Кража в уголовном праве России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МВД России

Белгородский юридический институт

Кафедра уголовного права, криминологии

Курсовая работа

По уголовному праву

«Кража в уголовном праве России«

Белгород 2008

Введение

С переходом Российской Федерации к новым рыночным отношениям сложилась кризисная ситуация не только в сферах экономики и политики, но и в уголовно-правовой сфере. Многие преступления требовали введения в УК новых существенных дополнений; появились новые деяния, подходящие под признаки преступления, но не предусмотренные УК, а некоторые преступления перестали быть общественно опасными и противоправными (ст. 200 УК РФ) и должны были либо быть отнесены к административным правонарушениям, либо быть признаны правомерными деяниями.

Если мы посмотрим на статистические данные, то заметим, что больше всего составляют преступления против собственности (разбой, грабеж, мошенничество и особенно рассматриваемая нами кража), но по сравнению с 2005 г. наметилась тенденция к увеличению числа краж и снижение уровня их раскрываемости. Между тем, преступность в России переступила многомиллионную черту. Сколько именно миллионов — не знает никто, но эксперты из МВД прогнозируют, что к 2010 году сегодняшние показатели вырастут в 1,5−2 раза. Примерно 2/3 из всех преступлений совершается в экономической сфере, а более половины из них приходится на кражи.

В данной работе делается попытка проанализировать действующее законодательство об ответственности за кражу. Кража представляет собой опасное преступное явление, посягающее на одну из важных социальных ценностей человека — право собственности, при котором ущемляется гражданское право — право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. В конечном итоге это порождает негативную реалию российского общества на эти преступные проявления, безверие людей в силу и справедливости, как Основного закона, так и уголовного.

Кардинальные изменения в уголовном законе влекут трудности в правоприменительной и судебной практике, требуют новых подходов, связанных с практическим и научным осмыслением проблем, связанных с привлечением к уголовной ответственности за кражи. Анализ уголовного закона в настоящее время необходим для координации действий законодательных, правоприменительных и судебных органов, выработки перспектив совершенствования законодательной конструкции ст. 158 УК РФ.

Проблема противодействия кражам продолжает сохранять высокий уровень актуальности, осложняясь тем, что: во-первых, совершение краж становится более организованным и профессиональным делом; во-вторых, значительна латентность краж наряду с относительно невысокой их раскрываемостью; в-третьих, слабо организована работа по предотвращению, предупреждению и пресечению краж; в-четвертых, в судебно-следственной практике имеет место неоднозначное понимание признаков состава кражи; в-пятых, уровень взаимодействия органов внутренних дел и других правоохранительных ведомств между собой, другими заинтересованными субъектами предупреждения краж находится не на должной высоте.

Выбранная тема достаточно освещена в уголовно-правовой литературе, достаточно назвать таких специалистов по проблеме экономической преступности, как Владимиров В. А., Ляпунов Ю. И., Кригер Г. А., Гуров А. И., Гагарин Н. С., Матышевский П., Гаухман Л. Д., Тяжкова И. М., Бабаев М. Н., Пинаев А. А. Тем не менее, нередки ситуации, когда в той или иной работе значительное место отводится спорам различных ученых по чисто схоластическим, не имеющим значения для практической деятельности вопросам. Таким образом, усложняются и без того сложные уголовно-правовые проблемы.

Актуальность рассматриваемого вопроса определяется, прежде всего, теми глубокими переменами, которые происходят в нашей стране и в сфере экономики. Речь идет о процессах децентрализации и «разгосударствления» экономики, приватизации государственной собственности, что обуславливает необходимость приведения юридических форм защиты права собственности в соответствии с изменившимися общественно-экономическими отношениями, и обеспечения равной охраны имущественных прав всех собственников от любых преступных посягательств, в том числе и краж.

Целью работы — наиболее полное и всестороннее рассмотрение кражи.

Исходя из цели можно поставить следующие задачи:

дать понятие кражи в уголовном праве России;

провести анализ состава преступления;

привести примеры из судебной практики.

1. Понятие кражи

В России совершается около 1 200 000 краж ежегодно (а, учитывая латентную преступность — втрое больше). Кража грузов, перевозимых железнодорожным и автотранспортом — один из новых, более изощренных видов преступной деятельности. Квартирные кражи — трудно раскрываемые (43% по России в 2005 году). Совершают кражи около 40% - молодежь, лица, не работающие до 30 лет, 1/3 из преступников судимы, а для остальных — реальная возможность начать жизнь в преступном мире (кражи имеют один из самых высоких рецидивов).

А уж обстановка и способы изъятия имущества вряд ли поддаются оглашению: непосредственно своими силами, с использованием техники, невменяемых, дрессированных животных и др. Указанный признак относится в первую очередь к «карманникам», у каждого свое «место работы» («маршрутники», «кроты», «рыночники», «майданщики» и др.) и своя специализация (например, «писаки» и «хирурги» используют остроотточенные предметы и пинцеты; «рыболовы» и «ширмачи» действуют с прикрытием, «щипачи» используют толкотню, «трясуны» — точно выверенными движениями вытаскивают различные предметы, «верхушечники» и «дубилы» — воруют то, что лежит сверху хозяйственных сумок).

Основной юридический признак кражи — тайный характер. Глагол «красть» означает действовать «скрытно», «крадучись», поэтому иногда встречающееся выражение «открытая кража» противоречит нормам русского языка.

Наиболее четко этот критерий проявляется в случаях, когда хищение происходит в отсутствие потерпевшего и всяких очевидцев. Так, Николаев Е. И., Евдокименко П. В., Бугаев Э. Н., Костин А. А. и Смирнов А. Г. в течение осени 2006 года группой лиц, по предварительному сговору совершали кражи и покушение на кражу чужого имущества из автомобилей, принадлежащих гражданам, причинив последним значительный ущерб. Приговором Железногорского городского суда они осуждены к различным видам наказания.

Но тайность будет и в случае присутствии посторонних лиц, но незаметно для них, т. е. когда факт хищения ими не осознавался (либо в силу ослабленного внимания — например, продавец отвернулся, отвлекся разговором, либо в силу малолетства, душевной болезни, слепоты, алкогольного опьянения, либо когда виновный создает или использует впечатление правомерности его действий. Например, о том, что чужое имущество принадлежит ему, можно подумать, когда вор открывает своими ключами авто и уезжает; или о том, что он уполномочен распоряжаться чужим имуществом — Е. по просьбе продавца помог разгрузить во дворе магазина машину с продуктами. Перенеся несколько ящиков с колбасой, на глазах покупателей он взял из перенесенного ящика 2 батона колбасы и вышел из магазина через торговый зал. Мосгорсуд переквалифицировал его действия с грабежа на кражу, т.к. факта похищения им колбасы граждане не сознавали, принимая Е. за подсобного работника магазина, выполнявшего какое-то поручение администрации). Тайность признается и в случае, когда виновный действует, имея соучастников, а также, когда виновный действует на глазах родственников, знакомых, сослуживцев и других лиц, (имеются в виду близкие и доверительные отношения). А также, если при этом у него имеются реальные основания полагать, что названные лица не будут противодействовать изъятию имущества, т. е. рассчитывает на их попустительство и молчаливое соглашение. На это обстоятельство указывает судебная практика. Так, Рябых В. М., находясь в квартире вместе со своей знакомой Щербаковой Е. М., которая была на кухне, незаконно проник в комнату своей бывшей жены и похитил оттуда золотые изделия. Вначале действия Рябых В. М. органами предварительного расследования были квалифицированы по ст. 161 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за грабеж, однако городской суд переквалифицировал его действия, как тайное хищение чужого имущества, согласно ст. 158 УК РФ и назначил ему наказание за кражу в виде лишения свободы.

Кроме этого, поскольку многие хищения на производстве совершаются на глазах у членов трудового коллектива, которые не реагируют на происходящее в силу традиционно снисходительного отношения к «несунам» — они обычно квалифицируются как кража, если же присутствующие протестуют против действий виновных, требуют оставить в покое имущество, заявляя, что проинформируют о хищении администрацию, а также правоохранительные органы или, когда хищение происходит в присутствии посторонних лиц, например, студентов — содеянное квалифицируется как грабеж.

Даже в случаях, когда факт хищения кем-то осознавался, решающее значение имеет субъективный критерий, т. е. оценка события преступления самим виновным (например, сторож вернулся на склад и наблюдал преступников, но из опасения расправы не показался им на глаза и, наоборот — виновный похитил деньги у спящего мужчины, полагал, что все спят, однако один не спал, который и задержал преступника). Ведь совершенно очевидно, что стремление незаметно для окружающих похитить имущество свидетельствует о нежелании виновного открыто вступать в конфликт с обществом и применять насилие.

Тем не менее, как свидетельствуют криминологические исследования, приблизительно в 50% случаев кража перерастает в грабеж и даже разбой, например, в случаях, когда вор, оказавшись застигнутым, продолжает хищение. Наличие оружия у виновного само по себе не превращает кражу в разбой: требуется доказать умысел на его использование для разбойного нападения (так, действия А. и Ш. были неправильно квалифицированы как покушение на разбой — они зашли в чужой двор, имея при себе охотничье ружье, пытались похитить лошадь, но хозяин услышал и вышел на крыльцо, а виновные скрылись, убив собаку в будке).

Кражу необходимо отличать от присвоения вверенного имущества: суды не всегда уделяют достаточного внимания выяснению правового положения виновного по отношению к похищенному имуществу, а потому совершают ошибки. Имеются в виду случаи, когда виновному имущество не было фактически вверено, он лишь имел определенный доступ к нему, без права пользоваться и распоряжаться им (например, кража сырья или готовой продукции рабочим на производстве, кража комендантом, начальником пожарно-сторожевой охраны имущества или просто работником вневедомственной охраны имущества, к которому они имели доступ, но непосредственно вверенное иным лицам; кража имущества, оставленного потерпевшим под временный присмотр, взятого в магазине для примерки, переданного носильщику для переноса и др.)

Поскольку состав кражи является материальным, о моменте окончания преступления не будем повторяться, но необходимо сделать дополнение о том, что получение виновным реальной возможности распоряжаться похищенным зависит от конкретной обстановки совершения, характера похищаемого имущества и намерений виновного. Если речь идет об имуществе, которое может быть потреблено виновным без выноса с охраняемой территории и он имеет именно такое намерение, то кража должна считаться оконченной с момента обособления такого имущества и установления над ним противоправного владения (например, С. и Б. изъяли из цеха бидон со спиртом, а затем перед уходом с работы пили и угощали им других рабочих).

Не признается оконченным и хищение в случае, если вынесена часть имущества при наличии умысла на хищение целого (например, один сапог из пары). Работники охраны, умышленно содействовавшие лицу, совершающему хищение, в выносе имущества с охраняемой территории или иным способом устранявшие препятствия для хищения, несут ответственность за соучастие в хищении, но соучастниками здесь могут быть и другие лица. Иногда на практике возникают ошибки иного рода. Например, работник одного из портов похитил в расположенном на его территории магазине демисезонное пальто. И хотя предмет преступления не являлся имуществом порта, охраняемым соответствующей службой, действия виновного были неправильно квалифицированы. Как оконченное преступление следует рассматривать и когда виновный нагрузил в машину зерно из бункера комбайна, стоящего в поле и сразу же был задержан, так как поле не является специально охраняемой территорией, а виновный сразу же после отгрузки зерна получает возможность распоряжаться им по собственному усмотрению. Отметим в заключение, что как на практике, так и в теории момент окончания хищения связывали с моментом установления фактического обладания вещью независимо от того, имеются или нет у виновного в этот момент реальные возможности распорядиться этим имуществом по своему усмотрению, что приводило к необоснованному усилению ответственности, виновному отрезался путь к добровольному отказу от преступления.

2. Анализ состава преступления

Объектом преступлений против собственности (в том числе и анализируемой нами кражи) являются отношения собственности в целом, включающие права любого собственника и иного законного владельца по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Исходя из структуры УК РФ, следует признать существование надродового объекта, т. е. группы общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование экономики РФ как целостного хозяйственного организма. Довольно часто, даже в многотомных трудах по уголовному праву, приходится встречать точку зрения, согласно которой непосредственным объектом хищения является имущество: либо в смысле отдельных вещей, предметов и т. п., либо в смысле совокупности вещей, достояния. Но ведь под объектом в теории уголовного права понимается то, чему причиняется ущерб — а вещь сама по себе не терпит никакого ущерба. Предмет хищения, т. е. имущество, является лишь элементом объекта преступления. Воздействуя на предмет, преступник причиняет вред не предмету как таковому (известно, что предмет посягательства во многих случаях не только не ухудшается, но стараниями преступника сохраняет материальную стоимость), а общественным отношениям.

Другой вопрос, что хищение относится к предметным преступлениям, т. е. с внешней стороны выражается в уголовно-противоправном воздействии субъекта на предметы материального мира. То есть, исходным моментом данного преступления является имущество. Характеризуя предмет хищения можно выделить следующие его признаки:

1) материальный (физический) признак:

Предмет хищения должен обладать признаком вещи. Достижения человеческого разума (идеи, взгляды, информация) лишены признака вещи. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в фигуральном смысле. Понятно также, что та или иная информация может храниться на материальных источниках. Ввиду отсутствия вещного признака, электрическая и тепловая энергия не могут быть предметом хищения. Незаконное их использование в корыстных целях образует состав иного преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ. Кстати, УК РСФСР 1926 года выделял специальную статью (ст. 163) «кража электроэнергии», обособленный состав (ст. 94(2)) существовал в свое время и в УК РСФСР 1960 года, но уже в измененном виде, который в 1993 году «влился» в ст. 94 УК РСФСР 1960 года.

2) экономический (ценностный) признак:

Предмет хищения — только вещь, имеющая определенную экономическую ценность — объективно определенную ценность. Для состава хищения не обязательно, чтобы предмет обладал и для похитителя определенной ценностью — имеется в виду случаи, когда окажется, что для похитителя предмет не имеет какой-то потребительской ценности, и он будет уничтожен или выброшен за ненадобностью. Но если предмет имеет объективно ничтожную ценность, а деяние не причинило вреда и не создало угрозы его причинения, то в силу его малозначительности привлечение к уголовной ответственности недопустимо (ч.2 ст. 14 УК РФ).

Содержательная основная характеристика экономического признака в том, что имущество — природное богатство, овеществившее человеческий труд, то есть предметом хищения может быть только такое имущество, которое уже извлечено из естественного состояния с затратой труда либо на момент преступного посягательства, хотя и развивается на естественной основе, сохраняя свои системные связи с природной средой, но улучшенной или усовершенствованной человеком (продукция незавершенного цикла товарного производства).

Здесь важное значение имеет отграничение хищения от ряда экологических преступлений (например, при незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК РФ), охоте (ст. 258 УК РФ), порубке деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ)), незаконном исследовании и разработки естественных богатств континентального шельфа РФ или исключительной экономической зоны РФ (ч.2 ст. 253 УК).

3) Юридический признак.

Предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами гл. 21 УК РФ, является чужое, т. е. не находящееся в собственности, законном владении виновного имущество (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности») УК РФ не предусматривает дифференцированной ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, поэтому существовавшим ранее в связи с этим проблемам в судебной практике положен конец.

Суммируя вышесказанное, можно определить имущество как предмет хищения (кражи) следующим образом — это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением. Форма собственности хотя и не влияет на квалификацию хищения, но это не означает, что установление потерпевшего необязательно, которое, кроме того, необходимо для решения вопросов о возмещении ущерба, для принятия мер по предотвращению хищений в будущем.

Предметом хищения (кражи) может быть как движимое, так и недвижимое имущество, которое по своим объективным свойствам практически не может быть похищено тайно, хотя, как свидетельствует практика, и оно в определенных случаях может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома, снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи). Предметом хищения может являться как одушевленное, так и неодушевленное имущество, имущество, являющееся составной частью основного имущества, имущество, имеющее индивидуально — определенные или родовые признаки и др.

Но в квалификации хищения (кражи) значение имеет следующее обстоятельство, — вещи изъятые (полностью или частично) из гражданского оборота. Рассматриваемые посягательства имеют особую природу, социальную сущность и характер общественной опасности, поэтому в главе 24 «Преступления против общественной безопасности» и в главе 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» УК РФ содержатся нормы, устанавливающие ответственность за хищение или вымогательство радиоактивных материалов (ст. 221 УК РФ), огнестрельного оружия, комплектующих деталей и боеприпасов к нему, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 226 УК РФ), наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ).

Хищение «краденного» также образует состав хищения, поскольку и в этих условиях нарушаются условия реализации права собственности и, как совершенно справедливо отмечает А. Пинаев, эти действия виновного затрудняют, если не исключают возможность возвращения похищенного имущества его законному владельцу.

2. Объективная сторона хищения — это внешний процесс общественно опасного и уголовно наказуемого посягательства на объект правовой охраны, выражающийся в противоправном безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

С одной стороны, таким образом, имущество находится в обладании его владельца (это может быть не только запертое или специально охраняемое, но и имущество, к которому открыт доступ в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если оно является не утраченным — на территории предприятий, в помещении учреждения, на стройплощадке, а также в любом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспорте и др.), а с другой — при хищении такое имущество изымается виновным, т. е. переводится в первоначальное обладание.

Изъятие имущества при хищении (краже) сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц — эти два акта обычно происходят одним действием, но если процесс имеет протяженность во времени, то именно момент окончания связывается с обращением имущества в пользу виновного, т. е. когда виновный получил реальную возможность распорядиться имуществом по своему усмотрению или пользоваться им.

Понятно, что момент окончания преступления имеет также значение для решения вопросов о добровольном отказе, об определении круга соучастников и индивидуализации наказания. Если виновный не имел возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, т. е. не довел преступление до конца по независящим от его воли причинам, содеянное квалифицируется как покушение на кражу. Возврат похищенного или возмещение причиненного имущественного вреда виновным после окончания хищения, как правило, не устраняет состава, но должно учитываться при индивидуализации наказания. Перебрасывание похищенного через забор соучастнику, который тут же был задержан должно квалифицироваться как неоконченное хищение, так как виновный не получил возможности распорядиться похищенным.

Следует отметить, что похитивший имущество, хотя и владеет, пользуется, распоряжается им как своим собственным, но юридически собственником не становится, ибо преступным путем приобрести право собственности нельзя. Формулировка «обращение в свою собственность», тем не менее, раньше довольно часто встречалась в литературе, но использование ее на практике, по замечанию Кригера Г. А., нередко приводило к ошибкам в квалификации, к не использованию всех возможностей по возмещению причиняемого ущерба.

Признак противоправности включает в себя объективный критерий и субъективный — о чем уже было сказано. Необходимо учитывать существование обстоятельств, исключающих преступность деяния, которые перечислены в гл. 8 УК РФ. Безвозмездность понимается как непредставление взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом либо символическое или неадекватное возмещение.

В определение хищения назван и такой важный признак как причинение преступлением ущерба законному владельцу, который связан со стоимостью похищенного и должен находиться в причинной связи с противоправными действиями виновного. Ее установление вызывает определенные трудности, например, при групповых хищениях, совершаемых в течение более или менее длительного времени, когда состав группы по тем или иным причинам меняется.

3. Субъективная сторона предполагает осознание лицом всех признаков состава преступления и, прежде всего — объективных. При хищении возможен лишь прямой умысел, когда виновный осознает, что он определенным способом противоправно и безвозмездно завладевает чужим имуществом, предвидит неизбежность причинения имущественного ущерба и желает его наступления. Как справедливо отмечает В. А. Владимиров, «хищение по самому характеру действий и способу реализации с полным основанием могут быть отнесены к числу преступлений, общественная опасность и преступное содержание которых достаточны и вполне очевидны любому вменяемому человеку».

Умысел при хищении может быть заранее обдуманным (кража по предварительному сговору группой; соединенное с проникновением в помещение и др.), а может возникать внезапно, под воздействием удобной обстановки, а возможна их комбинация.

Необходимо подчеркнуть во избежании судебных ошибок, что умысел на совершение хищения в ином размере должен быть установлен фактически, а не основываться на предположениях (например, из того, что кассир получил деньги для выдачи зарплаты и они определенное время находились в сейфе, не следует с необходимостью, что умысел виновного был направлен на завладение именно этой суммой, а не фактически похищенной). При неконкретизированном умысле относительно размера причиняемого ущерба гораздо проще, поскольку здесь руководствуются реально причиненным ущербом.

Наряду с корыстными мотивами, могут иметь место и другие (хулиганские, месть, зависть, злоба, честолюбие и т. д.), но отсутствие корысти, на базе которой формируется и специфичная цель, исключает квалификацию деяния как хищения: например, когда виновным изымается чужое имущество для уничтожения его по мотивам мести, когда изъятие происходит с целью напугать или поиздеваться над потерпевшим на почве хулиганства (например, вещей купающегося в реке) и др. Хищением не признается «временное позаимствование», т. е. изъятие во временное пользование с последующим возвращением. Не признает хищением судебная практика и изъятие имущества ввиду «ложно понятых интересов коллектива» (например, когда в целях избежания простоя транспорта в гараже самовольно берется баллон, аккумулятор, инструменты, запчасти и др.).

Безусловно, точное определение признаков субъективной стороны является важной стадией квалификации.

4. Субъект преступления — его признаки могут рассматриваться в двух взаимосвязанных аспектах: 1) юридические признаки, т. е. влияющие на квалификацию и 2) социально — политическая характеристика личности преступника в целом, необходимая для решения вопроса об индивидуализации наказания. Ответственность за преступление несет вменяемое лицо, достигшее определенного возраста: по общему правилу 14 лет за кражу (ч. 2ст. 20 УК РФ). Пониженный возраст обусловлен высокой общественной опасностью и распространенностью этого преступления, которое доступно для осознания и подростками.

Единственным основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лица признаков состава преступления. Поэтому их правильное установление является непременным условием законности.

3. Характеристика квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков кражи

Кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц.

Это универсальный признак, т.к. при групповом совершении преступления общественным отношениям, охраняемый уголовным законом, причиняется более значительный ущерб, чем в результате действий «единоличного» преступника. Сложение преступных действий участников группы создает возможность совершить такое преступление, которое либо вообще не могло быть совершено без участия других лиц, либо единоличное совершение которых было бы трудно осуществимым. «Удачное» совершение первого преступления способно создать у участников группы представление о своей неуязвимости и безнаказанности — это может стимулировать более тесную сплоченность участников группы, в том числе с целью длительного, до разоблачения, занятия преступной деятельностью.

Чтобы оценить кражу, как квалифицированную по признаку совершения его по предварительному сговору группой лиц, необходимо установить:

оно было совершено двумя или более лицами (не менее двумя соисполнителями),

между ними состоялся предварительный сговор на совместное его совершение (ч.2 ст. 35 УК РФ).

Рассматриваемая форма соучастия может сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, но в последнем случае должно быть не менее двух исполнителей. Но не обязательно, чтобы все исполнители выполняли одинаковые действия (например, один обеспечивает доступ к имуществу, другие — изымают его, третьи — стоят на страже и т. д.) В литературе неоднократно высказывалась позиция, согласно которой групповое преступление может образовываться не только объединением соисполнителей, но и любым соучастием. Вполне очевидно, что эта точка зрения не учитывает структуру закона. Что касается качественного признака — наличие между участниками предварительного сговора, то он также повышает опасность преступления, придавая участникам группы решимость на его совершение при поддержке других участников, создавая у них уверенность в более успешном осуществлении преступных планов и сокрытии преступления. При отсутствии предварительного сговора между участниками преступления возникает самая незначительная согласованность, а субъективная связь ограничивается тем, что каждый из участников узнает о присоединяющейся деятельности другого или в момент начала преступления, или даже в процессе его завершения.

Предварительный сговор — сговор, состоявшийся до начала совершения преступления, т. е. не позже чем на стадии приготовления к нему. В содержание сговора может входить договоренность об объекте, способе совершения кражи и ее сокрытии, о внутреннем распределении ролей, при этом не имеет значения, состоялся ли сговор относительно задолго до совершения преступления или непосредственно перед преступлением. Однако, если один из исполнителей выходит за рамка сговора, то другие соучастники за такие его действия ответственности не подлежат (ст. 36 УК РФ). Д., М., Ф. и Б. предварительно договорились о краже с бахчи: М. должен был встать с имевшимся у него ружьем недалеко от землянки сторожа и в случае его появления предупредить других выстрелом. Но при появлении сторожа М. выстрелил не вверх, а в него, ранив в обе ноги. Никто из остальных обвиняемых и не предлагал стрелять в сторожа, напротив, все убежали после выстрела.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище.

Повышенная общественная опасность таких краж определяется тем, что виновный для его совершения прилагает определенные, а порой и значительные усилия для преодоления преград и получения доступа к имуществу.

Под помещением понимается — строение, сооружение (постоянное или временное, стационарное или передвижное), предназначенное для размещения людей или материальных ценностей (завод, музей, корабль и т. п.).

Иное хранилище — под ним понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Вместе с тем участки территории (акватории), используемые не для хранения, а, например, для выращивания какой — либо продукции, названным термином не охватываются. «Проникновение» — тайное или открытое вторжение в помещение либо иное хранилище с целью совершения кражи, сопряженное как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и без него. Таким образом, проникновение предполагает незаконность действий виновного, когда доступ для него в помещение, иное хранилище постоянно или временно закрыт. Для этого виновный может взламывать запирающие устройства, разбивать стекла витрин, проламывать потолочные перекрытия и т. п., что требует еще и квалификации по ст. 167 УК РФ. Хотя проникновение возможно и при отсутствии таких лиц, их временной отлучки, а также с использованием беспомощного состояния лиц (например, сна сторожа), обмана (под видом курьера, инспектора пожарного надзора). При этом проникновением признается не только физическое вхождение, но и изъятие имущества с помощью различных приемов и приспособлений. Здесь имеется ввиду не только малогабаритные специальные хранилища, куда в их внутреннюю емкость преступник лишен физической возможности войти.

Кража, с причинением значительного ущерба гражданину.

Критерий значительного ущерба в законе определен как ущерб, определяемый с учетом имущественного положения, но не менее 2500 руб. Он разъясняется в постановлении Пленума Верховного Суда" О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", которое указывает, что здесь необходимо исходить как из стоимости похищенного, так и из других существенных обстоятельств (материальное положение потерпевшего, значимость утраченного для владельца и др.) Как видим, значительность ущерба зависит, скорее, не от стоимости похищенного имущества, а от совокупности факторов, определяющих материальное положение потерпевшего. Во всяком случае, ущерб, расцененный органом, принимающим уголовный закон, как «значительный» для данного потерпевшего, не может быть по своим качественным параметрам в денежном отношении большим, чем «крупный размер» как особо квалифицирующий признак состава кражи. Что и было учтено по делу Ш., осужденного за кражу ювелирных изделий. Как установлено Верховным Судом Р Ф, не было оснований для вывода о том, что потерпевшей причинен значительный ущерб, поскольку об этом не свидетельствовало материальное положение П., которая работала главбухом телеателье, имела работающего мужа, не имея иждивенцев. При определении стоимости имущества учитываются обстоятельства его приобретения собственником, а при отсутствии цены стоимость похищенного определяется экспертом.

Кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем

Вменение рассматриваемого квалифицирующего признака предполагает установление не только места хранения или перемещения ценностей (одежда, сумка, ручная кладь), но и то, что в момент похищения они находились при потерпевшем, например в салоне трамвая, автобуса. Рассматриваемый квалифицирующий признак нельзя вменить при совершении кражи в тот момент, когда потерпевший оставил свою одежду, сумку, другую ручную кладь, например, сдал верхнюю одежду в гардероб.

Обязательным условием квалификации действия виновного по пункту «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ является незаконность его изъятия, которое осуществлено вопреки запрету или без ведома и согласия правомочного лица и находится при потерпевшем.

Тайное завладение чужим имуществом в отсутствии потерпевшего не образует данного квалифицирующего признака даже при наличии умысла на хищение.

При этом такое хищение может осуществляться как непосредственно виновным, так и с помощью различных приемов (выбивание толчками) и приспособлений (пинцет, крючок). Широкое распространение получило использование преступником лезвия, заточенной монеты или других приспособлений для разрезания одежды, портфеля или сумки с целью похищения чужого имущества. В случае если этими действиями виновный причинил значительный ущерб потерпевшему, то содеянное следует дополнительно квалифицировать по статье 167 УК РФ. На это обращено внимание Пленумом Верховного Суда Р Ф в постановлении № 29 от 27. 12. 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где содержится разъяснение, что если в ходе совершения кражи было умышленно уничтожено или повреждено имущество потерпевшего, не являющееся предметом хищения, содеянное следует, при наличии к тому оснований, дополнительно квалифицировать по статье 167 УК РФ.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище.

Этот признак закреплен ч.3 ст. 158 УК РФ.

Поджилищем понимается — предназначенное для постоянного или временного проживания людей помещение, в котором находится имеющиеся у них имущество или часть его (в том числе и составные части жилища, в которых люди временно могут не находиться или непосредственно не проживать — балконы, застекленные веранды, кладовки и т. п.). Не являются жилищем не используемые для проживания надворные постройки, погребы, амбары, гаражи, другие помещения, обособленные от жилых построек.

Что понимать под проникновением мы рассматривали, когда вели речь об ином хранилище, либо помещении.

При квалификации содеянного по ч. 3 ст. 158 УК необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище и когда именно у него возник умысел на завладение имуществом. Если лицо находилось в указанных местах без намерения совершить кражу, но затем завладело чужим имуществом, в его действиях анализируемый квалифицирующий признак отсутствует.

К. был осужден за кражу личного имущества с проникновением в жилище, совершенную при следующих обстоятельствах. Вечером К. вошел в дом, где проживал Т. и, пользуясь тем, что двери не были закрыты, а хозяин дома спал, похитил магнитофон. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф признала данную квалификацию ошибочной, поскольку умысел на хищение магнитофона возник у К. в момент, когда он уже находился в квартире Т. При таких обстоятельствах действия К. не могут рассматриваться как совершение кражи личного имущества с проникновением в жилище.

Кража, совершенная из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода.

Данный квалифицирующий признак введен Федеральным Законом № 283 от 30. 12. 2006 года и, пока что, не имеется судебно-следственной практики, а также теоретических разработок по данному вопросу.

Кража, совершенная в крупном размере.

Крупным размером (прим. к ст. 158 УК РФ) признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

Настоящий признак также был известен УК РФ 1960 г, но изменены его границы. «Крупный размер», о котором говорит закон, характеризует качественные и количественные параметры общественно-опасных последствий кражи: с одной стороны он показывает глубину поражения (нарушения) отношений собственности, а с другой- величину реального материального ущерба причиненного собственнику имущества или его законному владельцу.

Как кража в крупном размере должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого имущества, стоимость которого в общей сложности превышает двести пятьдесят тысяч рублей, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах.

При отсутствии такого умысла, даже если в итоге будет похищено имущество на сумму, превышающую границу хищения в крупном размере, содеянное должно квалифицироваться как по совокупности преступлений, а не крупное хищение.

Кража, совершенная организованной группой.

Общее понятие организованной группы безотносительно к роду к виду преступления раскрывается в ч.3 ст. 35 УК РФ, а в ч.5 указанной статьи регламентированы основания, условия и объем уголовной ответственности лица, создавшего организованную группу либо руководившего ею, а равно участников этой группы за преступления, совершенные в данной форме соучастия. При этом в законе ч.7 ст. 35 УК РФ установлено, что совершение преступления организованной группой влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ. Применительно к краже такое основание и пределы предусмотрены диспозицией и повышенной санкцией ч.4 ст. 158 УК РФ, устанавливающей наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового.

Применительно к организованным группам признак «устойчивости» объединения нескольких лиц как конструктивное и определяющее свойство такого рода преступного образования чаще всего проявляется в относительной деятельности преступной деятельности группы, ее криминальной спецификации, разделе сфер деятельности с другими подобными группами, четком распределении ролей и функций каждого ее участника, наличие лидера (руководителя, организатора), жесткой внутренней дисциплине, планировании преступной деятельности в целом на определенный период времени и каждого преступного акта в отдельности. Конечно, эти элементы в каждой организованной группе проявляют себя в большей или меньшей степени, но в том или ином соотношении они типичны для такого рода образований.

Ввиду более высокой внутренней организации данной формы соучастия по сравнению, например, с группой лиц по предварительному сговору (ч.5 ст. 35 УК РФ) установлены и более жесткие требования к основанию, условиям к объему уголовной ответственности за совершенные участниками организованной группы кражи чужого имущества. В частности, организатор или руководитель воровской организованной группы подлежит уголовной ответственности в качестве исполнителя за все кражи чужого имущества, совершенные группой, если они охватывались его умыслом независимо от того, принимали ли они в их совершение непосредственное участие. Другие участники организованной группы несут ответственность в том же качестве за все хищения чужого имущества, в подготовке или совершении которых они участвовали. Для рядового участника организованной группы недостаточно прямой осведомленности о той или иной краже, совершенной другими ее членами, для того, чтобы она была вменена ему в ответственность, если сам он не принимал участия в той или иной форме в подготовке и совершении преступления.

Кража, совершенная в особо крупном размере.

Особо крупным размером (прим. к ст. 158 УК РФ) признается стоимость имущества, превышающая один миллион рублей.

Как кража в особо крупном размере, также как и при краже в крупном размере, должно квалифицироваться совершение нескольких краж чужого имущества, стоимость которого в общей сложности превышает один миллион рублей, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в особо крупных размерах.

преступление хищение кража ущерб

4. Судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 2007 г. N 41-Д07−87

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Шурыгина А. П.

судей — Анохина В. Д. и Каменева Н. Д.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу С.В.

Заслушав доклад судьи Анохина В. Д., выслушав прокурора Горохова А. В., полагавшего жалобу удовлетворить, Судебная коллегия

установила:

приговором Тацинского районного суда Ростовской области от 18 мая 2002 года

С.В., 1 декабря 1978 года рождения, уроженец ст. Тацинская, Ростовской области, судимый: 29 января 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. «б», «в», «г» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 2 года,

осужден:

по ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «б», «в», «г» УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по совокупности преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично, в виде 1 года лишения свободы, неотбытое наказание по приговору от 29 января 2001 года и по совокупности приговоров к отбыванию назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 3 декабря 2002 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Новошахтинского городского суда Ростовской области от 12 августа 2004 года приговор от 18 мая 2002 года приведен в соответствие с действующим законом: исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества, указание суда о «совершении особо тяжкого преступления», по ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «б», «в», «г» УК РФ исключен квалифицирующий признак «неоднократность», наказание смягчено до 13 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 8 февраля 2005 года постановление Новошахтинского городского суда Ростовской области от 12 августа 2004 года изменено: по эпизоду кражи имущества М. 19 ноября 2001 года действия С.В. переквалифицированы со ст. 158 ч. 2 п. п. «в», «г» УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. п. «в», «г» УК РФ и назначено наказание 3 года лишения свободы; по эпизоду кражи имущества Л. 29 ноября 2001 года действия С.В. переквалифицированы со ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г» УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г» УК РФ и назначено наказание три года лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. «в», «г», 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г», 162 ч. 3 п. «в», 111 ч. 4 УК РФ к отбыванию назначено 12 лет 9 месяцев лишения свободы.

Кроме того, действия С.В. по приговору от 29 января 2001 года квалифицированы поэпизодно и наказание по совокупности преступлений смягчено до 1 года 11 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

На основании ст. 70 УК РФ к наказанию по приговору от 18 мая 2002 года присоединено частично, в виде 7 месяцев лишения свободы, неотбытое наказание по приговору от 29 января 2001 года и к отбыванию назначено 13 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключено из приговора от 18 мая 2002 года указание о наличии в действиях С.В. особо опасного рецидива преступлений.

Постановлением президиума Ростовского областного суда от 9 ноября 2006 года приговор Тацинского районного суда Ростовской области от 18 мая 2002 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 3 декабря 2002 года изменены:

признано смягчающим обстоятельством наличие явки с повинной, исключено указание, что он не раскаялся в содеянном;

смягчено наказание по ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ смягчено наказание до 11 лет 3 месяцев лишения свободы. По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. «в», «г», 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г», 162 ч. 3 п. «в», 111 ч. 4 УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к отбыванию назначено 12 лет 7 месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ присоединено частично, в виде 5 месяцев лишения свободы, неотбытое наказание по приговору от 29 января 2001 года и к отбыванию по совокупности приговоров назначено 13 лет лишения свободы.

Согласно приговору, С. осужден за кражи чужого имущества по предварительному сговору с другим лицом, с проникновением в жилище и причинением значительного ущерба потерпевшим, совершенные 19 и 29 ноября 2001 года у М. и Л.; за разбойное нападение на С. с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть С. Это преступление совершено, согласно приговору, 30 ноября 2001 года.

В надзорной жалобе С.В. просит отменить все состоявшиеся по делу решения, так как предварительное и судебное следствие проведены с нарушением уголовно-процессуального закона.

Кроме того, кассационное определение и постановление президиума Ростовского областного суда, которым изменено постановление Новошахтинского городского суда, а также приговор от 18 мая 2002 года, ухудшило его положение, так как преступления по двум эпизодам получили самостоятельную квалификацию, что не соответствует положениям ст. 17 УК РФ, действовавшей на момент совершения преступлений (краж).

Кроме того, наказание судом назначалось с учетом наличия в его действиях особо опасного рецидива преступлений, в кассационном порядке указание об этом исключено, а при решении вопроса о наказании во внимание не принято.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, находит, что судебные решения подлежат изменению.

Как видно из материалов дела, кражи чужого имущества совершены 19 и 29 ноября 2001 года.

В соответствии со ст. 17 УК РФ (в ред. Закона от 13 июня 1996 года), действовавшей на момент совершения преступлений, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса, ни за одно и которых лицо не было осуждено.

Совершенные осужденным кражи 19 и 29 ноября 2001 года необходимо квалифицировать одной статьей 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г» УК РФ.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тацинского районного суда Ростовской области от 18 мая 2002 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 3 декабря 2002 года, постановление Новошахтинского городского суда Ростовской области от 12 августа 2004 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 8 февраля 2005 года и постановление президиума Ростовского областного суда от 9 ноября 2006 года в отношении С.В. изменить, его действия по эпизодам краж от 19 и 29 ноября 2001 года квалифицировать одной статьей 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г» УК РФ, по которой назначить 3 (три) года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «в», «г», 162 ч. 3 п. «в», 111 ч. 4 УК РФ окончательно С.В. назначить 12 (двенадцать) лет 2 (два) месяца лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию частично присоединить наказание по приговору от 29 января 2001 года и окончательно С.В. назначить 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий

ШУРЫГИН А.П.

Судьи

АНОХИН В.Д.

КАМЕНЕВ Н.Д.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 2007 г. N 51-Д07−29

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Шурыгина А. П. ,

судей Каменева Н. Д. и Анохина В. Д. ,

рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Рубцовского районного суда Алтайского края от 16 февраля 1999 года, по которому

К., 7 октября 1976 года рождения, уроженец поселка Степное Алтайского края, судимый:

1) 26 декабря 1991 года по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР на 3 года лишения свободы;

2) 11 апреля 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, с применением ст. 41 УК РСФСР на 2 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден 8 июля 1997 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. «в» УК РФ 5 лет; по ст. 158 ч. 3 п. «в» УК РФ на 6 лет; по ст. 162 ч. 3 п. «г» УК РФ на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 14 марта 2000 года приговор изменен, исключено указание о наличии в действиях К. особо опасного рецидива, изменен вид исправительного учреждения с особого на строгий.

Постановлением Рубцовского городского суда Алтайского края от 11 августа 2004 года приговор районного суда Алтайского края от 16 февраля 1999 года (с учетом изменений внесенных президиумом Алтайского краевого суда от 14 марта 2000 года) изменен, действия К. переквалифицированы: со ст. 162 ч. 3 п. «г» УК РФ (в редакции 1996 года) на ст. 162 ч. 3 УК РФ (в редакции 2003 года), исключены квалифицирующие признаки «неоднократно» и «лицом, ранее два и более раза судимым за хищение», наказание по данной статье назначено в виде лишения свободы на 7 лет; со ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ (в редакции 1996 года) на ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции 2003 года), с исключением квалифицирующего признака «лицом, ранее два и более раза судимым за хищение» и назначением наказания по данной статье в виде лишения свободы на 4 года; со ст. 158 ч. 3 п. «в» УК РФ (в редакции 1996 года) на ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции 2003 года), с исключением квалифицирующего признака «лицом, ранее два и более раза судимым за хищение» и назначением наказания в виде 5 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой