Имущественные права несовершеннолетних

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Имущественные права несовершеннолетних

Наряду с личными правами в Семейном кодексе закреплены имущественные права ребенка (ст. 60 СК РФ) — права, которые предоставляют любому ребенку возможность иметь материальные блага. Налицо еще одно реализованное в российском семейном законодательстве требование Конвенции о правах ребенка (ст. 27) — об обеспечении права ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития.

К имущественным правам каждого ребенка, которые регулируются нормами семейного права, относятся:

— право ребенка на получение содержания от своих родителей и других членов семьи (п. 1 ст. 60 СК РФ);

— право собственности на доходы, полученные им, на имущество, полученное в дар или в порядке наследования, а также любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка (п. 3 ст. 60 СК РФ);

— право на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом, которое он осуществляет в соответствии со ст. 26 и 28 ГК РФ (п. 3 ст. 60 СК РФ).

Дети, как лица, нуждающиеся в специальной охране и заботе ввиду физической и умственной незрелости, должны обладать особым правовым статусом. Государства — участники Конвенции о правах ребенка обязаны обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимать все соответствующие законодательные и административные меры Конвенция ООН «О правах ребенка» // Ведомости СНД СССР и ВС СССР 1990. -№ 45.- Ст. 955.

Дети — субъекты семейных правоотношений, регулирование которых направлено на обеспечение приоритетной защиты их прав и интересов. Иное отраслевое законодательство специальным, или родовым, статусом ребенка (детей как отдельной определенной категории людей) не наделяет. Имущественные права ребенка в России не получили должной регламентации в силу несогласованности, а в ряде случаев и противоречивости устанавливающих их разноотраслевых правовых норм.

Семейное законодательство обязывает родителей и других членов семьи предоставлять ребенку содержание; при невыполнении этой обязанности на содержание ребенка судом взыскиваются алименты. Термины «содержание» и «алименты» не равнозначны; алименты — более узкое понятие, это разновидность содержания Пчелинцева Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов.- М., 1999. -С. 362.

К примеру, по законодательству Латвии родители обязаны заботиться о жизни и благосостоянии детей, предоставлять им содержание, то есть давать пищу, жилище, одежду, обеспечивать их воспитание и образование. Если родителей нет или у них нет возможности обеспечить ребенка, эта обязанность ложится на деда и бабушку Гражданский закон Латвийской Республики, принятый Законом Латвийской Республики от 28. 01. 1937 // Гражданский кодекс Латвийской Республики.- СПб., 2001. -С. 179. В России за рамками приоритетной семейно-правовой регламентации остаются правоотношения собственности (п. 4 ст. 60 СК). Семейное законодательство учитывает интересы ребенка лишь как пользователя, предоставляя суду право с учетом его интересов отступить от равенства долей при разделе совместной собственности супругов — родителей ребенка — и увеличить долю в праве собственности на подлежащее разделу имущество супруга, с которым останутся проживать дети (п. 2 ст. 39 СК); при этом в дальнейшем не исключена возможность нарушения имущественных (включая жилищные) прав ребенка этим же родителем-собственником. При увеличении доли супруга в общем супружеском имуществе с учетом интересов детей такое имущество следовало бы обременить предоставлением в безвозмездное пользование детей до того момента, как они сами смогут обеспечить удовлетворение соответствующих потребностей Гладковская Е. И. Имущественные интересы семьи в семейных отношениях. Краснодар, 2009. -С. 132. Латвийское законодательство обязанности по содержанию несовершеннолетних детей, включая предоставление жилья, возлагает на родителей до того времени, пока дети «сами смогут себя обеспечивать» Гражданский закон Латвийской Республики, принятый Законом Латвийской Республики от 28. 01. 1937 // Гражданский кодекс Латвийской Республики. СПб., 2001. -С. 190. Это правило следовало бы отразить в нормах ст. 39 СК РФ, либо такое обременение включить в содержание социального (семейного) права личного пользования ребенка как члена семьи собственника жилого помещения.

Наименее защищен ребенок в жилищной сфере. Не гарантировано сохранение за ребенком права пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, если после расторжения брака он будет проживать со вторым родителем в ином помещении. Статья 2 СК относит к членам семьи детей и родителей, независимо от того, проживают они вместе либо раздельно; по буквальному смыслу ст. 31 Жилищного кодекса к членам семьи собственника отнесены лишь дети, проживающие совместно с собственником. Имеет место несовпадение круга членов семьи собственника в жилищном и семейном законодательстве, при этом сохранение права пользования жилым помещением зависит от признания лица членом семьи собственника. Суды оправданно признают за ребенком право на жилое помещение, «корректируя» круг членов семьи собственника, установленный в ст. 31 Жилищного кодекса, с учетом норм семейного законодательства (п. 1 ст. 56 и п. 1 ст. 65 СК). Позиция судов подтверждена Пленумом Верховного Суда Российской Федерации Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф за III квартал 2007 года: утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Р Ф от 07. 11. 2007 // БВС РФ. 2008.- № 2. -С. 36., но не законодателем. Неоднозначно и право ребенка на жилое помещение, собственником которого являются родители, лишенные родительских прав: лишение родительских прав влечет прекращение правоотношений между ребенком и родителем, что согласно п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса влечет утрату права пользования жилым помещением; в соответствии с п. 4 ст. 71 СК ребенок в этом случае жилищные права сохраняет.

Если ребенок проживал в доме, принадлежащем на праве собственности не родителю, а другому члену семьи, а после расторжения брака родителями стал бывшим членом семьи собственника, так как проживает уже с матерью, защита его жилищных прав максимально затруднена. Так, признав по правилам ст. 31 Жилищного кодекса внука (внучку) вселенным в качестве члена семьи собственника, суд может сохранить за ребенком право пользования жильем лишь на определенный срок — при доказанности отсутствия оснований приобретения (осуществления) права пользования иным жилым помещением. Если бабушка (дедушка) обладает на праве собственности несколькими жилыми помещениями при отсутствии какого бы то ни было жилья у матери ребенка, суд и при доказанности названных обстоятельств не вправе обязать собственника обеспечить ребенка иным жилым помещением, так как алиментные обязательства между бабушкой (дедушкой) и внуками являются обязательствами второй очереди и могут возникнуть лишь при невозможности взыскания алиментов с родителей ребенка.

Нет нормы, устанавливающей специальный правовой статус ребенка, ставшего бывшим членом семьи собственника, и в гражданском законодательстве. Собственнику жилья в приведенной ситуации достаточно продать жилое помещение, и вселенный в него по решению суда на определенный срок ребенок (внук или внучка) вновь окажется на улице — в силу правил ч. 2 ст. 292 ГК переход права собственности к другому лицу является и для ребенка основанием прекращения права пользования помещением. При этом в соответствии с правилами ч. 4 ст. 292 ГК РФ для отчуждения жилого помещения не потребуется даже согласия органа опеки и попечительства.

Нередки нарушения имущественных прав ребенка его родителями-сособственниками. Так, трехкомнатная квартира общей площадью 65,5 кв. м, которая по договору приватизации передана в совместную собственность всех членов семьи, включая двух несовершеннолетних детей, была продана их родителями, взамен приобретена двухкомнатная квартира. Последняя, как приобретенная в период брака, судом разделена между супругами в равных долях. Отменяя решение, Президиум Краснодарского краевого суда указал, что судом неправильно определен статус квартиры как общей собственности супругов, т.к. при заключении сделок родители нарушили права детей как участников общей совместной собственности на приватизированную квартиру Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от 10. 03. 2005 по делу № 44-Г-252 // Архив Краснодарского краевого суда. -2005 г. При новом рассмотрении с привлечением к участию в деле ставших совершеннолетними детей предметом спора остается двухкомнатная квартира, хотя имущественные права детей были нарушены при ее приобретении вместо приватизированной в совместную собственность трехкомнатной квартиры.

Восстановить имущественные права детей не позволяет гражданское законодательство, отдающее предпочтение интересам добросовестного возмездного приобретателя. Так, квартира, предоставленная по сделке приватизации в долевую собственность Б., ее совершеннолетнего сына Р. и двух несовершеннолетних сыновей И. и Д. (в возрасте шести и 16 лет), стала предметом нескольких договоров купли-продажи, последний из которых заключен уже между Б. и М. Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 2010 // БВС РФ. -2010. -№ 8. -С. 19 — 20. Суд удовлетворил иск о признании состоявшихся договоров об отчуждении квартиры недействительными, так как в результате их заключения несовершеннолетние И. и Д. утратили право собственности. По жалобе М., утверждавшей, что она не знала и не могла знать о том, что собственниками приобретенной ею квартиры являлись также дети продавца, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Р Ф указала, во-первых, что довод истцов об ущемлении при продаже квартиры интересов проживающих в ней несовершеннолетних детей сам по себе не является достаточным основанием для признания договоров купли-продажи квартиры недействительными, во-вторых, если подтвердится добросовестность приобретателя, иск удовлетворению не подлежит в соответствии с позицией, изложенной в постановлении Конституционного Суда Постановление Конституционного Суда Р Ф от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В.М. Ширяева» // СЗ РФ. -28. 04. 2003.- № 17.- Ст. 1657.

Между тем заключена сделка с особенностями волеизъявления: вместо малолетнего сособственника И. заключила сделку его мать, гражданка Б.; она же дала согласие на заключение сделки 16-летним сыном Д. СК РФ распространяет на родителей правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного (п. 3 ст. 60 СК), а ст. 37 ГК не допускает заключение сделок, приводящих к умалению имущества подопечных. При этом «само по себе наличие согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки по отчуждению имущества малолетнего ребенка не является достаточным подтверждением законности совершенной сделки» Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 29. 08. 1997 // БВС РФ. -1998.- № 2. -С. 5 — 6.

В приведенной ситуации признать Б. управомоченным отчуждателем, а спорную квартиру выбывшей из владения малолетнего и несовершеннолетнего сособственников по их воле — в плане ст. 302 ГК. Во-первых, при наличии интереса самого представителя сделка, совершенная вопреки интересам представляемого, должна считаться совершенной без полномочий Извлечение из Постановления судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Р Ф от 2 сентября 2003 года // БВС РФ. 2004. -№ 4. -С. 2 — 3. Во-вторых, СК не позволяет родителю представлять ребенка при противоречии их имущественных интересов (п. 1 ст. 65, п. 2 ст. 64 СК). Если воля представителя не отражает интересы малолетнего, логично использование механизма защиты его прав даже от добросовестного приобретателя посредством виндикации Тарасова А. Е. Сделки с особенностями волеизъявления // Журнал российского права. -2008.- № 4.- С. 78. Действующее законодательство не обеспечивает реализацию и защиту имущественных прав ребенка. Соответственно суды исходят из того, что ухудшение родителями жилищных условий своих несовершеннолетних детей, если оно не подпадает под основания, предусмотренные законом для признания сделок недействительными, само по себе не является основанием для признания распорядительных сделок недействительными. Так, в Определении от 17. 01. 2006 № 5-В05−106 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Р Ф указала, что при формальной ссылке на ст. 168 ГК суд не установил, требованиям каких правовых актов не соответствует сделка. Ухудшение матерью жилищных условий своего несовершеннолетнего сына, если оно не подпадает под основания, предусмотренные законом для признания сделок недействительными, само по себе не является основанием для признания договора купли-продажи квартиры недействительным Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 2006 // БВС РФ. -2006. -№ 8.- С. 19 — 20.

Полагаем, что воля малолетнего как участника гражданских правоотношений не может быть учтена в силу особенностей его правосубъектности. Только соответствие заключенной законным представителем распорядительной сделки имущественным интересам малолетнего собственника должно быть критерием оценки оснований выбытия имущества из владения такого собственника при приобретении имущества возмездным добросовестным приобретателем от его законного представителя. несовершеннолетний сирота право имущественный

Есть необходимость в специальных основаниях недействительности сделок с особенностями волеизъявления — при несоответствии заключенной законным представителем малолетнего сделки имущественным правам и интересам малолетнего и в случае заключения несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет с согласия его законного представителя сделки, соответствующей интересам последнего, но нарушающей законные интересы самого совершившего сделку несовершеннолетнего.

В пользу предложенного решения свидетельствует, во-первых, отсутствие в российском отраслевом законодательстве единых подходов, наделяющих ребенка как субъекта правоотношений специальным правовым статусом, учитывающим его уязвимость в силу физической и умственной незрелости; во-вторых, вызванная первым обстоятельством сложность определения требований конкретных законов или иных правовых актов, которым не соответствует данная сделка, — при признании недействительной сделки, нарушившей имущественные права и (или) интересы ребенка, на основании ст. 168 ГК.

В части 6 раздела II Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечена нуждаемость в более детальном регулировании полномочий родителей и опекунов на совершение сделок от имени несовершеннолетних детей и отсутствие таковой в нормах ГК о представительстве, но при этом предложено произвести данную работу в рамках совершенствования семейного законодательства. Такое регулирование необходимо осуществить в гражданском законодательстве — в нормах ГК о законном представительстве, в общих положениях об осуществлении и защите гражданских прав применительно к злоупотреблению правами законного представителя, в нормах об основаниях недействительности сделок, а также о соотношении реституции и виндикации.

Таким образом, Семейный кодекс, закрепляя права несовершеннолетних как личного, так и имущественного характера, распространяет свое действие на всех детей безотносительно к их семейно-правовому статусу. Вместе с тем действующее законодательство особо выделяет права детей, оставшихся без попечения родителей, как нуждающихся в дополнительной защите. Во-первых, Семейный кодекс выделяет детей, находящихся под опекой, в том числе и детей, находящихся в соответствующих учреждениях, посвящая их правам отдельные статьи. Во-вторых, в обеспечение положений Семейного кодекса и в целях дополнительной государственной гарантии соблюдения прав и законных интересов детей, утративших родительское попечение, были приняты соответствующие федеральные законы, посвященные их правам.

Так, Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» СЗ РФ. -1996. -№ 52. -Ст. 5880., где даются понятия «дети-сироты» и «дети, оставшиеся без попечения родителей». Этот Закон закрепляет также ряд социальных прав осиротевших детей (право на бесплатное образование (ст. 6), бесплатное медицинское обслуживание и оперативное лечение (ст. 7), получение жилого помещения по договору социального найма (ст. 8), на труд (ст. 9), бесплатную юридическую помощь в случае судебной защиты (ст. 10)).

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» СЗ РФ. -1998. -№ 31. -Ст. 3802. как особую категорию выделяет детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, к которой относятся и дети, оставшиеся без попечения родителей, и посвящает защите их прав отдельную статью (ст. 15).

Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» СЗ РФ. -1999. -№ 26. -Ст. 3177. ввел такие понятия, как «несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении» и «семья, находящаяся в социально опасном положении», а также закрепил права детей, находящихся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (п. 2 ст. 8).

Таким образом, выделение в семейном законодательстве прав детей, утративших родительское попечение, в том числе находящихся под опекой, в особую группу обеспечивает их право на особую защиту и помощь со стороны государства в соответствии требованием ст. 20 Конвенции о правах ребенка и способствует более последовательной защите прав данной категории детей.

Что касается Семейного кодекса, то он посвящает правам детей, находящихся под опекой, специальную ст. 148 СК РФ, где говорится о том, что подопечный ребенок имеет право на:

— воспитание в семье опекуна (попечителя), заботу с его стороны и совместное с ним проживание;

— защиту от злоупотреблений со стороны опекуна (попечителя);

— обеспечение условий для его содержания, воспитания, образования, всестороннего развития и уважение человеческого достоинства;

— причитающиеся ему алименты, пенсии, пособия и другие социальные выплаты;

— сохранение права собственности или права пользования на жилое помещение, а при его отсутствии — право на получение жилого помещения.

С перечнем указанных прав, в общем и целом, совпадают и права детей, находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.3 СК РФ). Такое совпадение закономерно, так как функции опекуна по воспитанию и содержанию ребенка, утратившего родительское попечение и помещенного в соответствующее учреждение, берет на себя это учреждение, которое и несет за него ответственность (п. 1 ст. 155.2 СК РФ). Кроме того, устройство ребенка, утратившего родительское попечение, в учреждение для детей-сирот не освобождает органы опеки и попечительства от обязанности подыскивать для него опекуна (попечителя), так как Семейный кодекс закрепляет приоритет семейного воспитания (п. 1 ст. 123 СК РФ).

Для ребенка, утратившего родительское попечение, главное право каждого несовершеннолетнего жить и воспитываться в семье приобретает особое значение, так как для ребенка чрезвычайно важным является его социальное окружение. Находясь постоянно в семье, не представляющей для него опасности, он естественным образом подвергается ее воздействию и получает надлежащее воспитание, которое способствует наиболее полному раскрытию его физических и умственных способностей. Поэтому реализация и защита права подопечного ребенка на жизнь и воспитание в семье осуществляются посредством надлежащего исполнения опекуном своих обязанностей, возложенных на него государством.

Представляется, что законодатель в п. 2 ст. 39 СК РФ совсем не случайно не приводит конкретные случаи, ведь интерес несовершеннолетних детей достаточно очевиден. Ясно, что он носит имущественный характер, и потому следует исходить из норм об имущественных правах ребенка п. 1 и 2 ст. 60 СК РФ, по которым он имеет право на получение содержания от родителей в форме алиментов, пенсий и пособий, которые расходуются на его содержание, воспитание и образование. Из чего следует, что интерес несовершеннолетних детей состоит в надлежащем их обеспечении всем необходимым для полноценного физического, нравственного и умственного развития: продуктами питания, медикаментами, одеждой и обувью, игрушками, учебниками и т. п. Подтверждением чему являются также положения п. 5 ст. 38 СК РФ о не подлежащем разделу личном имуществе несовершеннолетних детей.

Раздел имущества супругов неизбежно влечет ухудшение материального положения их несовершеннолетних детей, поскольку то имущество, которым они раньше могли владеть и пользоваться на основании п. 4 ст. 60 СК РФ совместно по соглашению со своими родителями, становится для них недоступным или доступ к нему существенно ограничивается. Учитывая это, суд может допустить рассматриваемое отступление, выделив в натуре в собственность того супруга, с которым остаются проживать несовершеннолетние дети, часть совместного нажитого имущества, не предназначенного исключительно для удовлетворения потребностей последних. В особенности когда таковое относительно недорого и (или) отсутствует в наличии у это супруга. В требовании о применении п. 2 ст. 39 СК РФ в отношении недвижимого имущества суды чаще отказывают. Так, решением Кежемского районного суда Красноярского края от 07. 05. 2010 N 2−288/10 истице было отказано в отступлении от начала равенства долей супругов в праве собственности на квартиру ввиду проживания совместно с ней двух несовершеннолетних детей, поскольку раздел имущества супругов в равных долях, в сущности, нисколько не препятствует последним владеть и пользоваться спорной квартирой.

В этой связи весьма интересно решение Ягодинского районного суда Магаданской области от 12. 08. 2009, в котором при похожих обстоятельствах суд все же выделил истице помимо жилой площади в двухкомнатной квартире размером 14,3 кв. м еще и кухню с санузлом. Для подобного решения необходимо наличие технической возможности для выдела и передачи в раздельную собственность подсобных помещений в квартире. Именно по этой причине решением Слободского районного суда Кировской области от 21. 05. 2009 N 2−579/2009 в удовлетворении такого же требования было отказано.

Право ребенка владеть и пользоваться с согласия родителей их имуществом при совместном с ними проживании. В п. 4 ст. 60 СК установлено, что ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию.

Право ребенка владеть и пользоваться имуществом родителей (либо одного из них) не входит в категорию обязательственных прав ни по предусмотренным Гражданским кодексом РФ (далее — ГК) основаниям возникновения обязательств (ст. 307), ни по своему содержанию. Рассматриваемое право относится к числу ограниченных вещных прав лиц, не являющихся собственниками. Оно не названо в примерном перечне ограниченных вещных прав (п. 1 ст. 216 ГК), но установлено иным федеральным законом — Семейным кодексом РФ.

Семейное законодательство не оперирует категорией вещных прав, однако, определяя отношения, регулируемые семейным законодательством, включает в них, в частности, имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами. Из содержания ст. 4 СК следует, что к такого рода отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

Таким образом, гражданское законодательство может применяться к имущественным отношениям между членами семьи, но только при условии, что они не урегулированы соответствующими нормами семейного законодательства и имеются необходимые нормы гражданского законодательства. Следовательно, эффективное регулирование отношений между ребенком и его родителями (родителем) по владению и пользованию имуществом последних во многом зависит от содержания соответствующих гражданско-правовых норм.

Библиографический список

Нормативные правовые акты

1. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [принят Гос. Думой 8 декабря 1995 г., № 223-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. — 2008. — № 17. — Ст. 1756.

2. Конвенция ООН «О правах ребенка» // Ведомости СНД СССР и ВС СССР.- 1990.- № 45.- Ст. 955.

3. Закон Российской Федерации «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» [Текст]: [принят Гос. Думой 21 декабря 1996 г., № 159-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 52. — Ст. 5880.

4. Закон Российской Федерации «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» [Текст]: [принят Гос. Думой 24 июля 1998 г., № 124-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3802.

5. Закон Российской Федерации «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [Текст]: [принят Гос. Думой 24 июня 1999 г., № 120-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. — 1999. — № 26. — Ст. 3177.

6. Гражданский закон Латвийской Республики, принятый Законом Латвийской Республики от 28. 01. 1937 // Гражданский кодекс Латвийской Республики. СПб., 2001. С. 179.

Акты высших судебных органов

7. Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф за III квартал 2007 года: утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Р Ф от 07. 11. 2007 // БВС РФ. 2008. № 2. С. 36.

8. Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от 10. 03. 2005 по делу № 44-Г-252 // Архив Краснодарского краевого суда. -2005.

9. Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 2010 // БВС РФ. 2010. № 8. С. 19 — 20.

10. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В.М. Ширяева» // СЗ РФ. 28. 04. 2003. № 17. Ст. 1657.

11. Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 29. 08. 1997 // БВС РФ. 1998. № 2. С. 5 — 6.

12. Извлечение из Постановления судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Р Ф от 2 сентября 2003 года // БВС РФ. 2004. № 4. С. 2 — 3.

13. Определение Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 2006 // БВС РФ. 2006. № 8. С. 19 — 20.

Учебная литература

14. Пчелинцева Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов.- М., 1999. -С. 362.

15. Гладковская Е. И. Имущественные интересы семьи в семейных отношениях. — Краснодар.- 2009.- С. 132.

16. Тарасова А. Е. Сделки с особенностями волеизъявления // Журнал российского права. 2008. -№ 4.- С. 78.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой