История возникновения денег

Тип работы:
Научная работа
Предмет:
Финансы


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

I. История возникновения денег

II. Русская нумизматика

2.1 Монеты на Древней Руси

2.2 Монеты Киевской Руси

2.3 Безмонетный период

2.4 Монеты русских земель и княжеств конца XIV в. — XV в.

2.5 Монеты Московского государства

2.6 Кожаные деньги

III. История бумажных денег России и СССР

3.1 Возникновение бумажных денег

3.2 Упадок «бумажного» рубля

3.3 Замена ассигнаций на кредитные билеты

3.4 Проблемы с кредитными билетами

3.5 Реформа денежной системы. Ввод золотого рубля

3.6 Бумажные деньги Советской эпохи

IV. Денежное обращение в Российской Федерации

Заключение

Литература

Введение

Деньги играют огромную роль в жизни общества. Не зря их называют одним из величайших изобретений цивилизации. Вопрос эволюции денег очень интересен. Деньги появились как некий необходимый при возникновении товарообмена универсальный измеритель. Деньги за свою историю принимали самые различные и необычные формы. Постепенно люди перешли к деньгам в виде металлической монеты, которая изготовлялась в основном из золота, меди и серебра. Эти металлы были относительно редкими и имели достаточно устойчивую во времени цену. Содержание металла в каждой монете соответствовало ее номинальной стоимости. Позже, с увеличением и развитием товарооборота, потребовалось большее количество денег. Чеканные монеты имели ряд недостатков: долгий и трудоемкий процесс чеканки, неудобство в обращении, трудность транспортировки. Да и вообще металлические деньги не способствуют развитию хозяйства страны.

В таких условиях возникла идея о выпуске бумажных денег, которые были бы обеспечены каким-то неизменным достоянием страны. Конечно, бумажные деньги менее долговечны, чем металлические, но удобство и быстрота их изготовления позволяют легко заменить износившиеся купюры. Купюры намного удобнее в обращении, чем монеты. Но упомянутые выше удобство и быстрота являются одновременно и особым недостатком бумажных денег, так как возникает соблазн покрытия расходов государства за счет дополнительной эмиссии. Конечно, существовала практика выпуска монет с пониженным содержанием ценных металлов, но она не была столь масштабной. История бумажных денег в России достаточно интересна и насыщена и заслуживает подробного рассмотрения. В данной работе представлены основные этапы развития и реформы, относящиеся к бумажным деньгам России.

I. История возникновения денег

«Что только не служило человеку деньгами! — пишет Г. А. Федоров-Давыдов. — Диапазон таких вещей поистине велик: от коровьих черепов на острове Борнео до брусков соли в Африке, от металлических копий в Конго до человеческих черепов на Соломоновых островах «.

В своей научно-исследовательской работе я хочу отразить очень важный момент, то есть историю развития денег.

Итак, первобытные люди не знали, что такое деньги. Они просто обменивались друг с другом различными предметами. Гончары меняли горшки и кувшины. Кузнецы — наконечники для стрел, ножи, топоры. Земледельцы — зерно, растительное масло, вино. Скотоводы — быков, овец, шерсть и кожи. Воины-победители — своих пленников.

Но обмениваться очень сложно. Ведь ценность вещей и продуктов разная. Она зависит от того, сколько труда затрачено, чтобы изготовить ту или иную вещь или продукт, или же какие трудности, а порой и опасности нужно преодолеть, чтобы их добыть. За одного барана, например, можно было получить два топора, или одни штаны, или четыре кувшина. А за ожерелье из клыков и когтей леопарда — лодку или пару быков. Да еще найди охотника на такой обмен! монета бумажный деньги россия

Чтобы упростить обмен, люди начали думать, какой предмет наиболее подходит для этого. Перепробовали многое: и скот, и продукты, и меха, и куски ткани. Но какие же это были неудобные деньги! Овец и быков нужно где-то держать и кормить, Продукты от хранения портятся. Меха портит моль. Ткань протирается … Между различными видами первобытных денег шла постоянная борьба: одни деньги вытесняли другие. Наиболее архаичные виды денег уступали место более удобным, передовым.

Хочу отметить очень важный момент: постепенно люди поняли, что деньги должны быть не временными, а постоянными. Они не должны портиться при хранении и при переходе из рук в руки. Нужно, чтобы деньги легко было носить с собой и даже малое их количество равнялось по ценности и быку, и дому, и кораблю, и участку земли. Необходимо, чтобы они легко делились на мелкие части — ведь не все покупают быка или корабль. Обычно человек покупает кусок мяса, каравай хлеба, башмаки, рубашку…

Мне удалось выяснить, что и здесь появляется новое требование — чтобы при самом мелком делении общая ценность денег не уменьшалась. Ведь если, например, разделить на мелкие кусочки шкурку соболя или черно- бурой лисы, чему будет равняться стоимость всех кусочков? Нулю!

Хотелось бы отметить следующий факт: некоторые ученые считают, что первыми деньгами были так называемые «священные», появившиеся еще в каменном веке. Тогда для нашего предка добрые взаимоотношения с природными стихиями были куда важней, чем со своими ближними. Он верил, что все во власти богов и духов, и стремился заслужить их расположение. Как? Принесением в жертву всего лучшего, чем владел.

Характерно, что современное «geld» (деньги) имеет в основе древнегерманское «gelten» — платить, возмещать в виде жертвоприношения. В процессе своей работы я нахожу, что такой платой был скот и каменные орудия, меха пушного зверя и морские раковины, рыба и бобы какао, скот и соль, янтарь и даже сами люди (рабы).

Интересно, что одними из первых денег были раковины каури, добывавшиеся в южных морях. Их просверливали и нанизывали на веревочку, как бусы. Но стоили они не очень дорого — за одного быка нужно было отсчитать тысячи раковин.

По моим источникам литературы первые монеты были выпущены в VII веке до н.э. лидийцами. Эти первые монеты изготавливались из электрода — сплава, содержащего 75 процентов золота и 25 процентов серебра. Размером и формой они напоминали фасоль и были известны под названием статеров или стандартов.

Самыми удобными деньгами оказались металлические. Когда же производство и обмен товаров стали регулярными, в каждой стране и в крупных экономических регионах появились на местных рынках общие эквиваленты — наиболее ходовые продукты, на которые можно было бы обменять другие полезности. Например, у греков и арабов это был скот, у славян — меха. Требования международной торговли не соответствовали различные местные эквиваленты. В результате выделился один — признанный всеми народами — всеобщий эквивалент: деньги. Для выполнения роли денег наиболее подошло золото — благородный металл, обладающий большой сохранностью. Золото имеет также другие необходимые для всеобщего эквивалента качества: делимость, портативность (благодаря большому удельному весу золота требовалось меньше по сравнению, например, с медью), наличие в достаточном количестве для обмена (более благородный металл — платина встречается в природе реже), большую стоимость (добыча одного грамма золота требует больших масс труда).

Греки, которые увидели эти монеты, оценили по достоинству их пользу и тоже стали изготавливать монеты. Примерно через сто лет во многих городах Греции, Малой Азии, на островах Эгейского моря и Сицилии, а также в южной Италии появились собственные монеты. Выше всего ценились золотые, потом серебряные и, наконец, медные.

Я, думая, что очень важно отметить и то, что в экономической литературе рассматриваются в основном две концепции происхождения денег: рационалистическая и эволюционная. Первая концепция господствовала вплоть до конца XVIII в. и объясняла происхождение денег как итог соглашения между людьми. Подобно трактуют деньги и некоторые современные экономисты. В частности, П. Самуэльсон определяет деньги как искусственную условность, а Дж.К. Гэлбрэйт считает, что закрепление денежных функций за благородными металлами и другими предметами — продукт соглашения между людьми.

Наиболее последовательным сторонником второй концепции являлся К. Маркс, который, опираясь на идеи А. Смита и Д. Рикардо, определял деньги как продукт и непременное условие развития обмена и товарного производства. Появление денег — в основном стихийный экономический процесс, происходящий независимо от воли людей. По мере развития обмена происходит развитие и совершенствование денег. В то время как обмен приобретает все более регулярный характер, отсутствие всеобщего эквивалента — это первое большое его затруднение. Отсутствие денег не только затрудняет обмен, но и сдерживает развитие производства.

Итак, я хочу отметить, что деньги — особый товар, который является единственным всеобщим эквивалентом, так как с появлением денег все товарное хозяйство перешло в качественно новое состояние. Товарный мир раскололся на два полюса: на одной стороне сосредоточилась вся совокупность потребительских стоимостей, а на другой — деньги, выражающие суммарную стоимость всех товаров, поэтому следует подробнее изучить историю возникновения денег, процесс рксской нумизматики, историю развития бумажных денег. Об этом поговорим в следующих разделах моей исследовательской работы.

II. Русская нумизматика

2. 1 Монеты на Древней Руси

В этом разделе я хочу отметить, какими монетами пользовались на Древней Руси.

При первых своих князьях Древнерусское государство обходилось без производства собственных монет. По русским землям проходили важные международные торговые пути. В городах могли повстречать друг друга хладнокровный купец-викинг и пылкий араб, расчетливый торговец из Германии и высокомерный грек. Каждый приезжал со своей звонкой монетой, и монеты эти проходили через множество рук, десятки раз меняя владельцев.

Скандинав получал за взятых им в бою рабов дирхемы — большие, но очень тонкие серебряные кружки, покрытые арабской вязью. В конце I тысячелетия нашей эры не было более стойко «валюты», чем арабский дирхем. Его одинаково охотно принимали купцы всех стран — от Индии до Испании, от Новгородской земли до Египта. Скандинавский воин проделывает на монете дырку, чертит ножом магические руны, защищающие от болезней и недоброго колдовства, и вешает ее на шею. Через много веков этот дирхем с таинственными письменами археологи найдут где-то в Дании, в древней безымянной могиле. Немец за свои сукна выручит тысячи дирхемов — десятки килограммов серебра, но по дороге домой, остерегаясь воинственных местных племен, зароет это несметное богатство недалеко от Полоцка. Равнодушная Двина, размыв берег, укроет купеческую прибыль на своем дне, скупо выбрасывая порою на песчаные отмели по монете-другой. Кочевник отдаст табун жеребцов за мешочек с серебряными денариями (самые ранние монеты, которые встречаются на территории Киевской Руси — римские денарии), распространенные в ту эпоху, на каждой из которых изображались крест, профиль местного государя и обозначалось место чеканки. Русский князь, взяв с греков торговую пошлину, станет долго задумчиво рассматривать золотой солид, отчеканенный в Византийской империи: на одной стороне монетного кружка — император с императрицей в царских венцах, на другой — Господь. О! Грубым, варварским монетам Западной Европы не сравниться с мастерской чеканкой византийских солидов.

Итак, хочу подчеркнуть, что Русь вполне могла обходиться иностранной монетой: здесь ее прекрасно знали, умели определять соотношения между деньгами различных государств и давали денариям, дирхемам, а также прочим денежным единицам свои названия: «куна», «резана», «ногата»…

2. 2 Монеты Киевской Руси

В данном разделе речь пойдет о монетах Киевской Руси, а именно: в VIII--Х вв. на Руси появляются дирхемы, крупные серебряные монеты с арабскими надписями. Дирхемы чеканились в Арабском халифате, а оттуда арабские купцы привозили их на территорию Киевской Руси. Здесь дирхемы получили русские названия. Дирхем стал называться куной или ногатой, половинка куны -- резаной. 25 кун составляли гривну кун.

А в конце Х в. в Арабском халифате сокращается чеканка серебряных дирхемов и приток их в Киевскую Русь ослабевает, а в XI в. прекращается совсем. На Русь начинают ввозить западноевропейские монеты, которые назывались так же, как когда-то римские, -- денариями. На эти тоненькие серебряные монеты с примитивными изображениями правителей были перенесены русские названия монет -- куны или резаны.

И, наконец, в конце Х в., при князе Владимире Святославиче, появились и первые собственно русские монеты — «златники» и «сребреники». Лишь ничтожная их часть сохранилась до нашего времени — науке известно менее трех с половиной сотен экземпляров. Князь Владимир имел все основания считать себя могущественным государем: он был удачлив в войнах, крестил свою огромную державу и породнился с византийским императорским домом. Ему-то и пришла в голову мысль подкрепить собственную власть и новую для Руси христианскую веру выпуском монет. Поэтому златники и сребреники Владимира и других русских князей выпускались в целях скорее политических, чем торговых. На монетных кружках чеканили — точь-в-точь как это было принято у византийцев — изображения великого князя и Господа с Евангелием в руках; затем появился родовой знак правящего княжеского дома потомков Рюрика — трезубец. Историки полагают, что выпуск сребреников и златников должен был подчеркнуть государственную независимость Руси, а также равноправие великих князей киевских и других государей Европы. причудливые условия денежного обращения на территории Руси нашли отражение в том, что русские мастера следовали арабским образцам в выборе формы и веса монет, но во внешнем их оформлении придерживались византийских канонов. Поначалу грубо изготавливаемые русские монеты при князе Ярославе Мудром превратились в настоящие произведения искусства. В те времена ни в Германии, ни во Франции, ни в Англии не было мастеров монетного дела, которые достигли бы столь высокого качества чеканки.

Но, поскольку чисто экономической, торговой надобности в собственных монетах на Руси не было, выпуск их продолжался очень недолго. Этот период охватывал конец Х — начало XI вв. и длился не более 30 лет — при князьях Владимире Красное Солнышко, Святополке Окаянном, а также в годы правления Ярослава Мудрого в Новгороде. С тех пор на протяжении трех столетий монетная чеканка на Руси не возобновлялась, далее был безмонетный период, о котором я расскажу в следующей главе.

2. 3 Безмонетный период

Итак, в XIII в. на Русь обрушились татаро-монголы. Больно говорить об этом, но города были разрушены, торговля заглохла. В эти тяжелые годы на Руси не чеканили монет, не привозили их и из других стран. Период с XII по XIV в. так и вошел в историю под названием «безмонетного». Изменилось направление торговых путей, политическая карта Европы в эти столетия буквально перекраивалась. В результате на Русь стало меньше приходить серебра и золота в виде чужеземных монет. Своих же месторождений драгоценных металлов открыто не было. Монгольское завоевание ослабило связи русских княжеств с Византией, и отчеканенная в «Империи теплых морей» монета также стала нечастым гостем на бескрайних просторах от Киева до Новгорода. Ордынское иго высасывало ставшие редкими серебряные кружочки из старых княжеских запасов. Монета пропала на Руси, сгинула, исчезла на три века. Нам известен лишь один вид «монет» этого времени: тяжелые серебряные слитки. Их называли гривны серебра. Были гривны киевские, шестиугольные слитки весом около 160 г, новгородские, в форме длинного бруска весом около 200 г. Ученые до сих пор не выяснили, какие предметы служили деньгами при мелочной торговле в безмонетный период. Предполагается, что роль мелких разменных денег выполняли в те времена известные по всей Руси изделия: хрустальные и сердоликовые бусы, разноцветные стеклянные браслеты, шиферные пряслица (грузики для веретен). Известно также, что в XIV в. на западной окраине русских земель обращались красивые четкие серебряные монеты с изображением льва -- «пражские гроши», чеканившиеся в Чехии, да на восточной окраине встречались дирхемы Золотой Орды -- небольшие серебряные монеты без изображений с арабскими надписями.

Очень важен следующий исторический момент: именно в безмонетный период появляется основная русская денежная единица -- рубль. Рублем стали называть новгородский серебряный слиток, а его половину -- полтиной.

2. 4 Монеты русских земель и княжеств конца XIV в. - XV в.

В данной главе я хотела бы осветить, какие же были монеты русских земель к XIV — XV вв.

Золотая Орда была не только государством-воином, но и государством-купцом. Со времен в ордынских городах росло число ремесленников из покоренных народов; все больше становилось чиновников, ведавших сбором налогов, таможенных и прочих пошлин. Все они обслуживали ордынскую знать и ее окружение. Жившие во дворцах в окружении бесчисленных родственников, имевшие многолюдную придворную свиту и мощную охрану, правители Орды постоянно нуждались в услугах купцов, обеспечивавших всем необходимым их двор, а также население городов. Торговые пути строго охранялись, торговцам не чинили обид и ущерба; торговля процветала. Монеты Золотой Орды (Улуса Джучи) имели свободное хождение на Руси и использовались русскими торговыми людьми.

Но уже ко второй половине XIV в. Северо-Восточная Русь в основном оправилась от опустошительных татарских набегов прежних лет: вновь начали богатеть города, устанавливались торговые связи, несколько ослабла давящая тяжесть ордынского ига. Русские земли и княжества, представлявшие собой настоящие независимые государства, окрепли, и наиболее сильные князья почувствовали себя истинными государями в своих владениях. Таким образом, появилась серьезная экономическая и политическая потребность в выпуске собственных монет. И вот, что интересно, в течение полустолетия (конец XIV — начало XV вв.) монетная чеканка появилась в Нижнем Новгороде, Рязани, Москве, Ростове, Ярославле, Твери, Новгороде Великом, Пскове и других городах.

Думается, что возрожденные после трех столетий бус и гривен, эти монеты представляли собой бесформенные серебряные пластинки, на которых едва-едва можно разобрать изображение и легенду. Некоторые из них были всего-навсего подражания джучидским монетам, причем вязь арабских надписей ордынского оригинала до такой степени искажалась русскими мастерами, что становилась абсолютно нечитаемой.

Итак, древнейшие монеты, отчеканенные в Москве, относятся ко времени правления великого князя Дмитрия Донского. В XIV в. одним из первых начало чеканку Московское княжество при знаменитом князе Дмитрии Донском (1359--1389). Спустя два года после битвы на поле Куликовском ордынский правитель Тохтамыш взял Москву и принудил князя Дмитрия Ивановича возобновить плату дани. Зависимость от Орды на протяжении еще нескольких десятилетий накладывала свой отпечаток на монеты Дмитрия Донского и его преемника Василия I. На монетах этого периода мы видим изображение воина с боевым топором в руках, рядом помещено имя князя -- Дмитрий. Надпись сделана русскими буквами. Но другая сторона монеты подражает золотоордынским дирхемам — «султан Тохтамыш» написано по-арабски. Впоследствии зависимость от ордынских ханов сошла на нет, и арабские надписи больше не появлялись на монетах Руси. Подражания татарским надписям исчезают с русских монет только в XV в.

Далее в начале XV в. на Руси насчитывалось около 20 центров чеканки. Монеты различных княжеств отличались друг от друга и весом, и внешним видом. Древнейшими изображениями на московских деньгах, сыгравшими роль своеобразных гербов, стали «ездец» (т.е. всадник с мечом, копьем или соколом в руках, олицетворявший князя), а также более явные княжеские «портреты»: воин (по колено или по пояс) с секирой и саблей, иногда — одна лишь человеческая голова в профиль или анфас. Уже в ту пору московские князья считали своим достоянием, которое можно передавать по наследству, не только собственное княжество, но и великое княжение Владимирское. Титул великих князей владимирских по древней традиции делал их первыми, старшими среди всех русских князей. Поэтому на московских монетах бытовала и чисто владимирская эмблема — хищное животное, напоминающее то ли льва, то ли барса.

В своей работе хочу отметить, что русские монеты, чеканившиеся в разных городах и княжествах, отличались необыкновенной пестротой и разнообразием пробы серебра, веса, размера и особенно изображений. На новгородских монетах изображалась целая сцена: покровительница города святая София и новгородец; лаконичная надпись гласила: «Великого Новгорода». На монетах Пскова помещалась надпись: «Деньга псковская». Следует отметить, что на монетах Новгорода и Пскова не было княжеских имен, так как высшая власть в этих городах принадлежала вечу. Ростовские князья чеканили на своих монетах весьма сложные сцены, например проповедь Иоанна Предтечи. На монетах Рязанского княжества изображался своеобразный герб княжества и имя правящего князя. На тверских монетах -- сцены охоты.

Итак, русские серебряные монеты XIV--XV вв. назывались «денгой»; это слово, несколько измененное — деньги — получило в русском языке более широкое значение. Кроме серебряных монет, в некоторых больших городах чеканились монеты из меди -- пулы. Серебряные и медные монеты чеканились из проволоки, которая резалась на кусочки определенного веса (меньше 1 г). Эти кусочки проволоки, предварительно расплющенные, чеканились чеканами, на которых были вырезаны изображения и надписи.

В данной главе хочу подчеркнуть еще очень важный момент в истории развития денег: по мере объединения русских княжеств в единое государство пестрота в весе и внешнем виде русских монет стала затруднять торговлю. В 1534 г. в Русском централизованном государстве проводится денежная реформа. Были оставлены три денежных двора: Московский, Псковский, Новгородский, где чеканилась общегосударственная монета только одного типа. Это были копейки, деньги и полушки (¼ копейки). На копейках изображался всадник с копьем (откуда и произошло название «копейка») и надпись: «Царь и князь великий Иван всея Руси», на деньгах -- всадник с саблей и надпись: «Царь и князь великий Иван», на полушке -- птичка и слово «государь».

2. 5 Монеты Московского государства

Исследуя развитие русской нумизматики, важно отметить, что на рубеже XV — XVI вв. из россыпи земель и княжеств Руси образовался монолит Московского государства. Так же «великое столпотворение» монетных типов к середине XVI столетия уступило место непоколебимому однообразию общегосударственной монеты.

На протяжении всего XVI и большей части XVII столетий в Московском государстве чеканили только три монеты: «денгу», копейки (две денги) и «полушку» (полденги). Считали в те времена не на копейки, а на денги и алтыны (в каждом алтыне было по 6 денег). Ни в одном документе старомосковского происхождения никогда не встретится запись, в которой бы говорилось, что «такой-то товар стоит 20 копеек (или 70 копеек)». Цену обозначали так: «6 алтынов и четыре денги» или «23 алтына и две денги». Считали также на гривны, полтины и рубли. В старину славянки носили на шее ожерелье из драгоценного металла — гривну («грива» — шея). (Украшения всегда были ходовым товаром. За гривну давали кусок серебра определенного веса. Этот вес назвали гривной. Он равнялся 0.5 фунта.) Гривна состояла из 20 денег, полтина — из 5 гривен, а рубль из двух полтин. Но ни алтын, ни гривна, ни полтина, ни рубль не существовали в виде реальных монет — они были только счетными единицами. Русский рубль времен, скажем, Ивана Грозного или Бориса Годунова — отнюдь не серебряный диск солидных размеров, как это будет много позднее, а увесистый мешочек, в котором могло поместиться сто или двести маленьких монеток…

Серебро, предназначенное для монетной чеканки, «волочили», т. е. раскатывали металл до тонкой проволоки. Эту проволоку рубили на мелкие кусочки, плющили, а затем из полученных пластинок каплевидной формы чеканились монеты.

Очень важно отметить, что с 1534 г. русские монеты оставались неизменными до конца XVII в. Изображения на общегосударственных деньгах не изменялись. На копейке и денге красовался «ездец» с копьем или мечом, а на полушке — маленькая, плохо различимая птичка. Менялись только имена царей в надписях. На другой стороне монет, выпущенных в период от Ивана Грозного до Петра I, читается имя очередного «царя и великого князя всея Руси». Неровные серебряные пластинки размером с ноготь на пальце руки и менее, имели хождение на огромном пространстве от Якутска до Смоленска и от Архангельска до Астрахани. В наши дни коллекционеры имеют обыкновение называть их полунасмешливо «чешуйками» — за некоторое внешнее сходство с рыбьей чешуей.

Клады «чешуек» порою насчитывают сотни и тысячи экземпляров: чеканка шла из года в год, не прерываясь даже на смутную эпоху Лжедмитриев, Ивана Болотникова и польско-литовско-шведской интервенции. В годы интервенции, в начале XVII в., русская денежная система пережила тяжелое потрясение. Захватчики провозгласили русским царем польского королевича Владислава и начали чеканить в Москве монеты очень низкого веса с его именем. Но, гордясь историей своего народа, хочу отразить в своей работе следующие данные: в Ярославле в приказах народного ополчения под руководством Минина и Пожарского в противовес монетам интервентов чеканили монеты с именем царя Федора Ивановича, умершего еще в 1598 г., последнего «законного царя» династии Рюриковичей.

А в 1613 г. после избрания на престол Михаила Романова прежняя денежная система была восстановлена.

Но ни грамма из «монетного» серебра не было добыто на территории самого Московского государства: промышленная разработка серебра начнется в России только в XVII в. Драгоценные металлы закупали у иностранцев, переплавляя талеры, марки, гроши, а также посуду и прочую серебряную утварь на монетных дворах в Москве, Новгороде, Пскове и Твери. Казна цепко держалась за государственную монополию на все операции с золотом и серебром; всякая попытка их вывоза за рубеж рассматривалась как контрабанда, за которую наказывали с особой суровостью.

Другим бичом старомосковской финансовой системы стали фальшивомонетчики. Их было на редкость много в XVI — XVII вв., причем преступного помысла не чурались даже представители высшей знати, бояре, умевшие поставить «дело» на широкую ногу. Воровали сами же мастера монетных дворов; даже нищие подавались в фальшивомонетчики. Били оловянную монету, низкопробную серебряную, даже медную — ведь невзрачные старомосковские копейки не умел подделать только ленивый. Порою и иностранцы приезжали в Россию со своими «поделками»: то соседи Московского государства устраивали «экономические диверсии», долгое время чеканили русско-польские монеты, на которых номинал для ясности обозначался по-русски и по-польски: «15 копеек» и «1 злотый» или, например, «¾ рубля» и «5 злотых». Монетный двор в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) выпускал русско-финские пенни и марки, на которых принадлежность Финляндии к России обозначалась двуглавым орлом и вензелями правящих операторов, переданными латинскими буквами. Русско-грузинские монеты (их чеканили в Тифлисе, как назывался тогда город Тбилиси) вовсе не имели никакой российской символики.

Далее хочу представить материяалы исследования по дальнейшему развитию денжной системы в Российской Империи. В 1654 г. началась чеканка крупных номиналов -- рублей, полтин, полуполтин, алтынов, так как мелкие монеты были неудобны при крупных торговых расчетах. Рубли чеканились из серебра, похожие на них полтины -- из меди, полуполтины -- из серебра; затем появились так называемые «ефимки с признаком» -- западноевропейские талеры с надчеканкой копеечного штемпеля и даты--1655. Население с неохотой пользовалось этими необычными для него деньгами, чеканить их было трудно.

Вскоре начинается чеканка медных копеек, которые по внешнему виду ничем не отличались от серебряных. Медные копейки приказом правительства были приравнены к серебряным. В 1663 г. правительство в результате «медного бунта» отменило новые деньги. Возобновилась чеканка серебряных копеек, денег и полушек.

Лишь в начале XVIII в., при Петре I, русские монеты были, наконец, изменены. С 1700-- 1704 гг. стали чеканить серебряные рубли, полтины, полуполтины, гривны, алтыны, медные копейки, полушки и полуполушки. Из золота чеканились червонцы. Они чеканились не из проволоки, как в XIV--XVII вв., а на специальных монетных заготовках -- кружках.

В 1756 — 1757 гг. свои собственные монеты, вошедшие в историю под названием «ливонезы», получили прибалтийские провинции России. Вот когда произошло поистине причудливое смешение двух совершенно различных монетных систем! «Ливонезы» выпускались номиналом в 96, 48, 24, 4 и 2 копейки; все надписи на них делались латинскими буквами, а гербы прибалтийских провинций соседствовали с портретом императрицы Елизаветы Петровны и российским двуглавым орлом.

Я думаю, что денежная система Российской империи была гибкой и хорошо умела приспосабливаться к условиям текущей политики.

С того времени до наших дней сохранилась система счета (100 копеек составляют рубль) и названия основных денежных единиц (наши рубль, полтинник -- 50 копеек, пятиалтынный -- 15 копеек, гривенник -- 10 копеек, копейка). В таком виде русская денежная система без особых изменений просуществовала до XX в.

2. 6 Кожаные деньги

В данной работе, исследуя этапы развития денег, нельзя не отметить такого вида денег, как кожаные. Только в XIX в., благодаря успехам археологии и нумизматики, историческая наука получила некоторое представление о богатстве Древней Руси драгоценными металлами. «Не легко поверят, может быть, тому, что я теперь предложу. Оно слишком противоречит обыкновенному мнению о состоянии древнейшей России» — писал в 1805 г. нумизмат Ф. И. Круг, первым выступивший против привычных взглядов на древнерусскую экономику и доказывавший возможность существования металлического обращения и даже собственной русской монеты в Х-XI вв. В русском летописном своде середины XVII в. впервые и без малейшей опоры на древнее летописание появилось утверждение о том, что на Руси древнейшими деньгами были кожаные деньги.

Мне удалось узнать, что о кожаных деньгах как первых деньгах Древнего Рима говорилось в одном византийском лексиконе Х в., который был знаком московским грамотеям XVII в.: русский перевод его имеется в списке второй половины века. В то время в Москве существовал повышенный интерес ко всякого рода «римским древностям», так как всерьез доказывалось, что московские государи — прямые потомки римских кесарей. Сообщения же о кожаных деньгах разных народов встречались в тогдашней западноевропейской историографии, находившей особый вкус в сообщениях более или менее анекдотического, поражающего воображение порядка. Отмечу еще одну характерную особенность старинного историко-познавательного мышления: стремление возводить случайное (действительное или мнимое) в ранг всеобщего. Чеканка древнейших русских монет и интенсивное обращение иноземной монеты и слитков серебра на Руси оставались совершенно неизвестными русским историкам второй половины XVIII в., когда они, пытаясь объяснить встречающиеся в летописях и древних актах многочисленные упоминания о различных платежных единицах древности, создали теорию № 1 о будто бы существовавших в качестве всеобщего платежного средства кожаных деньгах — начиная с глубокой древности и вплоть до начала чеканки русских монет в XIV в., и даже чуть ли не до конца XVII в. Утверждали, что это были различные лоскуты меха и штемпелёванные кусочки кожи, которые заменяли собой различные шкуры пушного зверя, условно представляя их стоимость. Расцвету этой теории не мало способствовала то, что в 1769 г. в русском обращении впервые появились бумажные деньги — ассигнации.

Итак, в течение XIX в. теория русских всеобщих кожаных денег выросла в довольно внушительное, хотя и расплывчатое в части исторической и географической конкретности учение. По мере упрочения научных позиций археологии и нумизматики ему приходилось время от времени сдавать те или другие рубежи — главным образом в области сравнительно позднего денежного обращения XV—XVII вв. Но даже и во второй половине XIX в., когда миф о нищенской экономике Древней Руси усилиями нумизматов и археологов был основательно лишен доверия, теория кожаных денег выглядела еще прочной и проникала даже в западноевропейскую историографию, причем не всегда в лучших, наиболее осторожных своих версиях. Даже некоторые русские нумизматы пытались как-то примирить со своими данными ее положения. Кожаные деньги — меха. Постоянным резервом, а временами и почти самостоятельным побочным течением этой теории было учение о платежной функции пушнины — «меховых деньгах». Само по себе оно не может вызывать возражений — пока, вопреки фактам, не начинает претендовать на единственность и всеобщность для всей Древней Руси с ее различными историко-географическими зонами. В свете этого учения различные платежные термины летописей получали более или менее обоснованные или произвольные толкования. Куна — это во всех случаях только мех куницы, ногата — пушная шкурка с ногами, резана — обрезанная шкурка и т. п. Кожаные деньги — «ассигнации». Сторонники кожаных ассигнаций часто обращались к этому резерву, допуская, правду сказать, большие натяжки товароведческого характера. Для них шкура, т. е. кожа животного, консервированная вместе с шерстным покровом, составляющим основную ценность, порою ничем не отличалась от кожи, т. е. совсем другого «товара». Особенно охотно они вводили в ассортимент кожаных денег пушной лоскут. Мортка — была отрезанной от шкурки головкой, и даже не были обойдены уши: еще в XIX в. доказывалось происхождение названия монеты «полушка» от уха. Разумеется, помимо подобных чисто анекдотических толкований, приводились и достаточно серьезные доводы и ссылки на древние памятники письменности. Главное направление теории и было долго «ассигнационным». Его убедительность крепко поддерживали дошедшие до нашего времени так называемые кожаные жеребья второй половины и конца XVII в., к которым мы возвратимся ниже, а основополагающее значение имело «историческое свидетельство» XIII в. — записки путешественника Рубрука на латинском языке. Перевод их на французский язык был сделан еще в XVII в. и гласил, что в южнорусских степях деньгами служили разноцветные кусочки кожи. Правильность перевода не вызывала сомнений до начала нашего века, пока новый перевод не показал, что Рубрук писал «только о различных сортах пушнины. Историкам начала XIX в., хорошо знакомым с «синенькими» и «красненькими» (народное название ассигнаций), как-то удалось совершенно незаметно убедить себя, что на «разноцветных кусочках кожи» даже стояли печати.

Тем временем к «данным» Рубрука добавились очень трудные для истолкования латинские документы времен русско-ганзейской торговли, в которых в качестве платежной ценности фигурируют «capita martarorum» {буквально — «головы куниц») и ставшие известными в середине XIX в. записки Гильбера де Ланнуа, который в 1412 г. провел несколько дней в Новгороде и Пскове. В его сочинении говорилось, что у русских крупные платежи осуществляются серебряными слитками, а «монетами» служили «головки» куниц и белок. И в том и в другом случае основное, главное для нас, сводится, по-видимому, к специфическим значениям слова «caput».

В заключение этой главы хочу отметить, что кожаные деньги — вытертая пушнина. В первой четверти XIX в. родилось третье течение теории кожаных денег, опиравшееся на все возраставший круг публикаций переводов сочинений арабских географов. Хорошо известной особенностью средневековой литературы был компилятивный принцип, возводивший в наивысшую заслугу ученого пересказ всего, что писалось по данному вопросу до него. Поэтому обилие однородных сообщений о Древней Руси нельзя переоценивать даже в том случае, если известно, что отдельные авторы сами встречались с теми, о ком писали, на рубежах загадочной северной страны или даже побывали на ее территории. Исторические факты и вымысел переплетаются в этих сочинениях самым причудливым образом. Нужно еще сказать, что эти труды, копировавшиеся в древности писцами, дошли до нас в более или менее поздних списках труднейшего арабского письма, в котором достаточно такой описки, как пропуск точки или помарки в виде завитка, и т. п., чтобы совершенно изменить смысл. Без толкования и допущений перевод этих источников вообще совершенно невозможен.

III. История бумажных денег России и СССР

3. 1 Возникновение бумажных денег

В этом разделе я исследую материал об истории бумажных денег России и СССР. Возникновение бумажных денег в России и их развитие до реформы ВиттеИдея выпуска в России ассигнаций возникла в 40-х годах XVIII века в период царствования Елизаветы Петровны (1709−1761), однако была отвергнута Сенатом, который нашел предосудительным, что вместо денег в обращении будут ходить «бумажки». После восшествия в 1761 году на престол Петра III (1728−1762) государственная казна была пуста, в связи с чем в мае 1762 года был обнародован указ о выпуске банковских билетов, замещающих металлические деньги в обращении, который гласил: «Буде… денежных сумм яко главнейших и необходимых способов налицо нет, а приисканные Сенатом 4 миллиона на чрезвычайные расходы так скоро быть получены не могут, то Его Императорское Величество находит удобное и ближайшее к тому средство в делании банко-цеттелей». В указе излагались план создания и основы деятельности Государственного банка. Были заготовлены билеты достоинством 10, 50, 100, 500 и 1000 рублей, но выпуску их помешал переворот, организованный женой императора, в результате которого Петр III был убит, а на престол была возведена Екатерина II (1729−1796).

Интересно, что «удобное и ближайшее средство» получения денег не оказалось надолго забытым. Через шесть лет манифест Екатерины II от 29 декабря 1768 года возвестил: «Мы с удовольствием приступаем к учреждению в Империи нашей променных банков и надеемся, что оказываем через то новый знак материнского ко всем нашим подданным попечения».1 января 1769 года были учреждены два банка: один в Санкт-Петербурге, другой в Москве с основным капиталом в 50 000 рублей медью каждый. На банки был возложен обмен медных денег на государственные ассигнации четырех достоинств: 25, 50, 75 и 100 рублей. Их печатали черной краской на белой бумаге с водяными знаками. В Санкт-Петербурге и Москве частные лица были обязаны внести из расчета на каждые 500 рублей казенных платежей по крайней мере одну ассигнацию в 25 рублей.

Хочу отметить, что выпуск ассигнаций мотивировался тем, что «тягость медной монеты, одобряющая ее собственную цену, отягощает ее же и обращение». Но более существенной причиной явилась необходимость изыскания средств на ведение русско-турецкой войны. Согласно плану генерал-прокурора Сената князя А. А. Вяземского предполагалось выпустить ассигнаций на сумму 2.5 млн. рублей под обеспечение разменным фондом 2 млн. рублей и, таким образом, использовать 500 тыс. рублей для покрытия государственных расходов. Ассигнации первоначально пользовались популярностью, благодаря чему банки имели возможность взимать в свою пользу ј-Ѕ % за обмен на них медных денег.

В 1772—1788 годах помимо Санкт-Петербурга и Москвы медные деньги обменивались на ассигнации еще в 22 городах. Там же через особые разменные конторы производился беспрепятственный размен ассигнаций на медные деньги.

Я думаю, что с экономическим развитием в стране ассигнации позволили заменить крайне неудобные для перевозки и хранения медные деньги. К тому же медных денег было недостаточно в условиях оживившегося товарооборота. Кроме того, ассигнации частично имели так называемое податное обеспечение (принимались в казенные платежи). Но легкость и удобство изготовления ассигнаций привели к тому, что их количество быстро и безостановочно стало расти. К 1786 году в обращении находилось ассигнаций на сумму 46 219 250 рублей. Тем не менее курс ассигнаций оставался стабильным (не ниже 98−99%).

В 1786 году граф И. И. Шувалов разработал план пополнения казны, предложив увеличить выпуск ассигнаций до 100 млн. рублей и связать их обращение с кредитными операциями, что, по его мнению, должно было обеспечить покупательную способность ассигнаций. Предполагалось, что 17.5 млн. пойдут на выдачу ипотечных (т.е. под залог недвижимости) ссуд дворянству сроком на 20 лет под 8% годовых, 11 млн. городам на обустройство под 7% годовых с возвратом через 22 года, 4 млн. на расходы царского кабинета, 2.5 млн. рублей на подкрепление государственного казначейства и 15 млн. останутся на случай войны.

Хочу ознакомить со следующей информацией: 28 июня 1786 года во исполнение плана Шувалова был издан манифест, которым повелевалось старые ассигнации (прежних выпусков) обменять на новые, а весь выпуск довести до 100 млн. рублей. Такое увеличение количества ассигнаций мотивировалось недостатком в обращении денег, поддерживающих «торговлю, рукоделие, ремесла и земледелие», причем торжественно заверялось «святостью слова царского за нас и преемников императорского престола», что сумма находящихся в обращении ассигнаций никогда не превысит 100 млн. рублей. Одновременно с этим манифест объявлял об образовании одного (вместо двух) ассигнационного банка. Иными словами, правительство имело в виду создать государственный эмиссионный банк, выпуск билетов которого был бы ограничен 100 млн. рублей. За право эмиссии определенную часть банковских билетов (ассигнаций) банк должен был передать правительству в беспроцентную (а отчасти и безвозвратную) ссуду. Государственному банку разрешалось производить следующие коммерческие операции:

1) учет векселей;

2) прием подрядов и покупка меди;

3) операции, относящиеся к внешней торговле (отпуск меди за границу, покупка и продажа золота и серебра, перевод капиталов и др.).

Новые ассигнации выпускались достоинством не только 25, 50 и 100 рублей, как прежде, но и 5 и 10 рублей. Более того, манифестами от 3 августа 1788 года, 23 января 1789 года и 11 марта 1791 года ранее выпущенные ассигнации достоинством 50 и 100 рублей намечалось заменить более мелкими (5 и 10 рублей) на сумму 30 млн. рублей. Это должно было способствовать распространению обращения ассигнаций в широких слоях населения, а тем самым вытеснению металлических денег, которые постепенно все более и более начинали принимать характер товара, тогда как ассигнации, наоборот, постепенно становились кредитными денежными знаками (без признания их со стороны закона обязательным платежным средством между частными лицами). На этих основаниях было выпущено ассигнаций более чем на 50 млн. рублей, а Московский и Петербургский ассигнационные банки были преобразованы в Государственный ассигнационный банк.

В процессе дальнейшего исследования мне удалось выяснить, что ситуация вскоре изменилась. В 1787 году началась новая русско-турецкая война. За нею последовали войны с Швецией и Польшей, а в конце царствования Екатерины II — с Персией. Нужда в деньгах все возрастала. На сумму 111 млн. рублей было выпущено ассигнаций в 1790 году, 124 млн. рублей — в 1793 году, 157.7 млн. рублей — в 1796 году, из них замещались в обращении металлической монетой только 32 млн. рублей .В связи с испытываемыми затруднениями при размене ассигнаций на медную монету в 1789 году было издано распоряжение «в одни руки больших сумм не отпускать, дабы из этого какой-либо вредной монополии не вышло».

По мере увеличения количества ассигнаций их курс стал быстро падать. Еще в 1787 году он в среднем определялся как 97 к 100, но уже в 1788 году упал до 92ј, в 1790 году до 87 и в 1795 году даже до 68Ѕ.

Итак, в период царствования Павла I (1754−1801) выпуск ассигнаций для покрытия финансовых потребностей продолжается, хотя вместе с тем делаются некоторые попытки укрепить курс ассигнаций. 12 декабря 1797 года Государственному ассигнационному банку было разрешено произвести новый выпуск ассигнаций на сумму 53 595 600 рублей.

Стремясь зафиксировать курс ассигнаций, но не имея возможности довести его до паритета с серебряным рублем, финансовое ведомство решило производить размен ассигнаций на серебро с ажио (лажем) в пользу серебра в 30 копеек. С этой целью в разменный фонд были внесены «немалые суммы, в том числе золотом и серебром, для того чтобы, выменивая на них ассигнации, достигнуть цели, к обеспечению кредита клонящейся». Однако вскоре Государственный ассигнационный банк не смог удовлетворять требования к размену (поскольку рыночный курс был ниже установленного законом). Разменный фонд был истощен. В связи с этим указом от 21 июля 1798 года было решено повысить лаж до 40 копеек на 1 рубль. Разменный фонд не исчез окончательно, но зато и попытка устранить колебания курса ассигнаций осталась неосуществленной.

Итальянский поход, потребовавший существенного увеличения расходов на военные нужды, обусловил очередную эмиссию и значительное понижение курса ассигнаций (в 1800 году — 65Ѕ за 100). За счет выпуска ассигнаций удалось рассчитаться с различными внутренними долгами, хотя, конечно, такой способ расплаты нельзя признать идеальным.

3. 2 Упадок «бумажного» рубля

Исследуя дальнейший материал по истории развития бумажных рубля необходимо отметить и упадок «бумажного» рубля.

В тяжелый для государства период с 1805 по 1810 год единственным способом покрытия дефицита денежных средств при трудностях получения займов оставался выпуск ассигнаций, который стал производиться без всякого контроля и в размерах, намного превышающих потребности товарного обращения.

При упадке производства из-за недоверия к бумажным деньгами внутри государства и особенно за границей курс ассигнационного рубля постоянно понижался и к концу 1810 года составил едва ј своей номинальной стоимости.

Под давлением обстоятельств при активном участии графа М. М. Сперанского, ближайшего советника Александра I, правительство приняло ряд мер по упорядочению денежной системы, о чем было заявлено в манифесте от 2 февраля 1810 года:

1. Все банковские ассигнации, находящиеся в обращении, признавались государственным долгом, обеспеченным богатством России.

2. Выпуск новых ассигнаций отныне прекращался и допускался только для замены ветхих купюр.

3. Купечество Санкт-Петербурга, Москвы и Риги получило право выдвигать по одному представителю в качестве директоров Государственного ассигнационного банка.

4. Во всех губернских и других крупных городах учреждались разменные конторы.

5. Для регулирования обращения ассигнаций намечалось использовать срочный внутренний заем.

В целях постепенного погашения долга правительства в манифесте от 27 мая 1810 года было объявлено о выпуске внутреннего займа в 100 млн. рублей ассигнациями. Все вырученные ассигнации повелевалось предавать публичному сожжению. Тем же манифестом была учреждена комиссия погашения государственных долгов. Манифест от 20 июня 1810 года устанавливал новые основания монетной системы: «Главной… мерой всех монет, образующихся в государстве, является серебряный рубль». Серебряный рубль должен был стать всеобщей законной счетной единицей для всех расчетов в России. 29 августа 1810 года медная монета была объявлена разменной. Наряду с медной устанавливалась и серебряная разменная монета.

9 апреля 1812 года последовал манифест «О введении повсеместно единообразного обращения государственных банковских ассигнаций», согласно которому подати (налоги и недоимки) должны были взиматься ассигнациями по 2 рубля за 1 рубль серебром, а доходы таможенные, лесные, почтовые, с казенных земель — по 3 рубля ассигнациями за 1 рубль серебром или ассигнациями по курсу дня. Что касается расчета между частными лицами, то все платежи в соответствии с договорами, сделками, контрактами, заключенными после издания манифеста, должны были производиться исключительно ассигнациями, а согласно прежним договорным актам — серебром или ассигнациями по курсу дня.

Эти благие намерения, однако, не осуществились. Отечественная война и заграничные военные походы 1813−1814 гг. обусловили в 1812—1815 гг. ряд эмиссий на сумму 244.4 млн. рублей. Это повлекло за собой значительное падение денежного курса, достигшее своего предела в 1814—1815 гг., когда рубль ассигнаций ценился всего в 20 копеек серебром. Тем не менее, благодаря принятым мерам в 1816 году он опять поднялся до прежнего уровня 25Ѕ копейки серебром.

Итак, в стране существовали как бы две валюты — металлическая и бумажная, взаимная ценность которых устанавливалась не законом, а соглашением частных лиц, при этом разнящимся чуть ли не для каждой сделки. Такое положение, конечно, было крайне неблагоприятным для развития производительных сил страны, в связи с чем снова встал вопрос об урегулировании денежных отношений.

Манифестом от 16 апреля 1817 года была реорганизована Комиссия погашения государственных долгов. Для уменьшения количества ассигнаций, а их в 1817 году находилось в обращении на сумму 836 млн. рублей, предполагалось часть из них погасить, снова прибегнув к займам. 10 мая 1817 года было введено положение о бессрочных вкладах, взамен которых выдавались на вносимую сумму с надбавкой в 29% билеты, приносившие 6% дохода. 26 июня 1818 года было издано второе положение о вкладах, согласно которому 85 рублей взноса засчитывались за 100. В результате удалось привлечь 108.4 млн. рублей. Кроме того, были выпущены облигации двух 5%-ных внешних займов, значительная часть которых ушла на погашение ассигнаций.

Сумму находящихся в обращении ассигнаций удалось сократить на 229.3 млн. рублей, из них на 10.9 млн. рублей за счет бумажных денег, не предъявленных к производимому в 1819—1820 гг. обмену на ассигнации нового образца. Общая масса ассигнаций была доведена к 1823 году до 595 776 310 рублей.

Однако в результате изъятия произошло лишь незначительное повышение курса ассигнаций, не имеющее никакого практического значения. По этой причине в 1822 году изъятие ассигнаций было приостановлено, и общее количество их в обращении уже не изменялось вплоть до реформы 1839−1843 гг.

Я думаю, что правительство стремилось удерживать бумажные деньги в обращении, требуя, чтобы все казенные платежи производились исключительно ассигнациями. К этому времени относится появление произвольных лажей, т. е. зависящих от частной договоренности доплат за согласие принять платеж ассигнациями, а не серебром.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой