Иранская революция 1978-1979 гг

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра истории Нового и Новейшего времени

Контрольная работа

ИРАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1978 — 1979 гг.

студента 5 курса заочного отделения

Специальность: История (по направлениям)

Сульжиц Павел Иванович

Минск, 2013

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА I. ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ КРИЗИС В КОНЦЕ 70-Х ГОДОВ
  • ГЛАВА II. ХАРАКТЕР И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  • ГЛАВА III. ИТОГИ ПЕРВОГО ЭТАПА РЕВОЛЮЦИИ
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • ЛИТЕРАТУРА
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Иранская революция 1978−1979 гг., поставившая точку в истории многовековой персидской монархии, явилась некой неожиданностью. Совсем незадолго до событий, разверзнувших бездну небытия перед шахом Ирана, наблюдатели предрекали успех реформ, осуществлявшихся под его эгидой, говорили о динамично развивавшейся экономике, социальной стабильности. Шах Мохаммед Реза Пехлеви ставился в пример президентом США в качестве прозорливого государственного деятеля, знающего, что нужно его стране.
  • Огромный интерес мировой общественности к иранской революции понятен. Не меньший интерес, чем сама революция, вызвала политика созданной после крушения монархии Исламской Республики Иран, власть в которой оказалась в руках шиитских богословов. Этот интерес объясняется прежде всего возрастающим с каждым годом глубоким противоречием между деятельностью исламского режима и теми лозунгами, под которыми совершалась революция.
  • ГЛАВА I. ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ КРИЗИС В КОНЦЕ 70-Х ГОДОВ
  • В 60−70 годы жизнь иранского общества прошла под знаком «белой революции», которая должна была заложить основы для перехода Ирана в число развитых капиталистических стран. Действительно, результаты серии крупномасштабных социально-экономических и политико-административных реформ, проведенных в течение полутора десятилетий за счет колоссально возросших доходов от нефти, поражали воображение не только многих западных наблюдателей, но и самого монарха. Нефть позволила Ирану испытать почти невиданные ранее темпы экономического роста.
  • В отсталой аграрной стране появились новые отрасли современной индустрии — металлургические и машиностроительные заводы, нефтехимические комплексы, автомобильные и тракторостроительные предприятия, газовая промышленность, заложены основы национального судо- и самолетостроения и даже сделаны шаги к созданию атомной энергетики. В стране стали утверждаться эталоны современного «общества потребления». Экономический рост сопровождался относительной социальной и политической стабильностью. Другой принципиально важной чертой социально-классовой структуры иранского общества в канун революции были так называемые самостоятельные работники, т. е. лица, в значительной степени связанные с традиционными укладами и низшими формами капиталистического предпринимательства. Их численность превышала 2,8 млн., что составляла около 32% общего числа занятых. Иранская революция, 1978--1979: Причины и уроки / [Л. Е. Авдеева, С. М. Алиев, А. З. Арабаджян и др.; АН СССР, Ин-т востоковедения; Отв. ред. А. З. Арабаджян]. — М.: Наука, 1989. — 556, [1] с.; с. 6 — 7.
  • Однако сравнительно высокие количественные показатели роста иранской экономики не отражали реальный прогресс в экономическом развитии страны. Ускоренная модернизация по западному образцу, проводившаяся в условиях довольно низкого исходного уровня, вызвала крайнюю неравномерность и диспропорциональность всего экономического развития страны. Уже в середине 70-х годов выявились резкий рост дефицита платежного баланса и инфляция, которая сильно отразилась на доходах большинства трудящихся. Политика индустриализации Ирана, по мысли шаха, должна была способствовать ликвидации архаичных, традиционных и расширению новых, современных социально-экономических укладов. На деле же эта политика привела к возникновению государственно-монополистических общественных структур, на которых паразитировала горстка удачливых коммерсантов и коррумпированных чиновников, а огромная масса населения, выбитого из традиционных жизненных укладов, в подавляющей своей части осталась вне процесса социальной модернизации. Для этих общественных слоев «белая революция» оказалась «революцией обманутых надежд». Агаев С. Л. Иран между прошлым и будущим: События, люди, идеи. — М.: Политиздат, 1987. — 317 с.; с. 8 — 9.
  • Еще сильнее сказались результаты шахской политики на психологии масс. Форсированное промышленное развитие, ускоренное городское строительство, вторжение иностранных товаров, растлевающее влияние буржуазной массовой культуры, взломав традиционные структуры общества, вызвали острый кризис самосознания. Вырванные из привычной деревенской среды и заброшенные в сумятицу бездушных городов, иранцы ощущали себя не дома. И они набросились на все, что было чуждо их устоявшемуся жизненному укладу.
  • Оказавшись не в состоянии справиться с экономическими и социальными проблемами, шахский режим усилил репрессии. Действовавшая под личным руководством шаха САВАК (тайная полиция), вела тотальную слежку за иранцами, как внутри страны, так и за ее пределами. На предприятиях, в учреждениях, в учебных учреждениях действовали специальные отделы, подведомственные САВАК. Военные трибуналы беспощадно карали оппозиционеров. Только в течение 1976−77 годов имели место десятки случаев, когда деятели оппозиции были убиты сотрудниками САВАК. В отношении попавших в их руки представителей оппозиции сотрудники САВАК применяли самые изощренные пытки. Усиление авторитарных методов правления вызвало открытое недовольство демократических кругов.
  • Собственно все выступления недовольных проходили с требованиями демократических перемен и социальной справедливости.
  • ГЛАВА II. ХАРАКТЕР И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  • иранский исламский революция
  • В ноябре 1977 г. оппозиционные выступления, инициаторами которых были представители интеллигенции, стали массовыми. 15 ноября 1977 г. начались волнения в политехническом университете «Арьямехр». 16 ноября волнения перекинулись в крупнейший Тегеранский университет. Студенты требовали демократизации общественно-политической жизни в стране и выдворения с университетской территории представителей САВАК. Во время стычки между студентами и полицейскими было убито несколько десятков человек. Студенческие выступления были подавлены.
  • 4 января 1978 г. руководство партии «Растахиз» созвало в Тегеране так называемый чрезвычайный съезд, который осудил антиправительственные выступления студентов и выразил свою полную поддержку действиям шахского правительства. 8 января в г. Куме — важном религиозном центре состоялись антиправительственные демонстрации учащихся религиозных училищ, духовных лиц и представителей средних городских слоев, в ходе которых не только провозглашались антиправительственные лозунги, но и выдвигалось требование о ликвидации шахского режима и восстановлении конституционных норм. 19 и 20 февраля вспыхнуло восстание в Тебризе: в нем приняло участие около 100 тысяч человек. Часть восставших выдвигали левые лозунги, другие выступали под руководством оппозиционно настроенных религиозных деятелей. При подавлении восстания были использованы танки, бронемашины, вертолеты. Сотни демонстрантов были убиты.
  • После Тебризского восстания наступило некоторое затишье, но в начале мая 1978 г. произошли новые массовые выступления в Куме, Тебризе и некоторых других городах. На массовых манифестациях 5−7 сентября антишахские лозунги, особенно в Тегеране, получили преобладающее звучание. В этой обстановке, предвидя дальнейшее расширение массовых выступлений власти 7 сентября 1978 г. приняли решение ввести военное положение в 12 крупнейших городах страны. 8 сентября, несмотря на запреты, в Тегеране состоялась грандиозная манифестация, участники которой потребовали отмены военного положения и отстранения шаха от власти. Армейскими частями был открыт огонь, сотни людей были ранены и убиты. Однако это не ослабило внутриполитической напряженности. В конце октября — начале ноября 1978 г. наступил новый этап в развитии антимонархического движения в Иране: революция по существу приобрела общенародный характер. С этого времени в оппозиционное движение активно включились промышленный пролетариат, служащие, студенты, интеллигенция и учащиеся старших классов школ. Особенно ощутимый удар нанесла правительству забастовка рабочих-нефтяников. В стране возник энергетический кризис. Борьба рабочих-нефтяников против шахского режима стала важнейшим фактором, изменившим баланс сил в пользу оппозиции.
  • Важной особенностью наступившего в начале ноября нового этапа в развитии революционных событий было усиление антиамериканских тенденций. Поставки американцами шахскому правительству больших партий средств для разгрома манифестаций вызвали еще большее возмущение иранской общественности. 10−11 декабря, в дни религиозного траура, в Тегеране и многих других городах прошли миллионные манифестации против США. Кровавая расправа лишь накалила обстановку. В этих условиях была сделана попытка образовать гражданское правительство во главе с Бахтияром. Агаев С. Л. Иран между прошлым и будущим: События, люди, идеи. — М.: Политиздат, 1987. — 317 с.; с. 12 — 34.
  • Это была попытка правящей верхушки в лице двора и крупной буржуазии перейти от диктатуры к буржуазной демократии ради спасения института монархии. В это время монархия была вынуждена пойти на максимум уступок. Однако либеральная буржуазия побоялась перечить Хомейни, за которым стояли находившиеся в состоянии экстаза многомиллионные массы.
  • Вынужденный отъезд шаха 16 января 1979 г. вызвал всеобщее ликование народа. По призыву аятоллы Хомейни население отказывалось признавать правительство Ш. Бахтияра. Приезд 1 февраля 1979 г. аятоллы Хомейни в Тегеран привел к новому повороту событий. В стране возникло двоевластие. Вооруженное восстание в Тегеране 11 февраля, в котором самое активное участие приняли боевые группы «Федаяне халг» и «Муджахидине халг», переросло в народное восстание, охватившее всю страну, привело к падению правительства Ш. Бахтияра, самороспуску обеих палат парламента. К исполнению своих обязанностей приступило правительство М. Базаргана, назначенного на этот пост еще раньше аятоллой Хомейни.
  • Видя, что инициатива принадлежит демократам, молодые революционно настроенные исламисты из пяти основных университетов Тегерана сформировали организацию под названием «Сила в единстве». Одним из организаторов был Махмуд Ахмадинежад. Когда они узнали, что Базарган тайно вёл переговоры с представителями американсого посольства в Иране, студенты объявили, что светские правители тайно сотрудничают с Великим Шайтаном с целью восстановить шахский режим. Посольство США было взято, а американцы захвачены в заложники.
  • Похоже, что этот ход исламистов в совокупности с оголтелой антиамериканской пропагандой повлияли на то, что симпатии масс всё больше становились на сторону радикальных исламистов. Реакция Хомейни была противоречивая. Вначале аятолла хотел просто вышвырнуть наглых студентов из подвалов захваченного посольства, но увидев по телевизору, как данный шаг повлиял на революционные настроения масс, решил поддержать исламистов. Освящение лидером наглых революционеров лишило Базаргана козырей. В течение нескольких часов он подал в отставку, а его правительство рассыпалось как карточный домик, некоторые члены были убиты. Хотя, необходимо заметить, что революционеры так и не смогли предоставить сколько-нибудь достоверных улик поддержки американцами правительства Базаргана или вообще какого-либо заговора.
  • Лидер шиитского духовенства аятолла Рухолла Мусави Хомейни идеалам «белой революции» противопоставил свой идеал «исламского правления» и «исламского общества», прообраз которого восходил к временам пророка Мохаммеда и имама Али. «Исламское правление» должно подготовить людей ко времени пришествия шиитского мессии — 12-го имама Махди. В «исламском обществе» все слои населения будут жить, как братья, единой мусульманской общиной, где богач обязан помогать бедняку и каждый должен проявлять заботу о соседе. «Не будь угнетателем, не будь угнетенным» — вот девиз, которым будут руководствоваться члены общины. То есть двигателем революции была жажда социальной справедливости, окрашенная в религиозные тона. Резников А. Б. Иран / Предисл. и общ. ред. Р. А. Ульяновского. — М.: Политиздат, 1983. — 60 с.; с. 14 — 26.
  • ГЛАВА III. ИТОГИ ПЕРВОГО ЭТАПА РЕВОЛЮЦИИ
  • В феврале 1979 в Тегеране царило двоевластие. Правители сбежали. Рабочие фабрик и нефтяных перерабатывающих заводов организовали комитеты и захватили оружие парализованной армии. И, тем не менее, именно Хомейни оседлал эту революционную волну. Странный гибрид, который скомбинировал противоречащие и противоположные интересы классов, их разнонаправленное движение, получил аванс светских и неклерикальных сил. Потому как в ушах восставших звучала риторика радикального популизма — Исламская республика, которая объединила бы угнетенных против местных тиранов и американского империализма. Но радикальные исламисты смогли похитить революцию только потому, что они были единственной силой в иранской в обществе с конкретными политическими целями, организацией и практической стратегией.
  • 1 апреля 1979 Хомейни завоевал победу на национальном референдуме, в котором людям предлагали бинарный выбор — Исламская республика, «Да» или «Нет».
  • Но поначалу он продвигался медленно, тщательно прощупывая почву. Начались столкновения между «Стражами исламской революции» и рабочими, не желающими отдавать оружие. Тем временем Хомейни осудил тех, кто хотел продолжить всеобщую забастовку как «предателей, которых нам необходимо разжевать во рту». Балансируя между классами, он одновременно сделал большие уступки рабочим. Была введена бесплатная медицина и транспорт; отменены все счета за воду; снижены цены на самые необходимые товары.
  • Декрет о национализации был обнародован в июле 1979, на фоне разграбленной казны и 25% безработицы. Одновременно были учреждены специальные суды с компетенцией присуждать 10-летние сроки «за подрывную деятельность и агитацию рабочих на фабриках».
  • Шаг за шагом, по мере того как угли революции охлаждались, Хомейни смог установить и стабилизировать свою власть. Исламская Республиканская партия, учрежденная исламистами, стала опираться на мелких буржуа и на торговцах на базарах, которые желали защитить свою собственность. Стремясь удовлетворить эти консервативные слои, Хомейни и нанес удар по интересам империализма, национализировав нефтяной сектор.
  • Исламское государство в Иране — это капиталистическая республика особого режима — клерикального.
  • С самого начала в Иране проявились две тенденции. Одна фракция духовенства вокруг Хомейни утверждала, что ислам, как и в старые добрые времена, должен проводить свою власть через независимых на местах имамов. Резников А. Б. Иран / Предисл. и общ. ред. Р. А. Ульяновского. — М.: Политиздат, 1983. — 60 с.; с. 27. Американский империализм в их глазах представлялся реальным Сатаной, а Иран — оплотом фундаментализма, способным зажечь сердца всех мусульман. Другая часть истеблишмента, включая прагматическое крыло духовенства, требовало построить современное, централизованное государство. Сохраняя решительную анти-западную риторику, они стали делать, особенно в последнее десятилетие, настойчивые попытки установить контакты с Западом.
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • События в Иране спровоцировали рост радикального политического ислама во всем мусульманском мире. На поверхности этой энергичной волны ясно проявилась роль и сила масс, готовых нанести удар по империализму. Но марксисты должны быть уверены в ясности своего анализа.
  • Все прошлые политические неудачи светских арабских националистических движений и предательств Коммунистических партий, в конечном счете, и создали условия для подъема правого крыла исламистов. В Иране, в мрачном тупике капитализма, это проявилось особенно ярко. Потребности угнетенных масс искали и не могли найти никакой альтернативы. Тогда за решением политических вопросов они обратились к исламу.
  • Более поздние варианты политического ислама испытывают скорее недостаток радикализма, который Хомейни был вынужден анонсировать в первые месяцы Иранской революции. С другой стороны, даже самым дремучим уже очевидно, что ни Талибан, ни тем более террористические методы Аль-Каеды, не дадут никакого удовлетворительного решения для борющихся масс, угнетенных капиталистами и лэндлордами.
  • Сегодня 20% иранцев владеют половиной богатств страны. Классовая борьба между мусульманами регулярно прорывается наружу. Запреты имамов все чаще сталкиваются с оппозицией молодежи, не желающих дурацких ограничений их свободы. Огромные толпы вышли на улицы Тегерана, чтобы приветствовать успех своей футбольной команды в 1998, и «Стражи революции» безучастно и беспомощно смотрели на храбрых молодых женщин, бросивших вызов мусульманскому кодексу одежды.
  • Все это — предзнаменования бурного будущего Ирана. С подъемом нефтяного экспорта, удвоенного с 1979, голос рабочего класса будет звучать все громче и громче. И новая рабочая партия должна будет иметь твердые марксистские основы, если она хочет уяснить себе причины украденной в 1979 революции.
  • ЛИТЕРАТУРА

1. Агаев С. Л. Иран между прошлым и будущим: События, люди, идеи. — М.: Политиздат, 1987. — 317, [2] с.

2. Агаев С. Л. Иран в прошлом и настоящем. — М., Наука, 1981

3. Иранская революция, 1978--1979: Причины и уроки / [Л. Е. Авдеева, С. М. Алиев, А. З. Арабаджян и др.; АН СССР, Ин-т востоковедения; Отв. ред. А. З. Арабаджян]. — М.: Наука, 1989. — 556, [1] с.

4. Крутихин М. И. Тегеранское восстание 9 — 12 февраля 1979 года. Иран: История и современность. — М, 1983.

5. Резников А. Б. Иран / Предисл. и общ. ред. Р. А. Ульяновского. — М.: Политиздат, 1983. — 60 с.

6. Скляров Л. Е. Становление новых органов власти в Иране (1978 — 1981 гг.) Иран история и современность. — М., 1983.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой