Историческое значение теории и практики общественного призрения в Российской империи в конце XVIII–начале XIX вв

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Призрение в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. как социальное явление

1.1. Понятие, функции и основные категории призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

1.2. Оформление и развитие теоретических подходов к общественному призрению в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

Глава 2. Становление и развитие общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

2.1. Практика общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

2.2. Значение Земских и городских учреждений в общественном призрении в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

Заключение

Введение

В истории социальной педагогики России есть темы, изучение которых является не только данью уважения и интереса к прошлому, но и источником полезного исторического опыта для современного общества. К таким темам можно отнести историю общественного призрения и благотворительности. Актуальность изучения и теоретического осмысления опыта общественного призрения и благотворительности, выработанного веками русской истории, становится все более очевидна сейчас, когда идет процесс реформирования сферы социального обеспечения и формирования новой системы обществ, занимающихся, в том числе, и оказанием помощи различным нуждающимся слоям населения. Для лучшей их организации существует практическая необходимость в изучении не только современного зарубежного опыта, но и, что не менее важно, общественного призрения, действовавшего в дореволюционной России.

Актуальность вопросов исторического значения теории и практики общественного призрения в Российской Империи очевидна в связи с возросшим сегодня интересом к проблемам социальной работы и благотворительности, поскольку лишь в 1990-е гг. в нашей стране сложилась система подготовки профессиональных кадров для работы в социальной сфере (с пенсионерами, инвалидами, сиротами, лицами, вышедшими из заключения).

Обращение к научной разработке истории благотворительности и общественного призрения способствует получению более объективных знаний об организации, методах, общих и местных проблем формирования и деятельности учреждений социального призрения. Знание истории социальной работы поможет существенно дополнить картину прошлого как в социально-экономическом, так и в культурном отношении.

Целью курсовой работы является изучение исторического значения теории и практики общественного призрения в конце XVIII — начале XIX вв. в Российской Империи.

Объектом исследования выступает общественное призрение в конце XVIII — начале XIX вв. в Российской Империи.

Предмет исследования определяется как условия, особенности и роль теории и практики общественного призрения в конце XVIII — начале XIX вв. в Российской Империи.

В соответствии с целью, объектом и предметом исследования в курсовой работе решаются следующие задачи:

1. Охарактеризовать понятие, функции и основные категории призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв.

2. Рассмотреть теоретические подходы к общественному призрению в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв.

3. Описать практику общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв.

4. Выявить значение Земских и городских учреждений в общественном призрении в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв.

Структура курсовой работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Первая глава посвящена истокам, основным категориям, понятию и функциям призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. Во второй главе характеризуется система органов общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. и их историческое значение. В заключении содержатся основные выводы и проделанной работе.

социальный призрение земской общественный

Глава 1. Призрение в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. как социальное явление

1.1. Понятие, функции и основные категории призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

На рубеже XVIII — XIX вв. в России общественное призрение начинает складываться в определенную систему со своими светскими институтами, появляется специальное законодательство, регулирующее деятельность не только приказов общественного призрения, но и благотворительную деятельность в обществе. На основе расширяющейся благотворительной практики создаются учреждения поддержки разным категориям нуждающихся:

— беспризорным детям;

— инвалидам, увечным воинам;

— слепым, глухим и т. д.

Намечаются меры и по решению проблем социальной патологии: проституции, профессионального нищенства, детской безнадзорности. Этот пласт проблем становится неотъемлемой частью общественного призрения, что, в свою очередь, расширяет практику помощи и поддержки нуждающимся Кононова Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2006. — С. 158..

Призрение нищих, престарелых, немощных испокон веков считалось делом человеколюбивым и богоугодным. Профессор В. О. Ключевский в книге «Добрые люди Древней Руси» писал: «Наши предки любовь к ближнему понимали, прежде всего, в подвиге сострадания к страждущему, ее первым требованием признавали личную милостыню». «Любовь к ближнему, говорит он, — это, прежде всего, накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице».

Человеколюбие на деле значило нищелюбие. Благотворительность была не столько средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше была нужна самому нищелюбцу, чем нищему. Древнерусский благотворитель, «христолюбец», меньше помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. «В рай входят святой милостыней, — говорили на Руси. — Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается"Фирсов. М.В., Федоров. Е. С. Антология социальной раб. — М.: Сварогъ-НВФ СПТ, 1994. — С. 201.

Милостыня — одна из древнейших форм проявления гуманного отношения к человеку, выражение сострадания убогим и нищим в виде подаяния им денег или иных материальных средств существования. Специфика этой формы благотворительности — ее сугубо индивидуальный характер, зависящий от личностных свойств подающего милостыню. Подаяние считалось показателем нравственности человека. Различного рода бродяги, живущие подаянием, калеки и юродивые считались людьми божьими. Через милостыню обыватель как бы приобщался к великому таинству божественной благодати, ибо был воспитан на заповеди: «Будьте милосердны, как милосерден Отец наш Небесный». Подаянием человек вносил свою посильную лепту в создание атмосферы сострадания и взаимопомощи. Как первичная форма благотворительности милостыня носит неорганизованный характер и наряду с позитивными характеризуется некоторыми и негативными моментами — в частности, постоянные и щедрые подаяния способствуют развитию профессионального нищенства Кононова. Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2006. — С. 175.

Таким образом, благотворительность и призрение в России конца XVIII начала XIX вв. имели исторические корни, которые связаны со становлением и развитием Российского государства.

Если не учитывать очень кратких указаний о благотворительной деятельности отдельных благочестивых князей в ранние периоды нашей истории, то можно сказать, что благотворительность как общественная система призрения на Руси стала складываться с принятием христианства. Через соблюдение христианских заповедей, предписывающих воздержание, молитву и милостыню, верующие получали искупление грехов и достигали духовного очищения.

Христианство открыло славянам новый мир высоких нравственных ценностей любви и сострадания к ближнему, научило соединять молитву с милостыней, являющихся очистительной жертвой. Христианская идея милосердия объединяла всех людей независимо от их социального положения. Благотворительность являлась своего рода священным ритуалом, обычаем, традицией, нормой поведения. В день бракосочетания и при рождении детей московские князья и цари раздавали милостыню, совершали другие благотворительные дела.

Первоначально благотворительность формировалась на идеях христианства, и поэтому наиболее простой и древней формой филантропической деятельности в России была раздача милостыни нищим и пожертвования в церковь. Церковное имущество провозглашалось достоянием бедных, а священнослужители — лишь распорядителями этого имущества в интересах обездоленных. Пожертвования в церковь притекали также под влиянием взгляда на благотворительность как на «защиту от грехов». Вполне естественно, что все это обеспечило церкви на долгое время ведущую роль в благотворительной деятельности. Благотворительность оказывалась церковью через монастыри, но выражалась она, главным образом, в бесплатной раздаче пищи и милостыне бедным, что приводило к «увеличению числа нищих вместо облегчения бедности» Кононова. Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2006. — С. 215.

Вторым, не менее важным источником благотворительности, была народная традиция взаимопомощи, которая основывалась не столько на моральных и религиозных воззрениях, сколько на здравом смысле и опыте человеческого общежития: любой, кто помогает ближнему в беде, давая ему работу и деньги, знает, что, окажись он в подобной же ситуации, ему можно рассчитывать на помощь со стороны других. Взаимопомощь обусловливает принцип равенства дающего и берущего — и тот и другой равны перед ударами судьбы. Лишь только такая благотворительность не унижает берущего.

Призрение понимается как «призреть, дать кому-нибудь приют и пропитание».

Иными словами, призирать — означает бросать взор со вниманием, с участием, сочувственно, милосердно: «Призирайте на нужды ближнего своего».

Призрить — приложить, пристроить, дать приют и пропитание, взять под покров свой, озаботиться нуждами ближнего: «Призирайте нищих, оденьте нагих, напитайте алчущих», «Бог призирает сирот!».

«Призрение понималось и как попечение, забота или призиранье неимущих, дряхлых, сирых, больных"Фирсов. М.В., Федоров. Е. С. Антология социальной раб. — М.: Сварогъ-НВФ СПТ, 1994. — С. 174.

Функции призрения:

-воспитательная

-правовая

-реабилитационная.

«Воспитательная функция — предполагает включение в окружающую среду, процесс социализации, адаптации в ходе обучения и воспитания.

Правовая функция — означает заботу государства, правовую защиту.

Реабилитационная функция — это воспитательная и образовательная работа с инвалидами, физическими или психически неполноценными, беспризорниками" Кононова. Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2006. — С. 228.

1.2. Оформление и развитие теоретических подходов к общественному призрению в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

Подходы к вопросам общественного призрения намечаются в социально-философском осмыслении в конце XVIII века. Основные проблемы, которые поднимают мыслители XVIII века, связаны с ролью личности в деле помощи. На фоне социальных трудностей рассматриваются разные этические категории — «добродетель», «порок», формируются первые социально-политические подходы к проблемам общественного восприятия материального достатка (в частности, в работах Я. Козельского, А. Радищева, и других).

Поиск доминант справедливого распределения приводил к осмыслению экономических факторов как основы государственного благосостояния. Так, финансирование социальных программ как важнейшая задача «народного благосостояния», проблемы обращения денежных знаков рассматривались А. Н. Радищевым. В своей работе «О законоположении» (1780) он рассуждает о влиянии инфляции на социальную жизнь общества, видя в ней новые социальные потрясения и беды. «Прилив денег бумажных — зло. Тогда настанет час гибели, час нежданного банкротства, и тот, кто сегодня считал капитал свой миллионами, тот будет нищ и будет питаться милостынею…». В качестве превентивных мер против банкротства, а, следовательно, против потрясений он предлагает государственный учет и контроль финансов всех учреждений империи.

Несколько иные подходы намечаются в вопросах общественного призрения в его социально-философском осмыслении. Основные проблемы, которые поднимают мыслители XVIII века, связаны с ролью личности в деле помощи. На фоне социальных проблем рассматриваются такие этические категории, как добродетельность, порочность, формируются первые социально-психологические подходы к проблемам социального восприятия материального достатка.

К прогрессивным мыслителям данного направления конца XVIII века можно отнести Я. П. Козельского. В своей работе «Философские предложения» оен разрабатывает теоретические основы социальной стратификации субъекта, исходя из его витальных потребностей. В этой связи ученый дает типологию четырех общественных субъектов: «богатого», «достаточного человека», «недостаточного человека», «убогого человека». «Имение», как разграничительный критерий между различными типами субъектов становится той доминантой, которая позволяет ему классифицировать многообразие социальных проявлений индивидуальности. Несмотря на то, что «убогий» — термин церковно-славянский, его семантическое значение принимает у Я. П. Козельского иную интерпретацию. «Убогий» человек — тот, у которого «нет столько имения, сколько надобно на пищу и одежду». Однако он стремится показать специфику данной субъектности как категории и дефиниции. «И посему еще нельзя называть того богатым, кто не убог, ни убогим, кто не богат». Отличие «убогого человека» он рассматривает в обычаях российского народа. «В нашем российском народе вошло в обычай называть убогого человека бедным, а простой народ подлым… бедным называть должно того, кто не может трудом своим сыскать пропитания, а разве милостынею, а подлым того, кто упражняется в непорядочных делах».

Я.П. Козельский развивает основные принципы и подходы к нуждающемуся. «Ежели кто требует от ближнего своего помощи в том, что он сам легко сделать может, то такому не должно делать помочи по гражданскому праву, потому что ежели кто помогает и видит в такой помочи явную добродетель, тот не видит в ней скрытого порока, вредящего целое общество. Такой человек через сие баловство делается беспутным ленивцем и вредным для всего народа тунеядцем» Фирсов М. В. История социальной работы учебное пособие. — М.: Трикста, 2006. — С. 404. Можно отметить, что в этом подходе принцип полезности преломляется по отношению не к государственности, а к гражданскому обществу. По отношению к нему осмысляют такие категории, как добродетель, порок, беспутство, тунеядство. Интересно это наблюдение и в другом аспекте, в аспекте его социально-психологической характеристики. Автор показывает, что позитивное, альтруистическое поведение может провоцировать негативные девиационные отклонения, приводящие различным формам социальной патологии, таким как «тунеядство» и «беспутство».

Внимание Я. П. Козельского привлекает социально-психологическая проблематика. Однако она понимается в контексте философских идей и категорий, поскольку психологическое знание как самостоятельное не выделяется не только в России, но и в Западной Европе. Можно сказать, что он знаком с западными психологическими идеями того времени. Соглашаясь с Мозером, что темперамент является определяющим в трудовой деятельности человека, он считает, что сангвиники и флегматики больше тяготеют к «милосердным, нетрудным делам, которые похожи больше на забавы».

Задолго до изучения коллективного, «спонтанного» поведения на отечественной почве до первых работ в этом направлении Е. В. Де Роберти, Н. И. Каптерева, Н. М. Коркунова, считавших, что социальная жизнь является производной коллективной психологии, к этой проблематике «прикоснулся» Я. П. Козельский.

Примечательно, что у него такие категории, как «добродетель», «милость», «убогий», «порок» выступают не только как социально-философские категории, что мы видели выше, но и как социально-психологические, когда он рассматривает массовые и межличностные отношения. Он пишет о том, что общество, «всякий народ» разделяется на добродетельных и попрочных людей. Однако отличие психологической характеристики «добродетельного народа», от «порочного» заключается в том, что добродетельные не могут «желать милости», тогда как последним она необходима. Интересны его замечания и в области социально психологического восприятия межсубъектных отношений: «Мы считаем себя богатыми и убогими не по количеству вещей, а по сравнению с другими людьми».

Со всей определенностью можно утверждать, что в отечественной литературе 2дела милосердия" так всесторонне и многогранно, как это было сделано Я. П. Козельским, еще не рассматривались.

Активизация социальной мысли в области общественного призрения намечается в российском обществе после войны 1812 года. Политизация общества, свободолюбивые тенденции не могли не оказать влияния на формирование новых ориентиров в деле постановки общественного призрения. Все эти веяния воплотились в проекты и законодательство.

Глава 2. Становление и развитие общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

2.1. Практика общественного призрения в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

Первое десятилетие царствования Екатерины II характеризуется подъемом общественной мысли. Императрица живо интересуется прогрессивными движениями общественной мысли в Западной Европе. В первые годы правления Екатерины II ее инициативы в области благотворительности ограничивались вопросами воспитания. Екатерина пытается внедрить в жизнь новую гуманную форму воспитания детей, создать унифицированный тип гражданина, отвечающего насущным задачам быстро растущего государства.

Инициатором создания новой системы воспитания был Иван Иванович Бецкой, внебрачный сын И. Ю. Трубецкого. В 1763 г. он представил Екатерине II план школьной реформы, который императрица подписала специальным манифестом. Согласно проекту, создавалась система закрытых учреждений для воспитания и профессиональной подготовки детей и подростков. В нее входили воспитательные дома для подкидышей в Москве (1764) и Петербурге (1770), а позднее в нее еще вошли и училище для мальчиков из разных сословий (кроме крепостных) при Академии художеств, Коммерческое училище в Москве, а также институт благородных девиц при Воскресенском (Смольном) монастыре с отделением для девочек из мещан Кононова. Т. Б. Очерки истории благотворительности: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2006. — С. 267..

Наибольшую известность из этих учреждений получил Воспитательный дом, который предназначался для воспитания подкидышей в возрасте не более 2-х лет. Первоначально воспитание всех питомцев было одинаковым, они получали элементарное общее образование, а затем с 14 — 15 лет мальчики и девочки отдавались для обучения ремеслам в мастерские.

В последующем образование приобрело дифференцированный характер. Причем государственных средств на его содержание не выделялось, а предполагались «доброхотные подаяния» благотворителей. Помимо них, Воспитательный дом получил особую привилегию: в его пользу перечислялся специальный налог на ввозимые в страну игральные карты.

Новым законодательным актом от 7 ноября 1775 г., получившим название «Учреждение для управления губерний Российской империи», в каждой самоуправляемой территории России создавались особые административные органы — приказы общественного призрения, в обязанности которых вменялось создание народных школ, сиротских домов, больниц, богаделен, домов для неизлечимо больных, домов для умалишенных, работных и смирительных домов. Кроме приказов общественного призрения в каждой губернии учреждалась дворянская опека для попечения о вдовах и сиротах дворянского происхождения и сиротские суды для попечительства о вдовах и сиротах купеческого, мещанского и ремесленного сословий. Эти учреждения занимались организацией приюта членов семей, оставшихся без средств к существованию, и решением вопросов, связанных с наследованием имущества.

Екатерина II в немалой степени сама подавала пример своим подданным. Так, в 1767 г. российское дворянство и купечество собрало более пятидесяти двух тысяч рублей на сооружение памятника императрице, однако Екатерина II, прибавив от себя еще сто пятьдесят тысяч рублей, предназначила эти деньги на строительство училищ, сиротских домов, больниц и богаделен. Многие вельможи последовали ее примеру, так что общая сумма пожертвований составила около полумиллиона рублей. Екатерина II стремилась заинтересовать в этой деятельности все население страны, так как казна не могла сама справиться со всеми проблемами.

Повышению общественной активности граждан по отношению к неимущим способствовало принятое в 1785 г. «Городовое положение». В соответствии с этим законодательным актом, учреждались такие сословия, как духовенство, купечество, мещанство и крестьянство, которые должны проявлять заботу о своих нетрудоспособных представителях. Так, купечество, располагая крупными финансовыми средствами, курировало деятельность ряда домов для душевнобольных, богаделен, детских приютов, училищ, в которых оказывалась помощь всем страждущим, независимо от социального положения Миронов Б. Н. Социальная история России: учебное пособие. — М.: Дмитрий Буланин, 2000. — С. 197..

Несмотря на многочисленные проблемы системы общественного призрения, к концу правления Екатерины II в России уже существовала и отличалась многообразием форм и правлений. При Екатерине II система помощи была реорганизована и адаптирована к условиям жизни. Богатые, благородные, образованные люди считали за честь вкладывать свои средства в богоугодные заведения, богадельни, приюты, воспитательные дома. Меценатство всячески поощрялось различными знаками отличия, медалями, а сами филантропы пользовались большим авторитетом в обществе.

В вопросах общественного призрения трудно переоценить роль императрицы Марии Федоровны. Императрица Мария Федоровна возглавляет и разворачивает, невиданную до этого момента благотворительную и просветительскую деятельность. При ее участии утверждается сеть воспитательных, сиротских, больничных, образовательных и других богоугодных заведенийХолостова Е. И. Генезис социальной работы в России: — М.: Институт социальной работы, 1995. — С. 114.

.

Основным в деятельности Мариинского ведомства была работа по призрению.

В XIX в. выделился ряд ее направлений:

1. Призрение младенцев. Имелось два воспитательных дома в Москве и Петербурге, ежегодно принимавших более двадцати тысяч незаконнорожденных. Кроме того, под покровительством Домов находилось до восьмидесяти тысяч человек, находившихся в частном воспитании. Для обучения сирот содержалось около сотни школ.

2. Опека над подростками: детские приюты, где все призреваемые в обязательном порядке проходили курс народной школы.

3. Призрение слепых и глухонемых. Для лишенных зрения детей было открыто двадцать одно училище, где обучалось более семисот детей. Кроме того, содержалось шесть заведений для помощи взрослым слепым. Имелось училище и для глухонемых детей.

4. Призрение престарелых и оказание врачебной помощи. В тридцати шести богадельнях находилось на попечении ведомства до пяти тысяч человек. Под контролем Ведомства работало сорок больниц, ежегодно их услугами пользовалось до двадцати пяти тысяч неимущих больныхЛозовская Е. Г. История социальной работы в России: учебно-методическое пособие. — Волгоград: Издательство ВолГУ, 2001. — С. 97.

Одним из самых крупных обществ в начале XIX в. было Императорское Человеколюбивое общество, возникшее почти сразу же после прихода к власти Александра I. Первоначально общество приняло название «Благодетельного общества». Императорское Человеколюбивое общество стало одним из наиболее гуманных начинаний, характеризующих «дней александровых прекрасное начало». Рескриптом молодого императора, искренно воодушевленного идеей высокого общественного служения государственной власти, предписывалось «для вспомоществования истинно бедным в столице составить особое благотворительное общество».

При этом особое внимание было обращено на организацию медицинской помощи нуждающимся, по приглашению Витовтова пять врачей (известные тогда в столице медики Фрейтанг, Вельцен, Эллизен, Уден и Тимковский) занялись разработкой плана учреждения медицинских заведений для помощи бедным, а 18 мая 1802 г. по решению Александра I был создан особый Медико-филантропический комитетФирсов М.В., Федоров Е. С. Антология социальной раб. — М.: Сварогъ-НВФ СПТ, 1994. — С. 246.

.

В 1804 г. Комитет разработал программу медицинской помощи, которая была одобрена императором. В обязанности комитета входили:

— домовое призрение бедных больных;

— организация по городу специальных «диспенсариев» (лечебниц для приходящих), где больные могли бесплатно лечиться и получать лекарства;

— помощь пострадавшим на улице от несчастных случаев;

— организация лечебниц для больных, страдающих инфекционными заболеваниями;

— призрение «искаженных природой или случаем, воспитание глухонемых и слепых"Циткилов П. Я. Социальная работа: учебное. — М.: Феникс, 2006. — С. 116..

По мысли венценосного основателя Человеколюбивого общества, оно должно было стать организующим центром благотворительной деятельности в стране, причем значительную часть расходов брал на себя сам император; предполагались также пожертвования частных лиц, — как российских подданных, так и иностранцев.

В 1805 г. оформилась структура Человеколюбивого общества. Были созданы:

— «Благодетельный комитет», в задачи которого входило налаживание контактов с иностранными и отечественными филантропами;

— «Ученый комитет», занимавшийся сбором и анализом сведений о возможных улучшениях в плане благотворительной деятельности;

— «Попечительский комитет», в обязанности которого входило «оказание денежной помощи истинно бедным и несчастным людям"Холостова Е. И. Генезис социальной работы в России: — М.: Институт социальной работы, 1995. — С. 136.

.

Первоначально также предполагалось создать и специальный «Юридический комитет» для оказания правовой помощи неимущим, но этот проект не осуществился.

Главным попечителем стал тайный советник князь А. Н. Голицын, который в 1816 г. представил на рассмотрение Императора проект образования «Императорского Человеколюбивого общества». Проект был одобрен и общество получило значительную материальную поддержку со стороны государства: на его содержание ежегодно выделялось двести пятьдесят тысяч рублей ассигнациями. В качестве основных задач деятельности Человеколюбивого общества были выделены:

— забота о дряхлых, престарелых и немощных;

— трудоустройство неимущих;

— помощь в воспитании сирот и детей бедных родителей Миронов Б. Н. Социальная история России: учебное пособие. — М.: Дмитрий Буланин, 2000. — С. 210.

Всего за годы царствования Александра I Обществом было открыто десять заведений для нуждающихся в Петербурге и учреждены шесть попечительных Комитетов в других городах, в том числе и в Москве.

2.2 Значение Земских и городских учреждений в общественном призрении в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв

Комплексная концепция правового обеспечения общественного призрения, возникшая во второй половине XVIII в. во время царствования Екатерины II, а также законодательная и организационная государственная деятельность в стране с личным участием императрицы Екатерины II и ее сподвижников способствовали подъему и формированию общественного сознания, ставшему впоследствии стимулом широкого развития благотворительного движения, охватывающего все сословия дореволюционной России.

Анализ законодательных актов конца XVIII в. показал особенности эволюции социального обеспечения общественного призрения, существенные изменения организационного и экономического характера.

До этого времени благотворительность осуществлялась по двум взаимосвязанным «каналам»: церковно-монастырским и бесконтрольной раздаче милостыни. Внутренняя политика Екатерины II была направлена на концентрацию в государственной казне этих средств. Проведенная секуляризация способствовала централизации средств в государственном органе — Коллегии экономии (1763), частные пожертвования были переориентированы на крупные капитальные вложения для строительства и содержания светских учреждений общественного призрения: воспитательных домов, бесплатных больниц для неизлечимых больных и для душевнобольных, приютов для сирот, богаделен, работных домов, смирительных домов, а также разного рода учебных заведений. В Москве создаются уникальные комплексные благотворительные учреждения: Воспитательный дом (1763) и Екатерининская больница (1775).

В итоге к концу XIX в. была сформирована комплексная система благотворительности (государство, церковь, частная — многосословная, включающая более пятнадцать тысяч разнообразных благотворительных учреждений и обществ). Исторический опыт России по формированию законов по общественному призрению показал, что эти законы должны сопутствовать даже самым крупным реформам, которые не могут предотвратить социальные катаклизмы, массовые и индивидуальные страдания, нищету многих людей. Поэтому необходимо учитывать, что даже при современных государственных устройствах должна постоянно укрепляться правовая обеспеченность благотворительного движения.

Для развития системы общественного призрения Екатерина II сделала очень много. Законодательный акт «Учреждения для управления губерний Российской империи», принятый 7 ноября 1775 г., провозгласил создание в каждой губернии приказов общественного призрения — системы государственной помощи, осуществлявшей всю социальную политику в стране. Приказы открывали и брали под контроль народные школы, заведения для умалишенных и неизлечимых больных, госпитали, больницы, богадельни, сиротские и смирительные дома.

В екатерининскую эпоху приказы общественного призрения — органы, не зависящие от губернских инстанций и подчинявшиеся непосредственно верховной власти и Сенату. Для учреждений, подконтрольных приказам, была разработана своя система источников финансирования: они получали как государственные средства, так и деньги от благотворителей.

Продолжая борьбу с профессиональным нищенством и бродяжничеством, Екатерина II законодательными актами несколько уменьшила суровость репрессивных мер, применявшихся в петровское время. К нищим стали относиться более гуманно и дифференцированно, на них начали смотреть не только как на злостных ленивцев, но и как на несчастных жертв неблагоприятных условий существования. Поэтому Екатерина II ввела систему принудительного труда и трудового призрения нищих. В 1775 г. появились первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для праздношатающихся или занимающихся нищенским промыслом.

Для исцеления порочных людей Екатерина II открыла смирительные дома с тяжким полутюремным режимом. Помещаемые в них «буйные ленивцы» и лица «непотребного и невоздержанного жития» были постоянно заняты работой, кроме времени на сон и еду.

При Екатерине II возникла сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных («зазорных») младенцев. В России это стало благотворительной новацией. Первый такой воспитательный дом с госпиталем для бедных рожениц был открыт в 1764 г. в Москве как государственное учреждение.

Появились в екатерининскую эпоху и так называемые сиротские дома, то есть учебные заведения для детей неимущих родителей — купцов, чиновников, канцелярских служащих, мещан и цеховых. По окончании училища детей распределяли на службу в государственные учреждения, на фабрики, заводы или разного рода предпринимателям для обучения ремеслам, торговле и прочим полезным занятиям.

При Екатерине II в Москве появились первые всесословные больницы для бедных: Павловская (1764) и Екатерининская с богадельней при ней (1776). В учреждениях, подчиненных приказам общественного призрения, нуждающихся лечили, как правило, бесплатно. В 1779 г. в Петербурге, в 1785 г. — в Москве, а в 1786 г. — в Новгороде открылись дома для душевнобольных. Стремясь предупредить появление новых нищих среди бедного населения, Екатерина распорядилась открывать кредиты и ссудные кассы для испытывающих нужду, а также ремесленные и другие школы, где выходцы из разорившихся семей могли бы получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь.

При Екатерине II было положено начало организации «открытого общественного призрения», занимавшегося пенсиями, пособиями, кормовыми деньгами, обеспечением профессией. Оно действовало «вне закрытых благотворительных заведений», то есть госпиталей, богаделен, инвалидных домов. Лишь во времена правления Екатерины II фактически начались и регулярные взносы жертвователей на строительство благотворительных учреждений, на организацию общественных и частных мест для помощи нуждающимся.

От «нищелюбия» Российская Империя постепенно перешла к сравнительно действенным формам и методам складывающейся уже тогда государственной политики социальной помощи сиротам, незаконнорожденным, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.

При непосредственном участии Императрицы Марии в России было создано двадцать два благотворительных учреждения, в том числе: учебные заведения в Санкт-Петербурге: Повивальное училище Воспитательного Дома (1797), Училище ордена Св. Екатерины (1798), Мариинский институт (1800), Повивальный институт (1800), Училище глухонемых (1806), Девичье училище военно-сиротского дома, переименованное в 1829 г. в Павловский институт (1807), Училище солдатских дочерей полков № 1 (1819), Училище солдатских дочерей полков № 2 (1823), Фельдшерская школа при Обуховской больнице (1828); в Москве: Училище Св. Екатерины (1803), Коммерческое училище (1804), Александровское училище (1805), Повивальный институт (1811); губернские: Харьковский институт благородных девиц (1817), Николаевское училище для дочерей нижних чинов Черноморского флота (1826), Севастопольское училище для дочерей нижних чинов Черноморского флота (1826); Богоугодные и благотворительные заведения в Санкт-Петербурге: Мариинская больница для бедных (1803), Вдовий Дом (1803), Москве: Мариинская больница для бедных (1803), Вдовий Дом (1803), губернские: Странноприимный дом Таранова-Белозерова в Симферополе (1821), Странноприимный дом Депальто в Таганроге (1824)Деревягина Т. Г. Благотворительные организации: опыт. — М.: Ставрополь, 1998. — С. 184..

Особое внимание Мария Федоровна уделяла Воспитательным Домам, условия проживания в которых были значительно улучшены и воспитанники могли получать в них профессию и образование; учреждениям женского образования, которые стали развиваться не только в столицах и уставы, в которых были изменены, что позволяло принимать дочерей купцов всех гильдий, и даже дочерей нижних морских чинов в Севастополе и Николаеве, а так же попечению больниц; Вдовьим Домам, которые были созданы Императрицей в Петербурге и Москве (сейчас в бывшем московском Вдовьем Доме размещается Центр реабилитации и социальной помощи «Лефортово»). Современники Марии Федоровны восторгались ее деятельностью. Карамзин считал, что она была бы лучшим министром просвещения в России. Плетнев называл ее министром благотворительности. Жуковский писал ее дочери после ее кончины: «Отечество, потеряв ее, должно плакать… Оно знает, какое сокровище им утрачено». В 1836 г. Пушкин писал в журнале «Современник»: «В истории нет лица, которое бы по всем отношениям можно было сравнить с покойною Императрицей… Она в своей Особе явила миру изумительный пример смиренномудрия. В непосредственное ведение свое Она приняла одну только часть управления, которая требовала не холодной администрации, но сердечного участия, нежнейшей попечительности, где все зависело от ангельского терпения; и три царствования Она была только Министром благотворительности» Плотников Ю. С. Социальная работа с различными группами населения: учебное. — Томск: Изд-во ТПУ, 2006. — С. 216.

.

К концу XIX в. Ведомство учреждений Государыни Императрицы Марии Федоровны насчитывало уже около пятиста учреждений. Многие созданные ею заведения до сих пор работают, в их числе Мариинская больница в Санкт-Петербурге и Воспитательный Дом, отметивший своё 230-летие.

Деятельность Императрицы Марии продолжили члены ее семьи. Мария Павловна (1786 — 1859), герцогиня Саксен-Веймарская, создала организацию попечения о народном благосостоянии в Саксен-Веймаре. Другая дочь Императрицы Марии Федоровны, Екатерина Павловна (1788 — 1819), вместе с мужем Принцем Георгом Ольденбургским во время Отечественной войны 1812 г. основала в Твери госпитали. И, конечно, нельзя не вспомнить сына Екатерины Павловны — Принца Петра Георгиевича Ольденбургского, имя которого заняло почетное место возле священного имени его бабки. 25-летняя служба Петра Георгиевича по Ведомству учреждений Марии Федоровны была удостоена высокой оценки Императора. В день столетия Ведомства Императрицы Марии в 1897 г. газета «Московские Ведомости» писала: «Такие высокие дела благотворения не замерли с кончиной Августейшей Покровительницы. Благодаря непрерывным заботам ее преемниц Императрицы Александры Федоровны и Марии Александровны, разнообразные благотворительные заведения продолжали расти и крепнуть, так что образовали обширное управление"Холостова Е. И. Генезис социальной работы в России: — М.: Институт социальной работы, 1995. — С. 152.

.

Еще в 1874 г. в журнале «Русская старина"появилась статья под названием «Памятник Императрице Марии», автор которой И.Р. Фон-дер-Ховен писал: «Почти 50 лет прошло со дня кончины Императрицы Марии Федоровны, и бесчисленным питомцам основанных ею благотворительных и учебных заведений пора воздать должное ее службе России, пора воздвигнуть памятник. Что же касается до средств, то нет сомнения, что вся Россия откликнется на призыв к пожертвованиям, так как во всех концах нашего обширного Отечества существуют основанные Императрицей учреждения».

В «Известиях» Санкт-Петербургской Городской Думы в 1897 г. (год столетнего юбилея Ведомства Императрицы Марии) помещен доклад Городской Управы, в котором сообщалось, что высочайше учрежденный Комитет по сооружению памятника Императрице, руководствуясь указанием блаженной памяти Императора Александра III, избрал местом для постановки памятника аллею перед Смольным ИнститутомХолостова Е. И. Социальная работа: учебное пособие. — М.: Дашков и К°, 2007. — С. 222.

Ведомство учреждений императрицы Марии Федоровны ведёт историю с 1796 г., когда Императрица Мария Фёдоровна по указу Императора Павла I взяла под своё ведение созданные в 1760−70-х гг. по плану И. И. Бецкого воспитательные дома, Смольный институт; была образована Канцелярия Императрицы Марии.

Первоначально ВУиМ были подчинены Петербургский (1770) и Московский (1764) воспитательные дома, четырнадцать женских институтов и пансионов, двадцать пять медицинских и благотворительных учреждений; затем в его ведение были переданы училища для приходящих девиц (с 1862 Мариинские гимназии), Петербургское (1779) и Московское (1804) коммерческие училища, Царскосельский (с 1844 Александровский) лицей (1843), Московское техническое училище (1868−87).

Особое место занимали Петербургский и Московский опекунские советы, ведавшие большинством учреждений; в 1845 г. образован Главный совет женских учебных заведений. В 1873 г. был создан единый Опекунский совет. В 1828 — 85 гг. в составе ВУиМ действовал Попечительский совет заведений общественного призрения, с 1838 г. Комитет Главного попечительства детских приютов (в 1869 — 96 гг. Канцелярия по управлению детскими приютами). В 1883 г. в состав ВУиМ вошло Мариинское попечительство для призрения слепых (создано в 1881), в 1913 г. — Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества. В 1898 г. было образовано попечительство о глухонемых. В 1909 г. по ВУиМ насчитывалось шестисот семи учебных заведений. В учебных заведениях ВУиМ в зависимости от контингента воспитанников и местных потребностей давалось общее образование, включавшее, как правило, чтение, счёт, письмо, основы религии, начала естествознания, математики и искусства, историю, предметы домоводства, физическое воспитание, иногда — огородничество и садоводство, в ряде заведений — элементы экономического, медицинского и педагогического образования. Управляющими учреждениями Императрицы Марии в разное время были: принц П. Г. Ольденбургский, К. К. Грот, И. Н. Дурново и др. ВУиМ упразднено в 1917, дела переданы в МНП, в составе которого образовано управление Мариинскими благотворительными и учебными заведениями.

Императорское человеколюбивое общество было образовано 16 мая 1802 г. указом Александра I Благодетельного общества в Петербурге. Оно было общественной благотворительной организацией, но его деятельность рассматривалась как «государственное благодеяние». Спустя два дня в Петербурге был создан Медико-филантропический комитет оказания медицинской помощи неимущим. На базе Благотворительного общества 11 ноября 1805 г. учреждается Санкт-Петербургский Попечительный о бедных комитет, задачей которого было оказание денежной помощи бедным. Для координации и расширения деятельности перечисленных заведений 16 июля 1816 г. было создано Императорское человеколюбивое общество, принятое под покровительство императора. Спустя некоторое время в состав Человеколюбивого общества вошел ряд других благотворительных обществ и учреждений. К концу первой четверти XVIII в. деятельность Императорского человеколюбивого общества приобрела общероссийский характер Костина. Е. Ю. История социальной работы. — Владивосток: ТИДОТ ДВГУ, 2004. — С. 139.

.

Созданное в конце XVIII — начале XIX вв. Императорское человеколюбивое общество под покровительством Дома Романовых было призвано демонстрировать заботу самодержавной власти о подданных. Негосударственный характер Императорского человеколюбивого общества должен был подчеркивать неформальный патерналистский характер заботы о подданных со стороны самодержцев и членов первой семьи империи. Этим обуславливался ряд привилегий Императорского человеколюбивого общества. До 1862 г. положения и уставы всех благотворительных учреждений и обществ утверждались лично императором. Благотворительные заведения под монаршим покровительством избегали многих формально-бюрократических проблем. Кроме того, в некоторых случаях они могли рассчитывать на казенные средства.

В условиях отсутствия государственной социальной политики Императорское человеколюбивое общество с первой половины XIX в. фактически взяло на себя решение государственных задач в области призрения. Создание социальной политики на основе благотворительности, в том числе под монаршим покровительством, стало традиционным для власти. Даже в начале двадцатого столетия, когда государство стало направлять крупные казенные средства для решения социальных задач, они поступали преимущественно благотворительным структурам под покровительством Дома Романовых. Такой подход к социальной помощи предполагал участие в ней общественности. Представители общественности, в первую очередь, собственно благотворители, на местном уровне принимали участие в управлении благотворительными обществами и организациями, входившими в Императорское человеколюбивое общество. Но в остальном порядок управления Человеколюбивом обществе напоминал существовавший в государстве. Во второй половине XIX в. Императорское человеколюбивое общество располагало несколькими сотнями учреждений призрения различных типов по всей территории страны, по-прежнему оставаясь крупным централизованным ведомством призрения Костина. Е. Ю. История социальной работы. — Владивосток: ТИДОТ ДВГУ, 2004. — С. 146.

.

.

В начале XIX в. примеры крупных пожертвований на благотворительные заведения стали множится по всей России. Новым явлением стало учреждение благотворительных обществ частными лицами с высочайшего разрешения. Одним из крупнейших в российской благотворительности было Императорское человеколюбивое общество (ИЧО), образованное в 1802 г. по инициативе Александра I и призванное оказывать помощь нуждающимся «без различия пола, возраста и вероисповедания, при всех проявлениях их нужд от младенческого возраста до глубокой старости».

К 1913 г. в Императорском человеколюбивом обществе насчитывалось 274 благотворительных учреждения в двух столицах и 37 губерниях. Первоначально Императорское человеколюбивое общество финансировалось преимущественно «от щедрот монарших», однако постепенно частные и общественные пожертвования стали превышать казенные субсидии. Поэтому справедливо считать, что в дореформенный период (до 1860-х гг.) Императорское человеколюбивое общество представляло собой скорее государственное ведомство, а в пореформенный период — скорее благотворительное общество. В целом за столетие существования Императорского человеколюбивого общества соотношение частных пожертвований к государственным средствам составило 11:1.

Заключение

Данная курсовая работа посвящена изучению исторического значения теории и практики общественного призрения в конце XVIII — начале XIX вв. в Российской Империи. В работе охарактеризовано призрение в Российской империи в конце XVIII — начале XIX вв. как социальное явление, рассмотрено становление и развитие общественного призрения.

Следовательно, в ходе выполнения курсовой работы ее цель была реализована, а поставленные задачи решены, что дает возможность сделать главные выводы.

Система государственного призрения сложилась в России при Екатерине II, которая издала законодательный акт «Учреждения для управления губерний Российской империи», провозгласивший создание в каждой губернии приказов общественного призрения — системы государственной помощи, осуществлявшей всю социальную политику в стране.

В екатерининскую эпоху приказы общественного призрения были созданы в сорока из пятидесяти пяти губерний. Для учреждений, подконтрольных приказам, была разработана своя система источников финансирования: они получали как государственные средства, так и деньги от благотворителей.

При Екатерине II к нищим стали относиться более гуманно и дифференцированно, на них начали смотреть не только как на злостных ленивцев, но и как на несчастных жертв неблагоприятных условий существования. Поэтому Екатерина II ввела систему принудительного труда и трудового призрения нищих. В 1775 г. появились первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для праздношатающихся или занимающихся нищенским промыслом.

Для исцеления порочных людей Екатерина II открыла смирительные дома с тяжким полутюремным режимом. При Екатерине II возникла сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных («зазорных») младенцев. В России это стало благотворительной новацией. Появились и сиротские дома, то есть учебные заведения для детей неимущих родителей — купцов, чиновников, канцелярских служащих, мещан и цеховых.

При Екатерине II в Москве появились первые всесословные больницы для бедных. В учреждениях, подчиненных приказам общественного призрения, нуждающихся лечили, как правило, бесплатно. Открылись дома для душевнобольных. Стремясь предупредить появление новых нищих среди бедного населения, Екатерина распорядилась открывать кредиты и ссудные кассы для испытывающих нужду, а также ремесленные и другие школы, где выходцы из разорившихся семей могли бы получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь.

При Екатерине II было положено начало организации «открытого общественного призрения», занимавшегося пенсиями, пособиями, кормовыми деньгами, обеспечением профессией.

Так, в Российской Империи постепенно сложились сравнительно действенные формы и методы государственной политики социальной помощи сиротам, незаконнорожденным, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.

В 1796 г. Императрица Мария Фёдоровна по указу Императора Павла I взяла под своё ведение созданные в 1760−70-х гг. по плану И. И. Бецкого воспитательные дома, Смольный институт; была образована Канцелярия Императрицы Марии. Первоначально Ведомству учреждений Императрицы Марии были подчинены Петербургский (1770) и Московский (1764) воспитательные дома, 14 женских институтов и пансионов, 25 медицинских и благотворительных учреждений; затем в его ведение были переданы училища для приходящих девиц (с 1862 Мариинские гимназии), Петербургское (1779) и Московское (1804) коммерческие училища, Царскосельский (с 1844 Александровский) лицей (1843), Московское техническое училище (1868−87).

Особое место занимали Петербургский и Московский опекунские советы, ведавшие большинством учреждений. В учебных заведениях ВУиМ в зависимости от контингента воспитанников и местных потребностей давалось общее образование, включавшее чтение, счёт, письмо, основы религии, начала естествознания, математики и искусства, историю, предметы домоводства, физическое воспитание, иногда — огородничество и садоводство, в ряде заведений — элементы экономического, медицинского и педагогического образования.

Одним из крупнейших в российской благотворительности было Императорское человеколюбивое общество (ИЧО), образованное в 1802 г. по инициативе Александра I и призванное оказывать помощь всем нуждающимся.

К 1913 г. в Императорском человеколюбивом обществе насчитывалось двести семьдесят четыре благотворительных учреждения в двух столицах и тридцати семи губерниях. Первоначально Императорское человеколюбивое общество финансировалось преимущественно «от щедрот монарших», однако постепенно частные и общественные пожертвования стали превышать казенные субсидии. Поэтому справедливо считать, что в дореформенный период (до 1860-х гг.) Императорское человеколюбивое общество представляло собой скорее государственное ведомство, а в пореформенный период — скорее благотворительное общество.

Таким образом, ко второй половине XIX в. был накоплен большой опыт в деле помощи нуждающимся, который используется в социальной педагогике и в настоящее время.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой