Искусство Петербурга в эпоху Петра Великого

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Основная часть

1.1 История основания Санкт-Петербурга

1.2 Художественная картина Петербурга ХVIII века

Заключение

Литература

Введение

Начало XVIII века было знаменательно для России заметными переменами и значительными достижениями. Это эпоха Петра Великого, его реформ в политике и экономике, происходили большие преобразования общественной жизни России, культуры. Российская империя выходила на один уровень с европейскими державами.

Затронули преобразования и искусство. Изменились его жанровая структура, содержание, характер, средства художественного выражения. И в архитектуре, и в скульптуре, и в живописи, и в графике русское искусство приобретало черты общеевропейского пути развития.

Самые значительные перемены происходили в архитектуре. Новый стиль, в котором строились города при Петре I, был не похож на старое московское зодчество. Он был очень похож на европейский, но все же это был свой, русский стиль, с отпечатком европейского искусства. Главным примером такого стиля является Петербург — новая столица России Петра Великого.

Город, не знавший в своей истории классического европейского средневековья, тем не менее, является городом древним, мудрым, в чем-то глубоко иррациональным и вполне соответствующим критериям европейской «столичности».

1. Основная часть

1.1 История основания Санкт-Петербурга

Обычно города на Руси возводили на возвышенностях. Но Петербург построили в болотистой низине.

А тысячи лет назад здесь гуляли волны послеледникового Анцилового озера. Оно было значительно больше современного Балтийского моря и простиралось далеко на восток от нынешнего Финского залива, захватывая и будущую Ладогу, и будущее Белое море.

Есть предположение, что земли в устье Невы, где сейчас расположен Санкт — Петербург, были заселены людьми около 10 тысяч лет назад. Примерно в 9 веке этот край вошёл в состав Древнерусского государства.

Ближайшие окрестности Санкт-Петербурга богаты следами культуры каменного века. Все они, кроме неолитической стоянки в Разливе, относятся ко времени 1800−2000 лет до н.э. Стоянка в Разливе является самой древней и может быть датирована на основании геологических данных IV тысячелетием до н.э. Не менее обитаем, был этот край и в более позднее время, о чем красноречиво говорят ее сестрорецкие курганы, датируемые X—XIII вв., и большой клад арабских монет IX—X вв., найденный на территории Васильевского острова.

Земли к северу от Невы назывались Карелией, а югу — Ижорскими.

Почти все население Ижорского и Спасского погостов жило в деревнях и занималось сельским хозяйством. Уже в начале XIII в. густо населенная Ижорская земля была цветущим земледельческим краем. С Невой же был связан и другой вид занятий — судовой промысел.

Невские берега давно притягивали шведов. Четыре крестовых похода были предприняты ими, начиная с 1164 года. И после многих лет войны между Россией и Швецией, в феврале 1617 года был подписан мирный договор, но в соответствии с ним Россия теряла выход к Балтийскому морю. Эта потеря стала серьёзной помехой в экономическом и культурном развитии Московского государства. И жизненно важная задача — выход в Балтийское море — была решена лишь спустя много лет, в результате Северной войны 1700−1721 годов. В этой войне первой крупной победой русской армии стало взятие в октябре 1702 года Нотебурга, бывшей русской крепости Орешек. Петр 1 назвал её Шлиссельбург — «ключ — город». Так России снова обретала выход в Балтийское море.

Строительство Петербурга, задуманного первоначально как порт и крепость и вскоре превратившегося в столицу, происходило на низких, болотистых берегах реки в условиях продолжавшейся Северной войны. Необходимостью обороны вновь формировавшегося города было обусловлено строительство двух основных опорных точек, ставших одновременно основными узлами, от которых шла застройка города, — Петропавловской крепости и Адмиралтейства. Адмиралтейство в те годы совмещало функции крупной судостроительной верфи и оборонительного укрепления.

Центр города был задуман первоначально на Петербургской стороне, под прикрытием крепости, затем он был перемещен в восточную часть Васильевского острова и окончательно оформился в 1730-х годах на участке между Невой и Мойкой, на так называемом Адмиралтейском острове.

В 1706 г. началось сооружение каменных бастионов Петропавловской крепости (закончено оно было лишь в 1740 г.), а в следующем году приступили к постройке кронверка по другую сторону протока, отделяющего крепость от Березового острова.

С первых же лет после основания Петропавловской крепости Петербург стал развиваться необыкновенными темпами. Уже в том же 1703 г. строительство перебросилось на Петербургскую сторону и на Васильевский остров. В 1704 г. на левом берегу возникает Главное Адмиралтейство. Вокруг него разбивается эспланада (Адмиралтейский луг), за которым вырастает Адмиралтейская слобода.

Вдоль самого берега реки были возведены дома «именных людей». Кроме царской резиденции здесь стояли добротные дома виднейших сановников — А. Д. Меншикова, Г. И. Головкина, П. П. Шафирова, И. М. Зотова, М. П. Гагарина и других. От того далекого времени сохранился лишь Домик Петра I. Он был срублен из обтесанных сосновых бревен солдатами-плотниками за три дня — с 24 по 26 мая 1703 г. А 28 мая под пушечную пальбу основатель города поселился в своем новопостроенном дворце.

Наплыв населения в Петербург был настолько велик, что в течение десяти с небольшим лет была застроена территория между Адмиралтейством и Марсовым полем, а также и весьма протяженное побережье Невы от Финского залива и до Выборгской стороны. В 1710 г. напротив впадения в Неву р. Охты, т. е. на расстоянии 5 км. от «исходного пункта» Петербурга — Петропавловской крепости, появились первые деревянные здания Александро-Невской Лавры, а через два года между Адмиралтейством и Лаврой началась прокладка главной магистрали столицы — Невского проспекта. Таким образом, несмотря на разбросанность застройки и наличие в черте города обширных «пустопорожних» мест, Петербург петровского времени охватил громадную территорию, не уступавшую в размерах крупнейшим европейским столицам. Это территориальное распространение города, вызвавшее строительство больших прямолинейных проспектов, завершенных громадными шпилеобразными башнями, навсегда определила тот широкий размах, который свойственен Петербургу.

В 1715 году по проекту архитектора Доменико Трезини стал возводиться весь комплекс Александро-Невской лавры.

1.2 Художественная картина Петербурга ХVIII века

Обстановка, в которой происходило строительство Петербурга в первые годы после его основания, складывалась очень сложная, ведь десятки тысяч людей разной социальной принадлежности навсегда и весьма поспешно переселились в Петербург. Но в Петербурге они не имели готовых жилищ и даже самых необходимых строительных материалов. Дерево в бревнах и досках, глина для мазки деревянных стен и для изготовления сырцового кирпича, хворост и дерн для покрытия домов — все шло в дело. При отсутствии предварительно составленного генерального плана Петербурга такое строительство могло привести к непоправимому хаосу. Однако этого не произошло, и даже больше того — иностранцы, приезжавшие в Петербург в двадцатых годах XVIII в., с восторгом отзывались о новой петровской столице.

Что же было сделано для того, чтобы предотвратить стихийное развитие города и сделать его удобным, благоустроенным и красивым? Среди строительных мероприятий петровского времени выделяются три главных, а именно: 1) государство приняло на себя руководство работами по осушению почвы и по прокладке улиц и набережных; 2) государство заняло опорные пункты городского плана, из которых главным был центр Петербурга; 3) чтобы обуздать стихию застройки улиц и кварталов, частным застройщикам были предложены образцовые дома с обязательством строить дом не внутри участка, а по «красной линии» улицы, что также имело важное противопожарное значение.

Примерно в это же время выходили указы Петра о переходе к регулярной застройке, о широком применении посадки новых зеленых насаждений и сохранении старых, о строительстве набережных и их укреплении, а в последующем и об их облицовке гранитом; о проведении осушительных работ, замощении и освещении улиц в ночные часы. Все это составило целый кодекс строительных правил, характерных уже для нового города, регулярного в своем существе. Отсюда становится очевидным, что петровская эпоха явилась переломным периодом в истории русского градостроительства.

Появление новых зданий, необходимость ускорения и технического усовершенствования строительства вызвали в начале ХVIII века потребность привлечения иностранных специалистов, от которых можно было бы перенять опыт более развитой техники. Наряду с этим были приняты меры для скорейшего обучения новых отечественных кадров.

Иностранные архитекторы, приезжавшие в этот период в Россию, представляли по своему составу и квалификации группу. Здесь были и очень крупные, признанные мастера, приглашенные по специальным договорам (А. Шлютер, Ж. -Б. -А. Леблон, Н. Микетти и Г. Киаверн) и неизвестные за пределами России, но талантливые зодчие и опытные строители, например Д. Трезини.

Большинство из них сосредоточилось в Петербурге, где под руководством самого Петра и «Комиссии строений», возглавляемой Ульяном Сенявиным, осуществляются широкие строительные работы.

Отдельные иностранные архитекторы, особенно Трезини, Шедель и Леблон, сделали положительный вклад в русское зодчество.

Наиболее крупная роль в развитии русской архитектуры начала ХVIII века среди всех иностранных зодчих принадлежит Доменико Трезини.

Доменико Трезини, долгое время работавший при королевском дворе в Копенгагене, принес с собой в Петербург суровые формы скандинавского зодчества. Эта суровость нашла воплощение в колокольне Петропавловского собора, которая поднимается над равниной Невы подобно шпилеобразным башням Стокгольма. Строительство здания было начато именно с колокольни, которая стала для города заметным издали высотным ориентиром и служила наблюдательной башней, с которой было удобно и легко обозревать строительство нового города. Другой значительной работой Трезини в Петропавловской крепости являются Петровские ворота. Это сохранившийся до нашего времени образец особого вида построек того времени — триумфальных сооружений, связанных с победами России в Северной войне.

Для размещения административных учреждений новой столицы Трезини построил на Васильевском острове здание Двенадцати коллегий (ныне здесь один из факультетов Санкт-петербургского университета). Здание разделено на двенадцать частей, каждая из которых подчеркнута выступом и имеет самостоятельную кровлю.

Недалеко от здания Двенадцати коллегий на берегу Невы была сооружена Кунсткамера — первое русское музейное здание, в дальнейшем долгое время одно из основных зданий Академии наук. В строительстве Кунсткамеры принимали участие, сменяя друг друга, несколько архитекторов: Маттарнови, Клавери, Земцов и другие. Центральная часть завершалась башней для астрономических наблюдений.

Среди ранних жилых построек Петербурга относительно хорошо сохранился до наших дней Летний дворец Петра I в Летнем саду на берегу Фонтанки. Летний дворец представляет собой небольшое прямоугольное в плане двухэтажное здание с высокой кровлей. Его фасады подчеркнуты только простыми наличниками окон и небольшими рельефами, расположенными между окнами первого и второго этажа. Здание было сооружено с таким расчетом, чтобы в него можно было заходить непосредственно с воды, для чего перед главным входом был сделан небольшой бассейн, сообщавшийся с Фонтанкой.

Близость моря давала особые возможности, которые широко использовали зодчие. Прибрежные парки украшались системами искусственных каналов и бассейнов, вода использовалась для создания «фонтанных затей» — каскадов и фонтанов, особенно масштабных в Петергофе в Петродворце.

В петербургском строительстве прогрессивные тенденции архитектуры начала ХVIII века нашли свое яркое выражение в творчестве трех крупнейших зодчих. Это М. Г. Земцов, возглавивший жилое строительство, автор многих гражданских и церковных сооружений; И. К. Коробов, специалист по производственному строительству в адмиралтейском ведомстве, и П. М. Еропкин, стоявший во главе работ по планировке и крупнейший деятель в области архитектурной теории.

М.Г. Земцов вел работы по строительству дворцов, Александро-Невской лавры, церкви Рождества Богородицы и святых Симеона и Анны на Моховой улице.

И.К. Коробов в 1727 г. принимал участие в реконструкции здания Адмиралтейства, которое постепенно перестраивалось в каменное. Коробовым был сделан проект замечательных ворот — въезда с башней, завершающейся высоким золоченым шпилем, несущим флюгер в виде трехмачтового корабля.

П.М. Еропкин разработал планировку значительной части Адмиралтейского острова — района между Невой и Мойкой, который в это время становится центральной частью города.

Так, на русской почве в совместной работе с такими передовыми архитекторами, как Земцов, Коробов, Еропкин и при воздействии русских запросов и требований переплавлялось художественное мышление иностранных мастеров, органически включившихся в национальное русское зодчество начала XVIII века.

Во второй половине XVIII века искусство и архитектура в силу тесной связи с жизнью, находившейся на подъеме страны достигает значительного развития. Необыкновенный размах приобретает строительство и оформление дворцовых резиденций, широкое распространение в искусстве и архитектуре России получает стиль барокко. Определенно протянутые по фасаду линии кажутся неприятно резкими и просто непринужденными, их стараются либо перебивать другими формами, либо просто выбрасывают. Само здание уже более не кажется сложенным из отдельных камней, а точно вылитым из одного гигантского куска, скорее вылепленным, чем построенным. В погоне за живописной игрой света архитектор открывает зрителю не сразу все формы, а преподносит их постепенно, повторяя их по два, по три и по пять раз. Глаз путается и теряется в этих опьяняющих волнах форм, воспринимает сложную систему поднимающихся и опускающихся, уходящих и надвигающихся, то подчеркнутых, то пропадающих линий. Отсюда впечатление какого-то движения, непрерывного бега линий и потока форм.

Источнику всякой живописи — свету — художники барокко отводят главное место. Никогда еще просторные, широкие помещения не были залиты таким морем света, как теперь. А помещения были действительно грандиозные, соответствующие «большой манере», которая предполагала непременно огромные сооружения. В то время как никогда раньше, ни позже, любили играть на контрастах, еще более подчеркивающих грандиозность замысла: очень расчетливо вводили зрителя из небольшого, невзрачного вестибюля в исполинский по масштабу зал, играли на искусственно подстроенной перспективе, обманывая то насчет глубины, то насчет высоты.

Настало время пышного расцвета индивидуализма. Знаменательно, что именно стиль барокко, объявивший войну классицизму, гораздо ближе, чем ренессанс, подошел к одной из наиболее захватывающих сторон римской архитектуры — создания грандиозных архитектурных пространств. Любимый прием барокко — центральность композиции. Старинное деление храма на три нефа, характерное для готики, было удержано в эпоху Ренессанса, и только в дни барокко уступило место единству пространства, архитектуре больших масс. Зодчие убрали прочь все перегородки и аркады, мешавшие глазу охватывать могучее пространство, и залили храм таким морем света, какого еще не знали до сих пор.

Наиболее крупные постройки этого времени — дворцовые и церковные сооружения, выполненные по заказам царского двора, крупных монастырей. Большое значение, особенно в загородных резиденциях, получают парки.

В строительной технике появляется потребность в разработке новых конструкций. В частности, необходимость перекрытия больших пролетов приводит к созданию своеобразных строительных систем (залы Зимнего и Екатерининского дворцов и др.).

Развитие декоративных приемов отделки ведет к значительному обогащению фасадов, в композиции которых широко используются выступы, уступы и элементы ордера — пилястры, полукольца и даже полные колонны, вплотную приставленные к стене и придающие облику зданий богатую рельефность. Широко применяются каменная и деревянная резная декоративная скульптура, интенсивная окраска зданий. Как во внешней отделке, так и в интерьерах в изобилии используется деревянная позолоченная резьба. Во внутренней отделке широко распространена живопись.

В середине века начинается деятельность крупного мастера петербургской архитектуры Саввы Ивановича Чевакинского. Наиболее значительной постройкой Чевакинского является здание Никольского военно-морского собора, воздвигнутого на большой открытой площади, предназначавшейся для парадов морских войск. Чевакинский создает в этой постройке новый своеобразный тип пышного двухэтажного пятиглавого собора. Крестообразный в основе силуэт его плана дополнен в углах небольшими квадратными выступами. Они завершаются куполами. Наиболее значительной в архитектурном отношении частью здания является его четырехъярусная колокольня.

Крупнейшим зодчим второй половины ХVIII века был Варфоломей Варфоломеевич Растрелли. Самыми крупными среди его работ являются три больших дворцовых ансамбля Зимний дворец и Смольный дворец-монастырь в Петербурге и Екатерининский дворец в Царском Селе.

Зимний дворец решен Растрелли в виде здания с большим внутренним парадным двором и подчеркнутыми угловыми массивами, в которых располагались основные помещения. Главный въезд в здание был расположен с юга, с большого открытого «луга», на месте которого ныне находится Дворцовая площадь. Тройные ворота вели во внутренний двор, фасады которого решены столь же богато, как и наружные.

В значительной мере незавершенным остался ансамбль Смольного монастыря. Строительство этого комплекса продвигалось достаточно медленно, и замысел Растрелли осуществлен не был. Был выполнен только главный собор, отстроены и частично отделаны корпуса с боковыми церквами и возведена ограда с башнями. Под колокольню были только выложены фундаменты. Строительство этого ансамбля было завершено в 30-х годах ХIХ века архитектором В. П. Стасовым. Колокольня так и не была построена.

На углу Невского проспекта и Мойки возведено здание дворца Строгановых. На главном фасаде здания подчеркнут мотив ворот, служивших главным въездом во дворец. На боковом фасаде, выходящем на Мойку, выделен центр, отделанный, как и угловые церкви Смольного монастыря, лепкой.

Здание Академии художеств (архитектор А.Ф. Кокоринов) в полной мере раскрывает характерные черты новых приемов классицизма. Огромный простор реки предопределил и крупный масштаб сооружения, и простоту общих членений. Первый этаж, предназначенный для жилых и служебных целей, был трактован как рустованный цоколь-пьедестал, а два верхних, основных, объединены общим ордером.

Планирование и прокладка улиц и магистралей Петербурга — явление в сущности уникальное. Основная масса архитекторов их планировку объясняет влиянием западноевропейских планировочных композиций, восходящих к лучевым магистралям Версаля и Рима. Однако нетрудно доказать своеобразие петербургской планировочной системы.

Сравнение лучеобразных систем магистралей Рима, Версаля и Петербурга дает возможность сделать следующие заключения: если в Риме и Версале лучевые системы обладают симметрией, при которой средняя улица становится главной, то в Петербурге такой симметрии нет. Наоборот, решающую роль в петербургской лучевой композиции играет боковой, косо направленный Невский проспект. И это направление главной магистрали вполне себя оправдывает, ибо комплексы, окружающие Адмиралтейство, как и весь центр Петербурга, не обладают симметрией.

Широко расходящиеся петербургские проспекты не дают возможности видеть их в целом. В Петербурге лучевая система рассчитана на прямо противоположный оптический эффект: если в Риме улицы ведут от планировочного узла, то в Петербурге они приводят к планировочному узлу. Великолепная Адмиралтейская башня, увенчанная сверкающей иглой, является оптической «целью» для трех петербургских проспектов и производит несравненно более сильное впечатление, чем римский обелиск или пустынный почетный двор Версальского дворца.

Самое закрепление башней исходной точки трех лучевых проспектов — есть русское нововведение, впервые примененное в Петербурге. Широкий веер петербургских проспектов находит полное оправдание в композиции генерального плана Петербурга, так как эти проспекты прорезают насквозь левобережную территорию города и прочно держат кольцевые магистрали в наиболее существенных местах, а именно: в точках перегиба Фонтанки и Мойки. Лучевые магистрали Петербурга чрезвычайно удобны и в транспортном отношении, на что указывает дальнейшее развитие этих проспектов.

Таким образом, лучевая планировочная система Петербурга лишь при самом поверхностном рассмотрении может показаться вариантом версальской или римской системы. На самом деле она является независимым и живым решением, целиком принадлежащим русскому градостроительному гению.

По указу Петра для жилых домов архитектор Трезини разработал типовые проекты, ярко отразившие классовую структуру феодального общества. Дома для «именитых», «зажиточных» и «подлых» людей отличались друг от друга не только размерами, планировкой и этажностью, но и богатством архитектурного оформления их фасадов.

Учитывая большое международное значение перенесения столицы в Петербург и значение Невы как основной транспортной магистрали города, правительство указами обязывало на берегах Невы и ее главных протоков строить каменные здания. В связи с этим, на набережной от Летнего сада до Адмиралтейства строилось после 1709 г. большое количество монументальных каменных и мазанковых зданий, далеко превосходивших образцовые дома Трезини. Дома вельмож строились также на территории, расположенной от Летнего сада вверх по Неве. О характере архитектуры петровского Петербурга дают хорошее представление сохранившиеся до нашего времени архитектурные памятники того времени.

К началу 80-х годов XVIII в. Петропавловская крепость уже значительно изменила свой первоначальный вид, как об этом можно судить по панораме Зубова. Земляные валы и бастионы начали заменяться кирпичными на каменном цоколе. С восточной стороны в крепость вели главные Петровские ворота, сооруженные архитектором Трезини в 1708 г. из дерева, а в 1718 г. выполнены по его же проекту из камня. Они сохранились до нашего времени.

В 1718 г. у Невы на Сенатской площади начала строиться каменная церковь Исаакия Далматского (будущий Исаакиевский собор). Она была заложена вместо первоначально существовавшей деревянной церкви и к концу жизни Петра еще оставалась недостроенной (окончена в 1730 г.)

В 1716 г. начала складываться многолучевая композиция планировки улиц, ориентированных на башню Адмиралтейства. Первым лучом явилась Миллионная улица (Халтурина). Второй луч — Невский проспект — был проложен в 1711 г. для улучшения связи Адмиралтейского острова со старой дорогой, которая вела из Москвы и Новгорода к берегам Невы. Следующие три луча доходили только до реки Мойки. Последний луч (шестой) — будущий Вознесенский проспект — в то время доходил только до реки Фонтанки.

На Миллионной линии находился первый Зимний дворец Петра, построенный в 1711 г. и расширенный в 1725 г. Застройка вдоль набережной Невы и Миллионной линии тянулась до Царицына луга — современного Марсова поля — и заканчивалась у него мазанковым двухэтажным зданием Почтового двора, в котором приезжающие в Петербург могли останавливаться.

Вся территория между Адмиралтейством и Фонтанкой, Невой и Мойкой была застроена и освоена. Мойку соединили с Фонтанкой, а также с Невой, для чего были прорыты три канала, получившие название Лебяжьей канавки, Красного канала и Зимней канавки.

Намеченная и прорытая сеть каналов в городе и на островах имела троякое назначение. Каналы служили на первых порах как дренажные магистрали, способствовавшие осушению территории города. Затем в основной своей массе были расширены и углублены, и стали служить постоянными транспортными магистралями, а во время наводнений — приемниками — распределителями излишков воды из Невы, тем самым, уменьшая уровень поднятия воды.

Возникновение и развитие ансамбля Летнего сада способствовало застройке берегов Фонтанки. Весь ансамбль его создавался на протяжении почти двух десятков лет. И уже в 1712 г., по словам современников, производил впечатление благоустроенного и большого парка. Из значительных архитектурных сооружений Летнего сада следует назвать Летний дворец Петра, построенный при впадении Фонтанки в Неву, который сохранился до наших дней: грот, изнутри и снаружи обильно украшенный скульптурой и лепкой, являвшийся первоклассным произведением садово-парковой архитектуры и некоторые другие. Благодаря энергичной деятельности Ивана Матвеева было осуществлено большое количество работ по планировке, посадке деревьев и устройству фонтанов в Летнем саду. Земцов руководил расстановкой по аллеям скульптур, завершая облик Летнего сада петровского времени. Фонтаны Летнего сада питались при помощи водопровода из Лиговского канала, прорытого в 1718—1721 гг. от речки Лиговки, и били под естественным напором.

Петербург по праву гордится своими каменными мостами. Самыми первыми из них являются и поныне украшающие город — Прачечный, Эрмитажный и Верхне-Лебяжий, протянувшиеся вдоль набережной Невы, и Каменный мост через канал Грибоедова. Эпоха металла в истории российских мостов началась в 1786 г., именно тогда Екатерининский парк Царского Села украсили небольшие пешеходные мостики, построенные по проекту Дж. Кваренги. А на территории Санкт-Петербурга первые железные мосты появились в 1793−94 гг. в резиденции князя. Потемкина-Таврического, в нынешнем Таврическом саду. Эти парковые сооружения сохранились до наших дней практически без изменений. Однако в силу ряда причин подобные сооружения дальнейшего развития не получили.

В то же время давно освоенный в России, высокоразвитый и поставленный еще в XVIII веке на промышленную основу процесс чугунного литья привел инженерную мысль к идее использования для строительства мостов сборных конструкций из чугуна. Так, из этого материала в 1806 г. по проекту архитектора и инженера В. И. Гесте был сооружен мост (Зеленый, Полицейский, Народный), соединивший берега реки Мойки и органично вписавшийся в панораму Невского проспекта.

За короткий промежуток времени, с 1806 по 1840 гг., в городе было построено двенадцать чугунных мостов через малые водотоки. Апофеозом чугунного мостостроения стало возведение в 1850 г. первого постоянного моста через Неву — Благовещенского (Николаевского) — по проекту инженера С. В. Кербедза и архитектора А. П. Брюллова (ныне — мост Лейтенанта Шмидта). Небольшой пешеходный мостик с 15-метровым пролетом, сооруженный в Екатерингофском парке в 1823 г., ознаменовал своим появлением новый этап в истории петербургского мостостроения. Его автор — инженер П. П. Базен — использовал в качестве основной несущей конструкции железные цепи, перекинутые через высокие береговые опоры-пилоны и концами закрепленные в теле устоев. Такая система получила название «висячей» и многократно повторилась в конструкциях петербургских мостов.

Трудно представить Санкт — Петербург без мостов. Не случайно говориться: без них не возникла бы Северная столица. Может, Петербург без мостов и существовал бы, но стал другим городом, с иными судьбами его жителей.

Потребность в мостах возникла с первых же дней основания Петербурга. Так, в год закладки нового города — крепости в устье Невы с Заячьего на Городовой остров был наведён вначале наплавной, а затем плашкоутный мост — с подъёмными элементами. Так появился первый мост в Северной столице.

Недолгой была его жизнь. Стремительно развивался город. С каждым днём возрастала необходимость в более совершенных дорогах, путях и связях между островами в устье Невы. Да и многочисленные водные протоки в городе вызывали необходимость строительства мостов.

Вскоре вместо первенца Петербургского мостостроения был возведён на его месте свайный подъёмный мост. Называли его и Петровским, и Красным. Чтобы давать проход кораблям, с помощью лебёдок производился подъём и опускание створок моста.

Один из первых мостов в городе называется Аничков. Был он построен на Фонтанке в 1715 году. Это деревянное сооружение было примерно в четыре раза длиннее современного Аничкова моста. Перекинутый через Фонтанку не Невском проспекте Аничков мост — один из достопримечательных архитектурных памятников Санкт-Петебурга. Украшают мост скульптурные группы, вылепленные и отлитые П. К. Клодтом. Они олицетворяют собой победу человека над силами природы. Позднее, в 1726 году, его сделали подъемным. Близ моста находилось здание кордегардии, где проверялись паспорта въезжавших в столицу. Аничков мост неоднократно перестраивался. В нынешнем виде он существует с 1841 года. Название моста происходит от примыкавшей к нему Аничковой слободы, построенной рабочим батальоном под руководством подполковника Михаила Осиповича Аничкова, который был строителем и первого Аничкова моста.

Однопролетный Каменный мост через канал Грибоедова по Гороховой улице построен в 1776 году под руководством инженера И. Н. Борисова. С тех пор он сохранился без переделок. Мост назвали Каменным не случайно: стены свода, арка и другие его части сооружены из камня. Все существовавшие тогда в городе мосты, за исключением Казанского, были деревянными.

Висячий Львиный мост через канал Грибоедова против Малой Подъяческой улицы сооружен по проекту инженера Г. Треттера в 1825—1826 годах. За мостом установилось название Львиный, потому что его украшают сидящие на пьедесталах чугунные фигуры львов (скульптор П.П. Соколов). С названием этого моста связано наименование Львиного переулка, который выходит у моста на набережную канала Грибоедова.

Синий мост через реку Мойку — самый широкий в городе (90 метров). Он является составной частью Исаакиевской площади. Берега реки Мойки начали застраиваться жилыми домами уже в петровское время. В 1736—1737 годах были проведены работы по углублению дна реки, а берега укреплены деревянными щитами. Синий мост первоначально был подъемным, деревянным. В середине XVIII века его перестроили. В 1842 году в связи с постройкой Мариинского дворца мост значительно расширили в сторону Нового переулка (ныне переулок Антоненко). Название «Синий» идет от первоначального деревянного моста, который был выкрашен в синий цвет. Таково же происхождение названий Красного и Зеленого (позже Полицейского, ныне Народного) мостов. Одинаковые по внешнему виду деревянные мосты в XVIII веке красились в разные цвета специально для различия, чтобы они имели свое лицо.

Общественная и экономическая, да и личная жизнь петербуржцев всегда была связана с мостами. На них назначались встречи и свидания, вблизи располагались трактиры, и велась бойкая торговля, оглашались указы и повеления государей.

Рассматривая художественную картину Петербурга ХVIII века нельзя не остановить свой взгляд на памятниках того периода. Это прежде всего памятник Петру I (скульптор Фальконе). Памятник из бронзы установлен на каменной глыбе. Фальконе прекрасно связал ритмически фигуру Петра с конем, а все изваяние всадника — со скалой-постаментом. Вместе с тем пластическое решение монумента дано со строгим учетом его расположения в середине огромной по размерам площади.

Еще один бронзовый монумент Петра I, сидящего на коне, установлен перед Михайловским (Инженерным) замком в 1800 году. Модель памятника была изготовлена скульптором К. Растрелли ещё при жизни Петра I. Памятник Петру I красив по силуэту и благодаря высокому цоколю четко рисуется на фоне неба

Одно из лучших произведений русской скульптуры XVIII века -- монумент гениального полководца А. ?В. Суворова отлит по модели, созданной скульптором М. ?И. Козловским. Памятник был открыт 5 мая 1801 года, в годовщину смерти Суворова. Козловский создал героический образ военачальника, лишь в чертах его лица сохранив портретное сходство. По совершенству композиции, красоте и экспрессии фигуры полководца, мастерски найденному силуэту произведение Козловского принадлежит к числу лучших монументов, созданных в России в XVIII столетии.

Памятник Екатерине II в сквере перед Александринским театром открыт в 1873 году. Проект памятника разработал в 1862 году художник М. ?О. Микешин, автор известного памятника «Тысячелетие России» в Новгороде. Статуя Екатерины II установлена на высоком постаменте из серого сердобольского полированного гранита.

Памятник Николаю I на Исаакиевской площади сооружен по проекту строителя Исаакиевского собора архитектора О. Монферрана в 1856—1859 годах. Большую модель конной статуи Николая I исполнил П. ?К. Клодт. Пьедестал поставлен на невысоком стилобате из красного финляндского гранита с тремя ступенями. Памятник красив по силуэту, но измельчен и сложен по композиции. Его местоположение на одной из красивейших площадей города найдены удачно, что способствует впечатлению целостности и законченности ансамбля.

петербург искусство архитектура

Заключение

Сегодня нам кажется, что жестокое Петровское предписание строить новую столицу «на европейский манер» объясняется лишь его влюбленностью в Голландию, да эмоциональным стремлением вовлечь Россию в русло единой с Европой цивилизацией. В этом большая доля правды, но не вся правда. Человек государственного ума и хозяйского взгляда на ход событий, он имел в виду и истину сугубо земную: не только скупец, но и невежда платит дважды. Бесценен европейский опыт градостроительства, все то, что веками было апробировано, отвергнуто, изжито естественным путем или утвердилось естественно в творческом состязании.

Необыкновенный размах приобретает строительство и оформление пышных дворцовых резиденций, широкое распространение в искусстве и архитектуре получает стиль барокко.

Зодчие разных стран, разных школ и творческих индивидуальностей ехали созидать новую российскую столицу. Теперь мы по праву можем называть её культурной столицей России. Именно в этом городе сосредоточено самое большие количество музеев, парков, памятников архитектуры. Город и по сей день поражает приезжих своим великолепием и красотой.

Литература

1. «История русского искусства» В. Н. Александров Мн.: Харвест, 2004 г.

2. «Время петровских реформ» Е. В. Анисимов Л, 1989 г.

3. «Наше наследие» журнал. М., «Искусство», 06. 1991 г.

4. Сайт www Bridges. h1. ru

5. Сайт www i lovepotersburg. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой