Исследования межличностных супружеских отношений

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исследования межличностных супружеских отношений

Содержание:

Стр.

Введение. … 2−4

Глава 1. Ценностно-мотивационные аспекты межличностных супружеских отношений как предмет социально-психологического исследования… 4−35

1.1. Роль социальной психологии в исследовании семьи и брака… 4−9

1.2. Исследование социально-психологических различий между мужчинами и женщинами в становлении и развитии супружеских отношений… 9−29

1.3. Некоторые методики диагностики межличностных супружеских отношений… 29−35

Глава 2… 36−43

Гипотеза исследования.

Описание выборки.

Описание методов диагностики и психокоррекции.

Ход эксперимента.

Выводы про итогам проведенного исследования.

Заключение… 43−45

Библиография… 46−48

Приложения N1−2 … 49−51

Введение.

Вы ничему не можете научить человека.

Вы можете только помочь ему открыть это в себе.

Галилей

Уже стало привычным называть уходящий XX век веком революций: социальной, научно-технической, космической. С полным правом его можно назвать и веком революции семейно-брачных отношений. С начала нашего века начались крупные социальные изменения, которые преобразили также брак и семью. Прежде всего — это массовое включение женщин в производство. Женщина вышла из узкого семейного мирка и включилась в активную трудовую, общественную жизнь. Экономическая самостоятельность женщины подорвала традиционный авторитет мужчины как кормильца семьи. Не меньшее значение имеет и социальное равенство полов. Оно означает не только право женщины на труд, образование, социальное обеспечение, участие в общественно-политической жизни. Это и равенство в семье, закрепленное конституциями прогрессивных стран мира, в том числе и российской. До недавнего времени, как известно, мужчина почти никогда не рассматривался в общественных науках с позиций пола, все, что вырабатывалось теоретической и практической наукой, применительно к мужчине, считалось без дальнейших оговорок за общечеловеческую норму.

Демократизация общественной жизни проявилась также в важном нововведении — свободе расторжения брака. В нашей стране в 1967 г. была облегчена и упрощена бракоразводная процедура, позволившая многим формально существовавшим семьям расторгнуть изжившие себя отношения, а с 1996 г. в России узаконена процедура оформления брачного контракта.

Социально-экономические преобразования породили и новые межличностные отношения, взгляды людей на личное, в том числе семейное счастье, которое долгое время считалось «женской темой», не заслуживающей серьезного внимания. Современный человек (без «поправки» на специфику личности мужчины или женщины) не только имеет право самостоятельно строить свою судьбу и семейную жизнь, но и активно использует это право. Он не хочет мириться с неполноценным браком, уродливыми отношениями в семье, активно добивается личного счастья.

В силу объективных причин сегодня размыт консервативный стереотип восприятия женщины, ее предназначения. Научно-технические, социально-политические преобразования привели к повышению образовательного и профессионального уровня женщин, возрастанию их роли во всех сферах общественной жизни, и одновременно обнажились и стали в центре общественного внимания такие явления и проблемы, как кризис семьи, девальвация чувств материнства на социальном и индивидуальном уровнях. Достоянием гласности сегодня стали такие явления как алкоголизм и наркомания не только мужчин, но женщин, проституция, мужское и женское одиночество и беспризорные дети. В условиях перестройки и расширения демократии в нашей стране резко обозначились такие проблемы межличностных отношений, как противоречия между равноправием женщины и возможностями его реализации, между требованиями общественного прогресса и отсталыми взглядами на место женщины в семье, между функциями полноправной гражданки и реальным положением в своей семье, между общественно-профессиональными и семейными функциями женщины.

Это породило массу проблем, споров, вопросов о том, что нас ждет в будущем, что будет с человечеством, как оно сможет выжить, как будет воспроизводиться в физическом и социальном плане. В связи с этим обозначился рост научно-исследовательского интереса к межличностным супружеским отношениям, возникло множество концепций и соответственно путей решения названных проблем.

С сожалением можно констатировать, что интерес к данной проблеме в течение 10−15 лет то вспыхивал, как пожар, то затухал. Сегодня же повышенный интерес к семье и браку обусловлен рядом причин. Треть всех браков оказывается нежизнеспособной. Вопрос об укреплении брака и улучшении брачной структуры населения приобретает важнейшее государственное значение в связи с проблемой рождаемости. Решение таких проблем немыслимо без изучения механизмов внутрисемейных отношений. Социально-психологический климат в семье определяет устойчивость этих отношений, оказывает решительное влияние на развитие и детей, и взрослых. Большинство современных ученых пришли к выводу, что борьба с негативными социальными явлениями (мужская и женская апатия или агрессивность, алкоголизм и наркомания, растущая преступность, психические расстройства) не может быть эффективной, если не учитывать роль супружеских отношений в возникновении этих явлений.

Психологический климат семьи не является чем-то неизменным, данным раз и навсегда. Его создают члены каждой семьи и от их усилий зависит, каким он будет, благоприятным или неблагоприятным. Исходной основой благоприятного климата семьи являются супружеские отношения. Современный брак основывается на совместимости современных людей как личностей. Совместная жизнь требует от супругов готовности к компромиссу, умения считаться с потребностями партнера, уступать друг другу, развивать в себе такие качества, как взаимное уважение, доверие, взаимопонимание. Вот почему объектом исследования данной работы выбрана семья, как малая социальная группа, а предметом исследования — межличностные супружеские отношения.

Учитывая актуальность проблемы межличностных супружеских отношений на современном этапе развития общества, в данной работе ставится цель:

проанализировать исследования в области межличностных супружеских отношений как отечественных, так и зарубежных ученых, работающих в области социальной философии, социальной психологии, социологии, философии культуры, феминистики; выявить степень практического использования научных разработок.

Для реализации указанной цели представляется необходимым решить следующие задачи: показать значимость супружеских отношений в социальной политике государства с учетом изменения положения женщины в современных межличностных отношениях; рассмотреть состояние проблемы супружеских отношений в современной научной и популярной литературе; выявить методики диагностики межличностных супружеских отношений; показать общее и особенное в предложенных методиках; определить практическую значимость методик; использовать один из методов психодиагностики супружеских отношений в практической деятельности.

Глава 1. Ценностно-мотивационные аспекты межличностных супружеских отношений как предмет социально-психологического исследования.

1.1. Роль социальной психологии в эффективном исследовании семьи и брака.

Один из создателей экспериментальной психологии Г. Эббинс сумел сказать о развитии психологии кратко, почти до афоризма: у психологии огромная предыстория и очень краткая история. Под историей он имел в виду тот период изучения психического, который ознаменовался отходом психологии от философии, сближением ее с естественными науками и организацией собственного лабораторного эксперимента. Это — последняя четверть XIX века. Если считать так, то возраст психологии как науки еще не достиг одного столетия, истоки же ее теряются в глубине веков вместе с зачатками всей человеческой культуры. Познание другого человека, по словам одного древнего мыслителя, «самого интересного объекта», начинается уже на уровне «донаучной» психологии. Донаучная психология — это познание другого человека и самого себя непосредственно в процессах деятельности и взаимного общения людей, — процессах, все усложняющихся на протяжении всей человеческой истории. По меткому выражению П. Жане, это та психология, которую народ создает еще до психологов; здесь деятельность и знание слиты воедино, обусловленные необходимостью понимать другого человека, предвидеть его поступки.

Первым, кто заговорил о об измерении в психологии был немец Вольф, который считал, «что можно измерить величину удовольствия осознаваемым нами совершенством, а величину внимания — продолжительностью аргументации, которую мы в состоянии проследить» (22,с. 9). В том же веке эта идея психометрии смутно высказывалась философами, естествоиспытателями, математиками, хотя и не повлекла за собой непосредственных измерений. Эстонский психолог К. Рамуль собрал ряд интересных фактов, свидетельствующих об исследованиях еще в XVIII веке, которые явно подходят под категорию экспериментально-психологических. В качестве примера одной из первых и притом практических проблем психологического измерения можно привести проблему «личного уравнения» (ее начало — 1796 г.).

Идущее из XVIII века мнение о том, что измерение — важнейшая, если не единственная цель любой науки, было лейтмотивом начала экспериментальной психологии и того периода, когда она действительно стала складываться в особую область научного исследования. Организатор одной из первых психологических лабораторий Ф. Гальтон писал тогда: «Психометрия — значит искусство охватывать измерением и числом операции ума, как например, определение времени реакций у разных лиц… Пока феномены какой-нибудь области знания не будут подчинены измерению и числу, они не могут приобрести статус и достоинство науки» (22,с. 10).

К настоящему времени нет, пожалуй, ни одного вида человеческой деятельности, который не стал бы объектом психологического исследования. Ежегодно публикуемое в специально-психологических и в огромном числе смежных научных журналов и монографиях, в изданиях типа «Трудов», «Ученых записок» и «Материалов конференций» давно исчисляется тысячами. Наряду с этим имеет место и углубление методов исследований, применение все более сложных процедур обработки результатов, развития психологической теории. В данной работе предпринята скромная попытка отразить этот процесс, тем более что развитие психологии, особенно отечественной, в XX веке идет сложными, нередко противоречивыми путями, в условиях борьбы различных тенденций.

Как известно, человек в процессе своей деятельности, создавая условия своего бытия, вступает в определенные отношения с материальными объектами и с другими индивидами. Люди производят не только свое предметное бытие, но и отношения друг к другу. Эти отношения, как показал К. Маркс, являются историческим продуктом и возникают вместе с деятельностью, становясь определенной формой ее существования. Таким образом, в самом общем виде все отношения можно разделить на отношения к предмету и отношения к другому человеку. Общение и деятельность неразрывны, но в одних случаях общение и деятельность выступают как «две стороны социального бытия человека», в других — общение трактуется как функция деятельности: «действия человека приобретают… двоякую функцию, функцию непосредственно производственную и функцию воздействия на других людей, функцию общения». Сегодня наиболее приемлемой представляется точка зрения Л. П. Буевой: «Деятельность и общение — две взаимосвязанные, относительно самостоятельные, но не равноценные стороны единого „индивидуального и общественного“ процесса жизни» (3,с. 91).

Определение понятия «межличностные отношения» невозможно без исследования соотношения общения и общественных отношений. Введение категории «межличностные отношения» делает более четким понимание соотношения общения и общественных отношений. Вопрос о природе межличностных отношений затрагивался в ряде работ советских психологов, социологов и философов. При этом высказывались различные, зачастую взаимоисключающие точки зрения. Нередко общение и межличностные отношения отождествляются и под ними подразумеваются отношения в конкретно существующей социальной группе. Представляет определенный интерес утверждение, выдвинутое Б. Ф. Ломовым и поддержанное рядом советских психологов, что межличностные отношения существуют внутри каждого вида общественных отношений: «схематически это можно представить как сечение особой плоскостью системы общественных отношений: то, что обнаруживается в этом „сечении“ экономических, социальных, политических и иных разновидностей общественных отношений, и есть межличностные отношения» (3,с. 91). Предельно широкое определение содержится в работе Л. П. Буевой, где межличностные отношения определяются «как отношения, сущность которых заключается в «обработке людей людьми» (3,с. 93).

Перечисленные определения межличностных отношений исходят из предмета конкретной науки, будь то психология, социальная психология или конкретная социология. Они дают возможность выяснить те или иные задачи, которые ставятся при исследовании определенных феноменов. Рецидивом психологизаторского подхода при изучении общения является выделение в качестве определяющей черты межличностных отношений их эмоциональной основы. «Эмоциональная основа, — пишет Г. М. Андреева, — межличностных отношений означает, что они возникают и складываются на основе определенных чувств, рождающихся у людей по отношению друг к другу» (3,с. 95). В этом плане важность исследований станет еще более очевидной при изучении малых социальных групп, к которым, кроме трудовых коллективов, относятся и группа друзей, и академическая группа вуза, и школьный класс, и семья. Исследованиями малых социальных групп интересуются науковеды (в научных коллективах межличностные отношения особенно резко отражаются на результатах деятельности), созданием дружного и сплоченного коллектива озабочены педагоги, медики изучают влияние взаимоотношений в группе больных на состояние их здоровья, структура взаимоотношений сказывается на боевой подготовке военных подразделений, большое значение для борьбы с преступностью имеет изучение криминальных групп и т. д. и т. п. Таким образом, исследования малых групп затрагивают самые различные стороны деятельности человека. В этом нет ничего удивительного, потому что малые группы — это та микросреда, где проходит значительная часть жизни человека.

Особые трудности вызывает определение малой социальной группы. Общепринятого определения не существует, разные авторы пользуются различными определениями этого понятия. Можно согласиться с В. А. Гавриловым, что для того, «чтобы определить понятие „малая социальная группа“, надо выявить исходные, более или менее устойчивые признаки, существенные свойства малой группы, подведя бесконечно разнообразные социальные действия отдельных людей под критерий повторяемости» (20,с. 9). По его мнению, малая социальная группа характеризуется такими основными признаками: 1) это не случайное собрание лиц, а относительно устойчивое социальное образование, система социального взаимодействия группы лиц; 2) это такая форма социального объединения, когда члены данной группы в силу ее относительно небольшого состава взаимодействуют друг с другом лично; 3) это форма социального взаимодействия индивидов на основе объединения для совместного участия в определенной сфере социальной деятельности (экономической, политической, духовной, бытовой, в сфере досуга и т. д.), которому присуща известная общность ряда целей, интересов, мотивов поведения, социально-психологических установок, системы ценностей, общность сознания, организующее групповое действие. Такое определение представляется заслуживающим внимания (20,с. 10). Опираясь на определение социальной группы, малой группой можно считать немногочисленную по составу социальную группу, члены которой взаимодействуют друг с другом лично. Другими словами, родовым признаком малой социальной группы является социальная группа, а видовым отличием — межличностные отношения, непосредственные контакты. К малым группам относят школьный класс, производственный, научный, спортивный коллективы, небольшие воинские подразделения и… семью.

Как правило, для изучения структуры взаимоотношений в малых группах используются социометрические методики. В настоящее время такие методики в нашей стране получили довольно широкое распространение. В монографии Паниотти В. И. (20) дана классификация характеристик малой группы с точки зрения методов, применяемых для ее исследования, что позволяет более четко выделить класс характеристик, для изучения которых применяются социометрические методы. В IV главе монографии приводятся результаты, полученные при исследовании 742 малых групп. Основным результатом монографии является разработка взаимосвязанных методов, предназначенных для исследования структуры взаимоотношений в малых социальных группах. По мнению автора, методы, рассматриваемые в монографии, значительно расширяют возможности для изучения межличностных отношений.

Одно из ведущих мест в широкой программе экономического, социального и духовного развития российского общества, в условиях формирования правового государства и стабилизации отношений всех уровней, занимают межличностные супружеские отношения. Задача эта важная и сложная, требующая пристального внимания общественности и науки, поскольку психология человека переделывается куда медленнее, чем материальная основа его жизни. Именно в семье закладывается фундамент нового человека, проходят начальные стадии социализации ребенка, формируются азы нравственных отношений, а межличностные отношения супругов являются своеобразной проекцией общественных отношений. Не случайно многие отечественные (А.Г. Харчев, С. И. Голод, В. И. Сикорова, А. П. Ощепкова, А. И. Антонов и др), а также зарубежные (Берждес, Киркпатрик, Имелинский, Обуховский и др.) (40, с. 3) в своих работах все больше внимания уделяют возросшему значению межличностных отношений в семье и браке. Однако наиболее эффективным изучение межличностных отношений в браке, семье и в других сферах жизнедеятельности может быть только с учетом психологических особенностей пола.

Половая дифференциация представляет одну из актуальных проблем в изучении социально-психологических процессов и явлений различных прикладных областей социальной психологии. Между тем социально-психологические различия между мужчинами и женщинами еще недостаточно представлены в отечественных исследованиях семьи и брака, а отсутствие у брачных партнеров знаний о социально-психологических особенностях полов, как отмечают некоторые исследователи (4), служит одной из причин неблагополучия супружеских отношений и распада семей.

На современном этапе развития общества, благодаря индустриализации и развитию бытового обслуживания, наблюдается снижение роли семьи как хозяйственной ячейки и повышение роли межличностных отношений членов семьи, то есть возрастает значение социально-психологических факторов. Эту точку зрения разделяют Огберн, Берджесс и Локк, Уинч, Элмер, Гуд, В. Б. Голофаст, А. М. Кириллова, П. И. Федосеев, А. Г. Харчев. Несмотря на расхождения между отечественными и зарубежными исследователями и те, и другие отмечают возрастание роли социально-психологических факторов в институтах семьи и брака. Однако фундаментальные исследования этих факторов только начинаются и, если отдельные авторы (Харчев А. Г. Семья как объект философского и социологического исследования (Л., 1974), Брак и семья в СССР (М., 1979), Семья и общество (М., 1981) и др.) утверждают, что социология семьи — одна из наиболее развитых областей социологической науки, то о социально-психологическом направлении этого сказать нельзя. Некоторые социально-психологические аспекты семьи и брака отражены в ряде работ отечественных философов, социологов, педагогов, медиков, юристов (Н. Андреенкова, Л. В. Благонадеждина, А. Блунфельд, Ю. Н. Волкова, С.Я. Воль-фсона, В. Б. Голофаста, Р. И. Капралова, И. С. Кона, И. С. Славина, А. Г. Харчева, В. В. Юстицкого и др.). Но в этих работах рассматриваются лишь отдельные элементы социально-психологических проблем семьи и брака. Между тем семья, как уже отмечалось, все больше становится институтом межличностных отношений. Тем более, что в теоретических разработках по социальной психологии, психология семьи выделена как одна из самостоятельных прикладных областей (Е.С. Кузьмин — 1967; Б. Д. Парыгин — 1967, 1973; Г. П. Предвечный и Ю. А. Шеркович — 1975). Имеются и некоторые социально-психологические исследования, посвященные изучению ряда аспектов семейно-брачных отношений (Бойко В. В. Малодетная семья: социально-психологический аспект (М., 1988); Голод С. И. Стабильность семьи: социальные и демографические аспекты (Л., 1984), и др). Однако это были лишь первые шаги отечественной социальной психологии семьи и брака и, естественно, многие проблемы еще не нашли должного освещения.

1.2. Исследование социально-психологических различий между мужчинами и женщинами в становлении и развитии супружеских отношений.

Прослеживая исторический путь развития институтов семьи и брака, опираясь на работу Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и анализируя работы А. Г. Харчева, Ю. И. Семенова, Л. Е. Иова, Кенига и Нойберта, можно отметить самостоятельность данных институтов как предметов исследования, а также степень их сходства и различия. Брак определяется как комплекс духовно-этических и эмоционально-сексуальных санкционированных обществом отношений между мужчиной и женщиной. Семья же определяется как малая группа, сформированная на основе брачных отношений и объединяющая супругов и их потомство.

Весь комплекс супружеских отношений предлагается разделять на два основных периода: 1) до вступления в брак (период становления брачных отношений), 2) после вступления в брак (период развития брачных отношений).

На основе обобщения работ Гуда, Киркпатрика, Уинча, Щепаньского, С. И. Голода, А. Г. Харчева и К. Л. Емельянова, в которых изучались некоторые аспекты добрачного периода, предлагается разделить период становления брачных отношений на два этапа: а) до знакомства с брачным партнером и б) после знакомства с брачным партнером. Основные ценностно-мотивационные составляющие этих этапов можно конкретизировать следующим образом. На первом этапе формируются общие представления о браке и семье, ценностные ориентации и установки, идет процесс поиска и выбора брачного партнера (потенциального), согласно сложившимся эталонам и в соответствии с личной мотивацией. На втором этапе идет процесс проверки отношений между потенциальными супругами и подготовки к браку, а также формируются мотивы, побуждающие вступить в брак с данным партнером. Проводя анализ указанных составляющих периода становления брачных отношений и обобщая опыт уже имеющихся исследований, В. А. Куц были выдвинуты семь основных гипотез:

Социально-психологические различия между мужчинами и женщинами должны иметь место во всех рассматриваемых ценностно-мотивационных аспектах становления брачных отношений.

Степень выраженности различий между мужчинами и женщинами должна находиться в определенной зависимости от брачно-социального статуса респондентов. При этом предполагалось, что у расторгающих брак различия будут более значимые, чем у остальных категорий опрашиваемых.

Различия должны быть более выражены между мужчинами и женщинами, не знающими друг друга (в частности, у не состоящих в браке и никогда не состоявших в браке), чем между знающими друг друга брачными партнерами или будущими супругами (женихами и невестами).

С увеличением возраста (от 18 до 30 лет) социально-психологические различия между полами будут увеличиваться.

В процессе становления брачных отношений различия должны уменьшаться (т.е. в мотивации вступления в брак различия будут менее значимые, чем в ценностных ориентациях на брак).

С увеличением разницы в возрасте между мужчинами и женщинами различия будут возрастать.

Различия должны быть статистически значимые не относительно всех рассматриваемых факторов, а лишь отдельных, наиболее характерных для каждого из полов.

Объектами исследования были молодые люди (18−30 лет), жители города Николаева с разным брачно-социальным статусом (не состоящие в браке, вступающие в брак, расторгающие и расторгнувшие брак). Опуская задачи исследования и методы сбора информации отметим, что статистически значимые различия в ценностных ориентациях мужчин и женщин чаще фиксировались относительно следующих ценностей: взаимопонимание, любовь, взаимная забота, дети, гармония в половой жизни. Причем, мужчины выше оценивали любовь и гармонию в половой жизни, а женщины — взаимопонимание, взаимную заботу и детей. Данные о мотивах поиска и выбора брачного партнера свидетельствуют о том, что более значимые различия имели место у расторгающих брак (или уже расторгнувших), а наименее значимые — у состоящих в браке. Причем у последних, в счастливых браках различия менее выражены, чем в удовлетворительных. С увеличением возраста числа опрашиваемых выраженность различий в ответах мужчин и женщин снижается. Наибольшие сходства в мотивах поиска брачного партнера наблюдаются между 25−30-летними мужчинами и 21−24-летними женщинами, а наиболее значимые различия наблюдаются между ответами 25−30-летних женщин, а также между 21−24-летних мужчин и 18−20-летних женщин. В рассматриваемых случаях мужчины чаще, чем женщины, отмечали стремление найти подобного себе человека и стремление к половой близости, а женщины выше, чем мужчины, оценивали желание быть любимой, желание испытывать заботу, желание понимания.

Эмпирические данные ряда исследователей (А.Г. Харчева, С. И. Голода, И. Гель-мана и др.) характеризуют отношение мужчин и женщин к добрачным половым связям, мотивы вступления и удержания от этих связей. Эти данные свидетельствуют о том, что мужчины более лояльно относятся к добрачным связям (чаще их одобряют), у них чаще, чем у женщин, основными мотивами вступления в первую добрачную связь бывают половая потребность, увлечение, любопытство, жажда приключений. Представители женского пола чаще указывали на любовь, симпатии, требование партнера, увлечение. У женщин, таким образом, добрачная связь в первую очередь — выражение привязанности, признательности, своего расположения (т.е. средство выражения своего отношения) и только потом — удовлетворение потребности в физической близости. У мужчин же добрачные связи порою выступают как самоцель, с более ярко выраженной эротической окрашенностью. Об этом же свидетельствуют данные о причинах, удерживающих от добрачных связей. У мужчин это отсутствие случая, страх перед венерическими заболеваниями (сегодня — перед СПИДом), моральные соображения. У женщин — отсутствие любви, отсутствие потребности, моральные соображения.

Эмпирические данные подтвердили гипотезы о наличии социально-психологических различий между мужчинами и женщинами во всех рассматриваемых ценностно-мотивационных аспектах становления брачных отношений; о том, что различия между ответами мужчин и женщин, расторгающих (или расторгнувших) брак должны быть более значимые, чем у остальных категорий респондентов; о том, что различия между мужчинами и женщинами, не знающими друг друга, более значимые, чем между знающими друг друга (женихи и невесты, мужья и жены); о том, что в ответах мужчин и женщин различия статистически значимы лишь относительно отдельных, наиболее характерных для каждого пола, факторов.

Не подтвердились гипотезы о том, что при мотивации брака различия между полами должны быть менее значимые, чем в других изучаемых ценностно-мотивационных аспектах становления брачных отношений (т.е. по мере становления брачных отношений различия должны уменьшаться). Оказалось, что наиболее значимые различия имели место в мотивации поиска брачного партнера, а в ценностных ориентациях на брак и мотивах вступления в брак — почти одинаковы; о том, что с увеличением возраста респондентов (от 18 до 30), различия будут возрастать. В действительности, как оказалось, с увеличением возраста различия в ответах мужчин и женщин несколько снижаются.

Рассматривая социально-психологические различия между мужчинами и женщинами как одну из важных составляющих половой дифференциации, в исследованиях приводится ряд доказательств, свидетельствующих о биосоциальной детерминированности рассматриваемых различий и неизбежности их проявления во всех сферах жизнедеятельности. Особое значение эти различия приобретают на современном этапе развития институтов семьи и брака, когда наблюдается возрастание роли субъективного фактора и повышение требований брачных партнеров к межличностным отношениям. Пристального внимания заслуживает тот факт, что наиболее значимые различия имеют место у лиц расторгающих (или расторгнувших) свои браки. Это отчасти может служить иллюстрацией как недостаточно верного выбора брачного партнера, так и незнания и недооценки социально-психологических особенностей мужчин и женщин. Избежать многие негативные моменты в супружеских отношениях можно, проводя профилактические мероприятия, обогащающие будущих брачных партнеров сведениями как об анатомо-физиологических, так и психологических особенностях пола, а также об оптимальных вариантах поведения в браке и семье. С этой целью предлагается расширить и углубить исследования проблем семьи и брака (с учетом половой дифференциации), организовать широкую популяризацию получаемых данных, организовать подготовку кадров, которые будут заниматься популяризацией, расширить сеть специальных служб, помогающих осуществить выбор брачного партнера и оптимизировать отношения в семье.

Статья Ю. Е. Алешиной (1) представляет собой обзор исследований, опубликованных в 1977—1987 гг. в зарубежной научной печати и посвященных циклу развития семьи. Периодичность изменений, происходящих в семье в зависимости от стажа брака, послужила основанием для введения в исследования семьи понятия цикла развития семьи. Этот термин был использован впервые в 1948 г. Э. Дювалль и Р. Хилом на национальной общеамериканской конференции по семейной жизни, где ими был сделан доклад о динамике семейного взаимодействия. В качестве основного признака разграничения стадий, предложенного Дювалль, использовался факт наличия или отсутствия детей в семье и их возраст, поскольку считалось, что основная функция семьи — это деторождение и воспитание потомства. На основании этой характеристики были выделены следующие стадии семейного цикла: I — формирующаяся семья, супруги женаты менее 5 лет, детей нет; II — детородящая семья, возраст старшего ребенка до 2 лет 11 месяцев; III — семья с детьми дошкольниками (от 3 до 5 лет 11 месяцев); IV — семья с детьми школьниками (от 6 лет до 12 лет 11 месяцев); V — семья с детьми подростками (от 13 лет до 20 лет 11 месяцев); VI — семья, «отправляющая» детей в жизнь (от 1-го до последнего ребенка, покинувшего семью); VII — супруги зрелого возраста (в семье не осталось ни одного ребенка, до окончания трудовой деятельности, до пенсии); VIII — стареющая семья, от момента ухода супругов на покой до смерти одного из них.

Громоздкость этой периодизации, невнимание к таким характеристикам, как стаж брака, возраст супругов послужили основанием для создания ее новых вариантов. В последующие годы появилось большое число различных периодизаций семейного цикла — психологических, социологических, демографических и др. В нашей стране наибольшую известность получила периодизация Э. К. Васильевой (1975). Она выделяет 5 стадий цикла: I — зарождение семьи, с момента заключения брака до рождения первого ребенка; II — рождение и воспитание детей, эта стадия оканчивается с началом трудовой деятельности хотя бы одного ребенка; III — окончание выполнения семьей воспитательной функции, это период с начала трудовой деятельности первого ребенка до того момента, когда на попечении родителей не останется ни одного из детей; IV — дети живут с родителями и хотя бы один из них не имеет собственной семьи; V- супруги живут одни или с детьми, имеющими собственные семьи. Подобная градация хотя и допустима для целей исследования, проведенного Э. К. Васильевой (сравнение сельских городских семей), но мало приемлема для психологического изучения как семьи в целом, так и межличностных супружеских отношений, так как получается, что разные семьи проживают различное число стадий супружеских отношений. В последующие годы этот подход был подвергнут критике, например, в работах Г. Спаниера, Р. Сайера и Р. Лацелера (1,с. 61), и показано, что стадии в значительной мере перекрываются друг другом, т. е. на разные стадии цикла попадают супруги одинакового возраста, стажа, материального благополучия и т. п.

Ряд эмпирических исследований продемонстрировал, что понятие стадии семейного цикла само по себе имеет малую прогностическую ценность. Так, в работе С. Нока (1,с. 61) для определения различных личностных и внутрисемейных характеристик индивида на различных этапах его жизни использовались три типа зависимых переменных: стадии семейного цикла, отсутствие или наличие детей в семье, проживающих с родителями в момент исследования, и стаж брака. Наибольшее число статистически значимых связей было получено между различными личностными, внутрисемейными и социальными характеристиками и фактом отсутствия или наличия детей, проживающих с родителями. Несколько меньше, но также довольно большое число зависимостей было получено между стажем брака и другими характеристиками. Наименьшее число и наименее интересные в содержательном отношении связи были получены между стадиями семейного цикла и другими переменными.

Вышеперечисленные и ряд других работ послужили основанием для того, чтобы многомерное понятие «стадии развития семьи» было заменено таким достаточно простым, как стаж брака и наличие или отсутствие детей в семье, проживающих вместе с родителями.

Но возможны и другие поиски переменных, определяющих периодизацию цикла развития семьи. В течение времени существования семьи меняется характер деятельности супругов. Попытка рассмотреть жизнь семьи с этой точки зрения была осуществлена Х. И М. Фелдманами, которые предложили понятие «семейная карьера» (1). Под этим они понимают совокупность ролей индивида, направленных на реализацию себя в какой-либо из важных сфер жизни, таких как досуг, работа, семья. Ими были выделены два типа карьеры — внутрисемейные и внесемейные. К числу первых были отнесены четыре вида карьеры, получившие следующие названия: карьера сексуального опыта, карьера супружества, родительская карьера и карьера отношений родителей и взрослых детей. Введение этого понятия позволило Х. и М. Фелдманам предложить новый подход к изучению цикла семьи, основывающийся на двух стратегиях исследования: 1) рассмотрение семейных пар как независимых и зависимых переменных; 2) анализ ситуаций взаимного пересечения карьер, вмешательства одной в протекание другой (например, влияние на супружеские отношения появление ребенка, т. е. пересечение супружеской карьеры и родительской). Исходя из этого, периодизация должна осуществляться прежде всего с учетом смены семейных карьер, реализуемых индивидом, или возникновения новых.

Следует отметить, что, несмотря на то, что разработка этой проблематики началась за рубежом полвека назад, не существует моделей цикла развития семьи, достаточно полно охватывающих происходящие изменения, хотя, как показывают исследования, важность этой тематики и в практическом, и в теоретическом смысле не вызывает сомнений. Возможно именно с этими причинами связан и тот факт, что психологических исследований развития семьи в нашей стране практически не существует. В связи с этим, подчеркивает автор статьи (1,с. 63), апеллируя к конкретным работам по проблемам развития семьи в целом и супружеских отношений, в частности, вынуждены чаще опираться на зарубежных авторов.

Так, целью исследования Д. Орснера (1975) были изменения в стиле отдыха супругов в ходе семейного цикла; Дж. Медлинг и М. МакКери (1981) — определение связи между удовлетворенностью браком и сходством ценностей у супругов с различным стажем совместной жизни; Л. Тамира и К. Антонуцци (1981) — попытка посмотреть, как изменяются восприятия себя, мотивация и социальные связи у состоящих в браке разное число лет людей. Подобные примеры можно было бы продолжить, но вряд ли такие мозаичные исследования смогут воссоздать полную картину изменений, происходящих в ходе семейного цикла. Достаточно сказать, что на сегодняшний день существуют данные об изменениях, происходящих в межличностном восприятии супругов (Харчев, 1978, Anderson, Russel, Schumn, 1983), в их общении друг с другом (Miller 1976, Dyer, 1976), в распределении ролей (Schater, Keeth, 1981), в особенностях сексуальных взаимоотношений (Schren, 1979) и т. д. Но, несмотря на общую разрозненность данных, существует ряд проблем, которым повезло больше. И прежде всего это изменения удовлетворенности браком.

Интерес ученых к это проблеме огромен. Левис и Спаниер в обзоре исследований удовлетворенности браком за десятилетие именно эту тематику выделили как одну из наиболее изучаемых (1,с. 64−65). Особенно много работ было направлено на выявление тех изменений, которые происходят в межличностных отношениях мужа и жены с появлением первого ребенка. Данные ряда работ свидетельствуют о том, что удовлетворенность браком молодых родителей резко понизилась. Большая группа работ была посвящена выявлению того, как влияет уход детей из семьи на удовлетворенность браком. Эта ситуация даже получила в английском языке особое название «синдром пустых гнезд». Сравнивая в целом семьи с детьми и семьи без детей, эти авторы сделали вывод о том, что между наличием детей в семье и удовлетворенностью браком существует отрицательная связь особенно в тех семьях, где женщины работают, где супруги являются приверженцами некатолического вероисповедания, а также в семьях людей, имеющих более высокий образовательный уровень. Сравнение супругов, проживающих вместе с детьми, и супругов без детей также свидетельствуют о том, что последние считают себя более счастливыми в браке, чем первые.

Дети — это далеко не единственный фактор, который выдвигается в качестве причины изменений в отношениях супругов и снижения удовлетворенности браком. Период 25−50 лет является временем наиболее активного социального и профессионального функционирования индивида, что само по себе, как указывается многими авторами может приводить к охлаждению его интереса к семье, более равнодушному отношению к супругу и к своим семейным обязанностям, а следовательно и к снижению удовлетворенности браком. Человеку трудно одинаково активно проявлять себя одновременно в различных сферах, его предпочтение в сфере жизненных ценностей изменяется. С возрастом (можно предположить, что это время лишь случайно совпадает с тем периодом, когда дети покидают родительский дом) близкие межличностные связи становятся более значимыми, приближение старости порождает страх одиночества, человек начинает больше ориентироваться на своего супруга, а следовательно и увеличивается удовлетворенность браком. Так, по некоторым данным (Kerchoff, 1976), люди после 60 лет часто считают свой брак настолько же удовлетворяющим их, как в первые годы после его заключения.

Автор аналитического исследования (1) утверждает, что возможен еще целый ряд альтернативных объяснений изменения кривой удовлетворенности браком и параметров супружеских отношений, например, привлечение для этого результатов исследований жизненных циклов, возрастных кризисов, факта воздействия общества на людей, имеющих детей, и т. д. Но такие гипотезы реже встречаются в литературе, они менее разработаны. Кроме того, трудно согласиться, что изменения, происходящие в ходе цикла развития семьи, связаны с воздействием одного какого-то фактора, по всей видимости можно говорить о сложной взаимосвязи различных причин. К тому же ни дети, ни работа, очевидно, не влияют сами по себе на взаимоотношения супругов, а лишь способствуют тому, что супруги начинают обращать внимание на те стороны отношений, которые до того казались маловажными. Кроме того, большинством авторов исследований не учитывает тот факт, что все получаемые ответы респондентов являются не описанием объективной реальности, а феноменами восприятия супругами особенностей своей семейной жизни.

Все вышесказанное свидетельствует о важности и актуальности изучения семейного цикла как с целью создания полноценной теории функционирования семьи, так и для практической работы в данной области — консультирования, просветительской деятельности, подготовки молодежи к вступлению в брак и т. д.

Первым, кто стал развивать теорию семейных систем в США, был Мюррей Боуен (1913−1990). В статье «Теория семейных систем М. Боуена» (5) представлены отдельные положения теории человеческих взаимоотношений, разработанной М. Боуеном, и описана попытка соединить исследования семьи с естественными науками. В статье также показано, как М. Боуен применял свою теорию в практике семейной психотерапии.

После второй мировой войны, изучая поведение солдат в армии, психиатры и психологи начали уделять большое внимание функционированию социальных групп. В то же время с появлением психотропных средств хронически психические больные получили возможность жить не в больнице, а в своей семье. Понимание процессов, происходящих в семье и в еще более широких социальных группах, впервые приобрело важность для специалистов в области охраны психического здоровья. В середине 50-х годов в США в шести центрах стали развиваться новые подходы к лечению психических заболеваний, и основанием для этих подходов послужила работа, проводившаяся с семьями шизофреников.

Родители молодых людей-шизофреников в течение всего курса лечения жили в больнице вместе со своими детьми, а М. Боуен наблюдал за системой отношений в этих семьях. Он рассматривал семью как лабораторию для изучения человека. Точно также, как другие особи, например, муравьи, крысы, обезьяны, которых изучают в группах, где они осуществляют репродуктивное и социальное поведение, и человек может быть подвергнут исследованию в своей самой основной репродуктивной группе.

Согласно М. Боуену, в человеческом обществе, как и в семье, поддерживается баланс между общественным (групповая потребность в любви, одобрении, единении и согласии) и индивидуальным (потребность добиваться отличий в работе, быть независимым и потребность в самоопределении). Вот почему, когда в 1972 г. Агенство по защите окружающей среды в Вашингтоне обратилось к М. Боуену с просьбой представить работу, в которой бы его теория систем взаимоотношений в семье была применима к более широким социальным группам, М. Боун написал работу «Общество, кризис и теория систем».

В основе боуеновской теории семейных систем лежит положение об эмоциональной системе. В качестве связующего звена для понимания общественного эмоционального процесса он использовал модель семьи, в которой имеется ребенок с отклоняющимся поведением. М. Боуен избегал описаний конкретного метода, с помощью которого теория семейных систем могла бы применяться в психотерапевтических целях для решения проблем межличностных семейных отношений. В процессе психотерапии, основанной на боуеновской теории семейных систем, индивид, семейная пара или семья учатся различать модели функционирования в рамках семьи тех причин, которые служили источниками самых непроизвольных эмоциональных проявлений.

Пять положений в теории семейных систем М. Боуена описывают модели взаимоотношений, которые срабатывают на автоматическом уровне во всех семьях и которые отражают эмоциональную систему человека в действии. «Сила, с которой проявляются эти модели, меняется в зависимости от того положения, в котором могут находиться на шкале дифференциации индивид, супруги или вся семья. М. Боуен взял все свои положения из аналогичных положений, развитых в рамках естественных наук. Там имеются подходящие категории для описания человеческих взаимоотношений, хотя они еще и не доказаны в теоретическом плане» (5, с. 158).

В 1992 г. была сформирована научно-исследовательская подпрограмма «Семья», являющаяся составной частью Государственной научно-технической программы «Народы России: возрождение и развитие» (35). Цель подпрограммы — копенным образом изменить положение в исследованиях семьи, преодолеть разрозненность и фрагментарность работ разных исследовательских коллективов. За два года в рамках подпрограммы «Семья» временные творческие коллективы провели более 30 самостоятельных исследований. В настоящей публикации представлены некоторые результаты исследований, в целом отражающие основные тенденции и перспективы развития семьи в России, анализ демографической ситуации, прогнозы семейной структуры городского и сельского населения РФ до 2001 г.

Авторы исследований акцентируют внимание специалистов и общественности на следующих фактах: «Наряду со снижением рождаемости в России имеет место и сокращение количества заключенных браков. Если резкое снижение коэффициента рождаемости началось с 1988 г., то обвальное снижение брачности произошло в 1992 г. (1990г. — 8,9%, 1991 — 8,6, 1992 — 7,1, 1993- 6,7%). Снижение брачности связано, в первую очередь, с откладыванием браков. Откладывание браков, судя по всему, не сопровождается откладыванием начала сексуальных отношений, уменьшением добрачных сексуальных контактов, что неизбежно ведет к числу абортов, особенно при первой беременности, увеличению числа случаев вторичного бесплодия, внебрачных рождений и отказов от рожденных детей, т. е целому комплексу негативных последствий для государства, общества, семьи, личности (35,с. 44−45).

В связи с этим одной из важнейших проблем, требующих комплексной научно-практической разработки и решения, является планирование семьи в добрачный период. Ее решение способствовало бы смягчению негативных медико-социальных последствий откладывания браков.

Известно, что в основе отношений любви лежит чувство любви — высшая степень эмоционального положительного отношения человека к человеку. Известна также исключительная избирательность в выборе партнера в отношениях любви, нередко приводящая к единичности или даже отсутствию этого вида отношений в жизни отдельного человека. Однако, как утверждает автор исследования «Семейно-брачных и родственных отношений» (34,с. 166), «ни критерии выбора партнера, ни закономерности чувства любви, ни содержание отношений любви не получили еще должного освещения». И все же отдельные попытки освещения данных проблем в научно-популярной литературе имеются. К их числу можно отнести «Аксиомы супружества» (Обозов А.Н., Штильбанс В. И, 1984), «Стилевые особенности межличностного познания и характеристики общения» (Южанинова А.Л., 1988), «Рожденные выигрывать» (Джеймс М., Джонгвард Д, 1995), «Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности» (Ромек В.Г., 1997), и др.

В настоящее время в нашей стране получили большое распространение советы Д. Карнеги о том, как надо строить общение, чтобы оно было в личностном отношении комфортным. Признавая большую эффективность многих из них, А. А. Бодалев (6,с. 76) отмечает, что «…они больше относятся к технологии общения и не претендуют на раскрытие психологической сути общения, всех его закономерностей».

Большой знаток человека и психологии отношений людей А. Моруа очень метко и образно выразил сложности межличностных отношений супругов: два сблизившихся корабля раскачиваются на волнах, борта их сталкиваются и скрипят. Действительно, добиться согласия в супружеской жизни непросто. Наиболее ответственным периодом в жизни супругов по праву можно считать начальный, когда молодожены сталкиваются с первыми — не любовными, не интимными и приятными проблемами, а семейно-бытовыми. Период притирки характеров, взглядов на жизнь, семейный уклад — очеь сложный этап в отношениях, вызывающий подъем и спады молодых настроений молодых. Насыщенный самыми противоречивыми переживаниями, этот момент супружеской жизни часто запоминается на всю жизнь и отражается на дальнейшей судьбе семьи. Каждый из партнеров не только открывает мир другого, но и сам обнаруживает в себе что-то раньше не замеченное.

Учитывая стадийный характер развития семьи, авторы «Исследования уровней совместимости в молодой семье» предположили в качестве гипотезы, «что совместимость на каждом из уровней имеет свои специфические особенности в зависимости от той или иной стадии развития семьи» (19,с. 59). Определение этих особенностей является необходимым для разработки дальнейших программ изучения семейно-брачных отношений, практических рекомендаций по стабилизации семьи и проведения профилактической работы по психологической подготовке молодежи к семейной жизни. Исследование выполнено в рамках комплексной программы по изучению психологических аспектов семейно-брачных отношений, разрабатываемой Лабораторией дифференциальной психологии им. Б. Г. Ананьева НИИКСИ ЛГУ. П рабочему определению, молодой семьей считалась такая семья, супружеский стаж партнеров которой не превышал трех лет, а возраст супругов 25 лет. Учитывалось, что в своем развитии молодая семья может проходить несколько этапов. Кроме основной цели исследования еще была поставлена задача осветить некоторые вопросы выбора брачного партнера, в частности влияние родительской семьи на этот процесс.

Исходя из существующего понимания структуры каждого из уровней совместимости, для их изучения авторы исследования использовали следующие методики (19, с. 60):

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой