История Башкортостана

Тип работы:
Шпаргалка
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Древние башкиры. Исторические сведения. Территория расселения. Культура

В исторической литературе IX — X вв. появляются первые упоминания о племенах Южного Урала. Например, в книге широко известного автора этого времени Ибн-Хордалбека «Худуд ал-алам» сообщается о переселении с Иртыша в район Уральских гор племен кыпчаков Подобные события отражены и в китайских источниках начала IX в. В них говорится о движении кыпчаков к горам Юйли-Бойли, под которыми многие подразумевают Уральские горы. Сообщения примерно такого же рода дают авторы ал-Истахри, Ибн-Хаукаль и другие. Эти источники указывают, что Южный Урал в IX — X вв. был заселен племенами, входившими в состав кыпчакского этнополитического образования, господствовавшего в степях Сибири, Казахстана и Нижнего Поволжья. У них существовало мощное государство, известное как Кимакский каганат.

Впервые страна башкир под собственным именем народа описана арабским путешественником Саламом Тарджеманом, совершившим путешествие через Южный Урал в 40-х годах IX в. В 922 г. в составе посольства Багдадского халифата в Волжскую Булгарию через страну башкир про-зжал Ибн-Фадлан. Как известно, целью этого посольства было распространение в Волжской Булгарии (Среднее Поволжье) мусульманской религии. Ибн-Фадлан вел дневник, куда записывал все увиденное и услышанное. Согласно его описанию, посольство долго ехало через страну огузокыпчаков (степи Приаралья), а затем, в районе нынешнею г. Уральска, оно переправилось через р. Яик и сразу же вступило в «страну башкир из числа тюрок» В ней арабы переправились через такие реки как Кинель, Ток, Соран, а за р. Большой Черемшан начинались уже пределы государства Волжская Булгария.

Ибн-Фадлан в своем труде не уточняет границы страны башкир, но этот пробел восполняется его современником Истахри, который знает о башкирах, обитающих к востоку от булгар, в горнолесных районах, следовательно, на Южном Урале. Эти сведения подтверждают многие авторы X в. (ал-Балхи, Ибн-Даста, ал-Масуди), но более полным считается труд крупного арабского историка Идриси. Хотя он жил в XII в., но при описании истории народов Восточной Европы, Казахстана и Средней Азии пользовался не дошедшими до нас в оригинале трудами авторов IX—X вв. и восстанавливал, таким образом, действительность этого времени. Судя по его сообщению, современники башкир X — X вв. знали внешних (степных) и внутренних (горно-лесных) башкир и протяженность различных маршрутов пути до них от г. Булгар — столицы Волжской Булгарии. В стране башкир источники Идриси знают такие го-рода как Karukia, Masra и Kasra, которые состояли из бревенчатых домов и подвергались частым нападениям волжских булгар oставил подробное описание языка башкир выдающийся ученый-лингвист XI в. Махмуд Кашгари: он отнес его к числу крупных тюркских языков.

Вопросы о происхождении древних башкир, территорий их расселения и, в целом, этнополитической истории башкирского народа вплоть до современности оставались долгое время слабо разработанными, потому вызывали серьезные разногласия среди исследователей. Сейчас эти разногласия преодолены, в чем немалая заслуга археологов, открывших и исследовавших сотни памятников башкирских племен IX—XIV вв. Материалы раскопок в сочетании с, данными других наук позволяют более полно обрисовать отдельные этапы развития истории и культуры башкирского народа вплоть до XIV—XV вв.

Следует отметить, что понятие «страна народа» в жизни складывается не мгновенно, а в течение нескольких столетий. В данном случае четко зафиксированное в источниках IX — X вв. понятие страна башкир («Историческая Башкирия») возникло не сразу и ранние этапы его форми-рования непременно включают исторические процессы на Южном Урале V — VIII вв. В этом смысле племена бахмутинской, турбаслинской и караякуповской культур можно рассматривать как ближайших предков башкир IX — X вв. и среди них могли быть группы населения — носители имени (этнонима) «башкорт».

Культура башкир IX -X вв. полно представлена богатыми материалами курганов. Известны и городища-крепости. Многие из них, несомненно, существовали в ранге средневековых городов и какие-то из них были известны Мдриси и его предшественникам. Будущие исследования позволяют уточнить этот пока неясный вопрос. Территориально все эти памятники покрывают весь Южный Урал (Башкортостан, Челябинская и Оренбургская области).

Судя по материалам памятников, башкиры IX — X вв. носили роскошные пояса, сплошь украшенные серебряными и позолоченными пластинами. Пояса имели длинные подвески, спускавшиеся спереди и сзади. Интересно отметить, Точно такие же пояса носили в IX—X вв. кочевые племена Центральной Азии, Сибири и Казахстана.

Самобытность культуры башкирских племен этого времени ярко прослеживается в богатом украшении седельных и уздечных ремней и самого седла различными пластинами, широком распространении сабель в роскошных ножнах и многочисленных женских украшений, в том числе шейных и нагрудных подвесок.

В местах расселения башкир IX—X вв. найдены каменные скульптурные фигуры человека, сохранившиеся в памяти современных башкир как «hынташ» т. е. камень-фигура. Тысячи подобных памятников были широко распространены в Центральной Азии (Монголия), на Алтае, в Казахстане и Сибири, и появление их на Южном Урале бесспорно указывает о приходе на рубеже VIII — IX вв. новых групп кочевых племен из восточных и южных степей.

Ученые-языковеды считают, что современный башкирский язык самобытен по многим признакам. В нем, например, широко употребляют буквенные выражения с, з, h, редко встречающиеся в других тюркских языках. Его отличает также изобилие таких звуков, как с вместо ч, ш и других. В башкирском языке много диалектных различий. К числу характерных особенностей, например, разговорной речи жителей Центральной и Южной Башкирии, Оренбургской, Самарской и Саратовской областей, относится употребление звукосочетаний лт, мт, нт, мк, мтс, нк, отсутствующих теперь почти во всех других тюркских языках, но ярко представленных в древних письменных памятниках тюрков VII — IX вв.

Учитывая все эти факты, видные тюркологи (С. Е. Малов, Дж. Г Киекбаев, Н. А. Баскаков) единодушно считают, что башкирские племена, т. е. носители башкирского языка, уже в V—VIII вв. оторвались от основной массы тюрков и жили на территории современного Башкортостана. Горнолесные условия края способствовали длительному сохранению у отдельных племенных групп диалектных различий и сохранению многих рудиментных явлений, исчезнувших в других тюркских языках.

Открыты и изучены многочисленные памятники башкир XI- начала XIII вв. Собранные в них материалы указывают, что развитие истории и культуры башкирских племен в период после X в. шло относительно спокойно. В степной зоне края по-прежнему происходили перемещения кочевых племен, но по своим масштабам они были очень незначительными и почти не затронули территорию Исторической Башкирии

7. ПРИСОЕДИНЕНИЕ БАШКИРИИ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ,

принятие башкирами рус. подданства на основе соглашения с царским пр-вом (см. Жалованная грамота). В историографии нет единого мнения о характере П.Б. к Р.г. Историки В. Н. Витевский, П. Ф. Ищериков, А. П. Чулошников и др. писали о завоевании Башкирии Рус. гос-вом, а В. А. Новиков, П. И. Рычков, В. Н. Татищев, А. Н. Усманов, А. З. Асфандияров и др. — о добровольном вхождении. В заруб. историографии широко распространено мнение А. Доннелли о завоевании Башкортостана Россией.

До сер. 16 в. терр. Башкортостана была расчленена между Казанским (сев. -зап. р-ны), Сибирским (сев. -вост.) ханствами и Ногайской Ордой (центр. и южн.) и была ареной междуусобных феод. войн и набегов. С завоеванием в 1552 Рус. гос-вом Казанского ханства подвластная последнему ч. башкир стала свободной. Ногайские и сибирские ханы не собирались отказываться от власти над башкирами, к-рые не смогли в этих условиях объединиться и создать самостоят. гос-во. После падения Казани Иван IV обратился к баш. народу с призывом добровольно войти в состав Рус. гос-ва. В 1554 первыми в Казань к царскому наместнику ездили послы зап. и сев. -зап. баш. племен во главе с биями и предварительно договорились об условиях вхождения. В 1554−55 в Казань ездили предст. центр., южн. и юго-вост. башкир (племена юрматы, бурзян, кыпсак, усерган, тамьян). В 1556−57 баш. послы ездили в Москву, где получили царские жалованные грамоты с изложением условий их вхождения в состав Рус. гос-ва. В 80−90-е гг. 16 в. — нач. 20-х гг. 17 в., в процессе борьбы и разгрома Сибирского ханства, рус. подданство приняли зауральские башкиры. Рус. пр-во гарантировало башкирам защиту от притязаний ногайских и сибирских ханов, от вторжения внеш. врагов; сохранило за баш. народом занимаемые ими земли на условиях вотчинного права (см. Вотчинное право башкир); обещало не посягать на религию башкир и не переводить их в др. веру; обязалось не вмешиваться во внутр. жизнь баш. об-ва, оставив власть на местах в руках баш. биев и князей. Башкиры, признав себя подданными рус. царя, обязались за свой счет нести воен. службу (см. Военная служба башкир) и вносить в казну поземельную подать (ясак) медом и пушниной.

В результате вхождения Башкортостана в состав Рус. гос-ва в крае прекратилась феод. междоусобица, что положительно сказалось на развитии х-ва и росте числ. населения. В Башкирию стали переселяться рус. крестьяне и ремесленники (см. Переселенческое движение). Между ними и башкирами устанавливаются хоз. и культ. связи. В свою очередь, Рус. гос-во расширило свою терр., отодвинув гос. границы от Волги до ср. течения Тобола на В. и Яика (Урала) на Ю. -В. Однако усилился феод. и нац. гнет нас. края. С 17 в. пр-во стало нарушать условия присоединения: начались захват баш. земель (см. Земельная политика царизма), рост налогов и повинностей (см. Налоги и повинности), насильств. христианизация мусульман. Недовольные башкиры поднимали многочисл. восст. (см. Башкирские восстания 17−18 вв.).

8. БАШКИРСКИЕ ВОССТАНИЯ 17−18 вв.

кр. социально-политич. явление, феномен в истории народов Евразии 17−18 вв. Причины Б.в. — нарушение царским пр-вом условий присоединения Башкирии к Русскому государству, захват баш. земель, рост налогов и повинностей, насильств. христианизация и произвол царских чиновников, ущемление прав местного самоуправления башкир. Инициаторами и движущей силой Б.в. выступала осн. масса рядовых башкир-вотчинников и большинство баш. феодалов. В Б.в. 17 — нач. 18 вв. как вспомогательная сила участвовали мари, мишари, чуваши, татары, мордва. Б.в. носили национально-освободит. характер. Идеологич. основой Б.в. 17−18 вв. явились жалованные грамоты Ивана IV. Участники Б.в. выступали против нарушений царизмом условий договора между башкирами и Рус. гос-вом, в рамках к-рого они отстаивали свои права. Когда в 30-х гг. 18 в. пр-во взяло курс на офиц. отказ от осн. условий присоединения Башкирии к Рус. гос-ву, восставшие, решив отказаться от рус. подданства, повели борьбу за создание своего нац. гос-ва. В ходе Б.в. башкиры понесли большие потери, лишились большей ч. своих земель, что отрицательно сказалось на демографии народа. К кон. 18 в. башкир стало меньше, чем в нач. века. Многовековая борьба за свободу и общие интересы усилила центростремит. тенденции в развитии баш. этноса, способствовала ослаблению родоплеменных различий, содействовала консолидации башкир. Пр-во вынуждено было отказаться от планов полной раздачи баш. земель дворянам, офицерам, чиновникам и др. переселенцам, лишения вотчинного права башкир на землю и превращения их в крепостных крестьян, христианизации мусульман края.

Восстание 1662−64 охватило терр. от ср. течения рр. Исеть, Миасс до ср. течения Камы, от р. Яик (см. Урал) до р. Чусовой. Было вызвано нарушением зем. права башкир, ростом налогов, произволом уфим. воеводы. Движение возглавляли феодалы Сары-Мерген, Иш-Мухаммед, Конкас и Девеней Давлетбаевы и др. Восст. началось летом 1662 в Зауралье. Башкиры под руководством Сары Мергена, Урасланбека Баккина и др. предводителей атаковали Катайский острог, Далматов и Невьянский монастыри, Арамильскую, Ирбитскую, Белослудскую, Мурзинскую и др. слободы, заняли нек-рые из них. На борьбу с восставшими царское пр-во направило значит. воинские силы. Около оз. Иртяш состоялось кр. сражение. Др. р-ном борьбы была Сев. Башкирия, где восставшие заняли г. Кунгур, Степановский острог, Воздвиженский и Рождественский монастыри, разорили рус. села и дер. по р. Сылва. Восст. охватило также Ногайскую и Казанскую дороги. Повстанцы под предводительством Гаура Акбулатова и Улекея Кривого осадили Уфу, Мензелинск и др. крепости, села и деревни. Против ногайских и казанских башкир пр-во направило кр. силы во главе с казанским воеводой князем Ф. Ф. Волконским. Прибыв в Уфу, он направил против восставших карат. отряды, одновременно обратился к башкирам с призывом прекратить борьбу. Осенью 1662 большинство башкир согласилось на переговоры, к-рые окончились безрезультатно. Весной 1663 восст. возобновилось и охватило всю Башкирию. Зауральские повстанцы действовали в басс. рр. Исеть, Нейва, Ирбит, нападали на остроги, слободы, монастыри, основанные на баш. землях. Восставшие Ногайской и Казанской дорог по-прежнему действовали в ц. и на З. края, вблизи Уфы и закамских крепостей. Башкир поддерживали манси (вогулы), сиб. и кунгурские татары, мари, калмыки. Царское пр-во вновь предложило башкирам начать переговоры. Повстанцы Ногайской дороги осенью 1663 возобновили переговоры с уфим. воеводой. Их послы Динмухамет Юлаев и Актай Досмухаметов в нач. 1664 отправились в Москву, в февр. вернулись с жалованной грамотой, в к-рой царь удовлетворил требования ногайских башкир. Башкиры Казанской дороги начали переговоры с уфим. воеводой летом 1664. Осенью 1664 возобновили переговоры с царскими властями сиб. башкиры. Их послы побывали в Тобольске и заключили соглашение с воеводой. Царское пр-во, не сумев разгромить восставших, вынуждено было удовлетворить их осн. требования. Уфим. воевода стольник А. М. Волконский был досрочно снят с должности, на его место по просьбе башкир поставили стольника Ф. И. Сомова. Более существ. была уступка пр-ва по зем. вопросу: официально было подтверждено вотчинное право башкир на землю. Новому воеводе было предписано рассмотреть челобитные башкир на захват земель пришлым нас. и удовлетворить их требования. Пр-во обещало также покончить со злоупотреблениями сборщиков ясака.

Восстание 1681−84 охватило терр. от ср. течения р. Исеть до Волги, от верховьев р. Яик до ср. течения Камы и Чусовой. Поводом послужил Указ от 16 мая 1681, провозгласивший курс на насильств. христианизацию. Осн. силы восст.: башкиры, во главе стоял башкир Сеит. Первые выступления начались летом 1681 на Ногайской и Сибирской дорогах. Весной 1682 развернулась массовая борьба: восставшие Казанской дороги нападали на Закамские крепости, осн. удар на Осинской дороге был направлен на Кунгур, крепости и села, основанные Строгановыми на баш. землях. Многочисл. отряды повстанцев осадили в Башкирии Уфу, взяли Красный Яр, Ловашное и др., на З. — Пьяный Бор, Каракулино и др. нпп. К маю восст. охватило весь край. Безуспешные попытки подавить восст. вынудили пр-во обратиться к башкирам с обещанием отменить указ и простить всех участников восст. Ч. восставших во главе с Кучуком Юлаевым прекратила борьбу и обратилась к пр-ву с челобитной, а др. ч. — во главе с Сеитом — продолжила борьбу. Повстанцы установили связь с калмыцким тайшой Аюкой. В июле 1682 калмыцкие отр. прибыли в Башкирию. Восст. возобновилось. Башкиры и калмыки осадили Уфу и Мензелинск, подвергли нападению остроги, слободы и села, построенные на баш. землях. С целью разорвать союз башкир с калмыками пр-во начало переговоры с Аюкой и в нач. 1683 добилось его отказа поддерживать восст. Но борьба продолжалась: весной-летом 1683 повстанцы нападали на Закамские крепости, сожгли Вознесенский монастырь, осадили Солеваренный городок, Мензелинск и др. нпп. На подавление восст. были собраны войска под командованием Ю. С. Урусова. Последнее сражение состоялось у с. Богородское в 1684. Упорство восставших вынудило пр-во пойти на уступки: оно осудило захват баш. земель, подтвердило вотчинные права башкир и отказалось от курса насильств. христианизации.

Восстание 1704−11 охватило терр. от р. Тобол до Волги, от ср. течения Яика до Казани, Вятки и Кунгура. Вызвано введением в 1704 доп. налогов и рядом мер, затрагивающих религ. чувства башкир. Осн. силы восст. — башкиры, к-рых местами поддерживали татары, мишари, мари, мордва, удмурты. Восст. возглавили Алдар Исянгильдин, Кусюм Тюлекеев, Иман батыр, Дюмей Ишкеев, Хази Аккускаров, Уракай Юлдашбаев и др. Восст. делится на 4 этапа: 1704−06 — нач.; 1707−08 — этап наивысшего размаха движения; 1709−10 — борьба в Зауралье; 1711 — конец восст. Восстание началось летом 1704. В нач. 1705 в Башкирию была направлена карат. экспедиция во главе с Сергеевым. Собрав выборных башкир в Уфе, он потребовал отдать для нужд армии 20 тыс. лошадей. Под угрозой смерти они вынуждены были согласиться отдать в казну 5 тыс. лошадей. Сбор лошадей весной 1705 превратился в массовый грабеж. В ответ башкиры отказались платить налоги и повиноваться местным властям. Повстанцы Казанской дороги во главе с Дюмеем Ишкеевым напали на Закамские крепости, жители Ногайской дороги под руководством Имана-батыра действовали ок. Солеваренного городка. Баш. повстанцам предложили обратиться к царю с челобитной, к-рую повезли в Москву летом 1706 8 выборных башкир во главе с Дюмеем Ишкеевым. Но царское пр-во отказалось рассмотреть челобитную. Дюмея Ишкеева повесили, а ост. арестовали. Узнав об этом, башкиры продолжили борьбу. Осенью 1707 движение приобрело массовый характер. Башкиры Ногайской и Казанской дорог во главе с Алдаром Исянгильдиным и Кусюмом Тюлекеевым в окт. 1707 разгромили полк Хохлова ок. Солеваренного городка. Мн. крепости края подверглись штурму. В дек. повстанцы перешли через Каму, вторглись в соседние Кунгурский, Вятский и Казанский уезды. В нач. 1708 пр-во направило против повстанцев карат. силы во главе с П. И. Хованским. В апр. -мае 1708 башкиры установили связь с восставшими во главе с К. А. Булавиным крестьянами и казаками Дона. В мае 1708 пр-во вновь обратилось к башкирам с предложением начать переговоры. Хованский от имени пр-ва обещал отменить требования «прибыльщиков», простить повстанцев и рассмотреть жалобы на произвол местных властей. Башкиры согласились прекратить борьбу. Но власти нарушили условия соглашения. Весной 1709 восст. возобновилось на терр. Сибирской и вост. ч. Ногайской дорог. В Зауралье развернулась борьба под рук. Алдара Исянгильдина и Уракая Юлдашбаева. Повстанцы установили связь с каракалпаками и совместно с ними нападали на остроги, слободы, з-ды, монастыри и села, расположенные на баш. землях в басс. рр. Исеть, Миасс и Теча. В 1710 борьба продолжалась силами башкир. Пр-во направило в Зауралье 2 полка под командованием И. Я. Якушкина. Восставшие были вынуждены прекратить борьбу. Последний этап характеризуется попыткой башкир возобновить борьбу в ц. края. Инициатива исходила от башкир Ногайской и Казанской дорог. Царское пр-во было вынуждено подтвердить вотчинное право башкир, отменить новые налоги, осудить произвол и насилие местных властей, и в кон. 1711 выступления в крае прекратились.

Восстание 1735−40 охватило терр. от р. Яик до Камы, от р. Тобол до Волги. Оно явилось реакцией баш. нас. на стр-во царским пр-вом в Башкортостане крепостей, з-дов, сопровождавшееся изъятием земли у башкир, на ликвидацию местного самоуправления, увеличение воен. и труд. повинностей. Толчком к восст. послужило выступление из Уфы отр. Оренбургской экспедиции 1734−44 к устью р. Ори для постройки города. В восст. выделяются 3 этапа: 1735−36, 1737−38, 1739−40. Инициаторы и движущая сила — башкиры-вотчинники под предводительством феодалов, мулл и батыров. Рус. крестьяне, мишари, татары, чуваши, мари оказались на стороне властей. В 1735−36 восст. возглавили феодалы Юрматынской вол. Ногайской дороги Кильмяк Нурушев, Тамьянской вол. Казанской дороги Акай Кусюмов, Барын-Табынской вол. Сибирской дороги Юсуп Арыков. Вооруж. выступление началось нападением башкир Ногайской и Казанской дорог на войска экспедиции. Осенью 1735 за оружие взялось нас. Сибирской дороги. Для подавления восст. в Башкирию был направлен ген. -лейт. А. И. Румянцев, к-рый начал переговоры с восставшими. Нач. Оренб. экспедиции И. К. Кирилов и его пом. А. И. Тевкелев использовали только воен. силу. Последний расправился с башкирами аула Сеянтус Балыкчинской вол. Все 1000 жителей, в т. ч. женщины и дети, были убиты, 10 чел. из них сожжены заживо. В ответ башкиры начали нападать на рус. деревни. Узнав об этом, Румянцев отказался от переговоров. По Указу пр-ва (16 фев. 1736) участники восст. подлежали физич. уничтожению, а их сторонники — ссылке. Осенью 1736 восст. было разгромлено. По неполным данным, восставшие потеряли свыше 15 тыс. чел. В 1737 восст. возобновилось и продолжалось до осени 1738. Башкиры под предводительством жителей Сибирской дороги Куваканской вол. Бепени Торопбердина, Кудейской вол. Тюлькучуры Алдагулова, Ногайской дороги Тангаурской вол. Кусяпа Султангулова, Бурзянской вол. Рысая Игимбетова, Тамьянской вол. Сеита Алкалина вели борьбу с карателями. Подавлением восст. руководили нач. Оренб. комиссии В. Н. Татищев, ген. -майор Л. Я. Соймонов. Башкиры обратились за помощью к казахским ханам Мл. и Ср. Жузов, но получили отказ. Разгромив восставших, осенью 1738 власти приступили к переписи коренного нас. Башкиры связывали с ней дальнейшее ухудшение своего положения. В 1739 восст. возобновилось. Его организаторами стали жители Сибирской дороги Айлинской вол. Алланзиангул Кутлугузин, Дуванской вол. Мандар Карабаев, Ногайской дороги Юрматынской вол. Миндигул Юлаев (Карасакал). Последний был объявлен баш. ханом под именем Султангарей. Восставшие взяли курс на отделение от Рус. гос-ва. Борьба охватила юго-вост. р-ны Сибирской и Ногайской дорог. На подавление восст. было направлено 18 тыс. солдат, драгун, казаков. Башкиры понесли большой материальный урон. Лишь за 1739−40 было сожжено 725 аулов, угнаны деcятки тыс. голов скота. Всего в ходе восст. 1735−40 башкиры потеряли убитыми, казненными, сосланными в ссылку 40−60 тыс. чел. Царские власти вынуждены были отказаться от планов лишения башкир вотчинного права на землю, превращения их в крепостных и обращения в христианство.

Восстание 1755−56 охватило юго-вост. волости Ногайской и Гайнинскую вол. Осинской дорог. По Указу сената от 16 марта 1754 ясак был заменен покупкой соли из казны, что привело к увеличению налога в 5−6 раз. Отмену ясака башкиры восприняли как ликвидацию их вотчинных прав на землю. Весной 1754 началась подготовка к восстанию. Инициаторами выступили башкиры Бурзянской вол. старшины Бикбулат Аркаев и Алкаш Суюндуков, сотник Кучукбай Бушман-Кипчакской вол. и др. Их поддержало нас. юго-вост. вол. Ногайской дороги. Были установлены связи с башкирами Сибирской и Осинской дорог. Бурзянцы обратились за помощью к казахам Ср. Жуза, а также — к мулле Абдулле Галееву (Батырше) с предложением включиться в борьбу. Батырша написал воззвание к мусульм. нас. края с призывом к восст., объединению всех мусульман края, изгнанию рус. колонизаторов и созданию мусульм. гос-ва. В воззвании было определено нач. восст. — 3 июля 1755. Воззвание Батырши стало политич. программой движения. Однако организаторам восст. не удалось реализовать свои планы. 15 мая вспыхнуло стихийное выступление жителей Бурзянской вол. под предводительством Джилана Иткула и Худайберды-муллы. Они расправились с начальником горно-изыскат. работ Брагиным и его помощниками. Но это выступление не переросло в широкое движение. Участники выступления бежали к казахам. Прибывшая из Оренбурга карат. команда произвела массовые аресты жителей. Местные баш. старшины были заменены мишарями, в ц. вол. был основан опорный пункт — Зилаирская крепость. В нач. авг. башкиры вновь восстали. Вслед за бурзянцами поднялись жители всех юго-вост. вол. Ногайской дороги. Борьба приняла массовый характер. Восст. готовилось и на терр. Осинской и Сибирской дорог во главе с Батыршой и башкиром Гайнинской вол. Сурагулом Минлибаевым. В кон. авг. начали борьбу башкиры Гайнинской вол. Они направились в д. Карыш, к Батырше, чтобы вести совместные действия. Однако Батырша не решился на открытое выступление. В итоге начавшееся движение башкир Осинской и Сибирской дорог не получило развития. Восст. на Ногайской дороге продолжалось до весны 1756. Пр-во направило против восставших кр. силы. В борьбе с восставшими власти широко использовали мишарей и татар. Власти сумели также расстроить союз башкир с казахами. Тыс. повстанцев погибли в боях с карателями, сотни аулов были сожжены. Из укрывшихся у казахов 50 тыс. повстанцев и чл. их семей вернулось домой не более 12−15 тыс. чел. Царское пр-во вынуждено было подтвердить вотчинное право башкир на землю, отказалось от планов превращения их в крепостных крестьян и насильств. христианизации.

9. ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ [1734−44 (с апр. 1737 — Оренбургская комиссия)]

создана по проекту обер-секр. Сената И. К. Кирилова для стр-ва системы укреплений на юго-вост. границе Башкортостана, к-рой отводилась роль плацдарма в присоединении Казахстана и Ср. Азии к России. Автору проекта было поручено сформировать и возглавить О.э. В помощники ему был определен переводчик Коллегии иностр. дел А. И. Тевкелев (см. Тевкелевы). Нач. О.э. был наделен широкими правами военно-полит., адм. и экон. характера. 10 нояб. 1734 О.э. прибыла в Уфу. В составе О.э. находились 130 офицеров, 3500 солдат, строители, купцы, канцеляристы, специалисты по горному делу, ученые разных профессий, разведывавшие полезные ископаемые, проводившие геогр. и этногр. иссл. края, составлявшие карты и т. д. В 30−50-е гг. 18 в. было основано 53 крепости, в т. ч. Оренбург, Орск и др. (см. Города), ок. 40 редутов и форпостов. С лета 1738 через Оренбург стала налаживаться караванная торговля со странами Востока (см. Оренбургский меновой двор). Если ко времени прибытия О.э. в Башкирии было 10 горных заводов, то к сер. 18 в. — 32. В целях развития земледелия поощрялось переселение в баш. край крестьян-земледельцев из Ср. Поволжья и поселение вокруг крепостей отставных солдат, драгун, казаков (см. Переселенческое движение). Орг-ция О.э. привела к изменению политики царизма в отношении к коренному населению. Пр-во приступило к массовому изъятию баш. земель в пользу казны, дворян, чиновников, офицеров, солдат и др. переселенцев (см. Земельная политика царизма). В итоге к сер. 18 в. башкиры потеряли ок. половины своих вотчин. Выросли налоги и повинности. Власти установили контроль над деят-стью духовенства мусульманского, запретили стр-во мечетей, началась насильств. христианизация. Было ограничено местное самоуправление: снизилась роль йыйынов, прежде выборные старосты волостей заменялись назначаемыми уфим. властями старшинами. Башкирам запрещалось подавать царю челобитные от имени всего народа, свободно переходить из одной местности в др., выезжать в степь для охотничьего промысла и т. д. Коренное нас. оказывало О.э. вооруж. сопротивление, поэтому Кирилову не удалось осуществить всех задач О.э. Кроме постройки крепостей деят-сть ее ограничилась гл. обр. проблемами внутр. управления Башкирией и борьбой с баш. восстаниями 30-х гг. 18 в. (см. Башкирские восстания 17−18 вв.). После смерти Кирилова О.э. возглавляли В. Н. Татищев, В. А. Урусов, И. И. Неплюев. В марте 1744 в связи с созданием Оренб. губ. О.э. прекратила свое существование.

10. РЫЧКОВ Петр Иванович (1. 10. 1712, Вологда — 15. 10. 1777, Екатеринбург), экономист, историк, географ, натуралист. Первый чл. -корр. С. -Петербургской АН (1759). Коллежский советник (1751). Прибыл в Башкирию в 1734 как бухгалтер Оренбургской экспедиции. Автор ок. 60 науч. тр., в т. ч. «Топографии Оренбургской губернии», значит. иссл. по истории Башкирии. Описал полезные ископаемые, ж-ный и растит. мир края, х-во и быт башкир. Изучал историю присоединения Башкирии к Русскому государству, колонизации края, башкирских восстаний 17−18 вв., вопросы этногенеза башкир и др.

11. ГОРНЫЕ ЗАВОДЫ

Первый горный з-д на терр. Башкирии — Каменский доменно-передельный — построен казной в 1701. К сер. 18 в. действовали 25 Г. з.: 16 железоделательных, 7 медеплав. и 2 комбиниров. (железоделательно-медеплав.), из них 6 з-дов были казенными, 19 — частными. Г. з. располагались на терр. сев., сев. -зап. и сев. -вост. волостей Башкирии. Стр-во первого Г. з. на юге Башкирии — казенного Воскресенского завода — было начато в 1736. Во 2-й пол. 18 в. построено 52 з-да (26 чугуноплав., железоделат., 23 медеплав., 3 комбинир.). Особенно быстрыми темпами строились медеплав. з-ды. К кон. 18 в. они давали более 50% меди, производившейся в России. Земли под Г. з. предприниматели покупали или брали в аренду у башкир-вотчинников. К кон. 18 в. в распоряжении заводовладельцев (см. Горнозаводчики) оказалось ок. 18% баш. волостных земель.

Вид медеплавильного завода. 19 в.

В 19 в. стр-во прекращается, а ряд з-дов из-за истощения рудников и нерентабельности закрывается. Горнозаводское стр-во сопровождалось притоком в Башкирию рус. крест-ва. В 1765 на з-дах Уфимской и Исетской провинций работали 18 540 душ муж. пола крепостных крестьян. Крепостной труд использовался вплоть до 1861. В 1857 состояло 100 тыс. душ обоего пола на частных и 34,4 тыс. на казенных Г. з. В 60-е гг. 19 в. на кр. з-дах на вспомогат. работы кроме крепостных привлекались вольнонаемные работники. Небольшие медеплав. з-ды действовали в осн. на вольнонаемном труде. По своей структуре Г. з. представляли собой универсальные комб-ты, где стадии технологич. процесса обслуживались внутр. ресурсами пр-тия. Первый на Урале металлургич. комплекс был создан со стр-вом Каменского доменно-передельного и Верхне-Каменского молотового з-дов (1703). Руда на з-ды доставлялась на гужевом транспорте, для выплавления металла в домнах и медеплав. печах использовался древесный уголь. З-ды располагались на берегах рек, и в произ-ве использовали силу воды. На кр. пр-тиях внедрялись эл-во, паровые машины, новые силовые установки, строились ж.д. К нач. 20 в. Г. з. составляли основу пром-сти Башкирии. К 1914 действовало 13 металлургич. пр-тий. Г. з. объединялись в Горнозаводские округа.

12. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА 1773−75

крупнейшее в России антифеод. движение под рук. Е. И. Пугачева. Охватило терр. Приуралья, Зауралья, Ср. и Ниж. Поволжья. Движущие силы: казаки, рус. крестьяне, башкиры, татары, мишари, калмыки, чуваши, марийцы, мордва, удмурты и др. В своих манифестах Пугачев обещал всем землю и волю, свободу вероисповедания, амнистию за прежние восст., что привлекло к движению не только рядовых башкир, но и осн. массу феодально-старшинской верхушки. В нач. восст. мн. старшины и сотники выступили в роли предводителей. Впоследствии нек-рые из них перешли на сторону пр-ва. К.в. проходила в 3 этапа: сент. 1773 — нач. апр. 1774; апр. — сер. июля 1774; июль 1774−1775. Начало К.в. связано с прибытием 17 сент. 1773 группы яицких казаков с Бударинского форпоста в Яицкий городок. В ходе К.в. возникло неск. повстанч. р-нов: Яицкий под Оренбургом с ц. в Бердской крепости (во гл. — Пугачев и Воен. коллегия); Уфимский — с ц. в с. Чесноковка (Каскын Самаров и Иван Чика-Зарубин); Мензелинский (Каранай Муратов и Василий Торнов); Красноуфимско-Кунгурский (Салават Юлаев и Иван Кузнецов); Челябинский (Исетский) (Иван Грязнов); Екатеринбургский (Иван Белобородов) и др. На 1-м этапе восставшие длит. время держали в осаде адм. ц. края — Оренбург (6 мес.) и Уфу (4 мес.), подвергали осаде и нападениям г. Кунгур и пригород Мензелинска, заняли мн. крепости Яицкой, Уйской укрепленных линий (см. Пограничные укрепленные линии), Табынскую, Зилаирскую, Нагайбакскую, Бакалинскую, Красноуфимскую, Ельдякскую крепости в Башкирии, г. Челябинск и пригород Осы, Стерлитамакскую пристань, металлургич. з-ды (Симский, Катав-Ивановский, Воскресенский), с. Вознесенское (Чесноковка), д. Каракулино, г. Сарапул и др. На занятой терр. Пугачев и его сподвижники распускали органы местной власти и устанавливали казачьи порядки. В кон. марта — нач. апр. 1774 правительств. войскам удалось нанести серьезное поражение осн. повстанч. силам под Оренбургом, Уфой, Мензелинском, Кунгуром, Красноуфимском, Челябинском и в р-не Екатеринбургских з-дов. На 2-м этапе осн. события развернулись на терр. Башкирии. На Ю. действовали Каскын Самаров, Кутлугильды Абдрахманов, Селяусин Кинзин и др. В р-не Стерлитамакской пристани борьбу с карат. отрядами вел Каранай Муратов.
С приближением Гл. войска Пугачева усилилась борьба на Осинской и Казанской дорогах. Через Покровский, Авзяно-Петровские и Белорецкие заводы и Магнитную крепость Пугачев направился в Башкирское Зауралье. После неск. сражений с правительств. войсками повернул на С. Башкирии и 21 июня взял Осу. Оттуда направился на Казань, к-рую взял штурмом 11 июля (кроме Кремля). Потерпев поражение в кровопролитных сражениях с карат. корпусом И. И. Михельсона под Казанью, повстанцы 16−17 июля переправились через Волгу. 3-й этап К.в. характеризуется перенесением центра движения в Ср. и Южн. Поволжье. В Башкирии оставались Салават Юлаев, к-рый возглавил повстанч. движение на Сибирской дороге; Каранай Муратов, Каскын Самаров, Селяусин Кинзин и др. — на Ногайской; Базаргул Юнаев, ген. Юламан Кушаев и полк. Мухамет Сафаров — в Баш. Зауралье. Они удерживали значит. контингент правительств. войск. Воен. командование и местные власти рассматривали Башкирию как место, куда Пугачев мог вернуться за поддержкой. 25 авг. под Царицыном Гл. войско повстанцев потерпело поражение и перестало существовать. В Уфе были казнены И. Чика-Зарубин и И. Губанов. 8 соратников Пугачева были сосланы на пожизненную каторгу в крепость Рогервик, 10 — на поселение в Кольский острог. Захват в плен Канзафара Усаева, концентрация в Башкирии правительств. войск и переход мн. старшин в карат. отряды заставили повстанцев отказаться от похода на Уфу. После поимки баш. предводителей Ногайской дороги в кон. сент. и Салавата Юлаева 25 нояб. восст. в Башкирии пошло на убыль. Но отд. повстанч. отряды продолжали сопротивление до лета 1775. Поражение К.в. было обусловлено стихийным характером движения, разобщенностью восставших, отсутствием единой программы.

13. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812

освободит. война России против наполеоновской Франции. В 1812 было создано 28 баш., 2 мишар., 2 тептяр., 5 оренб., 5 уральских казачьих полков. Всего в Оренб. крае было сформировано 45 полков по 500 рядовых в каждом. В командный состав входили 30 чел. (командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартирмейстер, 1 мулла, 1−2 писаря и 10 пятидесятников). Тогда же 12 тыс. башкир несли линейную службу на вост. границах России. Воины имели традиц. оружие и по 2 коня (см. Военная служба башкир). Башкиры, мишари, тептяри собрали в пользу армии 500 тыс. руб., отправили на фронт 4139 строевых лошадей.

В нач. период войны 1-й баш. полк воевал в составе 2-й армии ген. П. И. Багратиона, 2-й баш. — в 3-й армии ген. А. И. Тормасова, 1-й тептяр. полк — в 1-й Зап. армии ген. М. Б. Барклая де Толли. 15 июня в боях под Гродно отличились воины 1-го баш. полка: рядовые Узбек Акмурзин, Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Худайбердин, есаул Ихсан Абубакиров. 2-й баш. полк под командованием майора Курбатова 16 июля участвовал в сражении под г. Кобрином (восточнее Брест-Литовска), в ходе к-рого было убито 2 тыс., взято в плен 2382 солдата, 76 офицеров и 2 генерала. За храбрость и отвагу Аюп Каипов, полковой старшина Аралбай Акчулпанов были награждены орд. Св. Анны 4-й степени. В кон. июля 1812, после соединения рус. армий, баш. конница вела боевую разведку в р-не Смоленска, участвовала в наступлении рус. войск на местечко Рудни. 27 июля кавалерия атамана М. И. Платова, в составе к-рой сражался 1-й баш. полк, нанесла поражение франц. див. Себастиани. В ходе Бородинского сражения 26 авг. 1812, когда французы захватили батарею Н. Н. Раевского, ген. А. П. Ермолов с батальоном Уфимского пехотного полка, Оренб. драгунским полком остановил покинувших батарею артиллеристов и повел их в контратаку. В Бородинском сражении участвовал также 1-й тептярский полк. В период подготовки контрнаступления рус. армии башкиры, мишари, тептяри, оренб. и уральские казаки входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. В сент. 1812 1-й баш. полк находился в составе армейского партизанского отряда полк. И. Е. Ефремова, затем его передали под командование полк. Н. Д. Кудашева. При отступлении из Москвы (7 окт.) франц. войска попали под удары конницы Кудашева. В освобождении Москвы от французов участвовали неск. баш. полков и 1-й мишар. полк. В нач. сент. 1-й тептяр. полк майора Темирова действовал в составе Калужского ополчения, 11−24 сент. полк находился в партиз. отр. Дениса Давыдова. 12−13 окт. в р-не Малоярославца отр. Кудашева захватил много трофеев и отбил пленных, 1-й тептяр. полк майора Темирова отличился под Рославлем. Орд. Св. Владимира 4-й степ. был награжден прапорщик Мунасыпов, орд. Св. Анны 3-й степени зауряд-хорунжий Ибрагимов. В составе корпуса ген. -лейт. Л. К. Эссена баш. конница преследовала отступающих французов в р-не Дропчина по обоим берегам р. Буг. 2-й баш. полк принимал участие в разгроме отр. польского ген. Конопки. С ноября 15 баш. полков (6−20-й) в составе Поволжского ополчения вели боевые действия на Украине. Оренб. казаки составляли личный конвой М. И. Кутузова, охранявший штаб главнокомандующего. 2-й баш. полк в составе корпуса ген. -лейт. Л. М. Волконского 27 янв. 1813 вступил в Варшаву. В янв. 1813 в штурме Данцига участвовали 8 баш., 2 тептяр., калмыцкий, оренб. атаманский полки. Своим воинским иск-вом отличился 1-й баш. полк, за что был внесен в правительств. ж. выдающихся воен. событий. С марта 1813 1-й баш. полк принимал участие в сражениях под Берлином и Дрезденом. 7 баш. полков и 2-й тептяр. полк участвовали в боях вплоть до капитуляции Данцига (21 дек. 1813). В кон. 1813 3-й оренб. и 5-й уральский полки были направлены в Чехию: 8-й, 12-й, 13-й и 16-й баш., 2-й мишарский и 3-й оренб. казачий полки с регулярными ч. осаждали укрепленную крепость Глогау. 4−7 окт. 1813 5 баш. полков участвовали в сражении под Лейпцигом («битва народов»). В осаде Дрездена отличились 2-й, 13-й, 15-й баш. полки, после Лейпцигского сражения сюда подошли 1-й, 4-й, 5-й, 14-й баш. полки. Баш. и казачья конницы участвовали в изгнании французов из Гамбурга, Берлина, Веймара, Франкфурта-на-Майне и др. В Веймаре баш. воины встретились с нем. писателем и мыслителем И. В. Гете и подарили ему лук со стрелами и курай.

14. АКСАКОВ Сергей Тимофеевич (20.9. 1791, Уфа — 30.4. 1859 Москва, похоронен на Новодевичьем кладб.),

рус. писатель. Детские годы провел в Уфе и в родовом имении Ново-Аксаково Бугурусланского у. Оренб. губ. Окончил Казанскую гимназию (1805). В 1805−07 студент Казанского ун-та. В 1808 переехал в С. -Петербург, где служил в Комиссии по составлению законов и в Экспедиции о гос. доходах. С 1811 жил в Москве и писал стихи в традициях классицизма. В 1816 у.е.хал в Ново-Аксаково, где прожил до 1820. В 1821 жил в Москве, с лета 1822 — в с. Надеждино Оренб. губ. В 1826 возвратился в Москву и посвятил себя лит. деятельности. Дом А. стал одним из центров лит. жизни Москвы, в нем проводились «Аксаковские субботы». В 1827−32 служил цензором в Московском ценз. кабинете. В 1833 назначен инспектором Константиновского землемерного уч-ща (Москва). В 1835−38 первый директор Константиновского межевого ин-та. В 1847 появилась кн. «Записки об уженье», к-рая получила признание и послужила стимулом к написанию «Записок ружейного охотника Оренбургской губ.» (1852), «Рассказов и воспоминаний охотника о разных охотах» (1855). Гл. место в наследии А. занимает автобиограф. трил. «Семейная хроника» (1856), «Детские годы Багрова-внука» (1858), «Воспоминания» (1858), написанная на основе воспоминаний и семейных преданий. В ней писатель воспел красивую и щедрую природу Башкирии, этот же мотив звучит в стих. «Вот родина моя!», «Приветствую тебя, страна благословенна, страна обилия и всех земных богатств…». Автор мемуарных произв.: «Биография М. Н. Загоскина» (1853), очерков «Встреча с мартинистами» (1859), «Собирание бабочек» (1859). «Очерк зимнего дня» (1859) — последнее произв. писателя. В 1991 в Уфе открыт мемор. Дом-музей С. Т. Аксакова.

15. КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

высшая степень неполной собственности феодала на работника произ-ва. К.п. привнесено в Башкирию с распространением рос. феодализма на окраины (см. Присоединение Башкирии к Русскому государству). Крепостное нас. состояло гл. обр. из беглых людей рус. уездов и кабальных, оказавшихся на дворянских землях. Крепостными становились пленные бунтовщики и их семьи (см. Башкирские восстания 17−18 вв.), крещеные каракалпаки и казахи, проданные помещикам и чиновникам дети башкир и татар. В дальнейшем осн. источником формирования крепостных являлись рус. помещичьи крестьяне, переведенные в Башкирию из центр. р-нов России. По 10-й переписи (1858−59) крепостные составляли 15,8% всего нас. края (275 263 души обоего пола; в т. ч. 137 419 помещичьих крестьян и 137 844 горнозаводских). Накануне Крестьянской реформы 1861 на барщине состояло 74% помещичьих крестьян, на оброке — 14,1% и на смешанной повинности — 11,9% (см. Налоги и повинности). Оброчная повинность наиб. распространение получила в Троицком и Бирском, барщина — в Мензелинском, Стерлитамакском, Уфим., Белебеевском и Оренб. уездах. Барщина преобладала в имениях мелкопоместных (91% крестьян) и среднепоместных (89,1%). В крупнопоместных имениях на барщине состояло 70,2% крестьян. Помещики нарушали или обходили рекомендации указа о 3-дневной барщине, применяя ее завуалиров. формы (перевод крестьян на «издельные работы», «месячину» и т. п.). Крестьянин имел право работать на себя лишь после того, как выполнил барский «урок». Крестьяне работали на помещика 4−5 дней в неделю. Крепостные, переведенные на «месячину», ставились на положение дворовых. Они трудились на помещика круглый год, получая за работу жилье, пищу и одежду. Сверх этого владельцы облагали крепостных разл. натуральными поборами. Тяж. положение крепостного нас. края не раз освещалось в газ. «Колокол». Усиление крепостнич. экспл. в 1-й пол. 19 в. приводило к падению произ-сти труда. Не приспособившись к новым капиталистич. отношениям, мн. помещики разорялись и закладывали свои имения правительств. учреждениям и дворянской опеке. Так, в 1859 в Оренб. губ. было заложено до 300 дворянских имений с более чем 53 тыс. душ муж. пола (ок. 50% крепостного нас. губ.). К.п. было отменено Крест. реформой 1861.

КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕФОРМА 1861, гл. из бурж. реформ 60−80-х гг. 19 в., отменившая крепостное право в России. Проводилась на основе «Положений» от 19 февр. 1861. В Уфе «Манифест» о реформе был объявлен 15 марта 1861. К.р. коснулась всех разрядов крестьян Оренб. губернии. Помещичьи крестьяне получали личную свободу и право распоряжаться своим имуществом. Помещики сохраняли право собственности на принадлежавшие им земли, но были обязаны предоставить крестьянам наделы, к-рые затем выкупались. До выкупа крестьяне назывались временнообязанными и несли повинности в пользу помещика. Условия освобождения крестьян определялись уставными грамотами, составлявшимися на каждое помещичье владение. В итоге введения этих док-тов помещичьи крестьяне Оренб. губ. (137 419 душ) получили 212 тыс. из 247 тыс. дес. надельных земель; 35 тыс. дес. (14,4%) остались в руках дворян (см. Дворянство). За пользование получ. наделами крестьяне обрабатывали барские земли или платили ден. оброк. Со временем крестьяне выкупали свои наделы и прекращали обязат. отношения со своим владельцем. Многоземелье Оренб. губ. и дефицит рабочих рук обусловили более легкие условия освобождения помещичьих крепостных по сравнению с центр. Россией. Освобождение от крепостного права, личную свободу и имуществ. права получило крепостное нас. частных горных заводов (137 844 чел.), к-рое было разделено на мастеровых и сел. работников. Мастеровые, в отличие от сел. работников, имели право отказа от зем. надела. Освобождалось и нас. казенных з-дов Оренб. губ. (22 139 чел.). «Положением о крестьянах, водворенных на землях имений государевых, дворцовых и удельных» от 26 июня 1863 К.р. распространялась на удельных крестьян Оренб. губ. (57 049 чел). Они получали личные и имуществ. права. В ходе наделения землей удельные крестьяне Оренб. губ. сохранили за собой 101,9 тыс. дес. из 120,5 тыс. дес. надельных угодий, потеряв 18,6 тыс. (15,4%) в виде отрезков в пользу удельного ведомства. В отличие от помещичьих крестьян жители удельных селений сразу переводились на выкуп своих наделов и платили более низкие выкупные платежи. К.р. среди гос. крестьян началась с указа от 24 нояб. 1866, по к-рому жители казенных селений Оренб. губ. (434 755 чел.) получили гражд. права. Закон о выкупе надельных земель был объявлен в 1886. В результате К.р. гос. крестьяне получили надельные земли, к-рыми они пользовались раньше. Крестьяне, пользовавшиеся баш. землями, наделялись как баш. припущенники. Это касалось 444 припущеннических деревень из общего числа 817 селений гос. крестьян Уфим. губернии. Бесплатно получали наделы крестьяне-собственники, к-рым удавалось доказать право собственности на купленные у башкир земли. Они составляли около 30 тыс. душ муж. пола из 208 тыс. по 10-й ревизии 1858−59 гг. К.р. коснулась башкир и их припущенников. В «Положении о башкирах» от 14 мая 1863 говорилось, что «инородцы, известные под названием башкир, мещеряков, тептярей и бобылей, имеющие общее наименование Башкирского войска, получают гражданское устройство как свободные сельские обыватели…». Перевод в гражд. состояние коснулся башкир и их припущенников, проживающих в Оренб., Пермской, Самарской и Вятской губ. (981 069 чел. по 10-й ревизии). Башкирам и припущенникам предоставлялись личные и имуществ. права. Землеустройство проводилось на основе правил от 10 февр. 1869 «О размежевании башкирских дач для наделения землею башкир-вотчинников и их припущенников и о порядке продажи и отдачи в оброчное содержание общественных башкирских земель», согласно к-рым они наделялись землей бесплатно. При этом башкиры-вотчинники получали от 40 до 60 дес. на душу муж. пола, мишари, тептяри и бобыли, несшие военную службу, по 30 дес. на душу. Половина получаемой ими земли (15 дес.) отбиралась в запас и поступала в распоряжение казны. Запасные земли предназначались для наделения малозем. припущенников. Однако в дальнейшем они, как и наделы башкир-вотчинников, подвергались расхищению под видом «покупок» «излишних» угодий. К.р. сблизила феодально раздробленные категории нас. и способствовала развитию хоз. инициативы крестьян, капиталистич. отношений в деревне.

16. КАНТОННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ в Башкирии (1798−1865)

введена по указу от 10 апр. 1798 с целью укрепления юго-вост. границ России и усмирения баш. края. Были осуществлены перевод башкир и мишарей в служилое сословие и формирование Башкиро-мещерякского войска. Терр. расселения башкир, мишарей, оренб. и уральских казаков была разделена на кантоны. Баш. и мишарское нас. лишалось свободы передвижения в пределах Башкирии, выезд в др. уезды и губ. осуществлялся по паспортам. Должностные лица К.с.у. комплектовались из предст. баш. и мишарской феод. верхушки. Кантонные нач. подчинялись непосредственно ген. -губернатору, а с 1834 — командующему Башкиро-мещерякским войском. На них был возложен контроль за выполнением воен., гос. и земской повинностей, продажей и сдачей в аренду баш. земель, хоз. деят-стью населения. Они пользовались опред. правами в обл. судопроизводства. Чиновники освобождались от несения натуральных повинностей (см. Налоги и повинности). Введение К.с.у. не встретило открытого сопротивления башкир. В 30-х гг. 19 в. с целью усиления надзора 17 кантонов были разделены на 6 попечительств, возглавляемые рус. офицерами.

С утратой Башкирией окраинного положения после присоединения Казахстана к России в 40−50-х гг. 19 в. начался перевод башкир и мишарей из служилого в податное состояние. В 1848 Башкиро-мещерякское войско было разделено на две ч.: 200 тыс. душ вместо воен. службы облагалось ден. сбором, 101 тыс. душ осталась в «воен. устройстве». В 1855 в Башкиро-мещерякское войско были включены тептяри и бобыли. Баш. войско распределилось на 28 кантонов, 394 юрты и 9 попечительств. 13 баш. и 4 мещерякских кантонов обязывались выставлять в мирное время один полк. С кон. 40-х гг. 19 в. линейную службу несли 14% башкир и мишарей. Нас. неслужащих кантонов направлялось на стр-во торг. тракта Верхнеуральск-Стерлитамак, пограничной линии на участке Орск-Троицк, занималось благоустройством городов, заготовкой дров и лесоматериалов, выполняло земскую, подводную, дорожную, почтовую и др. повинности. По «Положению о башкирах» от 14 мая 1863 башкиры, мишари, тептяри и бобыли получили права свободных сел. жителей. 2 июля 1865 был принят Закон «О передаче управления башкирами из военного в гражданское ведомство», согласно к-рому К.с.у. упразднялась. Башкиры и припущенники перешли в подчинение общих губ. и уездных по крест. делам присутствий и мировых посредников. Натуральные повинности служащих Оренб. и Верхнеуральского кантонов были заменены денежными. С разделением Оренб. губ. (см. Губернии) на Уфим. и Оренб. прекратило свою деят-сть общее управление башкирами. Отмена К.с.у. явилась составной частью Крестьянской реформы 1861 года.

18. УМЕТБАЕВ Мухаметсалим Ишмухаметович (21.8. 1841, д. Ибрагимово Уфим. у. Оренб. губ., ныне Кармаскалинского р-на РБ, — 28.6. 1907, там же),

баш. поэт- просветитель, первый исследователь-краевед из башкир. Нач. образование получил вмедресе, в 1852 поступил в Оренб. кадетский корпус, где овладел рус., перс. и тюрк. языками, изучал математику, географию, историю, архитектуру, иск-во, каллиграфию и воен. дело. В 1860 поступил в Баш. войсковое управление Юмран-Табынского кантона переводчиком. В 1864 был назначен писарем мир. посредника Кармаскалинской вол., в 1869 избран старшиной этой вол., где работал до 1878. В 1879−80 преподавал рус. яз. и математику в медресе г. Стерлитамака. В 1880 поступил на службу в Оренб. магометанское Духовное собрание в Уфе, где работал переводчиком до отставки в 1899. Одновр. был преподавателем в Уфим. дет. приюте. В 1887−89 занимался делами вакуфа (имущества) в Крыму. Вел обществ. работу в Уфим. земстве как гласный, в 1883 избран чл. Оренб. отдела Рус. геогр. об-ва, был чл. комиссии по празднованию 300-летия Уфы, столетия со дня рождения А. С. Пушкина. С 1884 коллежский регистратор, с 1889 коллежский секр., с 1892 титулярный советник. Творч. деят-сть У. приходится на 80−90-е гг. 19 в. Им опубликованы книги, посв. изучению мусульм. законоведения, грамматики татарского языка, истории Оренб. Духовного собрания. Мн. тр. ученого не были опубликованы. В кн. «Описание научного и творческого наследия Мухаметсалима Уметбаева» (сост. М. Х. Надергулов, 1993) содержатся сведения о дошедших до нас рукописях У. Гл. кн. — «Ядкар» («Йэдкэр», 1897); в нее включены стихи, рассказы, публицистика, ист. очерки, труды по лингвистике, фольклору, этнографии. Поэзия У. разнообразна по жанрам: лирич. стихи, басни, элегии, послания, миниатюры. Бол-во поэтич. произв. посвящено родному краю, изображению жизни и быта баш. народа. В науч. трудах, публицистич. статьях поднимал актуальные проблемы своего времени: соц., зем. вопросы, правовое положение баш. народа, вопросы образования и культуры, печати и книгоиздания. У. отстаивал право обучения башкир на родном языке. Им собран богатый материал о быте, обычаях, традициях, педагогике и народной медицине башкир. В ист. очерках освещалась история края, связи и взаимовлияние культур баш. и рус. народов. В своей просветит. и творч. деят-сти У. ориентировался на рус. культуру и науку, освоил лучшие традиции культуры и лит-ры Востока; писал статьи о лит-ре Востока, истории баш. лит-ры, опубликовал образцы баш. устного т-ва. У. перевел на яз. тюрки неск. стих. и поэму А. С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан», образцы вост. поэзии и прозы. Нек-рые свои стихи перевел на рус. язык.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой