История воспитания и обучения умственно отсталых детей

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ І ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОТНОШЕНИЙ К УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫМ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО ХVIII ВЕКА

1.1 Эволюция отношений к слабоумным на начальном этапе цивилизации

Историческое развитие общественной помощи умственно-отсталым в Украине Х — ХVII веках

Выводы к 1 разделу

РАЗДЕЛ ІІ ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ В ПЕРИОД ХІХ — ХХІ ВЕКА

2.1 Положение умственно отсталых в начале ХІХ века

2.2 Взгляд прогрессивной общественности на проблему умственно отсталых детей

2.3 Активизация общественного движения за развитие помощи слабоумным

2.4 Новый исторический этап в развитии педагогической помощи детям с умственной отсталостью в Украине

Выводы ко 2 разделу

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении развития человеческого общества, так или иначе, появлялся вопрос о выработке форм общественной опеки, лечения, а позже и обучения детей с ограниченными психофизическими возможностями.

На всех этапах своего развития человеческое общество не могло быть безразличным к тем, кто имел те или иные нарушения физических и психических качеств. Этих аномальных лиц нельзя было не заметить, так как они требовали к себе особого внимания.

Характер отношения общества к этим лицам зависит от многих факторов. В первую очередь он определяется уровнем развития производительных сил общества, его экономикой, характером производственных отношений, а также такими надстроечными факторами, как политические, нравственные, религиозные, философские воззрения общества. На характер отношений к аномальным лицам оказывает непосредственное влияние уровень развития просвещения, здравоохранения, науки и культуры в целом. На разных этапах развития цивилизации у людей существовали разные критерии человеческой неполноценности, так как в зависимости от уровня развития производительных сил и культуры к физическим и интеллектуальным качествам личности предъявлялись разные требования. Нет сомнения в том, что по мере развития производительных сил и культуры к личности предъявляются возрастающие требования.

Когда люди владели лишь примитивными орудиями труда, неполноценными признавались только индивидуумы с сильно выраженными, грубыми физическими и психическими недостатками, которые лишали их возможности добывать себе пищу даже этими примитивными орудиями труда.

Иной критерий неполноценности устанавливается в условиях высоко развитого способа производства и усложняющихся социальных отношений. Здесь уже становится заметной неполноценность тех лиц, которые не могут овладеть каким-то образовательным и профессиональным цензом. Это лица с достаточно легкими степенями интеллектуальной недостаточности.

В условиях примитивного способа производства аномальные лица вследствие своей неприспособленности к борьбе за существование чаще всего погибали. Если же уровень развития производительных сил был настолько низок, что люди не имели избыточного продукта труда, то они искали способы освободить себя от бремени, какое представляли лица, не способные добывать себе пищу.

По мере совершенствования экономических и социальных условий общество возлагает на себя определенные обязанности по отношению к аномальным лицам, руководствуясь не только гуманистическими, но и социально-экономическими мотивами. Общество считает для себя более выгодным нейтрализовать ту социальную опасность, которая может от них исходить. И тогда для лиц с глубокими степенями слабоумия создаются учреждения с целью их призрения.

На современном этапе Конституция Украины определяет и гарантирует права и свободы человека согласно с общепринятыми международными нормами в сфере защиты прав человека, в частности Конвенцией ООН о правах ребенка. Руководствуясь Законами Украины «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украины», «Об образовании», ««О государственной социальной помощи инвалидам с детства и детям-инвалидам», «О реабилитации инвалидов в Украине», «Положением о детских домах и общеобразовательных школах-интернаты для детей-сирот и детей, лишенных родительской заботы» все законодательные акты прямого действия в отраслях образования и социальной защиты содержат нормы и гарантии к получению образования такими детьми, законодательно гарантирована социальная защита, материально денежное обеспечение и нормативы их содержания и регулируются соответствующими постановлениями Кабинета Министров Украины, приказами и письмами министерств и ведомств.

Программой «Образование. Украина XXI века», «Национальной программой «Дети Украины», «Национальной доктриной развития образования Украины в XXI веке», в которых разработан пакет нормативно правовых документов, определенно приоритеты и принципы развития специального образования; очерчены ориентиры для организации региональных мероприятий по улучшению положения детей на основе интеграции деятельности государственных учреждений с общественными организациями, обществами, фондами; определенно конкретные шаги относительно выполнения международных обязательств, взятых Украиной.

В научно-организаторской деятельности, направленной на развитие психолого-педагогической и дефектологической науки, в начале столетия активное участие принимали известные российские ученые В. М. Бехтерев, П. П. Блонский, Л. С. Выготский, В. П. Кащенко, П. Ф. Каптерев, А. Ф. Лазурский, А. С. Макаренко, А. П. Нечаев, В.Н. Сорока-Росинский, С. Т. Шацкий и др. Они были не только инициаторами и организаторами проведения съездов и общественно-педагогического движения, но и создателями различных экспериментальных площадок, научных лабораторий, институтов и академий, разработчиками новых педагогических идей и теорий.

Цель исследования — рассмотреть исторические этапы обучения и воспитания умственно отсталых в Украине.

Объект исследования — обучение и воспитание умственно отсталых.

Предмет исследования — исторический аспект обучения и воспитания умственно отсталых в Украине.

Задачи исследования:

1. Рассмотреть эволюцию отношений к слабоумным на всем этапе цивилизации.

2. Дать оценку историческому развитию общественной помощи умственно отсталым в Украине.

3. Проанализировать взгляд прогрессивной общественности на проблему умственно отсталых детей.

РАЗДЕЛ І ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОТНОШЕНИЙ К

УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫМ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО

ХVIII ВЕКА

1. 1 Эволюция отношений к слабоумным на начальном этапе

цивилизации

Наука не располагает достоверными сведениями относительно положения аномальных людей в первобытном обществе. Однако есть данные, свидетельствующие о том, что в те времена лица, которые были не в силах участвовать в процессе добывания пищи, если не гибли сами, то их умерщвляли.

Те данные, которыми располагает наука о детоубийствах в древней Греции (особенно в Спарте), по всей вероятности, относятся к детям с рано выявившимися тяжелыми уродствами. Такие убийства совершались в основном по отношению к детям с физическими уродствами, так как психические недостатки обнаруживаются лишь в более старшем возрасте. Следует отметить, что умерщвление аномальных детей в Спарте, которое имело место вплоть до IV--V вв. нашей эры, старались оправдать не только экономическими мотивами (Аристотель), но и евгеническими соображениями (Платон) [18, 120].

Надо полагать, что умерщвление детей-уродов имело место и в древнем Риме. Иначе нельзя объяснить такое высказывание римского философа Сенеки (6 г. до н. э. -- 65 г. н. э.): «Мы убиваем уродов и топим тех детей, которые рождаются на свет хилыми и обезображенными. Мы поступаем так не из-за гнева и досады, а руководствуясь правилами разума: отделять негодное от здорового».

Известны случаи, когда в странах с низким уровнем развития производительных сил и в более позднее время слабоумные и дети-уроды оставлялись на произвол судьбы, без присмотра.

Такое отношение к аномальным детям отмечалось в ряде мест Индии вплоть до XIX века. Здесь таких детей оставляли в джунглях на произвол судьбы. Это давало в дальнейшем повод для легенд о детях, вскормленных дикими животными. Английский психиатр В. Айрленд приводит об этом много рассказов. Среди них, очевидно, есть такие, которые отражают действительные факты.

Во все времена на отношение людей к слабоумным оказывали большое влияние религиозные воззрения.

Библия рассматривает слабоумие как кару божью за грехи родителей. Она предписывает безропотно относиться к этому божьему наказанию и не пытаться исправить волю бога.

Коран, как и Библия, предписывает мусульманам не пытаться давать слабоумным больше того, что им дал бог, но в то же время советует поддерживать их существование, заботиться о них [17, 15].

Религиозные воззрения на слабоумных, как и все религиозные догматы, полны противоречий. Одни религии считают слабоумных «детьми бога», другие -- «детьми дьявола». Взгляд на слабоумных как на детей дьявола в большей степени был присущ католической религии. Особую непримиримость к слабоумным проявляли протестантские реформисты Мартин Лютер (1483--1546) и Джо Кальвин (1509--1564), которые советовали сажать слабоумных в тюрьмы или бросать в реки [17, 16].

В славянских государствах, где на слабоумных (юродивых) смотрели как на «божьих людей» и «блаженных», их обычно окружали ореолом святости, с благоговением вслушивались в их бессмысленный лепет, усматривая в нем божественное прорицание. Нередко служители православной церкви, предписывая относиться к слабоумным с жалостью, оправдывали существование детей-идиотов и калек именем божьим, божьей волей и со свойственной религии нелогичностью и ханжеством доказывали, что эти несчастные дети нужны в интересах людей и бога, чтобы предоставить возможность верующим творить милость во имя бога.

Таким образом, религия, хотя и пробуждала в определенной мере у верующих чувство сострадания к аномальным лицам, никогда не содействовала развитию такой помощи этим лицам, которая бы в той или другой степени их исцеляла или приобщала к полезным занятиям. Жалость к ненормальным лицам, пробуждаемая религиозными культами, не шла дальше привлечения пожертвований на призрение этих лиц.

1. 2 Историческое развитие общественной помощи умственно-отсталым в Украине Х — ХVII веках

История опекунства детей с проблемами психического или физического развития в Украине начинается с давних времен. О том, что церковь и, в частности, монастыри первыми стали опекать юродивых, слабоумных, подтверждает и «Повесть временных лет» -- летопись киевского летописца Нестора, относящаяся к 1074 году. В ней сказано: «Аще кто коли приносяще детищ болен кацем либо недугом одержим, приносяху в монастырь» [17, 18].

Первые официальные документы об опеке датируются X ст., когда князь Киевский Владимир Святославович указом от 996 г. обязал церковь заботиться о таких лицах. Есть доказательства, что в Киево-Печерской лавре уже в первой половине XI в. открылись приюты для детей, в которых кроме сирот, больных и убогих, находились и так называемые дети с ограничениями (глухие, слепые, умственно-отсталые). На содержание заведений общественной опеки предусматривалась часть средств от княжеских прибылей, которая передавалась монастырям. Замский Х. C. приводится факты о том, что в X-XII ст. в Киевской Руси организовывались заведения, где не только опекали неполноценных детей, но и учили их элементам грамоты, живописи, пению и разным ремеслам [10, 81].

С принятием христианства в Киевской Руси были внедрены законы из Византии, которые вошли в состав общественных Кормчих книг. Касались они положения «слепых, глухонемых, безумных и умственно-отсталых» в семье, охраны их имущества и других общественных прав, ответственности перед криминальным законом.

В начале ХІІ века в «Наставлении князя Владимира Мономаха своим детям» мы находим такие строки: «Всего паче убогих не забывайте, но емко могуче по силе кормите и подавайте сироте…» [10, 82].

Таким образом, уже во времена Киевской Руси появилось милосердие и гуманизм относительно убогих и калек которые имели определенное отображение в официальных законах. На основе нормативных актов и системы общественной опеки, осуществляемой главным образом монастырями, формировалось общественное отношение к лицам с изъянами психофизического развития.

Важным свидетельством понимания значения воспитания этих лиц мы можем видеть в Ипатьевской и Лавреньевской летописях. В документах говорится об учреждении организованного в городе Киеве Анной Всеволодовной, сестрой Владимира Мономаха, и они подтверждают, что в это время принимались первые попытки элементарного обучения, которые имели первые успехи.

В Киевской Руси слабоумные были окружены ореолом святости и таинственности. Простой народ считал призрение «дурачков», «блаженненьких» угодным богу делом. Историк В. Ключевский в своей книге «Добрые люди древней Руси» пишет: «Московская немощеная улица XVII века была очень неопрятна: среди грязи -- несчастье, праздность и порок сидели, ползали и лежали рядом; нищие и калеки вопили к прохожим о подаянии…» [2, 48].

В эпоху XV—XVII вв. в Украине значительного распространения приобретали «богадельни-госпитали», которые признавались специфическими формами помощи больным и инвалидам. Назначение богаделен не было четко выраженным. Туда принимались калеки, безумные взрослые и дети, неработоспособные и другие лица, которые в результате определенных обстоятельств существовали за счет общества. Однако уже существующие формы опеки детей и подростков были недостаточными. Их деятельность ограничивалась лишь тем, что к этим лицам относились достаточно терпимо.

Первые русские государственные акты о слабоумных относятся к XVI в. При Иване Грозном в 1551 г. в «Стоглавый судебник» была внесена статья о необходимости попечения нищих, больных и тех, «кои одержимы бесом и лишены разума». Этих лиц рекомендовалось помещать в монастыри, чтобы они не были «пугалом для здоровых». Однако этот закон не имел широкого применения. При нем опека сирот была введена в круг задач органов государственного управления. В 1586 году в уставе Львовской братской школы было зафиксировано, что «учитель должен и учить, и любить детей всех одинаково, как синел богатых, так и сироты, убогие и тех, которые улицами ходят, прося на пропитание. Учить их, кто сколько по силам учится может…» [6, 77].

Но в царствование Алексея Михайловича (1645--1676), по данным Ю. Каннабиха, на Руси, как и в католической Европе, запылали костры, куда бросали людей, обвиняемых в колдовстве; среди них оказывались и юродивые.

Первые попытки принять официальные меры по борьбе с нищенством и бродяжничеством делаются в России в царствование Федора Алексеевича (1676--1682). В последний год его царствования был издан указ, который должен был регулировать меры общественного призрения. До этого времени призрением занимались только церковь и монастыри. Этот указ запрещает нищим, убогим и юродивым бродить по улицам и дорогам. Он обязывает открывать для них «шпитальни» и богадельни. В результате этого указа в Украине как и в России в дополнение к тем убежищам для убогих, что имелись при монастырях, стали открываться первые учреждения общественного призрения -- богадельни [18, 122].

В XVIII ст. начались отдельные позитивные изменения в экономическом и культурном превращении России, развития науки и образования. Быстрыми темпами развивались педагогика, медицина, в частности психиатрия. Активизировалась и деятельность государства в вопросах воспитания обездоленых и детей калек. В этот период разрабатывались мероприятия частного порядка по организации богаделен, открытия специальных воспитательных домов для безумных. Создавались формы их опеки, принимались меры общего характера. Это можно считать первыми серьезными шагами в создании системы общественной опеки.

Активизировалась деятельность земских врачей-психиатров; организацией для умственно отсталых лиц при психиатрических больницах специальных детских отделений. На этом этапе были сделаны первые шаги по изучению требований в специальном обучении и воспитании лиц с изъянами в умственном развитии. Помощь умственно-отсталым становится не только проявлением милосердия, гуманности, но и социальной потребностью, средством облегчения судьбы родителей.

В дальнейшем Петр I стремится осуществить ряд таких мероприятий, в результате которых государство могло бы осуществлять контроль за деятельностью учреждений общественного призрения. Петр I обратил внимание на то, что призрение в монастырях и богадельнях открывает возможность для разных злоупотреблений со стороны лиц, обслуживающих эти учреждения, и содействует развитию тунеядства среди лиц, пользующихся призрением. В связи с этим Петр I обязал выяснять, кого содержат монастыри. Он требовал удалить из монастырей трудоспособных убогих, а лиц, симулирующих увечья, болезни, бить батогами. Всех нищих он приказал возвращать к месту жительства, чтобы их кормили помещики этих мест и местные власти. На борьбу с тунеядством были направлены и указы Петра I «О дураках», содержание которых было изложено в первой части книги. Петром I был разработан проект указа о создании госпиталей для душевнобольных, в которых должны были помещаться и ненормальные заброшенные дети. Но этот указ не был претворен в жизнь [18, 123].

В 1761 году к этому вопросу возвращается Петр III, который дал указание: «Безумных не в монастыри отдавать, но построить на то нарочитый дом, как на то обыкновенно в иностранных государствах учреждены долгаузы». И этот указ не был выполнен.

Впервые замысел о создании домов для душевнобольных осуществился лишь в царствование Екатерины II, издавшей в 1775 году «Указ об учреждении Приказов общественного призрения» [18, 124].

Этот указ сыграл положительную роль в дальнейшем развитии в России лечебных учреждений, благотворительных заведений и школ. Согласно указу в создается ряд учреждений для призрения инвалидов, сирот, душевнобольных и других лиц, нуждавшихся в специальных домах. Приказу общественного призрения поручается попечение и надзор за народными школами, сиротскими домами, госпиталями и больницами, богадельнями, домами неизлечимых больных и сумасшедших, работными и смирительными домами. Указ определяет требования ко всем этим учреждениям.

Этот указ Екатерины II и первые больницы для душевнобольных имеют очень далекое отношение к вопросам призрения слабоумных. Дело в том, что указ не предусматривал открытия учреждений для слабоумных. В больницы же для душевнобольных слабоумных детей помещали редко.

Выводы к 1 разделу

Опыт опеки, обучения и воспитания детей с ограниченными возможностями имеет богатое наследство, основанное еще на ранних этапах общественного развития. Милосердие к детям и беспокойство о них, особенно о брошенных, стали распространяться с укреплением христианского мировоззрения. В славянских государствах на таких детей смотрели как на «божьих людей», слова «святой» и «юродивий» на Руси были синонимами.

Общественная забота о детях с особенными потребностями возникла на ранних этапах развития Киевского государства. В следующих веках с развитием общественных отношений, в тяжелый период междоусобия и войн, когда появились большое количество людей, которые нуждались в материальной и моральной помощи, строятся богадельни, госпиталя, сиротские дома, пристанища, где детей не только опекали и присматривали, но и учили основам грамоты, живописи, пения и разных ремесел.

РАЗДЕЛ ІІ ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ

УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ В ПЕРИОД ХІХ — ХХІ ВЕКАХ

2. 1 Положение умственно отсталых в начале ХІХ века

Начало XIX ст. ознаменовалось существенными изменениями в становлении олигофренопедагогики, как отдельной отрасли знаний. Это происходило под воздействием научных достижений в отрасли медицины и физиологии, философских взглядов Г. Сковороды, Я. Коменского, К. Ушинского, С. Русовой и др. Теоретические и методологические основы опыта обучения были направлены на определение заданий воспитания, выявления познавательных возможностей умственно отсталых детей.

Особенную активность в благотворительной деятельности обнаружила жена Павла ІІ Мария Федоровна, которую называли «министром благотворительности». Она заботилась о сиротах, слепых, глухонемых. В 1807 году открывается первый институт слепых, где училось лишь 15 детей [20, 97].

Первая, попытка обучения и воспитания лиц с умеренной и тяжелой умственной отсталостью была осуществлена Ж. Итаром в начале XIX ст., которая имела позитивный результат и развеяла сомнения врачебно-педагогической общественности относительно невозможности их обучения. Опыт Ж. Итара стал толчком в продолжении этого дела другими врачами и педагогами. В частности, в 1831 г. Фальре при больнице в Сальпетриери открывает отделение умственно отсталых.

Врачебно-педагогическая общественность России и Украины не только предлагала свои идеи на множественных съездах и конференциях. Многие ученые проводили экспериментальную работу в области детской психологии, психиатрии, с проблемами обучения и воспитания детей с проблемами умственного развития.

В 1836 г. по инициативе профессора П. Бутковского руководителя кафедры психопатологии Харьковского университета, при Харьковской психиатрической больнице открывается отделение для умственно отсталых детей, которая получила название «Школа у ворот больницы» [7, 42].

В конце 30-х годов ХІХ века были основаны Московский и Гатчинский сиротские институты. В эти же годы возникают первые частные детские пристанища. Жизнь в этих и других пристанищах строилась согласно с «Положением о детском пристанище», которое было написано князем В.Ф. Одоєвським — известным писателем, автором таких книжек для детей, как «Книжки дедушки Еремея», «Руководство для гувернанток» и др. [20, 99].

Как свидетельствуют архивные материалы, значительный взнос в опыт организации педагогической деятельности с детьми и молодежью с особенными потребностями во второй половине ХІХ ст. сделали Всеукраинский Союз Учителей, Киевское общество взаимопомощи женщинам, благотворительное общество судебного ведомства, Общество Красного Креста (1867), Всеукраинское общество помощи жертвам интервенции и земства. Частные благотворительные общества (Общество трудовой помощи глухонемым, Всероссийское опекунство слепых и тому подобное) по закону от 5 декабря 1866 года открывают в Украине школы для аномальных детей: глухонемых, слепых, умственно отсталых. Много делалось и приходскими благотворительными организациями. Они создавали богадельни для старых и удерживали пристанища для детей, где они получали школьное образование и ремесленные навыки.

2. 2 Взгляд прогрессивной общественности на проблему умственно

отсталых детей

В XIX веке уже редко наблюдается то сентиментальное отношение к слабоумным, которое было характерно для древней Руси. На них стали смотреть как на тяжелую обузу. Невежественные люди потешались над беспомощностью глубоко отсталых лиц, делали их предметом унизительных и жестоких забав.

Внимание прогрессивных деятелей русской общественности к судьбе аномальных детей на первых порах выражалось в стремлении отразить в литературе их тяжелую участь и тем самым пробудить у окружающих веру в то, что и этих детей можно сделать полезными членами общества.

В изданной в 1847 году повести «Доктор Крупов» А. И. Герцен от имени этого доктора рассказывает об односельчанине и ровеснике Крупова мальчике Левке Косом -- типичном слабоумном. Левке было недоступно обычное учение. Грамота ему не давалась, хотя его отец и использовал все средства «педагогического» воздействия: по нескольку дней не кормил, беспощадно сек, вырвал половину волос. Но зато Левка обнаружил другие способности: плавал как рыба, лазал по деревьям, хорошо ориентировался в лесу. Он был кротким, добрым по отношению к людям, животным. Но люди относились к нему жестоко. Левка стал избегать людей и большую часть времени проводил в лесу.

Повесть Герцена вызывает сочувствие к Левке и ему подобным несчастным детям.

Вывод из этой повести не столько педагогический, сколько нравственный: окружающие Левку люди не лучше, а хуже его. Надо сказать, что эта повесть сыграла определенную роль в формировании гуманного отношения к аномальным детям со стороны общества [7, 69].

Много внимания слабоумным, юродивым уделял в своем творчестве русский публицист Иван Григорьевич Прыжов (1827--1885). В своих «Очерках по истории нищенства» и других произведениях он рассказывал о тяжелой участи аномальных детей в России вследствие отсутствия о них общественной заботы.

Впервые в русской педагогической литературе положение отсталых детей в школе осветил Н. А. Добролюбов (1836--1861) в статье «Ученики с медленным пониманием», опубликованной в 1858 году в «Журнале для воспитателей».

В этой статье Добролюбов привлекает внимание учителей к тем учащимся, которые не могут идти в ногу со всем классом. Этих учеников Добролюбов называет малоспособными.

В своей статье Добролюбов писал: «Ни одному разряду учеников не приходится в наших школах так плохо, как тем вялым тугопонимающим мальчикам, которых учителя часто называют бездарными и бестолковыми. В отношении к ним всего более погрешает современное воспитание. А между тем они-то и заслуживают самого тщательного внимания и попечения со стороны воспитателя».

Добролюбов дает интересное описание психологических особенностей этих детей и с большим знанием дела вскрывает психологическую основу этих особенностей. Основной недостаток этих детей он видит в нарушении аналитико-синтетической деятельности мозга. Учение не возбуждает у них активности, хотя они и следят за преподаванием. Восприятия их очень замедленны, представления разрозненны. Они плохо проникают в суть изучаемых явлений. Особенно затрудняют этих детей разного рода обобщения (заключения, сравнения, применение правил). Они не способны к рассуждению. Их действия носят механический, стереотипный характер. Эти дети плохо ориентируются в новой обстановке.

Причины состояния этих детей Добролюбов видит — главным образом в недостатках воспитания.

Добролюбов обнаруживает у малоспособных детей ряд здоровых начал, которые не позволяют считать их обучение бессмысленным делом. Эти дети, по его мнению, в привычной для них сфере жизни обладают практическим смыслом, упорством, склонностью к порядку.

Интересны и те приемы, которые Добролюбов рекомендует использовать при обучении малоспособных детей. Он признает целесообразным создать для них специальные учреждения. Но поскольку таких учреждений нет, Добролюбов рекомендует учить их в замедленном темпе и по более сокращенной программе.

Он считает, что обучение надо возможно более приблизить к жизни. Добролюбов рекомендует также шире использовать личные наблюдения и опыт учащихся. Он видит необходимость в том, чтобы при изучении учебного материала чаще использовался прием сравнения. Добролюбов считает необходимым чаще поощрять этих детей и проявлять по отношению к ним чуткость, терпение.

Эта статья Добролюбова может быть отнесена к числу первых в истории отечественной олигофренопедагогики [7, 105].

Широкое общественное движение за воспитание и обучение умственно отсталых детей в России и Украине началось в конце XIX--начале XX века. Тогда же определились и основные формы помощи умственно отсталым детям: создание медико-педагогических учреждений, приютов, вспомогательных классов и школ.

Одними из первых научных работ, посвящённых изучению детей с отклонениями, были исследования выдающегося отечественного учёного И. А. Сикорского, который в своих трудах " … развивал идеи К. Д. Ушинского о принципах построения педагогики как науки, подчёркивая, что подлинной основой для научной теории воспитания является комплексное изучение ребёнка" [20, 100].

В 1882 году И. А. Сикорский сделал доклад в Женеве на конгрессе врачей гигиенистов «О детях трудных в воспитательном отношении». В докладе автор анализирует учеников Военно-учебных заведений, отстающих в обучении. Он указывает на разные причины отставания от нормально развивающихся сверстников, среди которых: нарушение в умственном развитии, связанное с поражением ЦНС, а также умственные и нравственные нарушения, связанные с хроническим утомлением умственной работой. В докладе указывается на необходимость дальнейших исследований в этом направлении. В этом же году выходит его работа «О лечении и воспитании недоразвитых, отсталых и слабоумных детей». В ней автор приводит кратко историю изучения, воспитания и обучения слабоумных детей за границей, показывает, каких успехов в этом направлении добились зарубежные учёные. Наряду с необходимостью глубокого изучения умственного недоразвития у детей, учёный указывает на необходимость изучения и обучения детей с преобладанием эмоционально-волевых нарушений. Среди особенностей таких детей автор называет «…аномалии чувств и характера, отсутствие гармонии душевных сил…» Он характеризует их как детей с нравственным недоразвитием. «Изучение нравственного недоразвития и его исправление становится важнейшей новой практической задачей…» [20, 101]. Исследователь говорит о необходимости создания для них специализированных заведений.

Исследования И. А. Сикорского являются одной из первых попыток антропологического обоснования воспитания и обучения детей с отклонениями в развитии в отечественной науке.

2. 3 Активизация общественного движения за развитие помощи

слабоумным

В последней четверти XIX века в энергичную борьбу за призрение, воспитание и обучение слабоумных включились многие врачи, педагоги, общественные деятели. Это было обусловлено успехами отечественной медицины, биологии и педагогики. К этому времени уже сформировалась русская психиатрическая школа. Созданная в 1859 году профессором Иваном Михайловичем Балинским (1827--1902) первая в России психиатрическая клиника при петербургской Военно-медицинской академии вырастила большую группу талантливых психиатров. В качестве руководителя клиники И. М. Балинского сменил в 1877 году Иван Павлович Мержеевский (1838--1908), который оставался на этом посту до 1893 года. И. П. Мержеевскому принадлежит заслуга в оформлении материалистического направления в русской психиатрии. В частности, он развенчал начинавшие утверждаться за рубежом взгляды на идиотию (микроцефалию) как на явление атавизма, как на возврат к низшему типу, к животному предку человека и показал, что корни идиотии лежат в органических (врожденных или приобретенных) нарушениях мозга [13, 126].

И.П. Мержеевский обратил внимание на социальную природу слабоумия, на обязанности общества по отношению к слабоумным. В этой связи он писал: «Так жалко у нас положение идиотов, к которым общественная совесть относится с полным равнодушием и о которых почти забыла общественная благотворительность. У нас не существует никакой статистики идиотизма, никаких специальных, правильно устроенных для идиотов заведений, а потому и те весьма немногие научные работы, которые появились у нас по некоторым отделам идиотизма, не могли быть произведены в более широких размерах, не столько по скудности материала, сколько по отсутствию благоустроенных заведений, необходимых для правильного и разумного наблюдения идиотов и применения к ним выработанной опытом программы воспитания и обучения».

В Москве начало исследованиям в области психиатрии положил психиатр и невропатолог А. Я. Кожевников (1836--1902). В 1887 году здесь была открыта первая Московская психиатрическая клиника, руководителями которой были А. Я. Кожевников и С. С. Корсаков (1854--1900). С 90-х годов Московская школа психиатров стала во главе всей отечественной психиатрии. С. С. Корсаков внес большой вклад в разработку классификаций душевных заболеваний и в изучение идиотии. Ученики С. С. Корсакова -- А. Н. Бернштейн (1870--1922), В. И. Яковенко (1857--1923), В. П. Сербский (1855--1917), Н. Н. Баженов (1855--1922), П. П. Кащенко (1858--1920)--стали наиболее активными борцами за развитие общественной помощи слабоумным в Украине и России.

В Харькове первые исследования в области душевных болезней и слабоумия проводил П. И. Ковалевский.

Развитию психиатрии в Украине и углублению общественного внимания к судьбе слабоумных содействовал принятый в 1867 году указ сената о предоставлении земствам права самостоятельно заниматься организацией медицинской помощи. Это активизировало деятельность врачей. Стали открываться психиатрические лечебницы, больницы для душевнобольных, появились первые статистические исследования распространенности душевных болезней и слабоумия [2, 50].

В 1880 году было организовано Киевское общество психиатров, которое содействовало объединению усилий психиатров, направленных на расширение сети учреждений для душевнобольных и слабоумных. Вопросы призрения, воспитания и обучения слабоумных обсуждались на ряде русских съездов психиатров. Отечественные психиатры с большим успехом участвовали в международных съездах, на которых их деятельность получала высокую оценку.

Конец XIX века ознаменовался утверждением материалистического направления в естествознании и педагогике. Вышедшая в свет в 1863 году книга И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» произвела переворот во взглядах на понимание природы человеческого поведения и психических процессов. Стала очевидной причинная зависимость психики от материальных условий жизнедеятельности -- детерминированность психики внешними воздействиями.

Этим было положено начало клиническим, психологическим и педагогическим исследованиям взаимозависимости между патологией поведения, интеллектуальной деятельностью и условиями жизни и воспитания личности.

В педагогике укрепляется заложенное К. Д. Ушинским антропологическое направление. Представители этого направления требовали привести процесс воспитания и обучения в соответствие с общими индивидуальными и возрастными анатомо-физиологическими особенностями ребенка.

Педагоги и врачи ратуют за сближение педагогики и медицины с целью подкрепления всех педагогических явлений естественнонаучными основаниями.

Активизации общественного движения за развитие помощи слабоумным содействовали не только указанные выше успехи в развитии медицины и педагогики, но и выросшее общественное сознание русской прогрессивной интеллигенции в связи с проникновением в Россию идей марксизма. Именно этим можно объяснить, что в России борьба за общественную помощь аномальным всегда рассматривалась как неотъемлемое звено экономических и политических преобразований государства в целом.

У русско-украинской общественности были серьезные основания для тревоги за положение слабоумных в стране. По официальным данным директора медицинского департамента Н. Е. Мамонтова, к концу XIX века в России было 100 тысяч слабоумных в такой степени, при которой они нуждались в общественной помощи. А по подсчетам докторов В. И. Яковенко и Н. В. Игнатьева, число глубоко отсталых от рождения вместе с детьми с приобретенными психозами достигло в России в 1897 году 200 тысяч [10, 147].

Очутившись за бортом жизни, эта масса аномальных подвергалась тяжелой участи. Не занятая в своем большинстве трудом, она становилась тяжелым бременем для народа и служила резервом антисоциальных элементов общества.

Профессор П. И. Ковалевский, описывая тяжелое положение ненормальных детей в Украине и России, писал: «А что сделано у нас при более чем стомиллионном населении государства? Если не считать частной школы, которая представляет собою меньше чем каплю в море, то, мы можем сказать,-- ничего» [10, 149].

Общественность не могла больше оставаться индифферентной к такому положению. Начиная с 80-х годов все чаще появляются брошюры и статьи в журналах, в которых подвергается критике равнодушие царского правительства к судьбе аномальных детей.

Врачи-психиатры вынуждены были отказывать слабоумным в помощи из-за отсутствия учреждений для таких лиц. Это побуждало врачей-психиатров участвовать в борьбе за организацию призрения, воспитания и обучения слабоумных.

Перед педагогами проблема воспитания умственно отсталых детей возникает в связи с той критикой, которой они подвергают существующую школьную систему, подавляющую ребенка, порабощающую его волю, игнорирующую индивидуальные особенности ребенка и выбрасывающую на улицу массу учащихся, не усваивающих программу массовой школы.

Врачи требуют реформы медицинской помощи, педагоги -- реформ школы, предусматривающих создание медико-педагогических и учебных заведений для умственно отсталых детей.

2. 3 Новый исторический этап в развитии педагогической помощи

детям с умственной отсталостью в Украине

На Украине к концу ХІХ — началу XX вв. передовые врачи и педагоги розвивали идею организации для умственно отсталых детей специальных заведений. В частности в сентябре 1905 г, в г. Киеве состоялся II съезд психиатров, на каком А. Сикорский в своем докладе отмечал о необходимости организации в Украине лечебно педагогических заведений. Практическую реализацию эта идея приобрела в 1903 г., благодаря активной деятельности его дочерей — Ольги и Елены. Открытый ими «Лечебно-педагогический институт для умственно недоразвитых, отсталых и нервно больных детей» характеризовался четкой организацией, проведением научной работы по изучению причин и природы аномального развития и значительной консультативной работы, инициативностью и творческим подходом к воспитанию детей. В заведении практической реализации приобрели: оптимальное сочетание педагогического и лечебного влияния, дифференцирован подход к комплектованию групп, которое способствовало правильному физическому, умственному и моральному развитию умственно отсталых [20, 102].

Длительное время вопрос предоставления приоритету одному из направлений — лечебному или педагогическому, было дискуссионным. Каждый отстаивал весомость своих методов работы. Это можно связать с достижениями медициной во второй половине ХІХ ст. определенных успехов. Особенной остроты эта проблема приобрела именно в этот период, поскольку как правило, в специальных заведениях рядом с детьми с легкой и умеренной находились дети с тяжелой и глубокой умственной отсталостью. Врачи и педагоги не могли получить позитивных результатов без использования в своей работе тех и других методов. Такое состояние дел привело к дифференциации форм «недоразвитых», для детей с легкой умственной отсталостью начали открываться школы или классы, другие умственно отсталые направлялись в приюты или больницы.

Несмотря на то, что в начале ХХ века появились специальные школы как новая организационная форма, педагогическое направление стало решающим в организации помощи умственно отсталым. В Харькове 1915 г. открылись первые в Украине классы для умственно отсталых детей при городских начальных училищах. Специфика учебно-воспитательной работы в специальных учреждениях заключалась в том, что классы комплектовались меньшим количеством учащихся, шире применялась наглядность, сокращалась продолжительность учебных занятий, изучение предметов учебного плана, совмещалось с элементарной ремесленнической работой. В режиме работы этих учреждений много времени отводилось экскурсиям, прогулкам, играм, наблюдениям в природе, самообслуживанию [18, 125].

Функционирование специальных учреждений для детей с нарушением умственного развития показало необходимость разработки теории и методики их обучения, воспитания, правил содержания детей. Долгое время эти вопросы решали сами энтузиасты организаторы этих учреждений, опираючись на собственный опыт. Единой системы учебно-воспитательной работы с умственно отсталыми детьми в то время не существовало, не было единых учебных планов и программ. Конечно, это негативно отражалось на учебной деятельности особенно в периферийных специальных учреждениях. В воспитательной работе преобладали филантропические опекунские принципы и подходы. умственно отсталый дети педагог

Обучение и воспитание детей с проблемами в психофизическом развитии в государственной системе образования стало реальным после революционных событий 1917 г., этот период охарактеризовался раскрытием творческой научно-теоретической, организационной и методической работы по комплексу проблем. За сравнительно короткий период (1918−1930 гг.) в Украине была разработана новая методология специального образования разных категорий детей, новое содержание учебно-воспитательной работы, построенное на принципах социального воспитания, создана дифференцированная сеть специальных школ и нормативно правовая база их деятельности, налажена подготовка кадров-дефектологов.

Первым официальным нормативным документом, который определял типы специальных заведений и их структуру было «Тимчасове положення про заклади для дітей-правопорушників і дефективного дитинства «от 6 сентября 1922 года. В зависимости от сложности нарушения, которое определялось после тщательного исследования и изучения во врачебно-педагогических кабинетах или коллекторах, устанавливались 2 типа детских домов для умственно отсталых детей; основной и вспомогательный. В этих домах рекомендовалось содержать такие категории детей: с отставанием в умственном развитии в результате социальных причин (задержкой психического развития), с легкой умственной отсталостью и имбецилов (с умеренной и тяжелой умственной отсталостью).

Важной вехой следует считать открытие в 1929 г. в Москве научно-практического института детских домов и специальных школ и создание при нем лаборатории специальной психологии, объединившей усилия молодых талантливых ученых. Среди них был Л. С. Выготский, оказавший большое влияние на развитие и общей специальной психологии в Украине [5].

В начале 1930-х гг. Л. В. Занков разрабатывал теоретические основы специальной психологии и предпринял разноплановое изучение памяти у умственно отсталых детей. Он охарактеризовал общее направление, этапы развития их памяти условия этому способствующие. Позднее ученый осуществил исследование мышления и речи этих детей, а также провел лонгитюдинальное изучение индивидуальных и типологических особенностей учащихся специальной школы и остро поставил вопрос о необходимости разработки проблемы дифференциальной диагностики.

Л.В. Занковым была написана первая в истории России и Украины книга, в которой были широко использованы материалы, добытые сотрудниками новой лаборатории. Это «Очерки психологии умственно отсталого ребенка». Несколько позднее им был опубликован первый оригинальный учебник по психологии умственно отсталых детей для студентов дефектологических факультетов педагогических институтов. Он написал также статью о памяти в сборник «Умственно отсталый ребенок», изданный под редакцией Л. С. Выготского и И. И. Данюшевского и сыгравшей большую роль в становлении в России специальной психологии [7, 131].

Г. Е. Сухарева, преследуя задачи выявления клинических особенностей умственной отсталости, и разработки критериев отграничения ее сходных состояний, в частности от слабо выраженных отклонений интеллектуального развития при задержке психического развития, при тяжелых нарушениях речи, при локальной патологии головного мозга, определила основные клинические проявления олигофрении. К ним она отнесла: преобладание интеллектуального дефекта и отсутствие прогредиентности состояния. Сходное определение дает Граборов А. И., определяя олигофрению как «сборную группу различных по этиологии, патогенезу и клиническим проявлениям непрогредиентных психических состояний, общим признаком которых является наличие врожденного или приобретенного в раннем детстве (до 3х лет) общего психического недоразвития с преимущественной недостаточностью интеллектуальных способностей» [7, 134]

В период 30 — 40-х гг. ХХ ст. тема социальных проблем и социальной помощи детям, умственно отсталым, была закрыта после постановления «О перекручиваниях педологий в системе Наркомосив» (в 1936 г.).

В 30−50-е гг. в советской психолого-педагогической науке данная тема оставалась закрытой. Наступил период «умолчания» не только в педагогике и психологии, но и в других областях обществоведческих наук.

С целью улучшения организации, совершенствования методов обслуживания инвалидов и других, в 60-х гг. Министерство социального обеспечения приняло соответствующий правительственный документ относительно согласованности названий заведений и их деления на детские дома, психоневрологические интернаты и интернаты для людей преклонных лет и инвалидов.

До конца 60-х гг. обучение и воспитание детей с тяжелой умственной отсталостью осуществлялось в домах-интернатах для умственно отсталых (подчинялись Министерству социального обеспечения), а с умеренной — в специальных классах для имбецилов, которые открывались в Украине при вспомогательных школах (подчинялись Министерству образования).

В детских домах-интернатах основное внимание уделялось воспитательной работе: дети получали элементарные социальные и трудовые навыки. Однако недостаточно внимания отводилось учебной работе, что негативно отражалось на развитии их потенциальных возможностей.

В специальных классах для детей с умеренной умственной отсталостью при вспомогательных школах главное внимание уделялось получению элементарных знаний по предметам: чтение, письмо, счет, ручной труд, рисование, пение, физическая культура и ритмика. Учебные планы разрабатывались без учета познавательных возможностей именно этой категории детей (русский язык — 14 год. на неделю, математика — 6 год., физическая культура, ритмика — 2 год., ручной труд, рисование, пение — 1 год. на неделю), значения трудовой учебы недооценивалось [19, 89].

В современной Украине образование для людей с ограниченными психофизическими возможностями существует традиционно как специальное.

С 1996 года Всеукраинский фонд «Крок за кроком» при поддержке Международного фонда «Возрождение» начал реализацию проекта «Внедрение инклюзивного образования на Украине» [16, 10].

«Инклюзивное образование» в самом широком и прямом смысле означает «образование для всех», В современном евро-американском варианте понятие «инклюзивное образование» предполагает акцент на особенностях демократической образовательной политики и означает образование для тех социальных групп населения, которые оказались в зоне образовательной дискриминации: инвалиды, заключенные, бедные, иммигранты и т. д.

Саламанкская декларация, подписанная в 1994 г, гласит: «существование обычных школ с установкой на инклюзию — эффективный способ борьбы с дискриминацией детей с ограниченными возможностями, формирования добрых отношений в школьных сообществах, построения общества, приемлемого для всех, и обеспечения возможности всеобщего образования» [22].

В рамках этого проекта вышел приказ Министерства образования и науки Украины от 01 декабря 2008 года № 1087 «О проведении научно-педагогического эксперимента «Социальная адаптация и интеграция в общество детей, которые требуют коррекции физического и (или) умственного развития путем внедрения инклюзивного образования», с целью внедрения инклюзивного образования в учебные заведения Автономной Республики Крым.

На сегодня в сфере инклюзивного образования достигнуты незначительные, но все же таки определенные результаты:

* реализуется первая государственная экспериментальная программа «Социальная адаптация и интеграция в общество детей с особенностями психофизического развития, путем организации их обучения в общеобразовательных учебных заведениях». Программа по вопросам интеграции детей с особыми нуждами на уровне дошкольных образовательных заведений и начальных классов (инициированная ВФ «Шаг за шагом» совместно с Институтом специальной педагогики АПН Украины при поддержке Министерства образования и науки);

* реализуются тренинги для учителей (ВФ «Шаг за шагом», другими общественными организациями, на базе 4-х областных институтов последипломного педагогического образования);

* проведен ряд исследований по вопросам эффективности инклюзивной модели образования, например, «Оценка влияния инклюзивной модели образования на участников учебно-воспитательного процесса» (2003--2004), «Права детей с особыми образовательными нуждами на равный доступ к качественному образованию» (2005--2006) и др. ;

Выводы ко 2 разделу

В ХІХ — ХХ веках под воздействием энергичной деятельности педагогов-энтузиастов, врачей и общественных деятелей образования формируется мысль о возможности и необходимости специального воспитания и обучения умственно отсталых детей. В начале XX ст. для таких детей начали открывать лечебно-воспитательные школы и вспомогательные классы. Однако через пассивность и безразличие чиновников из Министерства образования эта форма педагогической помощи детям с недостатками интеллекта не приобрела своего последующего развития.

В советский период в Украине, как и в России, осуществляется дифференциация системы профессионального образования, свое структурное усовершенствование, переход от трех до восьми типов спецшкол. Считалось, что в отрасли образования и воспитания детям-инвалидам в СССР предоставлены все возможности. Доныне они в основном получают среднее образование лишь в интернатах.

В начале ХХІ века Украина начала реализацию проекта «Внедрение инклюзивного образования на Украине». Этой проблемой занимаются в США и Европе, в станах СНГ такие педагоги как В. И. Слободчиков, Е. И. Холостова и Н. Д. Дементьева, в Украине этот вопрос находится лишь в стадии пилотных проектов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наблюдение современных общественных тенденций относительно судьбы детей с нарушениями психофизического развития, побуждает к определению роли в нем детей с умеренной и тяжелой умственной отсталостью. В этом аспекте важное значения приобретает история этого вопроса. Опыт их обучение и воспитания вынуждает глубже осмыслить важность и ценность каждой личности в обществе, ее особенное место и социальную роль. Тем более, когда состоялись определенные изменения в общественном уме, в отношении государства к этим детям.

Концепция социализации детей с нарушениями психофизического развития в разное историческое время была не однозначной. Ко второй половине XX ст. в ее основе лежала идея о социальной полезности человека. Воспитывать активного и социально полезного члена общества государство обязало школу. Специальная учеба и воспитание рассматривалась как коррекция и компенсация дефекта лишь с той целью, чтобы ребенок не стал грузом для общества. Общество, пристосовуючи под свои законы человека с ограниченными возможностями, ставило на ней клеймо неполноценности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой