Кассационный порядок обжалования судебных постановлений в гражданском процессе

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Суд, как и любой иной орган государственной власти, от принятия ошибочного решения не застрахован. Сказанное означает, что участники процесса, а равно общество в целом вправе подозревать, что вынесенное судом решение ошибочно, поскольку оно может базироваться на неправильных действиях суда. В связи с этим современное законодательство всех государств, как правило, предусматривает наличие паузы между оглашением итогового судебного решения и приданием ему законной силы. В период такой паузы участники процесса (в первую очередь представители сторон), а то и общество (представляемое, например, прокурором) обязаны проанализировать результаты судебной деятельности, а в случае несогласия с ними обжаловать судебное решение, а также иным предусмотренным процессуальным законом путем выразить свое с ним несогласие.

Наличие у сторон права на обжалование судебных решений имеет важное психологическое значение для участников процесса, поскольку позволяет им лишний раз обосновать свои доводы по существу спора при обращении к специалистам более высокой квалификации.

1 января 2012 года вступили в силу поправки к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 353-ФЗ от 9 декабря 2010 года // Российская газета. 2010. 13 декабря. (далее по тексту — Федеральный закон № 353-ФЗ). С этого момента для всех судов общей юрисдикции действует единый апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу судебных актов по гражданским делам. Помимо этого, обжалование в суде кассационной инстанции стало возможным только в отношении судебных постановлений, вступивших в законную силу.

До внесения соответствующих изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в порядке апелляционного производства пересмотру подлежали только решения мировых судей. Для всех же остальных судебных постановлений, не вступивших в законную силу, был установлен кассационный порядок обжалования. Вступившие в законную силу судебные акты подлежали пересмотру только в порядке надзора.

Указанные поправки к ГПК РФ фактически полностью изменили механизм обжалования судебных постановлений в гражданском судопроизводстве. Так, сформировалась единая четырехзвенная система движения гражданского дела в суде общей юрисдикции. Решение, вынесенное судом первой инстанции и не вступившее в законную силу, теперь может быть обжаловано только в апелляционной инстанции вышестоящего суда. По результатам рассмотрения дела по жалобе выносится апелляционное определение, которое вступает в силу со дня его принятия.

Судебные акты, вступившие в законную силу, пересматриваются в суде кассационной инстанции. Однако право на кассацию возникает в том случае, если исчерпаны все прочие способы обжалования судебного постановления до его вступления в силу. Таким образом, кассационное производство фактически заняло место надзорного. Основаниями для отмены или изменения решений судов в кассационной инстанции являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Следует отметить, что внесенные в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации изменения сближают гражданское судопроизводство с арбитражным. Таким образом, законодатель стремится унифицировать процедуру обжалования судебных актов во всех видах судопроизводства.

Понятно, что такие масштабные изменения в гражданском судопроизводстве требуют широкого теоретического осмысления как на правоприменительном, так и на доктринальном уровнях, что и обусловливает актуальность научных исследований в данной области.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих по поводу пересмотра судебных постановлений, вынесенных судами общей юрисдикции, в кассационном порядке. Предметом исследования являются совокупность правовых норм, регулирующих данную область правоотношений, материалы судебной практики и судебной статистики, учебные, справочные и доктринальные источники.

Целью данной работы является комплексная характеристика института пересмотра судебных постановлений, вынесенных судами общей юрисдикции, в кассационном порядке в свете изменений гражданского процессуального законодательства, вступивших в действие с 1 января 2012 года.

Цель работы может быть достигнута путем последовательного решения следующих задач:

— характеристика правовой основы реформирования судебных инстанций в России;

— определение направлений модернизации проверочных производств в гражданском процессуальном праве России;

— сравнительный анализ апелляционного, кассационного и надзорного производства по гражданскому процессуальному праву России;

— характеристика права на обращение в суд кассационной инстанции в гражданском процессуальном праве России;

— изучение содержания кассационных жалобы, представления и пределов кассационного пересмотра судебных постановлений в гражданском процессе России;

— анализ порядка рассмотрения кассационной жалобы, представления по гражданскому процессуальному праву России.

Анализу новелл гражданского процессуального законодательства в области кассационного пересмотра судебных постановлений, уже посвятили свои исследования такие специалисты как Е. А. Борисова, А. А. Денисов, В. М. Жуйков, В. В. Зайцев, Н. А. Колоколов, А. С. Червоткин, В. В. Ярков.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, классификация, сравнение и др.) и частнонаучные (сравнительное правоведение, формально-юридический анализ, историко-правовой метод и др.) методы юридического познания.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых делится на параграфы, заключения, библиографического списка.

ГЛАВА 1 РЕФОРМИРОВАНИЕ СУДЕБНЫХ ИНСТАНЦИЙ В РОССИИ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

§ 1. Правовая основа реформирования судебных инстанций в России

В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря. правосудие в России осуществляется только судом. Реализация данной функции происходит на основе взаимодействия различных судебных органов, рассматривающих то или иное дело в рамках определенных форм судопроизводства и установленных законом процессуальных правил. Для характеристики такого взаимодействия чаще всего используется понятие «судебная инстанция», обозначающее выполняемую судом строго определенную функцию, связанную с разрешением судебных дел (рассмотрение дела по существу либо проверка в той или иной форме законности и обоснованности ранее принятых по данному делу судебных актов как до их вступления в законную силу, так и после этого).

Инстанционная структура судебной системы обеспечивает реализацию конституционного права на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции), неотъемлемой частью которого является право обжалования неправосудного решения в целях эффективного восстановления в правах, исправления судебной ошибки. Кроме того, инстанционность призвана гарантировать единство судебной практики, т. е. единообразное толкование и применение закона различными судами, без чего невозможна реализация конституционного положения о равенстве всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации). Традиционно выделяют: ординарные судебные инстанции, рассмотрение в которых инициируется непосредственно органами и лицами, участвующими в деле, и экстраординарные, где возбуждение производства зависит от предварительной оценки обоснованности соответствующего обращения судьей, поскольку проверяемый судебный акт к этому моменту уже вступил в законную силу.

В течение многих лет в судах общей юрисдикции в качестве ординарных рассматривались первая и кассационная инстанции, экстраординарной — надзорная. Определенным исключением являлись те случаи, когда решение по существу дела принималось мировым судьей. В этом случае судебный акт до его вступления в силу мог быть обжалован в апелляционном порядке.

Как свидетельствует отечественный и зарубежный опыт, один и тот же суд или даже его структурное подразделение (судебная коллегия) по отношению к разным категориям дел могут выступать в качестве различных судебных инстанций.

Таким образом, понятия «суд» и «судебная инстанция» далеко не тождественны. При этом в системе российских арбитражных судов судебные инстанции организационно разделены и возможность апелляционного и кассационного обжалования обеспечивается, как правило, применительно ко всем судебным актам, кроме принятых в первой инстанции Высшим Арбитражным Судом Р Ф.

В 2010 — 2011 гг. в Российской Федерации был принят ряд законодательных актов, существенно реформирующих сложившуюся систему инстанций в судах общей юрисдикции.

К их числу следует отнести: Федеральный закон от 9 декабря 2010 г. № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: Федеральный закон № 433-ФЗ от 29 декабря 2010 года // Российская газета. 2010. 31 декабря., Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» О судах общей юрисдикции в Российской Федерации: Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ от 7 февраля 2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 7. Ст. 898., Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 2-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации»: Федеральный конституционный закон № 2-ФКЗ от 7 февраля 2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 7. Ст. 899.

Данные законодательные акты вносят много нового в организацию осуществления правосудия в России.

Во-первых, они предусматривают введение с 1 января 2012 г. по гражданским делам и с 1 января 2013 г. по уголовным делам апелляционных инстанций для обжалования не вступивших в законную силу актов всех судов общей юрисдикции (как уже отмечалось, ранее возможность апелляционного обжалования допускалась только применительно к судебным решениям и приговорам мировых судей). Специфику полномочий апелляционной инстанции по сравнению с кассационной очень точно выразил Президент Российской Федерации Д. А. Медведев в своем Послании Федеральному Собранию от 12 ноября 2009 г.: «Как известно, апелляционная инстанция рассматривает жалобу на решение суда в полном объеме, то есть с проверкой и оценкой как фактических обстоятельств дела, так и их юридической квалификации. При этом апелляционная инстанция должна либо подтвердить решение нижестоящего суда, либо принять новое решение (и в этом принципиальное отличие) по существу дела. Такая проверка судебных решений должна повысить их законность и обоснованность» Послание Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 года // Российская газета. 2009. 13 ноября.

Таким образом, процедура апелляционной проверки весьма близка к рассмотрению дела в первой инстанции, ибо она ориентирована на исследование всех доказательств по существу и поэтому не предполагает возможность передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Если судебный акт признается незаконным или необоснованным, апелляционная инстанция отменяет его и самостоятельно принимает новое решение. Именно с рассмотрением дела в апелляционном порядке или с истечением сроков на апелляционное обжалование закон теперь связывает вступление судебного акта в законную силу. Процедура апелляции расширяет спектр возможностей, составляющих содержание конституционного права на судебную защиту, и усиливает его роль как универсальной гарантии всех прав и свобод. В качестве апелляционных инстанций выступают: районные суды — по отношению к судебным актам мировых судей; судебные коллегии верховных судов республик, краевых, областных и приравненных к ним судов — по отношению к актам районных судов; судебные коллегии Верховного Суда Российской Федерации — по отношению к решениям и приговорам верховных судов республик, краевых, областных и приравненных к ним судов; Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации — по отношению к решениям Верховного Суда.

Во-вторых, кассационные инстанции теперь будут осуществлять проверку законности и обоснованности судебных актов, вступивших в законную силу. Такая проверка проводится исключительно с точки зрения соблюдения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Суд кассационной инстанции не ставит под сомнение фактические обстоятельства, установленные в первой и апелляционной инстанциях. Вопрос о возбуждении кассационного производства решается судьей, предварительно рассматривающим соответствующую жалобу. В качестве кассационных инстанций будут выступать президиумы верховных судов республик, краевых, областных и приравненных к ним судов и судебные коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

В-третьих, существенно изменились структура и полномочия Верховного Суда России: в нем образуется Судебная коллегия по административным делам, Кассационная коллегия преобразуется в Апелляционную, данный суд лишается полномочия по рассмотрению уголовных дел в первой инстанции. Президиум Верховного Суда становится единственной в системе судов общей юрисдикции надзорной инстанцией, что соответствует норме ст. 126 Конституции Российской Федерации, определяющей статус Верховного Суда как высшего судебного органа, осуществляющего в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов. Надзорная инстанция наделяется полномочием отменять вступившие в законную силу судебные акты в случае фундаментальных нарушений, затрагивающих само существо правосудия. При этом принятие Президиумом Верховного Суда Российской Федерации постановления, изменяющего практику применения правовой нормы, отныне рассматривается как новое обстоятельство, влекущее пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по гражданским делам, применявших данную норму. Подобный подход ранее уже использовался в системе арбитражных судов. Он свидетельствует о возрастании роли и значения принятых по конкретным делам решений высших судебных органов, которые сами по себе становятся своеобразным «лекалом», обеспечивающим единство судебного правоприменения.

Реформирование судебных инстанций в России во многом обусловлено теми рекомендациями, которые содержались в решениях Европейского суда по правам человека, принятых в связи с жалобами российских граждан, а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированными в его постановлениях о проверке конституционности норм процессуального законодательства. Вместе с тем следует обратить внимание на ряд проблем конституционно-правового характера, которые неизбежно возникнут при реализации соответствующих законодательных новелл.

Прежде всего, нужно отметить, что новая система судебных инстанций не исключает определенного неравенства в возможностях оспаривания судебного акта в вышестоящих судах в зависимости от того, какому суду в первой инстанции подсудно данное гражданское или уголовное дело. Так, если дело по существу рассматривалось районным судом, то соответствующий судебный акт в апелляционном порядке может быть обжалован в судебной коллегии верховного суда республики, краевого, областного и приравненного к нему суда, а в кассационном порядке — последовательно в двух инстанциях (в пределах общего срока кассационного обжалования): президиуме верховного суда республики, краевого, областного суда и Судебной коллегии Верховного Суда России. Обращение со «второй» кассационной жалобой допустимо, если по делу было вынесено решение кассационной инстанцией нижестоящего суда (п. 1, 3 ч. 2 ст. 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее по тексту — ГПК Р Ф Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 138-ФЗ от 14 ноября 2002 года // Российская газета. 2002. 20 ноября., п. 1, 2 ч. 2 ст. 401.3 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 174-ФЗ от 18 декабря 2001 года // Российская газета. 2001. 22 декабря., п. 2 ст. 20, п. 1 ч. 3 ст. 26 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»). Если же дело в первой инстанции рассматривалось верховным судом республики, краевым, областным судом или Верховным Судом Российской Федерации и принятое решение или приговор были обжалованы в апелляционном порядке, то возможность кассационного оспаривания судебного акта вообще исключена.

Насколько оправданно подобное неравенство возможностей обжалования? Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал по этому поводу ряд правовых позиций По делу о проверке конституционности положений статей 9 и 10 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статей 181, 188, 195, 273, 290, 293 и 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «СЕБ Русский Лизинг», общества с ограниченной ответственностью «Нефте-Стандарт» и общества с ограниченной ответственностью «Научно-производственное предприятие «Нефте-Стандарт»: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П от 17 января 2008 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 4. Ст. 300. Прежде всего он указал, что конституционное право на судебную защиту «предполагает и конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, а отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает это право… при этом эффективной гарантией такой защиты является и сама возможность пересмотра дела вышестоящим судом, которая в тех или иных формах (с учетом особенностей каждого вида судопроизводства) должна быть обеспечена государством». Но при этом «Конституция Российской Федерации непосредственно не закрепляет порядок судебной проверки решений судов по жалобам заинтересованных лиц, — этот порядок определяется на ее основе федеральным законом… В Конституции Российской Федерации право на пересмотр судебного решения прямо предусматривается лишь применительно к уголовному судопроизводству — согласно ее статье 50 (часть 3) каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом. Аналогичное положение закреплено в Протоколе № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который при этом допускает возможность ограничения названного права на основе закона, а также в случаях, когда дело в первой инстанции было рассмотрено судом высокого уровня (статья 2)».

Данные правовые позиции можно считать применимыми и к рассматриваемому вопросу с учетом того, что кассационная инстанция отныне становится, по сути, экстраординарной судебной инстанцией. Отметим, что в системе арбитражных судов подобного дисбаланса в реализации права на обжалование судебного акта нет (исключение составляют лишь решения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятые в первой инстанции, — они, как уже отмечалось, не подлежат апелляционному и кассационному обжалованию — ч. 2 ст. 180, ч. 2 ст. 181, ст. 273 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 95-ФЗ от 24 июля 2002 года // Российская газета. 2002. 27 июля.

Одно из существенных замечаний Европейского суда по правам человека в отношении отечественного правосудия состояло в том, что практическая реализация воспринятой российским процессуальным законодательством модели пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, приводит к тому, что нередко общие сроки судебного разбирательства по делу становятся чрезмерными, растягиваются на годы. Это противоречит п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 4 ноября 1950 года) // Бюллетень международных договоров Российской Федерации. 2001. № 3., который предусматривает право на справедливое публичное разбирательство дела «в разумный срок». К данной проблеме обращался и Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 г. № 2-П По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 2-П от 5 февраля 2007 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 7. Ст. 932. Сопоставляя сроки подачи надзорной жалобы, принятия решения о возбуждении надзорного производства и непосредственно рассмотрения дела в порядке надзора в судах общей юрисдикции, Конституционный Суд пришел к следующему выводу: «…при том, что надзорное производство может иметь место последовательно в трех судебных инстанциях, в целом процесс надзорного обжалования — с учетом кумулятивного эффекта такого регулирования — может длиться в течение нескольких лет, что не согласуется с вытекающим из Конституции Российской Федерации принципом правовой определенности и основанным на нем принципом стабильности судебных актов» (п. 9. 2 мотивировочной части Постановления от 5 февраля 2007 г. № 2-П).

Как видно, проблема сроков судебного разбирательства находится в системной связи с вопросом о множественности надзорных инстанций, что, по мнению Европейского суда по правам человека, не исключает возможность неоднократного «разворота» вступившего в законную силу решения суда.

Нынешняя реформа позволит упорядочить сроки судебного разбирательства. Однако они могут оставаться достаточно значительными, особенно по уголовным делам. Отчасти это связано с тем, что законодатель излишне формально подошел к вопросу об устранении множественности надзорных инстанций. Установив, что Президиум Верховного Суда Российской Федерации является единственной надзорной инстанцией в системе судов общей юрисдикции, он предусмотрел две кассационные инстанции, управомоченные на проверку законности и обоснованности вступивших в силу судебных актов — президиумы верховных судов республик, краевых, областных и приравненных к ним судов и Судебные коллегии Верховного Суда России. Таким образом, множественность надзорных инстанций трансформировалась в множественность инстанций, уполномоченных пересматривать вступившие в силу судебные решения и приговоры. Отметим в этой связи, что Европейский суд по правам человека в Постановлении от 25 июля 2002 г. по делу «Совтрансавто Холдинг» против Украины (п. 77) указал: «…юридические системы, характеризуемые… риском отмены вступивших в силу решений судов неоднократно… как таковые несовместимы с принципом правовой определенности, которая является одним из фундаментальных аспектов верховенства права по смыслу статьи 6 Конвенции» Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2003. № 1. На данную позицию Европейский суд ссылался и в Постановлениях по жалобам российских граждан: от 5 апреля 2005 г. по делу Волков против России, от 27 апреля 2006 г. по делу Засурцев против России и др. Брежнев О. В. Реформирование судебных инстанций в России: конституционно-правовые аспекты // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 6. С. 72.

Еще одно замечание Европейского суда по правам человека к организации судопроизводства в России связано с тем, что не исключается возможность для одного и того же суда выступать последовательно в качестве различных инстанций по одному и тому же делу. Данное замечание касается краевых, областных и приравненных к ним судов общей юрисдикции и Верховного Суда Российской Федерации. И хотя в этих судах инстанции организационно разделены, т. е. если то или иное дело в апелляционном порядке рассматривается судебной коллегией, то соответственно в кассационном или надзорном порядке оно будет разрешаться президиумом соответствующего суда, все же определенная проблема в этом есть. Для обеспечения действительной независимости судей при осуществлении пересмотра судебных актов предпочтительно, чтобы инстанционными полномочиями были наделены различные судебные органы.

Следует отметить, что в системе арбитражных судов эту проблему в основном удалось решить посредством создания в 2003 г. апелляционных судов.

Ряд замечаний практического характера вызывает создание в структуре Верховного Суда Российской Федерации Судебной коллегии по административным делам.

Во-первых, в российском процессуальном законодательстве до сих пор нет определения понятия «административное дело». Те виды дел, подведомственных судам общей юрисдикции, которые гипотетически можно было бы отнести к числу «административных», поскольку они возникают из публичных правоотношений (об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, избирательные споры, о приостановлении деятельности и ликвидации политических партий и др.), рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, поэтому ГПК РФ (ч. 1 ст. 26, ч. 1 ст. 27) называет их «гражданскими делами». Это, безусловно, порождает проблему разграничения подсудности между Судебной коллегией по административным делам и Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Кроме того, следует учесть, что ряд вышеуказанных судебных дел возникают из конституционных правоотношений, и поэтому их вряд ли можно назвать «административными». Многие из них следовало бы отнести к ведению конституционных (уставных) судов.

Во-вторых, хотя административное судопроизводство рассматривается Конституцией Российской Федерацией в качестве самостоятельной формы осуществления судебной власти (ч. 2 ст. 118), правовая регламентация соответствующих процедур законодательно не обособлена (отсутствует Административный процессуальный кодекс). Не решен вопрос и о возможных формах специализации судов, осуществляющих правосудие по данной категории дел. Вследствие этого создание Судебной коллегии по административным делам в структуре Верховного Суда Российской Федерации — мера во многом паллиативного характера. Отметим, что Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» не предусматривает создание судебных коллегий по административным делам в верховных судах республик, краевых, областных судах или каких-либо иных судах общей юрисдикции, кроме Верховного Суда России. Исходя из этого, теряется логика при организации инстанционного взаимодействия судов, рассматривающих соответствующую категорию дел. Получается, в частности, что дело, возникающее из публичных правоотношений, в первой или апелляционной инстанции рассматривается судебной коллегией по гражданским делам краевого, областного суда, решение которой затем может соответственно в апелляционном или кассационном порядке обжаловаться в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В-третьих, как следствие вышесказанного, остается нерешенной проблема обеспечения квалифицированного рассмотрения в судах общей юрисдикции дел, возникающих из публичных правоотношений, с учетом их материально-правовой и процессуальной специфики.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 16 июня 1998 г. № 19-П По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 19-П от 16 июня 1998 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 25. Ст. 3004., от 11 апреля 2000 г. № 6-П По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 6-П от 11 апреля 2000 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 16. Ст. 1774., от 27 января 2004 г. № 1-П По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Правительства Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П от 27 января 2004 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 5. Ст. 403. и др. сформулировал правовую позицию о том, что осуществляемое судами общей юрисдикции полномочие по проверке нормативных правовых актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу, акту, кроме Конституции Российской Федерации, должно быть закреплено в федеральном конституционном законе, которым определялись бы виды нормативных актов, подлежащих проверке судами, предметная, территориальная и инстанционная подсудность дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с ходатайством о проверке законности актов, правила, обеспечивающие юридическую силу судебных решений как обязательных для правоприменителей по всем другим делам. Это требование, непосредственно вытекающее из ч. 3 ст. 128 Конституции Российской Федерации, касается и всех иных полномочий федеральных судов.

Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», реформирующий систему судебных инстанций, к сожалению, не учитывает вышеуказанную правовую позицию Конституционного Суда. Он не детализирует компетенцию судов общей юрисдикции, ссылаясь на процессуальные законы, а о полномочии, связанном с абстрактным нормоконтролем, не упоминает вовсе (ст. 4, 9 и др.). Данный недостаток носит существенный характер, ибо законодательная регламентация организации судебных инстанций должна охватывать не только особенности их взаимодействия, но и в надлежащей форме содержательно определять полномочия судов.

Не получило отражения в Федеральном конституционном законе «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» и предусмотренное ч. 1 ст. 93 Конституции полномочие Верховного Суда по даче заключения о наличии в действиях Президента Российской Федерации признаков государственной измены или иного тяжкого преступления. В связи с этим остается неясным, какой орган имеет право обращаться в суд по этому вопросу, какая инстанция в Верховном Суде и в каком порядке должна рассматривать данное дело (Судебная коллегия, Президиум или какой-то особый состав), может ли принятое решение быть обжаловано.

Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (ч. 1 и п. 1 ч. 4 ст. 9, п. 1 ч. 4 ст. 14) в соответствии со ст. 126 Конституции устанавливает очень важное для деятельности всех судебных инстанций полномочие Пленума Верховного Суда Российской Федерации по даче судам общей юрисдикции разъяснений по вопросам применения законодательства «в целях обеспечения единства судебной практики». Однако, в отличие от ранее действовавшего регулирования, данный Закон прямо не указывает на обязательность соответствующих постановлений Пленума для судов, что делает неопределенным вопрос о юридической силе этих актов высшего судебного органа. Осталась нерешенной и проблема судебного обжалования постановлений Пленума Верховного Суда: некоторые их положения могут содержать неконституционное истолкование норм действующего законодательства, а потому могли бы оспариваться в Конституционном Суде Российской Федерации.

В заключение следует отметить, что процесс реформирования судебных инстанций в России должен быть детерминирован необходимостью более полной реализации конституционных ценностей, связанных с осуществлением правосудия: доступности обращения в суд, эффективного восстановления нарушенных прав, равноправия в части, касающейся судебной защиты. Для достижения этой цели законодателю придется еще приложить немалые усилия.

§ 2. Модернизация проверочных производств в гражданском процессуальном праве России

Российское процессуальное законодательство, традиционно характеризовавшееся как стабильное, в последнее время подвергается многочисленным изменениям. Последние два года были особенно показательны.

В июле 2009 г., июле 2010 г. были внесены изменения в АПК РФ. В апреле 2010 г. в связи с принятием Федерального закона № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Федеральный закон № 68-ФЗ от 30 апреля 2010 года // Российская газета. 2010. 4 мая. АПК РФ и ГПК РФ были дополнены новыми главами, предусматривающими порядок рассмотрения новой категории дел, а также были изменены нормы о сроках рассмотрения дел, подведомственных арбитражным судам и судам общей юрисдикции.

В ноябре 2010 года Государственная Дума Р Ф приняла Федеральный закон № 353-ФЗ, направленный на реформирование порядка обжалования судебных постановлений. Этими новеллами процессуальное законодательство не ограничится. На очереди — изменение порядка упрощенного производства в арбитражном процессе (соответствующий законопроект был размещен на сайте ВАС РФ и обсужден на заседании НКС при ВАС РФ), введение элементов электронного правосудия в гражданский процесс и внесение соответствующих изменений в ГПК РФ.

Судя по количеству и качеству изменений, складывается впечатление (и об этом говорилось ранее Борисова Е. А. Некоторые теоретико-практические проблемы реформы в области судебной защиты гражданских прав // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2009. № 1; Жуйков В. М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006.), что концепция реформирования как арбитражного, так и гражданского процессуального законодательства отсутствует. Именно этим объясняется «волнообразность» и суть произошедших изменений. Как таковую единую цель реформирования трудно обозначить. Всякий раз та или иная «маленькая реформа» была направлена на достижение отдельной цели. В одном случае — минимизировать риск принятия арбитражными судами противоположных судебных актов и повысить уровень реальной доступности правосудия по корпоративным спорам. В другом случае — обеспечить своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел, исполнение судебных решений, сократить число обращений в ЕСПЧ с жалобами на нарушение права на справедливое судебное разбирательство. В третьем случае — реализовать идею электронного правосудия. В четвертом — повысить эффективность системы проверки судебных постановлений, привести ее в соответствие с европейскими стандартами правосудия.

Отсутствие единой для цивилистического процесса концепции реформирования приводит в результате к еще большим (по сравнению с теми, которые были на момент принятия АПК РФ и ГПК РФ) различиям в порядке рассмотрения дел арбитражными судами и судами общей юрисдикции, что не может не отражаться на степени гарантированности доступности и эффективности правосудия.

Проблемы доступа к правосудию, эффективности судебной защиты тем более важны в свете последних изменений, закрепляющих, что подведомственность дел арбитражным судам все больше и больше расширяется, что не может не отразиться на правах в первую очередь физических лиц, заинтересованных в судебной защите. Обеспеченность процессуальных прав в зависимости от суда, которому подведомственно дело, различна по своему объему. Это различие усугубилось в результате изменений процессуального законодательства последних лет.

Следует обратиться к изменениям, внесенным в ГПК Р Ф Федеральным законом № 353-ФЗ.

Рассмотрение дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок (далее — заявления о присуждении компенсации). В отличие от АПК РФ в ГПК РФ при внесении соответствующих изменений не был решен вопрос о порядке обжалования. Теперь, в соответствии с ч. ч. 4, 5 ст. 244. 9, ст. 244. 10 ГПК РФ судебное решение, определения областного и равного по компетенции суда, Верховного Суда Р Ф могут быть обжалованы в апелляционном порядке путем подачи апелляционной, частной жалобы (представления прокурора). Жалоба (представление) рассматривается соответственно апелляционной инстанцией областного и равного по компетенции суда и Апелляционной коллегией Верховного Суда Р Ф.

Апелляционное определение областного и равного по компетенции суда может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум того же суда. Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда Р Ф кассационному обжалованию не подлежит и может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Р Ф.

Таким образом, областной и равный по компетенции суд рассматривает дела о присуждении компенсации по существу, проверяет судебное решение в апелляционном и кассационном порядке. Обращение в порядке надзора в Верховный Суд Р Ф законом не предусмотрено. Верховный Суд Р Ф рассматривает подсудные ему дела о присуждении компенсации по существу. Здесь же происходит апелляционная проверка принятого решения и возможно рассмотрение надзорной жалобы Президиумом Верховного Суда Р Ф.

Очевидно, что такой порядок контроля законности и обоснованности указанных судебных постановлений не может быть признан эффективным, отвечающим целям проверочных производств, обеспечивающим доступность правосудия, справедливость судебного разбирательства.

Иначе (проще, но «организационно не безупречно» Борисова Е. А. Рассмотрение дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок // Вестник ФАС МО. 2010. № 3. С. 67.) вопрос урегулирован в АПК РФ. Решения по заявлениям о присуждении компенсации могут быть обжалованы в кассационном и надзорном порядке. Кассационные жалобы рассматриваются тем же судом (ФАСО) в ином составе судей (ч. 2 ст. 274 АПК РФ). Надзорные обращения рассматриваются ВАС РФ (ст. ст. 292, 299 АПК РФ).

Применительно к возможности обжалования определений, вынесенных арбитражным судом по заявлениям о присуждении компенсации, необходимо отметить, что в отличие от ГПК РФ определение об оставлении заявления без движения обжалованию не подлежит.

Упрощение, ускорение производства. Упрощение, ускорение судопроизводства рассматривается как один из путей облегчения доступа к правосудию. Комитет министров Совета Европы еще в 1981 г. принял соответствующую Рекомендацию государствам — членам Совета Европы. Данная Рекомендация воплощается в жизнь. Так, например, в соответствии с § 495а Гражданского процессуального кодекса Германии участковый суд может по свободному усмотрению определить порядок производства, если цена спора не превышает 600 евро. По ходатайству сторон должно быть проведено устное разбирательство. Согласно положениям § 496 ГПК иск, отзыв на иск, а также иные объяснения стороны могут среди прочего быть изложены устно в канцелярии суда для занесения в протокол. Вызов истца в судебное заседание осуществляется в произвольной форме, если суд не распорядится о доставке (§ 497 ГПК Германии). Иные объяснения стороны, кроме признаний и объяснений по ходатайству о допросе стороны, заносятся в протокол, если суд сочтет это необходимым (§ 510а ГПК Германии). В случаях, когда недопустимость обжалования решения очевидна (например, цена предмета жалобы меньше 600 евро и спор не имеет принципиального значения), решение суда может быть изготовлено без описательной части. В этом случае не требуется и мотивировочной части, если стороны от нее откажутся или ее основное содержание занесено в протокол (§ 313а ГПК Германии) Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ и УПК РФ. Первый опыт критического осмысления / Е. А. Борисова, Л. В. Головко, Н. Н. Ковтун и др.; под общ. ред. Н. А. Колоколова. М.: Юрист, 2011. С. 45.

Во Франции в местном суде (суде близлежащей юрисдикции) и в трибунале малой инстанции в соответствии с требованиями Гражданского процессуального кодекса Франции иск может быть также предъявлен путем подачи в секретариат-канцелярию совместного заявления сторон либо путем добровольной явки сторон в суд для разрешения их спора. В последнем случае стороны подписывают протокол, подтверждающий их явку с целью разрешения судом их исковых требований (ст. ст. 829, 845, 846 ГПК Франции) Там же. С. 47.

В российском процессе ничего подобного нет ни при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции. Возможно, что идея упрощения была реализована в изменении порядка рассмотрения частных жалоб. Теперь частные жалобы на определения суда первой инстанции рассматриваются без извещения лиц, участвующих в деле. Исключение составляют определения о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения.

Если это и упрощение, то упрощение исключительно в интересах суда (с целью решить проблему перегруженности судов проверочных инстанций: отсутствие лиц, участвующих в деле, упростит рассмотрение частных жалоб, не потребует строгого соблюдения требований гражданской процессуальной формы, сократит трудозатраты судьи или судебного состава), а не лиц, участвующих в деле. Не случайно в законе предоставлена возможность обжалования ряда определений отдельно от решения суда. Это сделано с целью обеспечения процессуальных гарантий участвующих в деле лиц. Рассмотрение же частных жалоб на большинство определений, являющихся самостоятельными объектами апелляционного обжалования, в новом порядке искажает сущность апелляционного производства, нарушает право на доступ в суд и на справедливое судебное разбирательство. Упрощения, ускорения разбирательства (если это послужило целью изменений) можно было добиться иными путями. Например, можно было использовать существующую законодательную конструкцию, согласно которой лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению и разрешению процессуального вопроса.

Реформа апелляционного производства. На смену апелляционному и кассационному производству по проверке не вступивших в законную силу судебных постановлений с 1 января 2012 г. приходит апелляционное производство. Вступившие в законную силу постановления суда можно будет обжаловать в кассационном порядке, в порядке надзора. Все обжалование осуществляется последовательно: не исчерпав одно средство правовой защиты, нельзя воспользоваться другим. Очевидно, что моделью произошедших изменений послужил АПК РФ. Многие его нормы, раскрывающие содержание апелляционного и надзорного производств, были заимствованы и нашли свое закрепление в новых положениях ГПК РФ.

Станет ли проверочная деятельность судов общей юрисдикции эффективней? Повысятся ли гарантии судебной защиты гражданских прав? Судя по содержанию новых норм — вряд ли. Соответствующие тому доводы были высказаны еще на этапе обсуждения законопроекта, разработанного Верховным Судом Р Ф Борисова Е. А. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе: изменения в ГПК РФ // Закон. 2009. № 12. С. 53. Не повторяясь, можно обратить внимание на следующее.

Как и в арбитражном процессе, в гражданском процессе суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом некоторых особенностей. К особенностям относится невозможность применить правила о соединении и разъединении исковых требований, об изменении предмета или основания иска, об изменении размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, замене ненадлежащего ответчика, привлечении к участию в деле третьих лиц. Поскольку речь идет о повторном рассмотрении дела, постольку оправданны перечисленные особенности. Вместе с тем если судом апелляционной инстанции будут выявлены безусловные основания для отмены судебного решения, то дело будет рассматриваться по правилам производства в суде первой инстанции. В данном случае становится возможным и предъявление встречного иска, и привлечение третьих лиц, и замена ненадлежащего ответчика. Но при этом имеет место противоречие содержанию апелляционного производства. Для вступивших в дело лиц будет отсутствовать признак повторности. Помимо этого, у лиц, вступивших в дело в суде апелляционной инстанции, не будет и права на апелляционное обжалование постановления суда апелляционной инстанции, поскольку такое постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке. В результате будут нарушены права данных лиц, среди которых право на доступ к правосудию, право на справедливое разбирательство дела, одной из гарантий которого является равноправие сторон.

Выход из приведенной ситуации — предоставить суду апелляционной инстанции право отменять судебные решения и направлять дело на новое рассмотрение в случаях, указанных в законе. Необходимость данного полномочия суда апелляционной инстанции обосновывалась в научной литературе, признавалась Верховным Судом Р Ф, констатировалась Конституционным Судом Р Ф Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. М., 2008; По делу о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданки Е. В. Алейниковой и общества с ограниченной ответственностью «Три К» и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 10-П от 21 апреля 2010 года // Российская газета. 2010. 14 мая.

В Постановлении от 21 апреля 2010 г. № 10-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 320, ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК Р Ф Конституционный Суд Р Ф признал взаимосвязанные положения ч. 1 ст. 320, ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК РФ, устанавливающие механизм реализации права апелляционного обжалования решений мировых судей и полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб, не соответствующими Конституции Р Ф (ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47, ч. 3 ст. 55 и ч. 3 ст. 123) в той мере, в какой они не предоставляют лицам (о правах и об обязанностях которых мировой судья принял решение без привлечения этих лиц к участию в деле) право апелляционного обжалования данного судебного решения, а также не предусматривают правомочие суда апелляционной инстанции направлять гражданское дело мировому судье на новое рассмотрение в тех случаях, когда мировой судья рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, или разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Игнорирование правовой позиции Конституционного Суда Р Ф рано или поздно вновь приведет к постановке вопроса о соответствии теперь уже новых норм ГПК РФ об апелляционном производстве положениям Конституции Р Ф, и ответ на поставленный вопрос вряд ли будет иным.

Надо также помнить и о том, что в случае нарушения норм о подсудности дел судебное решение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд по подсудности.

Говоря о том, что новое апелляционное производство есть повторное разбирательство дела по существу, важно обратить внимание на такие отрицательные черты полной апелляции (а признаки полной апелляции характерны для обновленного производства), как трудности организационного, финансового, временного характера, встающие на пути лиц, участвующих в деле.

Действительно, вторичное рассмотрение дела по существу требует от сторон и других участников процесса обязательного присутствия в суде апелляционной инстанции. Суды апелляционной инстанции находятся в областных, краевых, республиканских и т. п. центрах. Раньше кассационная деятельность носила в большей степени проверочный характер (отмена решений с направлением дела на новое рассмотрение всегда превышала 70%, а нередко и 80%) и не требовала от сторон обязательного присутствия для поддержания жалобы или возражений относительно ее. Повторное рассмотрение дела по существу взывает к более ответственному отношению к присутствию в судебном заседании, где на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств могут вновь устанавливаться обстоятельства, а при выявлении безусловных оснований для отмены решения суда возможны и иные изменения по ходу процесса. Территориальные, транспортные условия России, финансовые возможности граждан, минимальные гарантии бесплатного правосудия по гражданским делам — все это отразится на доступе граждан к правосудию, а точнее — ограничит его.

Можно обратить внимание на небольшое (по сравнению с обращением в суд первой инстанции) количество обжалуемых судебных решений Например, за 2011 г. в апелляционном и кассационном порядке было обжаловано около 5,2% судебных решений // http: //www. vsrf. ru/vscourt_detale. php? id=7794. Можно также утверждать, что все равно теперь судебных ошибок будет меньше, потому что дело, по существу, рассматривается в двух судебных инстанциях. Все это только слова. Когда нормы, регулирующие порядок в суде апелляционной инстанции, начнут применяться, выявятся все недостатки нового законодательного регулирования. Они будут особенно заметны на фоне конституционных гарантий судебной защиты, положений о правах и свободах человека как высшей ценности, об обязанности государства защищать права и свободы человека и гражданина, об обеспеченности правосудием прав и свобод человека и гражданина, а также на фоне конвенционных положений о праве на справедливое судебное разбирательство и их толкования Европейским судом по правам человека, Конституционным Судом Р Ф.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой