Комплимент в русском и китайском языках

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Институт языкознания Российской Академии наук

Дипломная работа

Комплимент в русском и китайском языках

Ли Ли (КНР)

Научный руководитель — доктор филол.н. проф.

Ковшова М.Л.

Москва

2012

Введение

комплимент русский китайский

В современной жизни все больше внимания уделяется проблеме речевого воздействия, а комплимент — важнейшее средство речевого воздействия и оптимизации речевой коммуникации в целом. Комплименты являются частью этикетного общения, поскольку участвуют в процедуре знакомства, приветствия, прощания; комплименты включаются в официально-деловое и дружеское общение, входят составной частью в такой еще более сложный речевой жанр, как объяснение в любви. Во всех случаях комплименты способствуют коммуникативному сближению, установлению доброжелательных отношений между адресантом и адресатом, дружеской, доверительной атмосферы в общении. Можно сказать, что комплимент в современной коммуникации является соединяющим звеном в позитивном развитии межличностных отношений, а также укреплении социальных отношений; способствует гармонизации взаимодействия между людьми. Именно поэтому исследование комплимента имеет большую значимость в различных областях гуманитарного знания — в лингвистике, психологии, культурологии, истории, социологии, философии, этике и эстетике.

Для науки конца ХХ — начала XXI вв. актуальной стала проблема национальной идентичности, осознаваемая в кругу таких вопросов, как процессы демократизации и интеграции в современном мире. Интересно в связи с этим отметить, что комплимент европейского образца вошел в русский язык в начале XVIII века, в момент становления новых культурных традиций в России и формирования отношений с Европой (Семенова 2010).

Комплимент, ставший один из неотъемлемых компонентов коммуникации, постоянно совершенствуется, развивается, усложняется, расширяет свои формы бытования, свои функции и вербальные средства репрезентации. Изучение комплимента в изменяющемся, интегрирующемся мире — как благодаря прогрессу цивилизации и электронных способов общения, так и с развитием процесса глобализации — новая и актуальная тема в науке. Особенно значимой является она в лингвистике, обращенной к изучению межличностной и межкультурной коммуникации, к способам достижения эффективности общения. Основной функцией комплимента является установление контакта и поддержание добрых отношений. Комплимент осуществляет контактное взаимодействие, направленное на установление доброжелательного контакта и ведет к психологическому сближению собеседников. Контактоустанавливающая, или фатическая, функция комплимента реализуется такими речевыми высказываниями, которые имеют своей целью завязать отношения, расположить к себе собеседника, сообщить о добрых чувствах, о благорасположении (Иссерс О.С.; Мосолова И. Ю., Ковшова М. Л. и др.).

Вначале слово «комплимент» употреблялось в значениях, связанных с правилами этикета: церемониальные жесты; торжественные хвалебные речи, адресованные высокопоставленным персонам; приветствия положенного образца, выполненные по определенному ритуалу и т. д. Постепенно связь комплимента исключительно с церемониальными актами ослабевает, и семантика слова «комплимент» наполняется новыми смыслами. Во второй половине XVIII в. слово «комплимент» широко употребляется в новом значении — «похвала, любезность»; именно это значение начинает активно развиваться и вскоре завоевывает лидирующее положение в семантике данной лексемы (Семенова 2010).

В конце XIX — начале XX веков общество становится все менее сдерживаемым рамками речевого этикета. Демократизация общества находит свое отражение в освобождении от условностей этикетных форм коммуникации, расширяются рамки тех или иных привычных форм; с изменением социальных границ внутри общества, с изменением самого духа времени, ставшего более деловым, меняются форма и содержание комплимента. В аристократическом кругу начались перемены — усиливается английское влияние с его прагматизмом. В этой связи интересно отметить тот факт, что в энциклопедических и толковых словарях XIX века словарная статья комплимент исчезает, ее нет в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля, в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. «Комплимент» не находит себе места и в Большой советской энциклопедии 1938 года. Новая волна демократизации, накрывшая Россию с революцией 1917 года, перемешала все социальные слои, в результате чего этикетное поведение и комплиментарная речь в своем образцовом виде перестали существовать. Возникло новое общество, для которого требовались иные правила поведения. В советский период само понятие светской жизни, а вместе с ней и светской беседы отменяется. Этикет и комплимент как его часть перестали культивироваться в обществе. Нарочитая грубоватость обращения стала считаться признаком пролетарского происхождения. Знание хороших манер было необходимо, главным образом, интеллигенции — ученым, учителям, врачам и др., а также представителям власти — политикам и дипломатам. Этикет как свод правил поведения в социуме отменить оказалось невозможно, — он лишь несколько трансформировался. Вместе с этим изменились характер и частотность комплимента. Снизилось употребление комплимента как выражения почтения по отношению к адресату и восхищения им, выраженное галантным, изящным стилем языка. В обновленном обществе приоритеты сместились от игры и образности в сторону информативности и функциональности. В конце XX века Российское государство вновь начинает переживать глобальные изменения, перестройку, и вместе с этими изменениями начинает заново создавать и перестраивать себя комплимент.

Лексема комплимент, в силу политических и социальных изменений в российском государстве и изменений этикетных норм в обществе, прошла большой, полный семантических расширений и «утрат», путь. Так, комплимент почти полностью утратил ряд его первоначальных значений: `изъявление почтения (в сфере дипломатии)', `выражение чувств по поводу чего-либо', `поклон' и `приветствие'. Сегодня такое значение лексемы комплимент, как `поклон' зафиксировано только в энциклопедических словарях, притом это не главное значение; ср.: комплимент — традиционный поклон артиста по окончании номера и при его повторных выходах на манеж в ответ на вызовы зрителей (преимущественно в цирке) (БРЭС, 2003: 719). Толковые словари современного русского языка в сходной форме излагают только одно, главное, значение лексемы комплимент. Ср.: `Любезные, приятные слова, лестный отзыв' (Ожегов, 1994: 283); `Любезность, лестные слова, содержащие похвалу' (Ушаков, 2001: 551); `Лестное для кого-либо замечание, любезный отзыв' (Евгеньева, 1982: 86); `Приятные, лестные слова, сказанные в чей-либо адрес' (Ефремова, 2000: 699).

В конце XX — начале XXI веков востребованными стали такие области деятельности, как экономика, маркетинг, реклама, предпринимательство и бизнес. Современное общество проявляет высокий интерес к комплименту как незаменимому элементу делового общения. Стали вновь востребованы его контактоустанавливающая и эффективная прагматическая (а именно воздействующая) функции. Бизнес-общество огромное значение придает знанию и четкому соблюдению поведенческого и речевого этикета. Возможно, именно поэтому в данных областях, а именно в сфере бизнеса, в ресторанном деле слово комплимент функционирует в особом значении: `поощрительный подарок, бонус'. То новое, что заинтересовало русского человека в традициях западных рестораторов, было названо «хорошо забытым старым», как бы повторно заимствованным словом.

В российском языкознании интерес к исследованию комплимента начался в начале 80-х годов ХХ в. работами Н. И. Формановской (1982, 1987); в дальнейшем изучению комплимента посвящены труды много ученых (Мосолова И Ю.; Иссерс О. С., Германова Н. Н. и др.). Тем не менее, комплименты, или комплиментарные речевые акты, до сих пор остаются малоизученными или недостаточно изученными во всех своих особенностях, по сравнению с другими речевыми актами, например, директивными (просьба, приказ и т. д.).

Сделаем обзор тех аспектов, которые были исследованы в российском языкознании в отношении темы комплимента.

Определяя комплимент как речевой акт, И. Ю. Мосолова отмечает, что комплимент — это отдельное речевое высказывание, служащее выражению мнения адресанта о своем адресате (чаще положительного и реже псевдоположительного) и произносимое в условиях непосредственного общения собеседников для достижения адресантом определенных целей. Комплиментарные высказывания всегда содержат оценку, которая сближает комплимент с такими актами, как похвала и одобрение, или таким речевым действием, как лесть.

Малоисследованной областью остается в русистике область реакций на комплименты; в то же время разрабатываются типологии реакция, первая из которых разработана Н. Н. Германовой. Анализируя типичные ответные реакции на комплименты, свойственные представителям русской культуры, исследователь предлагает классификацию, которая включает 13 форм — клишированных конструкций.

Наряду с изучением речевого акта «комплимент» в рамках прагматического подхода, О. С. Иссерс разрабатывает тему когнитивных предпосылок успешности комплимента в речевом общении. Одной из когнитивных предпосылок успешных коммуникативных актов, является, по мнению исследователя, специфика сообщения самого комплимента, то есть предмет положительной оценки «должен иметь непосредственное отношение к адресату, быть включен в „сферу адресата“» (Иссерс 2002: 181).

Особое решение в типологии комплимента предлагает М. Л. Ковшова (2011), согласно которой речевые стратегии комплимента и речевые стратегии «обратного» действия — оскорбления — оказываются сходными и различаются только в знаке — позитивной или негативной характеристики объекта комплимента или оскорбления.

Другой исследователь, Е. В. Мудрова, предлагает свое мнение по поводу функции комплимента. «Комплимент относится к первичным речевым жанрам и в качестве жанра включает в себя коммуникативную цель, позицию автора, позицию адресата, событийное содержание, языковое воплощение, эмоциональную окраску и другие компоненты, объединяющие все речевые жанры. Как и другие первичные речевые жанры, комплимент относится к контактной межличностной коммуникации, поскольку он оказывает непосредственное воздействие на адресата. (Мудрова 2007)

В нашем понимании, значимой характеристикой комплимента является то, что комплимент осуществляется в социальных ситуациях, представляющих контактный тип взаимодействия участников коммуникации, т. е. относится к области контактологии. Комплимент, таким образом, есть речевой контакт, необходимый для достижения коммуникации, он осуществляет 1) фатическую, или контактоустанавливающую, функцию и 2) функцию позитивного воздействия с целью коммуникативного сближения.

1) Контактоустанавливающая (фатическая) функция знаков языка состоит в установлении и поддержании речевого контакта и общения, в целом. Данная функция присуща различным вербальным и невербальным знакам как русского, так и китайского речевого этикета, но, прежде всего, она характерна для форм приветствия, обращения, комплимента, прощания. 2) Непосредственное воздействие адресанта на адресата служит сближению коммуникантов; данная функция при ее рассотрении включает в себя комплекс вопросов, связанных с говорящим субъектом, адресантом, их взаимодействием в коммуникации, с ситуацией общения.

Ученые исследуют различные тропы и фигуры речи в форме выражения комплимента. Этим тропом может быть сравнение: — Ваше теперешнее платье лучше всяких модных и дорогих платьев… Оно идет вам. В нем вы похожи на красный цветок зеленого леса (Чехов).

Особую выразительность комплиментам придают различные эпитеты:

— Странно это. Вы великолепная, чудная женщина. Великолепная, чудная!

Здесь темно, но я вижу блеск ваших глаз (Чехов).

Иногда, различные средства выражения используются совместно, например:

… В вашу руку целуешь, как в подушечку… Чем это вы моете свои руки, что они у вас такие белые? Чудо руки! Даже еще раз поцелую. (Чехов).

A.B. Колегаева в своем исследовании, как и большинство лингвистов, относит речевой акт комплимента к категории экспрессивов, определяя его как «социально и ситуативно обусловленный речевой акт, способствующий осуществлению стратегического замысла адресанта, успешность которого определяется непосредственной реакцией на него; его функционирование и языковая реализация в той или иной коммуникативной ситуации зависят от социальных, тендерных, интенциональпых и национально-культурных характеристик коммуникантов» (Колегаева 2004: 7). Такой подход к пониманию комплимента дает основание полагать, что рассматриваемый речевой акт непосредственно направлен на достижение скорейшего перлокутивного эффекта, то есть воздействия на психическое состояние слушающего.

Согласно A.B. Колегаевой, комплимент, являясь составной частью социального взаимодействия коммуникантов, отражает в большинстве своем положительно окрашенные интенциональные состояния говорящего: проявление любви, восхищения, удивления, уважения, гордости и т. д. Одна из задач исследования А. В. Колегаевой состоит в выявлении и описании различных видов комплиментов в зависимости от социолингвистических, тендерных, семантических и прагматических признаков речевого акта.

Учитывая вид речевого потока и способ представления комплиментарных актов в художественных произведениях, автор выявляет следующие его типы:

-комплимент в адрес отсутствующего (умершего) человека;

-интерпретирующий комплимент, представляющий собой комплимент с чужих слов;

рефлексивный комплимент, имеющий место в результате нарушения максимы Скромности, установленной Дж. Личем (Колегаева 2004: 10).

Вслед за многими лингвистами, A.B. Колегаева делит комплиментарные высказывания на прямые и косвенные. В свою очередь, косвенные комплименты подразделяются на неэтикетные и этикетные речевые акты. Под косвенным этикетным речевым актам подразумевается комплимент с вторичной иллокутивной силой этикетного характера: 1) комплимент — благодарность; 2) комплимент — приветствие; 3) комплимент — знакомство; 4) комплимент — поздравление.

С точки зрения содержания, комплименты могут быть эксплицитными и имплицитными. Учитывая степень искренности адресанта, автор проводит также их деление на искренние и неискренние. Большое внимание уделяется автором выявлению факторов, влияющих на языковую реализацию коммуникативной интенции, а также прагматических, семантических и лексико-синтаксических особенностей исследуемого речевого акта.

Обратимся теперь к тому, что исследовано в области комплимента в китайском языкознании.

Китайские ученые, указывая на особенности китайского комплимента, отмечают, что в китайском социуме комплименты редко произносятся в бытовой речи. Это обусловлено тем, что китайская традиционная, консервативная, культура сильно влияет на характер народа. Лишь в последние тридцатилетие, после того, как в Китае начали проводить открытую политику, искусство коммуникации начало привлекать внимание. Комплимент как самый эффективный способ установления сближения в межличностном общении, позволяющий оптимизировать деловую и политическую коммуникацию, постепенно проявляется в общественной речи.

В своей работе Жа (1997) разделяет основные функции комплиментов в китайской речи на три типа: делать собеседнику приятно; выразить восхищение собеседнику; воздействовать на собеседника с целью использования. По этому поводу, Ши (2000) добавляет, что цель употребления комплимента состоит в том, чтобы достигать гармонии в слаженности китайского конфуцианства. Более того, посредством комплимента можно осуществлять различные интенции: выражать приветствие, благодарность, поздравление, одобрение и т. д.

Анализируя речевую деятельность в китайской речи, Ши высказывает мнение, что содержание комплимента включает в себя два общих элемента: а) внешность или принадлежность; б) достижение или способность. По этому поводу заметим, что комплименты, предназначенные адресату — женщине, часто сосредоточены на внешних качествах человека. Мужчинам больше адресуются комплименты о внутренних свойствах человека — их способностях и успехах. Здесь нужно отметить особо, что в отличие от русского комплимента, комплимент в китайской культуре о внешности между разными полами всегда используется с большей бережностью, чтобы не вызывать недоумение или не нарушать какое-то табу.

Соглашаясь с мнением Ши (2000), отметим, что структуры комплимента являются очень формульным в китайском языке.

Ло в своем исследовании также обращается к перечислении видов выражения комплимента, при этом исследует комплимента более тонко и глубоко, учитывая отношение и реакции того, кому комплимент был адресован. Автор полагает, что комплименты в китайской речи изображаются двумя основными формами: прямым образом и косвенным образом.

Прямой комплимент заключается в том, что комплимент внешним качествам или внутренним свойствам собеседника может быть высказан прямо; адресат такого комплимента непосредственный. Например: Как ты прекрасна! Такие выражения часто выполняются словами или фразами с яркими оценочными прилагательными.

Косвенные комплименты, наоборот, выражаются не прямо в отношении адресата, а кому-л., кто связан с адресатом (в терминологии О. Иссерс, это дедуктивный комплимент). Например: Как твой муж счастлив! Это предложение подразумевает, что жена этого мужа прекрасна. Для китайцев комплименты, выраженные косвенным образом, считаются приятнее — благодаря тонкости и деликатности восприятия, их комфортнее принимать тому, кому они высказываются (Ло 2008).

Для создания типологии реакций китайцев на высказывания комплимента и выяснения эффектов этих речевых стратегий следует учесть, что ответные реплики на комплименты достаточно разнообразны и описываются самыми разными способами — реакции слушающих могут проявляться в самых неожиданных формах — от приятия до опровержения. Более того, в ответ на один и тот же комплимент можно наблюдать разные реакции.

Вопрос о классификации реакций на высказывания комплимента и отношения китайцев к комплименту остается до сих пор мало изученным. В работе (2004), Чуан разделяет реакции на 5 общих типов: а) принятие с благодарностью; б) принятие со скромностью; в) несогласие или отказ; г) нет реплики; д) смешанная реакция.

Итак, несмотря на имеющиеся описания комплимента в речи, продолжают оставаться не исследованными целый ряд аспектов такой важнейшей темы, как комплимент в русской и китайской коммуникации. Заметим, что во многих существующих теориях комплимент как особый речевой акт не рассматривается. Тем самым, работа по исследованию комплимента как речевого акта в процессе речевой коммуникации носит междисциплинарный характер и является актуальной.

Основной целью данной дипломной работы является исследование семантики и прагматики комплиментов в русской и китайской речевой коммуникации и выявление национально-культурной специфики русского и китайского комплимента.

Работа содержит в себе Введение, 3 главы, Заключение и Список литературы.

Во Введении освещается история вопроса, проводится критический обзор научных исследований о комплименте в Китае и в России.

В 1 главе излагаются основные постулаты теории речевого акта и в связи с этим исследование комплимента; определяется его базовое понятие; дается классификация комплиментов; указываются различия с другими смежными понятиями; проводится описание их прагматических функций в речевом коммуникативном ходе.

Во 2 главе исследуются способы вербализации комплимента в свете теории успешности его употребления. Исследуются особенности синтаксических конструкций комплимента; изучаются условия успешности для осуществления речевого акта комплимента.

В 3 главе рассматривается прагматическое использование комплимента, разные ответные реакции на комплимент и культурные расхождения между русским и китайским комплиментами. Анализируются возможности культурной трансформации комплимента в русском и китайском социумах.

В Заключении к работе делаются выводы, подводятся итоги исследования и даются рекомендации по использованию комплимента в русско-китайской межкультурной коммуникации.

Для достижения цели работы предполагается решение следующих задач:

1. В свете теории речевого акта определить место и роль комплимента в системе речевых актов; дать его трактовку, описать семантическую структуру речевого акта «комплимент»; провести разграничение комплимента со смежными понятиями.

2. Проанализировать особенности синтаксического и семантического образования комплиментов в русском и китайском языках.

3. Описать ситуации употребления комплиментов и определить условия успешности комплимента с точки зрения прагматического подхода.

4. Проанализировать комплименты с целью определения тенденций в их развитии.

5. Исследовать сходство и отличий русского и китайского комплимента в коммуникации; определить возможности межкультурной трансформации комплимента для русской и китайской лингвокультур.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые комплимент как речевой акт является объектом специального исследования в аспекте сопоставления русского и китайского языков и — шире — русской и китайской лингвокультур. В работе впервые поставлен вопрос о трактовке комплимента как речевого коммуникативного действия в межличностной коммуникации; впервые проведено описание способов вербальной репрезентации комплимента в русской и китайской лингвокультурах в различных условиях его осуществления; впервые разработаны и сопоставлены классификации русских и китайских комплиментов. Также впервые ставится вопрос о возможности культурной трансформации русского и китайского комплиментов, что служит развитию отношений между данными обществами и позволяет лучше понимать друг друга, способствует оптимизации межкультурной коммуникации.

Глава 1. Комплимент в системе речевых актов

Термин «речевой акт», введенный в теоретическую литературу Оксфордской школой позитивизма, обозначает основную единицу вербальной коммуникации. Понятие речевого акта впервые предложил представитель английской лингвистической философии, логик Джон Остин. В своем исследовании он опирался на так называемый деятельностный подход Л. фон Витгенштейна, который рассматривал язык как деятельность, осуществляемую людьми в конкретных общественных ситуациях, как особую форму общественного существования. Традиционно под речевым актом понимают действие, совершаемое говорящими в процессе речевой коммуникации и ориентированное на достижение определенной цели. Из данного определения следует, что акт речи предполагает речевую ситуацию, компонентами которой являются говорящий, слушающий и предмет речи, который обусловливает порождение речевого высказывания, произносимого (или зафиксированного на письме) при общении.

Речевой акт является одним из наиболее значимых объектов исследования в современной лингвистической науке. Понятие «речевой акт «(или сокращенный его вариант в лингвистике — РА) не имеет единственного определения. Так, по мнению В. Б. Гудковой, «речевой акт представляет собой единство социального (объективного) и индивидуального (субъективного) и содержит целый комплекс фактов лингвистического и экстралингвистического характера» (В.Б. Гудкова, 2003: 2). Л. С. Гуревич в своей работе «Коммуникативный акт в рамках теории речевой деятельности» рассматривает это понятие как «сложное в языковом, психологическом плане образование, в котором задействованы интерлокутивные силы, где реплика-стимул и реплика-реакция актуализируют содержательную, конструктивную и ситуативную общность, и где прагматическая составляющая является диалогическим единством» (Л.С. Гуревич, 2006: 400).

Понятие речевого акта уточняет и разъясняет В. З. Демьянков, который интерпретирует речевой акт как «элементарную единицу речи, последовательность языковых выражений, произнесенную одним говорящим, приемлемую и понятную, по меньшей мере, одному из множества остальных носителей языка» (Демьянков 1986: 225).

Исходя из этого, можно предположить, что теория речевых актов направлена на изучение речевого общения, когда во главу угла ставится использование языковых средств в вербальной коммуникации с вполне определенной целью, для выражения особых интенций говорящего. Теория речевых актов представляет собой «попытку взглянуть на речь и на язык через призму действий носителя языка и определить значение как употребление предложения в конкретных обстоятельствах». (Демьянков 1995: 286).

Таким образом, введение этого понятия ознаменовало совершенно новый подход к рассмотрению семантики предложения и изучению особых намерений говорящего. Семантика предложения в теории речевых актов, как указывает В. З. Демьянков, заключается в том, чтобы установить, с какой целью это предложение сказано, то есть какому поступку оно соответствует.

В науке сложилось представление о речевом акте, согласно которому структура высказывания включает три компонента, составляющие единое целое:

Локутивный акт — относится просто к акту говорения чего-либо, значащего в данном языке; другими словами, локутивный акт следует грамматическим правилам языка;

Иллокутивный акт — это поступок, совершаемый с помощью языка;

Перлокутивный акт -- это эффект иллокутивного акта и его воздействие на слушающего.

Теория речевых актов, начало которой положил в своих работах Остин, концентрируется вокруг понятия «иллокутивный акт», направленного на изучение речевого общения как соотносящегося с интенцией (намерением) адресанта. Иллокутивный акт находит отражение в его иллокутивной функции или силе. П. Ф. Стросон определяет иллокутивную силу как интенцию, которая направлена на собеседника. Приводя развернутую дефиницию этого понятия, он указывает, что «иллокутивная сила высказывания -- это то, что согласно намерению, должно быть понято. И во всех случаях, понимание силы высказывания включает распознавание того, что в широком смысле может быть названо намерением, направленным на слушающего» (Стросон 1986: 149).

Особое внимание в ходе изучения речевого акта Дж. Остин уделяет такому типу высказывания, как перформативы («исполнять, выполнять, делать, осуществлять»), выражающие истинностное значение всего акта. Перформативы предполагают существование специальной группы высказываний, выполнение которых на самом деле равносильно действию, названному глаголом. Дж. Остин предлагает различать два вида перформативов: эксплицитные и имплицитные.

Эксплицитные включают в свой состав перформативные глаголы, то есть называют действия, осуществляемые в момент речи, например: Я настаиваю / требую / велю / предупреждаю / приказываю. Иногда эти глаголы именуются глаголами речевых действий, ибо все они -- глаголы говорения.

В имплицитных (скрытых) перформативах нет речевого глагола, но они имплицируют присутствие такового. Например, предложение: «Соблюдай правила» идентично перформативному высказыванию «Я предупреждаю, чтобы ты соблюдал правила». (Мосолова 2010)

На основе такого деления Дж. Остин причисляет к перформативным высказываниям повествовательные предложения, называющие сам факт действия (такими являются эксплицитные перформативы); а также побудительные предложения, имплицитно выражающие просьбу, желание и т. п. (в этом случае будут иметь место имплицитные перформативы). Из сказанного вытекает, что не все глаголы говорения могут быть употреблены перформативно. На это обратил внимание еще Дж. Остин, который писал, что «не всегда представляется возможным сведение высказывания к эксплицитному перформативу» (Остин 1986: 67).

Но наиболее интересными и подлинными перформативами, однако, могут считаться те, которые вводят речевой акт словами типа: «Я согласен взять эту женщину в жены» — высказывание в ходе брачной церемонии (Остин 1986: 26).

Одним из главных условий, согласно которым высказывания признавались нерформативными, заключалось в выполнении «условий успешности», предусматривающих соотнесение правильного контекста с правильной языковой формой. Обобщая эти положения, Н. Д. Арутюнова приходит к выводу о том, что перформативным высказываниям свойственны следующие отличительные черты:

-они ничего не констатируют;

-они лишены истинностного значения;

-их характеризует признак эффективности / неэффективности;

-они должны отвечать некоторой социально узаконенной, общепринятой процедуре, церемониалу;

-они неповторимы, единственны в своем роде;

-классические перформативные высказывания содержат глагол в первом лице единственного числа, настоящего времени индикатива актива (Арутюнова 1976: 47).

Структура речевого акта, рассматриваемая В. Г. Гаком, включает в себя шесть компонентов, а именно: 1) говорящий; 2) адресат речи; 3) исходный материал высказывания (пресуппозиция говорящих); 4) цель сообщения; 5) развитие, внутренняя организация речевого акта; 6) контекст и ситуация общения. В структуре высказывания данные компоненты находят свое воплощение в ряде категорий, из которых одни ориентированы на говорящего, другие на слушающего, а третьи отражают отношения между ними. (Гак 1998: 557).

Участники речевого акта обладают фондом общих речевых навыков (речевой компетенцией), знаний и представлений о мире. В состав речевого акта входит обстановка речи и тот фрагмент действительности, которого касается его содержание (Падучева 1985). При рассмотрении проблемы успешного осуществления речевого акта необходимо обратить внимание на сумму исходных представлений и знаний коммуникантов. Данные компоненты коммуникативных актов играют немаловажную роль при производстве совместного диалога.

Прежде всего, существует особый класс предложений, прямо эксплицирующий, иллокутивную функцию высказывания, которое производится с их помощью. Это так называемые перформативные предложения. Основу лексико-семантической структуры этих предложений составляет так называемый иллокутивный глагол, т. е. глагол, относящийся к подклассу глаголов говорения и содержащий в своем лексическом значении компоненты, указывающий на цель говорения и те или иные условия осуществления речевого действия, например, просить, поздравлять, уверять, обещать и т. п. Однако наличие иллокутивного глагола не является достаточным условием для того, чтобы предложение было перформативным. Для этого необходимо также, чтобы иллокутивный глагол был употреблен не для описания некоторой ситуации, а для того, чтобы прояснить, какой речевой акт совершает говорящий, употребляя данное предложение. Иными словами, иллокутивный глагол должен быть употреблен перформативно (а не описательно).

Семантическая специфика перформативного предложения отличается от обычного повествовательного предложения. Обычное повествовательное предложение используется с целью представления некоторого положения дел (т. е. с целью описания, сообщения, утверждения и т. п.), а перформативное предложение служит не для описания действия, которое совершает говорящий, а для экспликации того, какое именно действие он совершает. Референтом обычного повествовательного предложения, например: «Я рисую вас» является некоторая ситуация, существующая независимо от речевого акта, а референтом перформативного предложения «Я приветствую вас» при нормальном для него употреблении является сам речевой акт его употребления.

Таким образом, перформативное высказывание обладает свойством автореферентности. Обычное повествовательное предложение, будучи употребленным, становится высказыванием, которое можно оценить как истинное или ложное, тогда как к перформативным предложениям в типовом контексте их употребления этот вид оценки не может быть применен. Так, можно сказать, что предложение «Я рисую вас» будет в зависимости от реального положения дел в мире контекста либо истинным, либо ложным. (Ср. возможные реакции — «Да, это действительно так» или «Нет, это не так, вы не рисуете, а просто водите карандашом по бумаге / вы рисуете вовсе не меня), но мы не можем сказать того же о предложении «Я приветствую вас». В нормальном случае употребления такого предложения вопрос об истинности или ложности слов говорящего не встает. Соответствующее высказывание может оцениваться только как уместное или неуместное, но не как истинное или ложное. В этой связи говорят также о самоуверенности перформативных предложений, т. е. истинности их в силу самого факта их употребления.

Классическая форма перформативного предложения имеет подлежащее, выраженное личным местоимением первого лица единственного числа, и согласованное с ним сказуемое в форме изъявительного наклонения настоящего времени активного залога. Например, Я обещаю вам исправиться. Однако еще Остин указывал, что перформативное употребление не является исключительной привилегией модели предложения с глаголом-сказуемым в названной форме. Для русского языка к выше указанной форме можно добавить следующие, отличающиеся от нее по линии любой из входящих в ее описание грамматических категорий:

(1) лицо может быть не только первым, но и третьим, например, в тексте официального послания глагол в третьем лице благодарят, употреблен перформативно: «Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации и М. П. Иванова благодарят за приглашение…»;

(2) число может быть множественным;

(3) время может быть будущим «Напомню вам, что завтра заканчивается срок подписки»;

(4) залог может быть пассивным «Вы назначаетесь моим заместителем»;

(5) наклонение может быть сослагательным «Я посоветовал бы вам остаться». Кроме того, для перформативного употребления глагола не обязательно даже, чтобы он был синтаксической вершиной (сказуемым) предложения, ср.: «Хотелось бы поблагодарить выступавших за теплые слова». «Спешу поздравить вас с рождением сына» и т. п.

В двух свойствах иллокутивного акта — интенциональности и конвенциональности — заключается присущее речевому акту противоречие между двумя неразрывно связанными в нем моментами: субъективным (цель говорящего) и объективным (не зависящие от говорящего способы обеспечения распознавания этой цели слушающим).

Итак, основным признаком иллокутивного акта является его цель. При этом имеется в виду не всякая цель, для достижения которой мы совершаем речевое действие, а только та, которая в соответствии с нашим замыслом должна быть распознана адресатом. Только такая, открытая для распознавания цель, называется иллокутивной. Она, в принципе, может и не совпадать с подлинной целью говорящего. Так, желая выпроводить надоевшего гостя и зная, что он в ссоре с кое-кем и вряд ли захочет с ним встречаться, хозяин может сказать: «Вчера звонил кое-кто и сказал, что зайдет сегодня около девяти». Подлинная цель говорящего — побудить слушающего уйти — не может рассматриваться как иллокутивная цель его речевого акта, потому что она скрыта и для ее достижения вовсе не обязательно (а в ряде случаем и нежелательно), чтобы адресат ее распознал. Иллокутивной целью речевого акта в данном случае будет цель предоставления адресату некоторой информации. Эта цель, и в данном случае только она, подана, открыто, чтобы быть опознанной как таковая. Поэтому данный речевой акт на иллокутивном уровне анализа будет рассматриваться как сообщение, а не побуждение.

Иллокутивные акты различаются между собой не только по своей цели, но и по ряду других признаков. Наиболее известная универсальная классификация иллокутивных актов построена американским логиком и философом Дж. Сёрлем. Базу этой классификации составляет группа признаков, которые сам автор называет «направлениями различий между иллокутивными актами». Наиболее существенными из них являются:

— цель (например, для сообщения — отразить положение дел в мире, для приказа — побудить адресата к действию, для обещания — принять на себя обязательство, для поздравления — выразить определенную эмоцию говорящего);

— направление соответствия между выказыванием и действительностью (например, в случае сообщения высказывание приводится в соответствие с действительностью, в случае приказа, напротив, действительность должна быть приведена в соответствие с высказыванием);

— внутреннее состояние говорящего (например, при утверждении — наличие у него соответствующего мнения, при обещании — намерения, при просьбе — желания, при благодарении — чувства благодарности);

— особенности пропозиционального содержания речевого акта (например, у предсказания содержание пропозиции относится к будущему времени, а у донесения — к настоящему или прошедшему; у обещания субъектом пропозиции является говорящий, а у просьбы — слушающий);

— связь речевого акта с внеязыковыми установлениями или институтами (например, речевой акт назначения кого-либо своим заместителем, обычно оформляемый в виде документа, предполагает существование некоторой организации, в рамках которой говорящий должен быть наделен соответствующими полномочиями, частью которых он с помощью данного речевой акта наделяет другого члена данной организации; ср. с похожими по параметру цели, но институционально не регламентированными случаями, когда мы просим кого-нибудь заменять нас — выступать нашим «заместителем» — в какой-либо неофициальной роли: навещать вместо нас нашего родственника в больнице, ходить вместо нас на родительское собрание в школу и т. п.).

С учетом данных параметров все множество иллокутивных актов было разделено Сёрлем на пять основных классов, которые и являются основными. Это:

1) Репрезентативы, ориентированные от действительности к высказыванию, имеют целью отразить положение дел в мире, предполагают наличие у говорящего соответствующего мнения, и их пропозициональное содержание ничем не ограничено. Примеры репрезентативов: сообщение (ср. Экзамен по химии назначен на 2 июня), осуждение (ср. Вы поступаете неправильно), прогнозирование (ср. Этот конфликт перерастет в полномасштабную войну), квалификация (ср. Такие действия являются грубым нарушением устава), признание (ср. Я тебя все это время обманывал), описание (ср. Дом расположен на вершине холма и окружен великолепным садом).

2) Директивы, с ориентацией от высказывания к действительности, имеют целью побудить адресата делать / не делать что-либо, предполагают наличие у говорящего соответствующего желания, а их пропозициональное содержание всегда состоит в том, что адресат совершит / не совершит некоторое действие в будущем. К этому классу относятся просьбы, запреты, советы, инструкции, призывы и другие виды побудительных речевых актов.

3) Комиссивы, ориентированные, как и директивы, от высказывания к действительности, используются говорящим с целью связать себя обязательством делать / не делать что-либо, предполагают наличие у него соответствующего намерения, и их пропозиция всегда имеет своим субъектом именно говорящего. Речевые акты, входящие в группу комиссивов, это: обещание, клятва, гарантирование.

4) Экспрессивы имеют своей целью выразить определенное психологическое состояние говорящего (чувство благодарности, сожаления, радости и т. п.) в качестве реакции на положение дел, определяемое в рамках пропозиции. Направление соответствия между выказыванием и действительностью для них не существенно, поскольку положение дел, служащее поводом для экспрессива (то, с чем мы поздравляем, за что благодарим или извиняемся и т. п.), составляет не основное содержание, а предпосылку такого речевого акта — его пресуппозицию. Пропозиональное содержание экспрессива приписывает некоторый предикат субъекту, которым может быть либо говорящий (так, когда говорят Простите за опоздание!, речь идет о собственном опоздании), либо слушающий (так, когда говорят Большое спасибо за помощь!, то имеется в виду действие, совершенное адресатом высказывания). Для экспрессивов особенно характерны фразеологизированные средства выражения — речевые клише, специфичные для каждого языка, ср. русс. Извините! — в форме повелительного наклонения глагола извинять (или не рекомендуемое правилами речевого этикета Извиняюсь! — форма изъявительного наклонения возвратного глагола извиняться) с его английским эквивалентом Sorry!, по форме — прилагательным со значением 'огорченный', или Thanks (букв. 'благодарности'). Ср. также функционально эквивалентную английским клишированным этикетным выражениям — русс. Спасибо, этимологически восходящую к пожеланию «Спаси (тебя/вас) Бог!».

5) Декларации — отличается от остальных четырех по параметру связи с внеязыковыми институтами и вытекающей из этого факта спецификой соответствия между высказыванием и действительностью: объявляя (декларируя) некоторое положение дел существующим, речевой акт декларации тем самым и делает его существующим в реальном мире. Примерами деклараций являются назначение на пост, объявление войны или перемирия, отлучение от церкви, посвящение в рыцари, прием в партию, присвоение звания человеку или имени учреждению и т. п. (Серль 1986: 171).

В классификацию иллокутивных актов Дж. Остина входят: а) экспозитивы (информативные речевые акты, сообщения), б) комиссивы (акты принятия обязательств), в) бехабитивы (формулы социального этикета), г) экзерситивы (акты побуждения), д) вердиктивы (акты-установления) (Остин 1986: 22−31).

По мнению И. П. Сусова, наиболее полной является классификация, разработанная германским лингвистом Дитером Вундерлихом. В рамках данной классификации различаются следующие типы речевых актов:

а) директивы (сюда относятся побуждения, просьбы, приказы, указания, распоряжения, инструкции, нормативные акты);

б) комиссивы (обещания, объявления, угрозы);

в) эротетический тип (вопросы);

г) репрезентативы (утверждения, констатации, отчеты, описания, объяснения, заверения).

д) сатисфактивы (извинения, благодарности, ответы, обоснования, оправдания).

е) ретрактивы (заявления о невозможности выполнить обещание, уточнения о ранее сделанном утверждении, разрешения).

ж) декларации (называния, определения, назначения, приговоры, установление повестки дня, открытие заседания).

з) вокативы (обращение, вызов, зов) (Сусов 1980: 45).

Современные представления о типологии речевых актов позволяют заключить, что комплимент является типичным речевым актом, при этом ученые относят его к разным группам. Так. Дж. Остин включил речевой акт комплимента в группу так называемых бехабитивов, т. е. речевых актов, выражающих реакцию на поведение, поступки человека. Дж. Серль относит комплимент к группе экспрессивных речевых актов, состоящих в выражении психологического отношения говорящего к положению дел. Н. Д. Арутюнова относит речевой акт комплимента к группе фатических (контактоустанавливающих) речевых актов, имеющих целью общение, а не сообщение информации. Точка зрения Н. Д. Арутюновой представляется нам наиболее правильной, однако этой прагматической характеристикой речевой акт комплимент не исчерпывается.

По содержанию комплимент интерпретируется H.H. Германовой, например, как «информационно насыщенный речевой акт»; исследователь видит за ним целый спектр «мотивов, интенций и этических норм собеседника» (Германова 1993: 34).

Думается, что основным семантическим признаком комплимента является выражаемое им одобрение. Комплимент также является высказыванием, при помощи которого говорящий рассчитывает вызвать положительную эмоциональную реакцию адресата. Отличительной чертой комплимента является повышенная эмоциональность. Комплимент связан с областью межличностных, субъективно эмоциональных отношений и является небольшим «заслуженным» преувеличением достоинств собеседника. По этому признаку он отличается от лести, которая представляет собой большое и незаслуженное преувеличение.

Что касается классификации речевых актов, то, по нашему мнению, комплимент входит в класс экспрессивов. Экспрессивные высказывания — это такие высказывания, которые передают психическое состояние говорящего, то есть его чувства, а, главное, отношение к тем или иным поступкам, действиям, событиям и т. п. другого человека. Произнесение такого высказывания говорящий осуществляет с той или иной степенью выразительности. К главным критериям, определяющим иллокутивную цель группы экспрессивов, относятся условия искренности по отношению к состоянию дел (ситуации) и их пропозициональному содержанию.

Очевидно, что иллокутивная цель комплимента представляет собой воздействие на эмоциональную сферу адресата путем выражения к нему своего отношения. На наш взгляд, иллокутивная цель комплимента будет иметь место и в том случае, когда говорящий неискренен и не испытывает реального чувства восхищения или удовольствия, которые он выражает. Хотя по мере того, как говорящий совершает речевой акт, он выражает известное одобрение.

1.1 Речевой акт и речевой жанр

Для того, чтобы точнее описать комплимент как речевой акт, обратимся к сходному понятию «речевой жанр» и рассмотрим комплимент в этом качестве.

М.М. Бахтин, задавшись целью объяснить природу высказывания и его отличие от предложения, в своей известнейшей работе «Проблема речевых жанров» определяет следующее. Язык в речи реализуется в форме единичных высказываний. В целом каждого из них обнаруживается неразрывная связь трёх составляющих: тематического содержания, стиля и композиционного построения. Далее лингвист определяет возможность классификации всех высказываний, распределение их по относительно устойчивым типам. Именно такие типы (модели) называет речевыми жанрами (Бахтин 1986).

В свою очередь, М. М. Бахтин предложил классификацию речевых жанров, организованную по принципу полевой структуры. Среди них он выделял два основных типа: а) императивные речевые жанры, включающие просьбу, приказ, мольбу и требование; б) жанры, имеющие целью воздействия на эмоции, в их число входят жалоба, утешение, угроза, оскорбление и шутка.

Более того, ученый, как известно, подразделял все жанры на первичные и вторичные, определяя вторичные жанры как сложные, подготовленные. В его работе пишет: «В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные (простые) жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения».

Важно, однако, отметить, что «непосредственное речевое общение» не может быть однозначно приравнено к бытовому общению, к разговорной речи. Тот простой факт, что каждый стиль речи (и добавим: каждый род красноречия) может существовать как в письменной, так и в устной форме, был установлен в стилистике еще лет 30 назад, но с ним до сих пор спорят исследователи речевых жанров. Ср., например, как Н. В. Орлова, ссылаясь на процитированный нами фрагмент из работы М. М. Бахтина, пишет: «Его деление речевых жанров на первичные и вторичные подразумевает, что все или почти все жанры публичной, деловой, научной сферы, а также художественной прозы и поэзии имеют прообразы в бытовой речи». Однако не всякая устная неподготовленная речь может быть отнесена к разговорно-бытовому стилю: и деловая, и научная, и судебная речь может существовать в устной форме, где и рождаются соответствующие первичные формы. Поэтому применительно к риторическим жанрам первичными следует считать жанры, сложившиеся в условиях непосредственного общения в любой сфере общения. Они, как правило, не готовятся специально и заранее, имеют простую композицию и простой нерасчлененный тезис (ср.: совет, просьба, замечание).

Вторичными являются жанры, которые обязательно продумываются и подготавливаются заранее (ср.: доклад, воззвание, программная речь). Они, как правило, имеют сложную композицию и сложный расчлененный тезис. Вторичные жанры могут строиться на основе первичных (ср.: поздравление, юбилейная речь) или включать их в свою структуру (причем первичные жанры при этом теряют свою самостоятельность и уже не могут быть вычленены как жанры). Разумеется, возможны случаи, когда простой вопрос пожизненно важной проблеме оратор продумывает неделю, а речь на совещании произносит экспромтом. Однако и в этом случае вопрос должен производить впечатление спонтанной речи, а речь на совещании — иметь вид законченного по смыслу текста и включать приличные для этого случая части.

Другая очень ценная для классификации жанров идея М. М. Бахтина состоит в требовании учета предполагаемой реакции адресата речи. «Всякое понимание живой речи, живого высказывания носит активно ответный характер (хотя степень этой активности бывает различной); всякое понимание чревато ответом и в той или иной форме обязательно его порождает». Следовательно, поскольку все реальные монологи — только реплики в непрерывном диалоге, их классификация вполне может быть произведена по форме их связи с другими репликами.

Речи первой разновидности предполагают, что связь с другими репликами не выражена или эта связь опосредована. Они представляют собой монолог в чистом виде. Это наиболее нейтральный как в модальном, так и в эмоциональном плане тип.

Речи второй разновидности — провоцирующие непосредственный ответ в виде речи или действия — обязательно включают побудительный элемент. Даже такие сугубо деловые жанры, как инструктаж и запрос, как правило, включают некоторые модальные оттенки императивности. Тем более это относится к таким жанрам, как рекомендация, предложение, совет, просьба и др.

Речи третьей разновидности произносятся как реакция на слово или действие — их поэтому часто называют «реактивными». Они могут включать в себя элементы чужой речи как в виде нейтральной констатации (обзор), так и в виде полемики (протест). Вообще, индивидуальность и особенности адресата в этом типе речей присутствуют в наибольшей степени.

Далее наступает этап замысла, когда специфика жанра может быть определена более точно. Сначала определяется ситуация общения, которая задает выбор жанра (юбилейное собрание -- поздравительная речь, научная конференция-доклад, судебное заседание--обвинительная речь). Далее задаются вопросы, набор которых был определен еще в древних риториках: кто? кому? о чем? зачем? и как? обращается. Таким образом, на уровне замысла задается общая рамка риторического жанра, что очень важно сделать прежде, чем приступать к работе над текстом речи.

Рассматривая, например, жанр доклада, скажем, что это информационная речь, с которой (кто?) лицо, обладающее некоторым официальным статусом (ученый, человек, которому поручено выступить от имени коллектива; руководитель коллегиального органа), обращается от себя или от имени своего коллектива (кому?) к компетентной аудитории (ученому собранию; отчетно-выборному собранию; съезду), (зачем?) чтобы сообщить о новых результатах научной работы или результатах общественной деятельности органа, коллектива. Это, как правило, (как?) сравнительно объемная речь, сложная по структуре и насыщенная точной информацией. Кроме конечного результата, она обычно включает и описание пути (процедуры), в результате которого этот результат был достигнут. Причем в отличие, например, от лекции, где пересказываются уже известные специалистам, но не известные данной аудитории сведения, в докладе сообщается (что?) принципиально новая, еще никому не известная информация.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой