История Древней Индии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение 2
  • 1. Историография 4
  • 2. Особенности пересмотра истории и хронологий 6
  • 3. Индия, колыбель мировой цивилизации? 19
  • Заключение 22
  • Библиография 24

Введение

Сегодняшний индуизм это не только развитие ведической религии и культуры, а синтез многих разнообразных элементов. Несомненно, в основе его лежат Веды. Это проявляется в кастовой структуре индусского общества, в ритуалах, которым до сих пор подвергается почти каждый индус (особенно, что касается инициации, женитьбы и последнего причастия), в традиционных понятиях о ритуальной чистоте и осквернении и в том уважении, которое до сих пор вызывают к себе Веды. Существует большая сфера относительно поклонения и религиозной практики индусов, которая мало или совсем не обоснована Ведами: построение храмов, поклонение Божествам, паломничества, обеты и молитвы Богам и Богиням, о которых не упоминается в Ведах, верование (типа переселения души в другое тело после смерти), изображения мира, содержащие многочисленные небеса и ады и много-много еще, что как кажется, было заимствовано из неведических местных культур. Были исторические развития, которые привели к появлению многочисленных философских школ, сект и общин, отличающихся друг от друга писаниями, толкованиями, обычаями, убеждениями.

Невзирая на свои ведические истоки, индуизм никогда не был единственным ни в сфере управления, ни в плане доктрины или практики. У него нет общепринятого начальства, нет единого центра и нет общей истории. В отличие от историй других религий, которые опираются на одного основателя и на одном писании, история индуизма являет собой связку параллельных историй традиций, свободно определенных с самого их начала, выдержавших ряд разделений и объединений и не чувствующих никакой необходимости в том, чтобы искать свое опознание в соответствии особому историческому правлению. Будучи невероятно консервативным в некоторых своих проявлениях, индуизм очень открыт для перемены и развития, что вызывается влиянием харизматических личностей. С давних времен индусам предоставлялась большая свобода в том, чтобы истолковывать свои традиционные писания большим множеством различных способов. Та легкость, с которой индусы всегда идентифицировали людей, впечатливших их, с воплощениями Бога, привела к появлению внутри самого индуизма многих параллельных традиций, делая невозможным записать хронику развития индуизма, как непрерывного единого целого.

Цель данной работы: изучение особенностей истории Древней Индии.

1. Историография

Религиозная политика Ашоки подвергалась многочисленным научным исследованиям как в зарубежной, так и отечественной исторической науке. В основном источниками для этих исследований были эдикты. Здесь нужно отдать должное Дж. Принсепу, прочитавшему эдикты. Его труды были опубликованы в 1838 году в «Журнале бенгальского азиатского общества». Без них были бы невозможны многие дальнейшие исторические и филологические исследования. Над переводами и комментариями эдиктов работали ученые разных стран Европы.

XX век принес новые работы, теперь уже посвященные конкретно династии Маурьев и царю Ашоке. В 1901 году вышла книга англичанина Винсента Смита «Ашока». В 1904 году увидел свет его труд «Ранняя история Индии». Эта книга представляет собой полное описание истории Индии с древности до мусульманского завоевания. В. Смит дает в ней детальное освещение фактов и источников, обращая внимание на разночтения (которых особенно много в отношении древней Индии) и уделяя особое внимание вопросам культуры и искусства. Особенностью этого сочинения является доступное широкой публике изложение и логическое деление текста, облегчающее восприятие разнообразного материала. Но в свете новейших исследований некоторая информация представляется неполной, или же формулировки слишком однозначными. Так, на мой взгляд, давая оценку деятельности Ашоки, Смит очень прямо трактует эдикты, мало учитывая другие источники, в частности, буддийские тексты.

Говоря об историографии, нельзя не упомянуть грандиозный труд ученых, переводивших эдикты. Среди них прославились Х. Уилсон, А. Вульнер, Е. Хультш, Т. Михельсон, Г. Бюлер.

Как источник информации по истории древней Индии во всем мире используется «Кембриджская история древней Индии», первое издание которой появилось в 1922 году. В этой книге глава, посвященная Ашоке, называется «Ашока, царственный покровитель буддизма». Такое заглавие ясно отражает отношение авторов к его деятельности.

Говоря о британской индологии в общем, следует отметить некоторую тенденциозность, связанную с колонизацией Индии, т. е. умаление ценности и уникальности ее культуры.

На рубеже XIX и XX веков появились работы по индийской истории исследователей из Индии. Основоположником индийской исторической науки считается Рамкришна Гопал Бхандаркар (1837−1925). В 1925 г. был опубликован его труд «Ашока». Истории Индии до мусульманского завоевания посвящена книга «Ранняя история Декана до магометанского завоевания». Индийская историческая наука получила новый импульс в развитии после достижения страной независимости. Этот период представлен работами Н. Шастри, У. Гхошала, Р. Салетора, Д. Сиркар, М. Мехендале. Очень полно и подробно представлена жизнь древних индийцев в книге П. Кане «История дхармашастры». В ней хорошо освещаются вопросы социального и государственного строя. Широкую известность получил труд Р. Тхапар «Ашока и падение Маурьев» (1951). В нем наряду с другими уделяется много внимания вопросам идеологии.

В отличие от британской, индийская историческая наука имеет тенденцию склоняться в другую крайность — преувеличивать мощь индийской цивилизации и ее индивидуальность.

Отечественная школа индологии сыграла значительную роль в изучении деятельности Ашоки. Особый интерес представляет для нас работа И. П. Минаева «Буддизм. Исследования и материалы», где рассматриваются аспекты религиозной политики Ашоки в основном на материале эдиктов. Освещаются такие спорные вопросы, как буддийские соборы и датировка канонических сочинений.

Еще раньше, в 1857 году, вышел труд В. Васильева «Буддизм. Его догматы, история и литература».

Крупнейшим исследователем истории и культуры древней Индии был академик С. Ф. Ольденбург. Популярным даже среди широкой публики стало его сочинение «Жизнь Будды».

В советское время отечественная индология на некоторое время замедлила свое развитие. Связано это было, возможно, со сложной международной политической ситуацией: страну потрясали репрессии.

Серьезный шаг вперед в изучении интересующей нас проблемы сделали Г. М. Бонгард-Левин, Г. Ф. Ильин, А. В. Герасимов. Хорошим и доступным источником сведений стала книга Ильина и Бонгарда-Левина «Древняя Индия». Авторы прослеживают развитие религиозных взглядов Ашоки, а также трактуют его религиозную политику на фоне государственных интересов империи.

В соавторстве с А. В. Герасимовым Бонгард-Левин выпустил книгу «Мудрецы и философы древней Индии». В ней представлена и история буддизма. В этом труде замечательно то, что религиозное течение рассматривается не с отвлеченных позиций, а как бы изнутри. Авторы углубляются не только в догматическую суть религии, но и обращают внимание на жизнь общины, изменение положения буддистов в обществе и т. п. Сходную картину дает труд «Древнеиндийская цивилизация. Философия, наука, религия». В отечественной историографии наиболее полно и объективно политика Ашоки представлена, на мой взгляд, в книге Бонгарда-Левина «Индия эпохи Маурьев». Взгляд Бонгарда-Левина отличается объективностью и свободой от идеологических догм и идеализации. Бонгард-Левин обращает внимание на хроники и другие сочинения, сопоставляя их с данными эдиктов и пытаясь воссоздать объективную картину.

2. Особенности пересмотра истории и хронологий

Когда сразу после второй мировой войны народы Азии и Африки обрели независимость, то их интеллектуалы начали осознавать тот факт, что истории их стран писались представителями колониальных властей, которым они сопротивлялись. В большинстве случаев они обнаружили, что «официальные» историки отмахнулись от всех традиционных отчетов об их собственном прошлом как от чего-то типа мифа и сказки. Не имея часто своих собственных академически квалифицированных историков (или, что хуже, имея только своих местных историков, которые стали придерживаться точек зрения своих колониальных хозяев), недовольство существующими историями их стран выражать себя часто в местных трудах, которым не хватало академических удостоверений, необходимых для того, чтобы произвести впечатление на профессиональных историков.

В данный момент ситуация медленно меняется. Истории своих стран переписывает заново новое поколение ученых, которые выросли в постколониальные времена и не разделяют прежних предубеждений ученых, а также владеют орудиями своего ремесла — хорошим знанием применяемых языков, осведомленностью с культурой своих стран, уважением к местным традициям.

Нигде это не проявляется так ярко как в Индии. В Индии существовала традиция знания и образованности намного более древняя и обширная, чем возраст тех европейских стран, которые с 16 века стали ее политическими хозяевами. Сегодня ученые Индии пишут заново историю страны.

«Теория вторжения ариев» и старая хронология

Один из главных пунктов пересмотра истории касается так называемой «теории вторжения ариев», к которой часто относятся как к колониально-миссионерской, подразумевая что это был плод мысли завоевателей иностранных колоний, которые не могли не представить, что вся более высокая культура должна была прийти из-за пределов «отсталой» Индии, и которые также предполагали, что религию можно распространять только через политически подержанное миссионерское усилие.

Не рассматривая более зловещую версию этой переработки истории, обвиняющую изобретателей «теории вторжения ариев» в злобе и цинизме, все же нет сомнений в том, что ранние европейские попытки объяснить присутствие в Индии индийцев имели много общего с широко распространенным библейским убеждением, что человечество возникло из 1 пары людей, а точнее Адама и Евы (полагали, что дата их совместного рождения — 4005 год до рождества Христова), и что все народы на Земле произошли от одного из сыновей Ноя — единственного из людей, пережившего Всемирный Потоп (датируемый 2,5 тысячелетием до р. Христова). Казалось, единственная проблема состоит в том, чтобы установить связь между народами, не упомянутыми в 10 главе Первой книги Моисея (Бытие. Ветхий Завет: Заселение Земли), и одним из библейских генеалогических списков.

Одним подобным примером христианского историка, пытавшегося объяснить присутствие в Индии индийцев, является знаменитый Аббэ Дюбуа (1770−1848), чье длительное пребывание в Индии (1792−1823) позволило ему собрать большое количество интересных материалов касательно обычаев и традиций индусов. Его рукопись (на французском языке) купила Британская остиндийская компания и в 1897 г. эта рукопись появилась в английском переводе под заглавием «Нравы, обычаи и обряды индусов» с предисловием преподобного Фридриха Макса Мюллера. Аббэ Дюбуа не испытывая желания противопоставить (свои) предположения нелепым басням (индийцев), решительно заявлял: «Практически признано, что Индия была заселена очень скоро после Потопа, превратившего весь мир в пустыню. Тот факт, что она находилась так близко к земле Сеннаар, где так надолго осели потомки Ноя, а к тому же хороший климат и плодородность этой страны, вскоре привели к ее заселению».

Отвергая точки зрения других ученых, связывавшие индийцев с египетскими или арабскими корнями, он рискнул предположить, что индийцы являются потомками не Сима, как утверждают многие, а Иафета Аббэ Дюбуа объясняет: «По моей теории они прибыли в Индию с севера и я бы определил первую обитель их предков в районе Кавказа». Причины, которые он приводит для обоснования своей теории, совершенно неубедительны, но он дальше строит свою теорию миграции (однако это еще не теория «арийской миграции») на этом зыбком фундаменте.

Макс Мюллер (1823−1903), который в значительной мере был ответственным за «теорию арийского захвата» и за старую хронологию, был слишком близок по духу и времени к подобной точке зрения, чтобы не принять ее абсолютно беспрекословно. В своем предисловии он хвалит работу Аббэ Дюбуа как «заслуживающий доверия авторитет… который всегда сохранит свою ценность». То, что большой частью ранней британской индологии двигали соображения христианского миссионерства не является секретом. Знаменитая и важная Боденовская кафедра санскрита при Оксфордском университете была основана в 1811 году полковником Боденом с определенной целью «содействовать переводу Писаний на санскрит для того, чтобы дать возможность его соотечественникам продолжать обращать в христианскую религию местных жителей Индии». В 1886 году Макс Мюллер в письме к жене писал: «В будущем перевод Вед сильно скажется на судьбе Индии и на развитии миллионов людей в этой стране. Это корень их религии и я уверен, что показать им, что является этим корнем, — единственный способ вырвать с корнем все то, что возникло из нее за последние три тысячи лет».

Когда близость между многими европейскими языками и санскритом стала общепринятым понятием, ученые почти автоматически сделали вывод, что, говорившие на санскрите, предки современных индийцев должны были находиться где-то не полпути между Индией и западной окраиной Европы — на севере Германии, в Скандинавии, на юге России, на Памире — откуда они вторглись в Пенджаб. (Стоит также отметить, что ранние кабинетные ученые, которые измыслили эти грандиозные теории относительно миграции, не имели фактического знания той местности, которую, как считалось, пересекли их «захватчики-арийцы», перевалов, через которые, как полагали, они переправились и различных климатов, в которых, как полагали, они жили). Предположив, что ведические индийцы были полукочевыми воинами и скотоводами, получили соответствие картине, чтобы при открытии Мохенджо-Даро и Хараппы также предположить, что это были города, уничтоженные арийскими захватчиками под руководством их Бога Индры — разрушителя городов и что темнокожие местные люди были теми, кому эти захватчики навязали свою религию и свою кастовую систему.

Западные ученые решили применить свои собственные методологии и, за отсутствием надежных фактов, приняли за истину для индийской истории временные рамки на основе своих предположений. Считая традиционные даты из жизни Сиддхархи Гаутамы Будды, довольно хорошо обосновали 6-м столетием до нашей эры, предположительно добуддистские индийские записи были размещены в последовательности, показавшейся филологам правдоподобной. Допуская на основании лингвистики истинность традиционных заявлений относительно того, что «Риг-веда» — древнейший индуистский литературный документ, Макс Мюллер, отводя на образование каждого рода ведической литературы промежуток времени в 200 лет и, допуская, что ведический период закатился ко времени прихода Будды, установил следующую, ранее общепринятую, последовательность:

«Риг-веда» — 1,2 тысячелетие до рожд. Христова;

«Яджур-веда», «Сама-веда», «Атхарва-веда» — 1 тысяч. до рожд. Христова;

«Брахманы» — 8 век до рожд. Христова;

«Араньяки Упанишады» — 6 век до рожд. Христова.

Сам Макс Мюллер допускал то, что ведическая хронология строилась чисто на предположении, и в своей последней работе, изданной перед его смертью — «6 систем индийской философии» — признавал: «Какой бы датой не датировались ведические гимны — 1500 или 15 000 годом до рожд. Христова, в мировой литературе они имеют свое особое уникальное место и стоят особняком» (стр. 35). Даже во время Макса Мюллера были западные и индийские ученые — такие, как Мориц Винтерниц и Бол Гангадху Тилак, не соглашавшиеся с его хронологией и отстаивавшие намного более старший возраст «Риг-веды».

С самого начала индийские ученые указывали на то, что в Ведах не упоминается о миграции не из Индии, что все географические особенности, упомянутые в «Риг-веде», характерны для северо-западной части Индии и что не существует никаких археологических фактов, подтверждающих теорию арийского захвата. С другой стороны, в ведических работах упоминаются созвездия, чьи временные рамки появления на небе можно вычислить. Однако, даты, приближающиеся к 4500 году до рожд. Христова в одном наблюдении «Риг-веде», 3200 году, упомянутому в «Шатапатха-Брахмане», кажутся слишком уж отдаленными, чтобы считать их приемлемыми, особенно если предположить (как это делали многие ученые 19 столетия), что миру только близко 6 тысяч лет и что всемирный потоп произошел всего 4,5 тысяч лет тому назад.

Развенчивание теории арийского захвата: новая хронология

Современные индийские ученые, движимые, надо признать, не только научными интересами, бурно отвергают то, что они называют «колониально-миссионерской теорией арийского захвата». Они обвиняют ее создателей в преднамеренном применении цели и процесса колониального завоевания Индии западными державами в наши дни в отношении начала индийской цивилизации: подобно тому, как европейцы пришли в Индию в качестве носителей, предположительно, более развитой цивилизации и высшей религии, так и арийцы, по предположению, напали на страну, которой они навязали свою культуру и религию.

Последняя большая работа представляет «17 аргументов: почему вторжения арийцев никогда не было». Возможно, стоит кратко подитожить и проанализировать их:

1. Модель вторжения ариев в большой мере основывается на лингвистических предположениях, которые неоправданны (и ошибочны). Языки развиваются намного медленнее, чем предполагали ученые 19 столетия. По словам Рэкфру, люди, говорившие на индоевропейских языках, возможно, жили в Анатолии еще в 7 тысячелетии до рожд. Христова;

2. Предполагаемые крупномасштабные миграции арийского народа во втором тысячелетии до н.э. (сперва в Западную Азию, а затем в северную часть Индии, где-то в 15 веке до н.э.) не могут быть подтверждены ввиду того факта, что уже к 2200 году до рожд. Христова хиттиты были в Анатолии, а у касситов и митанни к 1600 году до рожд. Христова уже были цари и династии;

3. В записях древней Индии не указывается вторжение или крупномасштабная миграция — ни в Ведах, ни в буддистских писаниях или писаниях джайнизма, ни в тамильской литературе. Описанные в «Риг-веде» фауна и флора, география и климат характерны для северной части Индии;

4. Существует поразительная культурная связь между археологическими ископаемыми находками продуктов труда, относящимся к индосарасватской цивилизации, и последующим индийским обществом и культурой: общность религиозных представлений, искусств, ремесел, литературы, системы веса и измерений;

5. Археологические находки в Мехргаре (медные изделия, скот, ячмень) повествуют о культуре аналогичной той, что присуща ведическим индийцам. Вопреки прежним толкованиям, «Риг-веда» изображает не уклад кочевников, а городской уклад (purusa — производное от pur vasa = обитатель города);

6. Теория арийского захвата основывалась на предположении, что владеющие лошадьми и колесницами кочевники разбили городскую цивилизацию, которой лошади были неведомы и что лошади изображаются только с середины второго тысячелетия. Между тем в поселениях Хараппского периода и более ранних поселениях были найдены археологические свидетельства о лошадях; Рисунки с лошадьми были найдены в пещерах эпохи палеолита в Индии, В Украине были найдены изображения всадников на лошадях, датируемые 4300 годом до рожд. Христова. Военные колесницы с запряженными в них лошадьми нетипичны для скотоводов, они характерны для городских цивилизаций.

7. Расовое разнообразие, обнаруживаемое в скелетах, найденных в древних поселениях индусской цивилизации то же, что и в современной Индии; среди этих находок нет фактов того, что был приход представителей новой расы;

8. «Риг-веда» описывает сеть рек в северной Индии, то есть до 1,9 тысячелетия до рожд. Христова в отношении реки Сарасвати и до 2,6 тысячелетия до рожд. Христова в отношении реки Дришадвати. Ведическая литература изображает миграцию населения с Сарасвати («Риг-веда») на Гангу (Брахманы и Пураны), что также обосновывается археологическими находками;

9. Астрономические упоминания в «Риг-веде» основываются на календаре «Плеяды-Криттика» (созвездие Тельца) 2500 года до рожд. Христова, когда ведическая астрономия и математика были хорошо развитыми науками (что, опять же, не характерно для кочевников);

10. Города индусов были не уничтожены захватчиками, а брошены их жителями из-за превращения региона в пустыню. Страбок в «Географии» (XV.I. I) сообщает, что Аристовул видел тысячи покинутых деревень и городов; причиной ухода из них послужило то, что Инд изменил свое течение;

11. В битвах, описанных в «Риг-веде», бились не захватчики и местные жители, а люди, принадлежащие к той же культуре;

12. Раскопки в Двараке привели к открытию поселения, по площади больше чем Мохленджо-Даро; это поселение датируется 15 ст. до рожд. Христова; оно имеет архитектурные строения, следы применения железа, письмо, которое по времени соотносится с периодом между Хараппой и шрифтом брахми. Двараку до сих пор связывали с Кришной и концом ведического периода;

13. Общность в морфологии письма: хараппское, шрифты Брахми и Деванагари;

14. Ведическое слово ayas, переводимое раньше как «железо», по всей вероятности обозначало медь или бронзу. Железо нашли в Индии в Кашмире и Двараке до 15 столетия до н.э. ;

15. Династические списки, упомянутые в Пуранах, среди которых только в одной ведической династии более 120 царей, хорошо соответствуют «новой хронологии». Они датируются третьим тысячелетием до нашей эры. Греческие сводки повествуют о списках индийских царских династий, относящихся к седьмому тысячелетию до рожд. Христова;

16. Сама «Риг-веда» изображает развитую и усложненную культуру — продукт длительного развития, «цивилизацию, которую невозможно было принести в Индию верхом» (с. 160);

17. Было обнаружено, что культура «серой расписной керамики» в равнинах на запад от реки Ганг, относится где-то к Х1 веку до рожд. Христова, связана с более ранними культурами этого региона и т. д.

Давайте рассмотрим некоторые из этих доводов более подробно. Как часто отмечается, в Ведах нет намека на миграцию народа, который считал ее своей священной традицией. Воистину, было бы странно, если бы ведические индийцы утратили всякие воспоминания о таком важном событии, произошедшим, как предполагают, сравнительно недавно — намного позже чем, к примеру, переселение Авраама и его народа, что хорошо подтверждается Библией, и на что она часто ссылается. К тому же, как было установлено недавно при помощи спутниковой фотографии и геологических исследований, Сарасвати, самая могущественная река, известная ригведическим индийцам, вдоль берегов которой они основали многочисленные большие поселения, полностью высохла к 19 веку до нашей эры — за четыре столетия до того, как, по предположениям, арии захватили Индию. Вряд ли можно утверждать, что арии основывали свои деревни вдоль русла высохшей реки.

Когда в начале 20 века были обнаружены первые следы руин, так называемой, индусской цивилизации, сторонники теории арийского захвата полагали, что они нашли недостающие археологические факты: здесь были «мощные форты» и «великие города», которые, как говорили, покорил и уничтожил воинственный Индра, упоминаемый в «Риг-веде». Затем выяснилось, что эти города никто не уничтожал и не было обнаружено никаких свидетельств захватнических войн: наводнения и засухи сделали невозможным поддерживать жизнь большого количества населения в этом регионе и люди из Мохенджо-Даро Хараппы и других мест переселились в более гостеприимные регионы. Дальнейшее археологическое исследование не только расширило ареал распространения индусской цивилизации, но также показало переход последних стадий этой цивилизации в гангскую культуру. Археогеографы установили, что засуха, длившаяся 2−3 сотни лет, опустошила широкую полосу земли начиная Анатолией, захватывая Месопотамию и заканчивая Северной Индией; это произошло где-то с 23 до 20 века до рожд. Христова.

На основе подобного рода данных и исходя из ведических текстов, появляется новая история истоков индуизма, отражающая самосознание индусов и пытающаяся заменить «колониально-миссионерскую теорию захвата ариями Индии» преставлением об Индии как «колыбели цивилизации». Эта новая теория рассматривает индусскую цивилизацию как феномен позднего периода Вед и отодвигает начало ведической эпохи (внутреиндийское) на несколько тысячелетий назад. Одной из причин того, чтобы считать индусскую цивилизацию «ведической», являются данные о городском планировании и архитектурном дизайне, требовавших довольно развитой алгебраической геометрии — типа той, что присутствует в ведических «Шульпасутрах». Широкопочитаемый историк математики А. Сей-денберг, изучив геометрию, использованную в построении египетских пирамид и цитаделей в Месопотамии, пришел к выводу, что она отражает заимствованную геометрию — геометрию, источником которой являются ведические «Шульпасутры». Если это так, то тогда знание («веда»), на котором основывается строительство Хараппы и Мохенджо-Даро, не может быть древнее самой этой цивилизации.

Хотя «Риг-веду» всегда считали наиболее древним литературным документом Индии и считали такой, где сохранилась самая древняя форма санскрита, индийцы не считали ее источником своей ранней истории. Этой цели служила «Итихаса-пурана». Язык этих произведений древнее чем язык Вед, а время их последней редакции намного позже нежели установление ведического канона. Однако, они содержат подробную информацию касательно древних событий и личностей, которые составляют часть индийской истории. Древние, типа Геродота — отца греческой историографии, не отделяли рассказа от истории. Они не то, что подвергали сомнению свои исторические источники, но обычно противопоставляли различные части сведений, не поддавая факты при этом критическому анализу. Таким образом, нельзя читать «Итихаса-пурану» как нечто равноценное современному учебнику по истории Индии; ее можно читать скорее как книгу рассказов, содержащую информацию, в которую добавлены толкование, факты и вымысел. Однако индийцы всегда относились к родословным достаточно серьезно и можно предположить, что пуранические списки династий (типа списков парампар в «Упанишадах») рассказывают об именах настоящих правителей в правильной последовательности. На основе этих предположений можно предварительно воссоздать историю Индии, начиная где-то с 4,5 тысячелетия до рожд. Христова.

Ключевым элементом в переработке истории древней Индии было недавнее открытие Мехргара — поселения местности Хиндукуш, в котором начиная с. тысячелетия до нашей эры на протяжении нескольких тысячелетий непрерывно жили люди. Это открытие продлило историю Индии на несколько тысячелетий раньше, чем весьма хорошо до сих пор датируемая индусская цивилизация.

Объединив, имеющиеся в наличии на сегодняшний день, археологические данные, американский антрополог Джеймс Шаффер разработал следующую хронологию ранней индийской цивилизации:

1. Начало эпохи добычи пищи (6,5−5 тысячелетие до рожд. Христова): гончарные изделия отсутствуют;

2. Эпоха разделения на регионы (5−2,5 тысячелетие до рожд. Христова): наличие различных региональных стилей гончарных изделий и других ископаемых находок, являющихся продуктами человеческого труда;

3. Эпоха объединения (2,5−1,9 тысячелетие до рожд. Христова): культурная однородность и появление городских центров типа Мохенджо-Даро и Хараппы;

4. Эпоха локализации (1,9−1,3 тысячелетие до рожд. Христова): смешение образцов из эпохи интеграции (объединения) и местных керамических стилей.

В настоящее время нам достались две резко отличающиеся друг от друга версии истории древней Индии, имеющие две радикально различные хронологии и множество доводов с каждой стороны. Те защищают теорию арийского вторжения и связанную с ней хронологию, обвиняют сторонников «Новой хронологии» в потакании индусскому шовинизму. Последние же подозревают первых в том, что они считаются с «колониально-миссионерскими» предрассудками и отказывают в самобытности местных индийцев. Новым элементом, вошедшим в дискуссию, являются научные исследования. В то время как более старая теория относительно истории Индии опиралась исключительно на филологические доводы, новая включает в себя астрономические, геологические, математические и археологические факты. В целом создается такое впечатление, что вторая, новая, теория основывается на лучшем фундаменте. Филологические аргументы не только с самого начала больше основывались на сильных утверждениях и смелых догадках, но и сами цивилизации — как древняя так и современная включают в себя больше, чем только литература. К тому же ученые, имеющие чисто филологическую подготовку — именно грамматисты — не в состоянии разобраться в техническом языке и научной информации, что содержатся даже в изучаемых ими текстами.

Возьмите современную научную литературу. Она изобилует греческими и латинскими техническими терминами, она содержит в себе обилие формул, составленных из греческих букв и букв иврита. Если бы ученым, имеющим образование в области классических языков, пришлось читать подобные труды, вероятно они могли бы найти какие-то приемлемые переводы технических терминов на современный английский язык, но вряд ли они были бы в состоянии понять на самом деле большую часть из того, что они читают и они явно не извлекли бы из этих работ ту информацию, которую их авторы хотели передать людям, получивших подготовку в их специальностях. Что касается древних индийских текстов, то здесь ситуация не слишком отличается от вышеописанной. Признание кое-кого из самых лучших ученых (типа Гелднера, который в своем переводе «Риг-веды», считавшимся наилучшим из всех переводов, сделанных на сегодняшний день, объявляет многие места из книги «темнее чем самое темное предсказание» или Гонды, считавшего что «Риг-веда» в основном непереводима) в неспособности понять очень многие тексты и отказ большинства ученых углубиться дальше их грамматического и этимологического анализа указывает на существование более глубокой проблемы. Древние не только были поэтами и литераторами, но и владели также своими науками и техническим мастерством, своими секретами и условностями, которые не являются очевидными для того, кто не живет в их мире. Был сделан определенный прогресс в расшифровке медицинской и астрономической литературы более поздней эпохи, в чтении архитектурных и относящихся к искусству материалов. Однако большая часть технического значения самой древней ведической литературы ускользает от нас до сих пор.

3. Индия, колыбель мировой цивилизации?

Основываясь на древнюю датировку «Риг-веды» (4 тыс. до рожд. Хр.) и на прочность аргумента, что ведическая астрономия и геометрия предшествовали астрономии и геометрии других известных древних цивилизаций, некоторые ученые типа Н. С. Раджарама Джорджа Фаерштейна, Субхаша Каха и Дэвида Фрош, выдвинули смелое предположение, что Индия была «колыбелью цивилизации». Они связывают недавно открытую раннюю европейскую цивилизацию (предшествующую более чем на тысячелетие древнему Шумеру и Древнему Египту) с волнами населения, двигавшегося или изгнанного из северо-западной части Индии. Более поздние миграции, вызванные либо климатическими переменами, либо военными событиями, должно быть, привели хиттитов в западную Азию, иранцев — в Афганистан и Иран) а многих других в Иные части Евразии. Подобный сценарий должен бы потребовать полной переработки истории Древнего Мира — особенно если добавить к нему, по-видимому, обоснованные определенными материальными доказательствами утверждения, что ведические индийцы еще до 2,5 тыс. до рожд. Хр. установили торговые связи с Центральной Америкой и Восточной Африкой. Не удивительно, что «Новая хронология» вызывает не только научную дискуссию, но также и эмоциональное возбуждение. Для того, чтобы полностью учредить «Новую хронологию» потребуются намного более веские данные, а многие утверждения, возможно, нужно взять обратно. Но нет сомнений в том, сто старая хронология уже дискредитирована и что не только для тех кто изучает Древнюю Индию, но и для изучающих Древний Мир в целом будущее сулит много неожиданного.

Пересмотр истории Древней Индии дает ответы на несколько отдельных, но взаимосвязанных между собой вопросов, которые часто смешивают вместе:

1. Наиболее важный (в эмоциональном плане) вопрос связан с колыбелью ведической цивилизации; его отождествляют с вопросом: «Где была сочинена „Риг-веда“?» Ответ самих индийцев на этот вопрос всегда был — «в Индии», а точнее «в Педжабе». «Колониально-миссионерское» предположение европейцев было — «за пределами Индии».

2. Следующий вопрос, который не часто задают в ясной форме, таков: «Откуда родом „арии“ — доведические люди?» Это проблема, скорее, для археологов нежели для историков. История Индии, рассматриваемая с точки зрения наличия в стране представителей различных рас показывает влияние на данный аспект со всех сторон, отовсюду.

3. Связанный с этим, но стоящий отдельно вопрос касается «колыбели цивилизации» на каковую претендуют несколько древних культур: Шумер, Египет, Индия (возможно можно было бы упомянуть и Китай, который длительное время считал себя единственной по-настоящему цивилизованной страной). В зависимости от полученного нами ответа главное распространение населения / цивилизации пришло бы с запада на восток или с востока на запад. Знаменитое выражение «свет с востока» часто применялось по отношению к распространению культуры в древнем мире. Индия находилась там, где находился «Восток».

4. Довольно странно, что защитники «теории арийского захвата» у которых нет ни археологических ни литературных документов для доказательства своего предположения, требуют подробного доказательства того, что арийского нападения не было и отказываются признать имеющиеся в наличии факты. Подобным образом они считают, что имеют право объявить мифом, что бы ни сказали, источники («Риг-веда», «Пураны») если это не соответствует их предвзятым представлениям о ведической Индии.

Если судить о прочности аргументов в пользу пересмотра истории древней Индии в направлении «Индия, как колыбель цивилизации», то можно оценить находки Сейденберга, касающиеся геометрии из шульпасутр (данная геометрия применялась в цивилизации индусов, вавилонская и египетская геометрия — производные от геометрии индусов) выше всех. За ними по прочности шли бы археоастрономическое определение астрономических данных из ведических и постведических текстов. На третьем месте — базирующееся на основе спутниковой фотографии определение времени, когда пересохла река Сарасвати, и археолого-географическое обнаружение следов длившейся века засухи, протянувшейся полосой от Анатолии через Месопотамию и Северную Индию. Геологическое исследование выявило большие тектонические изменения в Пенджабе и у подножия Гималаев. В одном месте участок за прошедшие 2 тысячи лет поднялся, где-то, на 60 метров.

«Голова Васиштхы» — бронзовая голова, найденная возле Дели — при помощи радиоуглеродного тестирования была датирована, где-то, 3,7 тысячелетием до рожд. Хр. — временем, когда по мнению Хикса и Андерсона, произошла битва десяти царей (упоминаемый в «Риг-веде» Васиштха был советником царя Судаса). Следующим фактором, говорящим в пользу «ведического» характера цивилизации индусов, является наличие во многих поселениях (ведических) алтарей. Довольно важным есть также отсутствие во всей древнеиндийской литературе (Ведах, «Брахманах», эпических поэмах «Пуранах») воспоминания о миграции извне Индии в нее. Признавая, что ведические самхиты были скорее ритуальными пособиями нежели историческими записями, дальнейшего прогресса в пересмотре истории древней Индии «можно было бы ожидать скорее от изучения «Итихаса-пураны» нежели из анализа «Риг-веды» (это типа того, как можно было бы перестроить историю древнего Израиля, опираясь на изучение псалмов, а «Бытие» и «Книгу царств» упустить при этом из виду. Или какая перестройка истории Европы могла бы обосновываться на изучении самых ранних «обрядов римского народа»?)

Заключение

Одним из основных выводов в результате рассмотрения различных книг по истории Индии является отсутствие в Индии на протяжении многих веков исторической идеи. Интересная литература, пластика, философия, собственные или квази-собственные религиозные системы и полное отсутствие исторической идеи, историографии и хронологии! Актуалистски мыслящим представителям традиционной историографии трудно себе даже представить, что целый субконтинент размером с Европу построил самобытную культуру, не включающую таких — на самом деле весьма поздних — европейских культурных понятий как хроника событий и их соотнесение временной оси.

В результате сегодня написанная в последние полтора века под влиянием европейских колониалистов — самими колонизаторами и воспитанными ими в европейском духе будущими борцами за независимость — индийская история напоминает, по меткому выражению одного японского историка, телефонную книгу: из разных литературных источников историки наковыряли тысячи имен, но никакой реальной исторической информации этому именному «изюму» соотнести не смогли. История «древней» Индии и сегодня остается примитивным филологическим исследованием и набором традиционалистских сказок в духе европейского исторического сказочного творчества.

С одной стороны это состояние безысторичности Индии свидетельствует о том, что сказки об европейской «античности» и выводимые из них «античные» европейские влияния на индийскую историю не имеют ничего общего с реальным историческим прошлым. С другой стороны она служит свидетельством коллективной мудрости народов Индостана: чем тратить время на выдумывание какой-то там истории (которую все равно каждый новый правитель будет переписывать под собственные политические нужды), лучше развивать йогу, тантризм и другие мудрые учения.

Библиография

1. Бонгард-Левин Г. М. Индия эпохи Маурьев, М.: Наука, 1993.

2. Бонгард-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Древняя Индия, М.: Главная редакция восточной литературы, 1969.

3. Васильев В. Буддизм. Его догматы, история и литература, СПб, 1857.

4. Вестник древней истории, М., 2008, №№ 4, 7.

5. Минаев И. П. Буддизм. Исследования и материалы, СПб: Типография Императорской Академии Наук, 2007.

6. Мифы народов мира. Энциклопедия, 2000.

7. Хрестоматия по истории Древнего Востока. Под ред. М. А. Коростовцева, И. С. Кацнельсона, В. И. Кузищина. М.: Высш. школа, 2000.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой