Историческая литература в чтении подростков 10-14 лет

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по культуре и кинематографии

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Государственная академия культуры и искусств»

Историческая литература в чтении подростков 10−14 лет

Дипломная работа

2007

Федеральное агентство по культуре и кинематографии

Федеральное государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Государственная академия культуры и искусств»

Библиотечно-информационный факультет

Кафедра информационного обслуживания

УДК

ББК

Историческая литература в чтении подростков 10−14 лет

Дипломная работа

Исполнитель:

студентка группы

заочного отделения

Научный руководитель:

канд. пед. наук,

доцент ________________

Зав. кафедрой,

канд. пед. наук, доцент

_____________________

Дата допуска к защите:

______________________

2007

Научный руководитель:

канд. пед. наук, доцент_______________________

(подпись)

Рецензент:

канд. пед. наук, доцент_______________________

(подпись)

Защищена: ______________

с оценкой _______________

члены комиссии

по защите дипломных работ ________________________

(подпись)

________________________

(подпись)

________________________

(подпись)

Оглавление

Введение

I. Особенности чтения подростков в современный период

1.1. Исследования читательских интересов подростков

1.2. Особенности исторического жанра художественной литературы

1.3. Возрастные особенности подростков

1.4. Подросток как читатель

II. Анализ деятельности Тешнярьской сельской библиотеки

2.1. Работа Тешнярьской сельской библиотеки по приобщению учащихся к изучению исторической литературы

2.2. Чтение исторической литературы: результаты опроса читателей подростков

Заключение

Список используемой литературы

Введение

«История -- наставница жизни», -- говорили древние. И действительно, люди всегда, особенно в переломные для общества периоды, пытаются отыскать в историческом прошлом ответы на самые насущные вопросы современности.

Рассказать о великих полководцах, выдающихся соотечественниках, вспомнить тех, кто делал историю, -- означает привить подрастающему поколению уважение к истории Родины, к подвигам защитников Отечества, чувство гордости за свою страну.

Дмитрий Сергеевич Лихачев писал: «Любовь к своей Родине -- это не нечто отвлеченное; это -- и любовь к своему городу, к своей местности, к памятникам ее культуры, гордость своей историей». Поэтому так важно учиться любви к Родине на памятниках истории и культуры своего края.

В связи с вышесказанным тема дипломной работы является актуальной, так как ставит задачу изучения чтения подростком исторической литературы; выявление специфики жанра «историческая книга» позволит наметить пути приобщения к данной литературе.

Объект исследования: подростки 10−14 лет как читатели исторической литературы.

Предмет исследования: влияние исторической литературы на читательское развитие подростков 10−14 лет.

База проведения исследования: Тешнярьская сельская библиотека и Тешнярьская муниципальная общеобразовательная средняя школа Сосновоборского района.

Цель исследования: определение места исторической литературы в чтении подростков, обоснование оптимальных путей приобщения к данной литературе в условиях библиотек.

Задачи исследования: изучение литературы и опыта работы библиотек в соответствии с темой исследования; отбор и анализ печатных изданий по истории, адресованных читателю — подростку; определение места и роли исторической книги в чтении подростков; разработка и внедрение наиболее эффективных методов работы с литературой по истории.

Методы исследования: анализ психолого-педагогической и библиотековедческой литературы, документации и опыта работы библиотеки; анкетирование читателей.

Научная новизна: определение специфики исторической книги, выявление мотивов и факторов выбора книги подростками.

Практическая значимость: результат исследования будет способствовать совершенствованию работы библиотеки с исторической литературой.

Структура работы: данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

Во введении формулируется актуальность исследования, цели, задачи, предметы, объекты, методы исследования.

В первой главе раскрываются особенности чтения подростков в современный период, исследования читательских интересов подростков, особенности исторического жанра художественной литературы, возрастные особенности подростков, подросток как читатель.

Во второй главе проводится анализ деятельности Тешнярской сельской библиотеки, работа Тешнярьской сельской библиотеки по приобщению учащихся к изучению исторической литературы, приведены результаты опроса читателей подростков.

Глава 1. Особенности чтения подростков в современный период

1.1. Исследования читательских интересов подростков

В культурной жизни страны произошли изменения, обусловившие резкое повышение интереса к отечественной истории, истокам национальной культуры, утраченным традициям. Эти изменения существенно повлияли и на работу библиотек.

Утверждения о «кризисе детского чтения» далеко не случайны и имеют под собой реальную основу. В начале XXI в. дети читают «не то» и «не так», как предыдущие поколения. Но они, безусловно, читают. В то же время интенсивно идет процесс трансформации, коренного изменения читательских привычек юных читателей. Меняются практически все характеристики детского чтения: статус чтения, его длительность (время чтения на досуге), характер, способ работы с печатным текстом, круг чтения детей и подростков, мотивы и стимулы чтения, предпочитаемые произведения и др. Меняются также и источники получения печатной продукции, информации в целом и многое другое. Наши исследования позволяют говорить о развитии ряда тенденций в детском чтении, а также о том, что происходит процесс изменения старой модели освоения детьми книжной культуры на новую.

Каковы же новая картина и новая модель чтения (совокупность новых черт юного читателя) при вхождении в литературную культуру? Сразу отметим, что в одних регионах России ситуация сравнительно благополучна, а в других происходят негативные процессы отторжения детей от печатной культуры.

Мы будем опираться только на результаты социологического исследования чтения школьников VII и Х классов. Согласно нашим данным, в среднем преобладающая часть детей и подростков на досуге читала, причем если пятая часть опрошенных на чтение тратила до 30 мин. в день, то треть из них читала от получаса до часа. Около 42% читали более одного часа в день. Но, как правило, большая часть тех, кто любит читать, это дети младшего школьного возраста. Чем дети старше, тем меньше времени у них занимает чтение на досуге, и тем меньше они любят читать. Если доля тех, кто выбрал вариант ответа «мне нравится читать, много читаю», в младшем возрасте составляет 43%, то к Х классу она падает до 17%, и в то же время доля тех, кто среди младших выбрал вариант ответа «читаю редко, не люблю», растает с 8% до 17% в старших классах. Отношение к чтению -- важная характеристика, и она свидетельствует о том, что в целом позитивное отношение у школьников к чтению сохраняется.

Результаты исследований говорят о том, что лишь один из десяти опрошенных школьников не читает ничего, кроме книг, необходимых для выполнения уроков. Если же проанализировать круг чтения подростков, то около 40% в нем составляет литература развлекательного характера, тогда как книги научно-познавательные занимают вдвое меньше 21% [15,С. 69−76]

На переломе веков в чтении детей, и особенно подростков и юношества, особенно популярными стали различные журналы. Активное обращение к периодике начинается уже в младшем школьном возрасте, но особенно оно усиливается к подростковому возрасту.

Если журналы часто покупаются, и иногда берутся подростками в библиотеках, то источниками получения книг служат в основном домашние, публичные и школьные библиотеки. Так, по данным упоминавшегося опроса учащихся в различных регионах России (2001), в 43% случаев школьники читали книги из своей домашней библиотеки. На втором месте была общедоступная (публичная) библиотека (18%), на третьем -- покупка (16%). Подростки, юноши и девушки также берут книги у друзей, причем с возрастом доля этого источника увеличивается более чем в три раза (с 6% до 21%), занимая у старшеклассников второе место после домашней библиотеки. На последнем месте в ряду источников получения книг -- школьная библиотека, которой пользуется примерно каждый девятый школьник. В целом же доля всех «домашних» источников получения книг составляет примерно 60%, а библиотек -- около 30%.

Вместе с тем в провинции библиотеки зачастую служат для школьников практически единственными источниками получения книг. В последнее десятилетие проблема комплектования библиотек крайне обострилась. Сохраняется неравномерность в распределении книжных ресурсов, причем по мере удаления от центральной России каналы распространения действуют все хуже. В то же время потребности школьников в новой, актуальной литературе резко возросли, что связано не только с изменениями в чтении, но и с продолжающейся реформой школы. В результате во многих регионах России запросы детей и подростков часто остаются неудовлетворенными.

Дети 11--14 лет на вопрос о том, какие книги они хотели бы прочитать, но не могли найти, назвали книги о природе и животных (16% ответивших), приключения и «ужастики» (11%), сказки (7%). Подростки отметили фантастику (8%), книги по технике (7%), истории (4%) различную научно-популярную литературу (3%). Количество разнообразных тем, по которым детям нужны книги, огромно. Казалось бы, литературы по этим темам издается немало. Но из-за того, что она не попадает в регионы, дети испытывают неосознаваемый ими самими «книжный голод». Специфика детской читательской группы заключается именно в том, что книга нужна им «здесь и теперь», дети не могут, как взрослые, отложить на будущее свои нереализованные потребности, они просто переключаются на иные средства коммуникации и способы проведения досуга.

В современной ситуации процесс социализации личности становится особенно сложным. Наряду с основными социальными институтами образования и воспитания, семьей и школой, в нем все большую роль играют «электронные воспитатели». Телевидение продолжает занимать значительное место в жизни детей и подростков. В течение последнего десятилетия оно стало наиболее распространенным способом проведения досуга у большинства детей и подростков, как в городе, так и на селе, и занимает первое место в перечне ежедневных досуговых занятий.

В крупных городах альтернативой телевидению выступают новые медиа. У современного подростка есть большие возможности выбора того или иного способа проведения досуга. Это различные средства массовой коммуникации и электронные масс-медиа. Именно дети, подростки, юношество и молодежь сегодня -- самые активные социальные группы, легко осваивающие новые информационные технологии. Они не имеют тех психологических барьеров, которые мешают взрослым, поскольку восприимчивы к новому; многие из них уже в раннем детстве знакомятся с компьютером. Это новое «мультимедийное поколение», у которого другие ценности, модели поведения и ориентации в мире информации.

Электронная культура, в том числе видеопродукция и разнообразные мультимедиа, зачастую воспринимается как конкурент печатному слову. Безусловно, на первом этапе освоения нового типа медиа и новых возможностей, которое оно предоставляет, к нему возникает острый интерес. Позже, после его освоения, оно «встроится» в структуру жизнедеятельности и займет в ней надлежащее место. Книга не уйдет, и чтение также. Дело не в том, какое средство будет выбираться -- книга или компьютер, где будет текст -- на бумаге или на экране монитора, дело в другом: что же именно будет там читаться и какую информацию, какие знания, какую культуру и искусство будут представлять эти средства для развития юной личности.

Пока мы находимся еще в русле старой литературной традиции. Но это время быстро уходит, что особенно заметно проявляется в детском чтении. В последние годы произошло ухудшение целого ряда характеристик чтения школьников, снижение уровня их грамотности. Педагоги бьют тревогу по поводу упрощения и огрубления речи учащихся, примитивных штампов, которыми часто полны их сочинения.

Поражает забота о чтении нации во многих странах с развитой экономикой. У нас же создалась ситуация, когда у многих детей вообще нет новых книг в ближайшем окружении (в том числе и в библиотеках). А по данным ВЦИОМа 34% взрослых россиян уже не читают! На трудности процесса трансформации чтения накладываются трудности ухудшения среды книжных ресурсов, в которой живут многие дети. Им необходимо реализовать свое право читать лучшую классическую и современную литературу.

В будущем обществе чтение и «человек читающий», безусловно, будут рассматриваться как национальная ценность. Но читающие нации создаются из читающих детей. Сегодня в России также необходимо осознание проблемы чтения детей и подростков в качестве национальной проблемы в связи с тем, что в настоящее время детское чтение особенно нуждается в защите и поддержке не только обществом, но и государством.

Итак, в чтении детей и подростков сегодня происходят очень серьезные перемены, которые носят глубинный характер. А многие родители, педагоги, библиотекари по-прежнему ориентированы на старую литературную модель, тогда как большинство сегодняшних детей и подростков имеют совсем другие предпочтения и иное восприятие книжной культуры. Они относятся к книге не как к «учебнику жизни», а как к одному из средств информации и массовой коммуникации. Таким образом, в какой-то мере между поколениями происходит разрыв в передаче бытовавшей долгое время традиции освоения литературной культуры. В этот период особенно важной становится роль библиотек в качестве организаций, поддерживающих детское чтение и защищающих права юных читателей на доступ к книге и информации. Это становится все больше видно при сравнении социальных групп детей, посещающих и не посещающих библиотеки. Так, юные читатели, которые часто посещают библиотеки, читают больше и лучше, чем их сверстники, не пользующиеся библиотеками. Библиотеки также занимаются «выравниванием» социокультурных и образовательных возможностей детей из разных слоев общества, прежде всего, помогая детям из бедных и малообеспеченных семей. Но роль библиотек в книжной культуре может возрастать лишь при условии нормального комплектования их фондов в соответствии с изменяющимися потребностями и интересами читателей.

1.2. Особенности исторического жанра художественной литературы

Писатель, как и историк, может воссоздать события и облик прошлого, хотя это художественное воссоздание отличается от научного. Опираясь на исторические данные, писатель в то же время всегда идет по пути творческого вымысла, без которого невозможно искусство; он изображает не только то, что было, но и то, что могло бы быть. Однако право на исторический вымысел не исключает того, что вымышленные ситуации должны быть исторически возможны и мотивированы, а изображение подлинно исторических событий, эпохи ее быта, отдельных деталей -- строго базироваться на достижениях исторической науки, данных исторических источников. Отражение истории в художественной литературе, глубина постижения художником исторического процесса теснейшим образом связаны с развитием исторических, социологических и всех общественных наук, с господствующими концепциями исторического развития. На отражение писателем исторического прошлого оказывают непосредственное влияние и разработанность тех или иных исторических проблем и тем в исторической науке, и достигнутый уровень обработки исторических источников. Подлинно художественные исторические произведения проникнуты историзмом, чужды модернизации и субъективизма, которые искажают историческую правду. Лучшие образцы исторической художественной литературы представляют не только эстетическую, но и историко-познавательную ценность. Историческая художественная литература способна нарисовать ушедшую эпоху в ее цельном облике, раскрывая в живых образах общественную деятельность, идеологию, быт, психику ее представителей; историческая художественная литература, обладающая силой большого эмоционального воздействия, воплощающая исторические события в живой, образной форме, способствует приобщению к истории широких слоев народа, молодежи. Среди литературных произведений на историческую тематику немало произведений, которые, хотя и ставят задачу изобразить жизнь какой-либо исторической эпохи, в действительности не поднимаются до историзма, искажают, и модернизируют историю (а, следовательно, не имеют историко-познавательной ценности). Так, нередко справедливо говорится о псевдоисторизме тех или иных исторических романов, пьес, поэм. Не всякое произведение, обращающееся к событиям прошлого, ставит перед собой задачу действительного воссоздания этого прошлого, и имеет собственно исторические цели. Иногда писатель ищет в прошлом только материал для острого сюжета, красочных картин, особенного колорита -- возвышенного, экзотического и т. д. Это явственно выступает, например, во многих приключенческих романах, вбирающих в себя события прошлого (например, в романах А. Дюма, которые имеют весьма ограниченную историко-познавательную ценность). Широко распространены также (особенно в литературе новейшего времени) произведения, которые можно назвать историческими аллегориями, где исторический сюжет используется писателем только для воплощения той или иной идеи (такова, например, драма бразильского драматурга Г. Фигейреду «Лиса и виноград», в которой образ древнегреческого баснописца Эзопа используется автором для утверждения необходимости свободы человека, или драма французского драматурга Ж. Ануйя «Жаворонок», в которой автор ставит проблему ответственности личности, утверждения человеческого достоинства, обращаясь к образу Жанны д’Арк). Эти произведения занимают в литературе свое место, но они далеко не всегда могут быть отнесены к собственно исторической литературе. Вместе с тем ценность исторической художественной литературы далеко не исчерпывается ее историко-познавательным значением. Иногда литературное произведение исторической тематики, даже далекое от исторической точности, но созвучное современной эпохе, выражающее большие, прогрессивные идеалы, утверждающее национальное самосознание народа, рисующее яркие картины революционной и освободительной борьбы, обладает силой огромного идейного воздействия (напр., «Спартак» Р. Джованьоли, 1874, «Овод» Э. Войнич, 1897). Историческая художественная литература имеет огромное воспитательное значение. Начало собственно исторической художественной литературы относится к рубежу 18--19 вв., когда как особый литературный жанр складывается исторический роман, который ставит перед собой прямую цель изображения жизни прошедших эпох. Исторический роман (и возникшая позднее собственно историческая драма) качественно отличается от исторических по своей тематике произведений предшествующих эпох. Становление собственно исторической художественной литературы совпадает с существенным переломом в самом историческом знании -- с процессом становления истории как науки. Быстрый и резкий переворот в общественных отношениях в эпоху французской буржуазной революции дал возможность окончательно осознать необратимость и качественный характер исторических изменений. В историческое знание входит историзм, как таковой, аналогичный процесс происходит и в художественной литературе. В эстетическом отношении формирование Исторического жанра было связано с художественными открытиями романтизма: мастерством изображения колорита места и времени, остротой восприятия особенного, индивидуального в каждом явлении, интересом к национальным движениям, к национальному прошлому во всем неповторимом своеобразии каждого его этапа [44, С. 191−193].

Формирование исторической художественной литературы в собственном смысле связано с именем английского писателя В. Скотта (1771--1832). Для становления этого жанра уже много сделали великие немецкие писатели И. Гёте (драмы «Гёц фон Берлихинген», 1773, «Эгмонт», 1788) и Ф. Шиллер (драмы «Валленштейи», ч. 1--2, 1798--99, «Мария Стюарт», 1801, «Вильгельм Телль», 1804, и др.), однако именно творчество В. Скотта, родоначальника исторического романа, было настоящим рубежом. В. Скотт создал целую серию романов, изображающих эпоху крестовых походов («Айвенго», «Ричард Львиное Сердце», «Роберт, граф Парижский»), период формирования национальных монархий в Европе («Квентин Дорвард»), английскую буржуазную революцию («Пуритане», «Вудсток»), крушение клановой системы в Шотландии («Уеверли», «Роб-Рой») и др. Переход к буржуазному образу жизни, совершившийся в Англии, дал писателю возможность остро почувствовать смену эпох, резкое различие социальных отношений, идеологии, психологии и быта средневековья и нового времени. Художник стремится реалистически воссоздать дух и облик канувшего в прошлое уклада жизни. Впервые художественное воссоздание прошлого основывается на действительном исследовании исторических источников (тогда как ранее художник ограничивался воспроизведением лишь общего хода исторических событий и наиболее характерных черт деятелей прошлого). Творчество В. Скотта оказало непосредственное влияние на последующую историческую художественную литературу. К исторической тематике широко обращаются многие писатели-романтики, например В. Гюго (драма «Кромвель», 1827, романы «Собор Парижской богоматери», 1831, «Человек, который смеется», 1869, «Девяносто третий год», 1874), А. де Виньи (роман «Сен-Map», т. 1--2, 1826), Мандзони («Обрученные», 1827), английский писатель Э. Дж. Булвер-Литтон (романы «Последние дни Помпеи», 1834, «Риенци, последний из римских трибунов», 1835, и др.), североамериканский романист Ф. Купер («Шпион», 1821), русские романисты: М. Загоскин («Юрий Милославский, или Русские в 1612 году», ч. 1--3, 1829), И. И. Лажечников («Ледяной дом», 1835). Произведения исторического жанра, созданные романтиками, не всегда обладают историко-познавательной ценностью. Этому мешает и субъективно-идеалистическая трактовка событий, и подмена объективных социальных конфликтов контрастами добра и зла, тьмы и света. Главные герои в таких романах чаще всего являются не исторически-конкретными типами, а лишь воплощением романтического идеала писателя (Эсмеральда у Гюго). Сказываются и субъективные политические убеждения автора: например, А. де Виньи, симпатизировавший аристократии, сделал программным героем своего романа представителя феодальной фронды. Однако достоинства произведения исторического жанра как художественного творения не могут оцениваться только по степени научной достоверности изображаемого. Романы Гюго, например, обладают большой силой эмоционального воздействия. «Он набатно бил в колокол, -- писал о Гюго А. Н. Толстой: -- Проснитесь, — человек бедствует…» Вместе с тем несомненно важный этап в развитии исторического жанра в литературе 19 в. связан с победой реалистических принципов в историческом романе и драме. Завоеванием реализма явилось создание социальных характеров, проникновение в сложный процесс борьбы исторических сил, изображение роли народа в истории -- эстетические моменты, во многом уже подготовленные школой В. Скотта («Шуаны» Бальзака, «Жакерия» Мериме). В России реалистический исторический жанр торжествовал победу в творчестве А. С. Пушкина («Борис Годунов», «Арап Петра Великого», «Капитанская дочка»).

Новым в 30--40-е гг. 19 в. явилось углубление психологического анализа в произведениях И. ж. («Хроника времен Карла IX» Мериме и особенно эпизоды изображения Ватерлоо в романе Стендаля «Пармская обитель», на которые позднее ссылался Л. Толстой). Эпопея Л. Толстого «Война и мир» -- величественная вершина в развитии исторического жанра в 19 в. Историзм ее проявляется и в масштабном осознании самого хода исторического процесса, и в создании исторических типов, и в точной передаче социальных, бытовых, идеологических, психологических и языковых особенностей времени.

Однако после достижений реалистической исторической литературы середины 19 в., наиболее выдающиеся произведения которой поднимали на историческом материале важнейшие вопросы народной жизни и исторических судеб нации, стремились разрешить проблемы связи личности с народом и т. д., при этом, давая высокие образцы историзма, -- в развитии исторической художественной литературы наблюдается регресс. Это связано в первую очередь с общими процессами усиления реакционности буржуазной идеологии конца 19--начала 20 в., со все большим отходом буржуазной общественной мысли от историзма. Авторы исторических романов модернизируют историю. Так, напр., даже такой выдающийся художник-реалист, как А. Франс, в романе из времен Великой французской революции «Боги жаждут» (1912) проводит идею о том, что человечество — как бы топчется на месте в своем развитии. Широкое распространение получает особый вид «символической» исторической литературы, которая, претендуя подчас на глубокое осознание исторического процесса, на самом деле создает чисто субъективистские построения мистического характера («Покрывало Беатрисы» А. Шницлера, 1901, «историческая» трилогия Д. Мережковского -- «Павел I», 1908, «Александр I», 1911--12, «14 декабря», 1918). Напротив, в ряде стран Восточной Европы историческая тематика приобретает в конце 19 -- начала 20 в. большое значение и общественное звучание, что связано с национальным подъемом в этих странах. Ведущее место в тематике исторических литературных произведений этого периода заняла история начинающейся освободительной борьбы. В ряде случаев историческая художественная литература носит романтический характер. Таковы, например, исторические произведения польского романиста Г. Сенкевича («Огнем и мечом», т. 1--4, 1884, «Потоп», 1886, «Пан Володыевский», 1887--88, «Камо грядеши», 1894--96, «Крестоносцы», 1897). Многие произведения написаны в реалистической манере: чешский писатель и историк А. Ирасек создает серию романов и драм, изображающих эпоху гуситских войн (исторические романы «Между течениями», т. 1--3, 1887--90, «Братство», т. 1--3; 1898--1908, и др., историческая драма «Ян Жижка», 1903, «Ян Гус», 1911), болгарский писатель И. Вазов -- исторические драмы на сюжеты из жизни средневековой Болгарии («Борислав», 1909, «К пропасти», 1908, «Ивайло», 1911). Национально-освободительное движение, пробуждение национального самосознания явились основой возникновения и становления жанра исторического романа во многих странах Востока. В Индии создателем исторического романа в бенгальской литературе был выдающийся писатель Бонкима Чондро Чоттопадхай («Дочь коменданта крепости», 1865, «Мриналини»), в литературе маратхи -- Хари Нараян Апте («Взяли крепость -- потеряли льва», 1903, «Тигр Майсура», 1890--91, «Царевна Рупнагара», 1900--02, «Чандрагупта», 1902--04, и др.), в литературе хинди -- В. Варма («Крепость Кундар», 1928, «Рани Джханси-Лакшми Баи», 1946, и мн. др.). Исторический роман был первым жанром новоарабской художественной прозы (исторические романы Джирджи Зейдана, 1861--1914 -- «Гассанидка», «Египтянка Арманосса» и др., Фараха Антуна, 1873--1923 -- «Новый Иерусалим, или Взятие Иерусалима арабами» и др.). В 20-х гг. первые исторические романы стали появляться в Иране («Повесть о художнике Манц» и «Расставители тенет, или Мстители за Маздака» Санатиз-заде Кермани, «Любовь и власть» Агашейха Мусы Хамадани и др.). Большинство произведений молодой исторической художественной литературы стран Востока написано еще в романтической манере, многие из них играли значительную роль в национально-освободительной борьбе.

В странах Западной Европы новый подъем в развитии реалистического исторического романа начинается после Великой Октябрьской социалистической революции. Этот всемирно-исторический переворот позволил большим реалистам Запада создать ряд выдающихся образцов исторической художественной литературы. При этом обращение к исторической тематике передовых писателей Запада было связано с защитой ими культурного наследия и прогрессивных традиций прошлого, с антифашистскими выступлениями писателей-гуманистов. Таковы, например, исторические произведения Г. Манна (роман «Юность короля Генриха IV», 1935) и Т. Манна (повесть «Лотта в Веймаре», 1939), многочисленные исторические романы Л. Фейхтвангера («Безобразная герцогиня», 1929, «Еврей Зюсс», 1925, трилогия «Иудейская война», 1932, «Сыновья», 1935, «Настанет день», 1942, роман «Лже Нерон», 1936, «Лисицы в винограднике», 1948, «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо», 1953, «Гойя», 1951, и др.). Тесно связанные с современностью, отличающиеся гуманистической, демократической направленностью, они в то же время характеризуются тщательной работой писателя над историческими источниками. Однако и на эти лучшие произведения исторической западной литературы накладывают отпечаток общие концепции исторического процесса, характерные для буржуазной исторической науки. Так, в исторических романах Фейхтвангера (особенно в довоенных) подчас выражено представление об историческом прогрессе как о борьбе разума и косности, редко кончающейся победой разума, недооценивается роль народа в истории, явно проявляется субъективизм автора. Новый этап в развитии исторической художественной литературы связан с литературой социалистического реализма. Стоящая на позициях материалистического понимания истории, утверждающая историческое бытие как творчество народных масс, эта литература имеет все объективные условия для успешного развития на принципах подлинного историзма и добилась крупных результатов на этом пути. М. Горький, оценивая первые опыты создания советского исторического романа, писал в-1930 г. (имея в виду, в частности, произведения А. Н. Толстого о Петре I и 10. Н. Тынянова о пушкинской эпохе): «…создан исторический роман, какого не было в литературе дореволюционной…» (М. Горький о литературе, 1955, с. 413). Важнейшими темами советской исторической литературы стали изображение революционных и патриотических традиций русского народа, проблема роли народа в истории, изображение переломных, значительных эпох; для исторической литературы характерно стремление к эпичности, большим художественным обобщениям. Так роман А. Н. Толстого «Петр 1» (1-я кн. -- 1929--30, 2-я -- 1933--34, 3-я -- неоконченная, 1944--45), рисующий образ Петра I, является в то же время эпопеей о судьбах русского народа в один из переломных моментов его развития. Глубокое осмысление эпохи Петра дано в повести А. Платонова «Ештфанские шлюзы» (1927). Широкое освещение в советской исторической литературе нашла тема революционных крестьянских движений прошлого (напр., романы Чапыгина «Разин Степан», 1926--27, «Гулящие люди», 1935--37, «Пугачевщина» К. А. Тренева, 1924, «Емельян Пугачев», В. Я. Шишкова, 1−3, 1938−45).

Важными темами советской литературы явились освободительная борьба против царизма, судьбы передовой русской культуры в царской России (романы О. Д. Форш «Одеты камнем», 1925, трилогия о Радищеве -- «Якобинский заквас», 1934, «Казанская помещица», 1936, «Пагубная книга», 1939, и др.; романы Ю. Н. Тынянова «Смерть Вазир-Мухгара», 1927--28, «Кюхля», 1925, «Пушкин», 1936--43, и др.). Особое значение имеют произведения об эпохе подготовки революции и о самой революции и гражданской войне. Так, в значительной мере к исторической литературе принадлежат и «Жизнь Клима Сангина» М. Горького (хотя сам Горький ни это произведение, ни «Дело Артамоновых» не относил к жанру собственно исторического романа), и «Тихий Дон» М. А. Шолохова, и «Хождение по мукам» А. Н. Толстого, и «Первые радости» и «Необыкновенное лето» К. А. Федина. В советской исторической литературе широко разрабатывается военно-историческая тема, получившая особое значение в годы Великой Отечественной войны и в непосредственно ей предшествовавшие «Севастопольская страда» (1937--40) С.Н. Сергеева-Ценского, «Цусима» (1932-- 1935) А.С. Новикова-Прибоя и др. В трилогии В. Яна («Чингисхан», 1939, «Батый», 1942, «К последнему морю», 1936) изображено нашествие монголов на государства Азии и на Русь и показана борьба русского народа против монголо-татарского ига; теме борьбы с монголо-татарским игом и возвышению Москвы посвящен также роман С. П. Бородина «Дмитрий Донской» (1941).

1.3. Возрастные особенности подростков

Подростки -- дети от десяти до четырнадцати лет. Среди них различают три возрастные группы: 10--11 лет -- младшие подростки; 12--13 лет -- подростки (в узком значении слова); 14 лет -- старшие подростки.

Переход к подростковому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков со взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости, ребенка начинает быстро перестраиваться и превращаться в организм взрослого человека. Центр физической и духовной жизни ребенка перемещается из дома во внешний мир, переходит в среду сверстников и взрослых. Отношения в группах сверстников строятся на более серьезных, чем развлекательные совместные игры, делах, охватывающих широкий диапазон видов деятельности, от совместного труда над чем-нибудь до личного общения на жизненно важные темы. Во все эти новые отношения с людьми подросток вступает, уже, будучи интеллектуально достаточно развитым человеком и располагая способностями, которые позволяют ему занять определенное место в системе взаимоотношений со сверстниками. Интеллект ребенка, понимаемый как способность ставить и решать задачи в практическом, образном и символическом планах к началу подросткового возраста развит. В этот период продолжается становление ребенка как личности. В течение трех-четырех лет обучения в старших классах школы оформляется мотивационная сфера человека, определяются его личные и деловые интересы, проявляются профессиональные склонности и способности. [33, С. 296−299]

Подростничество -- это самый трудный и сложный из всех детских возрастов, представляющий собой период становления личности. Вместе с тем это самый ответственный период, поскольку здесь складываются основы нравственности, формируются социальные установки, отношения к себе, к людям, к обществу. Кроме того, в данном возрасте стабилизируются черты характера и основные формы межличностного поведения. Главные мотивационные линии этого возрастного периода, связанные с активным стремлением к личностному самосовершенствованию,-- это самопознание, самовыражение и самоутверждение.

В начале подросткового возраста у ребенка появляется и усиливается стремление быть похожим на старших, детей и взрослых, причем такое желание становится настолько сильным, что, форсируя события, подросток иногда преждевременно начинает считать себя уже взрослым, требуя соответственного обращения с собой как со взрослым человеком. В то же время он еще далеко не во всем отвечает требованиям взрослости. Приобрести качества взрослости стремятся все без исключения подростки. Видя проявления этих качеств у старших людей, подросток часто некритически подражает им. Собственное стремление подростков к взрослости усиливается за счет того, что и сами взрослые начинают относиться к подросткам уже не как к детям, а более серьезно и требовательно. С подростков спрашивают больше, чем с младшего школьника, но ему многое и разрешается из того, что не позволяется первоклассникам. Например, подросток гораздо больше, чем младший школьник, может находиться вне дома, на улице, в компании друзей и среди взрослых. Ему позволено участвовать в таких ситуациях, к которым обычно младшие школьники не допускаются. Этим подтверждается более равноправное и независимое положение подростка в системе человеческих отношений. Все это вместе взятое порождает у подростка представление о себе как о человеке, переставшем быть ребенком, перешагнувшем за порог детства. Итогом этих процессов становится укрепляющееся внутреннее стремление подростка поскорее стать рослым, которое создает совершенно новую внешнюю и внутреннюю ситуацию личностного психологического развития. Она требует порождает изменение всей системы отношений подростка с окружающими людьми и с самим собой.

Быстро взрослеть подростка заставляют также обстоятельства жизни, связанные с физическими изменениями его организма. Быстрое возмужание, физическая крепость порождают дополнительные обязанности, которые подросток получает и в школе, и дома.

В подростковом возрасте изменяются содержание и роль подражания в развитии личности. Если на ранних ступенях онтогенеза оно носит стихийный характер, мало контролируется сознанием и волей ребенка, то с наступлением подростничества подражание становится управляемым, начинает обслуживать многочисленные потребности интеллектуального и личностного самосовершенствования ребенка. Новый этап в развитии этой формы научения у подростков начинается с подражания внешним атрибутам взрослости.

Самый легкий способ достичь цели «быть как взрослый» состоит в подражании внешним формам наблюдаемого поведения. Подростки, начиная с 12--13 лет (девочки несколько раньше, мальчики позднее) копируют поведение взрослых, которые пользуются авторитетом в их кругу. Сюда входит мода в одежде, прически, украшения, косметика, особый лексикон, манера поведения, способы отдыха, увлечения и т. п. Помимо взрослых образцами для подражания со стороны подростков могут стать их более старшие сверстники. Тенденция походить на них, а не на взрослых в подростковой среде с возрастом увеличивается [32, 361−370].

Для мальчиков-подростков объектом подражания часто становится тот человек, который ведет себя «как настоящий мужчина» и обладает силой воли, выдержкой, смелостью, мужеством, выносливостью, верностью дружбе. У девочек развивается тенденция подражать тем, кто выглядит «как настоящая женщина»: старшим подругам, привлекательным, пользующимся популярностью взрослым женщинам [48, С. 76]. К своему физическому развитию многие мальчики — подростки относятся очень внимательно, и начиная с V--VI классов школы многие из них приступают к выполнению специальных физических упражнений, направленных на развитие силы и выносливости. У девочек же больше наблюдается подражание внешней атрибутике взрослости: одежде, косметике, приемам кокетства и т. п. [49, С. 95−104].

В подростковом возрасте продолжается процесс формирования и развития самосознания ребенка. Совершенствование самосознания в подростковом возрасте характеризуется особенным вниманием ребенка к собственным недостаткам. Желательный образ «Я» у подростков обычно складывается из ценимых ими достоинств других людей.

Поскольку в качестве образцов для подражания подростков выступают как взрослые, так и сверстники, создаваемый ими идеал оказывается несколько противоречивым. Он сочетает в себе качества как взрослого, так и более молодого человека, причем далеко не всегда эти качества оказываются совместимыми в одном лице. В этом, по-видимому, заключается одна из причин несоответствия подростков своему идеалу и их постоянных переживаний по данному поводу.

В VII--VIII классах школы некоторые подростки начинают систематически и целенаправленно заниматься самовоспитанием. Это особенно характерно для мальчиков, в среде которых идеал мужественности становится одним из основных идеалов, порождающих критерии оценок окружающих людей. Подростки любят приключенческие, романтические фильмы и соответствующую литературу, так как именно в них встречаются герои, обладающие нужными качествами мужественности, смелости, характером и силой воли. Подростки пытаются подражать этим героям в жизни, воспроизводя в играх и создаваемых ими ситуациях сцены, прочитанные в книгах или увиденные в фильмах. Это особенно типично для младших подростков в возрасте от 11 до 13 лет.

В старшем подростковом возрасте многие мальчики начинают заниматься саморазвитием у себя необходимых волевых качеств личности. Объектом для подражания для них становятся товарищи, более старшие по возрасту,-- юноши и взрослые мужчины. В компаниях с ними подросток принимает участие в, делах, требующих проявления воли.

Весьма распространенным среди современных подростков способом развития у себя волевых качеств личности являются занятия видами спорта, связанными с большой физической нагрузкой и риском, такие, где требуются незаурядная сила и мужество. Это -- бокс, борьба, тяжелая атлетика, хоккей. Увлекаясь многими видами спортивных занятий, вначале ради развития волевых личностных качеств, некоторые подростки затем продолжают заниматься ими же для достижения высоких результатов. Благодаря этому получает дальнейшее развитие мотивация достижения успехов.

Общая логика развития всех волевых качеств может быть выражена следующим образом: от умения управлять собой, концентрировать усилия, выдерживать и выносить большие нагрузки до способности управлять деятельностью, добиваться в ней высоких результатов. Соответственно этой логике сменяют друг друга, и совершенствуются приемы развития волевых качеств. Вначале подросток просто восхищается ими у других людей, по-хорошему завидует тем, кто обладает этими качествами (10--11 лет). Затем подросток заявляет о желании иметь такие качества у себя (11--12 лет) и, наконец, приступает к их самовоспитанию (12--13 лет). Наиболее активным периодом волевого самовоспитания у подростков считается возраст от 13 до 14 лет.

В подростковом возрасте весьма высокого уровня развития достигают все без исключения познавательные процессы. В эти годы открыто проявляется абсолютное большинство жизненно необходимых личных и деловых качеств человека. Например, высшего, уровня своего развития в детстве достигает непосредственная механическая память, образуя вместе с достаточно развитым мышлением предпосылки для дальнейшего развития и совершенствования логической, смысловой памяти. Высокоразвитой, разнообразной и богатой становится речь, мышление оказывается представленным во всех его основных видах: наглядно-действенном, наглядно-образном и словесно-логическом. Все эти процессы приобретают произвольность и речевую опосредствованность. У подростков они функционируют уже на базе сформировавшейся внутренней речи. Становится возможным научение подростка самым различным видам практической и умственной (интеллектуальной) деятельности, причем с использованием множества приемов и средств обучения. Формируются и развиваются общие и специальные способности, в том числе необходимые для будущей профессиональной деятельности.

Подростничество имеет множество характерных именно для данного возраста противоречий и конфликтов. С одной стороны, интеллектуальная развитость подростков, которую они демонстрируют при решении разных задач, связанных со школьными предметами и другими делами, побуждает взрослых к обсуждению с ними достаточно серьезных проблем, да и сами подростки активно к этому стремятся. С другой стороны, при обсуждении проблем, особенно таких, которые касаются будущей профессии, этики поведения, ответственного отношения к своим обязанностям, обнаруживается удивительная инфантильность этих, внешне выглядящих почти взрослыми, людей. Возникает психолого-педагогическая дилемма, разрешить которую может только опытный взрослый: как, относясь к подростку по-серьезному, т. е. по-взрослому, вместе с тем обращаться с ним, как с ребенком, который постоянно нуждается в помощи и поддержке, но внешне при этом такого «детского» обращения не обнаруживать.

Известно, что с возрастом интерес подростков к себе быстро меняется. Для детей, обучающихся в IV--V классах школы, характерно повышенное внимание к тому положению, которое они занимают в классе среди сверстников. Шестиклассники начинают проявлять определенный интерес к своей внешности, к детям противоположного пола и взаимоотношениям с ними. У семиклассников возникают общие увлечения делового характера, появляется особый интерес к развитию своих способностей в различных видах практической деятельности и к своей будущей профессии. Восьмиклассники высоко ценят самостоятельность, индивидуальность, качества личности, которые проявляются в отношениях дружбы и товарищества. Опираясь на эти виды друг за другом появляющихся интересов подростков, можно активно развивать у них нужные волевые, деловые и другие полезные качества.

Главная новая черта, появляющаяся в психологии подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста,-- это более высокий уровень самосознания. Вместе с ним возникает отчетливо выраженная потребность правильно оценивать и использовать имеющиеся возможности, формировать и развивать способности, доводя их до уровня, на котором они находятся у взрослых людей.

В этом возрасте дети становятся особенно чуткими к мнению сверстников и взрослых, перед ними впервые остро встают проблемы морально-этического характера, связанные, в частности, с интимными человеческими взаимоотношениями.

Отрочество -- как иногда называют подростковый возраст -- это время становления подлинной индивидуальности, самостоятельности в учении и в труде. Подростки обнаруживают веру в способность определять и контролировать собственное поведение, свои мысли и чувства. Подростковый возраст -- это время обостренного стремления к познанию и оценке самого себя, к формированию целостного, непротиворечивого образа «Я».

В период между 12 и 14 годами при описании себя и других людей подростки начинают использовать менее категоричные суждения, включая в самоописание слова «иногда», «почти», «мне кажется» и другие, что свидетельствует о переходе на позиции оценочного релятивизма, о понимании неоднозначности, непостоянства и многообразия личностных проявлений человека.

В средних классах школы вместо одного учителя появляется несколько новых педагогов, у которых обычно весьма различны стиль поведения и манера общения, а также приемы ведения занятий. Разные учителя предъявляют различные требования к подросткам, что заставляет их индивидуально приспосабливаться к каждому новому учителю. В подростковом возрасте появляется дифференцированное отношение к разным учителям: одних любят, других нет, к третьим относятся безразлично. Формируются и новые критерии оценок личности и деятельности взрослых людей. Это, с одной стороны, создает возможность для более точной и правильной оценки людей путем их сравнения друг с другом, а с другой стороны, порождает определенные трудности, обусловленные неумением подростков правильно воспринять взрослого, дать ему верную оценку.

Подростки более ценят знающих учителей, строгих, но справедливых, которые по-доброму относятся к детям, умеют интересно и понятно объяснять материал, ставят справедливые оценки, не делят класс на любимчиков и нелюбимых. Особенно высоко ценится подростком эрудиция учителя, а также его умение правильно строить взаимоотношения с учащимися.

В возрасте от десяти до четырнадцати лет в мотивах деятельности подростка, в его идеалах и интересах происходят существенные изменения. В начальный период этого возраста (10--11 лет) многие подростки (примерно около трети) дают себе самим в основном отрицательные личностные характеристики. Такое отношение к себе сохраняется и в дальнейшем, в возрасте от 12 до 13 лет. Однако здесь оно сопровождается уже некоторыми положительными изменениями в самовосприятии, в частности ростом самоуважения и более высокой оценкой себя как личности.

По мере взросления первоначально глобальные отрицательные самооценки подростков становятся более дифференцированными характеризующими поведение в отдельных социальных ситуациях, а затем и частные поступки.

В развитии рефлексии, то есть способности осознания подростками собственных достоинств и недостатков, наблюдается тенденция как бы противоположного характера. В начальный период подростничества детьми осознаются в основном только их отдельные поступки в определенных жизненных ситуациях, затем -- черты характера и, наконец, глобальные личностные особенности.

Установлено, что с возрастом меняется и восприятие подростками окружающих людей. Эталоны межличностного восприятия, которыми они пользуются, оценивая окружающих людей, становятся все более обобщенными и соотносятся не с мнениями отдельных взрослых, как это было в младшем школьном возрасте, а с идеалами, ценностями и нормами. Содержание оценочных нравственных эталонов продолжает расширяться и углубляться, они становятся более тонкими и дифференцированными, индивидуально различными.

В качестве иллюстрации этой мысли А. А. Бодалев приводит следующее наблюдение. Если учащимся седьмого класса предложить, например, описать человека, которого они не знают, но отдельные черты которого им называются заранее (например, злой, добрый и т. п.), то среди ответов, которые получаются в этом опыте, можно выделить четыре разные группы. Подростки из первой группы называют только внешние признаки представленного им человека. Учащиеся из второй группы упоминают как внешние, так и некоторые внутренние черты. В третьей группе дополнительно к тому, что было сообщено о человеке, называются его дела и поступки. В четвертой группе, кроме всего сказанного, упоминаются еще мысли и чувства оцениваемого человека. Основываясь на этот опыт можно сделать вывод, подтверждающий существование значительной личностной дифференциации в подростковом возрасте эталонов межличностного восприятия и оценивания людей.

1.4. Подросток как читатель

Читательский портрет подростка во многом определяется в 10--11 лет. Надо учесть, что родительская опека к этому времени начинает ослабевать, а школа часто «обязывает» читать, не пробуждая личностных мотивов обращения к книге. Сказывается на чтении и лимит времени (возрастает учебная нагрузка, активизируется общение со сверстниками, кружковая деятельность, возникают новые увлечения). Опыт показывает, что если к 10 годам ребенок уже осознал значение книги в своей жизни, если обращение к печатному слову стало его внутренней потребностью, если его познавательные интересы вылились в читательские, то есть основание полагать, что в дальнейшем эти качества укрепятся и разовьются. Если же интереса к чтению не возникло, то можно ожидать, что в старшем школьном возрасте этот подросток пополнит ряды «нечитателей» [41, С. 201−209].

При благоприятных условиях у ребенка в 10−11-летнем возрасте активизируется познавательная деятельность, заметен интерес к необыкновенным явлениям природы, к вопросам мироздания, к историческим событиям, неизвестным странам, к осмыслению фактов окружающей действительности. В этом возрасте читатель, как правило, уже различает научно-познавательную и художественную литературу. Первая его привлекает возможностью «что-либо узнать», вторая -- «пережить». Именно теперь библиотекарь может в полную меру развивать читательские запросы ребят в области познавательной литературы, вводить в круг чтения разные виды литературы: справочные издания, «деловые» книги, научно-популярные альманахи и журналы. Полезно в этот период раскрыть подростку многообразие технических приемов чтения научно-познавательной литературы, научить гибкому применению их на практике.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой