Изучение социально-психологических аспектов коммуникативных установок старшеклассников

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава I. Теоретический анализ социально-психологических установок и факторов формирования их в юношеском возрасте

§ 1. Социально-психологическая установка

· Определение, компоненты и функции социально-психологической установки

· Теория когнитивного диссонанса

· Теория возникновение социальной доминанты

· Стереотипы и предрассудки

· Диспозиционная концепция регуляции социального поведения личности

§ 2. Юность как возрастной этап психического развития

§ 3. Теоретические аспекты детско-родительских отношений

· Детско-родительские отношения в психологии

· Классификация стилей воспитания в психологии

· Личностные особенности родителей в воспитании

· Семья как фактор развития успешного ребенка

Глава 2. Эмпирическое исследование социально-психологических аспектов коммуникативных установок старшеклассников (16−17 лет)

§ 1. Цель, задачи и методы исследования

§ 2. Описание методик

§ 3. Результаты исследования и их обсуждение

· Методика диагностики коммуникативной установки В.В. Бойко

· Методика диагностики социально-психологических установок

· Методика выявления родительских установок Pari

· Подростковый вариант теста Кеттелла 12−18 лет

§ 4 Выводы

Заключение

Литература

Введение

Юность — время развития социальной зрелости личности, ее движение к сознательной и ответственной жизни. Эти процессы целиком и полностью зависят от социально — экономических условий общества, от воспитания, обучения в школе и вузе, от ценностных ориентаций семьи и от личностных особенностей самих старшеклассников.

Проблеме самоопределения личности много внимания уделено в трудах по психологии и социологии. Вопросы, относящиеся к проблеме самоопределения личности в юношеском возрасте, рассматривались в трудах таких психологов, как С. Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, М. Р. Гинзбург, Г. П. Ников, В. Ф. Сафин (общий подход к самоопределению личности в обществе), Л. И. Божович и др.

Социологами самоопределение понимается как результат вхождения в некоторую социальную структуру и его фиксация, а психологов интересует в первую очередь процесс, те психологические механизмы, которые обуславливают вхождение индивида в те или иные социальные структуры. Но все они сходятся во мнении, что будущее самоопределение личности зависит в большей степени от социально-психологических установок. Отсюда вытекает актуальность нашего исследования. Она обусловлена необходимостью анализа социально-психологических факторов, влияющих на формирование негативных коммуникативных установок старшеклассников.

В начале работы была поставлена цель, которая конкретизировалась в отдельных задачах.

Целью данной работы является: изучение социально-психологических аспектов коммуникативных установок старшеклассников.

Задачи исследования:

изучение и анализ литературы по теме исследования;

изучение личностных особенностей старшеклассников;

изучение мотивационно-потребностной сферы старшеклассников и их родителей;

изучение родительских коммуникативных установок.

Объект исследования — коммуникативные установки старшеклассников.

Предмет исследования — взаимосвязь коммуникативных установок старшеклассников с личностными особенностями и с социально-психологическими установками их родителей.

Гипотеза исследования:

Коммуникативные установки старшеклассников взаимосвязаны с устойчивыми личностными свойствами, с характером социально-психологических установок их родителей и типом родительского отношения в семье.

В работе мы использовали следующие методы:

-метод анализа литературы по теме исследования;

-методы психодиагностики (анкетирование, тестирование);

-методы математико-статистического анализа полученных данных: t-критерий Стьюдента, метод ранговых корреляций Спирмена. мет

В качестве психодиагностических методик использовали:

— методика «Диагностика коммуникативной установки» В. В. Бойко;

-методика «Диагностика социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере» О. Ф. Потёмкина;

— методика PARI (адаптирована Т.В. Нещерт);

— подростковый вариант теста Кэтелла (12−18 лет)

од ранговых корреляц

Глава I. Теоретический анализ социально — психологических установок и факторов формирования их в юношеском возрасте

1. Социально-психологическая установка личности

Определение, компоненты и функции социально-психологической установки

При исследовании личности в социальной психологии важнейшее место занимает проблема социально-психологической установки.

Установка -- свойство деятельности, готовность, предрасположенность субъекта, возникающая при предвосхищении им появления определенного объекта и обеспечивающая устойчивый целенаправленный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту, т. е. психологическая готовность в определенных условиях действовать определенным образом[36].

Социально-психологические установки есть состояния психологической готовности, складывающейся на основе опыта и оказывающей влияние на реакции человека относительно тех объектов и ситуаций, с которыми он связан и которые социально для него значимы[3].

Понятие «установка» следует рассматривать не как вообще отношение, позицию к какому-либо предмету, явлению, человеку, а как диспозицию — готовность к определенному поведению в конкретной ситуации. Это понятие выражает конкретную связь между внутренним и внешним[42].

Первоначально оно было введено в экспериментальной психологии немецкими психологами для обозначения обусловленного прошлым опытом фактора (готовности действовать тем или иным образом), определяющего скорость реагирования на воспринимаемую ситуацию (Л. Ланге) и некоторые иллюзии восприятия (Г. Мюллер, Т. Шуман), а также для описания возникающего при постановке задачи неосознаваемого состояния готовности, обусловливающего направленность различных психических процессов[44].

В 1901 г. в рамках Вюрцбургской школы Г. Майер и И. Орт, ученики К. Марбе, показали, что существуют психические процессы, которые нельзя описать феноменологически и которые не попадают в классы ощущений, образов или чувств. Они проявляются в ожиданиях, колебаниях, сомнениях или уверенности в том, что в решении задачи найден правильный путь. Эти процессы были названы состояниями сознания, а при переводе на английский язык получили название установок сознания[44].

В психологии термин «установка» имеет свое собственное значение, свою собственную традицию исследования, и необходимо соотнести понятие «социальная установка» с этой традицией[3].

Изучение установки имеет свою историю развития. В отечественной психологии изучение установки тесно связано с именами Узнадзе, Мясищева, Божович, Леонтьева[49].

Проблема установки была специальным предметом исследования в школе Д. Н. Узнадзе. Внешнее совпадение терминов «установка» и «социальная установка» приводит к тому, что иногда содержание этих понятий рассматривается как идентичное. Тем более, что набор определений, раскрывающих содержание этих двух понятий, действительно схож: «склонность», «направленность», «готовность». Вместе с тем необходимо точно развести сферу действия установок, как их понимал Д. Н. Узнадзе, и сферу действия «социальных установок"[3].

По Д. Н. Узнадзе, установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности, состоянием, которое обусловливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией[3].

Установка в контексте концепции Д. Н. Узнадзе более всего касается вопроса о реализации простейших физиологических потребностей человека. Она трактуется как бессознательное, что исключает применение этого понятия к изучению наиболее сложных, высших форм человеческой деятельности. Это ни в коей мере не принижает значения разработки проблем на общепсихологическом уровне, так же как и возможности развития этих идей применительно к социальной психологии[3].

Мясищев известен своей концепцией отношений человека. Отношение -- это система временных связей человека со всей действительностью или ее отдельными сторонами; предрасположенность к каким-то объектам, позволяющим ожидать раскрытия себя в реальных актах действия[49].

Согласно Божович, направленность личности складывается как внутренняя позиция личности оп отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Направленность личности может быть рассмотрена как предрасположенность личности действовать определенным образом, охватывающей всю сферу ее жизнедеятельности, вплоть до самых сложных объектов и ситуаций[49].

С позиции Леонтьева, социальная установка определяется личностным смыслом, порождаемым отношением мотива к цели[49].

Социальная установка -- одна из основных категорий социальной психологии. Социальная установка призвана объяснить все социальное поведение человека. В английском языке социальной установке соответствует понятие «аттитюд», и ввели его в научный обиход в 1918—1920 гг. У. Томас и Ф. Знанецкий. Они описали и четыре функции аттитюдов:

1) Приспособительная функция (иногда называемая утилитарной, адаптивной) -- аттитюд направляет субъекта к тем объектам, которые служат достижению его целей. Она связана с необходимостью обеспечить максимально благоприятное положение человека в социальной среде. Положительные установки к благоприятным стимулам. Отрицательные — к источникам неприятных стимулов.

2) Функция знания или организации мировоззрения. Этот аттитюд дает упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному объекту. Вырабатывается по отношению к знаниям о мире. Научные представления+обыденные. Система установок — это совокупность эмоционально окрашенных элементов знания о мире, о людях.

3) Ценностно-выразительная функция (иногда называемая функцией ценности, саморегуляции) -- аттитюд выступает как средство освобождения субъекта от внутреннего напряжения, выражения себя как личности;

Эта функция связана с потребностями в личностной устойчивости. Положительные установки вырабатываются, как правило, к представителям нашего личностного типа.

4) Энергозащитная функция -- аттитюд способствует разрешению внутренних конфликтов личности. Связан с необходимостью поддерживать внутреннюю устойчивость личности[44].

Что касается развития исследований в области аттитюда в западной психологии, Шихирев выделил 4 этапа в данном направлении исследований.

С 1918 до Второй Мировой -- введение термина, рост интереса к проблеме и числа исследований.

40−50 -- упадок исследований из-за тупика в теоретическом осмыслении проблемы.

50−60 -- признание тупиковых кризисного состояния, возрождение интереса и исследований по проблеме.

70-е — застой, связанный с обилием несопоставимых фактов[50].

В 1942 г. М. Смит внес ясность в структуру социальной установки, выделив три известных компонента:

1. Когнитивный, содержащий знание, представление о социальном объекте;

2. Аффективный, отражающий эмоционально-оценочное отношение к объекту;

3. Поведенческий, выражающий потенциальную готовность личности реализовать определенное поведение по отношению к объекту.

Будет или не будет реализовано поведение, соответствующее когнитивному и аффективному компонентам данной установки, зависит от ситуации, то есть взаимодействия с другими аттитюдами[51].

В процессе человеческого общения, социального взаимодействия установки преобразуются. В общении всегда есть элемент осознанного или неосознанного стремления изменить установки другого человека[43]

Установки образуют систему. Установки, находящиеся в центре и образующие большое количество связей называются центральными, фокальными установками (установки к знаниям, связанные с мировоззрением и моральным кредо личности)[43].

Главная центральная установка — это установка к собственному «Я», так как в процессе социализации мы всегда соотносим все значимые для нас явления с мыслью о себе. Установка самооценки собственного «Я» оказывается в пересечении всех связей системы. Изменение фокальной установки не возможно без разрушения целостности личности. Концепция своего «Я» отрицательна только у крайне невротичных людей[43].

Периферийные установки имеют мало связей и поэтому легче и быстрее поддаются изменению[43].

При изменении установки возможны следующие ситуации:

v соседние установки изменяются по направленности (с + на -);

v может измениться степень важности установки;

v может измениться принцип связи между соседними установками[30].

Когнитивный диссонанс

В основе системы установок лежат как когнитивные, так и эмоциональные связи. Более надежным и быстрым способом изменения установок является, отношения к проблеме. Логический способ изменения установки срабатывает не всегда, так как человек избегает сведений, которые могут доказать ошибочность его поведения[47].

Существует зависимость между вероятностью изменения установки и объемом информации об установке (с увеличением количества информации вероятность изменения повышается, но существует предел насыщения). Вероятность изменения установки зависит от ее сбалансированности. Человек стремится избегать информации, которая способна вызвать когнитивный диссонанс — несоответствие между установками или установками и реальным поведение человека[30].

Когнитивный диссонанс -- состояние, характеризующееся столкновением в сознании индивида противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления[13].

Теория когнитивного диссонанса -- одна из «теорий соответствия», основывающихся на приписывании личности стремления к связному и упорядоченному восприятию своего отношения к миру[13].

Понятие «когнитивный диссонанс» впервые введено учеником Курта Левина Леоном Фестингером в 1956 году для объяснения изменений мнений, убеждений как способа устранения смысловых конфликтных ситуаций[36].

В теории когнитивного диссонанса логически противоречивым знаниям об одном и том же предмете приписывается статус мотивации, призванной обеспечить устранение возникающего при столкновении с противоречиями чувства дискомфорта за счёт изменения существовавших знаний или социальных установок. Считается, что существует комплекс знаний об объектах и людях, названный когнитивной системой, который может быть разной степени сложности, согласованности и взаимосвязанности. При этом сложность когнитивной системы зависит от количества и разнообразия включенных в неё знаний[36].

По классическому определению Л. Фестингера, когнитивный диссонанс -- это несоответствие между двумя когнитивными элементами (когнициями) -- мыслями, опытом, информацией и т. д. -- при котором отрицание одного элемента вытекает из существования другого, и связанное с этим несоответствием ощущение дискомфорта, иначе говоря, чувство дискомфорта возникает при столкновении в сознании логически противоречивых знаний об одном и том же явлении, событии, объекте. Теория когнитивного диссонанса характеризует способы устранения или сглаживания этих противоречий и описывает то, как это делает человек в типичных случаях[13].

В случае сбалансированной системы установок речевое воздействие другого человека или группы действует по принципу ассимиляционного контрастного действия (Если мнение человека близко к мнению оратора, происходит объединение мнений (ассимиляция), если противоположно — человек еще больше убеждается в своей правоте (контраст)).

Человек обладает системой селекции информации: на уровне внимания (внимание направляется туда, что интересует человека); на уровне восприятия; на уровне памяти[30].

Методы воздействия

Совокупность приемов реализующих воздействие на:

-потребности, интересы, склонности, мотивацию;

-на установки, групповые нормы, самооценки людей;

-на состояние, в котором человек находится и которое изменяет его поведение[30].

Чтобы изменить мотивацию человека вовлекают в новую деятельность. Для изменения поведения надо изменить иерархию его мотивов, актуализация мотивов более низкой сферы (метод регрессии)[30].

Метод создания неопределенных ситуаций.

Позволяет ввести человека в состояние «разрушенных установок», потери себя, и если после этого показать ему путь выхода из неопределенности, он будет готов воспринять эту установку и реагировать требуемым образом. Особенно если при этом произвести внушающие маневры: апелляция к мнению большинства, вовлечение в общую деятельность[30].

Требуемая социальная установка формируется у человека:

v если он периодически включается в соответствующую деятельность;

v многократно получает соответствующую информацию;

v если он включается в престижную, значимую для него группу, в которой эта установка поддерживается (кооптация).

Для формирования установки на требуемое отношение или оценку события, используется метод ассоциативного или эмоционального переноса (включить объект в один контекст с тем, что уже имеет оценку, или вызвать эмоцию по поводу этого контекста)[28]

Для усиления (актуализации установки) способной вызвать эмоциональный или моральный протест человека используется прием «совмещения стереотипных фраз», с тем, что хотят внедрить (стереотипные фразы снижают внимание, эмоциональное отношение человека на какой-то момент, достаточный для срабатывания установки).

Для изменения эмоционального отношения и состояния человека к текущим событиям эффективен прием «воспоминания горького прошлого» (увидев прошлую жизнь в черном свете происходит снижение недовольства сегодняшним днем).

Для разрядки отрицательного эмоционального состояния людей в требуемом направлении и с требуемым эффектом используют прием «канализации настроения» (провоцирование, изливание гнева толпы на «стрелочника»).

Если мотивация, установки и эмоциональное состояние людей учтены, воздействие наиболее эффективно.

Чтобы изменить поведение группы необходимо изменить групповые нормы (групповые нормы определяют, регулируют поведение людей и группы в целом). Активное воздействие на групповые нормы может осуществить лидер либо включение в другую деятельность[28].

Теория возникновение социальной доминанты

Считается, что любое воздействие на человека можно рассматривать с точки зрения теории установки. Когда оно имеет социальную природу, то говорят о социально-психологической природе установки. Понимание механизма действия установок облегчается пониманием действия принципа так называемой доминанты[3].

Психофизиологам хорошо известно, что деятельность человека во многом определяется доминантой — устойчивым очагом повышенной возбудимости в коре и подкорке головного мозга. Это есть то самое таинственное «что-то», что мешает или, напротив, заставляет человека предпринимать какие-либо действия в определенных ситуациях[49].

Наиболее полно и последовательно исследовал механизм доминанты академик Алексей Алексеевич Ухтомский (1875−1942). Как возникает доминанта? Считается, что доминанта в своем развитии проходит три стадии.

Первая стадия. Доминанта возникает под влиянием внутренней секреции (например, полового созревания) и внешних раздражителей. В качестве поводов для подпитки доминанта привлекает самые разнообразные раздражители.

Вторая стадия. Это стадия образования условного рефлекса по И. П. Павлову, когда из прежнего множества действующих возбуждений доминанта выбирает группу, которая для нее особенно «интересна», — выборка раздражителя для данной доминанты, в результате чего образуется условный рефлекс.

Третья стадия. Между доминантой и внешним раздражителем устанавливается прочная связь так, что раздражитель будет вызывать и подкреплять ее. Внешняя среда целиком поделилась на отдельные предметы, лишь части из которых отвечает определенная доминанта.

Доминантный очаг обладает рядом специфических свойств, некоторые из них используются в рекламной деятельности[49].

Эти свойства следующие:

1. Устойчивость во времени;

2. Способность, с одной стороны, как бы притягивать к себе различные внешние раздражители, а с другой — подпитываться ими;

В конкретный интервал времени (минуты, часы, а в некоторых особых случаях — месяцы и годы) господствует одна доминанта,

Доминанта резко ослабляется в связи с ее естественным разрешением.

Доминанта — объективно существующий механизм человеческого мышления и поведения. Но, в отличие от животных человек способен осознавать, корректировать прежние и создавать новые доминанты[49].

Можно ли целенаправленно формировать новые доминанты? На этот вопрос современная психофизиология точного ответа не дает. Одно несомненно: доминанта не фатальна и прежде чем, например, проводить серьезную рекламную кампанию, необходимо «расчистить место» — как минимум, попытаться скорректировать прежние доминанты (полностью их затормозить не удается). Известно четыре основных психофизиологических механизма коррекции старых доминант:

Ш Воздействие доминанты существенно ослаблялся рационально сублимированной деятельностью, отражающей сущность очага возбуждения (то есть естественное разрешение доминанты);

Ш Запрет, торможение «в лоб», выраженное обычно самоприказами типа «нельзя», «не делай!». Правда, их эффективность считается относительно невысокой;

Ш Переведение необходимых действий в автоматический режима («автоматизм»);

Торможение прежней доминанты новой — наиболее эффективная техника.

Новые доминанты могут быть выработаны посредством информационного, эмоционального, физиологического воздействия. Считается, что информационное воздействие, как правило, самое слабое. Не случайно предупреждение Минздрава «Курение опасно для вашего здоровья» не срабатывает даже в среде медицинских работников — людей, самых информированных о последствиях курения. Формирование новой доминанты в ряде случаев удобно вводить через физиологический механизм, в частности через мышечные действия (совет физиолога И. П. Павлова — «страсть вогнать в мышцы» — окатиться холодной водой, поколоть дрова, сделать пробежку)[49].

Таким образом, принятие решений, интуиция, озарения, с одной стороны, и шаблонность мышления, неприятие нового — с другой, реализуются с помощью единого психофизиологического механизма — принципа доминанты.

По истечении некоторого времени доминанта убывает, оставляя после себя стереотипы восприятия, мышления и, следовательно, поведения[49].

Стереотипы и предрассудки

Четкая структура социальной установки позволяет выделить две ее важные разновидности — стереотип и предрассудок. От обычной социальной установки они отличаются, прежде всего, содержанием своего когнитивного компонента[28].

Стереотип -- это социальная установка с застывшим, нередко обедненным содержанием когнитивного компонента.

Стереотипы бывают, полезны и необходимы как форма экономии мышления и действий в отношении достаточно простых и стабильных объектов и ситуаций, адекватное взаимодействие с которыми возможно на основе привычных и подтверждаемых опытом представлений[28].

Там же, где объект требует творческого осмысления или изменился, а представления о нем остались прежними, стереотип становится тормозом в процессах взаимодействия личности с действительностью.

Основные свойства стереотипов:

Способность влиять на принятие решения, нередко вопреки логике. Так, по данным американских исследователей, до 40% людей, отвергавших копченую рыбу, никогда ее не пробовали[28]

В зависимости от характера установки (позитивной или негативной) стереотипы едва ли не автоматически «подсказывают» одни доводы и вытесняют из сознания другие, противоположные первым;

Стереотип, в отличие от «потребности вообще», обладает выраженной конкретностью. Стереотипы бывают: положительными, отрицательными, нейтральными (их еще называют стереотипами «известности, но безразличия»)[28].

Предрассудок — это социальная установка с искаженным содержанием ее когнитивного компонента, вследствие чего индивид воспринимает некоторые социальные объекты в неадекватном, искаженном виде. Нередко с таким когнитивным компонентом бывает, связан сильный, то есть эмоционально насыщенный аффективный компонент[28].

В результате предрассудок обусловливает не только некритичное восприятие отдельных элементов действительности, но и неадекватные при определенных условиях действия по отношению к ним. Наиболее распространенным видом таких извращенных социальных установок являются расовые и национальные предрассудки[28].

Основная причина формирования предрассудков кроется в неразвитости когнитивной сферы личности, благодаря чему индивид некритично воспринимает влияния соответствующей среды. Поэтому чаще всего предрассудки возникают в детстве, когда у ребенка еще нет или почти нет адекватных знаний о том или ином социальном объекте, но под воздействием родителей и ближайшего окружения уже формируется определенное эмоционально-оценочное отношение к нему. В дальнейшем это отношение оказывает соответствующее влияние на содержание развивающегося когнитивного компонента, выступая в роли фильтра, допускающего к восприятию лишь ту информацию об объекте, которая соответствует уже сложившейся аффективной его оценке[28].

Повлиять на формирование или закрепление предрассудка может и соответствующий жизненный опыт индивида, эмоционально пережитый, но недостаточно критично интерпретированный[28]

Диспозиционная концепция регуляции социального поведения личности

Академиком Ядовым разработана диспозиционная концепция регуляции социального поведения личности.

Ее основная идея заключается в том, что человек обладает сложной системой различных диспозиционных образований, которые регулируют его поведение и деятельность[54]. Эти диспозиции организованы иерархически, т. е. можно обозначить более низкие и более высокие их уровни. Ядов выделяет 4 уровня диспозиций

1. Первый уровень составляют элементарные фиксированные установки, они формируются на основе витальных потребностей и в простейших ситуациях (по схеме Ядова, в условиях семейного окружения и в «предметных ситуациях»). Этот уровень диспозиций можно обозначить как «установка». Аффективный компонент играет значительную роль при формировании диспозиций[54].

2. Второй уровень это более сложные диспозиции, которые формируются на основе потребности человека в общении, осуществляемом в малой группе, и соответственно в тех ситуациях, которые заданы деятельностью в этой группе[54]. Здесь регулятивная роль диспозиции заключается в том, что личность уже вырабатывает какие-то определенные отношения к тем социальным объектам, которые включены в деятельность на данном ее уровне. Диспозиция такого уровня соответствует социальной фиксированной установке, или аттитюду, который по сравнению с элементарной фиксированной установкой имеет сложную трехкомпонентную структуру и содержит когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты[54].

3. Третий уровень фиксирует общую направленность интересов личности относительно конкретной сферы социальной активности, или базовые социальные установки. Диспозиции такого рода формируются в тех сферах деятельности, где личность удовлетворяет свою потребность в активности, проявляемой как конкретная «работа», конкретная область досуга и пр. 54]. Так же как и аттитюды, базовые социальные установки имеют трехкомпонентную структуру, т. е. это не столько выражение отношения к отдельному социальному объекту, сколько к каким-то более значимым социальным областям[54].

4. Четвертый, высший уровень диспозиций образует система ценностных ориентаций личности, которая регулируют поведение и деятельность личности в наиболее значимых ситуациях ее социальной активности. В системе ценностных ориентаций выражается отношение личности к целям жизнедеятельности, к средствам удовлетворения этих целей, т. е. к таким «обстоятельствам» жизни личности, которые могут быть детерминированы только общими социальными условиями, типом общества, системой его экономических, политических, идеологических принципов[54]. Преобладающее выражение получает когнитивный компонент диспозиций. Предложенная иерархия диспозиционных образований выступает как регулятивная система по отношению к поведению личности. Более или менее точно можно соотнести каждый из уровней диспозиций с регуляцией конкретных типов проявления деятельности. Разработка предложенной концепции позволяет подойти ко всей проблеме аттитюдов с принципиально новых позиций[54].

Коммуникативная установка партнера — это своеобразная программа поведения личности в процессе общения. Уровень установки может прогнозироваться в ходе выявления: предметно-тематических интересов партнера, эмоционально-оценочных отношений к различным событиям, отношение к форме общения, включенности партнеров в систему коммуникативного взаимодействия. Это определяется в ходе изучения частоты коммуникативных контактов, типа темперамента партнера, его предметно-практических предпочтений, эмоциональных оценок форм общения[13].

2. Юность как возрастной этап психического развития

Юношеский возраст — период жизни человека между подростковым возрастом и взрослостью. Психологи расходятся в определении возрастных границ юности. В западной психологии преобладает традиция объединения отрочества и юности в возрастной период, называемый периодом взросления, содержанием которого и является переход от детства к взрослости, и границы которого могут простираться от 12/14 до 25 лет[24].

В отечественной науке юность определяется в границах 14 — 18 лет и рассматривается как самостоятельный период развития человека, его личности и индивидуальности. Возраст 15 — 17 лет называют ранним юношеским или возрастом ранней юности.

Особенности психического развития в раннем юношеском возрасте, во многом, связаны со спецификой социальной ситуации развития, суть которой сегодня состоит в том, что общество ставит перед молодым человеком настоятельную, жизненно важную задачу осуществить именно в этот период профессиональное самоопределение, причем не только во внутреннем плане в виде мечты, намерения кем-то стать в будущем, а в плане реального выбора. Если раньше эта задача решалась преимущественно семьей и школой, то сегодня, родители зачастую оказываются дезориентированными в вопросе выбора профессии и неавторитетными в глазах ребенка[12].

Принципиально важную характеристику современной ситуации отмечает Б. Д. Эльконин, отстаивая положение о том, что переживаемый нами исторический период в развитии детства может быть охарактеризован как кризисный, он видит суть этого кризиса в разрыве, расхождении образовательной системы и системы взросления. Нигде этот разрыв не виден столь отчетливо, как в период ранней юности. Взросление проходит вне образовательной системы, а образование — вне системы взросления. Возможно существование двух ведущих деятельностей. Вопрос о ведущей деятельности в период ранней юности, который и всегда был дискуссионным, на сегодняшний день остается открытым[26].

Задача выбора будущей профессии, профессионального самоопределения принципиально не может быть успешно решена без и вне решения более широкой задачи личностного самоопределения, включающей построение целостного замысла жизни, самопроектирование себя в будущее. Обращенность в будущее, построение жизненных планов и перспектив Л. И. Божович считала аффективным центром жизни старшего школьника. Сам переход от подросткового к раннему юношескому возрасту она связывала с изменением отношения к будущему. Она утверждает, что подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, а юноша или девушка смотрят на настоящее с позиции будущего[12].

Решение этих центральных для данного возраста задач сказывается на всем процессе психического развития, включая развитие не только мотивационной сферы, но и развитие познавательных процессов. К пятнадцати-шестнадцати годам общие умственные способности уже сформированы, однако на протяжении раннего юношеского возраста они продолжают совершенствоваться. Юноши и девушки овладевают сложными интеллектуальными операциями, обогащают свой понятийный аппарат, их умственная деятельность становится более устойчивой и эффективной, приближаясь в этом отношении к деятельности взрослых[12].

Спецификой возраста является быстрое развитие специальных способностей, нередко напрямую связанных с выбираемой профессиональной областью. Дифференциация направленности интересов делает структуру умственной деятельности юноши или девушки гораздо более сложной и индивидуальной, чем в более младших возрастах. У юношей этот процесс начинается раньше и выражен ярче, чем у девушек. Специализация способностей и интересов делает более заметными и многие другие индивидуальные различия[24].

В раннем юношеском возрасте продолжается процесс развития самосознания. В юности открытие себя как неповторимой индивидуальности неразрывно связано с открытием социального мира, в котором предстоит жить. Обращенные к себе в процессе самоанализа, рефлексии вопросы у юноши в отличие от подростка чаще носят мировоззренческий характер, становясь элементом социально-нравственного или личностного самоопределения. Многие психологи именно самоопределение рассматривают как основное новообразование, итожащее раннюю юность. И. В. Дубровина: «Поскольку мы не разделяем бытующего мнения о том, что в ранней юности завершается процесс личностного развития, и поскольку, с нашей точки зрения, процессы личностного и жизненного самоопределения осуществляются и в последующих возрастах, мы полагаем, что главным новообразованием ранней юности является готовность (способность) к личностному и жизненному самоопределению"[24]. Такое представление о центральном новообразовании раннего юношеского возраста по сути близко представлению об идентичности — понятию, наиболее часто встречающемуся при описании этого возраста зарубежными исследователями. Известнейший американский психолог Э. Эриксон, который ввел в обиход это понятие, понимает идентичность как тождественность человека самому себе и целостность. Идентичность — это чувство обретения, адекватности и владения личностью собственным «Я», независимо от изменения ситуации. Юность Э. Эриксон связывает с кризисом идентичности, который «происходит в тот период жизненного цикла, когда каждый молодой человек должен выработать из действенных элементов детства и надежд, связанных с предвидимым совершеннолетием, свои главные перспективы и путь, т. е. определенную работающую цельность; он должен определить значимое сходство между тем, каким он предполагает видеть себя сам, и тем, что по свидетельству его обостренного чувства ожидают от него другие» Р. Бернс. Развитие «Я-концепции» и воспитание[53]. Если молодой человек успешно справляется с задачей обретения идентичности, то у него появляется ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет. В противном случае возникает «путаница ролей», или «спутанная идентичность». Часто «спутанная идентичность» бывает результатом трудного детства или тяжелого быта. Исследования показали, например, что девушки, проявляющие в этом возрасте сексуальную распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях юноши и девушки стремятся к «негативной идентичности», т. е. отождествляют себя с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители, друзья. По мнению Э. Эриксона, в поиске собственной идентичности лучше даже идентифицировать себя с хиппи, с малолетним преступником, даже с наркоманом, чем вообще не обрести своего Я, своей идентичности. 53].

Особенностью юности можно назвать близость ее к истории страны, особенную созвучность эпохе. И. В. Дубровина отмечает, «что люди, как правило, на всю жизнь сохраняют любовь к той музыке, которую открыли для себя и полюбили в юности, к тому стилю в одежде, который тогда доминировал, к тому типу женской и мужской красоты, который был в цене и который олицетворялся в любимых актрисах и актерах, наконец, к тем ценностям и идеалам, которым были привержены, входя во взрослую жизнь"[37].

Т. Томэ предлагает различать два принципиально разных типа развития в юношеском возрасте: прагматический и творческий. Для первого характерна ориентация на целесообразность и на уход от источников беспокойства, чему субъективно придается первостепенное значение. Такое развитие нельзя назвать действительно индивидуальным развитием, потому что личность такого молодого человека стремится к гомеостатическому равновесию[37].

Второй путь можно назвать путем сознательного саморазвития. Ю. Б. Гиппенрейтер, описывая идеи А. Н. Леонтьева говорит о сознательном самоопределении как об основном содержании «второго рождения» личности в юности. Самоопределение юноши отличается тем, что он уже начинает действовать, реализуя эти планы, утверждая тот или иной образ жизни, начиная осваивать выбранную профессию[23].

В юности почти каждого человека случаются первая любовь и первая дружба — события и связанные с ними переживания, которые не только остаются в памяти человека, но и влияют на всю его жизнь.

Юность — уникальный период вхождения человека в мир культуры, когда он имеет не только интеллектуальную, но и физическую возможность много читать, путешествовать, ходить в музеи, на концерты, как бы заряжаясь энергией культуры на всю последующую жизнь. Если этот шанс упускается в юности, часто в дальнейшем бывает невозможным такое свежее, интенсивное и свободное, не связанное профессиональными, родительскими или какими-либо иными нуждами приобщение к культуре[24].

Юность ценят все — это возраст, с которым горько расставаться, в который многие хотели бы вернуться, который в этом смысле даже опасно переоценивается в ущерб другим возрастам.

Но эта субъективная и объективная ценность и значимость юности делают особенно важным успешное решение задач развития, которые ставятся перед человеком в ранней юности. Исследователями называются различные задачи, что зависит от общей концепции возрастного развития, разделяемой тем или иным автором, и от конкретно-исторических условий развития личности на данном возрастном этапе.

Выделим следующие основные задачи развития в ранней юности:

1. Обретение чувства личностной тождественности и целостности (идентичности);

2. Обретение психосексуальной идентичности — осознание и самоощущение себя как достойного представителя определенного пола, а также выбор будущего брачного партнера;

3. Профессиональное самоопределение — самостоятельное и независимое определение жизненных целей и выбор будущей профессии.

Развитие готовности к жизненному самоопределению, что предполагает достаточный уровень развития ценностных представлений, волевой сферы, самостоятельности и ответственности. Все это позволяет «включиться» в мир взрослых[23].

Юношеский возраст — это период завершения физического созревания человека, бурного роста его самосознания, формирования мировоззрения, выбора жизненного пути и начала вступления во взрослую жизнь.

Этот возраст характеризуется жадным стремлением к познанию, кипучей энергией, бурной активностью, инициативности, жаждой деятельности[12].

Заметное развитие в этот период приобретают волевые черты характера — настойчивость, упорство в достижении цели, умение преодолевать препятствия и трудности. Внимание характеризуется не только большим объемом и устойчивостью, но и специфической избирательностью.

Избирательным, целенаправленным, анализирующим становится и восприятие. Значительно увеличивается объем памяти, причем не только за счет лучшего запоминания материала, но и его логического осмысления. Память и внимание, приобретают характер организованных, регулируемых и управляемых процессов[12].

Юношеский возраст характеризуется большей дифференцированностью эмоциональных реакций и способов выражения эмоциональных состояний, а так же повышением самоконтроля и саморегуляции. К ним относятся особая подростковая сензитивность — чувствительность к оценке другими своей внешности, способностей, умений и, наряду с этим, излишняя самоуверенность и чрезмерная критичность в отношении окружающих[24].

Юношеский возраст связан с потребностью в общении и владении способами его построения; с развитием теоретического мышления и умением ориентироваться в различных формах теоретического сознания, с развитием рефлексии, с помощью которой обеспечивается осознанное и критическое отношение к себе; потребностью в труде и способностью трудиться. Все эти качества образуют психологическую базу для самоопределения — центрального новообразования раннего юношеского возраста[31].

Один из характерных моментов развития современных старшеклассников состоит в крайней неравномерности, не одновременности, которые проявляются как на межиндивидуальном уровне, так и на внутрииндивидуальном (разные системы организмов созревают в разные сроки; не совпадает время наступления физиологической, интеллектуальной и социальной зрелости) уровне. Такого рода ситуация оказывает влияние на его поведение и психику, нередко играя патогенную роль в возникновении эмоциональных нарушений и трудностей развития[26].

§ 3. Теоретические аспекты детско-родительских отношений

Детско-родительские отношения в психологии

Родительские установки, или позиции, -- один из наиболее изученных аспектов детско-родительских отношений. При этом под родительскими установками А.С. Спиваковская[55] понимает систему или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним.

Еще в 30-х гг. были выделены четыре родительские установки и соответствующие им типы поведения: «принятие и любовь», «явное отвержение», «излишняя требовательность», «чрезмерная опека», а также была прослежена определенная зависимость между поведением родителей и поведением детей. Так, например, «принятие и любовь» порождают в ребенке чувство безопасности и способствуют нормальному развитию личности, в то время как «явное отвержение» ведет к агрессивности и эмоциональному недоразвитию[55].

Вопросы, посвященные проблеме детско-родительских отношений, рассматривались учеными на протяжении всего развития психологической науки и практики. В отечественной психологии исследованиями в этой области занимались ученые Божович Л. И., Выготский Л. С., Дубровина И. В., Лисина М. И., Леонтьев А. Н., В. С. Мухина, Хоментаускас Г. Т., Эльконин Д. Б и многие другие.

Божович Л.И. в работе Этапы формирования личности в онтогенезе установила, что в процессе онтогенетического развития в психике ребенка возникают качественно новые образования. Эти психологические образования как некий целостный механизм, определяют поведение и деятельность человека, его взаимоотношения с людьми, его отношение к окружающему и к самому себе[12].

Выготский Л.С., Лисина М. И., Эльконин Д. Б разрабатывая проблему периодизации психического развития показали, что с возрастом изменяется мировоззрение ребенка, тип его ведущей деятельности, отношения со взрослыми и сверстниками, и это влечет за собой и изменения в отношение родителей к нему[35].

Дубровина И.В. в работе Семья и социализация ребенка рассматривает семью как главный источник социализации. В семье социализация происходит наиболее естественно и безболезненно, основным механизмом ее является воспитание. Воспитание это процесс социальный в самом широком смысле.

Итак, для полноценного развития личности ребенка в семье должны складываться благоприятные условия, которые напрямую зависят от сложившихся в семье детско-родительских отношений. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь, которая определяет доверие к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности. С другой родительское отношение характеризуется требовательностью и контролем. В этом конфликте заключается одно из самых сильных противоречий детско-родительских отношений в семье.

Первым научным направлением, поставившим детско-родительские отношения в центр развития личности ребенка, был классический психоанализ. Психоанализ, стал определяющим направлением развития основных концепций детского развития, в которых ключевая роль отводится проблеме отношений между детьми и родителями (Э. Эриксон, К. Хорни, др.). Наибольшую популярность завоевала теория привязанности (Д. Боулби, М. Эйнсворт)[52]. Центральным понятием в теории привязанности является «внутренняя рабочая модель», которая представляет собой неразрывное и взаимообусловленное единство себя и другого. Ребенок познает себя через отношение к нему матери, а мать воспринимает как источник отношения к себе. Эта сложная взаимосвязь в первоначальном варианте, понималась как отношение к себе и к близкому взрослому, которое дает чувство защищенности и безопасности[56].

В современных исследованиях, данного вопроса, происходит переориентация с изучения самосознания ребенка к исследованию его поведения, которое чаще всего описывается в терминах социальной адаптации и компетенции. Привязанность рассматривается уже не как отношение, а как стратегия поведения с родителями. E. Moss и др., (1998), отмечают положительную корреляцию между «надежным» типом привязанности и школьной адаптацией, гармоничной коммуникацией в детско-родительской диаде. В исследовании P. Crittenden (1996) показана прямая зависимость стратегии поведения школьников и подростков от качества привязанности к матери[57].

Помимо теории привязанности, весьма популярным в западной психологии являются теоретические модели, разработанные D. Baumrind (1967), а также E.S. Schaefer, R.A. Bell (1969). D. Baumrind предложил классификацию родительских стилей поведения, включающую 3 типа:

1) авторитетный;

2) авторитарный;

3) попустительский стиль;

E.S. Schaefer, R.A. Bell разработали динамическую двухфакторную модель родительского отношения, где один из факторов отражает эмоциональное отношение к ребенку: «принятие-отвержение», а другой — стиль поведения родителей: «автономия-контроль». Каждая позиция взаимосвязью различных факторов, их взаимосвязанностью. Хотя данные теоретические модели были предложены более 30 лет назад, они остаются практически единственными, на сегодняшний день, дающими содержательное описание родительского отношения[57].

В последнее время одним из наиболее распространенных направлений исследования ДРО становятся кросскультурные и гендерные исследования. Проведенные исследования в этой области, показали, что каждому типу темперамента ребенка соответствует определенный родительский стиль поведения. Интересное исследование половых различий родительских стилей проведено A. Russel (1998, показали, что матерям в большей степени свойственен авторитетный стиль, отцам — авторитарный или попустительский. Авторитарный стиль более свойственен родителям мальчика, авторитетный — родителям девочки[55].

Согласно гипотезе, специфика родительского отношения заключается в двойственности и противоречивости позиции родителя по отношению к ребенку. С одной стороны, это безусловная любовь и глубинная связь, с другой — это объективное оценочное отношение, направленное на формирование общественных способов поведения. Наличие этих двух противоположных начал характерно не только для родительского отношения, но и для межличностных отношений вообще.

Своеобразие и внутренняя конфликтность родительского отношения заключается в максимальной выраженности и напряженности обоих моментов. Ответственное отношение, беспокойство за будущее ребенка, порождает оценочную позицию родителей, обостряя контроль над его действиями, превращая ребенка в объект воспитания[55].

Классификация стилей воспитания в психологии

В каждой семье объективно складывается определенная, далеко не всегда осознанная ее членами система воспитания. Здесь имеется в виду и понимание целей воспитания, и формулировка его задач, и более или менее целенаправленное применение методов и приемов воспитания, учет того, что можно и чего нельзя допустить в отношении ребенка. Могут быть выделены четыре наиболее общие тактики воспитания в семье и отвечающие им четыре типа семейных взаимоотношений, являющиеся и предпосылкой и результатом их возникновения: диктат, опека, «невмешательство» и сотрудничество.

Диктат в семье проявляется в систематическом поведении одними членами семейства (преимущественно взрослыми) инициативы и чувства собственного достоинства у других его членов.

Родители, разумеется, могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Однако те из них, которые предпочитают всем видам воздействия приказ и насилие, желают утвердить собственное превосходство на ощущении зависимости другого, более слабого существа, сталкиваются с сопротивлением ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление оказывается сломленным, вместе с ним оказываются сломленными и многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и в свои возможности. Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнений ребенка, подавление, принуждение, а, в случае сопротивления ребенка порой еще и эмоциональное или физическое насилие над ним, издевательство, систематическое лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, — все это гарантия серьезных неудач формирование его личности.

Опека в семье — это система отношений, при которых родители, обеспечивая своим трудом, удовлетворение всех потребностей ребенка, ограждают его от каких-либо забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Вопрос об активном формировании личности отходит на второй план. В центре воспитательных воздействий оказывается другая проблема — удовлетворение потребностей ребенка и ограждение его от трудностей. Родители, по сути, блокируют процесс серьезной подготовки их детей к столкновению с реальностью за порогом родного дома. Именно эти дети оказываются более неприспособленными к жизни в коллективе.

По данным психологических наблюдений именно эта категория подростков дает наибольшее число срывов в переходном возрасте. Как раз эти дети, которым казалось бы не на что жаловаться, начинают восставать против чрезмерной родительской опеки. Если диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, то опека — заботу, ограждение от трудностей. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствует самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, лично их касающихся, а тем более общих проблем семьи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой