Компенсация морального вреда в гражданском праве РФ

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Общепризнано, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей.

Конституция Российской Федерации Конституция Российской Федерации от 12. 12. 1993 (с изм. от 30. 12. 2008.) // Рос. газета. 2009. 21 янв. ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение понесенных убытков и причиненного вреда. В качестве одного из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т. е. страдания, вызванные различными неправомерными действиями (бездействием).

Целью защиты нематериальных благ человека или неимущественных прав граждан служит такой институт гражданского права, как институт компенсации морального вреда, закрепленный в ГК Р Ф Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30. 11. 1994. № 51-ФЗ // Рос. газета. 1994. 8 дек. в качестве основного способа защиты этих благ.

Сфера применения компенсации морального вреда чрезвычайно широка, в то время как само понятие морального вреда продолжает вызывать споры.

Прежде всего, доработки требует понятийный аппарат, а именно понятие «моральный вред», поскольку его легальное определение нельзя отнести к точным законодательным дефинициям. Если толкование морального вреда как нравственных страданий не вызывает сомнений, то относительно физических страданий вопрос до сих пор остается небесспорным.

Еще одной неразрешенной как в теории, так и на практике проблемой является проблема определения размера подлежащей взысканию компенсации морального вреда. Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. Все это предопределяет несогласованность позиций, требующих глубокого анализа с целью выработки предложений для разрешения существующей проблемы.

В связи со сказанным актуальность исследования такого способа защиты, как компенсация морального вреда, очевидна и обусловлена целесообразностью комплексного подхода к данной проблеме с целью выработки предложений по совершенствованию российского гражданского законодательства и практики его применения.

Объектом исследования являются гражданско-правовые отношения, возникающие в связи с компенсацией морального вреда как способа защиты гражданских прав.

Предметом — нормативно-правовые акты, регулирующие основания и условия компенсации морального вреда.

Цель работы — исследование правовых проблем компенсации морального вреда и выработка предложений по их разрешению.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Проследить становление института компенсации морального вреда в российском праве;

2. Исследование современное состояние института компенсации морального вреда;

3. Рассмотреть сущность претерпевания морального вреда как основания ответственности за причинение морального вреда;

4. Изучить другие основания ответственности за причинение морального вреда;

5. Выявить проблемы определения размера компенсации морального вреда;

6. Выявить проблемы компенсации морального вреда как способа защиты деловой репутации юридического лица.

Методологической основой исследования специальные и частные методы исследования: формально-юридический, метод сравнительного правоведения, системный.

Теоретическую основу данного исследования составляют нормативно-правовые акты, труды ученых-цивилистов, статьи из периодической печати, материалы судебной практики.

Вопросы компенсации морального вреда были предметом научного анализа таких авторов, как Г. Ф. Шершеневич, Е. А. Михно, А. М. Эрделевский, Н. С. Малеин, М. Н. Малеина, Г. Г. Горшенков, П. Н. Гуссаковский, А. В. Шичанин и др.

1. История развития института компенсации морального вреда в гражданском праве России

1.1 Становление института компенсации морального вреда в российском праве

Проблема возмещения морального вреда в русском дореволюционном праве была одной из наиболее значимых. Отношения к имущественной компенсации морального вреда были весьма различными.

Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих возможность компенсации морального вреда. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства только в случае, если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего.

Однако в уголовном и уголовно — процессуальном законодательстве дореволюционной России содержался относительный аналог этого правового института. Дореволюционные российские правоведы, рассматривая личную обиду как возможное основание для предъявления требования о выплате денежной компенсации и понимая при этом под обидой действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека, в большинстве своем считали предъявление такого требования недопустимым Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М, 1995. С. 402.

Уже с древнейших времён с формирование в общественном сознании таких понятий как добро, зло, появляются моральные требования к отдельно взятому человеку по отношению к обществу. В древнейшие времена человек не выделялся из племени, поэтому неправильное, аморальное поведение, воспринималось как нанесение оскорбления, обиды, всему племени, а то и роду.

Когда на территории России ещё не было государственности уже были нормы морали, которые входили в обычаи, традиции, в последующем эти нормы трансформировались в религиозные правила, диспозицию законов, обычай: не убивать, не воровать, не прелюбодействовать, не врать, держать данное слово, не быть трусом, не быть жадным, не предавать, не завидовать и т. д.

Уже в Русской Правде содержалось множество юридических норм предусматривающих ответственность за оскорбление, обиду. Например, статья 2 предусматривала обиженному, оскорбленному: взыскание с обидчика трех гривен; за причинение телесных повреждений батогом, жердью, пястью, чашей, рогом, тылеснею острого оружия предусматривалась компенсация в размере 12 гривен (статья 3) Русская Правда // Российское законодательство X—XX вв.еков. В 9 т. / Под общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 1. М., 1984. С. 52.

В Русской Правде закреплялось право на кровную месть или 40 гривен в порядке компенсации за убийство мужчины определенному кругу близких родственников.

По Русской Правде оскорбление женщины позорным словом предусматривало компенсацию неимущественного вреда (статья 30). При этом учитывалось её сословие. Так публичное отнесение уважаемо замужней женщины к числу женщин легкого поведения означало тяжело оскорбить не только её, но и мужа, и всю семью. В случае подобного оскорбления боярской жены великих бояр в пользу потерпевшей в обидчика взыскивалось 5 гривен золотом, а митрополиту тоже такую сумму. Если же оскорбление наносилось боярской жене меньших бояр, то компенсация потерпевшей составляла 3 гривны золотом, а митрополиту — рубль и т. д.

В статье 1 Русской Правды устанавливалось право на кровную месть или 40 гривен в порядке компенсации за убийство мужчины определенному кругу родственников. 40 гривен — плата за убийство, именовалась в то время вирой или денежной пеней за смерть, убийство, цену крови. Такая плата, в 40 гривен (одна гривна — это слиток весом около 200 гр.) платилась за голову свободного гражданина или семьянина. За убийство боярина или иного знатного господина компенсационная сумма составляла 80 гривен. За убийство раба вира равнялась 12 гривнам.

Русскому менталитету близко понимание «компенсации морального вреда», что можно заключить из анализа норм «Русской правды», в которых даже преступление рассматривалось не как нарушение закона, а как причинение «обиды», то есть материального и морального ущерба, и подлежало возмещению". Исаев И. А. История государства и права России. М.: Юристъ, 2005. С. 16.

Таким образом, Русская Правда была первым источником, по которому причинитель вреда должен был возместить не только материальный, но и моральный ущерб.

Со временем власть родственников над убийцей была ограничена и кровная месть полностью заменялась головщиной. Головщина или головничество (выкуп) на Руси и в России просуществовал почти 500 лет. По Судебнику Ивана III (1497 г.) головщина взыскивалась из имущества убийцы. Если же убийца не мог заплатить головщину родственникам убитого, он уже не выдавался им «головой», а был обречен находиться в «казни и продаже боярину или дъяку» Судебник 1497 г. // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства/ Отв. ред. тома А. Д. Горский. М., 1985. С. 54.

В Судебнике Ивана V (1550 г.) Судебник 1550 г. // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. тома А. Д. Горский. М., 1985. С. 97. сохранялось право предъявления гражданского иска за убийство. Иск о возмещении ущерба за убийство предусматривался в поздних Судебниках и Уложениях. Например, по Уложению царя Алексея Михайловича (1649 г.) к смертной казни убийцы добавлялось взыскание в казну половины имущества убийцы; вторая половина имущества передавалась жене детям и роду убитого по их просьбе.

Соборное уложение 1649 г. Соборное уложение // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 3. Акты Земских соборов / Отв. ред. тома А. Г. Маньков. М., 1985. С. 75. как продолжение «Русской Правды» и судебников содержало громадный раздел об оскорблениях. Раздел начинался статьёй 27, которая предусматривала наиболее тяжкий случай — оскорбление Патриарха. И последующие 28−82 статьи предусматривали защиту от оскорбления различных духовных лиц.

Уложение, в отличие от Русской Правды предусматривало такой состав правонарушения, как бесчестье, т. е. преимущественное оскорбление словом. Бесчестьем именовалась также денежная компенсация за оскорбление. Причём суммы бесчестья определялись в таком объёме, что иной оскорбитель был не в состоянии выплатить положенную компенсацию. И тогда оскорбитель ставился на правеж: его ежедневно били батогом до тех пор, пока он не договаривался с оскорбленным о погашении долга.

Вызывает интерес статья 10 Соборного уложения 1649 г., которая предписывала: «А будет кто, не бояся бога и не опасаяся государьские опалы и казни, учинит над кем ни будь мучительское наругательство, обсечет руки, или ногу, или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет, а сыщется про то допряма, и за такое его наругательство самому то же учинить, да на нем же взять из вотчин его и из животов тому, над кем он такое наругательство учинит, будет отсечет руку, и за руку пятьдесят рублев, а будет отсечет ногу, и за ногу пятьдесят рублев, а за нос, и за ухо, и за глас, потому же всякую рану, по пятьдесят рублев.

В течение более 200 лет Соборное уложение защищало естественные и неотчуждаемые права человека, предпочтенье отдавалось защите прав знатного.

В более позднем законодательстве ответственность за моральный вред и его компенсацию сохраняется. Так Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года// Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 6. Законода-тельство первой половины XIX века/ Отв. ред. тома А. Г. Маньков. М., 1988. С. 174. в главе второй «О наказаниях», отделении втором «О вознаграждении за убытки, вред и обиды» предусматривалось: «Виновные в преступлении, причинившем кому-либо убытки, вред или обиду, сверх наказания, к коему присуждаются, обязаны вознаградить за сей вред, убыток или обиду из собственного имущества по точному о сем постановлению суда» (ст. 62).

В случае смерти виновных в преступлении потерпевший имел право на компенсацию за причиненный вред, убытки или обиду за счёт наследников (ст. 64).

В соответствии со ст. 45 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» (1864 г.) подвергались аресту на срок до семи дней или денежному взиманию в сумме до 25 рублей виновные в публичном выставлении или распространении «явно соблазнительных изделий и изображений».

Из приведенного анализа российских исторических памятников права видно, что все они содержат юридическую ответственность за причинение физических и нравственных страданий.

Взгляды ученых юристов 19 века к имущественной компенсации морального вреда различались.

Г. Ф. Шершеневич писал, что «вознаграждение за нравственный вред открывает широкий простор судейскому произволу» Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. М., 2002. С. 683.

Были и учёные, которые высказывались в пользу денежного возмещения морального вреда. Так, например, С. А. Беляцкин писал, что «постоянное упорное игнорирование морального вреда и моральных интересов, равнодушное отношение к ним со стороны суда влекут за собой тот результат, что даётся обильная пища для досад потерпевшего, чувство раздражения не находит выхода, растёт ненужное озлобление, колеблется в массе уверенность в личном праве и личном благе. Идея возмещения морального вреда предполагает известное развитие правового чувства и среду, в которой личность и личные права пользуются достаточным уважением. Право на «возмещение морального вреда — есть право униженных и оскорбленных, изувеченных, обезображенных и соблазненных» Беляцкин С. А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М.: Городец, 1996. С. 45.

Один из оппонентов компенсации морального вреда, Л. И. Петражицкий писал, что цивилизованное государство не может возлагать обязанность возместить моральный вред, т. к. нет случаев точно определенных деяний, совершение которых без какой-либо определенной потери имущества может влечь «лишение имущества». Но гражданское право должно считаться с каждым нарушителем «какого-либо из обширнейшей категорий гражданских прав» Петражицкий Л. И. Возмещение нематериального вреда с точки зрения социальной политики. М., 2000. С 16.

В 1905 году возмещении морального вреда предполагалось внести в проект Гражданского уложения.

Хотя события 1917 года положили начало уничтожению сложившейся правовой системы, государства, Российской империи, уничтожению институтов гражданского законодательства, в том числе и института компенсации морального вреда, традиции цивилистической школы сохранились и в советский период.

В 1917 году был разработан проект закона «Об обязательственном праве», которым предусматривалось возмещение нематериального вреда в случае телесного повреждения, прелюбодеянии и обольщения, неисполнения должником своих обязанностей и др. Однако закон этот не был принят в связи с событиями 1917 года Михно Е. А. Проблема возмещения морального вреда // Правоведение. 1992. № 5. С. 89.

В период становления советского права, были весьма распространены высказывания против ведения института компенсации морального вреда в гражданское законодательство. Так, А. М. Зейц писал, что возмещение вреда должно пониматься как «восстановление состояния, которое имело или могло иметь лицо, которому причинен вред, если бы таковой причинен не был. Состояние же лица определяется его трудовым доходом. Охрана неприкосновенности личности — это дело уголовного права, так как гражданское право призвано регулировать только отношения собственности и обмена, гражданскому праву чужда задача кары и возмездия (а имущественное возмещение морального вреда — это именно карательный институт)» Зейц А. М. Возмещение морального вреда по советскому праву // Сов. юстиция. 1987.
№ 4. С. 14..

В 1922 году был принят Гражданский кодекс РСФСР Гражданский кодекс РСФСР от 11. 11. 1922 // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904., но с принятием данного нормативно-правового акта вопрос возмещения морального вреда остался актуальным, так как институт возмещения морального вреда в него включен не был. Правоведы продолжали писать об институте возмещения морального вреда, но исключительно как присущем буржуазному праву, принципиальная недопустимость которого в советском обществе очевидна.

Несмотря на устоявшуюся судебную практику того периода и господствующее мнение о недопустимости измерения достоинства советского человека в денежном выражении ряд правоведов высказывались о возможности денежной компенсации за перенесенные моральные страдания Варшавский К. М. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому. М., 1999. С. 28.

В более поздний этап становления советского гражданского права, цивилисты высказывались в пользу возмещения перенесенных моральных и духовных страданий.

В восьмидесятые годы двадцатого столетия Н. С. Малеин пишет о важности вопроса возмещении морального вреда: «…нарушение духовных интересов может наносить не меньший, а в некоторых случаях даже значительно больший вред личности, чем нарушение имущественных прав. Но этот вред имеет моральный психологический характер и не всегда поддаётся полному восстановлению» Малеин Н. С. Охрана прав личности советским законодательством. М., 1985. С. 21.

Весьма интересна позиция такого юриста как С. Н. Братусь, который полагал, что гражданину необходима денежная компенсация по причине: «томительной потери часов на бесплодное ожидание представителя стороны, обязанной произвести работы» (по договору бытового подряда), кроме того, он предлагал при этом признать за потерпевшим право на оплату потерянного времени. Именно в данном случае проявляется превентивная функция возмещения морального вреда. «Следует воздействовать на нарушителя рублем, не столько, может, для компенсации морального ущерба, сколько для специальной и общей превенции» Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1986. С. 202.

В. Т. Смирнова и А. А. Собчак, говорили, что «если гражданин, большой любитель музыки, театра и кино, оказался прикованным к постели, и тем самым был лишен возможности посещать театр, кино и т. д., то было бы целесообразным возложить на причинителя вреда обязанность купить для потерпевшего приемник или проигрыватель» Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском
праве. Л., 1983. С. 61.

Данное высказывание весьма интересно и актуально, так как В. Т. Смирнов и А. А. Собчак рассматривали возможность компенсации морально вреда в безденежной, неимущественной форме, при этом они вне всяких сомнений признавали факт того, что человек при нарушении определенных нематериальных благ испытывает духовные страдания.

М. М. Агарков говорил о том, что «возмещение морального вреда возможно, прежде всего, в отношениях, возникающих вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан (при устойчивой утрате трудоспособности, длительных страданиях, причинении неизгладимого обезображения, а также в случаях потери кормильца)» Агарков М. М. Имущественная ответственность за моральный вред // Советское государство и право. 1977. № 1. С. 120.

Таким образом, преобладающей точкой зрения ведущих советских цивилистов того времени была то, что моральный вред компенсации, несомненно, подлежит, но при нарушении весьма ограниченного круга неимущественных благ, а именно: здоровье, жизнь; с такой точкой зрения весьма трудно согласится, так как незащищенным остаётся весьма обширный круг неимущественных прав и нематериальных благ.

Тем не менее, своими работами советские цивилисты заложили первый камень в фундамент, который позднее превратился в институт компенсации морального вреда.

1.2 Современное состояние института компенсации морального вреда

Термин «моральный вред» впервые появился в советском законодательстве в статье 24 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, принятых Верховным советом ССР 25 декабря 1958 г. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от 25. 12. 1958 // Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 577. Статья 53 УПК РСФСР предусматривала, что потерпевшим признаётся лицо, которому наряду с физическим и имущественным вредом причинен вред моральный.

12 июня 1990 г. был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» О печати и других средствах массовой информации: Закон СССР от 12. 06. 1990 № 1552−1 // Свод законов СССР. 1990. Т. 1. С. 372−1., который впервые предусматривал возможность имущественного возмещения морального вреда. Статья 39 Закона указывала на то, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. Данная статья предусматривала, что моральный вред возмещается в денежно форме, в размере, определяемом судом.

Впервые определение понятия моральный вред в том его понимании, которое используется в современном законодательстве, было дано в статье 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (далее Основы) принятые 31 мая 1991 года Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31. 05. 1991 № 2211−1// Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733. Статья 131 Основ указывала, что моральный вред (физические и нравственные страдания) причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Ещё одной статьей Основ, которая предусматривала компенсацию морального вреда была статья 7, она являлась общей как для граждан, так и для юридических лиц, и давала права в судебном порядке требовать возмещения морального вреда, причиненного распространением не соответствующих действительности сведении, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

19 декабря 1991 г. был принят Закон РСФСР «Об охране окружающей среды» Об охране окружающей природной среды: Закон РСФСР от 19. 12. 1991 № 2060−1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992 № 10. Ст. 457., статьей 89 указанного закона было установлено ряд критериев, которые должны учитываться при определении величины вреда здоровью граждан, среди которых значатся потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или риском рождения детей с врожденной патологией.

27 декабря 1991 г. принимается Закона Р Ф «О средствах массовой информации» О средствах массовой информации: Закон Р Ф от 27. 12. 1991 № 2124−1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300., который содержал норму об ответственности за причинение морального (неимущественного) вреда.

7 февраля 1992 г. был принят Закон Р Ф «О защите прав потребителей» О защите прав потребителей: Закон Р Ф от 07. 02. 1992 № 2300−1 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 140., ст. 13 которого предусматривала возможность получить возмещение морального вреда в случае нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) прав потребителей, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей. Размер компенсации морального вреда определялся судом, если иное не предусмотрено законодательными актами.

24 декабря 1992 года новый институт появился уже в трудовом праве, были приняты Правила Возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей Об утверждении правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей: Постановление Верховного Совета Р Ф от 24. 12. 1992 № 4214−1// Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 71. В Правилах была указано обязанность работодателя возместить моральный вред не только потерпевшему работнику, получившему трудовое увечье, но и семье, потерявшей кормильца. Статьи 25 и 30 Правил определяли моральный вред как физические и нравственные страдания, согласно данным статьям Правил моральный вред подлежит возмещению в денежной или иной материальной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Материальная форма возмещения морального вреда была навеяна теоретическими воззрения ученых цивилистов, о которых мы говорили выше, как мы считаем, она предоставляла лишнюю возможность для суда, рассматривающего дело, не присуждать компенсацию морального вреда в денежном выражении. Хотя норма права построена таким образом, что если её толковать оперирую правилами формальной логики, то сначала суд должен попытаться определить размер возмещения компенсации морального вреда в денежной форме, а уж затем в иной материальной форме (денежной или иной материальной форме), так как денежная форма в законе стояла на первом месте.

22 января 1993 г. в Закон Р Ф «О статусе военнослужащих» О статусе военнослужащих: Закон Р Ф от 22. 01. 1993 № 4338−1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 6. Ст. 188. также была включена норма, предусматривающая компенсацию морального вреда. Пункт 5 статьи 18 Закона предусматривал компенсацию морального вреда уже не только за нарушение таких нематериальных благ военнослужащих как здоровье, но и ряда имущественных прав, таких как несоблюдение условий контракта. В пункте 5 статьей 18 Закона указывалось, что «государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления, органов военного управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу; незаконного осуждения; незаконного снижения в должности или воинском звании; несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот».

С 21 октября 1994 г. была введена в действие часть 1 Гражданского кодекса РФ. Новый Г К РФ расширил ещё больше объём охраняемых законом неимущественных прав и нематериальных благ, по сравнению с тем, что было в разрозненных нормативно-правовых актах до 21 октября 1994 г.

Согласно статье 150 ГК РФ под охрану закона попадают следующие неимущественные права и нематериальные блага: жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона. При этом законодатель устанавливает их неотчуждаемость и непередаваемость иным способом. Несомненной новеллой явилось право на защиту личных неимущественных прав и других нематериальных благ, в случаях и в порядке, предусмотренных законом, другими лицами, а также наследниками.

В ГК РФ термин «возмещение морального вреда» был заменен на термин «компенсация морального вреда», законодатель посчитал, что такая терминология наиболее удачна, так как моральный вред можно только компенсировать, в отличие от возмещения вреда. Однако слово компенсация означает возмещение, вознаграждение за утерянное или уступленное, из этого можно сделать вывод, что существенных изменений при изменении терминологии не произошло.

20 декабря 1994 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда Р Ф № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 20. 12. 1994 № 10 // Российская газета. 1995. 8 февр., в котором было дано определение компенсации морального вреда, были перечислены законодательные акты, которыми должен руководствоваться суд, рассматривая требования о компенсации морального вреда. Согласно Пленума Верховного суда РФ моральный вред — это физические и нравственные страдания, причиненные действиями (бездействиями), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутации, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Требования о компенсации морального вреда содержатся не только в нормах ГК РФ, но и в статье 237 Трудового кодекса Р Ф Трудовой кодекс РФ от 30. 12. 2001 № 197-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3.; п. 4 ч. 2 ст. 30 Семейного кодекса Р Ф Семейный кодекс Российской Федерации от 29. 12. 1995 № 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16., согласно которого предусмотрена возможность компенсации морального вреда в случае признания брака недействительным; в ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний» Об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний: Федеральный закон от 24. 07. 1998 № 125-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3803. и в целом ряде других законов. Все это позволяет говорить о том, что институт компенсации морального вреда превратился в межотраслевой правовой институт.

Проведенное исследование развития института компенсации морального вреда позволяет говорить о том, что моральный вред в Российской Федерации в дореволюционной России, несомненно, был, но в весьма «урезанном» виде и не в том понимании морального вреда, которым привыкли оперировать сегодня. Предпосылкой зарождения компенсации морального вреда хотя бы в такой форме как возмещение духовных страданий в дореволюционной России было естественное эволюционное развитие российского законодательства, а не отнюдь влияние запада. Анализ многочисленных источников права древней, средневековой Руси показывает, что уже в те времена существовало понимание причинения неких душевных страданий в результате оскорбления, надругательства над женщиной, совершения преступления.

Впоследствии наказания за нарушение нематериальных благ и неимущественных прав были восприняты источниками права уже Российской Империи, хотя как такового понятия морального вреда в законодательстве сформулировано не было. Стоит отметить, что теоретические разработки, и весьма удачные, в этом направлении велись вплоть до 1917 года, были предложены различные определения понятия компенсации морального вреда. К сожалению, большинство ученых цивилистов того времени склонялись к одному единому мнению, что моральный вред возместить невозможно, причины, которые при этом назывались, были разные.

Революция 1917 года не дала в развитии института компенсации морального вреда ничего существенного нового, институт компенсации морального вреда в законодательство внедрен не был. В теоретическом направлении ученые цивилисты начального советского периода в большинстве своём склонялись к мнению, что компенсация морального вреда невозможна, причины, которые при этом назывались были разными, но главные: институт является буржуазным, а следовательно чуждым советскому праву; естественные права советского человека невозможно измерить в денежном эквиваленте.

В 70- е годы 20 века, на теоретическом уровне вновь поднимается вопрос компенсации морального вреда, высказываются мнение возможной компенсации морального вреда.

В перестроечный период теоретические высказывания по вопросу компенсации морального вреда становятся более смелыми, широко обсуждается вопрос о возможности введения данного института в законодательство. В постсоветский период в связи с прошедшими реформами, переустройством экономики, демократизации общества, в законодательство вводится новый институт возмещение морального вреда. Как таковое понятие морального вреда было нечетким и размытым, так как не сформировалась еще судебная практика, предусматривалась компенсация морального вреда в иной нематериальной форме, что вызывало много вопросов. Впоследствии четкое определение понятия морального вреда было дано в Основах гражданского законодательства и Союза ССР и республик, это определение сохранилось в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Во второй части Гражданского кодекса Российской Федерации была сведена в единое целое уже имевшаяся судебная практика по применению данного института, были определены не все, но некоторые абстрактные критерии, влияющие на размер компенсации морального вреда.

Анализ исторического развития института компенсации морального вреда показывает, что этот институт прошёл в своём развитии нелегкий путь становления, чем заслужил право на жизнь. Современное состояние института позволяет говорить о том, что он продолжает динамично развиваться, хотя остаётся целый ряд проблемных вопросов требующих как теоретических разработок, так и законодательного регулирования.

2. Условия ответственности за причинение морального вреда и развитие данного института

2.1 Претерпевание морального вреда как условие ответственности за его причинение

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он во всех случаях приобретает право на компенсацию морального вреда. Такое право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда.

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий:

— претерпевание морального вреда;

— неправомерное действие причинителя вреда;

— причинная связь между неправомерными действиями и моральным вредом;

— вина причинителя вреда.

Рассмотрим более подробно перечисленные условия.

Первым условием является наличие морального вреда, т. е. наличие негативных изменений в психической сфере человека, выражающихся в претерпевании последним физических или нравственных страданий. Одной из важнейших специфических особенностей морального вреда является то, что сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего, и форма, в которой эти изменения выражаются вовне, имеет сильную зависимость от особенностей психики субъекта.

Прежде чем обратиться к понятию морального вреда необходимо рассмотреть содержание категории «мораль». Мораль — понятие скорее философское, нежели юридическое. В энциклопедических словарях мораль (лат. moralis — нравственный, от mos, множественное число mores — обычаи, нравы, поведение) нравственность, определяют как один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; особая форма общественного сознания и вид общественных отношений (моральные отношения). Даются и такие определения: мораль — система воззрений на жизненное назначение человека, охватывающая понятия добра и зла, справедливости, совести, смысла жизни Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 2001. С. 247.

Не один законодательный акт напрямую не устанавливает норм морали, однако именно закон должен выступать основой морали общества и человека, именно закон должен защищать их моральное благополучие.

Исходя из данных выше определений морали, можно дать следующее общеотраслевое понятия моральному вреду. Моральный вред — это вред, посягающий на систему воззрений жизненного назначения человека, вред, угнетающий представления о справедливости, совести, смысле жизни. Моральный вред подрывает веру человека в этические ценности общества, в конечном счете, наносит ущерб всему обществу Кулешов Г. В. О некоторых вопросах компенсации морального вреда // Право в Вооруженных Силах. 2007. № 10. С. 29.

В юридической литературе многие авторы не согласны с применением термина «моральный вред», т.к. «мораль» применительно к личности означает совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости, тогда как установленное законодателем содержание данного термина включает физические и нравственные страдания личности Эрделевский А. М. Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике // Государство и право. 1991. № 10. С. 22.

В защиту категории «моральный вред» выдвигается аргумент, о том, что «моральный вред» как устойчивое лексическое сочетание стало уже своеобразным правовым фразеологизмом. Кроме того, понятие моральный вред, чаще всего, связывают с понятием нравственности, которое, в свою очередь, отождествляют с моралью.

Но некоторые авторы отмечают, что используемые в законодательстве, практике его применения и в юридической литературе термины «моральный вред» и «компенсация морального вреда» недостаточно точно выражают сущность этих правовых явлений, поскольку, не всегда физические страдания имеют какое-либо, даже косвенное, отношение к морали, т.к. мораль — это общественная необходимость, потребность, интересы общества, выражающиеся в виде стихийно сформировавшихся и общепризнанных предписаний и оценок, подкрепленных силой массового примера, привычки, общественного мнения. Сущность морального вреда лучше раскрывается термином «психический (душевный) вред» Кирсанов П. В. Компенсация морального вреда: многоаспектность проблемы // Юрист. 2003. № 12. С. 3.

На наш взгляд, использование категории «моральный вред» оправданно, более того, как показывает практика, «моральный вред» действительно стал одним из опорных понятий гражданского права.

Обратимся к легальной дефиниции «моральный вред». Статья 151 ГК РФ закрепляет, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Прежде всего, само помещение законодателем статьи о моральном вреде в главу 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» говорит о том, что моральный вред затрагивает нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона.

Расширенное определение морального вреда можно найти в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»: «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

По мнению М. Н. Малеиной, моральный вред выражается в причиненных нравственных страданиях и может заключаться в страхе, унижении, беспомощности, стыде, в переживаниях, ином дискомфортном состоянии в связи с утратой родных, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением семейной, врачебной тайны, распространением сведений, не соответствующих действительности, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др. Физический же вред выражается в причинении физической боли, удушье, тошноте, головокружении и других болезненных ощущениях. Поэтому она предлагает ввести в оборот термин «неимущественный вред», включающий в себя и физические, и нравственные страдания, к примеру, потеря зрения влечет за собой физическую боль и душевные переживания в связи со сложностями в устройстве личной и профессиональной жизни, с обезображиванием лица, утратой социальных связей и т. д. Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 48.

А.М. Эрделевский правомерно утверждает, что наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Ученый предлагает использовать общее понятие «психический вред». При этом он ссылается на опыт Англии и США, где заменителем нашего «морального вреда» выступает «психологический вред», определяемый как «физические и психические страдания», причем психические страдания понимаются англо-американской судебной практикой как негативные эмоциональные переживания, реакции Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. М., 1997. С. 11. Такого же мнения придерживается и В. В. Нагаев Нагаев В. В. Основы судебно-психологической экспертизы. М., 2000. С. 245.

К.И. Голубев и С. В. Нарижний, соглашаясь с тем, что все болезненные ощущения будут отражаться в сознании пострадавшего и вызывать самые различные психические переживания: страх, озабоченность за свою жизнь и здоровье, беспокойство за исход лечения, горе из-за утраты какого-либо органа, чувство ущербности и социальной неполноценности, полагают, что физические страдания живут своей самостоятельной жизнью и тем самым не подпадают под категорию психических страданий. Ученые предлагают ввести термин «нематериальный вред», которым можно охватить и физические, и психические страдания Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 97.

А.А. Власов под моральным вредом понимает причиненный физическому лицу — независимо от умысла (вины) — нравственный ущерб. Ученый пишет, что ущерб выражается в унижении его чувств, состоит в создании у потерпевшего негативных ощущений и эмоций (нравственных переживаний, страданий) и влечет негативные последствия для его психики, носит нематериальный характер, опосредованно (через сознание) причиняет также и физический вред. При этом выделяются (условно): нравственный вред, не связанный с физическим страданием (когда физическое страдание не соотносится с нравственным переживанием); нравственный вред, связанный с физическим страданием (когда физическое страдание соотносится с нравственным переживанием) Власов А. А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 99.

Н.В. Кузнецова полагает, что термин «моральный вред», исходя из его буквального толкования, не совсем удачен. Вместе с тем выделение в качестве самостоятельных таких правовых категорий, как «вред физический», «вред психический» и так далее не приветствуется, поскольку принципы возмещения психических переживаний и физических страданий одинаковы. Более правильным было бы закрепить в законодательстве понятие неимущественного вреда (в нынешнем понимании морального вреда) в противоположность вреду имущественному, который действительно регулируется иначе. В частности, физический вред, причиненный преступлением, выражается в причинении увечья, иного повреждения здоровья, физической боли. Соответственно, он может сопровождаться потерями имущественного характера (при потере трудоспособности (полной или частичной, временной либо постоянной) дополнительные расходы на лечение, питание, приобретение лекарств, протезирование, постоянный уход, санаторно-курортное лечение с проездом к месту отдыха и т. д.). Подчеркнув в законодательстве неимущественный характер физических страданий в нынешнем понимании морального вреда, легче было бы избежать смешения понятий «компенсация» и «возмещение» дополнительных расходов имущественного характера, что имеет место в судебной практике Кузнецова Н. В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Ижевск, 1999. С. 11.

Г. Г. Горшенков считает, что понятие «моральный вред» охватывает далеко не все личностные потери гражданина. Потери выражаются не только физическими, психическими, нравственными страданиями. К ним необходимо отнести полную либо частичную утрату, деформацию определенных социальных качеств лица (во взглядах, способностях, интересах, потребностях и пр.), нарушения возможностей его социальной деятельности, дезориентацию установок, а также упущенную выгоду как следствие умаления личностного блага, дополнительные расходы, связанные с восстановлением или компенсацией вредных для личности последствий. Такого рода потери предлагается именовать субъективными. Если рассматривать личность потерпевшего как субъект права, то становится очевидным, что в результате причинения ему вреда он несет духовные потери, утрачивает общественно значимые полезные качества, переоценивает (умаляя) свою социальную значимость, роль участника широкого круга общественных отношений, причисляет себя к социальной категории жертв посягательства. Повреждение любого элемента биосоциальной системы негативно отражается на ее надежности, а стало быть, и юридическом статусе. Все зависит от степени такого повреждения. Личность — чрезвычайно сложная структура взаимодействующих элементов как внутри ее самой, так и в отношениях с окружающей средой, материальными объектами. Именно эти, сложнейшие по характеру, взаимосвязи внутриличностных элементов между собой и с элементами окружающей среды (особенно семейно-бытовой сферы) позволяют говорить лишь об условном разделении элементов объекта правонарушения. А потому и характер причиненного лицу вреда далеко не всегда можно определить только как собственно моральный или неимущественный. Таким образом, понятие «неимущественный (нематериальный) вред» не полностью отражает характер причиненного неимущественным правонарушением вреда, исключая присутствие в нем экономического признака. Поэтому ученый полагает целесообразным заменить понятие «моральный вред» понятием «субъективные потери», которым охватываются признаки как неимущественного (нематериального), так и материального характера вреда, причиненного правонарушением. Анализируя проблемы морального вреда как юридического факта, а также роль и значение порождаемых им правоотношений, Г. Г. Горшенков предлагает следующее определение понятия: «Моральный вред — это неблагоприятные последствия правонарушения, претерпеваемые лицом в виде физических, психических страданий, нравственных переживаний, социального дискомфорта, а также упущенной выгоды и дополнительных расходов как следствия прямого или косвенного умаления неимущественных благ» Горшенков Г. Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству. Новгород, 1990. С. 88.

Действительно, моральный вред сопровождается негативными изменениями в душевно-эмоциональном, психическом состоянии человека, испытывающего душевные, нравственные, психические переживания, страдания в связи с неблагоприятными для него последствиями как со стороны окружающего мира, так и порой своих собственных действий (бездействия). Представляется, что психические (нравственные) страдания (переживания) могут возникать и на почве физической боли, физических страданий. В конечном итоге проблематично говорить о тождестве психического и физического вреда и объединять их общим термином «моральный вред». Правильнее было бы назвать эти составляющие общим словом «неимущественный вред». Такое словосочетание подходило бы и для юридических лиц, претерпевающих какие-либо ограничения, испытывающих проблемы с ухудшением своей фирменной репутации, падением деловых связей и т. д. Юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации) не могут испытывать нравственные страдания, даже если исходить из теории юридического лица как коллектива одушевленных участников, а не из теории фикции. Кроме того, в понятие «неимущественный вред» следует включить и третью составляющую — психические переживания (страдания, эмоции).

Так, например, Р. обратился в суд с иском к Ф. об опровержении распространенных ею сведений о том, что он вор и украл кассовую книгу, как порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию и причинивших ему моральный вред. В обоснование своих требований истец указал, что он длительное время работает судебным приставом-исполнителем службы судебных приставов.

Суд считает, что вследствие распространения ответчицей недостоверных сведений истец испытывал нравственные страдания, т.к. эти сведения были распространены в связи с исполнением им своих служебных обязанностей среди понятых, а также должностных лиц службы судебных приставов.

Суд решил:

признать не соответствующими действительности сведения о том, что Р. украл, т. е. тайно забрал, кассовую книгу из кабинета главного бухгалтера.

Взыскать с Ф. в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб. Дело № 36-В08−29 // Архив Сыктывкарского городского суда.

Итак, приведенное легальное определение подразделяет моральный вред на физические и нравственные страдания. Причем в определении не содержится упоминания о физическом вреде, а говорится о физическом страдании. Следует согласиться с исследователями, считающими, что названные понятия не являются тождественными, хотя, безусловно, связанны друг с другом. Физическое страдание представляет собой один из видов морального вреда. Понятие же физического вреда заключает в себе «негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному функционированию, но являющиеся нормальным протеканием психофизиологических процессов в организме человека» Соловьев В. Н. Компенсация морального вреда // ЭЖ-юрист. 2004. № 17. С. 12.

.

На практике нередко данные понятия смешиваются, моральный вред, ставится в прямую связь с вредом физическим.

Так, например, Х. обратился в суд с иском к Ломкинской сельской администрации о взыскании 2500 руб. компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что, работая кочегаром 1-го разряда по срочному трудовому договору с Ломкинской сельской администрацией, неоднократно обращал внимание руководителя администрации на несоблюдении п. 8 трудового договора и ст. 149, 150 КЗоТ РФ, что повлекло его незаконное увольнение и восстановление по протесту прокурора. У него возникло чувство страха за свое здоровье, и он был вынужден уволиться. Все это привело к его нравственным страданиям из-за страха перед угрозой заболевания и реальной возможностью остаться без средств к существованию.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой