторых, парцелльное крестьянство -- полупролетарии, сочетающие работу в своем хозяйстве с работой по найму; в-третьих, мелкое крестьянство, не прибегающее к найму рабочей силы. Эти группы крестьян, отмечал Ленин, объективно заинтересованы в революции. Однако они решительно поддержат пролетариат лишь после завоевания им политической власти, ликвидации крупного землевладения и при условии помощи социалистического государства. Острую дискуссию вызвал вопрос о разделе помещичьих земель. Некоторые ораторы заявили, что их дробление, раздел приведет к нерентабельности сельского хозяйства. Другие обращали внимание на мелкобуржуазную природу крестьянства. Ленин отверг и эти сомнения. Он заявил, что в принципе признает правильным в развитых капиталистических странах преимущественное сохранение крупных земельных владений и превращение их в государственные хозяйства. Однако было бы величайшей ошибкой, отмечал Ленин, не допускать бесплатной передачи «части земель… окрестному мелкому, а иногда и среднему крестьянству». Ленин специально остановился на вопросах о необходимости нейтрализации среднего крестьянства. Аграрный вопрос, отмечал Ленин, необходимо решать не абстрактно и не шаблонно, а с точки зрения установления союза пролетариата и трудящихся крестьян как важнейшего условия прочности завоеваний пролетарской революции.

Национально-колониальная проблема в своей основе также была проблемой союза рабочего класса с крестьянством в международном масштабе, так как крестьянство -- подавляющая часть населения колониальных и зависимых стран. Ставилась задача слить революционную борьбу пролетариата метрополий с национально-освободительным движением угнетенных народов. Октябрьская революция нанесла сильнейший удар по тылам империализма и положила начало кризису колониальной системы. Уже весной 1919 г. начался подъем антиимпериалистической и антифеодальной борьбы в Китае. В Корее в марте 1919 г. вспыхнуло восстание против японского колониального господства. В Индии развернулась освободительная борьба против английских колонизаторов. В январе1920 г. началась национально-буржуазная революция в Турции. Антиимпериалистические движения охватили Афганистан, Иран, Северную Африку, страны Латинской Америки. Ленин отверг попытки рассматривать непролетарские движения в колониях и зависимых странах как сплошную реакционную массу. В то же время он выступал и против утверждений, будто бы лишь борьба в колониальных и зависимых странах способна «свалить империализм». В принятых конгрессом тезисах отмечалось, что компартии поддерживают национально-освободительные движения, что они могут вступать во временные соглашения с демократической национальной буржуазией, сохраняя свою идеологическую и организационную самостоятельность. Перед коммунистами ставились задачи создания компартий и массовых революционно-демократических организаций в колониях и зависимых странах, активной работы среди крестьянства, втягивания его в антифеодальную борьбу. Был поставлен вопрос о перспективе перехода к социализму в этих странах минуя капиталистическую стадию развития.

Решения II конгресса Коминтерна ускорили формирование компартий в Италии и Франции, в Германии была создана массовая Объединенная коммунистическая партия. В июле -- августе 1920 г. состоялся учредительный съезд Коммунистической партии Великобритании. В 1921 г. сформировались компартии Румынии, Чехословакии, Китая, Южной Африки, Бельгии, Канады, Люксембурга, Швейцарии, Палестины, Португалии и Новой Зеландии, в 1922 г. --в Бразилии, Японии, Чили, в 1923 г. -- в Норвегии. К лету 1921 г., по данным мандатной комиссии III конгресса Коминтерна, компартии насчитывали в своих рядах 2 млн. 230 тыс. членов [около 1,5 млн. членов компартий капиталистических стран, 722 тыс. членов РКП (б)]. В период между II и III конгрессами Коминтерна в основном завершилось партийно-политическое оформление революционного крыла в рабочем движении различных стран.

Глава 2. Деятельность Коминтерна

2.1 Международное рабочее движение в 1920--1921 гг. и задачи компартий

Международная обстановка на рубеже 1920-- 1921 гг. характеризовалась двумя важнейшими факторами. Во-первых, революционные выступления в ряде европейских стран потерпели поражение. Тенденция ослабления классовых битв, еще только наметившаяся в середине 1920 г., в последующем, особенно с 1921 г., укрепилась. Во-вторых, налицо был факт необратимости революционного процесса, начатого Октябрьской революцией. Попытки задушить Советскую Республику «в колыбели» провалились. Советская Россия оставалась революционным маяком, оплотом мировой социалистической революции. В решающую стадию вступал процесс размежевания в социалистических партиях, завершилось формирование компартий, складывалось новое соотношение сил в рабочем движении.

Поскольку не удалось одновременно отмежеваться от оппортунистов и центристов и повести массы на штурм капитализма, оказывались неизбежными неразграниченные строго во времени две стадии, две ступени формирования коммунистического движения: завоевание революционного авангарда и завоевание масс. Еще в книге «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» Ленин писал, что главное -- привлечение авангарда рабочего класса -- уже сделано, но с одним авангардом победить нельзя, необходимо все внимание сосредоточить на следующем шаге -- завоевании масс. Таким образом, после объединения всех революционных сил на коммунистической платформе и образования компартий начался принципиально новый период: поиск компартиями путей единства действий с некоммунистической частью рабочих.

Неотложность решения этой задачи диктовалась и тем, что, несмотря на кризис идеологии социал-реформизма, его организационно-политическое влияние было весьма сильным. К началу 1921 г. социал-демократические партии объединяли около 8 млн. человек. Предпринимались энергичные попытки консолидации социал-реформистских сил в национальном и международном масштабе. Одновременно со II конгрессом Коминтерна в Женеве с 31 июля по 6. августа 1920 г. работал конгресс реформистского Интернационала, где было представлено 17 социалистических и социал-демократических партий. Хотя формальное решение о восстановлении II Интернационала было принято, собравшиеся в Женеве лидеры правосоциал-реформистской ориентации не считали свою задачу выполненной.

Значительная часть партий, прежде всего центристского характера, оказалась вне Коминтерна и реформистского Интернационала. Руководство этих партий лавировало между двумя Интернационалами. Дебатировалась идея «воссоздания единой международной организации» рабочих. Однако и созванная в Вене 22--27 февраля 1921 г. учредительная конференция Международного рабочего объединения социадиетических партий не стала всемирной. На ней преобладало влияние европейских центристов. Ф. Адлер, Ж. Лонге и другие центристские лидеры отмежевались как от «наивного нетерпения» Коминтерна, так и от «скептического неверия» реформистского Интернационала в социалистическую революцию. Последний был признан «фактором разрушения единства» революционного движения. Коминтерну же приписывалось стремление навязать рабочему движению западных стран «большевистские методы». Это была попытка сформировать новый,"двухсполовинный" Венский Интернационал, роль которого объективно сводилась к тому, чтобы создать барьер росту влияния коммунистических партий.

Активизировались и лидеры реформистской Международной федерации профсоюзов (чаще ее называли Амстердамским Интернационалом профсоюзов). В ноябре 1920 г. в Лондоне был созван Чрезвычайный международный конгресс профсоюзов. Представленные на нем профсоюзные объединения 16 стран Европы и Канады (АФТ отказалась от участия в конгрессе, считая его «радикальным») охватывали 24,6 млн. человек. В международном рабочем движении появился еще один профсоюзный центр: в июне 1920 г. на конгрессе в Гааге делегатами из 10 стран была создана Международная конфедерация христианских профсоюзов (МКХП), объединившая свыше 3 млн. членов. Борьба между реформистскими, христианскими и революционными синдикалистами в профсоюзном движении являлась важной частью общей борьбы за влияние на массы. «Получить на свою сторону профсоюзы,-- отмечалось в одном из заявлений ИККИ,-- значит завоевать на свою сторону пролетариат».

Стратегический курс Коминтерна на завоевание масс основывался на глубокой, научной оценке обстановки в мире в 1920-- 1921 гг. В ряде выступлений конца 1920 -- начала 1921 г. Ленин характеризовал ситуацию как неустойчивое равновесие. Действовали противоречивые тенденции: некоторые из них свидетельствовали о наличии кризисных явлений, которые могли привести к обострению политической обстановки, другие, наоборот, указывали на элементы стабилизирующего характера. Но после поражения мартовского выступления 1921 г. в Германии становилось все более несомненным, что первая волна революционного пролетарского натиска пошла на убыль. Вместе с тем в ряде стран (Германия, Болгария) не исключалась возможность нового революционного взрыва. Одним из факторов общей нестабильности была неустойчивость послеверсальских международных отношений. Как показало последующее развитие классовой борьбы, лишь в 1923 г. прокатилась завершающая волна послеоктябрьского революционного подъема. Но спад революционной борьбы определенным и явным был уже в 1921 г. Подготовка III конгресса Коминтерна: главный удар -- против сектантско-левацкой опасности. Спад послевоенного революционного подъема отчетливо показал, что компартии не вели за собой большинство рабочего класса. В этой ситуации особенно опасными становились левацко-сектантские тенденции, пренебрежительное отношение к будничной, повседневной работе в массах. Если весной и летом

1920 г. Ленин называл «левые» ошибки «детской болезнью», «болезнью роста» и надеялся, что от них коммунисты быстро избавятся в ходе практической работы, то через год его оценки стали более резкими. Это объяснялось не только тем, что влияние мелкобуржуазной революционности в коммунистическом движении оказалось стойким. В условиях, когда кривая революции пошла вниз, всякая «левизна» порождала авантюризм, становилась особенно губительной. Однако не только в 1920 г., но и в течение первой половины 1921 г. в печати Коминтерна, в заявлениях некоторых его деятелей была склонность преувеличивать революционные возможности, исходить из перспективы «нарастания революции». После февральского Пленума

1921 г. Ц К Объединенной компартии Германии (с августа 1921 г. она снова стала называться КПГ) преобладающее влияние в руководстве партии получили сторонники так называемой теории наступления. Ее сущность один из «левых» в ЦК КПГ А. Маслов определял так: партия вступает в бой, «не заботясь о том, кто за ней последует». Развивалась «теория», будто германский пролетариат можно привлечь к революции лишь через «многочисленные путчи». Ультралевые преувеличивали революционность ситуации в Германии. Представители КРПГ обвиняли руководство КПГ в правооппортунистичских ошибках, чрезвычайно резко критиковали «Открытое письмо» от 7 января 1921 г. На заседании ИККИ 22 февраля 1921 г. Г. Е. Зиновьев и Н. И. Бухарин взяли под защиту некоторые левацкие оценки, присоединились к их критике «Открытого письма».

Конечно, борьбу против правого оппортунизма и центризма нельзя было ослаблять. В ряде компартий идейный и организационный разрыв с этими силами еще не завершился. Однако некоторые деятели Коминтерна и отдельных компартий все еще исходили из расчета «ускоренной подготовки» захвата власти пролетариатом. «Левизна» угрожала направить коммунистическое движение на путь преждевременных, обреченных на поражение выступлений. Позднее Ленин отмечал, что «левизна» толкала Коминтерн в пропасть, грозила гибелью. Перед III конгрессом Коминтерна встала задача разработать стратегию и тактику в новых условиях. Огромное значение имело непосредственное участие Ленина в обсуждении вопросов предстоящего конгресса. Он, в частности, выступил против попыток осудить «Открытое письмо» ЦК КПГ. Ленин отметил, что считает его «совершенно правильной тактикой». Однако в ряде секций Коминтерна превалировали надежды на новый революционный подъем в ближайшее время.

Несмотря на свою крайнюю занятость в Совнаркоме, В. И. Ленин уделял огромное внимание подготовке конгресса, участвовал в разработке его основных документов. Он часто беседовал с прибывшими в Москву делегатами. Подробно обсуждалась ситуация в мире, ультралевая «теория наступления». «Мы должны оценить трезво, совершенно трезво мировое хозяйство и мировую политику… --вспоминала К. Цеткин рассуждения Ленина в одной из бесед. -- Первая волна мировой революции спала, вторая еще не поднялась. Было бы опасно, если бы мы на этот счет строили себе иллюзии». Ленин намечал главное звено в политике компартий и Коминтерна:

завоевание масс как предпосылка завоевания власти. В замечаниях на проект тезисов о тактике, подготовленных А. Тальгеймером и Б. Куном при участии К. Радека, Ленин подверг критике утопические прожекты «левых». В основу тактики Коминтерна он предложил тезис о систематической борьбе за массы, завоевании большинства «рабочего класса, в первую голову внутри старых профсоюзов. Тогда победим наверняка при всяком повороте событий».

Решительная борьба В. И. Ленина против «левой» опасности заставила многих делегатов еще до начала конгресса пересмотреть свои позиции. «Левые» же, особенно из Германии, продолжали отстаивать тезис о «революционной ситуации» в ряде стран Европы, оправдывали «теорию наступления». В такой обстановке открылся III конгресс Коминтерна.

III конгресс Коминтерна. Разработка тактики коммунистических партий. III конгресс открылся в Москве 22 июня 1921 г. В его работе приняло участие 605 делегатов от 103 организаций из 52 стран, в том числе от компартий 48 стран. В повестку дня были включены обсуждение отчетного доклада ИККИ, вопросы о мировом экономическом кризисе и новых задачах Коминтерна, о тактике Коминтерна и РКП (б) и др.

В центре дискуссий на конгрессе были оценка текущего момента, тенденций развития в капиталистическом мире и задачи и тактика Коминтерна. Особенность ситуации состояла в том, что «левые» имели на своей стороне значительную часть делегатов, более половины участвовавших в дискуссиях защищало в той или иной мере «левые» взгляды. Эта группа была не только многочисленной и влиятельной, но и необычайно активной. Доклады о положении в мире, тактике и задачах Коминтерна подвергались сильной атаке «слева». Снова и снова повторялся левацкий тезис о «невозможности» для буржуазии выйти из кризиса, раздавались требования «дейных революций, подчеркивалось, что мировая революция не является кратковременным периодом.

Отчет Исполкома Коминтерна концентрировал внимание на выполнении решений II конгресса. Но и здесь неизбежно развертывалась полемика по общим, глобальным вопросам. К тезисам о тактике Коминтерна «левые» внесли 27 поправок в защиту «теории наступления». С обоснованием поправок выступил делегат КПИ У. Террачини.

Положение было столь серьезным, что Ленин вынужден был вновь выступить сразу после Террачини. В своей речи о тактике Коминтерна он нанес сокрушительный удар по платформе «левых». Речь Ленина произвела огромное впечатление на делегатов конгресса. Террачини писал позднее, что во время речи Ленина он начал осознавать, что «суровое осуждение, которое слышалось в его словах, бьющих словно молот», преследовало цель «спасти всех нас от ошибки», которая могла оказаться гибельной. Тем не менее «левые», вынужденные перейти к обороне, продолжали отстаивать свои позиции. В борьбе против лево-сектантских элементов Ленина активно поддерживали К. Цеткин, О. Куусинен, В. Коларов, Б. Шмераль и др. В тезисах, принятых конгрессом, была отражена позиция Ленина. В них говорилось: «…Первый период революционного движения после войны, характеризовавшийся стихийностью напора, неоформленностью методов и целей и чрезвычайной паникой, охватившей правящие классы,-- представляется в основном завершенным. Классовая самоуверенность буржуазии и внешняя устойчивость ее государственных органов несомненно укрепились». Эта трезвая оценка наступивших изменений давала основу для реалистического курса компартий. «Совершенно бесспорно,-- говорилось далее в тезисах,-- что в настоящее время открытая революционная борьба пролетариата за власть переживает в мировом масштабе… замедление темпа». Отмечая наступление буржуазии, конгресс подчеркнул необходимость вовлечения в борьбу широких масс рабочего класса и полупролетарских слоев города и деревни.

В «Тезисах о тактике», основанных на ленинской характеристике эпохи социальной (Профинтерн). Конгресс отверг реформистскую теорию «нейтральности» профсоюзов, выступил под лозунгом защиты классовых интересов рабочих. Профинтерн тесно сотрудничал с Коминтерном в решении задач завоевания многомиллионных масс рабочих старых профсоюзов.

2.2 Борьба Коминтерна за единый рабочий фронт

После консолидации коммунистического движения центральным направлением деятельности Коминтерна был курс на завоевание масс, на создание единого пролетарского фронта. Эта политика становилась все более настоятельной, диктовалась не только необходимостью отпора наступлению капитала, но и угрозой фашизма, особенно в Италии. В декабре 1921 г. Политбюро Ц К РКП (б) рассмотрело и одобрило инициативу российской делегации в ИККИ: обратиться к рабочим II Интернационала с призывом о совместных действиях. ИККИ поддержал ее.

Однако курс ИККИ на создание единого фронта еще только формировался. В коммунистическом движении существовали колебания и сомнения относительно содержания и форм единства действий. Главный очаг оппозиции был не в партийных низах, где стихийная тяга к единству усиливалась, а в партийных верхах, не изживших «левых» настроений. Были попытки рассматривать лозунги единства действий в качестве «стратегического маневра» с целью «заклеймить» и «разоблачить» лидеров реформистских партий. Они нередко назывались «социал-предателями». Расширенный Пленум Ц К Компартии Франции в январе 1922 г. отклонил единый фронт, заявив: «Мы никогда не будем шагать вместе с предателями». Подобная политика тормозила единство действий.

В декабре 1921 г. при участии В. И. Ленина ИККИ разработал тезисы о сущности политики единого рабочего фронта. Они были утверждены на I расширенном пленуме ИККИ, состоявшемся в феврале--марте 1922 г. Главное внимание обращалось на единство самих масс в практической борьбе за удовлетворение непосредственных нужд рабочих. В тезисах отмечалось, что нельзя ограничиваться только обороной, при возможности необходимо переходить в наступление. Далее в тезисах говорилось, что споры о том, должен ли единый рабочий фронт создаваться сверху или снизу, представляют собой сущее доктринерство. Ленин советовал не останавливаться перед обращениями к лидерам реформистских партий и даже к вождям II и II Интернационалов с предложениями вести борьбу совместно.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой