Лингвокультурное исследование фразеологизмов времени в русском и английском языках

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КАФЕДРА ТЕОРИИ ЯЗЫКА И ПЕРЕВОДА

ЛИНГВОКУЛЬТУРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ ВРЕМЕНИ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Содержание

Введение…3

Глава 1. Теоретическое основание изучения лингвокультурного аспекта ФЕ, выражающих время… … 6

1.1. Категория времени как объект научного анализа… 6

1.1.1. Подходы в изучении времени в философии… 6

1.1.2. Категория времени в культурологи… 8

1.1.3. Категория времени в лингвистике… 10

1.2. ФЕ как национально — специфические единицы языка

1.2.1. Понятие ФЕ… 11

1.2.2. Внутренняя форма ФЕ… … 12

1.2.3. Национально — культурная специфика во фразеологии… 13

Выводы по первой главе… 20

Глава 2. Лингвокультурный анализ ФЕ времени в русском и английском языках… …23

2.1. Семантический анализ ФЕ

1. ФСГ, отражающие понятие «рано — поздно»… 25

2. ФСГ — «давно — недавно»… 27

3. ФСГ — «прошлое — будущее»… …28

4. ФСГ — «всегда — никогда»… 29

5. ФСГ — «сейчас — потом»… 31

6. ФСГ — «своевременность — несвоевременность»… … 32

7. ФСГ — «долго — недолго»… 34

8. ФСГ- «быстро — медленно»… …34

9. ФСГ- «постоянно, часто — редко, иногда»… 37

2.2. Семантический анализ идиом с образной составляющей…

Выводы по второй главе…

Заключение… … 38

Библиография… … 39

Введение

Настоящее исследование посвящено изучению лингвокультурного аспекта ФЕ, выражающих время в русской и английской культурах.

Время — одно их основных категорий человеческого бытия и является понятием философским. Категория времени является объектом научного анализа различных наук: философии, лингвистики, лингвокультурологии и т. д.

Большинство философов рассматривают время как субъективный феномен. Яркая характеристика психологического времени — существование его в виде психологической временной перспективы, где прошлое время представлено памятью. Настоящее — созерцанием, а будущее — воображением — выделяется практически всеми авторами. Считается, что сущность времени можно раскрыть лишь в отношении его к человеку и поэтому время является некой формой «интуиции», которая соответствует внутреннему чувству. Так как объективного объяснения категории времени нет, оно интерпретируется субъективно. Субъективная оценка времени базируется на эмоциях и чувствах, которые непрерывно меняются, поэтому время может протекать быстро или медленно, останавливаться или менять свое направление.

Восприятие времени по-разному отражается в разных лингвокультурах, так как в современной цивилизации прослеживается деление культур на полихронные (акцентируется внимание на общение с людьми, налаживание связей, семью) и монохронные (акцент на задачу, работу с формальными данными, индивидуальные достижения).

Время представляет собой форму существования материи, с помощью которой человек постигает мир. Именно фразеологизмы навязывают носителям языка особое видение мира, ситуации. Фразеологические единицы возникают для того, чтобы описывать мир, интерпретировать, оценивать и выражать к нему субъективное отношение.

В нашем исследовании предпринята попытка лингвокультурного описания русских и английских фразеологических единиц, отражающих время.

Объектом данного исследования является выражение времени в английской и русской лингвокультурах.

Предмет анализа составляют английские и русские фразеологические единицы (ФЕ), выражающие время.

Актуальность выбранной темы определяется тем, что данное исследование находится в русле наиболее востребованных направлений лингвистики и социально-гуманитарного знания. В фокусе внимания современного языкознания — пограничные темы, связанные с понятиями, имеющими выход в другие науки. Лингвокультурология — одна из наиболее активно развивающихся отраслей лингвистики, которая изучает связь языка и культуры. Многими теориями и научными школами время признается одной из базовых культурных универсалий. Восприятие и отражение времени по — разному осуществляется в разных культурах и, соответственно, по — разному отображается в системе языка и во фразеологии в частности.

Целью данной работы является описание особенностей выражения времени во фразеологизмах в русской и английской лингвокультурах.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

1) рассмотреть научные подходы к категории времени;

2) рассмотреть структуру организации значения ФЕ и уточнить место внутренней формы ФЕ в отражении категории времени;

3) отобрать и проанализировать фразеологический материал в английском и русском языках;

4) сопоставить фразеологизмы времени и выявить сходства и различия темпоральных образов в контексте английской и русской лингвокультур.

5) Провести семантический анализ идиом с образной составляющей.

Материалом исследования послужили 140 русских и 200 английских фразеологических единиц, отобранных из фразеологических словарей — А. В. Кунина, Д. И. Квеселевича, С. И Лубенской, А. И. Алехиной.

В соответствии с поставленными целями и задачами исследования в качестве основных методов анализа использовались метод сплошной выборки, семантический анализ и лингвокультурный анализ.

Научная новизна настоящей работы заключается в лингвокультурном анализе фразеологических единиц, отражающих время применительно к английской и русской лингвокультурам.

Теоретическая значимость данной работы заключается в обосновании понятия времени во фразеологии как категории лингвокультурологии, в проведении сопоставительного анализа фразеологизмов внутри семантического поля времени и выявлении соотношения универсальных и культурно-специфических характеристик «времени».

Практическая значимость данной работы определяется возможностью применения ее результатов в разработке общих и специальных курсов по межкультурной коммуникации, фразеологии, а также на практических занятиях по английскому и русскому языку.

Структура работы: дипломное сочинение состоит из введения, двух глав и заключения.

Первая глава посвящена рассмотрению времени как объекта научного анализа философии, культурологии и лингвистики, рассмотрению понятия фразеологической единицы, внутренней формы фразеологизмов и национально-культурной специфики во фразеологии.

Во второй главе реализуются задачи в определении лингвокультурного подхода в исследовании ФЕ и проводится сопоставительный анализ фразеологизмов английского и русского языков, описывающих время, а также семантический анализ идиом с образной составляющей обоих языков.

Глава I

Теоретическое основание изучения лингвокультурного аспекта ФЕ, выражающих время

1.1. Категория времени как объект научного анализа

1.1.1. Подходы в изучении времени в философии

Время является одной из основных форм бытия, и как фундаментальная категория философии вызывает интерес различных исследователей к ее изучению в силу того, что она представляет собой форму существования материи, с помощью которой человек постигает мир.

В различные времена и по сей день, существуют различные подходы к описанию и осмыслению категории времени в философии, и, поэтому мы рассмотрим динамику взглядов зарубежных и отечественных исследователей.

Категория времени как объект научного анализа рассматривается различными науками: философией, лингвистикой, культурологией.

В философии время рассматривали такие ученые, как Аристотель, Аврелий, Исаак Ньютон, Иммануил Кант, Эдмунд Гуссерль и т. д.

Первым философом, систематически разрабатывавшим категорию времени традиционно считается Аристотель, задается связями понятия времени с понятиями существования и движения. Им время определяется как «число движения по отношению к предыдущему и последующему». Вопрос о существовании времени, согласно Аристотелю, парадоксален, поскольку прошлого уже нет, будущее еще не наступило, а «теперь» является не частью времени, а скорее границей между прошлым и будущим. Концепция Аристотеля характеризуется как реляционная (время задано через последовательность событий, связь предыдущего и последующего) и динамическая (поскольку прошлые и будущие события не существуют, а происходит непрерывное становление).

Значительный вклад в этот процесс осмысления категории времени в контексте классической античной философии внес один из отцов церкви Аврелий Августин (354−430 гг. н.э.). Однако именно при обсуждении времени Августин опирается в значительной степени и на труды Аристотеля. Им для существования Бога принимается статическая концепция времени, а для существования человека — динамическая. С одной стороны, обсуждая вопрос о «начале времен», сотворении мира, Августин утверждает существование времени и в мире вещей: время есть отношение порядка между вещами, выражающееся в их следовании друг за другом через момент настоящего. Время представлено совокупностью событий, первое из которых — сотворение мира, последнее -- страшный суд. Время связано с движением, но не совпадает ни с ним, ни с движущимся. С другой стороны, Августин приходит к выводу, что прошлое и будущее всё же существуют, но существуют они только для души, в сознании человека, и пишет, что в собственном смысле надо было бы вести речь о трех временах: настоящее прошлого, настоящее настоящего, настоящее будущего [Августин].

Кант рассматривал время и пространство как априорные формы чувственного созерцания, изначально присущие человеческому восприятию. Пространство — априорная форма внешнего чувства, время — априорная форма внутреннего чувства. Время — общее условие возможности всех явлений, необходимое представление, лежащее в основе всех созерцаний. Поскольку время понимается как средство структурирования познания, оно выступает и как средство описания сознания [Кант].

Итак, по итогам рассмотрения развития категории времени в истории философии, мы приходим к тому, что большинство философов рассматривают время как субъективный феномен и сходятся во мнении о том, что, сущность времени можно раскрыть лишь в отношении его к человеку и поэтому время является формой «интуиции», соответствующей нашему внутреннему чувству.

В.И. Филлипов в своей книге «Философия и методология науки» утверждает, что философия и методология науки в представлениях о времени стали исходить из предположения, что, время есть некоторая функция изменений, происходящих в физических объектах [Филлипов 2003].

Необходимо разграничивать количественные и качественные свойства времени. К первым относятся те свойства времени, которые можно измерить с помощью часов. По сравнению с метрическими свойствами, качественные свойства времени более фундаментальны, то есть они не зависят от способа измерения и остаются неизменными. К основным качественным свойствам времен и большинство исследователей относят:

· равномерность: время течет в реальности, не ускоряясь и не замедляясь;

· однонаправленность: время течет из прошлого в будущее;

· линейность: течение времени не пересекается с самим собой;

· необратимость: время необратимо;

· связь с причинностью: процессу развития присуща связь времен;

· неизменность прошлого и возможность корректировки будущего;

· локальность: время всегда соотнесено с определенным моментом;

· связь с движением: время не статично, движение есть форма существования материи [Кравченко 1996: 160].

Как показывает анализ, в различные времена использовались разнообразные подходы и концепции в категоризации времени и его свойств. Но, несмотря на общепринятые качественные свойства времени, отношение к этой категории различно у представителей разных культур.

1.1.2. Категория времени в культурологии

Различные культуры обнаруживают различную временную ориентацию, которая хранится в системе мышления представителей этих культур. Культурология традиционно разделяет монохронные и полихронные культуры, и в основе такого разделения лежит наблюдение за тем, как жители разных стран относятся ко времени [Холл, 1983].

Представители монохронных культур (Запад. Европы и США) склонны планировать время заранее, располагая дела одно за другим. Истоки пунктуальности швейцарцев, немцев, шведов, американцев и других народов, «озабоченных временем», нужно искать в религиозной трудовой этике. В протестантской Европе, а также у старообрядцев России, труд был частью религиозного служения, а деловой успех — знаком глубокой личной связи с Богом, призвания (отсюда немецкое der Beruf, «профессия»). Было распространено представление о том, что время — это капитал, предоставленный Богом человеку для того, чтобы тот правильно его «вложил». Эта подоплека западного отношения ко времени чувствуется до сих пор.

Представителями полихронных культур (страны Южной Европы, Латинской Америки, Африки и арабского востока) дела планируются как набор возможностей и никогда не выполняются в строгой последовательности.

Полихронные культуры ориентированы на общение с людьми, налаживание связей, на семью, а монохронные культуры оринтированы на задачу, работу с формальными данными, на индивидуальные достижения. Россия принадлежит к числу стран, где полихронная (полиактивная) деловая культура преобладает: на этой шкале мы оказываемся где-то между чилийцами, португальцами и полинезийцами. Как правило, моноактивные культуры очень чувствительны к времени, даже одержимы им. Еще бы, ведь в одно время может быть только одно дело! Время ограничено, а планов много.

Распространение западных стандартов по миру привело к тому, что монохронное (линейно-активное) отношение к времени стало своего рода идеалом для менеджеров в традиционно полихронных культурах. По данным опроса конца 1980-х, например, в Бразилии, Мавритании и Южной Корее принцип время-деньги «на словах» выражен даже сильнее, чем в Западной Европе.

Любой лозунг, манифест, дефиниция, термин имеет внутри себя определенную временную перспективу; выражая систему мышления, связанную с позицией данного мыслящего субъекта, любая дефиниция скрывает (но не всегда явно) находящуюся за этой системой мышления временную ориентацию.

В концепции времени воплощается рефлексия эпохи и деятельности, интерпретация сложившейся культуры, ритм социального времени. Все эти моменты находят свое отражение в языке.

1.1.3. Категория времени в лингвистике

В рамках лингвистики можно говорить о глагольном выражении времени. Время — грамматическая категория, значения которой характеризуют временную ответственность (временную референцию) ситуации, описываемой предложением. Мозг человека — это чувствительнейший детектор времени.

Грамматическая категория времени (tense), как правило, соотносится в лингвистике с общенаучным понятием времени (time), в котором дихотомически противопоставлены прошлое и настоящее. Значительную часть естественных языков составляют языки с трехчленным грамматическим противопоставлением «настоящее — прошедшее — будущее». К этому типу относятся, в частности, германские, романские и славянские языки. Категория времени обнаруживает разнообразные связи с другими категориями — в первую очередь, с категорией вида, описывающей внутреннюю темпоральную структуру ситуации.

Лингвистическое время имеет синхронный и диасинхронный аспекты в соответствии с синхронным и диасинхронным аспектами представления языка и объективными физическими категориями одновременности и последовательности событий. Оно включает в себя грамматическое (морфологическое, синтактическое), лексическое и контекстуальное время.

Одно из средств выражения темпоральности — дейксис. Дейксис — использование языковых выражений и других знаков, которые могут быть проинтегрированы лишь при помощи обращения к физическим координатам коммуникативного акта — его участникам, его месту и времени. Дейктические значения и дейктические элементы представляют собой один из фундаментальных и универсальных элементов человеческого языка.

Моделирование времени в языке непосредственно связано со множественностью моделей времени, присутствующих в обыденном сознании людей и отраженных в языке времени. Такие модели можно подразделить на те, в которых главной фигурой является человек и такие, которые ориентированы на само время [Арутюнова, 1999]. Категория времени первоначально оформляется в «наивной» картине мира, т.к. не существует объективной научной теории о времени. «Наивное» представление о времени отражается во фразеологическом фонде языке. Так как предметом данного исследования являются фразеологизмы как носители культурно-исторического опыта, следует рассмотреть, что такое фразеологизм.

1.2. ФЕ как национально — специфические единицы языка

1.2.1. Понятие фразеологической единицы

В современной лингвистике четко наметилось два направления исследований. Первое направление исходной точкой имеет признание того, что фразеологизм — это такая единица языка, которая состоит из слов, то есть по природе своей словосочетание. При этом одни ученые высказывают мысль, что объектом фразеологии являются все реально возможные в данном языке конкретные словосочетания, независимо от качественных различий между ними. Так, например, Копыленко говорит следующее: «Фразеология охватывает все сочетания лексем, существующие в данном языке, в том числе и так называемые «свободные» словосочетания [Копыленко, 1972: 81]. С другой стороны объектом фразеологии в границах этого направления признаются только некоторые разряды и группы словосочетаний, которые выделяются из всех возможных в речи особым своеобразием. В зависимости от того, какие признаки принимаются в расчет при выделении таких словосочетаний, и определяется состав подобных единиц в языке. Только эти «особые» словосочетания и могут быть названы фразеологизмами. Несмотря на условность понятий и связанное с этим разграничение, обычно говорят, что фразеология может быть представлена:

1) как фразеология языка в «широком» смысле слова, включающая в свой состав и словосочетания, переосмысленные полностью, и словосочетания, в которых есть не переосмысленные слова-компоненты. Примером такого «широкого» понимания объема и состава фразеологии может служить точка зрения В. Л. Архангельского, О. С. Ахмановой, Н. М. Шанского.

2) как фразеология русского языка в «узком» смысле слова, включающая в свой состав только словосочетания, переосмысленные до конца. К числу работ, отражающих такое понимание объема и состава фразеологии русского языка, относятся, например, статьи В. П. Жукова. В обоих случаях словный характер фразеологизма, как и лексемный характер компонентов его не ставится под сомнение этими учеными. Фразеологизм рекомендуют рассматривать как контаминацию признаков слова и словосочетания, подчеркивается омонимичность фразеологизма и соотносимого с ним по структуре словосочетания.

Второе направление в русской фразеологии исходит из того, что фразеологизм — это не словосочетание (ни по форме, ни по содержанию), это единица языка, которая состоит не из слов. Объектом фразеологии являются выражения, которые лишь генетическая суть словосочетания. «Они разложимы лишь этимологически, то есть вне системы современного языка, в историческом плане» [Ларин, 1956: 202]. Эти выражения противопоставляются словосочетаниям, не омонимичными, так как качественно отличаются от них. Основным в изучении фразеологизма делается не смысловая и формальная характеристика компонентов, его образующих, и не связей между компонентами, а самого фразеологизма в целом, как единицы языка, имеющей определённую форму, содержание и особенности употребления в речи. Состав фразеологии образуется из категориально однотипных единиц. История и этимология каждого фразеологизма изучается в не прямолинейной зависимости от неких «универсальных» схем переосмысления словосочетаний, от степени семантической слитности компонентов и от степени десемантизации слов в словосочетаниях.

Итак, «фразеологизм — это устойчивое сочетание слов с осложненной семантикой, не образующихся по порождающим структурно-семантическим моделям переменных сочетаний» [Кунин, 1986: 5], то есть это устойчивое выражение или сочетание слов, которое вносится в речь в готовом виде и не может употребляться в самостоятельном значении.

Под устойчивостью ФЕ понимается мера, степень семантической слитности, неразложимости компонентов. По мнению Жукова устойчивость, по крайней мере, в семантическом плане, органически связана с идиоматичностью, то есть со смысловой неразложимостью фразеологизма. Устойчивость — это степень, мера семантической неразложимости компонентов внутри того или иного фразеологизма. Она является формой проявления идиоматичности применительно к конкретно данному фразеологизму. Иными словами, устойчивость — это мера идиоматичности [Жуков, 1978].

Над проблемой ФЕ работали многие научные деятели. Родоначальником теории фразеологии считается швейцарский лингвист Шарль Балли, впервые опеделивший фразеологию как самостоятельный раздел лексикологии. Был предложен целый ряд классификаций ФЕ. В зависимости от того, насколько стираются номинативные значения компонентов фразеологизма, насколько сильно в них переносное значение, В. В. Виноградов и делит их на три типа: фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания [Виноградов, 1947]. Кунин выделяет идиоматизмы, фразеоматизмы и идиофразеоматизмы [Кунин, 1986]. Амосова делит все ФЕ на фраземы и идиомы [Амосова, 1963].

1.2.2. Внутренняя форма ФЕ

Общеизвестно, что понятием «внутренняя форма» наша наука обязана лингвистической концепции В. фон Гумбольта, который считает внутреннюю форму явлением многогранным, вытекающим из духа народа или национальной духовной силы. Подобное определение внутренней формы получило в дальнейшем различные толкования. Прежде всего, возникло противопоставление внутренней формы языка внутренней форме языковых единиц, причем внутренняя форма языковых единиц понимается резными лингвистами по-разному. Одни ученые [Потебня, 1958; Гвоздарев, 1977] определяют внутреннюю форму как ближайшее этимологическое значение языковых единиц, другие [Гак, 1977] считают внутренней формой «контрастный признак, связывающий название с его источником» [Гак, 1977: 46]. По словам В. В. Виноградова, «внутренняя форма слова, образ, лежащий в основе значения и употребления слова, может уменьшиться только на фоне той материальной и духовной культуры, той системы языка, в контексте которой возникло или преобразовалось данное слово или сочетание слов» [Виноградов, 1972: 17−18].

Под внутренней формой фразеологической единицы принято понимать «…диахроническую связь фразеологического значения оборота и его этимологию"[Кунин, 1974: 42].

Структура фразеологизма имеет план содержания и план выражения. План содержания — образ, хранящийся в памяти и составляющий внутреннюю форму (ВФ) фразеологизма. А план выражения — «акустически — графический «след» фразеологизма, отраженный в сознании. Фразеологизм возникает вместе с некоторой ситуацией. За ней закрепляется содержание, которое затем переосмысливается, то есть формируется образ ФЕ на основе первичных значений слов в прототипной ситуации. Именно эти первичные слова оставляют в образе свой след (план выражения). Так возникает внутренняя форма, в которой содержится основная информация [Прохорова, 1986. Внутренняя форма делает значение слова мотивированным, но эта обусловленность не является полной. А. А. Потебня, который ввел понятие «внутренняя форма» в отечественную лингвистику в 1982, определяет ВФ как ближайшее этимологическое значение. Таким образом, ВФ — это осознаваемый говорящим способ выражения значения в слове, который в разных языках представлен по — разному [Потебня, 2000].

Согласно В. А. Масловой, сначала в мире возникает некая прототипная ситуация, то есть ситуация, соответствующая буквальному значению фразеологизма, например, человек, поскользнувшись, сел на калошу. За ней закрепляется содержание, которое затем переосмысливается, то есть формируется образ фразеологической единицы на основе первичных значений слов в прототипной ситуации. Именно эти первичные слова оставляют в образе свой след. Так возникает внутренняя форма (ВФ), в которой и содержится основная информация, связанная с культурой. Культурную информацию можно получить из ВФ фразеологизма, ибо в ней наличествуют «следы» культуры — мифы, архетипы, обычаи и традиции, отраженные исторические события и элементы материальной культуры [Маслова, 2004: 87].

Итак, внутренняя форма направлена на воссоздание некоторой существенной связи для цели вторичной номинации или передачи системы связей (целостной ситуации), она также способствует возникновению в сознании ассоциативных связей. Кроме того, типизированная ситуация, выражаемая внутренней формой, несет в себе «определенную целостную ориентацию, закрепленную за ней над индивидуальным сознанием предшествующих поколений, выработанную общественной практикой в процессе исторического развития данного общества» [Латина, 1991: 137]. Внутренняя форма — явление многогранное, вытекающее из духа народа или национальной духовной силы.

1.2. 3. Национально-культурная специфика во фразеологии

Тема национально-культурной специфики является достаточно традиционной для исследований в области фразеологии. На протяжении многих лет в работах по фразеологии (в особенности, если они выполнялись в рамках традиционного языкознания) утверждалось, что ФЕ представляют собой национально — специфические единицы языка, аккумулирующие культурный потенциал народа. Эта тема изучалась такими учеными, как Вежбицкая, Телия, Маслова, Добровольский и т. д. Вежбицкая, 1996; Телия, 1996; Маслова, 2004; Добровольский, 1997].

В.Н. Телия пишет, что фразеологический состав языка «зеркало», в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание, именно фразеологизмы навязывают носителям языка особое видение мира, ситуаций.

Разные языковые сообщества, пользуясь разными инструментами концептообразования, формируют различные картины мира, являющиеся по сути основанием национальных культур.

В.А. Маслова отмечает, что истинными хранителями культуры являются тексты. Не язык, а текст отображает духовный мир человека. Именно текст напрямую связан с культурой, ибо он пронизан множеством культурных кодов, именно текст хранит информацию об истории, этнографии, национальной психологии, национальном поведении, то есть обо всем, что составляет содержание культуры. Текст — набор специфических сигналов, которые автоматически вызывают у читателя, воспитанного в традициях данной культуры, не только непосредственные ассо-циации, но и большое количество косвенных. В свою очередь, правила построения текста зависят от контекста культуры, в котором он возникает. Текст созидается из языковых единиц низших уровней, которые при соответствующем подборе могут усилить культурный сигнал. Именно такими единицами в первую очередь и являются фразеологизмы [Маслова, 2004].

В.А. Маслова считает, что: «фразеологические единицы (ФЕ), отражая в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы» [Маслова, 2004: 82].

При рассмотрении фразеологии Маслова выдвинула следу-ющие гипотезы:

1. в большинстве фразеологизмов есть «следы» национальной культуры, которые должны быть выявлены;

2. культурная информация хранится во внутренней форме ФЕ, которая, являясь образным представлением о мире, придает фразеологизму культурно-национальный колорит;

3. главное при выявлении культурно-национальной специфики — вскрыть культурно-национальную коннотацию.

«Фразеология есть фрагмент языковой картины мира. Фразеологические единицы всегда обращены на субъекта, то есть возникают они не столько для того, чтобы описывать мир, сколько для того, чтобы его интерпретировать, оценивать и выражать к нему субъективное отношение» [Маслова, 2004: 84].

При исследовании национальной специфики Д. О. Добровольский выделяет два подхода. Первый подход называется сравнительным, при котором национально-культурная специфика одного языка определяется относительно другого языка. Второй подход — интроспективный, при котором национальная специфика языка рассматривается глазами его носителей, то есть производится самоанализ, самонаблюдение [Добровольский, 1996].

При сравнительном подходе специфичными признаются все факты языка 1 относительно языка 2, которые представляются нетривиальными с точки зрения традиционной народной культуры из перспективы языка 2 (и соответствующей культуры). При этом не является важным то обстоятельство, что многие из выделяемых в качестве специфических фактов могут иметь место и в других языках (культурах).

Интроспективный подход основан на представлении о наличии «имманентных» национально-культурных характеристик безотносительно к специфике других языков и культур. Задача исследования формулируется как поиск ответа на вопрос, в чем состоит национальная специфика языка 1 глазами его носителей. Наиболее адекватными исследовательскими приемами в этом случае представляются опрос информантов и различные тесты, направленные на выяснение отношения носителей языка к соответствующим лингвистическим фактам. Так, например, сигналом наличия «имманентной» национальной специфики может быть мнение о неуместности данного высказывания в устах иностранца. При сравнительном анализе одним из важнейших критериев оказывается возводимость установленных межъязыковых различий к специфике соответствующих культур, в то время как интроспективный подход предполагает обращение к интуиции носителей языка, характеризующих некоторые явления как свои и только свои, то есть сугубо национальные. Явления, отобранные в качестве специфических на основе сравнительного подхода, могут не только не совпадать с кругом явлений, выделенных на основе интроспективного подхода, но даже не иметь с ним точек соприкосновения [Добровольский, 1996].

В нашем исследовании мы также будем опираться на первый подход.

Весьма важным компонентом во фразеологизмах является культурная коннотация. Культурная коннотация фразеологизмов определяется ценностями определенной культуры. Это то, что является специфичным для отдельной нации, культуры. Культурная коннотация возникает как результат интерпретации ассоциативно- образного основания ФЕ через соотнесение его с культурно-национальными стереотипами [Маслова, 2001: 55], в результате чего мы и раскрываем их культурно-национальный смысл и характер ФЕ, конструирующие время и характеризуемые, в зависимости от культурной ценности, как положительные и отрицательные, конструируются в языке с определенной коннотацией. Например, фразеологизм to toil and moil, где «toil» часто имеет отрицательную коннотацию и ассоциируется с чем-то долгим, медленным, растянутым во времени, и имеет русский эквивалент «тянуть лямку». Таким образом, именно культурная коннотация придает культурно — значимую маркированность ФЕ и даже всему тексту. Средствами передачи этой культурной коннотации, по мнению А. Вежбицкой являются ключевые слова, которые находятся в ценре фразеологизма. Формируя определенные, центральные для некоторой области культуры, свойства и функционируя в данном качестве во фразеологизме, ключевые слова «могут привести нас в сердцевину целого комплекса культурных ценностей и установок» [Вежбицкая, 2001: 38]. Анализируя вышесказанное, мы приходим к тому, что фразеологизмы являются носителями культурно-национальной информации. ФЕ сохраняют и воспроизводят менталитет народа, его культуру.

Так как фразеологизм связан со стереотипом, то именно фразеологизм является средством выражения этого стереотипа, который связан с определенным представлением или образом, выраженном в данном фразеологизме. В когнитивной лингвистике и этнолингвистике термин стереотип относят к содержательной стороне языка и культуры, то есть понимается как ментальный стереотип, который соотносится с языковой картиной мира. Так, у Е. Бартминского языковая картина мира и языковой стереотип относятся как часть и целое, и языковой стереотип понимается как «суждение или несколько суждений, относящихся к определенному объекту внеязыкового мира, субъективно детерминированное представление предмета, в котором сосуществуют описательные и оценочные признаки и которое является результатом истолкования действительности в рамках социально-выработанных познавательных моделей» [Маслова, 2001: 58]. Языковой стереотип — это не только суждение или несколько суждений, но и любое устойчивое выражение, состоящее из нескольких слов, например, Indian summer — бабье лето, а whole hour — битый час. Употребление таких стереотипов облегчает и упрощает общение, экономя силы коммуникантов. Кроме того, они отражают в своей семантике долгий процесс развития культуры народа, передают национальный характер, исторический и культурный колорит. Мы многое можем узнать о быте, менталитете народа, исходя из внутренней формы лингвистической единицы. То есть ФЕ формируется через стереотип. Но может происходить и обратный процесс, когда стереотип формируется посредством ФЕ. Например, возьмем фразеологизм «горбатого могила исправит». Воспринимая данную структуру, в нашем сознании формируется стереотип, что плохого человека уже не переделаешь, он никогда не исправится.

Интерпретируя ФЕ на базе соотношения их образных восприятий со стереотипами, отражающими народный менталитет, мы тем самым раскрываем их культурно-национальный смысл и характер, что и является содержанием национально-культурной коннотации.

Таким образом, отражение стереотипов во фразеологии выражено очень ярко, так как только сообща, соотнося образы с понятиями, смыслом, мы можем выявить культурно-национальную значимость выражения

Выводы по первой главе

Традиционно в философии время выступает в качестве объективной и всеобщей формы существования движущейся материи, внутренне присущей ей.

Анализ представлений разных философов о времени показал, что сущность времени можно раскрыть лишь в отношении его к человеку, и поэтому время — форма «интуиции», соответствующая нашему внутреннему чувству. Субъективная оценка времени основана на эмоциях и чувствах, которые непрерывно меняются; значит, время может идти медленно или быстро, останавливаться или менять свое направление.

Так как восприятие и конструирование времени по-разному осуществляется в разных культурах, то в современной цивилизации культуры делятся на «восточную» и «западную», полихронную и монохронную соответственно. Эти две культуры по-разному относятся ко времени. Полихронные культуры ориентированы на общение с людьми, налаживание связей, семью, а монохронные — на задачу, работу с формальными данными, личные достижения.

Одна из главных проблем европейской культуры — наилучшее использование времени. Человеческая деятельность является целенаправленной, то есть соотнесенной с будущим. Таким образом, объективность времени, содержащаяся в социальных действиях, неотделима от его восприятия и концептуализации. Мало найдется других показателей, которые в такой же степени характеризовали бы ее сущность как понимание времени.

«Время» же в лингвистике — грамматическая категория, значения которой характеризуют временную отнесенность ситуации, описываемой предложением.

Категория времени первоначально оформляется в «наивной» картине мира, так как не существует объективной научной теории о времени. «Наивное» представление о времени отражается во фразеологическом фонде языка. Согласно Кунину, фразеологизм — это устойчивое выражение или сочетание слов, которое вносится в речь в готовом виде и не может употребляться в самостоятельном значении. Важным компонентом ФЕ является ее внутренняя форма (ВФ). Согласно Потебня, ВФ — ближайшее этимологическое значение или осознаваемый говорящим способ выражения значения в слове, который в разных языках представлен по-разному. При помощи ВФ фразеологизмов выявляются черты сходства и различия в идентификации времени в английской и русской культурах.

Так как фразеологизм связан со стереотипом (образом, лежащим в основе индивидуального и общественного сознания), то именно фразеологизм является средством выражения этого стереотипа, который связан с определенным представлением или образом, выраженном в данном фразеологизме.

В рамках нашего исследования мы придерживаемся точки зрения Д. О. Добровольского, который предлагает сравнительный подход, при котором национально-культурная специфика одного языка определяется относительно другого языка, и интроспективный, при котором национальная специфика языка рассматривается глазами его носителей [Добровольский, 1996].

Глава 2

Лингвокультурный анализ ФЕ, отражающих понятие «времени» в русском и английском языках

2.1. Семантический анализ ФЕ

Отобранные фразеологизмы из различных фразеологических словарей составляют семантическое поле времени.

Семантическое поле, термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) семантическим признаком; иными словами — имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения. Семантическое поле обладает следующими основными свойствами:

Л. М. Васильев предлагает разграничивать семантические классы слов (в них могут входить и фразеологизмы) и семан-тические поля (наряду со словами и фразеологизмами они включают также грамматические средства языка) [Васильев, 1990].

1. Семантическое поле интуитивно понятно носителю языка и обладает для него психологической реальностью.

2. Семантическое поле автономно и может быть выделено как самостоятельная подсистема языка.

3. Единицы семантического поля связаны теми или иными системными семантическими отношениями.

4. Каждое семантическое поле связано с другими семантическими полями языка и в совокупности с ними образует языковую систему.

Элементы отдельного семантического поля связаны регулярными и системными отношениями, и, следовательно, все слова поля взаимно противопоставлены друг другу.

Л.М. Васильев отмечает, что семантическое поле воспринимается носителями языка как некоторое самостоятельное объединение, соотносимое с той или иной областью человеческого опыта, т. е. психологически реальное [Васильев, 1990].

Поля парадигматического типа, единицами которого являются лексемы, принадлежащие к одной части речи и объединенные общей категориальной семой в значении, нередко также именуются семантическими классами или лексико-семантическими группами.

Л. М. Васильев предлагает именовать только такие семантические классы слов, члены которых связаны регулярными оппозициями (то есть такими, которые регулярно повторяются в составе различных микрополей данного парадигматического поля) [Васильев, 1990]. Например, глагольное семантическое поле времени структурируется такими пропорциональными оппозициями, как рано — поздно; всегда — никогда [Васильев, 1990:].

Фразео — семантической группой (ФСГ) именуется обширная по объему своих членов организации слов, которая объединена базовым семантическим компонентом. Семантический компонент обобщает несколько различных родовых сем (гиперсем), обозначая класс предметов, признаков, процессов, отношений.

А. Вежбицкая вместе с другими учеными выдвинули около 60 кандидатов в универсальные элементарные смыслы. Среди выделенных категорий они учитывают естественные семантические группировки, такие как время, пространство и др. А. Вежбицкая в поле времени выделяет такие семантические группы, как «сейчас», «после», «до», «долго», «недолго», «некоторое время» [Вежбицкая, 2001].

Для сопоставительного анализа английских и русских ФЕ, выражающих время, были выделены фразеосемантические группы, объединенные базовым семантическим компонентом:

1. ФСГ, отражающие понятие «рано — поздно»

2. ФСГ — «давно — недавно»

3. ФСГ — «прошлое — будущее»

4. ФСГ — «всегда — никогда»

5. ФСГ — «сейчас — потом»

6. ФСГ — «своевременность — несвоевременность»

7. ФСГ — «долго — недолго»

8. ФСГ — «быстро — медленно»

9. ФСГ — «постоянно, часто — редко, иногда»

Рассмотрим все группы по порядку:

1. «рано — поздно»

1) Фразеологическая подгруппа, отражающая понятие «рано», в русской и английской культурах играет немаловажную роль.

Мы знаем, что на Руси крестьяне усиленно трудились, выполняли тяжелую работу, а так как работы было очень много, то им приходилось вставать очень рано. Время было очень ценно, поэтому крестьяне не тратили его попусту. Понятие «рано» очень ценилось на Руси, так как оно было олицетворением трудолюбия и успеха в делах. И по сей день понятие «рано» очень ценится людьми:

— ни свет ни заря

— чуть свет

— [ вставать] с петухами

— кто рано встает, тому бог подает

— ранняя пташка

— до света

В английской культуре понятие «рано» имеет более важное значение, чем в русской, особенно в сфере бизнеса и деловых кругах. Поэтому, чтобы преуспевать и быть успешным, нужно вставать очень рано:

-long before dawn; a day before the fair

-at the peep of day

-with the lark (with the sun)

-at the first hint of day

-at first light

— rise at cock-crow

-the early bird catches the worm

— early bird

В основном оценка таких фразеологизмов и в русском и в английском языках положительная, но также можно наблюдать и отрицательную:

— ложиться спать с курами

-go to sleep at the same time as the hens

Итак, можно сказать, что особых различий между фразеологизмами с понятием «рано» в русском и английском языках не наблюдается.

2) В английском и русском языках фразеологизмов с тематикой «поздно» не так много, и они также имеют как положительную, так и отрицательную оценку.

В обоих языках предпочтительнее действие, чем бездействие:

— лучше поздно, чем никогда

— better late than never

Для русского человека характерна вспыльчивость, эмоции затмевают разум, поэтому сначала действие совершается, а уже потом осмысливается:

— после драки кулаками не машут

— ничего не поделаешь

— хорошая мысля приходит опосля

— русский мужик задним умом крепок

Молодое поколение обоих культур предпочитает ложиться спать очень поздно. Чаще всего ВФ таких фразеологизмов носит отрицательный характер:

— до петухов

— to sit till the cock-crow

Здесь также различий во фразеологизмах обоих языков не наблюдается.

2. «давно — недавно»

1) Как в русском, так и в английском языках есть тенденция преувеличивать что-либо, особенно, если это касается понятия «давно — недавно». Естественно, что будут наблюдаться различия в образных составляющих. Для того, чтобы показать, что событие произошло давно, используются имена из Библии, сказок, исторические события и т. д.

— адамовы (веки) времена

— испокон века (от века)

— много воды утекло

— времена царя Гороха

— во время оно (во оны времена)

— в свое время

— с колыбели

— сколько лет, сколько зим!

— с незапамятных времен

— from the cradle

— from the dawn of time

— a lot of water has flown since then

— dating from the times of the siege of Eighty-eight

— when Adam was a boy

— when queen Anne was alive

— in the year dot

Если в русском языке фразеологизм c молодых ногтей имеет положительную оценку, то в английском он может иметь отрицательную:

-from the time one was a little shaver (плут, юнец)

В русском языке этот фразеологизм относится как к женскому, так и к мужскому полу, в английском же — только к мужскому.

Также он может иметь и положительную коннотацию:

-from the earliest youth; from the tender nail

2) Фразеологизмов с понятием «недавно» не так много, но они интерпретируются одинаково в обоих языках. Фразеологизм, ВФ которого обозначает короткое пребывание где-либо имеет отрицательную коннотацию в обоих языках, но в английской культуре она сильнее выражена, так как англичане относятся к новичкам с осторожностью и подозрением:

— to be somewhere next to no time

— smb. is a fresh hand at smth.

-без году неделя

Проанализировав данные ФЕ, мы можем сделать вывод о том, что в английском и русском языках ФЕ, отражающие понятие «давно — недавно» не имеют сущесвенных различий.

3. «прошлое — будущее»

1) Для английской культуры более характерно планирование будущего. Англичане живут не прошлым или настоящим, как русские, а будущим. Они уже заранее предвосхищают свое будущее, какие-то события, успехи и т. д. :

— sooner or later

— the sooner the better

— time to come («будущие времена»)

— have a great future

Однако в русской культуре часто обращаются к людям, которые видят будущее, так как у русских есть такая черта, как любознательность, желание знать, что же будет в будущем:

— заглянуть в будущее

— погадать на короля

— кидать жребий

2) Англичане считают, что все можно изменить и нет ничего, что нельзя было бы поменять, в то время как русский народ верит в неизбежность каких-то событий, что все уже предрешено, то есть для русской культуры более характерна бытийность — созерцательное отношение к будущему:

— чему быть, того не миноват;

— что будет, то будет

— время покажет

— поживем, увидим

— дождаться своего часа

— цыплят по осени считают

— бабушка надвое сказала

— как Бог на душу положит

— будем живы — не помрем

— будь что будет

3) Фразеологизмы с понятием «прошлое» в русском языке указывают на отступную позицию:

— что было, то было

— что было, то прошло

— былого не вернуть

— потерянного времени не воротишь

— кто старое помянет, тому глаз вон

— что было, то сплыло

— что было, быльем поросло

— что было, травой поросло

Русский фатализм приводит к тому, что жизненные препятствия кажутся непреодолимыми, а следовательно, и нет смысла предпринимать какие-либо действия, чтобы преодолеть неблагоприятную ситуацию. Поэтому в русском языке больше фразеологизмов с данной тематикой и в основном она имеет отрицательную оценку.

4) Также русский человек очень часто ссылается на былые времена, так как в прошлом у него было все хорошо. То же характерно и в английской культуре:

— добрые старые времена

— good old time

Причем этот фразеологизм употребляется в основном только мужчинами как у русских, так и у англичан.

4. «всегда — никогда»

1) Абстрактное понятие «всегда», отображенное во фразеологизмах английского и русского языков, имеет некую поэтическую возвышенность и обладает, в основном, положительной окраской в обоих языках. Обычно такие фразеологизмы относятся к теме дружбы, любви, благодарности и ненависти:

— до скончания века

— во веки веков

— на веки веков

— на веки вечные

— по гроб жизни

— до гроба

— до гробовой доски

— до последнего дыхания

— раз и навсегда

— till the cows come home

— to the grave

— to the tomb

Фразеологизмы с понятием «всегда- никогда» плохо поддаются сопоставительному анализу, т.к. выражают универсальные понятия, которые одинаковы практически во всех языках.

2) Фразеологизмы с понятием «никогда» и русском, и в английском языках чаще имеют отрицательную коннотацию:

— до новых веников не забудет

— ни на миг

— ни на минуту

— ни под каким предлогом

— когда рак на горе свистнет;

— ни за что на свете

— ни под каким соусом

— ни под каким предлогом

— never for a moment

— not for a minute

— on no account

— under the circumstances

— the day pigs fly

— when the moon turns green cheese

— when two Sundays comes together

— on the second Sunday of next week

— tomorrow come never

— when hell freezes over

— not for love or money

— not for all the tea in China

Итак, проанализировав данные ФЕ, можно сказать, что ВФ обоих языков совпадает. Фразеологизмы со значением «никогда» чаще встречаются в английском языке и имеют более яркую образность в силу того, что англичане более категоричные и принципиальные, чем русские.

5. «сейчас — потом»

1) Так как в менталитете англичан заложена услужливость, вежливость, фразеологизмы со значением «сейчас» применительно к сфере обслуживания в английской культуре играют более важную роль, чем в русской, так как услужливость и быстрота действий способствуют материальной выгоде:

— as good time as any

— in a jiffy

— in a tick

— in a trice («сей момент»)

В русской культуре этот момент менее важен, так как в менталитете русского человека есть такая черта, как медлительность и часто сейчас означает потом, поэтому и фразеологизмов с этим значением меньше:

— сию минуту;

— одну секунду.

2) В русской культуре люди привыкли выполнять работу не спеша, порой слишком затягивать с ее выполнением:

— работа не волк (медведь), в лес не убежит

— отложить до поры до времени

— отложить на потом

— отложить в долгий ящик

— после дождичка в четверг

— подписано, так с плеч долой

Фразеологизмы с такой ВФ в английском языке практически не встречаются.

Однако есть фразеологизмы, которые порицают лень:

— не откладывай на потом то, что можно сделать сейчас

— делу время, а потехе час

6. «своевременность — несвоевременность».

1) Как мы знаем, Россия относится к числу стран с полихронной культуой, то есть это общение с людьми, налаживание связей, семью. Поэтому в русской культуре время играет не столь важную роль, как в английской культуре, особенно если это касается своевременности. Западные страны, особенно Англия и Америка, живут по принципу время — деньги, поэтому для них своевременность (пунктуальность) является важным фактором. Но, тем не менее, своевременность в обоих языках ценится (особенно в деловых кругах) и имеет положительную оценку. Различия обоих языков носят только количественный характер и фразеологические единицы «своевременности» преобладают в английском языке:

— в аккурат

— в свое время

— куй железо, пока горячо.

— минута в минуту

— как нельзя кстати

— готовь сани летом, а телегу зимой

— секунда в секунду

— тютелька в тютельку.

— час в час

— время разбрасывать камни и время собирать камни

— in due time

— strike while the iron is hot

— make hay while the sun shines

— on the dot

— on the tick

— in the very nick of time

-make provision for a rainy day

— to a split second

— to a T

— to a hairs breadth

— the best part of an hour

— business first, pleasure after

— in the morning mountains, in the evening fountains

— time and tide wait for no man

— high time

2) Понятие «несвоевременность» в обоих языках может иметь разный оттенок. В русской культуре оно имеет как положительную окраску, так и отрицательную. В английской же — чаще отрицательную. Англичане привыкли, что у них все расписано по часам, и чаще относится к неожиданностям (например, к приходу незваных гостей) несколько отрицательно, так как это выбивает их из своего личного графика. Русские же относятся к этому более легко. Как русские, так и англичане считают «несвоевременность» фактором, выбивающим из колеи, а понять, является ли этот фактор положительным или отрицательным очень сложно, так как все зависит от ситуации:

— будто снег на голову

— ударить будто обухом по голове

-out of the blue

-out of a clear blue sky

-out of nowhere

-X hit Y like a thunderbolt

-X was (like) a body blow (to Y)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой