Крещение Муромской земли

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Российский государственный университет имени И. Канта

Реферат

КРЕЩЕНИЕ МУРОМСКОЙ ЗЕМЛИ

Выполнил:

Студент I курса

Исторического факультета

Специальности история

Калининград 2009 г.

Крещение Муромской земли

Город Муром являлся центром небольшой восточной области Руси, расположенной в нижнем и среднем течении Оки и населенной преимущественно муромой -- угро-финским народом, близким мордве, а также славянами -- выходцами из кривичских земель.

Об обращении в христианство Владимиром Святославичем населения Муромской земли рассказывается в двух летописях -- Никоновской и Воскресенской. Согласно Никоновской летописи, князь Владимир крестил Муромскую землю, по Воскресенской -- только жителей города Мурома.

Однако до нашего времени дошло «Житие князя Константина Муромского» составленное, как считают исследователи, в XVI столетии. В нём честь обращении муромцев в христианство приписывается князю Константину Святославичу и его сыновьям Михаилу и Федору. «Житие Константина Муромского» -- сложный источник. Его составитель, по мнению ученых, использовал древние правдивые предания о борьбе христианства и язычества в Муромской земле. При этом он пытался по-своему, неумело истолковывать отдельные исторические реалии, внося тем самым путаницу в своё произведение. Так, например, в самом начале рассказа он заявил, что название «Муром» произошло от каменных и мраморных стен, которыми был окружен древний город. Рассказ о том, как происходил акт крещения муромцев, в большой степени является сходным с рассказом «Повести временных лет» о крещении киевлян и вызывает подозрение, что он заимствован автором из летописи, хотя, быть может, крещение во всех русских областях происходило примерно одинаково, а отсюда и сходство описанных ситуаций.

В житии говорится, что князь Глеб Владимирович, получив благословение от своего отца Владимира, «поиде… ко граду Мурому и став под градом, и в Муроме граде неверные люди многие исполчишася и укрепишася, и стояв под градом Муромом и отиде. И невернии людие князю Глебу не здашася, и благоверный князь Глеб тех неверных людей не одолев, от града Мурома отиде 12 поприщ и жит ту… в пределах муромских два лета».

Но возникает новый вопрос: а существовал ли город Муром в конце Х-начале XI в. «Повесть временных лет» отвечает на этот вопрос утвердительно. Впервые этот город в ней упомянут под 6370 (862) г.

Но археологические изыскания, проводившиеся в Муроме, позволили Е. И. Горюновой заметить, что в VIII--IX вв. на территории современного города существовали лишь селища открытого типа. «Наличие языческих кладбищ муромы в центре современного города, -- писала исследовательница, -- является очевидным свидетельством того, что до XI в. Муром ни в какой мере не был русским городом… в IX и даже в начале XI в. на месте Мурома был ряд муромских деревянных поселков». Горюнова считает, что князь Глеб получил от отца в держание не город Муром, а землю, населенную муромой. В ней он создал крепость, возле которой стали селиться сельские ремесленники. «С начала XI в. в культурном слое Мурома появляются вещи, которые, бесспорно, могут быть связаны со славянским населением, появившимся здесь не ранее этого времени». «Житие Константина Муромского» сообщает, что первоначально Муром был расположен «не на том месте, где ныне есть, но был негде в том же граде, отстояние имея немного от нынешнего града».

Перенесение города на другое место могло стать причиной того, что археологи не нашли древнего Мурома. Кроме того, древний город IX--X вв. вряд ли был обширным поселением, на котором проживала знать и к которому примыкали посады, населенные ремесленниками и торговцами. Он мог быть просто укреплённым городищем — убежищем, куда окрестное население стекалось только во время опасности. Потому его и обнаружить очень трудно, если вообще возможно. Во всяком случае то, что археологи не нашли Муром -- город IX--X вв., не означает, что он тогда не существовал. Автономные источники -- летопись и житие утверждают обратное, и нет оснований им не верить.

Из «Жития Константина Муромского» можно заключить, что Глеб княжил в Муромской земле в 1013 (1011)--1015 гг., после чего ушел в Киев. Примерно те же даты дает нам и «История Российская» В. Н. Татищева, если мы учтем ее оригинальные материалы, помещённые под 6518 (1010) г.: «Преставися в Новеграде Вышеслав, сын Владимиров. И дал Владимир Новгород Ярославу, а Борису Ростов, Ярославлю отчину, Глебу, брату его, --Муром, отчину Борисову, той бо пребываше при отце неотлучно». По В. Н. Татищеву, до 1010 г. Муромская земля принадлежала Борису, но он там не жил, а находился в Киеве при отце; после смерти Вышеслава произошел передел княжеских владений, в результате которого Глебу достался Муром. Глеб мог не сразу поехать на княжение в Муромскую землю, а через два-три года, поэтому датировка его пребывания там сомнений не вызывает. Следовательно, столкновение Глеба с «неверными» муромцами имело место в 1013(1014)--1015 гг.

Далее в житии говорится, что после смерти Владимира Святославича, Бориса и Глеба (все трое умерли в 1015 г. -- в июле -- сентябре) «невдале рода того же великаго князя Владимира и не по мнозех летех благоверный князь Константин Святославичь и с ним сынове его князь Михаил и князь Феодор, поиде из Киева ко граду Мурому, и прииде под град Муром, и во граде Муроме невернии людии исполчишася со многими людьми, и бысть у них сеча велика под градом Муромом и убиша у благовернаго князя Константина сына его большаго благовернаго князя Михаила. И прииде на них страх господень и ужас и милостию божею благоверный князь Константин с сыном своим князем Феодором град Муром взял и неверных людей во граде Муроме укрепил и утвердил бесстрашно, и воздвиг собором святым в старом городищи первоначальный храм Благовещения пречистей Богородицы и сына своего благовернаго князя Михаила у Благовещения пречистыя Богородицы положил…».

Далее в житии говорится, что потерпевшие поражение муромцы «вжаждаша… святаго крещения, и бог сотвори хотение их». Из источника не ясно, почему жители города, только что оказавшие яростное сопротивление князьям-крестителям, вдруг внезапно захотели стать христианами. Ниже в житии сообщается, что князь Константин в один из дней потребовал от муромцев выйти на Оку креститься, иначе он будет считать их своими врагами. Этот текст логично увязывается с рассказом о взятии Мурома князем Константином. Муромцы потому были вынуждены выйти на реку Оку креститься, что Константин угрожал им репрессиями, а не из-за того, что они «вжаждали» стать христианами. Фраза о желании муромцев креститься является неудачной вставкой позднейшего составителя в древнюю повесть об обращении в христианство жителей Мурома. После крещения жителей города князь Константин «повеле же людем ставити церкви святыя по всему граду и весям, и сам воздвиг первоначальную церковь во имя пречистой Богородицы, честнаго и славнаго её Благовещения, и честными иконами украсив и памяти во святых церквах творяще, пением и молитвами праздноваше светло праздники градския; и воздвиг второй храм во имя страстотерпец Бориса и Глеба и устроил у их храма епископа…». Князь Константин Святославич до самой своей смерти жил в Муроме и был похоронен у церкви Благовещения рядом со своими сыновьями.

После его смерти борьба язычников и христиан в Муромской земле продолжалась: «По преставлении же благовернаго великаго князя Константина многим летом минувшим и по запустении града Мурома от неверных людей прииде в Муром град благоверный князь Георгий Ярославичь и постави двор себе в Муроме, такоже и бояре его и вси купци муромскии, и церкви обновив и очистив…».

Только после этого муромцы отошли от язычества и христианство более или менее прочно утвердилось и Муромской земле. В одной из редакций жития так изображается победа христианства над язычеством в Муроме: «Тем же пересташа рекам и озерам требы класти, дуплинам деревянным ветви и убрусцем обвешивати и им поклонятся, все престаша. И кладязям и потокам поклоняющейся, очныя ради немощи умывающемся и сребренники в их поверзающии, все престаша. Где коня закалающии и по мертвых раменная властения древолазная с ними в землю погребающий, и битвы и кроения и лиц натрескания творящий?» Можно ли доверять всем этим сообщениям жития? Нам представляется, вполне. Какой смысл имело спустя много столетий выдумывать все эти события? Чтобы унизить жителей Мурома? Но зачем это нужно было делать? С 1392 г. Муром входил в состав Московского государства, и из документов не видно, чтобы его население находилось в какой-либо оппозиции к Москве. Житие явно составлялось каким-то местным муромским автором в целях выявления и возвеличивания местных муромских святых -- князя Константина Святославича и его сыновей. Автор использовал при его составлении какой-то весьма древний источник, быть может, записи при одной из муромских церквей, а также добавил в житие кое-что от себя. Последнее легко устанавливается при анализе памятника.

Но когда происходили все описанные выше события?

Многие исследователи пытались ответить на этот вопрос. Они стремились увязать имена упомянутых в житии князей с теми князьями, которые нам известны по летописям.

Так, например, Д. И. Иловайский считал, что Константин Святославич жития соответствует Ярославу Святославичу, муромскому князю, внуку Ярослава Мудрого, управлявшему Муромской землей в начале XII в. Поэтому и водворение христианства в Муром он относил также к началу XII в. Его гипотеза вызвала возражение у М. Н. Тихомирова, который резонно заметил, что христианским именем Ярослава Святославича, как нам известно из «Путешествия игумена Даниила по Святой земле в начале XII в. «, было Панкратий, а не Константин.

К.К. Истомин и Е. Е. Голубинский (последний считал рассказ о крещении муромцев, помещенный в житии, пустым вымыслом) полагали, что жители Мурома были обращены в христианство в конце XI в. Авторы «Спутника по Владимиру и городам Владимирской губернии» относили крещение муромцев к концу XII -- началу XIII в., поскольку, по их данным, Константин Святославич умер в 1205 г. Н. Серебрянский, ссылаясь на одну из редакций жития, где были проставлены даты смерти Константина и его сына Федора, и полагая, что они соответствуют действительности, высказывал мнение, что крещение муромцев имело место лишь в ХШ в. М. П. Тихомиров также был склонен доверять конечным датам правления князей (1224 и 1232 гг.), проставленным в житии, так как «автор жития говорит о каменных досках, найденных на гробах князей, где могли быть вырезаны их имена и даты их кончины». В то же время исследователь заявил, что крещение муромцев к началу ХШ в. было уже состоявшимся фактом, а Константин Святославич был превращен в муромского апостола лишь по аналогии с Константином Великим, «вследствие чего и празднование его было положено на 21 мая, когда праздновались равноапостольные Константин и Елена».

Ни исследователи, ни составитель жития, живший в XVI в., не обратили внимания на то, что в источнике Константин Святославич и его сыновья хотя и названы близкими родственниками князя Владимира («невдале рода того же великаго князя Владимира»), но не восходят по генеалогической прямой к нему, т. е. Константин Святославич и его сыновья представляли собой какое-то боковое ответвление от рода великого киевского князя. Почти никто из историков не обратил внимания и на то, что Константин Святославич вместе со своими сыновьями появился в Муромской земле «не по мнозех летех» после смерти Владимира, Бориса и Глеба. Следовательно, они получили в держание Муромскую землю в начале XI в.

Из «Истории Российской» В. Н. Татищева нам известно также, что в 1023 г. брат Ярослава Мудрого Мстислав Владимирович Храбрый, князь тмутараканский, потребовал от верховного собственника земли прибавления к тем областям, которыми он уже обладал. В ответ на это требование Ярослав дал брату Муромскую землю «чем Мстислав не хотя быть доволен, начал войско готовить на Ярослава…». Спор между братьями из-за земельных владений закончился Лиственской битвой, и которой Ярослав Мудрый был разбит, и Городецким миром, по которому Мстиславу отошли все русские области, расположенные по левую сторону от Днепра, и том числе и Муромская.

Из жития же нам известно, что Константин Святославич умер на княжении в Муроме и был похоронен возле своих сыновей (следовательно, его младший сын Федор скончался раньше отца). Но Ярослав Мудрый не смог бы распорядиться так вольно в 1023 г. Муромской землей, если бы она не являлась к этому времени выморочным уделом. Мстислав же в дальнейшем владел этой землей до своей смерти (1036).

Здесь следует отметить, что обе даты-- 1023 и 1036 гг. -- приводятся нами по византийскому летосчислению. Они ничем не проверяются, и нет уверенности в том, что источник, из которого они были заимствованы при создании хронологической сетки «Повести временных лет», не был ориентирован на антиохийское летосчисление. Так, помещенное под 1024 г. в «Повести временных лет» известие о восстании в Суздальской земле, приведенное вслед за сообщением летописца о походе Мстислава Храброго в Киевскую землю, следует датировать не 1024, а 1032 годом. Поэтому вполне возможно, что Ярослав Мудрый дал своему брату в держание Муромскую землю не в 1023, а в 1031 г., а Мстислав Храбрый держал ее не до 1036, а до 1044 г.

Таким образом, получается, что описанная в житии борьба Константина Святославича с «неверными» муромскими людьми протекала в промежуток «не по мнозех летех» после 1015 г. и примерно до 1023 (1031?) г.

Кстати, Мстислав Храбрый, как это видно из Любечского синодика, имел христианское имя «Константин». Но с ним увязать описанные в житии события невозможно по следующим причинам: 1) Мстислав был Владимировичем, а не Святославичем; 2) Мстислав был из того же рода, что и Владимир Святой, Борис и Глеб, а «невдале рода того же»; 3) Мстислав жил и умер в Чернигове и там же был похоронен в Спасском соборе в отличие от Константина Муромского.

По житию получается, что Константин Святославич дважды строил в Муроме церковь Благовещения: в первый раз сразу же после захвата города, а во второй раз -- после крещения муромцев. Но это обстоятельство не кажется странным. Действительно, сразу же после взятия Мурома по приказу князя могла быть воздвигнута на скорую руку постройка-времянка, позднее же создали более капитальное и вместительное сооружение.

В житии также говорится, что тем же князем в Муроме был поставлен и Борисоглебский собор. Однако были ли в это время Борис и Глеб, сыновья Владимира Святославича, уже канонизированы? Можно ли было уже тогда строить храмы в их честь?

В некоторых источниках XI в., в частности в «Сказании о чудесах Бориса и Глеба», а также в «Житии Бориса и Глеба» проводится мысль, что канонизация сыновей Владимира была предпринята в княжение Ярослава Мудрого и в ней принял участие киевский митрополит (с 1007 г.) Иоанн. Стараниями Ярослава и Иоанна в Вышгороде под Киевом строится церковь-усыпальница, куда были перенесены тела погибших в междоусобной борьбе двух братьев, которая получает наименование Борисоглебского собора, а также устанавливается день поминовения святых -- 24 июля. Поэтому и построение в Муроме Борисоглебского собора Константином Святославичем в 20-е или в начале 30-х годок XI в. (если в источнике применено антиохийское летосчисление) возможно.

Мстислав Храбрый, которому перешел Муром, там не жил, а сделал своей резиденцией город Чернигов. Поэтому неудивительно, что отсутствие князя в Муромской земле, а также жесткого контроля за населением со стороны княжеской администрации привело к тому, что там вновь восторжествовали языческие верования, а христианские храмы оказались в запущенном состоянии. По житию, положение было исправлено лишь спустя много лет после смерти Константина Святославича при князе Георгии Ярославиче, создавшем в Муроме свою резиденцию, поселившем там своих бояр и купцов, обновившем и очистившем муромские церкви от скверны.

Что же это был за князь и когда он появился в Муроме?

Историками предпринимались попытки отождествить его с муромским князем Юрием Ярославичем, который, как нам известно из летописей, держал Муромскую землю в 1129--1143 гг. Однако из письменных источников нам известно и другое: уже во второй полони не XI -- начале XII в. в Муроме постоянно княжили сильные князья: Роман Красный, Давыд, Олег и Ярослав Святославичи -- сыновья великого киевского князя Святослава Ярославича, а также Изяслав Владимирович -- сын Владимира Мономаха. Эти могущественные правители не потерпели бы засилья язычников в столице своего княжества.

Е.И. Горюнова отмечала, что мурома как народ в XI в. подвергается быстрой ассимиляции со стороны пришлого славянского населения и теряет свой «столь привлекательный для археологов, живописный, богатый металлическими украшениями костюм». И далее исследовательница продолжает: «Курганные могильники XI-- XII вв., как правило, дают один обряд -- трупоположение. Трупосожжения исчезают в это время почти повсеместно. Их пережитком является обычай разжигать погребальный костер, на пепел которого и возлагается труп умершего…». По ее мнению, ассимиляция муромы была ускорена влиянием русского города на местное население, процессом феодализации, а также насильственной христианизацией данного региона.

И действительно, без христианизации муромского населения ассимиляция населения, проживавшего в нижнем и среднем течении Оки, не могла бы пойти столь быстрыми темпами. Следовательно, нам нужно искать князя, носившего имя Георгий Ярославич и жившего примерно в середине XI столетия.

Быть может, это был один из сыновей Ярослава Мудрого? Христианские имена большинства сыновей Ярослава нам известны: Изяслав-Дмитрий, Святослав-Николай, Всеволод-Андрей, Вячеслав-Меркурий. Неизвестными остаются христианские имена лишь двух сыновей Ярослава: Владимира, проведшего всю жизнь на княжении в Новгороде Великом, весьма далеком от Муромской земли (ум. в 1052 г.), а также Игоря. О последнем нам известно, что в 1054 г. Ярослав Мудрый перед своей смертью наделил его Владимиро-Волынской областью, пограничной с Польшей, которой Игорь управлял три года. После смерти старшего брата Вячеслава-Меркурия в 1057 г. Игорь был переведен великим киевским князем Изяславом Ярославичем на княжение в Смоленск, где и скончался в 1060 г.

Интересно, что польский хронист XIV в. Ян Длугош, использовавший при написании своего обширного исторического труда большое количество русских летописей и польских хроник, называет Игоря Ярославича Григорием, что в переводе на русский язык означает Георгий или Григорий. Длугошу было хорошо известно и имя «Игорь». Им он обозначает, например, великого киевского князя Игоря Старого. Следовательно, Длугош знал христианское имя Игоря Ярославича, которое звучало «Георгий».

Но если это так, то возникает вопрос: когда Игорь Ярославич мог владеть Муромом? Он родился в 1036 г. Нам известны его владения с 1054 по 1060 г. После 1054 г. Муромская земля по завещанию Ярослава Мудрого принадлежала Святославу и его потомкам, а потому ею Игорь владеть не мог. Остается только одно: Муром Игорь Ярославич получил еще при жизни отца до 1054 г. И это выглядит как закономерное явление. На Руси неоднократны случаи, когда князья направляли своих 6−8-летних сыновей под присмотром опытных бояр-воевод па княжение в крупные города. А потому маловероятно, чтобы Игорь до 18-летнего возраста не имел собственного княжения. Скорее всего, он был отправлен отцом в Муром в конце 40-х или в начале 50-х годов XI в. В этом случае окончательное становление христианства в Муроме следует датировать концом первой половины XI в. И если Константин Святославич умер в начале 20-х годов XI в., то до вокняжения в Муроме Игоря Ярославича действительно прошло немало времени: 25--30 лет.

Таким образом, и в муромском регионе мы сталкиваемся с многоэтапным обращением в христианство населения. Не исключено, что первоначально христианство проникло в Муромскую землю еще в правление Владимира Святославича, т. е. в конце X или в самом начале XI в. Затем в силу не известных нам причин муромцы отказались от христианства, и даже сыну Владимира Глебу в 1014--1015 гг. не удалось их направить на путь христианизации. Только князю Константину Святославичу, применившему к муромцам военную силу, удалось заставить жителей этой далекой посуточной окраины Руси вновь обратиться к христианству. Однако со смертью Константина Святославича язычество вновь возобладало в Муроме. «Невернии люди» способствовали запустению града Мурома и построенных в нем христианских храмов. Новый этап внедрении христианства в Муромскую землю начался лишь в конце первой половины XI в. Во второй половине XI--начале XII столетия христианство с помощью княжеской власти утверждается в Муромской области, хотя отмеченные археологами пережитки язычества в это время проявляются довольно ярко. Это говорит, возможно, о наличии двоеверия у населенцев данного региона. Вполне допустимо также, что в Муромской земле и в XII в. в местах, слабо поддающихся княжескому контролю, существовали небольшие коллективы, по-прежнему исповедующие языческую религию.

Список литературы:

1. Рапов О. М. Русская Церковь в IX — первой трети XII в. Принятие христианства. — М.: Высш. Шк., 1988 г. — 416 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой