Крестовниковы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Я бы хотела рассказать об одних их из самых выдающихся предпринимателях — промышленниках Крестовниковых.

Род Крестовниковых был одним из самых старых и упоминался в писцовых книгах Костромской губернии еще во второй половине XVII века. Часть семьи переселилась в Москву в начале XIX-го. Многочисленные родственники участвовали в общих торговых и промышленных делах, но главное руководство было сосредоточено в руках Александра Константиновича.
В 1847 году братья Крестовниковы построили в сельце Поляна Московской губернии прядильную фабрику, перейдя, таким образом, из торговцев в промышленники; в 1853-м — стеариново-мыловаренный завод в Казани, ставший впоследствии химическим. Это предприятие было в России первым в своей отрасли.
В 1847 году у Александра Константиновича родился сын Григорий — будущий председатель Московского биржевого комитета. Он окончил естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, опубликовал в научных изданиях ряд работ по органической химии. В начале 90-х Григорий Александрович занял в Товариществе братьев Крестовниковых место председателя правления и активно взялся за руководство разнообразными делами фирмы. Каждый год он ездил в Сибирь для организации скупки бараньего сала. Эти поездки по санному пути на лошадях — Сибирской дороги тогда еще не было — дали возможность поближе познакомиться с российской действительностью того времени, убедиться, насколько плохо обстоят дела в крестьянских хозяйствах. Он стал противником общины, считая что переход к хуторскому хозяйству может способствовать подъему благосостояния в деревне.

Краткая характеристика Г. А. Крестовникова, которую даёт энциклопедия:

Крестовников Григорий Александрович (1855−1918)
— директор правления (с 1887 г.) и глава (с начала 1890-х гг.). Фабрично-торгового товарищества братьев Крестовниковых (стеариново-мыловаренный завод в Казани, правление в Москве), член правления Общества Московско-Курской железной дороги (1879−1891), основатель (в 1892 г.) и владелец Московского товарищества механических изделий (завод в Подольском уезде, правление в Москве), член правления Московско-Кавказского нефтепромышленного товарищества (1902−1912), председатель совета Московского купеческого банка (1903−1917), председатель Московского биржевого комитета (1905−1915), член Государственного совета (1906−1915), один из организаторов Торгово-промышленной партии (1905 г.), член ЦК «Союза 17 октября» (с 1906 г.)

По инициативе Григория Александровича было создано Товарищество Московского механического завода — первого в России по изготовлению ткацких станков. Это свое начинание Г. А. Крестовников считал одним из самых важных.

Примерно в это же время начинается его работа в Биржевом комитете. В 1896 году, во время Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде, он возглавляет комиссию экспертов; с 1900-го состоял председателем совета Московского купеческого банка — самого крупного финансового учреждения того времени.

Г. А. Крестовников был, несомненно, одним из самых выдающихся общественно-промышленных деятелей в дореволюционной России, занимал пост председателя Биржевого комитета в очень трудное для страны время — после первой революции. В нем не было признаков «партийности», он не боялся брать в ближайшие помощники своих политических противников и умел находить с ними общий язык по вопросам профессиональным.

В писцовых книгах Костромской губернии еще во второй половине XVII века упоминается крестьянин под кличкой «Крестовник», каковая, видимо, произошла от того, что он постоянно принимал участие в «крестных ходах». Его сыновья сохранили это прозвище, и только позднее появилась полная фамилия. Впоследствии часть семьи переселилась в Москву и другие города. Так, по преданию семьи Крестовниковых, во время осады Оренбурга Пугачевым, в 1773—1774 годах, поставщиком на гарнизон был Гаврило Крестовников.

От этого Гаврилы Крестовникова в семейство Григория Александровича, председателя биржевого Московского комитета, по наследству перешла икона, перед которой, по семейному преданию, прабабушка Григория Александровича молилась, когда Пугачев шел брать приступом Оренбург.

В Москве Крестовниковы появляются в начале XIX века. По материалам для истории московского купечества, собранным Н. А. Найденовым, они состоят в московском купечестве с 1826 года, и перечислились из города Переславля-Залесского Владимирской губернии. Но, видимо, они были в Москве и ранее, так как в библиотеке Московского биржевого комитета сохранились письма одного из Крестовниковых, повествующего о своих приключениях в Москве, занятой французами в 1812 году, и о том, как он оттуда с трудом выбрался. Сохранились также и балансы их предприятий (от 1817 года), где они участвовали с какими-то другими компаньонами. Но с конца 20-х годов они начинают действовать самостоятельно.

У Константина Косьмича Крестовникова, умершего совсем молодым около 1830 года, было семь сыновей, из которых только у старшего, Александра Константиновича, и у Владимира Константиновича были дети. Остальные умерли бездетными. Все братья первоначально участвовали в общих торговых и промышленных делах, но главное руководство было в руках Александра Константиновича.

В 1847 году братья Крестовниковы построили в сельце Поляна Московской губернии, при станции Лобная, Савельевской железной дороги, прядильную фабрику, перейдя, таким образом, из группы торговцев в промышленники. В 1853 году они же построили в Казани стеариново-мыловаренный завод. Впоследствии этот завод сделался и глицериновым, и химическим. Этим заводом до глубокой старости управлял Иосиф Константинович, который обладал большими знаниями по химии…

Этот завод был в России первым по своей специальности и, после Октябрьского переворота, стал государственным заводом по обработке жир веществ № 1.

Для характеристики одного из Крестовниковых старшего поколения я приведу интервью по поводу таможенной войны с Германией, которое появилось в газете «Новое время» в 1893 году. Вот как смотрят на дела В. и К. Крестовниковы, представители фабрично-торгового товарищества братьев Крестовниковых; фирма имеет некоторые отношения с Германией, отправляя туда глицерин и, хотя на теперешней войне не теряет пока, не выгадывает, но готова и на потери, лишь бы выйти с честью из нынешнего положения.

«Иначе нельзя, — говорил воодушевлено седой старик Крестовников, — без потерь невозможно. Потерпим, если нужно. Но чтобы из этого толк вышел, а не один только разговор. Надо характер выдержать. Достаточно раз мы подставляли наши затылки. Довольно. Пора и за свой ум взяться.

Ведь вот вы небось читали, что мы не успели объявить наши повышенные тарифы, как в Познани, если не ошибаюсь, уже некоторые фабрики закрылись. Значит уже и кранкен. И существовали, значит, они исключительно на наш счет, как чужеядные грибки и полипы, следовательно, польза нам уже есть от этой войны. Есть польза и от одного сознания, что им без нас никак нельзя, а нам без них можно.

Только мы попридержались, и уже плохо: фабрики прекратили свое действие. Ведь это замечательный факт. И невольно вспомнится тут и Петр Великий, и его дубина. Задал бы он этому покупающему познанские чемоданы, — разве мы не можем обойтись без познанских фабрик. Зачем же мы содержим за свой счет эту ораву. Нет, непременно, во что бы то ни стало, нужно выдержать характер, понести жертвы, но выйти, наконец, на свою дорогу. Что за опека. Да и зачем они нам. Мы и без ихних чемоданчиков и саквояжи- ков как-нибудь извернемся, а вот как они без нашего хлебушки будут обходиться, — вот это мы посмотрим. Хлеб ведь для близира покупается. Без хлеба обойтись трудновато. Некоторым образом можно с голоду умереть". В 1847 году Александр Константинович женился на Софии Юрьевне Милиотти, и в 1885 году у нее родился сын Григорий.

Будущий председатель Московского биржевого комитета окончил Московский университет по естественному отделению физико-математического факультета и, совместно с профессором В. В. Мордвиновым, опубликовал ряд работ по органической химии в журнале Русского физико-химического общества, и в Берлинском химическом обществе. Проработав около года, после окончания университета, на Казанском заводе своей семьи, он поступил на службу в управление Московской-Купеческой, тогда еще частной, железной дороги. В начале 90-х годов дорога была выкуплена казной, и Г. А., представляя интересы прежнего общества, вошел в соприкосновение с крупными петербургскими деятелями, как Н. А. Вышеградский, С. Ю. Витте, Поссьер и др.

В начале 90-х годов Григорий Александрович вернулся в товарищество братьев Крестовниковых, где занял место председателя правления. К этому времени братья его отца достигли уже старости и уходили на покой. Григорию Александровичу пришлось активнейшим образом взяться за руководство сложными и разносторонними делами их фирмы. Ему приходилось каждый год ездить в Сибирь для организации там скупки бараньего сала. Эти поездки, по санному пути, на лошадях — Сибирской дороги тогда еще не было — дали ему возможность хорошо познакомиться с российской действительностью того времени и, в частности, с крестьянским хозяйством и убедиться, насколько плохо обстояло дело с крестьянским скотоводством. Он стал противником общины и считал, что переход к хуторскому хозяйству может способствовать подъему благосостояния в деревне.

По инициативе Григория Александровича было создано товарищество Московского механического завода, первого в России (по времени) по изготовлению ткацких станков. Одним из самых важных начинаний Григория Александровича было создание Товарищества Московского механического завода — первого в стране, изготовлявшего ткацкие станки. В 1913 году в России было 249 920 механических ткацких станков, количество вырабатываемой для них пряжи составляло 22 миллиона пудов, ежегодное количество выпускаемых тканей — около 19 миллионов пудов.

В 1878 году Морозовы и Крестовниковы, совершая двухмесячную поездку по Западной Европе по случаю бракосочетания Григория Александровича и Юлии Тимофеевны, дочери Тимофея Саввича Морозова, посетили товарно-промышленную выставку в Париже. Их интерес к техническим новинкам был так велик, что Т. С. Морозов с сыновьями Саввой и Сергеем и А. К. Крестовников с сыном Григорием проводили на выставке целые дни — с утра до вечера.

28 мая 1896 года в Нижнем Новгороде открылась Всероссийская промышленная и художественная выставка. Купеческая «родовая» молодежь имела к этому событию прямое отношение. Савва Тимофеевич Морозов был членом комиссии по устройству выставки, председателем Ярмарочного комитета, участником съезда промышленников; Григорий Александрович Крестовников — председателем комиссии экспертов. Их деятельность высоко оценило правительство.

В 1900 году Григорий Александрович Крестовников участвовал в работе Всемирной выставки в Париже. Французское правительство наградило его орденом Почетного Легиона — высшим орденом Франции, а император Николай II пожаловал звание почетного гражданина и потомственного дворянина.
Обо всех перечисленных выше фактах говорят документы, хранящиеся в семье правнучки Григория Александровича Крестовникова — Марии Михайловны Каверзневой. Она живет в Москве, кандидат медицинских наук, сейчас на пенсии. У Марии Михайловны есть «Семейная хроника Крестовниковых», написанная в 1903 году Николаем Константиновичем, дядей Григория Александровича. Для Юлии Тимофеевны и для Григория Александровича был сделан подарочный экземпляр — к 25-летию их совместной жизни (они венчались в Москве 11 июня 1878 года). Сестра Григория Александровича Мария написала в 1882 году свои «Воспоминания»: о брате Григории, об их дружбе с семьей Морозовых, о знакомстве с Юлией Тимофеевной — будущей женой брата. Рукопись «Воспоминаний» тоже хранится у Марии Михайловны.
В «Семейной хронике Крестовниковых» есть раннее свидетельство о купеческой благотворительности. Пришедший в Москву из Переславля-Залесского основатель династии Козьма Васильевич Крестовников (1753−1814) и его дети в 1812 году пожертвовали на Отечественную войну 50 000 рублей2. Такие же суммы дали еще три представителя купечества Москвы и князь Н. Б. Юсупов. Всего в 1812 году был собран москвичами на снаряжение армии 1 миллион рублей: 500 тысяч — от дворян и еще 500 — от московского купечества, так что вклад Крестовниковых был заметным. В храме Христа Спасителя в перечне народных жертвователей в 1812 году на 28-й мраморной доске было высечено имя и Козьмы Васильевича Крестовникова.

Примерно в это время начинается и его работа в биржевом комитете, при Н. А. Найденове. В 1896 году, во время всероссийской выставки в Нижнем Новгороде, он несет трудную обязанность председателя комиссии экспертов; участвует активно в происходящем там торгово-промышленном съезде.

Г. А. Крестовников

Г. А. Крестовников был, несомненно, одним из самых выдающихся общественно-промышленных деятелей, которых знала дореволюционная Россия, и это тем более примечательно, что его активная работа на командных постах продолжалась сравнительно недолго: около десяти лет (с 1906 по 1915 год): она сводилась всего к двум моментам: председательству в Московском биржевом комитете и участию в Государственном совете по выборам от торговли и промышленности. Правда, раньше он недолго был членом Московской городской думы, участвовал в биржевом комитете, при Н. А. Найденове, но его яркая, волевая и авторитетная фигура -выявилась тогда, когда он занял пост председателя биржевого комитета. Он не ставил, кстати сказать, свою кандидатуру, он выдвигал популярное в Москве имя С. И. Четверикова, но последний сам настаивал на необходимости выбрать Крестовникова, и биржа пошла за ним. Для нового председателя задача была не легкая. Во-первых, у всех на памяти была деятельность его предшественника, двадцать пять лет с лишним сохранявшего свое звание; во-вторых, время было исключительно трудное, — Россия только что пережила первую революцию, и определить позицию торгово-промышленного класса, установить вехи, по которым ему надлежало двигаться, — было делом весьма и весьма нелегким.

Мне уже пришлось говорить, что в эту пору Москва как бы выпустила из своих рук «лидерство», не сумев, или не желая явиться центром всероссийских организаций промышленности и торговли, — то, что в скором будущем осуществил Совет съездов. Здесь я только добавлю, что ударение нужно делать на слове «не желая», так как и Крестовников, и те, на кого он опирался, — а это было громадное большинство тех, кто был связан с биржей, вовсе не стремились тогда подставлять вместо московской организации всероссийской.

Г. А. Крестовников отлично разбирался в вопросах общегосударственного значения; доказательством тому служат его речи в Государственном совете, где он был одним из ораторов, которых слушали, но в порядке организационном он отстаивал самостоятельность — можно бы сказать «самостийность» — биржевого комитета в Москве. Это ему Московская биржа обязана тем, что ее комитет до самых дней революции остался «сам по себе», — одной из самых влиятельных промышленных группировок в России.

Я не знаю, любил ли Григорий Александрович Петербург, но для меня несомненно, что он, как и многие другие московские жители, недолюбливал петербургское чиновничество и, в особенности, чиновников от промышленности. Это ярко сказывалось на его отношениях, а за ним шел и весь биржевой комитет с Советом съездов. Конечно, официально комитет входил в состав петербургских группировок: представители Москвы были на съездах, где их принимали с почетом, и всегда сажали на председательские места.

Григорий Александрович бывал и председателем съезда, или председательствующим на самых больших собраниях, а все-таки чувствовалось, что Крестовников не только «отражает» московские интересы и настроения, но и сам способствует этому противоположению одной столицы другой. И эта нарочито московская позиция Крестовникова весьма способствовала усилению и его авторитета, и его популярности. Редко кто начинал с ним спор в собрании биржевых выборных. Да надо и прибавить, что к своим председательским обязанностям Григорий Александрович относился с необычайной добросовестностью и всегда полностью знал те вопросы, которые будут обсуждаться, и мог дать все справки.

В его манере нести торгово-промышленное представительство была еще одна особенность, которая тоже немало способствовала усилению его авторитета. Я не очень знаю, интересовался ли он политикой, как таковою, но в нем не было и признаков «партийности». Он не боялся окружать себя, даже брать себе ближайшими помощниками своих политических противников. С П. П. Рябушинским, который смотрел на многие вещи совсем иначе, чем Григорий Александрович, они довольно долго вместе дружно работали, находя общий язык по вопросам профессиональным или с точки зрения общих интересов промышленности.

В его фигуре было спокойствие, величавость. Не кричал, не суетился, не «кипятился». Он не был оратор адвокатского склада, но когда он говорил, у него всегда было что сказать, и потому его внимательно слушали.

Примерно с 1900 года Григорий Александрович состоял председателем совета Московского купеческого банка. Банковской организации тогда в России еще не было, а когда она возникла, она была в Петербурге. Купеческий банк был самым крупным финансовым учреждением, и остальные банки группировались вокруг него, образовав, не формально, как бы банковский комитет. Это придавало должности председателя Совета как бы общественный характер и было впоследствии важным дополнением к роли Григория Александровича председателя биржевого комитета.

Григорий Александрович был женат на дочери Тимофея Саввича Морозова, Юлии Тимофеевне. Это усиливало его связь с московским хлопчатобумажным миром, который считал его своим.

Дети Григория Александровича и Сергея Владимировича продолжали жизнь семьи в ее старых традициях.

Имение Загорье, относившееся тогда к Сухановской волости Московской губернии, было оформлено на имя Юлии Тимофеевны. Так было принято в России в конце XIX века — оформлять дома, особняки, дачи на имя жен домовладельцев. В Загорье были также дачи братьев отца Григория Александровича. Юлия Тимофеевна была известна своей благотворительностью. Она — попечительница Симоновской школы рукоделия на Арбате, основанной ее дедушкой Симоновым — отцом матери. В школе, которая закрылась в 1917 году, в течение четырех лет обучали детей портновскому делу, ученицы жили в интернате. Юлия Тимофеевна — член попечительского совета о бедных Хитрова рынка, она руководила строительством всех учреждений Москвы, созданных на морозовские деньги7. На деньги Юлии Тимофеевны были построены третий корпус Старо-Екатерининской больницы — в память о рано умершей младшей дочери Алевтине — и родильный дом имени Саввы Морозова при этой же больнице — в память о брате.
В Загорье, заботясь о большой семье, тяжело больная Юлия Тимофеевна в 1897 году покупает участок земли у госпожи Масловой возле деревни Потапово, в двух верстах от села Суханова, и жертвует этот участок уездному земству для устройства лечебницы. В том же году лечебница была освящена и открыта. Она работала очень долго, ее помнят старожилы.

На полном содержании Юлии Тимофеевны и Григория Александровича была церковноприходская школа, хотя церкви в Загорье не было, поскольку все селение состояло из 26 изб. Но 29 мужчин и 16 женщин Загорья были грамотными8.
Загорье благоустроилось при Крестовниковых. В центре стоял колодец, возле него — беседка, скамеечки. Деревня утопала в зелени садов и огородов, здесь были плодородные земли, отсюда везли овощи в магазины и на рынки Москвы. Крестовниковы не хотели, чтобы железная дорога, строящаяся от Павельца к Москве, проходила через земли Загорья, возможно, они откупились и «чугунка» проследовала от Булатникова. От Загорья до Царицына Крестовниковы построили шоссе, названное в их честь Крестовниковским: от современной улицы Липецкой до Третьей Радиальной; начальный участок дороги не сохранился.
Крестовниковы прожили в Загорье до революции, в 1918 году их имущество было национализировано. В 20 — 30-е годы сюда перевели экспериментальную базу плодово-ягодной станции. В двухэтажном доме Крестовниковых в 1919 году была открыта школа, просуществовавшая до 1973 года, когда Загорье вошло в черту Москвы, и его поглотила массовая застройка. Двухэтажный дом мог бы стоять еще не один десяток лет, был он построен добротно, красиво, с чугунными винтовыми лестницами. Его называли «Теремок», старожилы его помнят. Помнят они и добрую барыню «Крестониху», которая давала, например, деньги на постройку дома многодетной семье, оставшейся в 1905 году без кормильца, убитого во время беспорядков в Москве.

Я хочу рассказать об одной из фабрик, основанной промышленниками Крестовниковыми:

Хлопкопрядильная фабрика «Красная Поляна» — одно из старейших предприятий текстильной промышленности. Традиционно утвердившейся датой основания предприятия считается 15 августа 1850 года, и связана с фирмой «А. Крестовников с племянниками».

В 1851 году фирма переименована: — «Братья Крестовниковы»; в 1855 г. — «Братья Крестовниковы и К»; в 1871 г. образовано «Фабрично-торговое Товарищество Братьев Крестовниковых на паях».

Прядильная фабрика в Поляне начала строиться в 1849 году и в 1850 году в первой половине августа была пущена в ход. Фабрика состояла из двух этажного кирпичного корпуса с пыльным подвалом, и оснащена была оборудованием английских фирм Говард-Булло, Плат и Тейлор-Ланг и паровой машиной на 20 лошадиных сил. Мощность составляла 6000 веретен.

В последующие годы идет постоянное расширение производства за счет строительства новых корпусов производственного и вспомогательного значения.
1912 год — постройка последнего 4-х этажного фабричного корпуса (теперь корпус № 4).
К 1917 году Полянская бумагопрядильная фабрика выпускала в сутки 12 тон пряжи низких и средних номеров. Хлопок перерабатывался в основном американский.

20 июля 1940 года, коллектив фабрики указом президиума Верховного Совета СССР награждается за высокие производственные показатели, правительственной наградой — Орденом Трудового Красного Знамени.

За 150 лет предприятие прошло многие этапы своего развития:
— в год Октябрьской революции — национализацию фабрики.
— в 1920 году фабрика была передана Московскому тресту трикотажной промышленности.
В годы Великой Отечественной войны — разрухи и голода — сотни тружеников фабрики ушли на фронт, 423 из них отдали свои жизни за независимость Родины.
Несмотря на все величайшие потрясения и трудности, выпавшие на долю россиян и коллектив фабрики, предприятие постоянно оснащалось современным оборудованием и наращивало мощности по выпуску хлопчатобумажной пряжи.

Вот таким был род одних из самых выдающихся промышленников того времени.

Список литературы:

1. Бурышкин П. А. Москва купеческая. М., 1991. С. 180.
2. Крестовников Н. К. Семейная хроника Крестовниковых. М., 1903. Кн.1. С. 25.
3. Петров Ю. А. Династия Рябушинских. М., 1997. С. 96.
4. Бурышкин П. А. Указ. соч. С. 182.
5. Морозова Т. П., Поткина И. В. Савва Морозов. М., 1998. С. 82.
6. Крестовников Н. К. Указ. соч. С. 125.
7. ЦИАМ. Ф. 342, оп. 6, д. 71. Ульянова Г. Н. Женщины семьи Морозовых. С. 119.
8. Московская губерния по местному обследованию 1899−1900 гг. М., 1904. Т.1. Вып.3. С. 236−237.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой