Категориальный аппарат юриспруденции

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание
    • Введение
    • Глава I. Объект, предмет и основные понятия юриспруденции
      • 1. 1 Определение объекта и предмета юриспруденции
      • 1.2 Основные категории юриспруденции
    • Глава II. Динамические характеристики категорий юриспруденции
      • 2. 1 Соотношение категорий юриспруденции и юридической науки
      • 2.2 Категории юриспруденции и категории отдельных отраслей права
    • Заключение
    • Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы работы состоит в том, что теория государства и права — фундаментальная наука, имеющая методологическое значение для всех отраслей юридического знания. Предмет данной науки составляют общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, их сущность, содержание и формы, а также пути и средства государственно-правового регулирования общественных отношений.

Теоретическое познание интересующей предметной области предполагает выработку и использование познающим некоторой системы категорий и понятий — мысленных отражений в особой форме предметов реального мира. Эта система формирует исходную логико-методологическую базу теоретического познания, образует основной познавательный инструментарий общетеоретической науки о государстве и праве — категориально-понятийный аппарат — своеобразный предельно обобщающий категориальный строй юриспруденции, строй научного правового сознания юриста. Квалификация юриста, способного эффективно и качественно решать как научные, так и практические задачи непосредственно связана с тем насколько он успешно освоил и умело пользуется политико-правовыми категориями и понятиями, их определениями.

Цель работы состоит в анализе категориального аппарата юриспруденции. В соответствии с этой целью основные задачи работы могут быть сформулированы следующие:

1. определение понятия юриспруденции как отрасли знаний;

2. анализ содержания основных категорий юриспруденции;

3. характеристика соотношения общего и частного (категорий юриспруденции и юридической науки; категорий юриспруденции в целом и отдельных отраслях).

Глава I. Объект, предмет и основные понятия юриспруденции

1.1 Определение объекта и предмета юриспруденции

В реальной жизни существует государство как организация политической власти и его обязательные предписания, адресованные людям и их объединениям, оформленные в виде законов и иных нормативных актов. Все это реальность, и она требует изучения, исследования, разъяснения и т. д. Вот эта реальность в виде государства и создаваемая им юридическая система управления общественными процессами и представляет собой объект юриспруденции.

Проблема более детального выяснения объекта научной и учебной дисциплины «Юриспруденция» в большей мере возникает в связи с тем, что в юридической литературе (вопреки логически обоснованным ожиданиям) юриспруденцию уже объявили наукой о свободе.

«Юриспруденция — это наука о свободе» однозначно утверждает В. С. Нерсесянц в своих последних работах.

Однако определение «Юриспруденция- это наука о свободе» еще ни о чем конкретно не свидетельствует. Здесь сразу же возникает масса вопросов, связанных с выяснением того, что мы понимаем под словом «наука», что понимаем под словом «свобода» и т. д. К тому же, если внимательно изучить технологию, с помощью которой В. С. Нерсесянц пришел к такому выводу, то, используя эту технологию, можно сказать о том, что юриспруденция — это наука о демократии, о правах человека и т. д. С другой стороны, по этой технологии на роль науки о свободе вполне могут претендовать и философия, и политология и даже социология.

Дело в том, что В. С. Нерсесянц, как уже отмечалось, отправляется на поиски понятия «юриспруденция» с позиции своего либертарного типа понимания права. Он так и пишет: «…в основе той или иной концепции юриспруденции лежит определенная типология правопонимания». Вряд ли можно и нужно соглашаться с таким утверждением. В реальной жизни, в первую очередь, появляются потребности в наиболее оптимальном использовании в общественной жизни юридических знаний, т. е. юриспруденции. Они побуждают к активизации юридической науки по исследованию различных сторон государственно-правового строительства общества, включая и проблемы, связанные с понятием права.

Юриспруденция — это все же система знаний о государстве и праве, а не сама наука. Науку здесь лучше назвать привычным для нас понятием «юридическая наука», которая и занимается добыванием юридических знаний. Юриспруденция — это совокупность правовых дисциплин, читаемых при подготовке юристов, специалистов в области создания и применения законодательства в широком смысле этого слова. Юриспруденция включает в себя всю теорию, то есть систему знаний, необходимых для успешного осуществления юридической работы, начиная с создания юридических норм, применения их и кончая использованием ответственности за нарушение правовых требований.

В практическом плане юристов, да и граждан государства прежде всего интересует юридическое право, то есть законы, действующие в том или ином государстве. Поэтому юриспруденция вообще и конкретного государства, в частности, сводится к всесторонним знаниям о законах государства, содержащих нормы, регулирующие различные виды общественных отношений. Юриспруденция по сути — это наука об оптимальном для общества законодательстве. Объектом изучения, исследования и интересов юриспруденции являются юридические законы и их роль в общественной жизни. Без законов государства нет и юриспруденции, и наоборот, юриспруденция — это знания о законах и их роли в жизни общества. Поэтому объектом юриспруденции являются законы государства, технология их создания и механизм реализации.

В отличие от объекта научной дисциплины под предметом ее понимают те, складывающиеся закономерности, которые раскрывают сущностные свойства интересующего нас объекта.

Если государство и право могут интересовать представителей различных общественных наук, то науку юриспруденции государство интересует как организация политической власти, осуществляющей управление делами общества с помощью правовых средств. Юридические средства (правотворчество, правовые нормы, реализация права, юридическая ответственность и т. д.) и их роль в жизни общества -все это является исключительным предметом юриспруденции.

Предметом юриспруденции выступают также закономерности формирования и отличительные признаки различных норм права, закрепленных в законодательстве. При этом юриспруденция имеет дело не только с нормами права, регулирующими исполнительно-распорядительные отношения (административное право), имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения (гражданское право), нормами, определяющими преступность и наказуемость деяний (уголовное право) и т. д., но и изучает общие закономерности, присущие всем этим нормам, выясняет историю и теорию возникновения, развития и функционирования государственно-правовых явлений в целом.

Изучение государственно-правовых явлений в их органическом единстве и взаимном влиянии — главная тема юриспруденции и отдельных ее отраслей. Важнейшее место в науке права (как, впрочем, и в любой другой науке) занимают категории, образующие устойчивую и в то же время постоянно развивающуюся систему. Системно-категориальный подход к решению проблем права позволяет использовать определенный круг научных инструментов, недоступных при других подходах. В результате этого на повестке дня остро стоит вопрос об исследованиях системы категорий конституционного права, что дает ключ к пониманию общих закономерностей и особенностей функционирования самых различных моделей законодательного регулирования политической системы общества в конкретных исторических условиях.

Под категорией понимается совокупность мыслей, отражающих в обобщенном виде некоторый способ существования в постоянном взаимодействии и развитии явлений бытия, что дает возможность познания движения таких явлений. Обычно в современной отечественной литературе дается иное определение категорий, которое заключается в том, что категории рассматриваются, как правило, в качестве предельно широких понятий, в которых отображены наиболее общие и существенные свойства, признаки, связи и отношения предметов, явлений объективного мира, либо в качестве предельно общих, фундаментальных понятий, отражающих наиболее существенные, закономерные связи и отношения реальной действительности и познания.

Один и тот же термин может выступать и в роли категории, и в роли понятия. Причем понятие со временем может превратиться в категорию, но в этом случае существенно меняются его функции как инструмента познания, а также роль и место среди других инструментов познания. В то же время необходимо помнить, что в основе каждого понятия находится группа взаимосвязанных категорий, а содержательная интерпретация понятия означает выявление его категориальной структуры. Взаимоотношения между категорией и понятием носят диалектический характер.

Системность выступает в качестве одного из свойств категорий. Категории как таковые уже довольно давно стали самостоятельным объектом исследования, система же и системные качества были открыты намного позже.

Содержание понятия права определяется характером регулируемых данной отраслью общественных отношений. Отношения, регулируемые правом, по своей сущности являются политическими, т. е. отношениями, прямо или косвенно связанными с осуществлением власти в государственно-организованном обществе. В том, что отношения, возникающие в ходе формирования, функционирования и взаимодействия органов государственной власти, носят политический характер, уже по определению сомнений у специалистов обычно не вызывает. Правда, в последнее время в основном в публицистике и вообще в средствах массовой информации зачастую пытаются противопоставить, с одной стороны, политическую деятельность органов государственной власти, вкладывая в понятие политической деятельности негативный смысл, и, с другой, деятельность по принятию «нужных обществу» законов, по управлению государственными делами и пр., что, якобы, не носит и не может носить политического характера и потому заслуживает одобрения и поддержки со стороны «здоровых сил общества». Однако здесь кроется явная логическая неувязка, поскольку политика, по определению, — деятельность, прямо или косвенно связанная с осуществлением власти. Получается в данном случае, что может существовать неполитическая политика и безвластная власть.

Категории, по сути, представляют собой инструмент исследователя. Если понятие раскрывает перед исследователем изолированное явление, то в каждой категории запечатлены закономерности существования и эволюции целого класса явлений, находящихся в тесном и постоянном взаимодействии, в результате чего они собственно и образуют систему. Вследствие этого и категории должны рассматриваться только в системе. Определение понятия необходимо уточнять тогда, когда это позволяет лучше раскрыть существо явления. Содержание же категории при сохранении обозначающего ее термина (т.е. знака) изменяется в зависимости от того, в системе каких категорий она находится. Именно поэтому категория, обозначаемая одним и тем же термином, в разных науках (а основу любой науки составляет специфичная, присущая ей система категорий) может иметь различное содержание.

1. 2 Основные категории юриспруденции

Юриспруденция — общее название специальности, охватывающей широкую сферу юридической деятельности. Человек, обладающий этой специальностью может работать судьей, прокурором, адвокатом, а также быть профессором, академиком. Но кем бы он конкретно не работал, прежде всего, он юрист — специалист в области правовых знаний.

Рассмотрение вопроса о системе юриспруденции неразрывно связано с выяснением ее внутренней структуры.

Уясняя понятие «система категорий юриспруденции», следует иметь в виду, что все нормы права в совокупности делятся на различные составные части. В первую очередь, речь, конечно, идет о правовых нормах, регулирующих поведение людей в обществе. С другой же стороны, есть и правила поведения, определяющие порядок создания самих правил поведения и порядок их применения. С этой точки зрения все правовые нормы, составляющие предмет юриспруденции условно можно подразделить на нормы материального права и на нормы процедурно-процессуального права. Нормы материального права устанавливают правила поведения людей в обществе, а нормы процедурно-процессуального права — правила создания правил поведения и порядок их применения различными юрисдикционными органами.

В зависимости от того, чьи интересы заложены в правилах поведения, все нормы права можно подразделить на публичные и частные. Если нормы права нацелены на охрану общественных интересов, то есть интересов множества людей одновременно — это нормы публичного права, а если же в нормах права выделяются интересы отдельных частных лиц и их объединений, то мы имеем дело с нормами частного права.

Для облегчения процесса обучения и ведения научных исследований в юриспруденции выделяются отдельные учебные дисциплины, которым соответствуют и названия научных дисциплин.

Схематично система юриспруденции современной Российской Федерации выглядит следующим образом:

I. Теоретические и исторические научные дисциплины

1. Теория юриспруденции

2. История отечественной юриспруденции

3. История юриспруденции зарубежных стран

4. История юридической мысли

5. Римское право

6. Международное право

II. Отраслевые научные дисциплины

1. Конституционное право

2. Конституционное право зарубежных стран

3. Гражданское право

4. Гражданское процессуальное право

5. Административное право

6. Трудовое право

7. Уголовное право

8. Уголовно-процессуальное право

9. Экологическое право 1

10. Аграрное право

I1. Финансовое право

12. Семейное право

13. Муниципальное право

14. Предпринимательское право

15. Земельное право

III. Специальные научные дисциплины

1. Криминалистика

2 Криминология

3. Правоохранительные органы

4. Юридическая психология

5. Уголовно-исполнительное право

6. Прокурорский надзор

Следует заметить, что подразделение всех дисциплин, входящих в систему «Юриспруденция», на три части имеет свою длительную историю. Так, в дореволюционной России юриспруденция делилась на науки: пропедевтические (энциклопедия права; римское право; всеобщая история права; история римского права); политические (история русского права; государственное право с включением административного; политическая экономия и наука о финансах; церковное законоведение); юридические (международное публичное право и частное; гражданское право; гражданское судопроизводство; торговое право; уголовное право; уголовное судопроизводство).

Конечно, система юриспруденции разных времен и разных стран отличается и будет отличаться как по количеству дисциплин, так и по их названию. Это естественное отражение уровня развития стран и человеческого общества одновременно. Однако неизменным в системе юриспруденции остается ее содержание, которое нацелено на изучение правовой системы того или иного государства. Отсюда и обязательное присутствие в ней вопросов, связанных с представлениями о государстве и праве.

Содержание категорий современной юриспруденции складывается из системы знаний о государстве, о правовом регулировании. Сюда же включается правовая доктрина, которая сводится к системе знаний о том, как надлежит толковать и применять действующие юридические нормы. Важной частью юриспруденции является правовая культура, то есть выработанное в обществе отношение людей к праву, его роли.

Система юриспруденции в своем строении подчиняется и тому, что перед юриспруденцией стоит двоякая задача: теоретическая и практическая. В теоретической части она должна изучать основные понятия (понятие о государстве, о праве, о правоотношениях, о преступлении и наказании и т. д.) и соединить все отраслевые юридические науки в одно целостное начало. Если не будет теории юриспруденции, то не будет единого представления о праве, о государстве, о правах человека, о разделении власти и т. д., и каждая отрасль юридической науки вынуждена будет исследовать эти понятия. Между тем эти понятия являются общими для всех отраслевых юридических наук, поэтому разработкой их и занимается такая дисциплина, как «Теория юриспруденции».

Практическая же задача юриспруденции — это построение единого правового порядка в обществе.

В целом, система юриспруденции дает представление об уровне, способах правовой организации общественной жизни. Конечно, сама система юриспруденции постоянно меняется, пополняется. Но в то же время существует и некая постоянная схема системы юриспруденции, которая присутствует во все времена и во всех странах. Это сам каркас юриспруденции, который неминуемо присутствует там, где есть государство и право.

Проблема социального назначения юриспруденции, по существу, сводится к выяснению роли и места государства и его законов в обществе. Известно, что каково государство, таковы и его юридические законы, юриспруденция в целом.

Вопрос о социальном назначении государства волнует людей издревле. Речь идет о том, для чего нужно государство? Думается, что вопрос о том, зачем нужно людям государство, да и нужно ли оно им вообще, сегодня вряд ли является чисто риторическим. После преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства и с началом формирования правового (справедливого) государства, мы должны значительно активизировать свои поиски в направлении того, чтобы выяснить истинное назначение государства в обществе.

В правовом (справедливом) государстве должен полностью преодолеваться психологический страх перед государством и правом, насажденный в то время, когда государство и право рассматривались как орудие (инструмент) насилия. Ведь в нормальном обществе люди живут, работают, смеются, отдыхают, и государство и право им, по сути, не мешает. Можно прожить всю жизнь, а с государственно-правовой ответственностью и не столкнуться. Юридическое право, законы рассчитаны в основном на тех, кто их не соблюдает. Поэтому для условий правового государства самое главное — это осознанное понимание необходимости права, государства на случаи, когда нарушаются права и свободы людей, и освободиться от такой болезни, как боязнь государства и права. Государство и право, как бы они не были производны от общества, по отношению к индивидуальному сознанию, поведению личности — объективная реальность. С этим нужно считаться всем, кто с ходу там и тут пытается принять законы. Особенно такая болезнь присуща кандидатам в депутаты и другим претендующим на высокие посты в государстве. В период предвыборной кампании, а также сразу после победы на выборах многие из среды этих людей предлагают принять множество новых законов, зачастую не имея представления о системе права, о механизме правового регулирования общественных отношений. Государственно-правовые проблемы, которые сводятся, в одних случаях к игнорированию роли права в организации общественной жизни, а в других случаях, к преувеличению его возможностей, должны быть преодолены с помощью юридической науки. В правовом государстве должен быть выработан научный подход к использованию законов в организации общественной жизни. Условия правового государства требуют строго научного подхода как к правотворчеству, так и к организации правоприменительной работы государственных органов. В разрешении проблемы социального назначения государства и права большая роль принадлежит юристам. О правовом (справедливом) государстве граждане, главным образом, будут судить по результатам деятельности юрисдикционных органов, то есть юристов. Поэтому о правовом государстве без высококвалифицированной армии юристов мечтать не приходится: во-первых, гражданское общество должно быть готово к тому, чтобы иметь достаточное количество высококвалифицированных юристов для реализации во всех сферах общественной жизни идей и принципов правового государства. Юрист — это специалист в области правотворчества и правоприменения. Без представителей этой профессии о формировании правового государства речи быть не может. Во-вторых, сам наличный отряд юристов, хотя и на сегодня еще не воспитан в духе правового государства, должен всерьез вникать в проблемы формирования правового государства и приложить максимум усилий в разрешение этих проблем на практике. Ведь правовое государство не может вводиться каким-то разовым декретом или законом, его идеи и принципы будут реализовываться постепенно, шаг за шагом, практическими делами. В принципе, мы сегодня можем принимать и принимаем правовые решения, что и является важнейшим условием правового государства. Однако эти правовые (подлинно справедливые) решения еще не произрастают из природы и сущности нашего общества и государства, а выступают чуть ли не исключением из правила. Здесь, конечно, винить только юристов нельзя. Сама наша общественная жизнь, законы, действующие в обществе в большинстве своем еще не соответствуют требованиям правового государства. Поэтому и правовые решения еще далеко не составляют устоявшуюся систему, объективную потребность самого общества. А юристы — это, в основном, специалисты в области применения действующего законодательства. К тому же наша правовая система еще не признает юридических прецедентов, позволяющих в цивилизованных странах проявить творческий подход в процессе правоприменения. В современных условиях формирования новой государственности Российской Федерации необходимо еще раз основательно переосмыслить социальное назначение юриспруденции и исходя из этого принять соответствующие меры, направленные на повышение роли и значения ее в общественной жизни.

Глава II. Динамические характеристики категорий юриспруденции

2.1 Соотношение категорий юриспруденции и юридической науки

юриспруденция правовой онтологический гносеологический

Юридическая наука (либо ее отрасли), как и всякая наука, предполагает наличие развитой и упорядоченной системы знаний. В то же время она должна иметь в качестве атрибута соответствующий инструментарий познания: развитую систему категорий и понятий -- понятийный аппарат, определяемый предметом данной науки. Его формирование является важнейшей задачей и собственным предназначением науки, т. е. константой ее бытия.

Формирование правовых понятий по существу не отличается от общей и универсальной процедуры формирования таковых в других отраслях научного знания. Суть этой процедуры состоит в формализации знаний в области государственно-правовых явлений. Она заключается, во-первых, в отвлечении, абстрагировании от несущественных, нетипичных черт и свойств данных явлений; во-вторых, в выявлении закономерностей развития, неизменной их повторяемости (алгоритма) и в непременном установлении наиболее существенных и общих (типичных) признаков, присущих всему классу (виду, типу) этих явлений. Такая процедура занимает порой значительное время и предполагает большую творческую работу -- как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях. Здесь всегда имеет место использование многообразных приемов, таких как поиск информации, выдвижение научных идей и гипотез, разработка научных теорий и концепций, применение формализованных процедур и операций при изучении социально-правовых явлений. К ним также следует отнести наблюдение, сравнение, анализ, синтез, обобщение, абстрагирование и др. Все они направлены на получение наиболее общих и в то же время фундаментальных знаний об объекте исследования. В итоге формализации одна и та же мысль о наиболее существенных свойствах объекта или явления государственно-правового характера должна быть всегда выражена с помощью одних и тех же лингвистических компонентов, т. е. системы взаимосвязанных рядов слов (терминов), расположенных в одном и том же порядке применительно к объекту познания, и отражать его сущность.

Общим методом формирования правовых понятий выступает, бесспорно, диалектический метод научного познания, включающий, как известно, необходимые и весьма существенные этапы восхождения от абстрактного к конкретному и далее -- от конкретного к абстрактному. Заметим, что означенная процедура не может быть сведена лишь к элементарному процессу движения от конкретного к абстрактному либо наоборот. Здесь всегда имеют место сложные логико-гносеологические процедуры, которые можно охарактеризовать как внутренне противоречивый и одновременно органически единый и взаимодополняющий познавательный процесс. Метод восхождения от абстрактного к конкретному особенно актуален в период развития научных концепций и теорий. В сущности, научная правовая теория может быть признана как таковая, лишь когда она концептуально сформирована и разработан в большей или меньшей мере ее категориально-понятийный аппарат, отражающий предметное содержание данной теории. Примером может служить разработка общей теории борьбы с преступностью и ее понятийного аппарата.

Процедура абстрагирования при восхождении от абстрактного к конкретному может иметь различный характер. На основе «абстракции -- идеи» конструируются новые правовые образования -- правовые категории и понятия, не имевшие ранее аналогов ни в науке и нормотворческой практике, ни в чувственно-конкретных, т. е. эмпирически данных объектах. Этот метод, на наш взгляд, лежит в основе выработки нетипичных нормативных предписаний: юридических конструкций (например, «состав правонарушения», «состав преступления»), юридических фикций («признание гражданина умершим», «процессуальные сроки»), презумпций -- и выступает важным средством законодательной техники. В результате создаются научно-правовые образования -- категории либо понятия, которые несут в себе определенные смысловые значения: правовые идеи, теории и правоположения, имеющие целью обеспечить эффективное и наиболее целесообразное правовое регулирование общественных отношений. Указанная логико-гносеологическая процедура формирования понятий является доминирующей, как представляется, и при формировании, например, категорий и понятий науки процессуального права -- гражданского, уголовного, административного процессов и др. Здесь вырабатываются такие логико-гносеологические правовые образования, которые, отражая суть изучаемых правовых явлений, изначально, до их воплощения в правовую теорию в виде категорий или понятий и в позитивное право, не имели, по сути, аналогов, т. е. конкретных фактов реальной действительности как прообразов (конкретное), мыслимых в понятиях. Означенные образования являются результатом познавательной и абстрагирующей деятельности (абстракция -- идея), направленной на создание и закрепление оптимальных и наиболее целесообразных по форме и содержанию приемов и методов деятельности по отправлению правосудия или иной правоприменительной деятельности.

Метод восхождения от конкретного к абстрактному характеризуется тем, что в формируемых категориях и понятиях всегда отражаются сущностные и закономерные стороны конкретных явлений в сфере правовой действительности (сущего). Между тем конкретное мыслится не просто как отдельный или единичный юридический факт, а как определенное качество (свойство), принадлежащее их виду (типу, классу) либо системе фактов (явлений). На основе данного метода посредством изолирующей (аналитической) абстракции, либо абстракции отождествления, в формируемых правовых категориях и понятиях фиксируются наиболее общие и существенные (типичные) признаки тех или иных правовых явлений реальной действительности, отражающие их сущностные черты и свойства, закономерности и тенденции развития. Думается, что именно этот метод позволил сформулировать и обосновать такие категории, как «правонарушение», «преступление», «проступок административный» и др. Данный метод лежит также в основе разработки понятий конкретных видов правонарушений, например преступлений (кража, грабеж, убийство, хулиганство), административных правонарушений и др.

В связи с изложенным отметим, что в любом из приведенных методов формирования правовых категорий определяющим является феномен «конкретного». Так, при восхождении от абстрактного к конкретному общие представления, теории, взгляды и идеи трансформируются в правовые понятия лишь с учетом черт и свойств конкретного явления, которое хотя и носит идеализированный (умозрительный) характер, все же должно обладать сущностными признаками, позволяющими отличать его от других абстракций. Здесь общие представления, взгляды и теории всегда как бы «приспосабливаются», «приноравливаются» к конкретному (некоторой мыслительной модели, идеализированному феномену), что в итоге и позволяет создавать правовые категории и понятия, которые всегда должны иметь собственное предметное содержание и характеризоваться относительно четко очерченным объемом объектов (явлений), мыслимых в указанных логико-юридических образованиях. Равным образом при формировании правовых категорий путем восхождения от конкретного к абстрактному абстрагирующая деятельность познающего всегда ориентируется на специфические черты конкретного в их обобщенном виде. Причем содержание категорий и понятий могут образовывать лишь такие признаки, которые отражают их сущность и потому имманентны всему классу конкретных явлений, фиксируемых в соответствующих категориях и понятиях.

Юриспруденция и юридическая наука — близкие по смыслу и содержанию понятия. Поэтому, как уже отмечалось, во многих случаях эти понятия у нас употребляются в качестве синонимов.

Однако при более внимательном подходе к этим понятиям -они все же различаются. Здесь происходит, примерно, то же самое, что мы наблюдаем при характеристике других предметов и опосредующих их наук. Так, под экономикой прежде всего понимают совокупность общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции, а лишь затем экономическую науку, изучающую эти отношения. То же самое и с историей, которая первоначально представляет собой процесс развития природы и общества, а лишь потом — науку, изучающую прошлое человечества. Или же взять понятие «искусство». Искусство представляет собой художественное творчество, объективно возникающее в процессе общественной жизни. На определенном этапе развития искусства возникает необходимость всестороннего его осмысления, которым занимаются определенные специалисты. Наступает этап исторического осмысления всего того, что связано с художественным творчеством, то есть возникает искусство как наука.

Юриспруденция также, в первую очередь, представляет собой область создания и использования правовых (юридических) средств для оптимизации управления общественными процессами. Юриспруденция — это обладание знаниями о государстве и праве и использование их в процессе правотворческой деятельности. Юридическая же наука — это деятельность по добыче, производству этих знаний.

Конечно, несмотря на эти различия, в практическом плане юриспруденция и юридическая наука ассоциируются как тождественные понятия. Объединяет их юрист как практический деятель в области права, который одновременно опирается как на знания законов, других источников права, так и на данные научного осмысления их (на уровне знаний комментарий, монографий и т. д.). Поэтому в практическом плане задачи, стоящие как перед юриспруденцией, так и перед юридической наукой почти одни и те же. Но в практическом плане сами юристы больше всего говорят о задачах юридической науки как деятельности, влияющей на совершенствование создания и использования юридических средств управления общественными процессами.

Юридическая наука в сфере организации общественной жизни еще не заняла подобающего места в нашей стране. Поэтому представителям юридической науки необходимо еще многое сделать, чтобы ее в российском обществе признали в качестве самостоятельной и объективно необходимой для государственно-правовой практики наукой.

Сегодня юридическая наука в России должна проявить свою объективную необходимость для практического государственно-правового строительства. Объект исследования юридической науки — проблемы, возникающие в процессе организации и деятельности государственно-правовых институтов, — сегодня в России приобретает исключительное значение. Необходимо понять, что в практическом государственно-правовом строительстве нельзя игнорировать данные юридической науки. Подобно тому, как нельзя строить дом с нарушением строительных правил, нельзя формировать и государственно-правовые институты без учета рекомендаций юридической науки. Игнорирование данных юридической науки все равно затем скажется на практике, и предложения, противоречащие общепринятым выводам юридической науки, окажутся бесперспективными.

На сегодня же положения юридической науки (имеется в виду и международно признанные положения) в Российской Федерации остаются невостребованными не только в практическом государственно-правовом строительстве, но и общественным сознанием. Поэтому мы и сегодня сплошь и рядом наблюдаем: преобладание политики над правом, экономикой; невосприятие институтов демократии; непонимание значения власти права в обществе и т. д.

Одним словом, если мы действительно хотим строить правовое государство, то юридическая наука, как никакая другая отрасль науки, сегодня должна утвердиться в российском обществе как важнейший институт гражданского общества.

Известно, что общество и гражданское общество — это не одно и то же. Общество — это как бы вся общность людей, включающая и государство со всеми его атрибутами, а гражданское общество — это часть общества, которая создает материальную основу жизнедеятельности всего общества. Гражданское общество появляется и оформляется позже общества, а точнее с появлением государства. Гражданское общество функционирует во взаимодействии с государством. Нет государства — нет и гражданского общества. Гражданское общество выступает учредителем государства как организации политической власти общества. Только в связке — «учредитель и учреждаемая политическая власть» — приобретает значение взаимодействия гражданского общества и государства.

Применительно к потребностям гражданского общества юридическая наука должна выработать соответствующие рекомендации по оптимизации взаимодействия гражданского общества и государства, выступать представителем гражданского общества, помогать ему обрести цивилизованные рычаги для оценки и влияния на деятельность органов власти.

С помощью юридической науки и в целях защиты прав человека необходимо наладить информационную, просветительскую работу, направленную на ознакомление граждан с их правами и свободами. В системе образовательных учебных заведений следует организовать специальное изучение прав человека. Одна из важных задач научно-правового обучения — научить каждого гражданина самостоятельно защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законами.

Применительно к условиям правового государства юридическая наука должна организовать исследования в области повышения эффективности деятельности правоохранительных органов. Особое значение, в условиях вхождения в рамки правового государства, приобретает совершенствование практики правореализации и контроля за исполнением законов. В правовом государстве речь должна идти о повышении уровня конституционной законности, поэтому повышается и ответственность за неисполнение предписаний Конституции, за принятие законов и ведомственных актов, противоречащих положениям Конституции.

Юридическая наука России сегодня должна способствовать также выработке роли и места государственно-правовых реформ и изменений в общественном устройстве. Сегодня государственно-правовые реформы выходят на первый план и приобретают исключительное значение. Это и понятно. Ведь только оптимальное государство со своей совершенной правовой системой может успешно вести экономическую политику, а вслед за этим и за счет этого решать социальные проблемы, а также вопросы развития науки, культуры и искусства.

Юридическая наука далее должна вооружить представителей гражданского общества современными понятиями, категориями, используемыми во всем цивилизованном мире в области государственно-правового строительства. Нам, в Российской Федерации, нельзя трактовать, утвердившиеся в мировой государственно-правовой практике понятия и термины по-своему. Юридическая наука, впрочем, так же, как и математика, физика и другие науки, оперирует общими, понятными для всего цивилизованного мира, понятиями и категориями. Если, например, во всем мире однозначно утвердилось понятие «разделение властей», и весь цивилизованный мир вкладывает в это понятие как бы принятый, понятный классический смысл, то нам нельзя говорить, что разделение властей мы понимаем по-иному.

В целом, юридическая наука Российской Федерации в условиях формирования гражданского общества и правового государства получает качественно новые основы для собственного развития. Впервые в истории России ей представляется возможность стать важнейшим институтом гражданского общества. Задача же ученых-юристов — способствовать ей (юридической науке) реализовать эту миссию. Лишь дееспособная юридическая наука может создать оптимальные основы для развития юриспруденции, способной успешно выполнять возлагаемые на нее надежды.

2. 2 Категории юриспруденции и категории отдельных отраслей права

Понятия «гражданское общество», «государство», «демократия», «суверенитет», «права человека», «правопорядок», «власть права» и т. д. являются общечеловеческими, и нельзя их переделывать на свой лад. Короче говоря, необходимо освоить также общечеловеческий язык государствоведения, и вести разговор в этой области на одном и том же языке со всем цивилизованным миром.

Для развития системы категорий юриспруденции существенны процессы интеграции и дифференциации правового регулирования, а также изменения сферы правовой регламентации в целом в сторону её расширения или сужения. Таким образом, взаимодействие и развитие рассматриваемых систем представляет собой сложный диалектический процесс, в котором подчас сталкиваются противоположные тенденции.

Процесс дифференциации правового регулирования проявляется прежде всего в членении самой системы права на отрасли, подотрасли, институты и субинституты. Именно эти процессы преобладали до 90-х годов ХХ в. в развитии рассматриваемых систем нашей страны. Это привело, в частности, к тому, что из трудового права выделилась такая новая отрасль как право социального обеспечения, из административного права — финансовое и бюджетное право и др.

Процесс развития системы права происходит не только за счёт уточнения и конкретизации имеющихся о ней научных выводов и представлений, но и по объективным причинам, вследствие изменений, которые претерпевают сами общественные отношения. И наоборот, появление новой сферы общественных отношений или усиление их значимости неизбежно влечёт за собой создание новых структурных частей системы права. В современных условиях такая отрасль как «колхозное право» утратила статус отрасли права в связи с утратой колхозами доминирующего положения в сельскохозяйственном производстве и возникновением новых форм ведения сельского хозяйства. Экологическое (природоохранительное) право, наоборот, из подотрасли земельного права превратилась в основной компонент системы права России, поскольку общественные отношения, связанные с сохранностью окружающей природной среды, выделились в самостоятельную сферу производственных и социальных отношений и потребовали особого метода правового регулирования.

Перераспределение сферы правового регулирования между отраслями права может быть связано также со становлением и развитием комплексных межотраслевых «пограничных» институтов, образующихся на стыке смежных однородных отраслей права, например, гражданского и семейного, гражданского и трудового, административного и налогового права. «Пограничные» институты характеризуются наличием между нормами отраслей права, образующими данный институт, подвижной предметно-регулятивной связи. Чаще всего эта связь проявляется в том, что на предмет одной отрасли права накладываются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли, как это имеет место в институте возмещения вреда, причинённого жизни либо здоровью работника при исполнении им своих трудовых обязанностей.

Межотраслевые «пограничные» институты возникают также как следствие тесного смыкания и известного взаимодействия на определённом участке предметов регулирования смежных однородных отраслей права. В результате на границе указанных отраслей образуются зоны, регламентирующие единое по существу общественное отношение, обладающее, однако, в определённых своих частях модификациями, обусловленными особенностями той или иной отрасли. Именно в результате такого взаимодействия образовались «пограничные», смежные с гражданским правом институты семейного права — совместная собственность супругов и брачный договор.

«Пограничный» правовой институт может развиваться в нескольких направлениях. Возможен вариант, когда он будет развиваться преимущественно как институт «исходной» отрасли права. В этом случае привнесённые черты другой смежной однородной отрасли права будут занимать всё меньший удельный вес в регламентации данных отношений и постепенно институт утратит свой комплексный характер. Возможно и прямо противоположное явление, когда по мере развития «пограничного» отношения число заимствований будет неуклонно увеличиваться, что неизбежно означает переход данного правового института в систему смежной однородной отрасли. Наконец, возможен и вариант развития общественных отношений, приводящий к появлению новых качеств и свойств «пограничного» института и к формированию в дальнейшем новой отрасли права.

Помимо наличия общественных отношений, регулируемых «пограничным» институтом, для превращения последнего в новую отрасль права необходимым условием и одновременно — признаком такого превращения — выступает появление новых, присущих только данной группе правовых отношений понятий и конструкций, а также формирование Общей части, содержащей принципы и общие начала, распространяющиеся в равной мере на все регламентируемые этой отраслью отношения.

Отрасли права используют категории как общие для всей юриспруденции, так и специальные.

В конституционном праве используются и собственные категории, выработанные в рамках данной науки. К ним относятся содержание конституционного права, конституция, конституционность, конституционализм, конституционная ответственность, конституционные гарантии прав и свобод человека, парламентаризм и т. п. Помимо них в конституционном праве находят применение и категории, перешедшие из других наук и отраслей человеческого знания: общей теории права (право, норма права, форма [источник] права, отрасль права, правовой институт, легитимность, законность, а др.), общей теории государства (государство, форма государства, государственный орган, функции государства и т. п.), философии (общество, личность, власть, гражданское общество, закономерность, метод исследования, общественные отношения и пр.), политологии (политическая система общества, политическая партия, политическое поведение, политическая культура, группа давления, лоббизм и т. д.), социологии (социальная структура, социальная общность, общественное мнение, социальный интерес и т. п.), общей теории систем (система, структура, организация, системные принципы) и др.

Представление об общественных отношениях как о чем-то, существующем в отрыве от доктрины, является некорректным.

Особенность гуманитарных наук, к которым принадлежит и право, состоит в языковой обусловленности, иначе говоря, структура языка создает гносеологический базис права.

Юридическая терминология, выступая сектором социально-гуманитарного понятийного аппарата, основывается на представлении о связях между субъектами с помощью обусловленных значительным количеством факторов норм и правил. Среди факторов, влияющих на понятийный аппарат юриспруденции в имеющейся социокультурной среде, можно выделить тип общественного и государственного устройства, историческую преемственность, религиозные и общинные нормы поведения, представление об этике и морали. Проанализировав историю и предпосылки возникновения любого юридического термина, можно зафиксировать сохранность и взаимосвязь доктринальных основ, которые, будучи интегрированы в законодательство, формируют правовую систему государства.

Целостность правовой доктрины гарантирует целостность законодательной системы, а отсутствие таковой приводит к многочисленным правовым коллизиям. Не столько наличие правовых коллизий, сколько проблемы их разрешения, свидетельствуют о недостатке системности правовой доктрины.

Заключение

Основные выводы по работе следующие:

1. Собственный предмет, метод и принципы исследования не могут сформироваться без понятийно-категориального аппарата — совокупности собственных или заимствованных понятий. Теория государства и права, изучая государственно-правовые явления, опирается на философское (теоретическое), социологическое и другое знание и использует, прежде всего, категории:

— философские (общее, особенное и единичное; сущность и содержание, тип и форма; бытие и сознание, идеализм и др.);

— общенаучные (гипотеза, механизм, функции, эффективность, система, регулирование, компоненты, элементы, орган);

— общесоциологические (формация, цивилизация, власть, общество, организация, социальные нормы, институт, диспозиция, санкция, порядок, нормотворчество, нигилизм, инфантилизм, конфликт, коллизия, интересы и др.);

— исторические и политические (монархия и республика, империя, демократия, авторитаризм, политический режим, легитимность и др.) и другие категории.

Конкретизируя их применительно к государственно-правовым явлениям, теория государства и права вырабатывает свои категории и понятия «сущность, форма и тип государства», «функция и механизм государства», «форма и источник права», «правовая система», «система права», «законные интересы», «стимулы и ограничения в праве», «правовая культура».

2. Наряду с данными категориями употребляются и другие: права человека и права гражданина; субъективное право, юридическая обязанность, правовой обычай, прецедент, правовой акт и пр. Данные правовые термины выступают как мыслительные образы, отражающие определенные закономерности государственно-правовой жизни общества, которые могут быть наполнены определенными существенными признаками явления и стать понятиями.

3. Правовые категории (понятия) теории государства и права имеют: 1) онтологическую (от греч. on — сущее; logos — учение) — изучение бытия, реальности, 2) гносеологическую (от греч. gnos — познание) и методологическую функции. Они взаимосвязаны между собой, создавая единую систему знаний. Юридические понятия (категории) даются в определениях, в которых, как правило, в весьма лаконичной форме раскрываются наиболее существенные признаки данного правового явления.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 г.) М.: Проспект, 2003 — 192 с.

2. Бобылёв А. И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право, 1998, № 2, с. 22 — 27.

3. Венгеров А. Б. Прямое действие Конституции: правовые, социальные и психологические аспекты // Общественные науки и современность, 1995, № 5, с. 48 — 55.

4. Деревнин А. А, Петрушев В. А., Теория права. Иркутск: Издательство ИГЭА, 1994 — 335 с.

5. Конституция Российской Федерации: комментарий / под общей редакцией Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. М.: «Юридическая литература», 2004 — 624 с.

6. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства, М., Издательство Норма — Инфра М.: 1999 — 400 с.

7. Общая теория права и государства /под редакцией В. В. Лазарева. М.: Юрист, 2003 — 360 с.

8. Основы государства и права /под редакцией С. А. Комарова. М.: «Манускрипт», «Остожье», 1998 — 320 с.

9. Поленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современных условиях // Государство и право, 1999, № 9, с. 5 — 12.

10. Теория государства и права /под редакцией В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М.: Инфра-М, 2003- 446 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой