Ирано-иракская война и позиция мирового сообщества

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИРАНО-ИРАКСКАЯ ВОЙНА И ПОЗИЦИЯ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА

ПЛАН

СПИСОК АББРЕВИАТУР И УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

Введение

I. Причины и предпосылки войны между ираном и ираком

1.1 Региональное соперничество и пограничные споры

1.2 Начало боевых действий и расстановка сил

II. позиция региональных держав и мирового сообщества в КОНФЛИКТЕ

2.1 Роль мирового сообщества в процессе установления мира

2.2 Последствия войны и послевоенное урегулирование

Заключение

Список использованных источников

СПИСОК АББРЕВИАТУР И УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ООН — Организация объединенных наций

НАТО — Организацию Североатлантического договора

СБ ООН — Совет безопасности ООН

ОВД — Организации Варшавского договора

ТВД — театр военных действий

ОИК — Организация Исламская конференция

СССР — Союз Советских Социалистических Республик

МИД — министерство иностранных дел

ВВС — Военно-воздушные силы

ВМС — Военно-морские силы

ССАГПЗ — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива

ЛАГ- Лига Арабских Государств

КСИР — Корпус стражей исламской революции

ВМФ — Военно-морской флот

СЕНТО — Организация Центрального Договора

СРК — Совет Революционного командования

НСИС — Национальным союзом иракских студентов

NSDD — National Security Decision Directives

СКАД — ГРАУ — 8А61, по классификации МО США и НАТО — SS-1 Scud-A) — советская жидкостная одноступенчатая баллистическая ракета

ВВП — Валовой внутренний продукт

ИРИ — Исламская Республика Иран

ПВО — Противовоздушная оборона

КСА — Королевство Саудовская Аравия

САУ — Самоходная артиллерийская установка

ПТУР — Противотанковая управляемая ракета

РПГ — Ручной противотанковый гранатомет

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Более тридцати лет назад началась ирано-иракская война. По своей продолжительности, задействованным ресурсам и понесенным жертвам она стала одним из крупнейших военных конфликтов после Второй мировой войны. Ирано-иракская война изменила соотношение сил в регионе и во многом дестабилизировала ситуацию на Среднем и Ближнем Востоке.

Поводом для конфликта послужила неурегулированность пограничного вопроса. 22 сентября 1980 года иракская армия форсировала реку Шатт-эль-Араб и вторглась в иранскую провинцию Хузестан. Наступление на первоначальном этапе было успешным. Однако уже к концу октября оно, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление, и было остановлено. К лету 1982 года Ирану удалось вернуть оккупированные территории. После этого война велась на истощение. Перемирие, положившее конец конфликту, было подписано в августе 1988 года. Оно восстанавливало довоенную ситуацию, хотя и Багдад, и Тегеран заявляли о своем военном триумфе.

Война между Ираном и Ираком открыла путь для вмешательства внешних сил в дела региона Ближнего и Среднего Востока. Поскольку создалось впечатление, особенно после распада Советского Союза и социалистического содружества, что Запад, а, прежде всего Соединенные Штаты, могут устраивать мир по своему образу и подобию. И, соответственно, там, где происходят конфликты и там, где они таят в себе потенциальную угрозу энергетическим и военно-политическим интересам Соединенных Штатов Америки, эти конфликты можно гасить физической военной силой.

Военное присутствие США в Индийском океане и Персидском заливе стало наращиваться уже в ходе ирано-иракской войны. Прикрытием для него стали заявления официальных лиц о необходимости обеспечения свободы судоходства. Позднее оно вылилось в открытое вмешательство Америки в события в регионе. Наиболее зримое его проявление — вторжение США в Ирак, свержение Саддама Хусейна и оккупация этой страны.

В действительности обе стороны оказались проигравшими. Точных данных о человеческих потерях нет. Но известно, что счет идет на сотни тысяч. Экономический ущерб от боевых действий для двух стран оценивается, по некоторым данным, в 350 миллиардов долларов. Многие города по обе стороны границы подверглись методичному уничтожению. Были полностью разрушены или выведены из строя важнейшие экономические объекты. Нанесен огромный ущерб портам, что привело к прекращению вывоза, в частности, иракской нефти через Персидский залив. Однако одним из наиболее опасных последствий ирано-иракской войны стало создание условий для иностранного проникновения в регион.

Актуальность темы заключается в том, что начавшийся в начале 1950-х годов новый этап взаимоотношений между Ираном и Ираком продолжается до сих пор, несмотря на трагические события в регионе, и по-прежнему оказывает непосредственное влияние не только на судьбы обоих государств, но и на многие тенденции развития современного мира.

Степень научной разработтанности темы. Прежде чем перейти к характеристике научной литературы непосредственно по затронутым в работе проблемам, необходимо отметить, что дипломная работа опиралась на теоретические положения, содержащиеся в работах таких ведущих востоковедов как А.М. Васильев[1−3], М.С. Иванов[4], Р. Г. Ланда [5], З.И. Левин[6], Г. И. Мирский [7], Н. А. Симония [8]. В их работах дан глубокий анализ и теоретическая оценка важнейших проблем, связанных с социальной структурой, политическим развитием и международными отношениями на Ближнем и Среднем Востоке.

Важные теоретические выводы, касающиеся тенденций развития стран Зарубежного Востока, содержатся во многих коллективных монографиях, в написании которых участвовали видные советские ученые. Среди них следует выделить такие издания как «Исламизм и экстремизм на Ближнем Востоке», «Развивающиеся страны: закономерности, тенденции, перспективы», «Национальные процессы в странах Ближнего и Среднего Востока» и некоторые другие.

Известный специалист по Ирану Л. С. Агаев [9] занимался исследованием революционных процессов, но при этом в таких работах как «Иран в прошлом и настоящем. Пути и формы революционного процесса» уделил немало внимания развитию экономики, социальной структуры и политической идеологии, т. е. тем процессам, которые собственно обеспечивали революционное движение.

Ираку в советском востоковедении уделялось намного меньше внимания (по крайней мере, до «кувейтского кризиса» начала 1990-х годов и последующих событий).

Новый период в истории Ирака, Ирана и всего региона Персидского залива в российской литературе исследован подробнее. Предпосылки и ход ирано-иракской войны по горячим следам рассмотрены в книге Ш. А. Ниязматова «Ирано-иракский конфликт. Исторический очерк"[10].

Огромную помощь оказали исследования последних лет российских арабистов, специализирующихся по странам Залива, в первую очередь Аравийских монархий. Основы исследования истоков будущих тяжелых потрясений присутствуют в работе А. М. Васильева «Персидский залив в эпицентре бури». Последующее развитие конфликтной ситуации в трудах В.А. Исаева[11]., Е.С. Мелкумяна[12], А. М. Родригеса [13] и ряде других работ.

Труды иностранных специалистов по данным проблемам в незначительной части переизданы у нас в стране, в большей степени представлены англоязычными непереведёнными авторами или английскими переводами арабских и иранских специалистов — историков, политологов, «международников».

Прежде всего, есть работы как переведённые, так и нет, полностью или частично биографического жанра. В работе иранца Х. Ансари «Имам Хомейни[14]. Политическая борьба от рождения до кончины», переизданной в России в издательстве «Наука», описывается становление религиозного и общественного лидера вплоть до его изгнания из страны в начале 1970-х годов. Естественно в этой работе присутствуют откровенно хвалебные оценки. Наоборот, в исследовании такого же жанра американца Р. Апдайка «Саддам Хусейн. Политическая биография» [15] фигура иракского диктатора окрашена исключительно черно-коричневыми тонами, что также естественно, учитывая национальную принадлежность и политические взгляды автора. Безусловно, что в обоих случаях литература может быть полезной фактологически, но требует крайне жесткого критического подхода, также как и другие использованные работы этого жанра.

По внутрирегиональным спорам и давним конфликтам между Ираном и Ираком серьезное исследование проведено египтянином аль-Иззи [16]"Спор о Шатт-аль-Араб", изданное в Лондоне в 1981 г.

При неизбежных издержках более объективны научные работы таких иностранных авторов как француз Р. Годс [17]"Иран в XX веке. Политическая история", японец Макия «Жестокость и молчание: Тирания войны"[18], а также более поздние, чем упомянутые выше коллективные монографии и сборники статей.

В целом можно констатировать следующее: работы иностранных авторов, особенно представителей вовлеченных в конфликт, стран очень богаты фактическим материалом, но в то же время им присуща разной направленности предвзятая ориентация, а иногда и ярко выраженная одиозность.

Источниковая база. К источниковым материалам относятся публикуемые в прессе правительственные и партийные документы, сводки военных сражений, экономические отчеты, интервью и многое другое.

Наиболее ярким примером являются книги саудовского принца Халеда ибн Султана [19] бывшего сокомандующим союзных войск во время «бури в пустыне» под названием «Воин пустыни. Личный взгляд на войну в Заливе командующего Объединенными вооруженными силами», или книга американского генерала Джона Рекорда «Достойная победа» об этой же войне.

Тема обеих войн (ирано-иракской и «бури в пустыне») затронуты в записках Саддама Хусейна «Арабы, социализм и возрождение. Философские размышления и афоризмы».

Цель и задачи дипломной работы. Целью работы является комплексное исследование взаимоотношений Ирана и Ирака во второй половине XX в. на фоне их социально-политического развития, а также влияния соперничества этих стран на региональную и геополитическую ситуацию.

Для достижения данной цели ставим следующие задачи:

— Изучить геополитическую ситуацию в регионе накануне войны

— Определить основные причины формирования конфликтной ситуации

— Рассмотреть позиции сторон

-Проанализировать позиции региональных держав и ООН по данному конфликту

— изучить последствия войны для экономики и политики обеих государств.

Объектом исследования является ирано-иракский субрегион.

Предметом исследования является сложный и противоречивый комплекс взаимоотношений между Ираном и Ираком, неразрывно связанный также с политическими и экономическими интересами и проблемами безопасности соседних государств.

Хронологическими рамками дипломной работы являются 1980 г. — конец 1988-х гг.

В отдельных случаях для более точного анализа некоторых аспектов работы необходимо было обращение к исторической ретроспективе и рассмотрение предшествующих событий. Структура дипломной работы состоит из введения, двух глав, четырех подглав, заключения, списка аббревиатур и условных сокращений, списка использованных источников.

Научная новизна состоит в том, что история Ирано-иракской войны мало освящена в современной казахстанской науке. В Советском Востоковедении мало уделялось значения данному вопросу. Часто проблема взаимоотношения двух стран рассматривались с идеологической точки зрения и интереса СССР.

Методической основой исследования явится критический анализ сведений, теоретические положения современной исторической науки, восточного исторического источниковедения.

Практическая ценность работы. Результаты исследования помогут понять природу современных ирано-иракских взаимоотношений, также они могут быть использованы в изучении вопросов современного состояния Ирана и Ирака.

политический конфликтный соперничество иран ирак

ГЛАВА I. Причины и предпосылки войны между ираном и ираком

1. 1 Региональное соперничество и пограничные споры

В основе противоречий между Ираком и Ираном лежали территориальные разногласия, а также политическое и военное соперничество между ними за лидерство в зоне Персидского залива. После прихода в 1979 г. к власти в Иране мусульманского шиитского духовенства во главе с аятоллой Хомейни отрицательное воздействие на состояние отношений между двумя странами начал также оказывать религиозный фактор. В частности, иранское духовенство пыталось свергнуть правящий баасистский режим в Ираке путем экспорта в эту страну так называемой исламской революции. В дальнейшем предусматривалось создать в Ираке исламскую республику по иранскому образцу. Территориальные разногласия между Ираком и Ираном уходят корнями в далекое прошлое. Они состоят в неурегулированности вопросов начертания линии границы между двумя странами, особенно на пограничном участке реки Шатт-эль-Араб (персидское название реки — Арвандруд). В свою очередь, это обусловливало наличие спорных территорий и других сопутствующих территориальному спору проблем. К таковым можно отнести распределение вод пограничных рек, порядок регулирования выпаса скота в приграничной зоне, разграничение прибрежного шельфа, регулирование потоков паломников к святым местам мусульман в Ираке и Иране, проблему депортированных в разное время из Ирака до 70 тыс. иранцев и др.

Нынешняя территория Ирака в прошлом на протяжении почти четырехсот лет входила в состав Османской турецкой империи. Пограничная зона между империей и Ираном была заселена воинственными кочевыми племенами курдов, не признававшими ни султанской, ни шахской власти. Набеги курдов осуществлялись как на турецкую, так и на иранскую территорию, поскольку четкой фиксации линии прохождения границы не было. Пограничные конфликты продолжались практически в перманентном режиме.

В 1847 г. под нажимом и при посредничестве Великобритании и России, Иран и Турция подписали новый договор, согласно которому линия границы между двумя странами на пограничном отрезке реки Шатт-эль-Араб устанавливалась по линии нижнего уровня воды по восточному (иранскому) берегу реки.

В качестве компенсации за согласие Ирана на такое прохождение линии границы за ним был закреплен город и порт Хорремшехр (арабское название — Махаммара), граница в районе которого устанавливалась по линии тальвега реки (т.е. линии, соединяющей самые низкие точки речной долины). Что касается сухопутной границы, то она по-прежнему была только описана, но оставалась недемаркированной[9, c. 16]

В ноябре 1913 г. в Константинополе снова при посредничестве Великобритании и России был подписан турецко-иранский протокол по пограничным вопросам, в основу которого было положено содержание договора 1847 г. В соответствии с этим протоколом смешанная турецко-иранская комиссия в 1914 г. произвела демаркацию границы на всем ее протяжении.

В 1932 г. после получения Ираком независимости и выделения его из состава бывшей Османской империи Иран поднял вопрос о неравноправности заключенных им ранее с турками договоров и потребовал для себя равных прав на использование реки Шатт-эль-Араб.

В 1934 г. претензии Ирана рассматривались в Лиге Наций. При посредничестве этой организаций и под нажимом Великобритании, имевшей большие интересы в Ираке, 4 июля 1937 г. в Тегеране был подписан ирано-иракский договор о границе и протокол к договору. Иран и Ирак согласились считать действующими положения о границе, содержащиеся в протоколах 1913 и 1914 гг., с небольшим изменением начертания линии границы в районе города Абадана в пользу Ирана: граница здесь на протяжении 7 км была отодвинута до линии тальвега реки.

Договор 1937 г. давал Ираку ряд преимуществ. К ним относились: исключительные права на определение порядка судоходства по реке Шатт-эль-Араб, право на взимание пошлины с проходящих судов третьих стран и получение других прибылей от эксплуатации реки, прерогативу регламентации прохода военных судов, тогда как у Ирана единственным выходом к открытому морю являлся Шатт-эль-Араб[9, c. 19].

После второй мировой войны в Ираке и Иране активизировалась деятельность международных нефтяных монополий. Резко возрос уровень добычи нефти, основные разведанные запасы которой находятся в районах, примыкающих к ирано-иракской границе. Значительно возросли также объемы вывоза нефти из Ирака и Ирана на внешние рынки и внешнеторговый оборот обеих стран. В этих условиях повысилось значение реки Шатт-эль-Араб, на которой размещался ряд важных портов и промышленных центров Ирака и Ирана.

Например, в Абадане бывшей англо-иранской нефтяной компанией был построен один из крупнейших в мире нефтеперерабатывающих комплексов (годовая мощность по переработке нефти — 37,5 млн. тонн), а через Хорремшехр шел основной поток грузов (до 75% в описываемый период), поступавших в Иран морским путем[11, c. 45].

Однако и Ирак, и Иран, входившие до 1958 г. в Багдадский пакт, воздерживались от возобновления территориального спора. Сдерживающее влияние в этом вопросе оказывали и международные нефтяные монополии, которые установили в послевоенный период фактически полный контроль над основными нефтеносными районами Ирака и Ирана.

Новый период обострения ирано-иракских отношений начался после свержения в 1958 г. в Ираке монархии и установления в этой стране республиканского строя. Бывший шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви увидел в политических изменениях, происшедших в Ираке, прямую угрозу для своего режима.

В этом его также активно убеждали США и Великобритания, которые к этому времени твердо обосновались в Иране, привязав его к себе прочными узами военной, экономической и политической зависимости. Ирак превратился для Ирана в главного противника в регионе. Вся политическая и военная деятельность шахского режима приобрела четко выраженную антииракскую направленность.

В частности, основная группировка иранских вооруженных сил (60% сухопутных войск и военно-воздушных сил, 100% военно-морских сил) была сосредоточена в западных, приграничных с Ираком, районах Ирана.

С конца 1950-х гг. на первый план в ирано-иракских отношениях вышли политические и идеологические противоречия. Они характеризовались активной подрывной деятельностью, включавшей ведение враждебной пропаганды, поддержку внутренней и внешней оппозиции правящим режимам, инспирирование антиправительственных выступлений национальных меньшинств, разжигание вражды на религиозной почве, организацию и проведение диверсионно-террористических акций в приграничной зоне, поддержание на границе обстановки военной напряженности и др.

На территории Ирака антишахской деятельностью занимались один из бывших начальников шахской службы безопасности САВАК Тимур Бахтияр, а также аятолла Хомейни, который был выслан из Ирана за организацию в 1963 г. антиправительственных выступлений. Хомейни провел в Ираке около 15 лет (с 1964 по 1978 г.) и был выслан из этой страны летом 1978 г. по требованию и под нажимом шаха Ирана[14, c. 58].

На территории Ирака в 1974—1975 гг. очень активно функционировала антишахская радиостанция Народной партии Ирана «Голос патриотов роины». В Ираке в описываемый период действовали политические организации арабских сепаратистов Хузестана (Фронт освобождения Арабестана, Фронт освобождения Ахваза и др.), ставящие своей целью отторжение от Ирана провинции Хузестан и образование на ее территории самостоятельного государства.

Иран, в свою очередь, осуществлял против Ирака подрывные акции, наиболее значительной из которых являлась поддержка шахским режимом возглавлявшейся Мустафой Барзани вооруженной борьбы иракских курдов за автономию.

Наибольшую остроту ирано-иракские разногласия приобрели после 1968 г., когда к власти в Ираке пришел баасистский режим, который выступил с претензиями на лидерство в зоне Персидского залива и пошел на развитие политического и военного сотрудничества с Советским Союзом.

Иран, превратившись к тому времени в одного из активнейших участников военно-политического блока СЕНТО, взяв курс на развитие всестороннего военного сотрудничества с США и Великобританией и опираясь на их поддержку, решил усилить политическое и военное давление на Ирак.

При этом большую роль в принятии такого решения сыграло стремление самого Ирана играть роль доминирующей в экономическом и военном отношении страны в зоне Персидского залива. Иран вновь поставил вопрос о пересмотре границы между двумя странами и денонсировал договор 1937 г., что вызвало резкое обострение отношений между Тегераном и Багдадом.

В ответ на иранскую акцию Ирак предпринял ряд политических маневров, стремясь при этом заручиться поддержкой арабских стран. Когда Иран 31 декабря 1971 г. занял своими войсками три острова в Ормузском проливе (Большой Томб, Малый Томб, Абу-Муса), Ирак в своем стремлении восстановить против шахского режима арабские страны залива, пошел на разрыв дипломатических отношений с Тегераном и провел ряд военных демонстраций на границе.

Действия Ирака не получили ожидавшейся поддержки со стороны арабских стран Персидского залива, и он был вынужден в октябре 1973 г. под предлогом оказания военной поддержки Сирии и Иордании в войне против Израиля заявить о восстановлении дипломатических отношений с Ираном.

Однако ожидавшегося улучшения отношений между двумя странами не произошло. Более того, практически сразу же после окончания арабо-израильской войны 1973 г. на ирано-иракской границе создалась исключительно острая обстановка. Практически на всем протяжении границы происходили военные инциденты различного масштаба. В июле 1974 г. противоречия обострились до предела.

Стороны оказались практически на грани войны. В этот период особый накал приобрело идеологическое противоборство сторон. Ирак под предлогом борьбы с иранской пятой колонной депортировал в Иран до 70 тыс. проживавших на иракской территории иранцев, отказав им при этом в компенсации материального ущерба. Иран, в свою очередь, оказывал широкую военную помощь курдским отрядам Мустафы Барзани, вплоть до посылки в Иракский Курдистан отдельных своих воинских подразделений.

Поддержка шахским режимом иракских курдов оказывала стабилизирующее воздействие на обстановку в Иранском Курдистане, что тоже имело важное значение для иранских правящих кругов.

В период с ноября 1973 по март 1975 г. на ирано-иракской границе были зарегистрированы сотни пограничных инцидентов.

В этой конфронтации стороны зашли в тупик. Ее продолжение начало противоречить их интересам. Это заставило их поначалу искать выход из создавшегося положения на путях политического урегулирования. В частности, Ирак стал отказываться от пересмотра пограничного договора 1937 г. и приостановил антишахскую пропаганду на Иран.

Последнее имело немаловажное значение для шаха, поскольку к этому времени Иран вступил в полосу резкого обострения внутренних социально-экономических и политических противоречий, приведших тремя годами позже к созданию в стране революционной ситуации и свержению шахского режима. В этих условиях целенаправленная антишахская пропаганда на Иран, проводившаяся с территории Ирака, была весьма эффективной.

В марте 1975 г. в Алжире при посредничестве покойного президента Х. Бумедьена состоялась встреча между бывшим шахом и заместителем председателя Совета революционного командования Ирака Саддамом Хусейном, в ходе, которой было подписано соглашение об урегулировании ирано-иракских разногласий.

Ирак согласился на установление границы между двумя странами на реке Шатт-эль-Араб по линии тальвега и политическое урегулирование других спорных проблем. Иран прекратил поддержку отрядов Мустафы Барзани, вследствие чего сопротивление иракских курдов правительственным войскам резко ослабло.

Центральное правительство Ирака сумело довольно быстро установить свой контроль в курдских районах. Основная часть боевых отрядов курдских «пешмерга» во главе с Мустафой Барзани и его сыновьями перешла на территорию Ирана. Таким образом, ирано-иракское урегулирование в очередной раз было достигнуто за счет интересов курдов.

В 1975 г. при посредничестве Алжира, Ирак и Иран подписали новый пограничный договор и ряд пограничных соглашений и протоколов. Была произведена редемаркация границы. Официально был провозглашен курс на развитие нормальных и всесторонних межгосударственных отношений и сотрудничества между двумя странами.

Компромиссное решение имевшихся противоречий на этом этапе в целом отвечало интересам обеих стран. Однако накапливавшиеся в течение многих лет проблемы в отношениях между Ираком и Ираном до конца так и не были решены. Обе стороны продолжали видеть друг в друге своего основного противника, сохранилось недоверие к конечным целям друг друга.

Революционные события 1978−1979 гг. в Иране обеспокоили руководство Ирака. Дело в том, что в Ираке до 60% населения — мусульмане-шииты. Это само по себе создавало предпосылки для экспорта исламской революции из Тегерана. Таким образом, опасения баасистского руководства были вполне обоснованными.

Практически сразу же после прихода к власти в феврале 1979 г. иранское духовенство во главе с Хомейни провозгласило лозунг экспорта «исламской революции» в соседние мусульманские страны, в первую очередь в Ирак и Афганистан, и провозглашения в них исламских республик. Решающую роль здесь сыграли панисламистские устремления Хомейни и его личные счеты с баасистским режимом, который в 1978 г. выслал нынешнего иранского лидера за пределы Ирака.

Большое значение имели также хорошее знание Хомейни обстановки в Ираке и его связи с иракской шиитской общиной, Хомейни и его окружение развернули активную пропагандистскую кампанию против режима баасистов, призывая иракских шиитов к свержению Саддама Хусейна.

Под влиянием иранского духовенства в Ираке в городах Кербела и Неджеф произошли крупные волнения шиитов, которые были подавлены силами безопасности. При поддержке со стороны Ирана в Ираке активизировала антиправительственную деятельность сильная подпольная шиитская организация «Даава».

Иранское руководство вновь инспирировало вооруженные выступления иракских курдов против центральных властей Ирака, С этой целью на территорию Ирака были направлены вооруженные отряды бывших «пешмерга» во главе с Масудом и Идрисом Барзани.

Все эти действия привели к тому, что к марту 1980 г. ирано-иракские отношения вновь резко обострились, Возобновились вооруженные инциденты на границе. Обе стороны снова приступили к активной подрывной деятельности друг против друга. В этих условиях военно-политическое руководство Ирака с целью оказать давление на Иран и вынудить его к отказу от антииракской политики предприняло ряд политических и дипломатических шагов, и приступило к непосредственной подготовке военной акции против Ирана.

Готовясь к развязыванию боевых действий против Ирана, иракское руководство осуществило ряд обеспечивающих политических и военных мероприятий.

С начала 1980 г. иракскими спецслужбами была развернута активная подрывная деятельность в Иранском Курдистане и в Хузестане. Для усиления неприязни к Ирану со стороны арабских стран Персидского залива иракское руководство в марте 1980 г. потребовало от иранского правительства освободить и передать Объединенным Арабским Эмиратам занятые Ираном в декабре 1971 г. три острова в Ормузском проливе (Абу-Муса, Большой Томб, Малый Томб)[12, c. 65].

С апреля по сентябрь на ирано-иракской границе участились пограничные инциденты. Иранское духовенство, в свою очередь, развернуло активную работу среда иракских шиитов, подталкивая их на выступления против баасистского режима. При поддержке со стороны Ирана возобновились антиправительственные действия курдских вооруженных отрядов на севере Ирака.

Параллельно с этим стороны осуществляли военные приготовления. Деятельность Ирака в этом плане была более целенаправленной. Что касается иранской стороны, то она считала, что Ирак не пойдет на развязывание широкого военного конфликта из-за опасений вызвать этим шагом серьезное недовольство среди своей шиитской общины.

К сентябрю 1980 г. Ирак осуществил ряд мероприятий мобилизационного характера, усилил противовоздушную оборону крупных промышленных и административных центров в приграничной зоне и портов. Соединения и части видов вооруженных сил и родов войск периодически приводились в повышенную и полную боевую готовность. Заранее были проработаны варианты рассредоточения авиации и корабельного состава, в том числе на территории дружественных стран.

В сентября 1980 г. иракское командование отдало своим войскам приказ на занятие спорных участков территории Зейн-аль-Каус, Сейф-Саад, Мусиан.

К 18 сентября иракские войска, не встретив серьезного сопротивления, в основном выполнили эту задачу. Параллельно в приграничной зоне продолжалось наращивание иракской группировки.

К 18 сентября Ирак сосредоточил в приграничной с Ираном полосе три бронетанковые, две мотопехотные и три горнопехотные дивизии (более 60% своих сухопутных войск, 140 тыс. чел., 1300 танков, 1700 орудий полевой артиллерии и минометов, 760 противотанковых средств)[9, c. 45].

Эту группировку поддерживали ВВС Ирака практически в полном их составе.

Со стороны Ирана Ираку противостояли две бронетанковые, две пехотные дивизии, отдельная пехотная бригада и отряды корпуса стражей исламской революции — около 40% боевого состава сухопутных войск, 70 тыс. чел., 620 танков, 710 орудий полевой артиллерии и минометов, 610 противотанковых средств.

В целом в приграничной зоне Ирак превосходил Иран: по дивизиям — в 2 раза, по личному составу — в 2 раза, по танкам — в 2 раза, по орудиям полевой артиллерии и минометам — в 2,4 раза.

Фактическое превосходство Ирака в боевой технике и вооружении было более значительным, так как часть штатного вооружения иранских войск (до 40%) была небоеспособна по техническим причинам. Кроме того, дислоцировавшиеся в приграничной полосе 28-я и 64-я пд Ирана были задействованы для борьбы с курдами, Первоначальный успех в занятии спорных участков территории и отсутствие негативной реакции со стороны большинства арабских и западных стран привел к ужесточению требований к Ирану.

18.9. 80 г. Совет революционного командования Ирака принял решение о денонсации ирано-иракского пограничного договора 1975 г., и в ультимативной форме потребовал от Ирана отказаться от восьми островов на р. Шатт-эль-Араб, ликвидировать военно-морские базы и пункты базирования иранских ВМС в Хорремшехр, Абадан и Хосроабад.

Иран отверг все требования Ирака. 22 сентября 1980 г. официальный Багдад объявил о начале боевых действий против Ирана. Результатом стала кровопролитная восьмилетняя война.

Начав войну против Ирана, иракское руководство преследовало следующие военно-политические цели: нанести военное поражение Ирану или такой ущерб его военно-экономическому потенциалу, который поставил бы эту страну в положение второстепенной в военном и политическом отношении силы в регионе; создать условия для серьезного подрыва внутриполитических позиций режима Хомейни вплоть до его свержения; нанести удар по иранским планам экспорта «исламской революции» в Ирак и предупредить этим возникновение шиитской проблемы у себя в стране; решить территориальный спор с Ираном в свою пользу путем отторжения спорных участков и установления полного контроля над р. Шатт-эль-Араб.

При условии успешной реализации всех перечисленных задач иракское руководство намеревалось создать на территории иранской провинции Хузестан буферное проиракское государство. Достичь поставленных перед собой целей войны иракская сторона рассчитывала путем нанесения в короткие сроки военного поражения иранским войскам в приграничных районах (провинции Керманшахан и Хузестан), овладения основными административно-политическими и экономическими центрами в этих районах и создания угрозы развития наступления иракских войск вглубь страны.

Основной задачей иранского руководства на начальном этапе конфликта являлась организация упорного сопротивления иракским войскам с целью не допустить их глубокого продвижения на иранскую территорию и захвата ими важных в военном, экономическом и политическом отношении объектов и районов. Тегеран планировал навязать Багдаду затяжной конфликт и в дальнейшем, используя свое превосходство в людских ресурсах, подготовить условия для создания перелома в обстановке на фронте в свою пользу.

Как показал последующий ход событий, Ирак не сумел добиться своих целей, в то время как Иран свою первоначальную задачу решил и смог перевести ход военных действий в нужное для себя направление. Соответственно изменению обстановки на фронте изменялись и военно-политические цели иракского и иранского руководства в конфликте.

В 1975 г. Иран и Ирак заключили в Багдаде договор о дружбе и добрососедстве, в котором было зафиксировано отсутствие у сторон взаимных претензий. В тот момент такой договор был нужен Ираку для обеспечения непроницаемости ирано-иракской границы со стороны Ирана. Проблема была в том, что ирано-иракская государственная граница проходила через территорию «исторического Курдистана», то есть обширного района сплошного проживания курдов. «Исторический Курдистан» разделен между Турцией, Ираком и Ираном. В Иракском Курдистане регулярно возобновлялись сепаратистские движения. Сепаратисты, пользуясь фактической проницаемостью границы, имели возможность получать из-за рубежа военную и иную помощь от иранских курдов. Обеспечив закрытие границы, иранские пограничники помогли правительству Ирака подавить сепаратистов на своей территории.

Но к началу 80-х годов ситуация изменилась. Политическая нестабильность в Иране, конфликт иранского руководства с США, ирано-советские трения из-за Афганистана дали основание Ираку надеяться, что в случае войны против Ирана перевес сил окажется на его стороне. Ирак получал военную помощь от СССР, а также от Франции и ряда других западных стран. Одной из целей Ирака было лишить Иран контроля над руслом реки Шатт-эль-Араб, через которое иранские вооруженные силы могли получить доступ к главным внутренним водным артериями Ирака — рекам Евфрат и Тигр.

В июле 1979 г. в результате кровавого государственного переворота, в ходе которого были физически уничтожены все его противники, в Багдаде к власти пришел Саддам Хусейн. В сентябре 1980 г. он денонсировал Багдадский договор 1975 г., вслед, за этим иракская армия начала боевые действия против Ирана [10, c. 21].

В начале июля 1979 г. население Хорремшехра обратилось к генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму с просьбой оказать влияние на правительство Ирана, чтобы оно прекратило практику незаконных арестов и освободило политических заключенных-арабов. Но центральные власти отказались вести переговоры с хузистанскими арабами до тех пор, пока они не сложат оружие. Шейх аль-Хакани занял сдержанную позицию и призвал правительство удовлетворить требования местного населения, в противном случае, предостерегал он, горячие головы из арабских оппозиционных организаций смогут организовать забастовку на Абаданском нефтеочистительном заводе и умножить террористические акты на нефтепромыслах Хузистана. Одновременно он выступил с требованием прекратить антиарабские действия «стражей» исламской революции и исламских комитетов. В Хорремшехре, Ахвазе и Абадане состоялись массовые демонстрации арабского населения под лозунгами: «Мы не сепаратисты и не диверсанты!», «Наш дом и родина Иран!», «Мы — арабы, курды поддерживают нас!», «Сплотимся вокруг шейха аль-Хакани!» и др. Участники митингов требовали освобождения всех политических заключенных и предания открытому суду виновников погромов. Они отказывались признать проект новой иранской конституции, не содержавший положения о признании прав национальных меньшинств на автономию. 13 июля мирная демонстрация арабов в Абадане была расстреляна «стражами» исламской революции. Через два дня они сами вышли на улицы со своими лозунгами: «Смерть арабам!», «Партия — только партия Аллаха!» Когда «стражи» собрались в соборной мечети города, арабские боевики забросали их гранатами. В качестве ответной меры «стражи» совершили налет на дом аль-Хакани, убили двух его учеников, а самого шейха и членов его семьи увезли в неизвестном направлении. Вспыхнувшие было акции протеста вскоре сошли на «нет», так как было получено известие о том, что шейх жив и здоров и находится в Куме [5, с. 205].

В преддверии ирано-иракской войны арабское население Хузистана стало рассматриваться в Тегеране как «пятая колонна» противника. Иран оказал давление на соседние арабские государства, чтобы исключить возможную с их стороны помощь населению Хузистана. Айатолла Садек Хальхали, президент Исламского революционного совета, нанес визит в Бахрейн, где обвинил Ирак и некоторые страны Залива в том, что они направляют оружие в Хузистан.

В апреле 1980 г., через год после победы исламской революции в Иране, арабское население Хузистана возобновило открытую вооруженную борьбу против центральной власти. В авангарде сопротивления стояли боевики таких «революционных» организаций, как «Черная среда», «Движение моджахедов арабского мусульманского народа», «Народное движение Арабистана» и «Политическая организация арабского народа Арабистана». Были продолжены боевые операции в государственных организациях и на нефтяных комплексах, основную часть неквалифицированной рабочей силы которых составляли выходцы из Хузистана. 30 апреля хузистанские «революционеры» осуществили шумный захват иранского посольства в Лондоне и взяли в заложники дипломатический корпус. Они выступили с требованиями признания властями Ирана автономии Арабистана и освобождения нескольких сот политических заключенных. Находившийся в то время в поездке по странам бассейна Персидского залива тогдашний министр иностранных дел Ирана Садек Готбзаде в телефонном разговоре с террористами заявил, что правительство отказывается выполнить их требования, а виновные в преступлениях заключенные будут казнены несмотря ни на что. Новые иранские власти, сказал он, признают многонациональный характер страны, но никогда не согласятся с требованиями автономии, от какого нацменьшинства они бы, ни исходили [14, с. 101]. Свою точку зрения на события изложил и Саддам Хусейн. В выступлении по случаю 12-ой годовщины «революции 14 июля» он заявил: «Мы приветствуем народ Арабистана, который дает горы жертв на пути к свободе и равноправию, борется против расистской клики, которая лишает его самых простых прав жизни и надежд» [7, с. 49].

1 апреля 1980 г. тысячи студентов из всех арабских стран и многих азиатских государств собрались в университете аль-Мустансирийа в Багдаде. Они ожидали появления Тарика Азиза, заместителя премьер-министра Ирака и члена СРК, который был приглашен для открытия международной экономической конференции, организованной Национальным союзом иракских студентов (НСИС) и Комитетом азиатских студентов. Когда под аплодисменты собравшихся появился Тарик Азиз, какой-то молодой человек бросил бомбу в его сторону. Заметив опасность, глава НСИС бросился к Тарику Азизу с криком: «Смотрите, это бомба!» В тот же миг, когда заместитель премьера упал на пол, раздался взрыв, и взрывная волна прошла мимо него. Было убито и ранено несколько десятков молодых людей. После того как машины «скорой помощи» увезли убитых и раненых, Тарик Азиз провел запланированную встречу с организаторами конференции, но из-за легкой контузии не смог произнести речь и был госпитализирован. Вскоре была обнаружена и обезврежена и другая бомба.

Сообщение о взрыве было передано по радио и застало Саддама Хусейна во время поездки по приграничным с Ираном районам. Уже на следующий день президент Ирака появился на месте взрыва. В своем выступлении перед студентами он заявил: «Иракский народ стал неприступной вершиной, которую они не способны покорить своими бомбами или любыми иными способами. Четырнадцать столетий назад арабы взяли на себя участь осуществить божественную миссию на этой священной земле… Наш народ готов к борьбе за защиту своей чести и суверенитета, а также за мир между арабскими нациями» [14, с. 19].

Расследование инцидента с взрывом в аль-Мустансирийе показало, что студент, бросивший бомбу, был иранцем и принадлежал к Партии исламского призыва. 5 апреля во время похорон жертв этой террористической акции в Багдаде была взорвана еще одна бомба. Она была брошена в толпу участников процессии из окна одной из иранских школ, которая была открыта в соответствии с ирано-иракским соглашением о культурном сотрудничестве. И вновь жертвами взрыва стали невинные люди.

Начиная с этих кровавых событий, война между Ираном и Ираком стала практически неизбежной. Саддам Хусейн отдал приказ подвергнуть бомбардировке иранский приграничный город Касре-Ширин, в котором нашли приют тысячи иракских шиитов, бежавших от преследований властей. Более того, 8 апреля он распорядился казнить главу иракских шиитов айатоллу Мухаммеда Бакра Садра вместе с его сестрой. Эта новость привела Хомейни в ярость, и Иран начал готовить и отправлять в Ирак для проведения диверсий отряды иракских шиитов и курдов.

В свою очередь, Саддам дал указание организовать на территории Ирака лагерь для подготовки повстанческой армии из числа иранцев, выступивших против политического курса тегеранских властей. 23 апреля министр иностранных дел Ирана Садек Готбзаде в своем выступлении по радио сказал, что долгом иранского народа является оказание помощи народу Ирака, являющемуся объектом репрессивных мер «преступного режима». Он добавил, что удовлетворится лишь свержением режима Саддама Хусейна, что иранская армия способна оккупировать Ирак, а население этой страны будет встречать ее с распростертыми объятиями [14, с. 32]. В тот же день айатолла Мохаммед аш-Ширази выступил с призывом ко всем народам исполнить свой долг и «свергнуть «баасистскую банду»:

В апреле 1980 г. в ходе своего визита по странам Ближнего Востока Садек Готбзаде вдруг неожиданно заявил в Дамаске, что Саддам Хусейн убит во время якобы имевшего место военного переворота, и что иранское правительство готово оказать поддержку иракской оппозиции. Когда эти сведения не подтвердились, он на пресс-конференции под Бейрутом отметил: «Мы поддерживаем народ Ирака, чтобы он смог освободиться от своего незаконного режима». Отвечая на вопрос относительно возможности войны с Ираком, министр ответил: «Все может случиться» [17, с. 33].

Известия о покушениях и убийстве Саддама Хусейна имели под собой реальные основания. Многие иракцы в разное время и в различных местах оказывались свидетелями гибели своего президента. Однако каждый раз он чудесным образом воскресал из мертвых, появляясь на экранах телевизоров или на официальных мероприятиях. Подноготная этих метаморфоз раскрылась в декабре 1997 г. после бегства в США Микаеля Рамадана. В течение 18 лет он был одним из «двойников» Саддама Хусейна. В своей книге «Тень Саддама», впервые вышедшей на Западе и переведенной на русский язык [36], он подробно описал атмосферу, царившую в окружении главы иракского государства, а также перечислил все известные ему случаи убийств и покушений на «двойников» Саддама Хусейна. Приведем лишь несколько примеров. В 1983 г. в г. Амара в результате перестрелки с нападавшими был убит «двойник» Махди Махмуд. В 1986 г. на самого президента и его «двойников» покушались трижды, был убит один из «двойников» — Надар Рафи. Микаелю Рамадану удалось избежать этой участи, однако в 1983 г. в обличье Саддама Хусейна он был пленен курдскими повстанцами, в 1984 г. его травили подсыпанным в еду ядом, а в 1990 г. в Эль-Кувейте взорвали бомбу, когда он проезжал мимо в автомобиле [11, c. 32].

Согласно официальному меморандуму министерства иностранных дел Ирака, за период с 23 февраля 1979 по 26 июля 1980 г. иранские военно-морские, военно-воздушные и сухопутные силы совершили 244 «акта агрессии» против Ирака. В их числе — обстрелы иракских пограничных постов, пленения иракских пограничников, захваты самолетов и судов в районе Шатт-эль-Араб и т. п. Только за период с 23 февраля по 26 мая 1980 г. иранские ВВС 54 раза нарушали государственную границу Ирака. Баасистское руководство направило 240 официальных нот протеста в адрес иранского посольства в Багдаде [18. с. 2]. В июле 1980 г. на большой пресс-конференции для иностранных журналистов Саддам Хусейн следующим образом охарактеризовал отношения с Ираном: «Ирак публично заявлял новым иранским правителям, что он желает установления с Ираном отношений сотрудничества и добрососедства, основанных на взаимном уважении и невмешательстве во внутренние дела друг друга, но наши добрые намерения натолкнулись на ненависть надменных расистских лидеров в Тегеране… Мы не хотим войны, но если он обозлит нас, мы знаем как реагировать и не будем сидеть сложа руки…» [15,с. 181].

Развернутые военные действия на ирано-иракской границе начались 4 сентября 1980 г. В этот день, по иракским данным, тяжелая 175-мм артиллерия, самолеты и военные корабли Ирана совершили обстрелы приграничных иракских населенных пунктов Ханакин, Зурбатийа, Мандали, Нафт-Хане и др., что привело к многочисленным жертвам. Жестокой бомбардировке и нападению подвергся район Зейн аль-Каус. Иракские пограничники и части регулярных войск открыли ответный огонь. Сообщалось о двух сбитых иранских бомбардировщиках «Фантом» [14, с. 108]. Военные действия продолжались 5 и 6 сентября. Иракские войска обстреляли иранские населенные пункты Касре-Ширин и Мехран, а иранская авиация атаковала пограничные пункты аль-Хусейн, Кутейба, Хоук и Газали, вновь подвергся нападению Ханакин.

8 сентября временному поверенному в делах Ирана в Багдаде был вручен меморандум, в котором утверждалось, что Ирак в интересах самозащиты вынужден предотвратить оккупацию района Зейн аль-Каус. В документе выражалась надежда, что иранская сторона изыщет возможность освободить территории Ирака, захваченные Ираном ранее. Эта нота осталась безответной.

9 сентября иракская армия двинулась к границе и вынудила иранцев отступить из района Зейн аль-Каус. В ответ Иран начал обстрел районов Дияла и Васит. 10 сентября иракские войска сбили иранский военный вертолет с командным составом на борту, вывели из строя два «Фантома» и несколько танков противника. Постепенно к 16 сентября Ирак, как сообщали местные источники, «освободил 125 кв. миль территорий, принадлежавших Ираку по Алжирскому соглашению» [14, с. 109]. Иран закрыл воздушное пространство своей страны и запретил навигацию по Шатт-эль-Араб и в Ормузском проливе. Вечером 17 сентября на экстренном заседании Национального Совета Ирака президент Саддам Хусейн объявил о решении иракского руководства аннулировать Алжирское соглашение. «Так как правители Ирана, — сказал он в своем выступлении, — уже нарушили это соглашение… своим открытым и умышленным вмешательством во внутренние дела Ирака и поддержкой, как это делал раньше и шах снабжением главарей бунта, которых также поддерживает и Америка, и сионисты, а также тем, что они отказались возвратить иракские земли, которые мы вынуждены были возвратить силой, то я объявляю перед вами, что мы считаем соглашение от 6 марта 1975 года аннулированным (и Совет Революционного Командования принял решение по этому вопросу). Итак, нужно вернуть Шатт-эль-Араб юридически к тому положению, каким оно было до 6 марта 1975 года, и эта река вернется к тому, какой она была на протяжении истории — иракской и арабской по названию…» [25, с. 25].

Через несколько дней министр иностранных дел Ирака Са’адун Хаммади мотивировал аннуляцию алжирских договоренностей тем, что иранской стороной были нарушены две статьи Алжирского соглашения: относительно безопасности и взаимного доверия, а также территориальной целостности. «Алжирское соглашение, — сказал он, — включает утверждение, обусловливающее, что если какая-то статья нарушена, то весь документ считается недействительным» [26, с. 113].

17 сентября усилились иранские бомбардировки иракской части Шатт-эль-Араб. Сильные бои развернулись в г. Хорремшехр (Мухаммара) и на территории аэропорта Абадана. Штаб иранских вооруженных сил опубликовал сообщение, в котором весь район Шатт-эль-Араб объявлялся зоной боевых действий. У Хосровабада было выведено из строя пять иранских военных кораблей. Багдад объявил, что эти суда были атакованы иракцами, так как они до этого перехватили и обстреляли английское судно «Ориент стар» на его пути в порт Басру. Навигация по Шатт-эль-Араб была практически прервана, а сама река превратилась в поле битвы. Иранские патрульные суда захватили кувейтское судно, шедшее в Басру под иракским флагом. Чуть позже из Хорремшехра был обстрелян корабль, приписанный к Сингапуру, на корме которого развевался иракский флаг. 21 сентября Иран дал распоряжение всем торговым судам, находящимся на Шатт-эль-Араб, покинуть этот район.

Все свои действия в пограничных районах обе конфликтующие стороны объявляли «ответными мерами», принятыми «в целях обороны» для защиты «национального суверенитета и территориальной целостности». Военные акции противной стороны характеризовались как «акты агрессии», предпринятые вразрез с достигнутыми договоренностями. Так или иначе, было ясно, что и Иран, и Ирак были не прочь «поиграть мускулами» в надежде на скорое поражение противника. Оставалось лишь ждать, кто из них первым, в прямом смысле слова, перейдет черту: пересечет границу солдатским сапогом и начнет масштабное вторжение на чужую территорию. «Нервы не выдержали» у Ирака, и 22 сентября 1980 г. он начал массированные «контратакующие» действия по ту сторону границы.

В чем состоял стратегический военный план Саддама Хусейна? Он намеревался развернуть наступление на юге ирано-иракской границы, овладеть Шатт-эль-Араб в ее нижнем течении, а также захватить оба крупнейших города Хузистана — Ахваз и Дизфуль. Одновременно с этим иракский президент планировал дать отпор предполагаемому вторжению противника в богатые нефтью северные районы Ирака и предотвратить наступление иранских войск в направлении Багдада. В соответствии с этими замыслами в ночь на 22 сентября иракские военно-воздушные силы совершили налеты на 10 сухопутных и авиационных баз на иранской территории. Эти налеты привели к сильным разрушениям аэродромов Бахтарана (до исламской революции — Керманшах), Сенендеджа и Ахваза, а также военных баз в Хамадане, Тегеране, Исфахане, Дизфуле, Ширазе и Тебризе. После ударов авиации иракская армия перешла границу и вторглась на землю Ирана. На северном участке центрального фронта она проникла примерно на 15 км вглубь иранской территории, захватила Касре-Ширин и создала угрозу Бахтарану. На южном участке центрального фронта был покорен город Мехран и перерезана дорога, соединяющая Дизфуль с северными районами Ирана. На южном фронте иракские войска вторглись в Хузистан и захватили более 10 тыс. кв. км иранской территории. Дальнейшей их целью был Ахваз.

Самолеты Ирака вывели из строя часть очистных сооружений в Абадане, а войска подошли к Хорремшехру (Мухаммара). В ответ иранская авиация нанесла удар по Басре, Васиту, Багдаду и Ниневие, а также осуществила бомбардировку с воздуха шести иракских аэропортов. Было выведено из строя несколько нефтехимических заводов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой