Кампус как центр университетской и культурной жизни

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Украины

Восточноукраинский национальный университет

имени Владимира Даля

факультет языкознания, журналистики и социологии кафедра педагогики

РЕФЕРАТ

по курсу: «История возникновения и развития высшего образования»

на тему

«Кампус как центр университетской и культурной жизни»

Выполнила

Климова Ольга Андреевна

Луганск-2005

ПЛАН

Введение

1. Средневековый университет

1.1 Происхождение

1.2 Организация учебного процесса в средневековом университете

1.3 Внутренняя жизнь средневекового университета

2. Университеты середины ХІХ — начала ХХ вв

2.1 Жизнь студентов в 60-е годы ХІХ века

2.2 Бестужевские курсы

3. Кампусы Х Х века

3.1 Предыстория возникновения

3.2 Внутренний мир Дейвиса

3.3 Учебная сторона кампуса

3.4 Финансирование

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тема «Кампус как центр университетской и культурной жизни» мало изучена, хотя кампусы существовали с давних времен.

Слова «кампус» нет в русских словарях, так как нет такой реалии. Перевод «campus — университетский городок» в последнем Оксфордском словаре 1993 года не достаточно точный, потому что университетский городок — это и то, что вокруг кампуса, а кампус — только сердцевина такого города. Русское «студгородок» тоже не раскрывает сути кампуса: это в основном общежития.

Предметом изучения реферата есть выяснение семантики понятия «кампус», его места в университетской и культурной жизни. Предполагается рассмотреть ряд вопросов, касающихся истории развития кампуса от Среневековья до наших дней, жизни учащейся молодежи в разное время, а также перспективы развития кампусов в наше время и в будущем.

Тема реферата является актуальной на сегодняшний день как с теоретической стороны (изучение кампусов разных странах, их особенностей, традиций), так и с практической (использование достижений других кампусов в процессе развития новых).

1. Средневековый университет

1. 1 Происхождение

история кампус университетский учащийся

Первоначально слово «университет» не имело ничего общего со школой. Им называли любое сообщество людей, связанных взаимной присягой. Этот корпоративный вид объединения людей отличали горизонтальные связи — вместо тех, которые основывались на вертикальных отношениях господства и подчинения. «Университетом» была и вся городская коммуна, и иные корпорации как в ее составе, так и вне ее пределов. Однако с течением времени термин «университет» закрепился за корпорациями преподавателей и учеников. Его уже применяли, например, к «университету магистров и студентов города Парижа». Иное название объединений наставников и студентов — Studium generale, всеобщая высшая школа.

Как и прочие средневековые корпорации, университеты были созданы для поддержания мира между своими членами. Но также и для преодоления внешних конфликтов, например, с горожанами. Беспокойства от пришлых студентов и магистров проистекало не мало, а защитить их было некому. Они заключали поэтому клятвенные союзы для взаимопомощи и совместных действий, например, угроз покинуть негостеприимный город или для коллективных жалоб королю, папе или императору.

Ярким примером может служить Болонский университет. Это учебное заведение пользовалось широкими привилегиями. В середине ХІІ в. студенты Болонского университета так описывали условия, в которых они находились, императору «Священной Римской империи» Фридриху І Барбароссе: «Мы любим этот город больше других. Он богат и имеет все условия для обучения. Со всех концов Европы сюда стекаются толпы учеников, охочих до знаний. Мы привозим с собой вещи, одежду, деньги и находим подходящую комнату в центре города. Мы получаем все, что нам нужно, по сносным ценам. Горожане уважают нас. Только в одном случае они досаждают нам: когда требуют уплатить долг, оставленный кем-либо из наших соседей».

Этот изъян был немедленно устранен императором, который издал эдикт в 1158 году, где среди прочих привилегий для студентов было оговорено и освобождение их от ответственности за действия соседей. Фридрих І Барбаросса полностью оградил студентов и от вмешательства властей в их жизнь: «Никому не позволительно быть столь дерзким, чтобы причинить вред ученикам». Согласно уголовному и гражданскому праву, при возникновении каких-либо коллизий судьба студентов всецело зависела от воли ректора. Отношения между преподавателями и студентами были демократичными. Профессора обращались к учащимся со словами «дорогой друг». При желании студенты могли сами выбирать себе преподавателя.

1. 2 Организация учебного процесса в средневековом университете

Существовали две «семьи» университетских статутов (обеспечивающих их внутреннюю жизнь документов) — Болонская и Парижская (или «южная» и «северная»). Последняя была более распространенной. Среди студентов можно было встретить как детей и подростков, так и убеленных сединами старцев. Чаще всего обучение начиналось лет с пятнадцати. Прослушав определенное количество курсов на факультете свободных искусств («артистическом»), студент становился сначала бакалавром, а потом и магистром искусств. В уставах оговаривалось, что эту степень мог получить человек не моложе 21 года, проучившийся уже не менее 7 (в некоторых университетах — 5) лет. Магистр получал право на преподавание, но мог и продолжить обучение на одном из высших факультетах — медицины, права, теологии. Наиболее длительным оно было на теологическом факультете — от 12 до 15 лет. За это время последовательно обретались степени «курсора» (бакалавра-репетитора), «библикуса» (комментирующего Библию), «сентенциария» (допущенного преподавать по книге «Сентенций» Петра Ломбардовкого, в которой согласовывались мнения авторитетов по спорным вопросам богословия), бакалавра «формати» (участвующего во всех диспутах), лиценциата (обладателя «права преподавать повсюду») и, наконец, степень доктора теологии, означавшая наивысшую компетентность.

Обучение в университете само по себе не было уж очень дорогостоящим, однако больших расходов требовали пышные процедуры получения степеней: оплата технического персонала («педелей»), покупка парадного одеяния, организация банкета. Много денег уходило на книги, жилье, питание. Главным источником финансирования была помощь из дома.

От десятилетия к десятилетию увеличивалась роль коллегий, первоначально бывших лишь общежитием для нуждающихся, но впоследствии ставших центрами преподавания. Монашеские ордена основывали их для своих студентов, монархи учреждали такие коллегии или оплачивали места в них (бурсы) для выходцев из подвластных им территорий, вельможи и богатые прелаты — для своих земляков. Традиционной стала практика университетской благотворительности: преуспевший выпускник завещал коллегиям свои книги, основывал новые бурсы (как правило, обязывая молиться за помин своей души). С течением времени в коллегии смещается центр тяжести университетской жизни, там ведется преподавание, собираются богатые библиотеки. Оксфорд и Кембридж превратились с ХIV в. в конфедерацию отдельных колледжей. Для студентов существовали и заработки в виде жалованья за отправление университетских должностей, платных консультаций, переписывания рукописей, службы секретарем и т. д.

1. 3 Внутренняя жизнь средневекового университета

Попадая в университет, человек оказывался включенным в систему связей сразу нескольких корпораций. Прежде всего — землячества, «нации». В Париже их было четыре — Французская, Нормандская, Пикардийская, Английская (со временем Столетней войны ставшая Германской). Названия были условны. Нация защищала имущественные права своих членов, отстаивая их интересы, если им мешали вовремя получить степень, занять очередную университетскую должность или быть включенным в ротулы. Нация устраивала свои праздники, чтила святого патрона (у «французов» в Париже им был Карл Великий, а у «англо-германцев» — святой Георгий), помогала заболевшим товарищам, хоронила умерших, мало чем отличалась в этом от прочих средневековых братств. Нации также контролировали преподавание свободных искусств, ведали имущественными вопросами. Так, нациям подчинялись «университетские посыльные» — ими были купцы, обеспечивающие доставку переписки студентов с родителями, помогавшие переводу денег от родителей обучающимся детям-студиозусам. За это «университетские посыльные» считались «подданными» университета (как и поставщики бумаги и пергамента, переписчики книг и пр.).

Несмотря на бесконечное разнообразие уставов, основные принципы преподавания были повсюду схожи. Утром читались курсорные или ординарные лекции (lectio). Преподаватель зачитывал текст книги, затем выделял основную проблему и разбивал ее на подвопросы. На вечерних, экстраординарных лекциях уже другие преподаватели (ими могли быть и бакалавры) растолковывали, повторяли утреннюю тему либо же останавливались на специальных вопросах. Умение выделять вопросы (questio) считалось важнейшим. Не меньшее внимание уделялось умению вести полемику. Обычные, ординарные диспуты (disputatio) проводились еженедельно. Событием, привлекавшим много публики, были диспуты «о чем угодно» (кводлибеты). Проводимые согласно особому кодексу чести, они напоминали рыцарские турниры. Затрагиваемые темы часто носили фривольный характер, но иногда касались злободневных политических вопросов.

Большинство актов университетской жизни отличались своей театрализованностью. Вот как, например, шло присвоение степени бакалавра («детерминация») в Пражском университете. Кандидату, одетому в студенческий плащ и сидящему среди студентов, его наставник («промотор») предлагал сюжет для толкования («софизм»). Отвечать по заранее сделанным записям запрещалось. После правильных ответов студенту подавалась одежда бакалавра. Переодевшись, он занимал место среди бакалавров. Затем — снова демонстрировал свои знания и определял квестию. В случае успеха — присягал на верность факультету искусств и обещал не добиваться магистерской степени в другом университете. Затем произносилась речь промотора в честь кандидата, где подтверждалось, что он прослушал все требуемые курсы и давалась оценка его личных качеств. Для получения более высоких степеней кандидату приходилось вести многочасовые диспуты, читать проповеди и давать пробные уроки. Вся процедура могла растягиваться на несколько дней.

2. Университеты середины ХІХ — начала ХХ вв

2.1 Жизнь студентов в 60-е годы ХІХ века

Крайняя скудость материальных средств была уделом многих студентов. Некоторые из них приходили в университет за сотни верст пешком. Здесь их часто ждали полуголодная жизнь, неустроенный быт. Не на что было одеться, обуться, даже купить свечи. В. В. Берви рассказывает, что обследование материального положения студенчества обнаружило факты, почти неправдоподобные: два студента жили в шкафу, третий — в дощатой будки из-под извести. Чернышевский назвал их «мучениками своего стремления образоваться».

Демократическое происхождение и стесненное материальное положение многих студентов, которым с юных лет приходилось рассчитывать лишь на себя и на свои силы, вызывали в них недовольство окружающим, воспитывали самостоятельность, деловитость, непримиримость к фразерству. Происходившие в стране события заставляли напряженно работать пытливые молодые умы. Острота классовой и общественно-политической борьбы порождала готовность к протесту.

Рушился прежний режим в университетах. Еще несколько лет назад студенты находились, можно сказать, на полувоенном положении. Подчиненные строжайшей дисциплине, подвергавшиеся придирчивому, нередко грубому отношению со стороны попечителей, инспекторов, а то и профессоров, они не имели голоса в университетских делах. Теперь же в иной обстановке, возбужденная всем происходившим, возросшая количественно, принявшая в себя сильную разночинную струю, учащаяся молодежь стала во многом другой. Чувство собственного достоинства, боевой дух, напористость давали о себе знать во всем — в отношениях с профессорами и начальством, в поведении внутри и вне университета. Кризис правительственной политики сопровождался ослаблением надзора за студентами.

Возросшая самостоятельность молодежи проявлялась многообразно. Изменилось отношение к учебе. Помимо обязательных лекций, учащаяся молодежь посещала публичные, черпала знания из книг и периодики. Появилась возможность сравнения и выбора. Переписыванье и заучиванье наизусть профессорских лекций уступало место самостоятельной работе с книгой, пассивное восприятие — критическому осмыслению услышанного и прочитанного.

В студенческой среде рос серьезный интерес к науке. То по совету и под руководством профессоров, то помимо их юноши втягивались в научную работу, сами искали и находили литературу, способную ответить на их запросы, переводили и издавали лучшие иностранные сочинения, затевали литературно-научные предприятия, сотрудничали в общелитературных и научных журналах.

Кроме интереса к науке у студентов появился интерес к выступлениям и движениям протеста. Студенты добивались самоуправления, отмены административного произвола, права голоса в университетских делах, отмены курсовых экзаменов, обязательного посещения лекций и других формальностей, не соответствующих, по мнению шестидесятников, высокому назначению университета.

На рубеже 50−60-х годов изменился весь строй студенческой жизни. Рядом с традиционными тесными кружками возникли широкие объединения и организации. Ярким проявлением нового стала студенческая сходка — орган общественного мнения студенчества. В университете впервые раздался голос студенчества как коллектива, отстаивающего свои права, предъявляющего свои требования. Студенческие сходки начались с конца 1856—1857 гг. Поводы в каждом отдельном случае были разные. Раз начавшись, сходки уже не прекращались и прочно вошли в студенческий быт. Их значение было велико. Они воспитывали привычку к коллективным действиям, ту сплоченность, готовность стоять друг за друга, которые составляли сильную сторону студенческого движения.

2. 2 Бестужевские курсы

Бестужевские курсы с первых дней своего существования были демократическим учебным заведением, тесно связанным с передовой частью русского общества.

На курсах была широко развита сеть различных общественных организаций, иногда полулегального и даже нелегального характера. Первые организация были в основном экономического характера. Значительная часть слушательниц не имела никакой материальной поддержки, им на помощь приходил не только общество вспомоществования нуждающимся слушательницам, которое распределяло стипендии, выдавало бесплатные талоны в столовую, снабжало больных лекарствами и т. д., но и такие студенческие организации, как землячества, касса взаимопомощи, бюро труда и с 1906 года столовая комиссия.

В курсовых организациях, помимо рядовых курсисток, работали члены подпольной революционной организации, и это способствовало росту гражданского сознания других. В основе этих организаций лежали демократические начала: добровольное членство, правление из выборных на общих собраниях лиц — с председателем, секретарем, казначеем — и ревизионная комиссия.

Не менее значительную роль в жизни курсов играло бюро труда, организованное кассой взаимопомощи. Оно было создано в 1893 году по инициативе Н. В. Стасовой и утверждено министерством в 1897 году как легальная экономическая организация курсов. Задачей бюро было приискание работы для оканчивающих курсы, главным образом в отъезд. Остальная масса слушательниц, нуждающаяся в работе, должна была самостоятельно изыскивать средства существования. Бюро труда получило свой устав одновременно с кассой взаимопомощи в 1908 году. Работа распределялась правлением в порядке степени нуждаемости. Каждый получивший работу вносил в пользу бюро труда комиссионные. В приемной слушательниц всегда находились люди, пришедшие в бюро труда с предложением работы: уроки, переписка, корректура, переводы, счетная работа, чертежи и даже уход за больными.

Кроме организаций экономического характера, большую роль на курсах играла товарищеская читальня. Заведовали читальней сами курсистки. Администрация сюда не заглядывала. В читальню поступали периодические издания, журналы, газеты. Здесь происходили собрания курсовых организаций. В читальне можно было достать нелегальную литературу, узнать, что делается в других высших учебных заведениях, о событиях партийной жизни.

Для обсуждения отдельных событий студенческой жизни, созыва курсовых собраний и руководства ими собирались курсовые депутатки. Из собраний курсовых депутаток постепенно создался совет старост. Значение этого совета особенно возросло во время студенческих волнений. После массовых арестов и высылки многих бестужевок совет старост возглавил все дело помощи пострадавшим. Это, естественно, выдвинуло совет на первое место.

Особенно большое значение совет старост приобрел в 1905 году. Но время подъема и расцвета студенческих организаций длилось недолго. 26 сентября 1910 года министр народного просвещения Кассо запрещает все студенческие союзы и собрания.

Но без руководящего органа студенческая жизнь была невозможна. И в 1910 году идейное руководство взяла на себя нелегальная общестуденческая общественная организация — коалиционный комитет, «от имени которого до 1915 года созывались политические сходки».

Правительственные репрессии после 1 марта 1881 г. вызвали появление политической организации «Красный Крест» — помощь политическим заключенным. В 80-х годах бестужевки начали добровольно работать во внешкольных учреждениях и являлись активными организаторами помощи во время стихийных действий.

Общественные организации Высших женских курсов постоянно находились под полицейским надзором и контролем, правительственные циркуляры и предписания запрещали и тормозили деятельность организаций. Но, несмотря на преследования, ссылки и аресты, бестужевки работали на полулегальных и нелегальных курсах для рабочих.

3. Кампусы ХХ века

3.1 Предыстория возникновения

Кампус, о котором пойдет речь, — Дейвис, известный в мире под названием «ЮСи Дейвис», то есть University of California, Davis. Кампусы сутью своей и схожи, и нет. О качестве и типичности Дейвиса говорит то, что он не лучший в Америке, но и не последний: он в числе первых сорока американских кампусов, а всего их свыше 2200. К тому же из недавнего исследования вытекает, что Дейвис по ряду параметров входит в группу из пяти наиболее перспективных (в смысле будущего развития).

Дейвис находится в долине, окруженной горами, на берегу Тихого океана. Недалеко от кампуса — недостроенные Джеком Лондоном, стены шикарного дворца и могила великого романиста.

Почти 150 лет назад расположенная в этом районе ферма превратилась в университет, который выпускал в основном агрономов. Башне Сило около ста лет. Когда-то это действительно была силосная башня, а теперь обслуживаемое студентами кафе-забегаловка, где можно быстро, дешево и вкусно перекусить.

Университет давно стал наполовину гуманитарным, остальную половину занимают медицинский (пятая школа в США по престижности), юридический, инженерный и прочие факультеты. Аграрные дисциплины сжались из-за ненадобности в специалистах до самого минимума и занимаются, в основном, охраной окружающей среды и виноделием (факультет виноделия в Дейвисе — на третьем месте в мире после двух французских школ). Некоторые профессора в качестве хобби держат винные погреба, а осенью приглашают дегустировать.

3. 2 Внутренний мир Дейвиса

Политически кампус — это республика, государство внутри государства. Во главе — президент. В Дейвисе — канцлер, как в ФРГ (так как Дейвис — один из девяти кампусов системы Калифорнийского университета, одного из крупнейших в мире). Кампус кажется стабильным, вечным. Такой вид придают ему старые здания, монументы, портреты основателей в залах.

На въезде в кампус располагается модерновое здание — для встреч выпускников, для абитуриентов и гостей.

Кампус — это город в городе: улицы, площади, парки, научные институты и лаборатории, концертный зал, многоэтажные парковки, кино, театры, книгохранилища и архивы. Библиотеку имени Питера Шилдса считают одной из крупнейших в Северной Америке. В ней почти два с половиной миллиона томов, включая весомое собрание русских книг.

Две коллекции имеют мировую ценность: книги о современном театре и романтическая поэзия. Кампус сказочно красив — в вековых деревьях, с огромной площадью для гуляний, ярмарок и демонстраций, он круглый год в цветении.

Когда едешь по скоростной дороге, кампус обозначен как самостоятельный город. Внутри кампуса своя система транспорта. В Дейвисе ездят пара десятков двухэтажных автобусов. Без специального разрешения внутри кампуса можно передвигаться только пешком и на велосипеде. На кампусе своя телефонная система, полиция, пожарные команды, общепит. На каждого служащего приходится в среднем три компьютера.

Студенты знакомятся на занятиях, на вечеринках. Но есть особый институт, сближающий молодых людей. Для мальчиков это фретернити — братство, для девочек — сорёрити. В русском языке слова сестричество нет, но смысл именно этот. Фретернити и сорёрити существуют на кампусе давно — с конца 18 века. Есть фретернити и сорёрити, которые имеют дома, где студенты живут, и есть фретернити и сорёрити без домов, в которые просто собираются, как в другие организации. У них сильное чувство братства, родства, чувства общинности.

3.3 Учебная сторона кампуса

Хорошо ли, что американцу любого возраста попасть на кампус теперь легко? Практически записаться можно через компьютерную систему. Поступают сразу в несколько университетов и потом выбирают. Специализации в первые годы обучения нет, нет и обязательных курсов, лишь их количество. Исправляя слабые стороны средней школы, университет пытается поднять культурный уровень новоиспеченных студентов. Они обязаны прослушать несколько курсов «джи-и» — General Education, то есть — для общего образования. Количество курсов обязательно для каждого, а тема — по выбору. И тут их выбирают для удовольствия, из-за той же моды. В моде сейчас курсы по археологии.

Учиться в университете стало не трудно, даже если приходится одновременно зарабатывать деньги на учебу мытьем посуды в ресторане или покраской домов. Целеустремленные студенты все еще есть, но, мягко говоря, далеко не все таковы. А статистика такова: 34% поступивших в университет студентов отсеиваются в течение первых двух лет. На 22 900 студентов в Дейвисе это много.

Для тотальной системы образования, которая была в Советском Союзе, такое немыслимо. Это выброшенные государством деньги и недовыпущенные с конвейера роты врачей и батальоны инженеров. Здесь другой принцип: одни учатся просто так, без цели, чтобы провести время. У других уже есть профессия, и они хотят ее сменить. Третьи приходят, чтобы расширить кругозор. Возраст любой.

В Дейвисе есть комиссия, которая отбирает студентов для обмена между университетами разных стран. Впрочем, заплатив за поездку дороже, могут ехать и те, кого забраковали. Но сами.

Гуманитарная часть университета выросла до 11 тысяч студентов, а работа для них становится все более проблематичной: дипломатов, журналистов, политологов, психологов в Америке перебор. Некоторые готовы ехать в любую страну.

Сегодня тысячи российских энтузиастов, желающих здесь учиться, учить или заниматься исследованиями, пытаются взять штурмом американские университеты. Десятилетиями кампусы пополнялись за счет утечки мозгов из других стран. Это продолжается и сейчас, но предложение значительно превышает возможности.

Американское высшее образование, несмотря на все изъяны, остается одним из самых престижных в мире. Часть иностранцев притягивают более высокие стандарты жизни, других — высокие технологии, третьих легендарные избытки свободы. Свобода учить и учиться, однако, на американском кампусе конца ХХ века достигла критической точки.

Писателя держат в университете не только за то, что он пишет. Бернард Шоу как-то сказал: тот, кто способен, творит, кто не способен — учит. Тут считают иначе: кто не способен творить, тот не способен и учить. Знания и опыт из первых рук — это принцип. Но надо любить и уметь этим щедро делиться. В Америке писатели (как и композиторы, и живописцы) — непременная и особо почитаемая частица так называемого академического персонала. Романист и профессор Техасского университета Майкл Адамс даже написал учебник для студентов «Психика писателя и смысл сочинительства». Как делать драму на кампусе учат известнейшие авторы мира: это входит в полугодовой ангажемент с ними.

Конечно, лекции именитых гостей стоят дорого. Курту Воннегуту, путешествующему с лекциями из кампуса в кампус, Дейвис заплатил 12 тысяч долларов за 50 минут. Но аудитория была — 12 тысяч студентов и преподавателей, а очереди с вопросами к двум микрофонам вытянулись на улицу.

Университет отрывает писателя от стола и от компьютера. Затягивается окончание книги, незаписанные хорошие мысли (а их не так много) вылетают устно во время лекции, но я люблю весь это процесс. Интересно при этом, что никто не предлагает вам программ курсов лекций и приветствуется новая тематика и новые подходы.

Свобода, которая именуется академической, на кампусе на первом месте. Администрация университета не может затронуть право профессора исследовать и преподавать то, что он лично считает нужным. Если никакое издательство не согласится издавать спорную, заумную, глупую, бесполезную или даже вредную книгу профессора Икса, университет выделит деньги автору на ее выпуск, не вникая в суть излагаемых доктрин. В этом есть свои плюсы и, конечно, свои минусы, но принцип академической свободы неколебим.

Свобода преподавания… За шесть лет в Дейвисе никто из администрации не посещал лекций, хотя можно попросить придти к вам даже с видеокамерой, если вы нуждаетесь в совете, как улучшить процесс. Так же свободен и студент в выборе курсов. На неинтересные — не идет, даже если они полезны.

3.4 Финансирование

Может быть, основной парадокс американского университета состоит в том, что это, как ни странно, одновременно очень мобильная и очень стабильная организация. Кампус постоянно совершенствуется каким-то естественным образом, но в нем очень трудно что-либо изменить усилием воли даже могучих и влиятельных умов.

Университеты в последние годы стали беднее. Раньше выделялись огромные суммы специально для приглашения Нобелевских лауреатов во всех областях. Теперь идет утечка видных специалистов: врачей, адвокатов, физиков, которые в фирмах получают вдвое больше.

Кампус питают три источника: пожертвования частных лиц, плата за обучение и финансирование штатом Калифорния. На специальные исследования деньги идут отдельно по контрактам. С первым и вторым родниками более-менее ясно. Первый источник весомый: не случайно здания на кампусе носят имена жертвователей. Это добрая американская традиция — вкладывать деньги в образование, строить университетские кампусы, поддерживать свою Альма Матер. Возвести многоэтажное здание, перевязать ленточкой и подарить. Второй источник — студенческая плата — сравнительно небольшой, и эти деньги по закону запрещено расходовать на оплату преподавателей. Ситуация наиболее сложная с третьим источником, ибо он основной, бюджетный. Остряки шутят, что в Калифорнии есть два типа землетрясения: трясет землю и — казну. Но землю — время от времени, а казну постоянно. Казна же колеблет систему образования.

Расходы кампусов растут быстрее доходов штата. Мудрецы из политиков, частью сами недоучки, обнаружили близко лежащий источник для пополнения казны: сокращение системы образования. Басня «Свинья под дубом» начала было реализовываться на кампусах. В университетах сократились не только военные исследования, но и такие темы, как космос, СПИД, электрический автомобиль. Повысилась плата за обучение, урезались зарплаты, сжались спортивные программы, закупка книг и подписка на иностранные журналы для библиотек, убавилось число студентов.

Денег на кампусе не хватает, но у наследников богатого местного землевладельца для расширения университета в будущем купили землю, равную трети нынешнего кампуса, которая пока что пустует. Недавно была возведена новая многоэтажная стоянка для машин преподавателей. Строят гигантское здание гуманитарных факультетов. Собираются возводить стадион (их уже есть несколько). Все это делается с дальним прицелом, делается умно, ибо, похоже, что виден свет в конце тоннеля. Но тревожные вопросы о содержании и качестве обучения не отпадут с улучшением бюджета. Скорее наоборот — обострятся.

Заключение

Кампусы являются одной из особенностей, которая отличает одни университеты от других. Как показало исследование темы «Кампус как центр университетской и культурной жизни» кампусы существовали раннее и продолжают появляться и развиваться и сегодня, приобретая новые черты.

Так, в наше время студенты «переселяются из кампусов в Сеть». В начале лета «распахнул» свои виртуальные двери первый бесплатный онлайн-университет Barnes& Noble. Спустя три месяца можно с уверенностью сказать, что задумка удалась. Емкие и узкоспециализированные курсы, курируемые реальными инструкторами, разжигают живой интерес в интернет-студентах. В колледже бизнеса читают курсы «Инвестиций онлайн» и «Успешного интервью работодателю». В колледже жизни — «Йоги для новичков», «Основ выживания для первокурсника» и «Поиска истины в мире высоких технологий». А ведь есть еще колледжи искусств, литературы и здоровья.

Есть и другой путь к победному финишу в гонке за знаниями. Например, стать «невидимым студентом» одной из групп ведущих университетов США. С недавнего времени компания StudentU. com предоставляет такую возможность, организовав бесплатный доступ к свежим конспектам лекций в реальном времени. Пользователи свободно обращаются к информации, отсортированной по областям знаний, университетам и преподавателям.

Кроме конспектов лекций, на сервере присутствует расписание контрольных работ, походов в научные музеи и других офлайновых мероприятий в рамках курса.

Действительно, ведь «ручеек» информации из уст лектора — это не все. Для полноценного освоения (и усваивания) материала нужны практические навыки. Впрочем, и здесь Интернет «держит марку». Прошлой осенью Массачусетский Институт Технологий, известный многочисленными сенсационными разработками своих сотрудников, получил инвестиции на создание виртуального университета I-Campus.

Уникальность проекта — в особых технических условиях обучения. Предполагается реализовать удаленный доступ к ведущим национальным научно-исследовательским лабораториям. Непосредственно через Интернет студенты смогут работать с точнейшими приборами, покупка которых не по карману вузам регионального масштаба.

Итак, хотим мы этого или нет, кампус входит в нашу жизнь, и без слова «кампус», составляющего важнейшую часть американской, а в будущем, несомненно, и нашей жизни, просто не обойтись.

Список использованной литературы

1. http: //lib. ru/PROZA/DRUZHNIKOV/21ParadoksyKampusa. txt#2

2. http: //www. km. ru/magazin/view. asp? id

3. http: //www. svoboda. org/programs/OTB/2003/OBT. 31 403. asp

4. Образовательные системы Востока и Запада в эпоху Древности и Средневековья (от глиняных табличек — к университету) / Под ред. Т. Н. Матулис. — М.: РУДН, 2003. — 531 с.

5. Паршина Л. Древнейший университет мира // Природа. — 1996. — № 12. — С. 32−35.

6. Санкт-Петербургские высшие (Бестужевские) курсы (1878−1918). — Л., 1973.

7. Федосова Э. П. Бестужевские курсы — первый женский университет в России (1878−1919). — М., 1980.

8. Щетинина Г. И. Университеты в России и Устав 1884. — М., 1976.

9. Эймонтова Р. Г. Русские университеты на грани двух эпох: от России крепостной к России капиталистической. — М., 1985.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой