Кража и ее уголовно-правовая характеристика

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

ГЛАВА 1 Социально-правовая обусловленность уголовной ответственности за кражу в Российском законодательстве

1.1 История вопроса о понятии кражи в Российском уголовном законодательстве

1.2 Кража как форма хищения

ГЛАВА 2 Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного статьей 158 Уголовного кодекса РФ

2.1 Объект и предмет преступления

2.2 Объективная сторона преступления

2.3 Субъективные признаки преступления

2.4 Квалифицирующие признаки преступления

ГЛАВА 3 Проблемы применения законодательства об уголовной ответственности за кражу

3.1 Отграничение кражи от иных форм хищения

3.2 Вопросы квалификации кражи

Заключение

Список использованной литературы и источников

ВВЕДЕНИЕ

Право собственности занимает особое место в системе гражданских прав. Оно является регулятором экономических отношений и показателем личного благополучия граждан. Способами законодательного регулирования и юридической защиты этого важнейшего права во многом определяется характер общественных отношений. Действующая Конституция Р Ф не только провозглашает право собственности, которое признается и охраняется государством, но и раскрывает его содержание: «каждый в праве иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно и с другими лицами».

Государство гарантирует гражданам защиту их прав и свобод. Никто не может быть лишен своего имущества и иначе как в случае установленной законом общественной необходимости при условии справедливого предварительного возмещения.

Кроме того, отношения собственности являются одной из фундаментальных основ обеспечивающих нормальное функционирование экономики. В любой стране отношения собственности являются материальной основой, и служит средством удовлетворения материальных и духовных потребностей населения. Для того чтобы отношения собственности выполняли свою задачу, они нуждаются в надежной защите от преступных посягательств. Государство всегда считало необходимым вести самую решительную борьбу с посягательствами на имущество собственника. В настоящее время задача состоит в том, чтобы усилить охрану всех видов собственности, обеспечить в соответствии с законом суровое наказание лиц, злостно посягающих на имущество собственника, добиваться полного возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

Одним из способов защиты прав и свобод граждан, а так же интересов общества и государства, является их уголовно-правовая защита.

Современное состояние криминальной ситуации в России характеризуется резким обострением негативных тенденций и процессов, связанных с преступностью. Это особенно проявляется в структуре корыстной преступности, увеличение которой в последние годы происходит в основном за счет роста краж чужого имущества, совершаемых с незаконным проникновением в жилище.

Основными причинами роста корыстных преступлений является социально-экономическое положение большей части населения страны, в частности снижение жизненного уровня населения, безработица, низкий размер зарплат, пенсий, пособий.

Кража чужого имущества является самым распространенным деянием, известных уголовному кодексу РФ (до 50%) в структуре всей преступности, и уже в силу одного этого факта представляют повышенную степень общественной опасности для экономических интересов граждан и государства.

Однако в настоящее время наблюдается низкая раскрываемость краж, что объясняется, на наш взгляд, тремя обстоятельствами: во-первых, низкой профессиональной подготовкой следователей, дознавателей, и оперативных работников; во-вторых, недостаточным использованием специалистов, оснащенности и использованием технических средств при расследовании краж и, в-третьих, недостатком специальной литературы по расследованию преступлений данной категории.

В связи с этим резко возросла актуальность проблемы борьбы с данной категорией корыстных преступлений.

Предметом квалификационной работы является кража и ее уголовно-правовая характеристика, а под объектом понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Целью данной квалификационной работы является анализ уголовно-правовой характеристики кражи, а так же разрешение спорных вопросов, касающихся применения законодательства об ответственности за преступления, предусмотренные ст. 158 УК РФ на практике.

При написании квалификационной работы поставлены задачи: определить понятие кражи как формы хищения и сопоставить труды известных ученых при данном исследовании; проанализировать понятия «объекта» и «предмета» кражи, которые являются необходимыми элементами состава преступления; разграничить понятия «хищения» и «мелкого хищения», определить виды ответственности за данные деяния; охарактеризовать объективную сторону и субъективные признаки преступления; отгранить кражу от иных форм хищения.

В качестве теоретических источников при подготовке работы были использованы труды известных ученых юристов: А. А. Гурова [14], Б. Д. Завидова [19], С. М. Кочои [26], Ю. И. Ляпунова [31], И. С. Тишкевич [39], и др.

Поставленные задачи квалификационной работы решались с помощью исторического, диалектического, системного, формально-юридического, социологического и статистического методов.

В процессе рассмотрения теоретических вопросов были использованы материалы судебной практики правоохранительных органов Искитимского района НСО.

ГЛАВА 1 Социально-правовая обусловленность уголовной ответственности за кражу в Российском законодательстве

1. 1 История вопроса о понятии кражи в Российском уголовном законодательстве

Понятие хищения не является новым для современного уголовного права. Первое место по численности совершаемых преступлений в XI-ХII вв. на Руси занимает «татьба" — воровство, кража. Данное понятие аналогично понятию «хищение» и встречается еще в памятниках отечественного права — Русской Правде. Русская Правда предусматривала деление кражи на простую и квалифицированную по объективной стороне. Квалифицированной считалась кража вещей особо охраняемых собственником. «Если кто украдет скот в хлеве и кража эта совершена ночью, потерпевшему предоставлялось право убить вора без суда и следствия» Ст. 38−39 Карамзинского списка [22].

Татьба различалась и в зависимости от места совершения преступления. Кража по Русской правде рассматривалась как более опасное поведение, чем открытое хищение имущества. Тайность свидетельствовала о коварстве и низости лица, его совершившего.

В период феодальной раздробленности Руси наиболее известным источником, содержащим нормы уголовно правового характера, считается Псковская Судная Грамота (ПСГ) 1467 г. В этом документе была деятельно разработана ответственность за имущественные преступления.

Создание Российской Империи было ознаменовано принятием Воинского артикула Петра 1 (1715 г.) который представлял собой военно-уголовный кодекс без Общей части. В то же время он предусматривал и обще уголовные преступления, в том числе преступления — кражу, грабеж и др., в связи, с чем он мог применяться не только к военнослужащим. С тех пор институты уголовной ответственности за корыстные имущественные преступления непрерывно развиваются, не прекращается это развитие, и по сей день. Основы советского уголовного законодательства были заложены в декретах о суде № 1 и № 2. Декрет № 1 наметил деление всех преступлений на контрреволюционные и другие более опасные — мародерство, хищение и др. все остальные. В первом Уголовном кодексе РСФСР от 1922 г. систематизировались в порядке значимости преступления: государственные, должностные, хозяйственные и т. д. Особенная часть УК РСФСР 1922 г. состояла из восьми глав. В главе 16 «Имущественные преступления» были предусмотрены такие посягательства на собственность: кража, грабеж (простой и насильственный), разбой, присвоение вверенного имущества, мошенничество, вымогательство (в том числе его разновидность шантаж), повреждение имущества. Жижиленко А. А. считал, что такая группировка имущественных преступлений в законодательно-техническом отношении не совсем удачна. Все случаи хищения он предлагал делить, как и в Уложении 1903 г., на две группы: ненасильственное похищение (к нему они относили похищение тайное или открытое, но без насилия над личностью); насильственное похищение (похищение открытое с насилием над личностью). Из ненасильственного похищения с учетом особенностей способа совершения преступления он выделял мошенничество [17].

Под кражей понималось «тайное хищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения» (ст. 180). Закон различал простую и квалифицированную кражи. Под простой понималась кража, совершенная без применения каких-либо технических приемов (п. «а» ст. 180) и не осложненная наличием обстоятельств, превращающих ее в кражу квалифицированную. УК 1922 г. были выведены и два вида тайного хищения, не относившиеся ни к простой, ни к квалифицированной краже. Таковыми были кража во время пожара, наводнения, крушения поезда или иного общественного бедствия.

22 ноября 1926 г. 2-ей сессией ВЦИК 12 созыва был принят УК РСФСР и введенный в действие с 1 января 1927 г.

Преступления против собственности в этом кодексе предусматривались в основном гл. 7 Особенной части. Эта глава имела название «Имущественные преступления», состояла из 20 статей. На первом месте в ней по прежнему стояла кража. Ответственность за кражу была предусмотрена ст. 162, кража была определена как «тайное хищение чужого имущества». Выделяя виды кражи, законодатель отказался от терминов «простая кража», «квалифицированная кража». УК 1926 г. называл сравнительно большее число отдельных видов кражи. Статья 180 УК 1922 г. различала 11 видов совершения кражи, ст. 162 УК 1926 г. — 14. По мнению С. А. Елесеева это было связано как с перегруппировкой норм об ответственности за кражу, так и с уголовно-политической переоценкой ряда ситуаций ее совершения [16].

Из необходимости осуществления особенно решительной и суровой борьбы с посягательствами на государственную, общественную, личную собственность исходил Президиум Верховного Совета СССР, принявший 4 июня 1947 г. указы «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», «Об усилении охраны личной собственности граждан». Данный устав установил как общесоюзный закон единые для союзных республик нормы об ответственности за хищение социалистической собственности. При этом указ предусматривал два вида хищения (в зависимости от предмета преступления): хищение государственного имущества, хищение колхозного, кооперативного или иного общественного имущества. Указом было предусмотрено более строгое наказание за хищение государственного имущества. Так, в соответствии со ст. 1 Указа хищение государственного имущества (простое) каралось заключением в исправительно-трудовом лагере на срок от 7 до 10 лет с конфискацией имущества или без конфискации [16].

К концу 50-х гг. ответственность за посягательство на собственность (социалистическую, личную) устанавливалась законодательством СССР и РСФСР. При этом система уголовно-правовых норм, посвященных охране собственности, была достаточно сложной и противоречивой. Ее упорядочил УК РСФСР 1960 г. (утвержденный третьей сессией Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г. и введенный в действие с 1 января 1961 г.). В этом кодексе преступлениям против собственности были посвящены (до 1 июля 1994 г.) две главы Особенной части: гл. 2- «Преступления против социалистической собственности»; гл. 5- «Преступления против личной собственности граждан». Глава 2 предусматривала равную ответственность за хищение государственного и общественного имущества. В ней были названы такие способы его совершения: кража; грабеж; разбой; присвоение; растрата; злоупотребление служебным положением; мошенничество. УК 1960 г. придал большое значение размеру хищения. Статьей 96 была установлена ответственность за мелкое хищение государственного или общественного имущества путем кражи, присвоения или растраты. Крупный размер хищения был предусмотрен в числе квалифицирующих признаков кражи, грабежа, разбоя.

Следует отметить, что Федеральный закон от 1 июля 1994 г. изменил не только систему преступлений против собственности, но и определение этих деяний. В УК РФ (в абзаце первом примечания к ст. 144) впервые было дано легальное определение общего понятия «хищение». Соответственно, кража была определена как тайное хищение чужого имущества [16, с. 117].

Конституция устанавливает равноправие и равную защиту частной, муниципальной, государственной и иных форм собственности. Уголовный кодекс РФ вслед за Конституцией устанавливает равную уголовно- правовую защиту различных форм собственности и равную уголовную ответственность за посягательство на все формы собственности.

Ответственность за хищение зависит не от формы собственности, а от формы хищения, способа совершения посягательства на отношение собственности и обстоятельств хищения.

1.2 Кража как форма хищения

Вопрос о понятии хищения на протяжении десятилетий оставался одним из самых дискуссионных вопросов науки уголовного права. В ней преобладало мнение, что непосредственное закрепление в уголовном законе понятие хищения, помимо всего прочего, положительно скажется на деятельности правоохранительных органов по борьбе с этими преступлениями.

В течение многих лет, несмотря на распространенность хищений, определение их общего понятия отсутствовало в законе. А в теории уголовного права с некоторыми модификациями воспроизводилось толкование Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля, 1972 г., согласно которому, хищение «заключается в незаконном безвозмездном обращении государственного или общественного имущества в свою собственность или в собственность других лиц». Такое определение с уточнениями, относящимися к предмету посягательства, использовалась и применительно к хищению индивидуального имущества.

В 1994 г. впервые общее понятие хищения было предложено в законе — в примечании к ст. 144 УК РСФСР. Однако сам этот факт не привел к прекращению споров о понятии хищения. Более того, ни в одном из проектов УК РФ определение, подобное предложенному законодателем в примечании к ст. 144 УК РСФСР, полностью так и не было закреплено.

Следует отметить, что в одном из этих проектов определение понятия хищения отсутствовало вовсе. Однако последняя позиция у законодателя не нашла поддержки, и в УК РФ в примечании к ст. 158 появилось примечание следующего содержания: «Под хищением в статье настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

По мнению С. М. Кочои, одной из причин критического отношения к определению хищения, предложенного в УК РФ, является то, что в нем не учтены многие высказываемые в науке позиции о признаках и понятии хищения [4].

Во-первых, в определении хищения без достаточных оснований назван признак противоправности. В литературе принято считать, что данный признак означает отсутствие у виновного прав на похищенное имущество и запрещенность совершенных действий уголовным законом. Однако на отсутствие у виновного прав на похищенное имущество указывают в понятии хищения слова «чужое имущество». Запрещенность же совершенных действий — признак любого преступления (ч.1 ст. 14 УК РФ), а не только хищения. Данный признак, например, не назван даже в понятии убийства (ч.1 ст. 105 УК РФ) и совершенно правильно отсутствует в понятии близкого к хищению вымогательства (ч.1 ст. 163 УКРФ). Таким образом, признак противоправности лишний в понятии хищения.

То же самое относится к безвозмездности, не было необходимости включения в определение хищения признака безвозмездности по следующим соображениям:

1. Этимологически «безвозмездность» означает «бесплатный, неоплачиваемый». Между тем судебная практика признает наличие данного признака и в случае частичной оплаты стоимости похищенного имущества;

2. Безвозмездность при хищении — одна из сторон цели («корыстной»), другого конструктивного признака, непосредственно указанного в законе;

3. На безвозмездность указывает общественно опасное последствие, характерное для хищения (реальный ущерб), которое не может наступить при возмездном завладении чужим имуществом.

Третий признак- это изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Благодаря этому признаку объективная сторона хищения по закону теперь стала, без достаточно серьезных оснований, характеризоваться сразу тремя действиями:

1. изъятие имущества,

2. обращение имущества в пользу виновного или других лиц

3. изъятием имущества и его обращением в пользу виновного или других лиц.

В этой связи следует признать несоответствующим утверждение о том, что «главным способом хищения является изъятие имущества у собственника или иного владельца» [25]. Изъятие — не способ хищения, а действие, имеющее, согласно закону, место при совершении хищения.

В литературе существует и такое мнение, согласно которому «изъятие» и «обращение» чужого имущества в пользу виновных обязательны для кражи, мошенничества, грабежа, тогда как при присвоении и растрате (по мнению отдельных авторов, также мошенничестве) характерно только «обращение» имущества в пользу указанных лиц [4]. В таком случае напрашивается вывод о том, что только «изъятие» имущества при хищении, вопреки положениям примечания 1 к ст158 УК РФ, не существует.

Еще один признак хищения, указанный в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, — причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Но, как известно ущерб бывает двух видов. Различают моральный и материальный ущерб. Последствием хищения, очевидно, является материальный ущерб. Данный ущерб имеет два вида. Теория и практика под материальным ущербом при хищении однозначно понимает лишь реальный ущерб, определяемый, в отличие от упущенной выгоды, стоимостью похищенного имущества [2].

Вызывает сомнение так же то, что законодатель употребляет выражение «или иному владельцу». Иное лицо (не собственник) может владеть чужим имуществом не только законно, но и незаконно. Поэтому видно, что закон ставит под охрану интересы лица, владеющего имуществом на законном основании.

По мнению С. М. Кочои, «хищение» похищенного не причиняет ущерба собственнику, оно причиняет «ущерб» тому, кто украл имущество у собственника, кто на самом деле причинил собственнику ущерб и кто, таким образом, владеет этим имуществом незаконно [26, с. 69].

На наш взгляд данная практика должна быть пересмотрена, а в примечании 1 к ст. 158 УК РФ необходимо говорить об «ином законном владельце», то есть о лице, владеющим чужим имуществом на законном основании. По этому на наш взгляд необходимо квалифицировать «хищение» похищенного не по статьям УК о хищении, а по отдельной статье. Например, ст. 175 УК РФ — приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Обязательным субъективным признаком хищения, согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ, является корыстная цель и безвозмездность, преследуемая виновным при его совершении. По поводу первого из названных признаков в отечественной юридической литературе ведется длительная полемика. Такие видные специалисты как В. А. Владимиров и Ю. И. Ляпунов писали когда-то: «среди советский юристов, теперь уже. Вероятно, трудно найти сторонников той точки зрения, что хищение может совершаться и бескорыстно» [9, с. 27]. А. В. Гайдашев высказывает такую точку зрения: «Цель при хищении…, как и мотив, является корыстной, то есть сводится к стремлению виновного безвозмездно и заведомо противоправно присвоить чужое имущество…[12, с. 57]», об этом же пишет и Н. Г. Шурухнов: «совершая противоправное действие (кражу- пример авт.), субъект преступления руководствуется корыстным мотивом и преследует цель незаконного извлечения наживы».

Нетрудно заметить, что здесь, по сути, происходит смешивание понятий мотива и цели преступления. Нельзя не заметить такого обстоятельства, о котором А. Ф. Зелинский говорит следующее: «Мотив означает „почему“ и „ради чего“ (личностный смысл) совершается деятельность и действие как ее часть. Цель отвечает на вопрос, „для чего“ действие совершается [20, с. 156]». То есть мотив и цель понятия, хотя и близкие, но не совсем совпадают по содержанию. Их нельзя отождествлять. В конкретном человеческом поведении мотив, очевидно, не может быть одновременно целью. Поэтому как, например «хулиганские побуждения» нельзя трансформировать в «хулиганскую цель», так и корыстный мотив, не может превратиться в «корыстную цель».

Справедливость сказанного (что природа хищений не может быть исключительно корыстна) подтверждается современным ходом событий, поскольку изъятие чужого имущества может иметь целью финансовое и материальное обеспечение противоборства группировок, например, на Северном Кавказе. Абхазии, а так же по мотивам страха перед сообщниками, карьеристских соображений и т. п. Так, В. Н. Литвинов мотивами несовершеннолетних участников корыстных групповых преступлений против собственности называет «желание утвердить себя как умеющего жить"[30]. И.С. и С. И. Тишкевич утверждают, что «корыстные мотивы при хищении не обязательно должны быть единственными» [33].

Таким образом, конечно, корыстный мотив типичен для хищения имущества, однако фактически, совершая такого рода преступления, виновный может руководствоваться и другими мотивами, в том числе и самыми «благородными» (помощи обездоленным, возврата долга и т. п.). Целью виновного при хищении может быть не только личное обогащение виновного, но и обогащение других лиц. В конце концов, для состава хищения важно не то, кто получил имущественную выгоду от преступления: сам виновный или другие лица, а то, что собственник (иной законный владелец) лишается не по своей воле своего имущества.

Корыстная цель при хищении определяется стремлением субъекта не к любому противоправному извлечению имущественных выгод, а к получению этих выгод за счет обращения в собственность имущества, безвозмездно изымаемого из фондов или из владения законных собственников и иных владельцев. Субъекты подобного деяния руководствуются корыстными мотивами, так как стремятся к собственному обогащению или к обогащению своих близких либо лиц, в судьбе которых они лично заинтересованы. Большой удельный вес краж чужого имущества, их новые тенденции, с одной стороны, и слабая организация, правовая и техническая обеспеченность деятельности органов внутренних дел, особенно в низовом звене, с другой, приводят к тому, что ежегодно тысячи уголовных дел о кражах приостанавливаются как не раскрытые. Масштабы и темпы роста преступности сделали ее одним из основных факторов, препятствующих осуществлению социальных реформ, порождающих у граждан чувство тревоги за свою жизнь и благополучие, снижающих доверие к органам власти и управления, к проводимой государственной политике.

Так же следует отметить, что корыстная цель имманентно присуща хищению. Поэтому она признается признаком хищения, характеризующим субъективную сторону данного деяния, и позволяющим отграничить хищение от других преступлений. В структуре преступления предмет хищения — чужое имущество — относится к объекту преступления, действия, такие как безвозмездное изъятие и (или) обращение имущества в пользу виновного или иных лиц, а так же общественно опасные последствия, такие, как причинение материального ущерба — к объективной стороне хищения, корыстная цель — к субъективной стороне.

Собственность как социально-экономическая категория всегда связана с вещами и материализуется в них. Право собственности — это вещное право. В силу этого хищения относятся к так называемым предметным преступлениям, которые нередко называют имущественными. С внешней стороны они всегда выражаются в уголовно-противоправном воздействии (изъятии, завладении, обращении в свою пользу) преступника на предметы материального мира.

Термин «изъятие» может пониматься двояко: в узком смысле — как извлечение имущественных ценностей из чужого владения; в широком смысле — вывод вещей из сферы, подвластной собственнику, в том числе и теми лицами, которым сам собственник вверил свое имущество (бухгалтер, кассир, продавец, экспедитор, хранитель вещи и пр.), то есть изъятие заключается в переводе чужого имущества из владения собственника или иного законного владельца в фактическое обладание виновного. В первом случае разновидность хищения именуется похищением и охватывает собой кражу, грабеж, разбой. Изъятие же в широком смысле характерно для всех без исключения форм хищения.

Обращение чужого имущества в свою пользу означает не перевод имущества во временное пользование неуправомоченных лиц, а такой переход его в незаконное обладание этих лиц, при котором они ставят себя на место законного собственника и приобретают реальную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как собственным. Здесь имеется в виду и присвоение или растрата имущества, которым виновный завладевает неправомерно. Если говорить об изъятии и (или) обращении «чужого имущества», то нужно говорить как о материальной субстанции. Как об определенном предмете материального мира, как о веще, обладающей некими материальными физическими параметрами (числом, количеством, весом, объемом и т. д.) иными словами вещными свойствами. Поэтому корыстное завладение ценностями, лишенными этих признаков. Например, тепловой, электрической, интеллектуальной собственностью в силу отсутствия предмета не может образовывать состав хищения чужого имущества. Далее рассмотрим словосочетание «чужого имущества», так же содержащиеся в понятии кражи. При совершении хищения завладении чужим имуществом всегда сопряжено с изъятием его из обладания собственника (или лица, в ведении или под охраной которого находится имущество). Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищение. Присвоение найденного или случайного оказавшегося у виновного чужого имущества не рассматривается в качестве преступления. Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ — на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а так же в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником. Одно из центральных мест в определении хищения занимает понятие «имущества». Не случайно преступления против собственности называются так же имущественными, например. В УК РФ 1926 г. Имущество — предмет хищения, который следует отличать от объекта — общественных отношений собственности. Предмет хищения всегда материален, является частью материального мира, то есть обладает признаком вещи. Не могут быть предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявление человеческого разума. Не могут быть предметом хищения природные богатства в их естественном состоянии.

Рассмотрим два наиболее важных признака хищения — это противоправность и безвозмездность. Противоправность изъятия и (или) обращение в свою пользу чужого имущества означает, что перевод имущества в фактическое обладание виновного осуществляется без каких-либо оснований для этого и без согласия собственника или законного владельца. Похитивший имущество, хотя и владеет, пользуется и распоряжается им как своим собственным, но юридически собственником не становится. Хищение не влечет за собой утрату собственником право на похищенное имущество. Изъятие имущества, правомерность которого оспаривается субъектом (организацией или гражданином), не образует хищения. Такие действия могут влечь ответственность за иные преступления, например за самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Безвозмездность изъятия чужого имущества следует усматривать в случаях, когда виновный завладевает им бесплатно. Без соответствующего возмещения либо с неадекватным возмещением (например, путем незаконной уценки товара, выбраковки промышленных изделий, замены вверенного виновному имущество на менее ценное). Именно безвозмездность изъятия чужого имущества обуславливает наступление общественно опасных последствий в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба.

Причинение ущерба собственнику или иному владельцу. «Под таким ущербом понимается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и (или) обогащенного в пользу виновного или других лиц. В размере ущерба не включается упущенная выгода».

Размер ущерба, нанесенного собственнику или иному владельцу, определяется стоимостью похищенного, выраженной в цене. При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить в зависимости от обстоятельств, приобретения его собственником: из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость определяется на основании заключения экспертов.

«Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов"[44].

В зависимости от размера материального ущерба, можно выделить три вида хищения:

1. Мелкое — если кража является малозначительной и в силу этого не представляет общественной опасности, то есть не причиняет вреда и не создает угрозы причинения вреда, такое деяние не признается законом преступлением. Решая вопрос о малозначительности кражи государственного или общественного имущества, следует ориентироваться на примечание к ст. 7. 27. КоАП РФ, в котором, говорится: «Хищение государственного или общественного имущества признается мелким, если стоимость похищенного не превышает одну тысячу рублей».

2. С причинением значительного ущерба гражданину и «определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей».

3. В крупном размере «признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей».

4. В особо крупном размере «особо крупном — один миллион рублей».

«Нередки случаи, когда отдельные суды весьма подробно указывают основания вменения рассматриваемого квалифицирующего признака, тогда как другие без каких-либо объяснений их вменяют или отвергают (в случае вменения их органами предварительного расследования)"[26, с. 103].

Так судом первой инстанции кража джинсовой куртки стоимостью 1000 тыс. руб. в 1997 году была квалифицирована по п. «г» ч.2 ст. 158 УК РФ как причинившая значительный ущерб гражданину. Однако Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации своим определением переквалифицировала действия на ч.1 ст. 158 УК РФ, указав, что «суд не мотивировал в приговоре, как этого требует закон, почему ущерб, причиненный потерпевшему, признан значительным».

Исходя из определения хищения (ч.1 Примечания к ст. 158 УК РФ), можно заключить, что четыре (из шести) указанных выше признака хищения относятся к объективной стороне.

Во-первых, изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. В данном случае имеется в виду отторжение имущества у собственника, причем как тайное, так и открытое, производящееся путем обмана или введения в заблуждение. При этом сам переход имущества при изъятии всегда происходит вопреки либо помимо воли собственника или иного владельца, а при обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц — в соответствие с волей собственника или иного владельца.

Во-вторых, противоправность изъятия и (или) обращения имущества в пользу виновного или других лиц. Противоправность в данном случае означает, что виновный нарушает законодательство, причем в форме предусмотренной уголовным законом. То есть виновный не является собственником имущества, не имеет юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не уполномочен на такое действие.

В- третьих безвозмездность, что означает, что изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц происходит без возмещения его эквивалента. Частичное возмещение ущерба не освобождает от ответственности. То есть деяние считается безвозмездным. В данной ситуации субъект отвечает в размере невозмещенной части.

Под формами хищения принято понимать 1) кражу. 2) мошенничество, 3) присвоение, 4) растрату, 5) грабеж, 6) разбой.

Таким образом, хищение можно определить как «посягающее на отношение собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, совершенное в форме и видах, предусмотренных законом, умышленное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества"[13, с. 67].

Из вышесказанного можно сделать следующие выводы. Кража, как форма хищения всегда посягает на отношения собственности, и уголовное законодательство четко разграничивает ответственность за хищения в зависимости от способа совершения преступления. Существенным отличием кражи от других форм хищения является тайность изъятия и ненасильственный способ хищения. Кражу отличают и субъективные признаки, а именно то, что похититель сам для себя определяет, что он будет действовать тайно и это убеждение сопровождает его до момента окончания преступления. Кража является наиболее распространенным преступлением, и это обстоятельство существенно повышает ее общественную опасность.

ГЛАВА 2 Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного статьей 158 Уголовного кодекса РФ

2. 1 Объект и предмет преступления

Учитывая широкую распространенность краж и значительный общий объем причиняемого ими ущерба, целесообразно уделить особенно пристальное внимание уголовно-правовой характеристике этого преступления.

Анализ уголовных дел, а также опрос работников правоохранительных органов свидетельствует о том, что практика применения ст. 158 УК РФ связана с определенными трудностями. Это, прежде всего, касается уяснения понятий объекта и предмета кражи, которые, являясь необходимыми элементами состава преступления, нередко выступают в качестве основного критерия, позволяющего отграничить кражу от смежных составов преступлений.

Родовым объектом кражи, как, впрочем, всех преступлений, содержащихся в главе 21 Особенной части УК РФ, следует признать собственность.

В самом общем виде собственность можно определить как отношение индивида (коллектива) к принадлежащей ему вещи как к собственной, соответственно все другие относятся к этой веще как к чужой, им не принадлежащей. Таким образом, на одном полюсе этого отношения выступает собственник, который относится к вещи как к своей, на другом — несобственника, которые обязаны, относится к этой вещи как к чужой и, следовательно, воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на волю собственника.

Разумеется, понятие собственности нельзя рассматривать с чисто экономической позиции. Закрепление в нормах права экономические отношения собственности облекаются в правовую форму, представляя собой явления не только экономического, но и юридического характера.

Совершая кражу чужого имущества, виновный, прежде всего, посягает на отношения собственности. Право собственности нарушается как бы «попутно». В этой связи трудно не согласиться с мнением профессора Л. Гаухмана, что родовым объектом хищений являются именно отношения собственности, но не право собственности как юридическое выражение, форма закрепления экономических отношений собственности. Это обстоятельство имеет важное значение при отграничении кражи от иных корыстных преступлений против собственности, не связанных с хищением [13, с. 68].

Некоторые авторы считают объектами хищений не сугубо социальную категорию — общественные отношения, а предметы материального мира как таковые — совокупность вещей или имущественное достояние [29, с. 297]. С такой позицией, по мнению Р. Исмагилова, начальника отдела УБЭП МВД Республики Башкортостан нельзя согласиться. Не втягиваясь в дискуссию по этой очевидной для многих российских юристов проблеме, уместно лишь подчеркнуть, что нотариальные формы материальных благ — конкретные вещи или имущественное достояние — приобретают для уголовного права значение как предмет преступного посягательства (но, разумеется, не объект) лишь в том случае, если они включены в сферу социальных связей и выступают материальным носителем определенных общественных отношений. Именно общественные отношения, нарушаемые общественно опасным деянием, и являются объектом любого преступления.

Например, в уголовном кодексе Швейцарии содержится несколько иная позиция. Здесь кража относится не к преступлениям против собственности, а к разряду преступных деяний против имущества. Таким образом, объектом кражи признаются не юридически значимые отношения собственности, а само имущество потерпевшего. Комков А. В. в соей диссертации отмечает, что «в науке российского уголовного права и ряда других государств похищаемое чужое имущество признается не объектом, а предметом кражи. «[24].

Видовым объектом как обязательный элемент состава кражи по своей природе и содержанию совпадает с родовым объектом этого преступления. Непосредственным же объектом кражи признается собственность конкретного лица (частная, муниципальная, государственная и др.), на которую осуществлено преступное посягательство. Все формы собственности равноценны и в равной мере подлежат защите правовыми нормами, в том числе и нормами уголовного законодательства. Это положение закреплено в основном законе Российского государства, в котором говориться: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[1]. Виновный, совершая тайное хищение чужого имущества, посягает не на форму собственности как абстрактную категорию, а на собственность конкретного лица.

Весьма сомнительной выглядит точка зрения некоторых специалистов, утверждающих, что родовой и непосредственные объекты преступлений против собственности могут совпадать. По мнению А. А. Пинаева «подобное утверждение противоречит посылке о том, что непосредственный объект является всего лишь частью родового объекта и, в силу этого обстоятельства, совпадать с родовым объектом не может».

Положение, которое закреплено в ст. 8 Конституции Р Ф нашло отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности». Пленум разъясняет: «Поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности». Вместе с тем представляется, что наряду с другими обстоятельствами форма собственности, на которую совершено посягательство, должна приниматься во внимание при оценке общественной опасности содеянного, и естественно, отражаться в материалах уголовного дела.

Совершение кражи не исключает возможности посягательства на дополнительные объект, например, дополнительным объектом кражи, связанной с незаконным проникновением в жилище (ч.3 ст. 158 УК РФ), являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни гражданина, его личной и семейной тайны.

При расследовании краж установление непосредственного объекта преступного посягательства обычно не вызывает серьезных затруднений, сложнее разграничить непосредственный объект и предмет кражи, поскольку в качестве последнего могут выступать различные материальные ценности, правовая природа которых до настоящего времени не всегда определена с достаточной четкостью в гражданском законодательстве.

Совершая кражу, виновный причиняет социально опасный вред отношениям собственности. При этом непосредственному преступному воздействию подвергаются определенные предметы материального мира.

К имуществу ГК РФ относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст. 128 ГК РФ). Однако наивным было бы предполагать, что предметом кражи является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленные в ст. 128 ГК РФ. Конкретные виды имущества, которые могут быть предметом кражи, Уголовный кодекс не выделяет. Вместе с тем основываясь на логическом толковании закона и сложившейся практике, совершенно ясно, какого рода имущества он имеет в виду.

В теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет кражи: материальный, экономический, юридический.

Предметом кражи могут быть только вещи материального мира. Прежде всего, это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК РФ), 1 содержание которых определяется в большей мере натуральными свойствами объекта (числом, количеством, весом, объемом и т. д.), иными словами, вещными свойствами. Для права собственности исходным является правомочие владения как физического обладания свойствами. Для права собственности исходным является правомочие владения как физического обладания вещью, от которого, по сути, зависит содержание других правомочий собственника (пользования и распоряжения). Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. В этой связи следует достаточно четко различать имущество как гражданско-правовую категорию и имущество, выступающее в качестве предмета кражи, как категорию уголовно — правового характера. Попытки провозгласить предметом кражи имущество вообще, как о нем говорит ст. 128 ГК РФ, ошибочно.

Имущество, лишенное материального признака, например электрическая энергия, интеллектуальная собственность, компьютерная информация, не может выступать в качестве предмета кражи. Следовательно, преступное воздействие на подобные виды имущества не может образовать состав кражи. При определенных обстоятельствах это может расцениваться как, например, причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ).

Представляется, что предметом кражи может быть только движимое имущество. То есть имущество, которое может перемещаться в пространстве без потери его потребительских свойств и целевого назначения. Иное дело, мошенничество (ст. 159 УК РФ), предметом которого наряду с движимым имуществом вполне может выступать и недвижимое имущество. Однако из этого правила есть одно исключение, на которое вполне справедливо обратил внимание профессор Н. Шурухнов. По его мнению, предметом кражи может выступать и недвижимость, при том непременном условии, что ее передвижение в пространстве, возможно, осуществить без особых потерь потребительской стоимости и целевого назначения имущества. В качестве иллюстрации такой кражи он приводит пример с хищением многолетних насаждений (плодовых деревьев) с садового участка [15, с. 178].

Н. Гуськова придерживается такого же мнения, и определяет проблему разграничения имущества, как предмет хищения на движимое и недвижимое, ведь в понятии хищения, изложенном в примечании к ст. 158 УК РФ, отсутствует какое-либо ограничение его предмета в смысле деления имущества на движимое и недвижимое [15, с. 197].

Проблема исходит из традиционного понимания хищения как перемещения имущества в пространстве, в результате которого владелец перестает обладать им, а виновный становится фактическим владельцем имущества. На первый взгляд, признание недвижимого имущества предметом хищения кажется абсурдным. Однако при дальнейшем изучении становится ясно, что некоторые объекты недвижимости подлежат физическому перемещению в пространстве без особого труда (например, морские суда). Кроме того, хищение возможно не только путем фактического перемещения в пространстве. Но и более распространенным способом — путем завладения правом на имущество, которое представляет собой юридическое оформление необходимых документов. В результате, которого виновный приобретает право на объект недвижимости (мошенничество).

Имущество, выступающее в качестве предмета кражи, всегда обладает определенной экономической ценностью, которая, как правило, выражается в его стоимости, цене. Из этого следует, что предметом кражи могут быть только такие вещи материального мира, которые перестали быть частью природы, извлечены из естественного состояния с затратой труда и поэтому могут иметь денежную оценку, обладают товарно-материальной ценностью. Поэтому необходимо отличать кражу от преступлений экологического порядка, где предмет выступает критерием такого разграничения. «В самом деле, — пишет профессор Ю. Ляпунов, — по некоторым категориям преступлений без четкого уяснения социально-экономической и правовой природы предмета посягательства практически невозможно правильно установить то социальное благо, на которое в действительности было направлено преступное деяние. Именно такими преступлениями являются экологические преступления. Изменение социально-экономической сущности предмета посягательства существенно меняет юридическую окраску совершенных виновным действием. В частности, изменения в экономическом содержании предмета, «перемещение его из категории природных богатств, естественных ресурсов в категорию товарно-материальных ценностей имеет своим правовым следствием отнесение содеянного к числу преступлений против собственности. «

Из этого взыскания следует исключительно важное положение, по которому не являются предметом кражи природные ресурсы, а так же предметы, в которые не вложен труд человека (лес, дикие животные и рыба в естественном состоянии и др.). Так, в случае незаконной добычи рыбы содеянное квалифицируется по ст. 256 УК РФ. Разумеется, если рыба выращена в искусственном водоеме, то ее незаконная добыча должна расцениваться как хищение. Это обусловлено признанием такой рыбы предметом хищения, поскольку в ней уже содержится овеществленный человеческий труд.

Не могут признаваться предметом кражи документы неимущественного характера и документы не являющиеся носителями стоимости, хотя и дающие право получения имущества (доверенности, жетоны, квитанции, накладные, долговые расписки, страховые полисы, завещания и т. п.). Документы являющиеся эквивалентом денег или иных материальных ценностей (лотерейные билеты, на которые пал выигрыш, почтовые марки, талоны на горючие и смазывающие материалы и т. д.), наоборот предметом кражи могут быть.

Предметом кражи могут быть деньги, валютные ценности и ценные бумаги. Последние олицетворяют собой стоимость и являются эквивалентом денежного выражения имущества. К числу ценных бумаг гражданское законодательство относит: государственные облигации, чеки. Депозитные и сберегательные сертификаты, коносаменты, акции, ценные приватизационные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном законом порядке отнесены к ценным бумагам (ст. 143 ГК РФ). Ценные бумаги могут быть именными, ордерными и на предъявителя. Представляется, что предметом кражи могут быть только ценные бумаги на предъявителя. Хищение остальных ценных бумаг представляет собой приготовление к мошенничеству и, следовательно, кражи не образует.

Наконец, предметом кражи можно признать и пластиковые карточки (электронные деньги), которые получили достаточно широкое распространение в последнее время.

Предметом хищения может быть только чужое имущество. Этот признак отражает юридическую характеристику имущества. Чужим признается имущество не находящееся в собственности или в законном владении виновного. Чужим для виновного следует признать и такое имущество, которое находится в совместной с потерпевшим собственности.

Если лицо тайно изымает свое собственное имущество, находящееся, скажем, в неправомерном владении третьего лица, состав кражи отсутствует. При достаточных к тому условиях содеянное может быть расценено как преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Что касается краж имущества, изъятого из гражданского оборота (радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, наркотические средства, психотропные вещества), то они образуют самостоятельные составы преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена соответственно ст. ст. 221, 226, 229 УК РФ.

2. 2 Объективная сторона преступления

Объективная сторона кражи содержит три основных элемента: а) тайные действия по обращению и изъятию чужого имущества в пользу виновного или других лиц: б) последствия этих действий в виде причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества; в) причинная связь между действиями виновного и наступившими последствиями.

Хищение является тайным, если оно совершено:

— в отсутствие кого бы то ни было;

— в присутствие потерпевшего или посторонних лиц, но не заметно для них;

— в присутствие указанных лиц, наблюдающих изъятие имущества, но не понимающих характера совершаемых действий и значения происходящего;

— в присутствие каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер, но не обнаруживающих себя, благодаря чему преступник остается в убеждении, что он действует тайно;

— в присутствие каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер и не скрывающих своего присутствия, но не являющихся для преступника посторонними в том смысле, который позволял бы говорить об открытости его действий.

Полное отсутствие очевидцев наиболее ярко характеризует, существо кражи как тайного хищения, при котором, вор стремится, в процессе изъятия имущества избежать визуального контакта с кем бы то ни было, включая не только собственника имущества или его владельца, но и посторонних лиц, могущих воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника в качестве очевидцев содеянного.

При этом посторонними считаются не все лица, оказавшиеся на месте преступления, а лишь те, от которых преступник не может ожидать не только содействия, но хотя бы пассивного попустительства хищению. В этом случае к числу посторонних нельзя отнести соучастников преступления (иначе любое групповое хищение было бы открытым), а так же тех лиц, с которыми он связан такими родственными, приятельскими и другими близкими либо доверительными отношениями, которые дают ему реальное основание полагать, что эти лица не будут, по меньшей мере, противодействовать изъятию имущества, а по большому счету — способствовать изобличению его впоследствии. С этой точки зрения хищение не перестает быть тайным, когда виновный действует на глазах родственников или знакомых, расчитывая на их молчаливое согласие, попустительство или даже одобрение.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой