Категория залога в современном английском языке

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Ростовский государственный педагогический университет»

Лингвистический институт

Отделение иностранного языка

Кафедра английской филологии

Курсовая работа

«Категория залога в современном английском языке»

Специальность — 0312 — 01 — Теория и методика преподавания иностранных языков и культур

Исполнитель

студентка 4-го курса

ОЗО ин. фак.

Цой Е. Р

Руководитель

ассистент кафедры английской филологии

Молчанова С. Е

Ростов-на-Дону 2006 г

Введение

Выделение и рассмотрение категории залог — вопрос дискуссионный. Трудности, связанные с выделением категории залога, определяется в первую очередь тем, что грамматическое значение этой категории оказывается близким по содержанию к лексическому значению глагола.

Сложность категории залога связана также и с тем, что залоговые различия часто перекрещиваются с переходностью и непереходностью.

Залог определяется применимо к системе английского языка как глагольная категория, в которой выражено в глагольной форме отношение к его субъекту. Форма глагола может показать, является ли лицо или предмет, представленный подлежащем, производителем действия или нет, т. е. направлено ли действие от подлежащего или к подлежащему. Например, в предложениях Не walked slowly, He told me a story форма глагола указывает на то, что действие направлено от субъекта, представленного подлежащим. В предложениях типа Не was helped, I was told a story форма глагола показывает направленность действия на объект, выраженный в этих структурах подлежащим.

Разработке универсальной теории залога посвящены исследования ряда отечественных ученых. Вслед за А. А. Холодовичем вводится новое понятие «залоговая диатеза».

Диатеза определяется как схема соответствия между единицами синтаксического уровня и единицами семантического уровня, а залог — как регулярное обозначение в глаголе соответствия между единицами семантического и синтаксического уровней (т. е. между объектом и объектом, с одной стороны, и подлежащим и дополнением — с другой), иначе как грамматически маркированная в глаголе диатеза.

Классические же определения залога либо игнорируют принцип соответствия, либо его отрицают. В них принято максимум три единицы — либо подлежащее, дополнение и глагол-сказуемое (единицы синтаксического уровня), либо субъект, объект и действие (единицы семантического уровня). Однако при таком понимании залога недостаточно ясно выражено отношение диатезы и залога.

В современном английском языке выделяют два залога — активный (действительный) и пассивный (страдательный), однако большинство лингвистов считает, что нет специальной формы, которая указывала бы на соотношение действия с объектом, представленным в дополнении (как, например, русские возвратные глаголы на -ся), т. е. не признают наличия возвратного глагола в современном языке. Поэтому сначала следует остановиться на общепризнанном противопоставлении действительный — страдательный залог, а затем на проблеме «третьего» залога (возвратного, или среднего, по другим определениям) в английском языке.

Определение категории залога

Категория залога часто определяется применительно только к переходным глаголам, как отношение между субъектом-производителем и объектом действия, выраженное в глагольной форме. Когда к этому добавляется не совсем понятная оговорка, что объект действия может отсутствовать. Нечеткость определения здесь настолько очевидна, что такую формулировку вряд ли можно считать удовлетворительной. Меньше страдает этой нечеткостью определение, предложенное Б. А. Ильишом («Современный английский язык»): «Залог выражает характер отношений между подлежащим и сказуемым, а также отношение действия к объекту, если таковой имеется в предложении». Но это определение, пожалуй, слишком синтаксично для формы словоизменения. Не совсем понятно, с другой стороны, как у Б. А. Ильиша получается то соединение в действительном залоге «глаголов переходных и непереходных», то противопоставление глаголов «действительных» — непереходным. Остается неясным также, разделяет ли Б. А. Ильиш традиционную точку зрения на возможность образования форм страдательного залога лишь от переходных глаголов.

Категория залога, как отчетливая морфологическая категория, выражаемая в противополагаемых коррелятах" принадлежит в английском языке только глаголу. Особенностью английского языка, как известно, является то, что подлежащее при сказуемом-глаголе в пассивной форме может соответствовать не только так называемому «прямому» дополнению в соответствующем по смыслу предложении со сказуемым-глаголом в активной форме, но и беспредложному дополнению со значением «заинтересованного лица», а также стержневому имени в предложной структуре дополнения и даже обстоятельства. Поэтому неправильно навязывать английскому языку то обычное ограничение, что категорией залога обладают лишь так называемые «прямо-переходные» глаголы. Пассивная форма может быть образована как видоизменение любого глагола, который способен обозначать действие, распространяющееся во вне, то есть, так или иначе затрагивающее при его совершении какие-то предметы и таким образом вовлекающее их, в качестве второстепенных, подчиненных участников, в совершаемый процесс.

Отсюда — возможность таких предложений со сказуемым-глаголом в пассивной форме, как: The house had been religiously taken care of, и даже таких, где подлежащим выступает существительное, которое в соответствующем по смыслу «активном» построении выполняло бы функцию обстоятельственного члена: The little house has not been lived in since the war. Поэтому содержание категории залога в английском языке следует скорее всего понимать как выраженное в глагольной форме отношение действия к характеру участия в нем лица или предмета, этим действием определяемого.

Как «личные», так и «неличные» формы глагола обладают категорией залога; наименее ясно эта категория выражена во втором причастии, где она нередко принадлежит скорее самому существу смыслового содержания причастия, чем значению его формы, и таким образом является лексико-грамматической.

Категория залога (Voice) конституируется противопоставлением категориальных форм действительного и страдательного залога:

Действительный залог Страдательный залог

(Active Voice) (Passive Voice)

Личные формы

Asks is asked

asked was asked

is asking is being asked

was asking was being asked

has asked has been asked

had asked had been asked

Неличные формы

to ask to be asked

to have asked to have been asked

asking being asked

having asked having been asked

Действительный залoг

Действительный залoг обозначает, что действие совершается самим лицом или предметом — носителем действия.

Страдательный залог обозначает, что действие (совершаемое или уже совершенное) направлено на носителя действия извне.

Действительный Страдательный

залог залог

Rawdon opened the door The door was opened by

and went in (W. Thackeray). Smither (J. Galsworthy).

He saw a telegram lying He was seldom seen at

on the table (O. Wilde). that hour of the day…

(J. Galsworthy).

They told me you were They were told that the

at the Opera (O. Wilde). government had gone away

(Н. Wells).

Действительный залог. Действительный залог передает действие, источником которого является референт подлежащего. Действительный залог не имеет особых показателей; если придерживаться терминологии структурализма, можно сказать, что он характеризуется нулевым экспонентом (в отношении залога). Система видо-временпых форм, приведенная выше, изложена на материале форм действительного залога. По определению А. А. Холодовича, действительный залог выражает отношение, при котором подлежащее предложения и семантический субъект (производитель или источник действия) совпадают. Отношение действия к этому семантическому субъекту может быть самым разнообразным. Субъект, выраженный подлежащим, может производить действие, направленное на объект, выраженный дополнением первым (прямым, беспредложным): Не gripped the edge of the table. (Waine) Действие субъекта может замыкаться в нем самом, не переходя пи на что: Nothing happened. The child was weeping. Наконец субъект может оказаться как бы псевдоисточником действия; однако форма глагола остается все той же: The door opened. The new record sold well. На основании последнего типа были попытки выделить средний залог; однако это означало бы отказ от формального принципа и включение в область грамматики явления по чисто семантическому признаку.

Страдательный залог

Значение страдательного залога, заключающееся в том, что действие глагола-сказуемого направлено на лицо или предмет, выраженный подлежащим, вызывает в некоторых случаях необходимость указать в предложении на лицо или предмет, производящие действие (называемые иногда агенсом). В английском языке формой выражения агенса является косвенное дополнение с предлогом by: They were interrupted here by a knock at the door (Feuvre).

Более распространенным в современном английском языке является тот случай, когда производитель действия не упомянут, например: Poor Cliuffey was conducted to his accustomed corner, and there remained silent and quiet (Dick.).

Времена страдательного залога образуются при помощи вспомогательного глагола «to be» в соответствующем времени и формы причастия прошедшего времени (Past Participle) смыслового глагола.

В ряде грамматик английского языка распространена точка зрения, согласно которой страдательный залог не является самостоятельным залогом, а возникает всегда в результате обращения из действительного залога в страдательный. Поутсма пишет: «Логический объект предложения может стать его грамматическим субъектом». Эта трактовка отражена и в терминологии зарубежных авторов. Суит говорит об «обращенном субъекте и объекте» (Inverted Subject, Inverted Object).

Такой взгляд на страдательный залог является неправомерным. В английском, как и в русском языке, предложения со сказуемым в действительном и страдательном залогах «представляют собой параллельные конструкции, по разному отражающие в языке в зависимости от целей, стоящих перед говорящими, одни и те же отношения действительности.

В современном английском языке грамматическим центром высказывания является подлежащее, выражающее субъект. Субъект, выраженный подлежащим, может сам производить действие, обозначенное глаголом в действительном залоге, или подвергаться действию, выраженному глаголом в страдательном залоге. Поэтому в речи противопоставление действительного залога страдательному идет по линии the man asked the boy и the man was asked by the boy, а не по линии the man asked the boy и the boy was asked by the man.

Целый ряд случаев параллельного употребления форм действительного и страдательного залогов одного и того же глагола в повествовании и в разговорном языке свидетельствует о противопоставлении такого рода: I always thought a shepherd led his flock, not was fed by it (Hilt.). Здесь мы находим противопоставление, а не обращение действительного залога в страдательный, поскольку субъект действия глаголов в действительном и страдательном залоге один и тот же.

Широко распространенная в английском языке двучленная конструкция не могла возникнуть в результате обращения действительного залога, так как в предложении нет указания на деятеля, не находит выражения одни из двух главных членов предложения в действительном залоге — подлежащее. Двучленная конструкция возникает независимо от действительного залога.

Из указанного неправильного взгляда на страдательный залог как обращенный действительный вытекает еще одно неправильное утверждение (широко распространенное в практическом обучении английскому языку и в грамматических справочниках), что всякое предложение со сказуемым в действительном залоге можно переделать в страдательный залог.

Возможности свободного обращения предложений из действительного залога в страдательный и наоборот в ряде случаев ограничены различными лексическими и структурными моментами.

Поутсма перечисляет ряд случаев, в которых невозможно обратить действительный залог в страдательный. В одних случаях этому препятствует природа дополнения (например, дополнение, выраженное возвратным местоимением в его знаменательной функции: he criticized himself), в других семантика глагола, в третьих — тесная связь глагола с дополнением, не допускающая отделения их друг от друга. Здесь имеются в виду фразеологические сочетания типа to change one’s countenance, to lose courage, to lose one’s heart и многие другие. Среди глаголов, не употребляемых в страдательном залоге, Поутсма упоминает become, befit, befall, fail, last, misgive, resemble, have, own, possess, contain, want, lack и также ряд других глаголов с основным непереходным значением (stand, walk и др.).

Конкретный материал подтверждает правильность наблюдений Поутсма, однако, они нуждаются в уточнении и дополнении.

Свободному обращению часто препятствует:

1. возможность изменения значения глагола при обращении в форму страдательного залога;

2. лексическое значение подлежащего и дополнения. Иногда трудно отделить первый момент от второго.

1) В некоторых случаях попытка обратить действительный залог в страдательный приводит к иному результату — к образованию формы составного именного сказуемого с причастием II в функции предикативного члена, выражающего психическое состояние субъекта. Возьмем глагол to possess, приведенный в списке Поутсма; ср.: Emotion possessed him и Не was possessed by emotion.

To же можно сказать о таких глаголах, как to alarm, to vex, to irritate, to distress, to trouble, выражающих эмоциональное воздействие на объект. При подлежащем, обозначающем лицо, причастие II этих глаголов в сочетании с to be обычно имеет значение составного сказуемого, выражающего психическое состояние лица.

2) Лексическая разнородность подлежащего и дополнения (т. е. те случаи, когда подлежащее выражено существительным, обозначающим отвлеченное понятие, а дополнение обозначает лицо, или наоборот) также может препятствовать обращению действительного залога в страдательный. Невозможность обращения в этих случаях часто связана с некоторым изменением семантики глагола в форме страдательного залога. Рассмотрим следующее предложение: Disappointment took some people one way and some another (Greenw.). Если перевести это предложение в страдательный залог: Some people were taken by disappointment one way and some another, то произошло бы изменение значения глагола. Глагол take, означающий в первом примере «влиять», приобретает в сочетании с to be и обстоятельством более конкретное значение «вести в ту или другую сторону», несовместимое с отвлеченным характером существительного в функции предложного дополнения. В этом примере и многих других обращение недопустимо, и глагол видоизменяет свое значение по той причине, что подлежащее и дополнение лексически разнородны (подлежащее обозначает отвлеченное понятие, дополнение — лицо).

Что касается возможности обращения страдательного залога в действительный, то при наличии трехчленной конструкции оно осуществимо чаще всего в тех случаях, когда агенсом является лицо, а также в тех случаях, когда подлежащее и дополнение, выражающее агенс, лексически однородны. Предложение Most of the day was spent by him in smoking, reading, or dozing in a hammock (Syrr.) допускает обращение в действительный залог: Не spent most of the day in smoking… В следующем предложении обращение из страдательного залога в действительный допустимо потому, что подлежащее и дополнение, выражающее агенс, лексически однородны в том отношении, что оба не обозначают лицо: Very likely fuel was added to the flames which tormented me by some consciousness of that inexorable truth (Norr.).

В двучленной конструкции вопрос об обращении отпадает, поскольку в ней нет дополнения, выражающего деятеля, которое могло бы стать подлежащим предложения в действительном залоге, несмотря на то, что агенс часто можно восстановить из контекста или ситуации, как, например, в следующих предложениях: Не liked to hear the wireless news; it was never accurately reported to him; Mrs. Bunting’s inaccuracy was quite astounding (Greenw.).

При обращении страдательного залога в действительный также могут возникать и другие препятствия; так, например, при безличном подлежащем обращение неосуществимо, ср.: It was sometimes suggested, and particularly by Ernest.. (Greenw.).

Основным содержанием отношений между лицом или предметом, выраженным подлежащим, и действием, выраженным глаголом в страдательном залоге, является, как указывалось выше, направленность действия на субъект, независимо от лексического содержания подлежащего и сказуемого. В предложениях типа The house was built; I was shown into the room; He was spoken about субъект не производит сам действие, а подвергается действию, выраженному глаголом.

Однако, несмотря па единое значение страдательного залога в английском языке, при сравнении предложений со сказуемым в страдательном залоге в русском и английском языках выявляются некоторые расхождения в связи с тем, что страдательный залог в английском языке охватывает и глаголы непереходного значения. Можно отметить два случая, в которых форма страдательного залога в английском языке не имеет прямого соответствия в русском.

1. Подлежащее выражает лицо, на которое направлено действие глагола, соответствующего в русском языке непереходному глаголу. В этом случае в русском языке используется форма неопределенно-личного предложения; ср. «I am told that he was at first supposed to be your sister’s admirer,» said Martin (Dick.) (Мне сказали…); Не has been apportioned a dance (Merr.) (Ему уделили…).

2. Сказуемое в страдательном залоге выражено глаголом с примыкающим к нему предлогом.

3. В этом случае в русском языке обычно также используется форма неопределенно-личного предложения, например: Now and then there came a sudden blackening as a fire bomb was dealt with or burnt out behind the shadows of the street (Greenw.). To deal with означает здесь «тушить», поэтому соответствующая русская форма для was dealt with — «тушили ее», т. е. неопределенно-личная.

Только в одном случае глагол в страдательном залоге не выражает отношений, типичных для этой формы. Некоторые фразеологические сочетания, состоящие из глагола и дополнения, например, to make use, to take advantage, to do harm и др., могут расчленяться, принимая форму страдательного залога, например: Advantage was taken… (воспользовались…); Mention has been already made more than once of a certain dragon… (Dick.). Здесь отсутствуют залоговые отношения — значение направленности действия на субъект. Очевидно, такая конструкция используется в тех случаях, когда необходимо привлечь внимание к самому действию, выражаемому фразеологическим сочетанием.

английский язык залог действительный

Сочетание «to be + причастие»

Сочетание «to be + причастие II» имеет два значения. В одних случаях оно выражает действие — тогда это форма страдательного залога простого сказуемого, в других — состояние лица или предмета — тогда это составное сказуемое. Принципы разграничения обоих значений данного сочетания привлекали внимание как зарубежных, так и советских англистов. Из намеченных в их работах критериев отграничения страдательного залога от составного сказуемого наиболее убедительными представляются следующие:

1. значение причастия II;

2. форма глагола be;

3. средства контекста.

Проблема отграничения простого сказуемого в страдательном залоге от составного сказуемого со значением состояния, однако, окончательно не разрешена и в указанных работах; абсолютные критерии, которые давали бы положительные результаты во всех случаях, представляющих трудности, пока еще не выработаны. Мы принимаем за основу перечисленные критерии, дополняя и уточняя их в отдельных случаях, и считаем целесообразным сначала выделить те примеры, в которых возможно только одно толкование конструкции «to be + причастие II», а затем рассмотреть случаи, допускающие двоякую интерпретацию.

Хотя мы указали на контекст как на третье средство выявления страдательного залога, мы начнем рассмотрение именно с него, так как контекстуальные показатели участвуют в определении значения сочетания «to be -f- причастие И» как при анализе значения причастия II, так и при анализе формы глагола be. Контекстуальными показателями страдательного залога служат следующие моменты:

а) наличие обстоятельств времени и образа действия, подчеркивающих однократность, повторяемость пли длительность действия: at this moment, at once, frequently, gradually и др., например: James’s curiosity was roused at once,

б) особенности синтаксического построения предложения — те случаи, когда структура предложений выражает последовательность событий, смену действий, выявляемые в сложном предложении, например: Не tapped and the door was opened by Smilher;

в) наличие предложного дополнения с предлогом by, обозначающего производителя действия, например: The silence was only broken now by the sapping of James’s soup.

Критерием разграничения страдательного залога и составного сказуемого может служить в одних случаях видовое (1), в других- лексическое (2) значение причастия II.

1) Сочетание «to be + причастие II» всегда имеет значение действия, т. е. страдательного залога, в тех случаях, когда причастие II образовано от непредельных глаголов, выражающих действие в его протекании; например: The infected were carried to a special camp (Merr.). Однако количество собственно непредельных глаголов в английском языке невелико; удельный вес глаголов двойственного видового характера, выступающих как непредельные и предельные, значительно больше.

Глаголы двойственного видового характера при отграничении страдательного залога от составного сказуемого следует рассматривать в таком же плане, как и предельные глаголы, причастие которых в одних случаях выражает действие, в других — состояние. В следующем примере в данном контексте причастие глагола двойственного видового характера (to drink) в сочетании с глаголом be имеет значение страдательного залога: Another delightful circumstance turned up before the first cup of tea was drunk (Dick.).

В следующем предложении причастие от глагола двойственного видового характера образует с глаголом be форму составного сказуемого: Не did not need to write it down on the card; it was written there already (Merr.). Это значение выявляется в контексте благодаря наличию наречия, указывающего на результат действия.

Таким образом, необходимость отграничения страдательного залога от составного сказуемого возникает в тех случаях, когда причастие II образовано от глаголов предельного и двойственного видового характера.

2) Причастие II, выражающее разнообразные оттенки психического состояния лица независимо от видового характера глагола, в огромном большинстве случаев имеет в составном именном сказуемом значение состояния. Причастия disappointed, disconcerted, abashed выражают разочарование, смущение; startled, amazed, stunned передают состояние удивления; irritated, vexed — состояние раздражения; alarmed, frightened — состояние испуга и т. и.

Эти причастия, подобно словам категории состояния и прилагательным, выступают в составном именном сказуемом с различными связками, по необходимость отграничения от форм страдатель кого залога возникает лишь тогда, когда в качестве связки выступает глагол be. Например: Why was it they were all so irritated and ashamed? (Wells). В этом случае все показатели страдательного залога теряют силу. Ни наличие предложного дополнения с предлогом by, ни наличие обстоятельства времени, обстоятельства образа действия и перфектных форм (см. ниже), как правило, не создает значения страдательного залога. См. следующие примеры, где глагол-связка стоит в форме перфекта: настоящее перфектное — I have been very much alarmed to-night (Dick.); прошедшее перфектное -- Mr. Bunting grew heated. He had been Iwated before, but with an effect of restraint, now he grew heated with an effect of unleashing righteous indignation (Greenw.).

Предложное дополнение с предлогом by, указывающее на причину возникновения состояния, и обстоятельства времени, уточняющие длительность состояния, момент его возникновения и т. д., также не создают значения страдательного залога: During the whole long seven days and nights, he was always oppressed and haunted by a dreadful sense of its presence in the house (Dick.).

Значение страдательного залога не возникает и в том случае, если время действия уточняется временным придаточным предложением или соотнесено со сказуемым второй части сложносочиненного предложения: I was not alarmed even when I saw the horse scramble up and gallop away at fall speed (Norr.).

В тех случаях, когда причастие II образовано от предельного глагола или от глагола двойственного видового характера, показателем страдательного залога является форма глагола be. В длительной форме и в будущем времени рассматриваемое сочетание всегда имеет значение страдательного залога. Форма перфекта в большинстве случаев также служит показателем страдательного залога.

Ярко выраженная видовая окраска длительной формы — обозначение действия протекающего в ограниченный промежуток времени — несовместима со значением состояния, возникшего как результат совершенного действия. Однако длительная форма страдательного залога встречается довольно редко: Не had a feeling that he was being shown off the premises (Greenw.).

Форма будущего времени (включая зависимое будущее) также употребляется сравнительно редко, но, как правило, она имеет значение страдательного залога, указывая, какому действию подвергается субъект предложения: So far as the working of the expedition is concerned, we know our places and the difficulties will be met as they present themselves (Merr.).

Таким образом, сочетание «to be + причастие II» всегда имеет значение страдательного залога: а) когда причастие образовано от непредельного глагола и б) когда глагол be стоит в длительной форме или в форме будущего времени. Когда же причастие II лексически выражает психическое состояние лица, то это сочетание является составным сказуемым. Следовательно, необходимость разграничения обеих функций данного сочетания возникает тогда, когда глагол be стоит в форме настоящего или прошедшего простого, а причастие II образовано от глаголов предельных или двойственного видового характера и не выражает психического состояния лица. Реже такая необходимость разграничения возникает при оформлении be в перфектных формах, так как в этих случаях преобладает значение действия, т. е. страдательного залога.

В настоящем простом времени, как указывалось выше, возможны оба значения сочетания «to be + причастие II». В следующем примере мы находим составное сказуемое со значением состояния: What Mrs. Pawkins fell each day at dinner is hidden from all human knowledge (Dick.). Сказуемое в этом предложении может быть по значению сопоставлено с простым сказуемым в форме настоящего перфектного, указывающего на совершенное действие: has been hidden.

Значение действия, страдательного залога, выявляется в настоящем простом при помощи указанных выше контекстуальных данных, например: Smart citizens grow rich, and friendless victims smart and die, and are forgotten (Dick.).

В этом случае замена настоящего простого перфектной формой недопустима, поскольку речь идет об обычных, повторяющихся действиях.

Очевидно трудность интерпретации данного сочетания связана с тем, что тенденции дифференциации омонимичных конструкций, свойственных языку, не получили на данном этапе развития этой конструкции достаточного выявления. Наибольшие трудности представляет форма прошедшего времени неопределенного разряда, весьма распространенная в современном языке, в которой чаще всего приходится сталкиваться с необходимостью разграничивать оба значения сочетания «to be + причастие II». Ср. следующий пример, где мы сталкиваемся с этой трудностью при одинаковом лексическом значении сказуемого в одном и том же предложении: Joyce’s temper was not easily roused, but it was now (Feuvre). Здесь мы имеем сочетание обоих значений данной конструкции; в первом случае was roused (ее не легко было вывести из себя) является формой страдательного залога, так как это значение создается наречием образа действия, во втором — фиксируется состояние лица в момент речи (она вышла из себя); наречие now уточняет это значение.

Иногда критерием для отграничения составного сказуемого от формы страдательного залога может служить общее содержание предложения; например, при описании, когда предметы и явления рассматриваются в статическом состоянии, фиксируется определенное положение в пространстве и т. п., используется составное сказуемое. В данном случае контекстуальные показатели страдательного залога теряют силу. Например, предложное дополнение с by не создает значения страдательного залога, а лишь указывает на то, что именно создало данное положение или состояние: The speaker was concealed from me by the high, back of the sofa… (Corir.).

Сопоставление с другим действием также не устраняет значения состояния: So when Mr. Pecksniff drove up in the hackney cab, Mrs. Gamp’s curtains were drawn close, and Mrs. Gamp was fast asleep behind them! (Dick.). В этих примерах значение действия может возникнуть лишь в результате перифраза при помощи прошедшего перфектного. Наряду с этим встречается много случаев, когда значение страдательного залога совершенно ясно вытекает из контекста, например: As a result he was continually assaulted and beaten bloody (Lind.). Наречие continually, указывающее на повторность, подчеркивает характер протекания действия.

Перфектные формы глагола be в сочетании с причастием II в огромном большинстве случаев имеют значение страдательного залога, но они возможны и для связочного глагола составного сказуемого. Перфект не противоречит значению состояния, поскольку он указывает на завершенность; однако составное сказуемое в перфекте встречается значительно реже, чем простое в страдательном залоге.

Примеры употребления настоящего и прошедшего перфектного в страдательном залоге: I have been bred and reared all my life by this grandfather of whom I have just spoken (Dick.); Nobody knew where he had served last; no character or explanation had been given or required. No questions had been asked on either side (Dick.).

Мы находим составное сказуемое в форме перфекта в следующих примерах: Only a man whose entire life has been embittered and -wasted can know (Shaw). Единственным критерием в данном случае может служить содержание предложения: трудно связать с представлением о каком-либо определенном деятеле сказуемое has been embittered and wasted. She had been for some time raised on her elbow but then … she sank down… (Conr.). Здесь описывается положение в пространстве, которое сохранялось в течение небольшого промежутка времени.

Конструкции типа не was looked at

В связи с проблемой залога необходимо также рассмотреть типичные для английского языка конструкции вроде Не was looked at На него смотрели.

Выше указывалось, что at в подобных конструкциях никак не может быть выделено в качестве предлога, поскольку оно не вводит никакого слова, что с достаточной ясностью следует из формы именительного падежа местоимения не. Не вводя никакого слова, at не является средством присоединения, связующим словом-предлогом, но выступает как наречие. Это наречие выполняет в общем ту же функцию определения к глаголу, что п наречие well в Не speaks well Он говорит хорошо, с той лишь разницей, что well уточняет действие по линии его качества, a at в Не was looked at уточняет действие по линии направления: То be looked at обозначает не просто смотреть, а смотреть на что-либо. Но если это так, то тогда глагол look в пассиве оказывается транзитивным, т. е. соединяющимся со словом, обозначающим объект действия, без какого-либо промежуточного соединительного звена.

Из сказанного следует, что глагол look в одном залоговом значении (активном) является непереходным, а в другом (пассивном) — переходным. В первом случае он обозначает действие более обобщенно, и в связи с этим никакого уточнения при глаголе нет. Во втором случае действие уточняется: появляется значение «смотреть в определенном направлении», которое обусловливается наличием наречия at.

Таким образом, в английском языке переходность и непереходность может находиться в зависимости от залога. Иначе говоря, глагол может менять свою лексико-грамматическую характеристику в отношении категории переходности-непереходности в соответствии с формой залога.

Это обстоятельство делает возможным широкое распространение пассива в английском языке. Более того, в английском языке пассив в случае сочетания глагола с предложным наречием выходит за пределы непрямых дополнений и распространяется даже на случаи, где о дополнении вообще говорить не приходится. Так, в предложении The bed had not been slept in На кровати не спали подлежащее предложения the bed в соответствующей активной конструкции Не had not slept in the bed будет выступать не как дополнение, а как обстоятельство места.

Примечание: Особо следует отметить происхождение случаев, когда подлежащим пассивной конструкции является слови, которое в соответствующей активной конструкции представляет собой дополнение косвенное: ср. The boy was given a book Мальчику дали книгу. Исторически такие конструкции возникли следующим образом. Первоначально предложение типа The boy was given a book понималось иначе, чем теперь: подлежащим здесь было не boy, a book, т. е. слово, которое в активной конструкции являлось прямым дополнением. Это слово, благодаря существовавшему тогда порядку слов, могло быть вынесено на первое место. Позднее, с установлением твердого порядка слов, произошло переосмысление предложений типа The boy was given a book: boy стало пониматься не как косвенное дополнение, а как подлежащее, a book было переосмыслено из подлежащего в прямое дополнение.

Обозначение деятеля в пассиве

Пассив часто употребляется тогда, когда деятель вообще не обозначен. Иначе говоря, если действительный залог предполагает указание источника или субъекта процесса, то страдательный залог очень часто не сопровождается таким указанием. Надо сказать, что именно в этом состоит само существо употребления пассива. Ведь в самой действительности имеются такие процессы, источник которых не известен. Для обозначения этих процессов и используется часто пассив. Так, в частности, в случае Не was killed Он был убит не известен «источник» гибели данного лица, но форма пассива позволяет тем не менее передать содержание процесса, не ставя вопроса о субъекте действия (что невозможно в активе).

Страдательный залог употребляется и тогда, когда источник действия, хотя и является известным, предстает как не существенный и не заслуживающий упоминания. Часто же мы просто по каким-либо причинам не хотим указывать его. Так, — например, автор книги пишет As it has been shown Как было показано и т. п. (вместо as I have shown как я показал), из скромности умалчивая о том, что данный факт был показан им самим. С помощью этого приема, называемого в английских грамматиках Passive of modesty «пассив скромности», достигается определенный стилистический эффект.

Указанное обстоятельство (возможность не указывать деятеля) еще раз подчеркивает, что для пассива существенно важным является не то, откуда исходит действие, а то, куда это действие направлено.

Примечание: В связи с этим необходимо отметить, что, непереходные глаголы могут употребляться только в форме актива именно в силу своих лексических особенностей: неупотребление их в пассиве обусловливается тем, что действие, обозначаемое такими глаголами, не может осмысляться как направленное на предмет (например, Не fell Он упал и т. п.) —

Вместе с тем следует всячески подчеркнуть, что, хотя указание на субъект действия в страдательном залоге и не является обязательным, субъект процесса в пассиве всегда предполагается более пли менее точно. Так, в случае A noise was heard Послышался шум представляется в достаточной мере ясным, что шум был услышан кем-то. Именно в этом и заключается существо различия между страдательным залогом и пассивным значением самого глагола: ср. The door opened Дверь открылась, где процесс представляется происходящим как бы сам по себе, поскольку внимание обращается лишь на само движение двери, но не на то, что кто-то ее открыл; наоборот, в случае The door was opened Дверь была открыта, где конкретное содержание процесса одно и то же, внимание привлекается к тому, что открывание двери является результатом внешнего воздействия, хотя при этом не указывается, от кого именно это воздействие исходит.

Употребление пассива без указания источника действия является исторически наиболее древним. В древнеанглийском языке источник действия в пассиве указывался довольно редко и при этом обозначался при помощи разных предлогов. Случаи употребления страдательного залога с указанием деятеля, обозначаемого конструкцией с предлогом by, появились позже, но потом получили значительное распространение.

Из всего сказанного следует, что распространенное в школьной грамматике положение о том, что всякий активный оборот может быть переведен в пассивный и, наоборот, — любой пассивный оборот может быть переведен в активный, является неправильным. Как было показано, с одной стороны, активное действие не всегда предполагает объект действия (например, Не fell), а с другой стороны, при пассивном действии субъект может быть вообще неизвестен, хотя он и предполагается. Только в том случае, когда в активном обороте имеется указание на объект процесса, а в пассивном — на субъект процесса, обозначенный сочетанием с предлогом by, эти обороты являются эквивалентными. Так, в случае I am writing Я пишу и It is being written Это пишется эквивалентность активной и пассивной конструкции отсутствует; и лишь в случае I am writing it Я пишу это и It is being written by me Это пишется мной мы можем говорить о различном оформлении (активном и пассивном, соответственно) одного и того же лексического содержания.

Развитие в английском языке пассивных конструкции с обозначением деятеля при помощи предложных сочетаний с предлогом by, по-видимому, обусловлено следующими обстоятельствами. Известно, что предикативные формы страдательного залога в английском языке всегда являются аналитическими, и в качестве таковых они всегда омонимичны составному сказуемому с темп же компонентами. Можно думать, что развитие конструкции с by было связано с необходимостью отделить от составного сказуемого формы аналитического пассива, которые все время находятся как бы на грани составного сказуемого. В самом деле, конструкция с by является одним из средств для объединения глагола be и причастия 2-го в аналитическую форму пассива и противопоставления ее составному сказуемому, поскольку введение предложного дополнения с by делает пассивную конструкцию трехчленной, эквивалентной простой (синтетической) активной конструкции (ср. I am writing it и It is being written by me), а это способствует восприятию пассива как цельной единицы — сложной глагольной формы.

Однако роль дополнения с предлогом by не следует преувеличивать. Наличие предложного дополнения с предлогом by само по себе еще не делает сочетания be с причастием 2-ым единой аналитической формой пассива. Присутствие дополнения с предлогом by лишь может содействовать этому, но оно не играет решающей роли. В этом отношении гораздо более важным является указание на время, о чем уже было сказано выше в разделе аналитических форм. В этом можно легко убедиться при сопоставлении предложений This book is. written; by my friend -Эта книга написана моим другом и This book was written by my friend in 1940 Эта книга была написана моим другом в 1940 году. Только во втором случае сочетание be с причастием 2-ым глагола write воспринимается как форма пассива, поскольку только, но втором случае имеется эквивалентная активная конструкция с указанием на то же самое время (прошедшее): My friend wrote this book in 1940 Мой друг написал эту книгу в 1940 году. Что касается первого случая, то там, несмотря на наличие дополнения с by, подобный параллелизм отсутствует, в результате чего сочетание be с причастием 2-ым глагола write из числа аналитических форм выпадает.

Пассивные конструкций в английском и русском языках

Основные различия состоят в том что:

1. Пассивные конструкции в английском языке употребляются чаще, чем в русском.

2. Пассивные конструкции английского языка имеют некоторые особенности, отличающие их от пассивных конструкций русского языка.

Более широкое распространение пассивных конструкций в английском языке связано с общим характером грамматического строя английского языка и, прежде всего, с почти полным отсутствием падежей, с невозможностью выразить объект действия падежной формой существительного.

Если в русском языке одну и ту же мысль можно выразить двумя способами:

Делегацию встретили на вокзале

и:

Делегация была встречена на вокзале

то в английском языке возможна только одна конструкция:

The delegation was met at the station,

так как в нем нет падежных форм, которые позволили бы обозначить предмет (или лицо) как объект действия.

Дополнение в английском языке выявляется не формой слова, а местом слова в предложении. Порядок слов в английском языке более фиксирован, и дополнение вообще не может стоять перед сказуемым (это место подлежащего). По этой причине пассивная конструкция употребляется ив тех случаях, когда объект действия выражен местоимением (несмотря на то, что личные местоимения и местоимение who имеют форму объектного падежа).

Его спросили. Кого ранили?

(винительный падеж местоимения + глагол в действительном залоге);

Не was asked. Who was wounded?

(именительный падеж местоимения + глагол в страдательном залоге).

а) В английском языке первым элементом пассивной конструкции с глаголами, принимающими два беспредложных объекта (типа to give), может быть не только слово, обозначающее предмет, на который непосредственно направлено действие, выраженное глаголом-сказуемым, но также и слово, — обозначающее лицо, для которого это действие совершается и которому оно адресуется (т.е. соответствующее так называемому косвенному дополнению активной конструкции); в русском языке такая конструкция не существует.

We were shown the way. 'Нам показали дорогу'.

Не had been given money 'Ему дали денег'.

(A. Christie).

б) В английском языке в пассивных конструкциях возможно прямое дополнение к глаголу в страдательном залоге. Такая конструкция возможна в случае, указанном в пункте «а», а также после глаголов, выражающих приказание, просьбу, разрешение, вопрос, обещание, отказ и т. п. :

Не was offered another 'Ему предложили новую

post. должность'.

This was the moment for which Erik had waited so long: to be offered a job (M. Wilson). They were denied their civil rights and liberties (Daily Worker). He insisted on being given the same rations as his men (Military Review).

В русском языке в таких случаях обычно употребляются неопределенно-личные предложения:

в) Помимо существительного, в английском языке пассивная конструкция может распространяться за счет других компонентов: инфинитива, прилагательного, причастия и некоторых др.

Не might have been asked to go too (J. Galsworthy). Unfortunately, he was found dead upon the Field (Military Review). Negroes and Asjans are considered far from human beings in South Africa; let alone being considered free (Daily Worker). An old man was seen cut down by two soldiers (Daily Worker).

г) В пассивных конструкциях в английском языке употребляются глаголы, принимающие не только прямое, но и предложное дополнение:

The doctor was sent for. They read promptly the books that were talked about (S. Maugham). He is laughed at as a lunatic (Daily Worker). We all know how you are run after in London (O. Wilde). There are always so many more important things to be attended to (B. Shaw).

В русском языке в этих случаях употребляются, как правило, неопределенно-личные предложения обычно с предложным дополнением: 'За доктором послали'; 'Над ним смеются' и т. п.

Примечание. Подобного рода пассивные конструкции с предлогом в английском языке изредка образуются даже от глаголов, являющихся обычно непереходными, например: to live, to sleep:

Her bed this morning has not been slept in (A. Conan Doyle).

Таким образом, пассивная конструкция в английском языке в целом употребляется количественно чаще и в качественно более разнообразных случаях, чем в русском.

Семантика действительного и страдательного залогов

Как уже указывалось выше сопоставление и противопоставление действительного и страдательного залогов (актива и пассива) идет по линии различия в направленности процесса, обозначаемого глаголом, но не по линии различий в самом процессе. Эта направленность процесса рассматривается с точки зрения предмета, обозначенного тем словом, с которым грамматически соотнесена глагольная словоформа. Обычно в качестве такого слова будет выступать подлежащее (The boy was reading… Мальчик читал…, The book was read… Книга читалась…). Однако возможны случаи, когда глагол соотносится не с подлежащим, а с каким-либо иным членом предложения (… about the boy reading… о мальчике, читающем, about the book read… о книге, читаемой…).

Основное различие между залогами заключается в следующем:

Форма действительного залога указывает, что процесс, обозначенный глаголом, исходит от предмета, обозначенного тем словом, с которым грамматически соотнесена глагольная словоформа, и направлен от него вовне. При форме страдательного залога, наоборот, процесс, обозначенный глаголом, направлен на предмет, обозначенный тем словом, с которым, грамматически соотнесена глагольная словоформа, направлен на предмет извне.

Так, в предложении Не read the book Он читал книгу глагол имеет форму действительного залога и, соответственно, он обозначает процесс как идущий от известного лица (he) и направленный вовне. Что касается указания на объект, то оно отнюдь не является обязательным, хотя такое указание в данном конкретном случае и имеется: предложение Не can read Он может читать в равной степени будет содержать форму действительного залога, однако в этом предложении нет никакого указания на объект (поскольку отсутствует прямое дополнение). Таким образом, наличие дополнения (а тем самым и указание на объект) при определении залога совершенно несущественно: оно имеет значение лишь для определения переходности-непереходности.

Наоборот, в предложении The book was read by him Книга читалась им глагол выступает в форме страдательного залога и, соответственно, обозначаемый им процесс представлен не как походящий от предмета (book), а как направленный на него. В данном примере известно также, откуда исходит действие: деятель здесь обозначается предложным дополнением by him. Последнее, однако, (обозначение деятеля) вовсе не является обязательным: если бы обозначение деятеля отсутствовало, что и имеет место в огромном количестве случаев, форма глагола продолжала бы оставаться пассивной.

Необходимо подчеркнуть, что, когда в связи с категорией залога идет речь о направленности процесса, то при этом, конечно, подразумевается его «грамматическая» направленность, а не та или иная направленность, которая вытекает из собственно лексического значения данного глагола.

Как уже кратко указывалось выше активным или пассивным может быть само лексическое значение глагола: ср. приводившиеся примеры act действовать и suffer претерпевать. В связи с этим в известных случаях грамматическое значение залога в глагольной форме может противоречить активному или пассивному характеру собственно лексического значения слова. Так, в случае Не saw them Он видел их грамматическая трактовка такова, что первый предмет (he) осознается как источник процесса (saw), направленного на другой предмет (them). С точки же зрения реальной действительности соотношение между предметами, обозначенными he и them, а тем самым и направленность процесса, являются прямо противоположными: не мы воздействуем на предмет, который видим, а напротив, видимый нами предмет воздействует на нас или, вернее, на наши органы чувств. Таким образом, лексическое значение глагола see оказывается пассивным, а грамматическое значение глагольной формы в предложении Не saw them — активным.

Это противоречие между грамматическим и лексическим значениями наблюдается и при пассивной форме глагола. Так, в случае A noise was heard Послышался шум с точки зрения грамматики шум (noise) выступает в качестве предмета, подвергающегося воздействию (в данном случае восприятию) извне, тогда как лексически noise обозначает предмет, который воздействует на кого-то и заставляет воспринимать себя.

Противоречие между собственно лексическим значением глагола и грамматическим значением залоговой формы, наблюдаемое у глаголов типа love любить, see видеть, hear слышать и т. п., отражает в языке более древнюю стадию в понимании явлений реальной действительности. В некоторых языках глаголы восприятия и глаголы действия вообще трактуются различно, так что случаи типа Не sees them Он видит их и Не kills them различаются и грамматически. Однако в английском 'языке, равно как и в других европейских языках, различия между этими случаями отсутствуют. Такие случаи, как Не suffers Он испытывает/страдает, He sees them Он видит их, He kills them Он убивает их, Не walks Он идет и т. п. различаются лишь лексически. В отношении залога английский язык приведенные случаи никак не дифференцирует, подводя их под один и тот же залог (действительный залог), несмотря на то, что лексическое значение некоторых из входящих сюда глаголов может быть совсем не активным (например, Не suffers).

Взаимоотношение между лексическим значением и значением грамматической формы залога у разного типа глаголов можно представить следующим образом:

Не kills

Лексика:

Грамматика:

(Одинаковое направление стрелок указывает па то, что и лексически и грамматически предмет, обозначаемый местоимением he, трактуется как источник действия.)

Не suffers.

Лексика:

Грамматика:

(Различное направление стрелок указывает, что грамматически предмет, обозначаемый местоимением he, трактуется как источник действия, а лексически — как объект, подвергающийся воздействию.)

В английском языке многие глаголы могут выступать то с «более» активным, то с «менее» активным (соответственно, то с «менее» пассивным, то с «более» пассивным) лексическим значением: ср. Не opened the door Он открыл дверь и The door opened Дверь открылась; They sell the book Они предают книгу и The book sells well Книга распродается хорошо; Не reads the passage Он читает этот отрывок и The passage reads as follows Этот отрывок гласит следующее, собств. «читается следующим образом». Трактовка таких случаев в отношении категории залога очень часто представляет собой невероятную путаницу. Так, иногда случаи типа The door opened относят к «пассиву, выраженному активной формой», — утверждение, которое уже по самой своей формулировке является противоречивым и нелогичным, поскольку оно смешивает актив и пассив. С грамматической точки зрения во всех приведенных случаях типа the door opened глагол стоит в форме действительного залога и, соответственно, процесс, обозначенный глаголом, характеризуется как исходящий от предмета, характеризуемого этим процессом. (Это становится особенно ясным при сопоставлении The door opened с The door was opened by them, в котором направленность процесса на предмет извне выражена грамматически). Иначе говоря, в The door opened процесс открывания мыслится происходящим в самом предмете (the door). В этом случае имеет место сдвиг в значении самого глагола open, который, следовательно, выступает в английском языке в двух значениях:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой