Краеведческое движение на Южном Урале в первой половине ХХ века

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Краеведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Раздел I. Условия формирования организационных структур краеведческого движения в начале XX века

Раздел II. Идеологизация творческой деятельности челябинских краеведов

Раздел III. Творческая судьба краеведов Ф. И. Горбунова и Ф.Р. Менщикова

Заключение

Список источников и литературы

Введение

«Академии наук на местах», — так называли краеведов и их кружки в первые годы советской власти. Сегодня, воздвигнув повсюду промышленные предприятия и торговые центры, перенасытив мир модными технологиями, пустив под снос целые кварталы старинных домов, человек начал осознавать, что таким образом наносит ущерб не только экологии среды, но и экологии культуры. Исчезают в забвении родовые корни, стираются в памяти знания об истории и традициях наших предков.

Краеведение — наука о «малой родине» — учит людей не только любить родные места, уважать обычаи своих предков, но и знать их историю, литературу, искусство. Оно оценивает значимость происшедших на той или иной территории событий, связанных с этой местностью людей, ценность архитектурных и археологических памятников, красоту пейзажей…

Краеведение придает местности историзм, открывает в ее прошлом, хотя бы и очень недавнем, что-то совершенно новое, ценное. Так, когда мы узнаем историю того или иного сооружения, оно наполняется для нас духовным содержанием, «оживает».

Главная и исключительно редкая особенность краеведения заключается в том, что у него нет «двух уровней»: для специалистов и для широкой публики. По словам академика Д. С. Лихачева, «это самый массовый вид науки: в сборе материалов могут участвовать и большие ученые, и школьники» Лихачев Д. С. Любить родной край // Отечество: Краеведческий альманах. 1990. № 1. С. 8.

К нашим дням краеведение накопило свою историю развития в той или иной местности, крае. Без узнавания того, каким был путь краеведческого движения, особенно в его самые сложные периоды, нельзя иметь четкие ориентиры в культуре и истории региона. Познанию южноуральского краеведческого прошлого и посвящено данное исследование.

В 1920-е годы краеведческое движение развивалось всюду, даже в самых удаленных уголках России, там, где его организация казалась невозможной. Становление нового общества в первые годы советской власти требовало широкого общественного подъема. Инициатива, энтузиазм, стремление к творческому преобразованию действительности стало «визитной карточкой» этого времени. За короткий срок в стране появляется множество добровольных объединений, среди которых особое место занимали краеведческие общества.

Период с 1917-го по 1929 год по праву может быть назван «золотым десятилетием» отечественного краеведения. За довольно короткий срок число краеведческих организаций увеличилось примерно в 8 раз: с 246 до 2270 Очерки истории исторической науки в СССР. М., 1966. Т.4.С. 255. У 240 из них были свои периодические и непериодические издания Шмидт С. О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: Краеведческий альманах. 1990. № 1. С. 16. Количество «организованных» краеведов составляло около 100 тыс. человек Большаков А. М. Введение в краеведение. Л., 1929. С. 130. Краеведение воспринималось как «одно из характернейших явлений Советской России». Его признавали «массовым историко-культурным движением». Краеведение стало официальной сферой культурно-просветительской политики государства.

В 1927 году академик С. Ф. Ольденбург, секретарь Академии наук, сформулировал лозунгового звучания мысль: «Надо, чтобы каждый гражданин нашего Союза сознавал, что без краеведения мы бессильны». Известный писатель М. Горький, утверждая, что краеведная работа «стала работой государственного, исторического значения», писал: «Краеведение — дело, значение которого не может быть преувеличено» Шмидт С. О. «Золотое десятилетие» советского краеведения// Отечество: Краеведческий альманах. 1990. № 1. С. 11. В стране повсеместно возникали краеведческие общества, музеи, кружки, другие объединения краеведов. Разные по формам и масштабам (от губернских и областных до сельских и школьных), краеведческие организации ставили перед собой единые задачи: всестороннее изучение родного края, сохранение памятников культуры, широкое распространение знаний об Отечестве, памятникоохранительных представлений. Деятельность этих организация, протекавшая зачастую при отсутствии других научных учреждений, была всероссийской. Этот, как и последующий за ним трудный период 1930-х годов, — определяющие вехи самого явления, которое мы называем «краеведением».

Актуальность данной темы для исследования, в первую очередь, состоит в том, что в настоящее время в России наблюдается резкий рост интереса к истории отдельных регионов, краёв, республик и областей. Связано это, прежде всего, с поисками мыслящей части населения своих нравственных корней, идентификацией ею самой себя. Проведение на местах разнообразных научных, научно-практических конференций, чтений, носящих имена известных краеведов, писателей и собирателей фольклора, выпуск различных журналов и альманахов, так или иначе связанных с изучением родного края — всё это свидетельствует, что интерес в обществе к краеведению весьма высок.

Объектом исследования является краеведческое движение на Южном Урале в первой половине ХХ века.

Предметом данной работы являются условия развития краеведческого движения на Южном Урале, его идеологизация советскими властями на общегосударственном уровне, и творческая судьба краеведов Ф. И. Горбунова и Ф. Р. Менщикова.

Хронологические рамки работы охватывают период первой половины ХХ века. С 1918 по 1937 годы, в нашей стране краеведение играло большую роль, и можно сказать, что оно было возведено в ранг государственной политики. Изучение событий той эпохи должно помочь нам разобраться с тем, что происходит с краеведением сейчас, определить перспективы его развития. Развитие краеведения, как и любой другой научной области, во многом зависит от отдельных личностей, составляющих определенного рода научное сообщество, поэтому рассмотрение данной темы будет происходить через призму биографий челябинских краеведов.

Теоретико-методологическими основаниями работы явились идеи локальной истории и историко-антропологического подхода. В работе история края трактуется как часть и общее в рамках исторического развития страны. В исследовании автор использует человеческое измерение истории для уяснения особенностей проблем краеведческого движения на Южном Урале. Автор стремился следовать принципам историзма и объективности. Основными исследовательскими методами стали историко-генетический и сравнительно-исторический.

Историография этой темы еще не сложилась. Но, исходя из найденной литературы, можно сделать некоторые выводы.

К 1920 году термин «краеведение» окончательно утвердился и получил широкое распространение в исторической науке, обозначая массовое историко-культурное движение в стране. К 1920-м годам относится и становление научной школы исторического краеведения, формирование научного представления о предмете, объекте и методах краеведения.

Основоположником исторического краеведения И. М. Гревсом и его последователями Н. П. Анциферовым, Н. К. Пиксановым, Н. П. Архангельским и другими был сформулирован и новый метод краеведения — локальный, предполагающий всестороннее исследование отдельных регионов с обязательным введением новых исторических источников в оборот.

Председателем ЦБК в 1922—1927 годах был непременный секретарь АН академик Сергей Федорович Ольденбург. Большой вклад в развитие отечественного краеведения в это время внесли также академики М. М. Богословский, Н. Я. Марр, С. Ф. Платонов, А. Е. Ферсман; члены-корреспонденты М. Н. Покровский, А. Н. Самойлович, Ю. М. Шокальский.

Именно эти историки и стали основными краеведами страны на некоторое время и на их трудах основывались краеведы в провинции; посвящены их работы были совершенно разным сторонам краеведения, но, в-первую очередь, конечно же, они соответствовали решениям и темам различных всесоюзных краеведческих конференций: «Как изучать свой город» Анциферов Н. П. Как изучать свой город. М-Л., 1929., «Город как предмет школьного краеведения"Гревс И. М. Город как предмет школьного краеведения // Вопросы краеведения в школе. Л., 1926., «Познание местного края"Дзенс-Литовский А.И., Абрамов И. С. Познание местного края. Л., 1925., «Краевед-марксист» За марксизм в советском краеведении. К организации Общества краеведов — марксистов. Сб. статей и материалов. М-Л., 1931. и другие.

Однако наступил период Сталинских репрессий… В ходе процессов по «академическому делу» умельцы из ОГПУ и их политические единомышленники в органах печати неоднократно делали попытки извлечь «полезный материал», который позволил бы обосновать массовые репрессии против учёных — краеведов. В этих условиях краеведческое движение подверглось разгрому. Многие краеведы были репрессированы. Вся краеведческая литература, выпущенная до 1930 года, подлежала тщательному пересмотру для изъятия «политически вредных изданий». Наступил мрачный период в истории краеведческого движения.

В советский период тема провинциальных научных обществ в течение длительного времени не привлекала к себе внимание историков. Данное обстоятельство объясняется не только отсутствием интереса советской исторической науки к местным проводникам «охранительного направления» дореволюционной историографии, но и небезопасностью самого факта обращения к подобной проблематике в условиях разгрома отечественного краеведения и наклеивания на него ярлыка «гробокопательства».

Однако работы общего значения всё-таки выпускались, конечно, они должны были соответствовать советской идеологии: «Пути советского краеведения» Разгон А. М. Пути советского краеведения // История СССР. 1967. № 4., «О советском историческом краеведении» Кабанов П. И. О советском историческом краеведении // История СССР. 1963. № 3.

Наиболее подробная работа «Золотое десятилетие советского краеведения» была создана уже в 1990 году историком С. О. Шмидтом, её опубликовали в альманахе «Отечество». Впоследствии историки очень часто ссылались и ссылаются до сих пор на данную статью, как на наиболее подробную и достовернуюШмидт С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: Краеведческий альманах. М., 1990. Вып. I..

С 1990-х годов и до последнего времени интерес к истории краеведения со стороны исследователей стал более острым. Увидели свет работы, посвященные осмыслению роли местной истории в истории России, книги, раскрывающие развитие краеведения в различных городах и регионах страныЦит по: Летописцы земли Уральской: Материалы к истории челябинского краеведения. Челябинск, 1997. С. 5.

Очень подробная и продуктивная статья была написана в 2000 году доктором исторических наук и директором Санкт-Петербургского филиала Архива РАН — Соболевым Владимиром Семёновичем «Академия Наук и краеведческое движение"В.С. Соболев. Академия Наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. Т. 70. № 6. Данная работа описывает процессы, происходившие в российском и советском краеведении в период «золотого десятилетия»; приводит доказательства и примеры роли определённых руководящих органов и личностей, влияния печатных структур. Считаю, что статья Соболева является очень ценной работой для историков, занимающихся вопросом краеведческого движения.

Челябинские историки-краеведы также проявили заметную активность в разработке этой темы. Только за пять лет (1992−1996 гг.) были изданы книги «Уральские бирюковские чтения» Загребин С. И. Уральские бирюковские чтения. Челябинск, 1994. и «Родники истории» Загребин С. И. Родники истории: об уральском краеведении. Челябинск, 1996. С. И. Загребина, «Летописцы старого Урала» Усанов В. И. Свечников П.Г. Летописцы старого Урала. Челябинск, 1995. В. И. Усанова и П. Г. Свечникова, «Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.)» В. С. Боже Боже В. С. Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.). Челябинск, 1995., статьи Н. Н. Алеврас и Е. П. Туровой, подборки архивных документов, составленные С. Н. Макаровой Макарова С. Н. Организация архивного дела в Челябинской области (1921−1935 гг.) // Архивы Урала. 1996. № 1. Было уделено внимание и переизданию трудов старых челябинских краеведов.

«Летописцы земли уральской» — еще одна книга, посвященная истории челябинского краеведения, объединяющая под одной обложкой две вполне самостоятельные по замыслу работы. И если первая из них — «Летописцы земли уральской: челябинские этюды» — содержит в себе биографические очерки о наиболее значимых фигурах краеведов первой половины XX столетия с приложением списка их трудов, т. е. тяготеет к типу биобиблиографического издания, то вторая — «Урал в слове любителей и профессионалов» — сборник редких публикаций челябинцев об Урале, снабженный биографическими справками об их авторах Летописцы земли Уральской: Материалы к истории челябинского краеведения. Челябинск, 1997.

И первая, и вторая работы содержат много нового, впервые публикуемого материала, что позволяет автору и составителю этой книги надеяться на то, что предпринятый им труд будет полезен и интересен краеведам-практикам, студентам, преподавателям, всем, кому не безразлична история города Челябинска.

О челябинских краеведах Ф. И. Горбунове и Ф. Р. Менщикове написано очень мало. Отдельные статьи в краеведческие сборники и энциклопедии Челябинска и Челябинской области написаны В. С. Боже, Э. Б. Дружининой, Н. А. Антипиным. Наиболее подробным и информативным из них, конечно, является труд Владимира Стейгоновича Боже — «Краеведы и краеведческие организации Челябинска» Боже В. С. Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.). Челябинск, 1995., на нём, в первую очередь, и основана большая часть информации об изучаемых краеведах. Владимир Стейгонович изучал всю информацию по личным фондам, воспоминаниям и найденным работам челябинских краеведов, поэтому она является наиболее полной и достоверной.

Цель данной работы — обобщить опыт краеведческого движения на Южном Урале и на этой основе проанализировать творческую судьбу челябинских краеведов Ф. И. Горбунова и Ф. Р. Менщикова.

Для достижения поставленной цели нам необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть условия формирования организационных структур краеведческого движения в начале XX века;

рассмотреть пути и этапы идеологизации творческой деятельности челябинских краеведов;

изучить творческую судьбу краеведов Ф. И. Горбунова и Ф. Р. Менщикова краеведческий творческий горбунов менщиков

изучить личные фонды краеведов Ф. И. Горбунова и Ф.Р. Менщикова

Работа состоит из трёх глав, введения и заключения.

Источниковую базу исследования составили законодательные акты, архивные документы, материалы периодической печати и источники личного происхождения.

В ОГАЧО были изучены личные фонды краеведов Ф. И. Горбунова и Ф. Р. Менщикова (Ф. Р-623 и Ф. 1726).

Фонд Фёдора Горбунова состоит из нескольких дел, содержащих документы, в которых он подробно прописывал свою биографию, историю своей семьи, свои стихотворения. Также в фондах архива сохранились различные свидетельства, справки, удостоверения, фотографии и заметки о жизни в тот или иной период, при чём последние можно использовать и для истории Челябинской области. Некоторые свидетельства Горбунова, относящиеся к истории дореволюционного Челябинска, впоследствии широко использовал в своих публикациях историк П. В. Мещеряков.

Фонд Фира Родионовича Менщикова намного меньше и по объёму и по информативности, чем у Фёдора Ильича, он состоит из нескольких биографий, которые были заполнены им осенью 1955, фотографии, различных справок, свидетельств, открыток и писем, посвящённых написанию научных статей.

Также источниками, которые были привлечены для данной работы, были периодические издания 1920−1930-х годов. Именно в них публиковали для советских граждан весь разрешённый краеведческий материал. И сегодня данный источник является достаточно историчным для освещения той ситуации в стране и науке.

С 1923 года Центральное бюро издавало журнал «Краеведение», а с 1925 года -- «Известия Центрального бюро краеведения». В 1930 году они были объединены в журнал «Советское краеведение» (выходил до 1936 года). Краеведческие журналы и сборники издавались и на местах (Воронеж, Тверь, Вологда, Ростов, Тула и другие). В них были отражены организационно-методические вопросы движения, деятельность краеведческих организаций, содержалась конкретная информация о движении. Главными редакторами журналов «Краеведение» и «Известия ЦБК» ряд лет были академики С. Ф. Ольденбург и Н. Я. Марр.

Данная работа состоит из трёх разделов, введения, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Раздел I. Условия формирования организационных структур краеведческого движения в XX века

Дореволюционный период истории Челябинска, длившийся более 180 лет, так и не завершился консолидацией краеведческих сил города (как это произошло в Екатеринбурге, Перми или Оренбурге) и оставил будущим поколениям челябинцев лишь отдельные краеведческие публикации и идею организации естественно-исторического общества, которая и дала первые послереволюционные результаты.

Всего с 1918 до 1941 года в Челябинске было основано и действовало определённое время несколько краеведческих центров и обществ, которые сменяли друг друга. Как же это происходило и, что это были за общества мы и рассмотрим.

«Приуральское общество любителей изучения местного края» было образовано 18 апреля 1918 года на организационном собрании 19 членов-учредителей (Д.В. Мошков, И. Г. Горохов, В. М. Крашенинникова, Б. П. Пентегов, М. К. Лаптев, Н. Н. Кудрин, А. Ф. Сурьянинова и другие). Действовало оно на основании измененного и дополненного устава УОЛЕ. Основной целью общества провозглашалось «изучение в естественно-историческом и в историко-этнографическом отношении Приуральского края, охватывающее Челябинский и соседние с ним уезды, охрана исторических памятников и памятников природы и распространение сведений о местном крае"Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.)//Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 155..

В качестве первоочередных мероприятий, предполагаемых обществом к проведению в жизнь, были: устройство в городе Челябинске музея и библиотеки по местному краю, организация различного рода исследовательских станций, курсов, чтений, выставок и прочее.

Председателем общества единогласно был избран Дмитрий Валентинович Мошков, участвовавший в 1913 году вместе с И. М. Крашенинниковым в попытке организовать в Челябинске естественно-историческое общество на правах филиала УОЛЕ. В состав совета общества вошли И. Г. Горохов, В. М. Крашенинникова, Б. П. Пентегов, С. С. Сорокин. Под руководством Д. В. Мошкова общество активно проводило в жизнь намеченную программу. Регулярно осуществлялся сбор материалов для организуемого музея. Для размещения собранного «за 15 рублей в месяц была снята комната в частной квартире» Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 165. в доме Крашенинникова на улице Большой. Здесь уже летом 1918 года была организована и первая выставка, на которой горожане имели возможность увидеть наиболее интересные экспонаты будущего музея.

Для пропаганды целей общества были организованы экскурсии на природу в лесной питомник и в Большебаландино, которые дали неплохие материалы для музея в виде гербариев и геологических коллекций. Для пополнения средств обществом проводились платные лекции. Так, 4 сентября 1918 года челябинцы услышали выступление старшего специалиста по садоводству при департаменте земледелия А. Д. Воейкова на тему «На что могут надеяться садоводы Зауралья и Сибирской равнины"Там же. С. 172..

К концу 1918 года количество членов общества заметно выросло и достигло 63 (48 действительных и 15 членов-сотрудников) Там же. С. 180..

Д.В. Мошков всячески стремился улучшить материальную базу общества, для чего обращался с просьбой оказать содействие в Народный комиссариат просвещения РСФСР, в Челябинский горсовет, в Союз потребительской кооперации и другие учреждения Там же. С. 181. Однако начавшийся Белочешский мятеж и активизация боевых действий в районе Челябинска прервали созидательную деятельность общества. Последние его заседания с ноября 1918 года проходили под руководством И. Г. Горохова, что, очевидно, связано с отъездом Д. В. Мошкова из города. К началу 1919 года деятельность «Приуральского общества изучения местного края» фактически прекратилась. Материалы и коллекции, собранные его членами, послужили основой для возобновления после Гражданской войны естественно-исторического общества в городе Челябинске.

Сразу же после освобождения Челябинска от колчаковцев оставшиеся в городе члены «Приуральского общества изучения местного края» предприняли попытку возобновить свою краеведческую деятельность. Был переработан и принят новый устав Общества, продолжена работа по сбору экспонатов. Особая роль в этом принадлежала Ивану Гавриловичу Горохову, который и довел идею создания полнокровного естественно-исторического музея в Челябинске до своего логического завершения. Холера, страшнейший голод, выкосивший только на Урале полмиллиона человеческих жизней, бандитизм и воровство — все это заставляло И. Г. Горохова и его коллег проявлять чудеса самоотверженности и находчивости: они обращались во все мыслимые и немыслимые инстанции вплоть до зарубежных, прося помощи и содействия. И это давало свои, пусть и не сиюминутные, результаты.

К осени 1922 года специальной комиссией губернского экономического совещания материалы, собранные членами «Приуральского общества изучения местного края» были изучены и признаны заслуживающими интереса. На основании заключения этой комиссии Челябгубисполком принял решение об официальной регистрации Общества и образовании музея в здании на улице Труда, 28.

24 октября 1922 года президиум Челябгубисполкома выразил особую благодарность И. Г. Горохову «за бескорыстную и плодотворную деятельность при наличии невероятно тяжелых условий по собиранию музея» и наградил его премией в размере одного миллиарда рублей (дензнаками 1921 года). Губернскому экономическому совещанию было поручено «поставить всех работников музея в нормальные материальные условия» Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 166..

1 июля 1923 года состоялось торжественное открытие музея местного края в Челябинске. Мария Александровна Минко перерезала праздничную ленточку, экспозиция была открыта, десятилетний марафон по созданию музея в Челябинске завершился. Общество изучения местного края с открытием экспозиции отошло на вторые роли и стало действовать уже при музее.

Однако, ещё ранее, в конце 1922 года, Приуральское общество изучения местного края распалось, но по инициативе Губисполкома и Губернского экономического совещания 2 ноября 1922 года стало действовать Челябинское общество изучения местного края. Функционировало оно на основании измененного и доработанного устава «Приуральского общества» при челябинском губернском, а затем окружном музее местного краяБоже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 168. Ставило себе целью «всестороннее изучение местного края, содействие своим членам в их научной деятельности и широкое распространение сведений о местном крае"Там же. С. 171. Охватывало своей деятельностью территорию в составе бывшего Златоустовского горного округа, Троицкого, Верхнеуральского, Курганского и Челябинского уездов. Финансировалось за счет членских взносов, ежегодных дотаций Управления научных учреждений и других поступлений.

Реализация уставных положений общества осуществлялась в русле исследовательской, собирательской и экспозиционной работы музея. До 1925 года между имуществом музея местного края и имуществом общества даже не проводилось строгого различия. 15 мая 1925 года было принято на собрании членов общества решение, согласно которому:

а) все имущество, поступавшее в распоряжение общества, временно передавалось в пользование музею;

б) общество оставляло за собой право контроля целесообразности использования имущества;

в) имущество в случае ликвидации музея, являясь собственностью общества, должно было оставаться в распоряжении общества;

г) всему поступающему в музей через общество должен был вестись особый учет Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 177.

В составе общества первоначально действовало 3 секции и один кружок: археологическая секция (основана 28 мая 1924 года С.Н. Дурылиным), русская этнографическая секция (основана 17 февраля 1924 года С.Н. Дурылиным), мусульманская этнографическая секция (основана 3 февраля 1924 года С.Ф. Урмановым) и «Кружок друзей музея под открытым небом» (организован И. Г. Гороховым 21 марта 1924 года). Впоследствии этнографические секции были объединены в одну, дополнительно образована естественно — историческая секция и кружок реорганизован в «Кружок друзей музея». Количество членов общества постоянно изменялось, о чем говорит нижеследующая таблица:

Таблица 1

Динамика численности членов краеведческого общества Там же. С. 177.

Год

Количество членов

почетных

действительных

сотрудников

корреспондентов

всего

1924

2

84

32

2

120

1925

3

43

147

-

193

1926

3

28

63

-

94

1927

3

28

49

-

80

1928

3

39

42

-

84

1929

3

40

42

-

85

1930

5

38

36

-

79

Отчасти резкие колебания в численном составе общества объяснялись значительным изменением численности членов-сотрудников, абсолютное большинство которых были школьники. Так, в 1925 году из 147 членов-сотрудников взрослых было только 19, в 1926 году из 63 -9, в 1927 году из 49 — 4 Там же. С. 178. Другой причиной колебаний количественного состава общества было отсутствие у музея достаточных площадей для проведения работы обществом. Однако численный состав общества всегда был в центре внимания его руководства, которое с целью привлечения новых сил регулярно проводило различные мероприятия: лекции, этнографические вечера, чтения, беседы с демонстрацией слайдов и т. п. На них выступали как члены общества (С.Н. Дурылин, И. Г. Горохов, Н. М. Чернавский, М. А. Минко, А. Ф. Сурьянинова и другие), так и приезжавшие в Челябинск учёные (например, известный в 1920-е годы археолог А.В. Шмидт).

В отличие от Приуральского, в Челябинском обществе существовал институт почетных членов, которых избирали на общем собрании из лиц, оказавших обществу «существенные услуги» или внесших известный вклад в наукуЦит. по: Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 178..

На протяжении истории общества его почетными членами были:

1. Минко Мария Александровна (избрана 1 июля 1923 года),

2. Дурылин Сергей Николаевич (избран 30 ноября 1924 года),

3. Горохов Иван Гаврилович (избран 1 июля 1925 года),

4. Колосов Юрий Михайлович (избран 27 января 1929 года),

5. Чернавский Николай Михайлович (избран 27 января 1929 года) Там же. С. 179.

При недостатке средств и штатов у музея местного края Челябинское общество сыграло большую роль в организации краеведческой работы в Челябинске. Члены общества приняли активное участие в археологических раскопках под Челябинском в 1924 и 1925 годах, собирали предметы этнографии, приняли участие в выпуске первых краеведческих сборников, проводили беседы и читали лекции.

В ноябре 1924 года открылась выставка, посвященная итогам первого года деятельности музея, наибольший интерес из экспонатов которой вызвали древности, обнаруженные членами археологической секции Челябинского общества изучения местного края под руководством С. Н. Дурылина.

Раскопки были задуманы Сергеем Николаевичем еще в 1923 году, когда он работал с коллекциями Н. К. Минко и, убедившись в слабой изученности доисторического прошлого края, решил продолжить археологические изыскания, начатые его предшественником. На обращение в отдел музеев при Главнауке с просьбой о разрешении вести раскопки под Челябинском, начиная с лета 1923 года, им был получен положительный ответ, но осуществить раскопки не удалось за недостатком средств.

9 января 1924 года музей посетил первый нарком просвещения РСФСР А. В. Луначарский, который высоко оценил отдел археологии челябинского музея и поддержал идею С. Н. Дурылина о необходимости вести дальнейшие археологические изыскания на территории края, сказав: «Археологический отдел музея и теперь представляет большой научный интерес. Раскопки его увеличат. Средства на раскопки нужно изыскать» Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 180..

Кто знает, может быть именно эти слова наркома позволили музею получить средства на археологические раскопки 1924 и 1925 годов. Всего под руководством С. Н. Дурылина было раскопано 24 кургана. Результаты раскопок превзошли все ожидания исследователя, и он с энтузиазмом вводил их в научный оборот. Им был подготовлен отчет для Главнауки, написаны статьи для периодической печати. С результатами челябинских раскопок были ознакомлены профессор В. А. Городцов и академик Н. П. Лихачев. Соединяя в исследованиях результаты своей работы и раскопок Н. К. Минко, Дурылин пытался воссоздать целостную картину освоения челябинского края человеком, и это придает его статьям дополнительную научную ценность.

В конце 1920-х годов для музея наступают трудные времена. Частая смена помещений и связанные с этим неудобства приводят к тому, что, выражаясь словами Ф. И. Горбунова, «замерла работа и общества… В тридцатом году оно само собой развалилось"Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 181. В разные периоды существования общества его возглавляли:

1. Иван Гаврилович Горохов (1923−1928 гг., с 21 марта по 23 сентября, с 1 ноября по 11 декабря 1929 года, с 4 января по 22 марта 1930 года).

2. Иван Николаевич Сверчков (с 27 января по 21 марта, с 23 сентября по 1 ноября 1929 года, с 11 декабря 1929 года по 4 января 1930 года).

3. Федор Ильич Горбунов (со 2 сентября по декабрь 1930 года).

Избирались председателями общества П. П. Мегорский и В. Н. Август, но к обязанностям не приступали. Первый по болезни, второй из-за недостатка времени.

27 июня 1934 года ЦБК предложило всем республиканским, краевым и областным бюро краеведения создать на местах «добровольные общества изучения области (края, АССР)». Типовой устав такого общества был получен в Челябинске в декабре 1934 года. За отсутствием в городе бюро краеведения за задачу создания общества взялся краеведческий кружок при местном музее. Организационные усилия затянулись более чем на два года. Лишь 2 июня 1936 года был утвержден облисполкомом устав «Общества изучения Челябинской области», а спустя несколько месяцев, 11 ноября, было открыто его финансирование Там же. С. 182..

Был подготовлен и план работы нового общества, которое должно было иметь отделения в 21 районе Челябинской области. В марте 1937 года, в соответствии с этим планом, должен был пройти первый областной съезд обществаТам же. С. 182. Однако в намеченные сроки съезд провести не удалось. А вышедшее в июне постановление СНК РСФСР о прекращении деятельности ЦБК прекратило деятельность и «Общества изучения Челябинской области», общества, вся работа которого в Челябинске фактически свелась к организационному моменту.

Архивная служба всегда была обратной стороной краеведческого знания. Архивисты не без основания называют себя «хранителями времени», без которых любой историк чувствовал бы себя одиноким путником в пустыне, не знающим, куда приткнуться. Было бы что изучать! Без артефактов, документов, свидетельств историческая наука становится верификативной с высокой долей астрологических методов — в виде гадания на кофейной гуще.

В том, что историко-краеведческая наука существует, есть огромная доля заслуг маленького человека, замеченная еще Ф. М. Достоевским, — он не желает «пропадать просто так», без следа, и готов от своей маленькой жизни, незаметной, не хватающей звезд с неба, хоть что-то оставить детям. История существует благодаря стихийному, бессознательному накоплению документальных свидетельств. В этом смысле, архивная служба, какой бы развитой и по самое горлышко наполненной документальным фондом она ни была, все равно остается лишь малой частью Народного Архива.

Увы, в истории нашей страны архивная служба, призванная собирать и беречь, переживала иногда такие пароксизмы, что невозможно читать без слез.

4 марта 1922 года Н. М. Чернявский был назначен завгубархивом, который организовывался уже в качестве самостоятельного отдела губисполкома со штатом в 3 человека. Условия же для нормальной деятельности сложились лишь в июле того же года, когда «Губкоммунотдел отвел Губархиву достаточные и удобные помещения в центре, сначала для склада дел — на углу улиц К. Маркса и Рабоче-крестьянской № 56 (ныне улица Кирова) площадью 35 кв. саженей, не считая большого коридора, а потом поблизости, для самого Губархива, в составе трех комнат, площадью 8 кв. саженей и 2 аршинов» Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 183..

С этого времени архив принимает на хранение документы различных организаций и учреждений: воинских частей (171-я стрелковая бригада и другие), военкомата, губотдела труда. В сентябре 1922 года в архив было перевезено 50 возов ценнейших документов Челябинской городской думы и управы из коммунотдела. Их размещением и систематизацией в значительной мере и пришлось заниматься Н. М. Чернявскому, опыт которого в архивном деле оказался как никогда кстати.

В это же время он пишет и рассылает циркуляры, в которых указывает на недопустимость «самовольного распоряжения архивами и тем более уничтожения, как якобы уже ненужных старых бумаг» Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 183. И труды эти дали свои результаты. К январю 1924 года в архиве числилось уже 162 фонда, и это несмотря на значительную гибель документальных материалов в годы Гражданской войны и бумажного кризиса 1920−1921 годов.

Безусловной заслугой Н. М. Чернявского перед местным краеведением является и то, что он первым понял значение памятников истории города Челябинска и выступил за их сохранение. Столь понятные сегодня мысли и аргументы, к сожалению, не были услышаны современниками. Местные архитекторы (Искосков, Остренко, Григорьев), к которым за заключением обратился окрисполком, высказались категорически за слом дома. В последующие периоды Челябинск с поразительной легкостью расставался с памятниками истории, не отяжеляя память потомков избытком информации о них. И сегодня остается только сожалеть о том, что на протяжении стольких лет у Чернявского в вопросе сохранения памятников истории в Челябинске не нашлось единомышленников и последователей.

Соприкасаясь с интереснейшими архивными документами, Н. М. Чернявский не мог не заинтересоваться историей города. Результатом этого интереса стали статьи, очерки, хроники, которые Николай Михайлович готовил к печати. На их публикацию уже были выделены деньги, но неожиданный отъезд автора в 1926 году в Пермь сорвал планы. В результате этого главной опубликованной работой Чернявского по «челябинской» теме остался шестнадцатистраничный сжатый очерк развития города, образовавший вместе со статьей И. Г. Горохова первый краеведческий сборник, увидевший свет в Челябинске.

Сам Чернявский не был доволен этой публикацией вследствие больших купюр и некоторых искажений текста. Тем не менее, «Сжатый очерк», на взгляд историка В. С. Боже, является одной из наиболее ценных краеведческих работ и занимает заметное место в историографии Челябинска. В нем впервые дается периодизация истории города, введено в научный оборот много новых фактов, его жанр (а написан он в жанре историко-статистического описания) позволяет использовать его как справочное пособие по истории города.

К сожалению, в 1930-е годы обстановка в стране с архивами становится очень печальной, Челябинск в данной ситуации не стал исключением.

Сохранилась, к примеру, докладная записка управляющего областным архивом 1935 года, когда после многочисленных реорганизаций и полной потери связей на местах, прежде всего профессиональных, пришлось говорить о «самом неблагоприятном образе» архивной службы. «Материалы безнаказанно расхищались и уничтожались, сдавались в утиль, пускались в оборот в качестве писчей бумаги». «Беспризорные» городские архивы с нищим бюджетом пускали уникальные документы на самокруткиЦит. по: Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 192..

«Работники их в подавляющем большинстве неопытные, малограмотные, с архивным делом незнакомые; есть и заведомо негодные. В облархиве работают двое — один подросток, другой страдает эпилепсией; один из заведующих с трудом может подписать свою фамилию"Там же. С. 184. Если учесть, что на тот период времени челябинцам приходилось обслуживать еще и Курган, а на все про все в штате значилось лишь 15 человек, то расписывать дополнительно, как история уходит сквозь пальцы, не имеет смысла.

Само собой, архивная служба и в России, и на Урале реорганизовалась не раз, но наиболее болезненными оказались в силу исторических обстоятельств преобразования 1930-х годов. В октябре 1937 года, к примеру, как самостоятельные учреждения были сформированы исторический архив Челябинской области и Архив Октябрьской революции. В январе 1939 года Исторический архив Челябинской области и «архивное революционное собрание» были вновь объединены. А уже через месяц все архивы вошли в состав УНКВД по Челябинской области со всеми вытекающими отсюда последствиями. Председателем архивной комиссии назначался, как правило, заместитель начальника управления НКВД. В таком подчинении они просуществовали до февраля 1962 года.

Спад в краеведческом движении Челябинска прекратился в 1934 году с образованием Челябинской области. Реорганизация музея в областной, получение дополнительного финансирования и ставок в сочетании с решенным ранее вопросом его размещения в Свято-Троицкой церкви дали свои результаты. Затихшее было краеведческое движение вновь обрело жизненные силы. Вместо распущенного Челябинского общества изучения местного края 11 сентября 1933 года энтузиастами был создан краеведческий кружок при музее, который в 1934—1936 годы развил такую активную деятельность. В. С. Боже считает, что эти годы по праву можно назвать наивысшим взлетом челябинского краеведения за весь предвоенный период его существования.

В значительной мере это объясняется тем, что в составе кружка активно работали такие известные в городе краеведы, как В. А. Бухарин, Ф. И. Горбунов, И. Г. Горохов, М. А. Протасов, И. Н. Сверчков, И. Т. Черных, А. П. Чубаров, В. Д. Хартуляри и другие.

Несмотря на то, что в уставе кружка доминировали идеи «советского краеведения», деятельность его осуществлялась в традиционных для прежних лет формах. Члены кружка собирали материалы по истории и культуре края, записывали топонимические легенды и фольклор, вели фенологические и метеорологические наблюдения. Объединяющим фактором в деятельности кружка был выпуск ежемесячного стенного журнала «Челябинский краевед», в котором кружковцы публиковали результаты своих научных исследований. Отдельные материалы этого ежемесячного издания развешивались на специальном стенде в музее. Один экземпляр журнала отправлялся в Центральное бюро краеведения в Москву. В «Челябинском краеведе» чуть ли не в единственном экземпляре дошли до нас ценные в краеведческом отношении публикации В. Протасова, В. Бухарина, Ф. Горбунова, Н. Кудрина и других. Читателями его были наряду с членами кружка и посетители музея, которые могли познакомиться с «Челябинским краеведом» на специальном стенде. По ряду косвенных данных можно говорить о том, что впоследствии журнал передавался в библиотеку музея, в которой он ныне по невыясненным причинам отсутствует. Возможно, из библиотеки он был изъят после ареста и расстрела ряда его авторов.

И сегодня о содержании журнала мы можем судить только по его рукописным черновикам и решениям бюро кружка, посвященным утверждению того или иного номера «Челябинского краеведа».

Первоначально за издание журнала отвечало бюро кружка, но уже 24 ноября 1933 года была избрана его редколлегия во главе с И. Г. Гороховым, в которую вошли также Ф. Горбунов, Д. Котельников и И. Черных. Эти люди на протяжении значительного времени существования журнала определяли его лицо, так как были и основными его авторами. 15 января 1935 года перевыборы редколлегии оставили во главе журнала И. Г. Горохова, членами же редколлегии были избраны Д. В. Котельников и В. М. Голубев. Впоследствии к ним присоединился И. Н. Сверчков.

Незадолго до прекращения деятельности кружка, и соответственно выпуска журнала «Челябинский краевед», заместитель председателя ЦБК А. Ширямов и старший научный сотрудник ЦБК по Уралу И. Ледомский, на основании полученных номеров журнала, дали ему довольно высокую оценку. «Мы с особенным удовлетворением отмечаем регулярный выпуск Вами в продолжение уже двух лет журнала «Челябинский краевед», -писали они. — Нельзя обойти молчанием тщательность, аккуратность и любовь, проявляемую Вами к внешнему оформлению журнала, несмотря на более чем скромные средства, которыми Вы располагаете для этого"Цит. по: Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 174. Из недостатков журнала отмечали наличие большого объема некраеведческого материала и участие в выпуске журнала малого числа членов кружка (из 120 человек активно принимали участие в выпуске журнала 5−6 человек). С последним замечанием, вытекающим из основополагающей идеи «советского» краеведения, ставящего во главу угла массовость, а не качество краеведческой работы, сегодня навряд ли можно согласиться. В Челябинске середины 1930-х годов не было 120 активных пишущих краеведов, потому-то и мелькали на страницах журнала одни и те же фамилии, но качество материалов было довольно высоким. И в этом безусловное достоинство журнала «Челябинский краевед».

Значимость многих публикаций журнала «Челябинский краевед», посвященных истории и природе края, не вызывает сомнений и сегодня. В этом может убедиться каждый, кто внимательно ознакомится с содержанием номеров журнала. Это и не удивительно, ведь люди, выпускавшие «Челябинский краевед», не были дилетантами в журналистике. Например, Федор Ильич Горбунов был корреспондентом ряда уральских изданий еще на заре века, дореволюционный опыт в журналистике имел Виктор Александрович Бухарин, а Иван Николаевич Сверчков в 1920-е годы редактировал журнал «Пробуждение деревни» и был секретарем редакции журнала «Челябинский красный библиотекарь"Там же. С. 175..

Конечно, число читателей рукописного журнала было не велико, но издавать краеведческие сборники по собственному решению, как в 1920-е годы, кружок уже не мог. Издательская деятельность в стране была централизована, и в ней не оставалось места частной или общественной инициативе.

Попытки руководства кружка выйти на типографское издание краеведческих трудов (сборник к 200-летию города Челябинска, хрестоматия для школ по истории и природе Челябинской области, путеводитель по городу) не увенчались успехом. Кружок смог собрать под свои знамена значительное количество членов. На 1 октября 1934 года в нем состоял 101 взрослый человек. В это время действовало 12 секций: «Полезные ископаемые», «Растительный мир», «Сельское хозяйство», «Фенология», «Историко-революционная секция», «Школьное краеведение», «Этнография», «Археология», «Фотография», «Нумизматика и филателия», «Татаро-башкирская секция» и «Художественная секция». Не все из них работали регулярно. Традиционно многочисленными и активными были природоведческие и историко-этнографические секции. Деятельностью кружка руководило бюро, во главе которого стоял председатель. За годы существования кружка эту должность занимали Ф. И. Горбунов (1933−1934 гг.) и И. Н. Сверчков (1935−1936 гг.).

В декабре 1936 года вышел последний номер «Челябинского краеведа». После этого деятельность городского общества замерла, а с выходом постановления СНК РСФСР о прекращении деятельности ЦБК и вовсе прекратилась. Материалы и имущество кружка были переданы в Челябинский областной краеведческий музей, а ныне его документы хранятся в Государственном архиве Челябинской области (фонд Р-633) Боже В. С. Краткий очерк развития краеведения в г. Челябинске (до 1941 г.) // Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.) г. Челябинска. Челябинск, 1995. С. 192..

Подводя итог развитию краеведения на Южном Урале, можно сказать, что за всю дореволюционную и предвоенную советскую историю Челябинска в нем не возникло общественной краеведческой организации, имевшей общеуральское, а стало быть, и общероссийское значение. Более того, краеведами Челябинска в эти годы не было создано фундаментального труда ни по истории города в целом, ни по отдельным сторонам его жизни.

В то же время вышеназванный период в развитии краеведения был чрезвычайно важным для общекультурных процессов, происходивших в Челябинске. Практическая деятельность местных краеведов постоянно привлекала внимание горожан к их историческому прошлому, оказывала влияние на формирование их самосознания. Ими было собрано значительное количество источников по истории и культуре края. В городе возникли и окрепли краеведческий музей, государственный архив, картинная галерея. В исследованиях челябинских краеведов наметились основные подходы к изучению города. Был накоплен определенный опыт в организации краеведческого движения и издательской деятельности.

Многое было сделано впервые, нередко при отсутствии нормальных условий для исследовательской работы. А потому, говоря о дореволюционном и довоенном советском периодах развития краеведения в Челябинске, мы еще раз с благодарностью вспоминаем имена И. В. Жуковского, М. Н. Ястребова, А. В. Орлова, В. А. Весновского, Н. К. Минко, И. М. Крашенинникова, Д. В. Мошкова, И. Г. Горохова, Н. М. Чернавского, С. Н. Дурылина, К. В. Сальникова, Л. П. Клевенского и многих других, чья деятельность явилась пусть небольшой, но важной ступенькой на пути обретения челябинцами своих корней и местной культуры.

Раздел II. Идеологизация творческой деятельности челябинских краеведов

События октября 1917 года, приведшие к смене политического строя в России, оказали большое влияние на ситуацию в духовной сфере. Культура, по мнению большевиков, должна была не только стать достоянием масс, но и превратиться в новую, социалистическую культуру. Проблемы культурно-просветительной деятельности оказались в сфере внимания власти достаточно быстро, возможно потому, что просветительство связывалось, прежде всего, с проблемами агитации и пропаганды.

Бурное развитие краеведческого движения в стране в 1920-е годы не было случайным. Причиной роста краеведческих учреждений явилось закономерное слияние двух тенденций: деятельности общественности в дореволюционный период и назревшая необходимость сохранить достояние национальной культуры, оказавшееся бесхозным в результате революционных событий. Молодое советское государство ставило перед краеведением и музейными учреждениями серьёзные и ответственные задачи: оказание хозяйственному и культурному строительству страны максимальной помощи путём повышения трудовой активности и культурного уровня страны.

В редакционной статье журнала «Известия Центрального бюро краеведения» отмечалось: «Из всех общественных явлений в жизни СССР за десять лет, истекающих со дня Октябрьской революции, рост краеведения является наиболее показательным» Известия Центрального бюро краеведения. 1927. № 8. С. 266. :

Таблица 2

Количество краеведческих организаций Цит. по: Соболев В. С. Академия наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. № 6. С. 535.

Обществ и кружков

Музеев

Всего

До революции

61

94

155

нa 01. 03. 1923

231

285

516

нa 01. 01. 1924

297

446

753

нa 01. 09. 1927

1112

576

1688

Видно, что масштабы краеведческого движения за 10 лет выросли в 10 раз. В эти же годы укрепились связи Академии наук с краеведами, возросло ее влияние на деятельность краеведческих организаций, четко обозначилась координирующая роль академии в этом общественном движении.

Руководящий орган российских краеведов — Центральное бюро краеведения (ЦБК) — был создан в начале 1922 года и функционировал до 1925 года при Российской академии наук. Позднее он оказался в ведении Главнауки Наркомпроса. Председателем ЦБК в 1922—1927 годы был непременный секретарь академии наук академик Сергей Федорович Ольденбург. Большой вклад в развитие отечественного краеведения в это время внесли также академики М. М. Богословский, Н. Я. Марр, С. Ф. Платонов, А. Е. Ферсман; члены-корреспонденты М. Н. Покровский, А. Н. Самойлович, Ю. М. Шокальский; известные ученые Н. П. Анциферов, Б. Б. Веселовский, И. М. Гревс, В. И. Равдоникас, Д. О. Святский и другие.

Центральное бюро издавало журналы «Краеведение» (1923−1929), «Известия Центрального бюро краеведения» (1925−1929) и «Советское краеведение» (1930−1936). В них были отражены организационно-методические вопросы движения, деятельность краеведческих организаций, содержалась конкретная информация о движении. Главными редакторами журналов «Краеведение» и «Известия ЦБК» ряд лет были академики С. Ф. Ольденбург и Н. Я. Марр.

Академический центр Наркомпроса разослал в местные краеведческие организации приглашение принять участие в I Всероссийской краеведческой конференции. В документе, в частности, отмечалось, что «русская революция, пробудившая дремавшие народные творческие силы, проявилась также и в сильном развитии научной и научно-организационной деятельности» Цит. по: Соболев В. С. Академия наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. № 6. С. 535. Конференция проходила в Москве с 12 по 20 декабря 1921 года. На ней было принято решение создать под эгидой РАН «Ассоциацию научных учреждений, обществ и отдельных ученых республики». Этот план, однако, не был осуществлен.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой