Компрессия на синтаксическом уровне языка

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ КОММУНИКАТИВНОЙ ЦЕЛИ, СТРУКТУРЫ И ДРУГИХ ПРИЗНАКОВ

1.1 Компрессия как отражение закона экономии в языке

1.2 Сложность определения понятия «предложение»

1.3 Типы предложений в английском языке

1.4 Структурные типы простого предложения в английском языке

1.5 Типы осложненных предложений

1.6 Депиктивные конструкции

ГЛАВА 2. КОМПРЕССИЯ НА СИНТАКСИЧЕСКОМ УРОВНЕ ЯЗЫКА

2.1 Компрессия в системе простого предложения английского и русского языков

2.2 Компрессия в системе полипредиктивных предложений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

CПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Настоящая работа посвящена исследованию средств выражения компрессии на синтаксическом уровне в английском и русском языках.

Выбор темы обусловлен нашим интересом к такому закону в языке, который связан с актом передачи информации, называется законом экономии и находит свое проявление в языке и речи в виде языковой компрессии.

Актуальность нашей работы определяется актуальностью общей проблемы, связанной с явлением языковой компрессии, которое охватывает практически все уровни языка — фонематический, морфематический, лексематический и синтаксический.

Степень разработанности темы. Исследованию языковых средств компрессии речи в английском и русском языках посвящено множество трудов различных авторов. В. Д. Аракин рассматривает сравнительную типологию английского и русского языков при помощи сопоставительного анализа грамматики английского и русского языков. Данная тема рассматривается и в трудах С. Н. Ордынской, И. К. Баталова и в работах других авторов.

Целью настоящей работы является проведение сопоставительного анализа средств выражения синтаксической компрессии в английском и русском языках.

Цель работы требует решения следующих задач:

1) провести реферативный анализ научных работ, посвященных проблемам синтаксиса и языковой компрессии;

2) собрать фактический материал по исследуемому явлению;

3) систематизировать собранный фактический материал с точки зрения отражения предложениями явления компрессии в системах простого и полипредикативного предложения;

4) провести сопоставительный анализ средств синтаксической компрессии английского и русского языков.

Объектом нашей работы является синтаксическая компрессии в английском и русском языках.

Предметом нашей работы являются неполные двусоставные (эллиптические), односоставные и осложненные предложения английского и русского языков.

Методы исследования — описательный, анализ теоретической и художественной литературы, трансформации, типолого-сопоставительный анализ.

Эмпирическими источниками исследования послужили научные издания в соответствующей области знания.

Научная и практическая ценность работы заключается в возможности использования полученных результатов в практике преподавания английского языка в высших учебных заведениях в рамках теоретического курса и на практических занятиях. Описанные закономерности могут быть также использованы для дальнейший исследований явлений синтаксиса английского и русского языков. Приводимые в работе языковые примеры могут послужить иллюстративным материалом учебников и пособий.

Положения, выносимые на защиту:

1. Сопоставительный анализ средств синтаксической компрессии английского и русского языков является эффективным средством облегчения преподавания английского языка в школе.

2. Приводимые в работе языковые примеры могут послужить иллюстративным материалом учебников и пособий, необходимых для преподавания английского языках в школах и в высших учебных заведениях.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав и заключения, изложенных на страницах текста. К тексту работы прилагается список цитируемой литературы.

Во введение определяется тема исследования, обосновывается его актуальность, формулируется цель и задачи.

В первой главе освещаются различные подходы к рассматриваемой проблеме, проводится реферативный анализ научных работ, посвященных проблемам синтаксиса и языковой компрессии в английском языке.

Во второй главе делается сопоставительный анализ синтаксических средств выражения компрессии в английском и русском языках посредством наглядной иллюстрации действия данного закона в языке с последующим выявлением черт сходства и различия его отражения в русском и английском языках.

В заключении кратко подводятся итоги проведенного исследования.

ГЛАВА 1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ КОММУНИКАТИВНОЙ ЦЕЛИ, СТРУКТУРЫ И ДРУГИХ ПРИЗНАКОВ

1.1 Компрессия как отражение закона экономии в языке

Как считает С. Н. Ордынская [17, c. 12], явление языковой компрессии — это развитие суперсегментных отношений, как в плане содержания, так и в плане выражения языкового знака. Языковая компрессия как универсалия, ее онтология и функции почти не исследованы.

В английском языке компрессия, или сжатость выражения, ярко проявляется на различных уровнях языка. Она сильно ощущается в грамматическом строе, в словообразовании и в употребление лексических единиц. Таким образом, компрессию можно рассматривать как характерное для английского языка явление.

По мнению С. Н. Ордынской в сознании человека существует особая психотехника, регулирующая понимание информации, поступающей извне в «сжатом» виде. Это понимание распространяется на все уровни языка, в том числе и на фонетический, так как фонема, имея социальный аспект, выполняет функции различения значимых единиц речи. Как известно, сами по себе фонемы не обладают собственным значением, обычно фонема реализуется в одном из звуков морфемы. То, что количество фонем ограничено (при наличии естественной личностной дифференциации, связанной с физиологическими особенностями говорящего), дает возможность унифицировать звуки до степени их понимания. Таким образом, любая фонема языка может быть маркирована как фонокомпрессема.

Второй уровень языка объединяет в своем составе словообразующие и формообразующие морфемы. Количество этих морфем в языке также ограничено, поэтому при образовании новых слов или словоформ пользователь языка способен понять (иногда «почувствовать») семантику этих единиц, в конечном счете, свести формы языка к этому ограниченному количеству морфем. Более того, нетрудно понять морфологическую семантику небольших графических текстов, в которых каждое из использованных слов в своем составе содержит переставленные буквы, а известный пример о «глокой куздре» также подчеркивает факт понимания сказанного с учетом морфемного «узнавания» составляющих. Это еще раз подтверждает сущность языковой компрессии, характерной и для морфематического уровня языка, а составляющие этого уровня могут быть названы морфокомпрессемами.

Если рассматривать лексический уровень, то каждая единица в нем «компрессионна» по своей сути, так как ни одна номинируемая реалия не существует в единственном экземпляре. Следовательно, любое слово (лексокомпрессема) любого языка компрессионно по определению, так как включает в себя множественность единиц референции.

Синтаксический уровень языка также представляет собой пример сжатия информации до определенных структур (предложений). Но, хотя каждому языку свойственна своя система построения предложений, количественно эта система имеет свои границы (правила), иначе коммуникация была бы невозможна, соответственно, любое предложение являет собой пример синтаксической компрессии — синтактокомпрессемы [17, c. 12].

И.В. Арнольд отмечает, что «пропуск логически необходимых элементов высказывания может принимать разные формы и иметь разные стилистические функции» [4, c. 187]. К синтаксическим средствам, способствующим компрессии в языке, она относит использование односоставных и неполных предложений, бессоюзие и умолчание. С точки зрения грамматики наиболее важным кажется рассмотрение односоставных и эллиптических предложений.

Номинативные односоставные предложения обладают большим экспрессивным материалом, поскольку существительные, являющиеся их главным членом, совмещают в себе образ предмета и идею его существования. Они используются не только в описаниях обстановки действия в начале романа или главы, в авторских ремарках в начале пьес, в любых описаниях, где общая картина складывается из отдельных элементов, но и в динамическом повествовании. Автор подтверждает данный факт следующим примером:

Back room with an old kitchen range. Good mahogany table. Horsehair chairs. Bed in corner made up like a sofa. Glass-front bookcase full of nice books: Chamber’s Encyclopedia, Bible dictionary. Sixpenny Philosophers [4, c. 188].

Следует обратить внимание на то, что односоставные предложения не содержат раздельного выражения субъекта и предиката и не могут, поэтому считаться неполными и объединяются со случаями пропуска логически необходимых элементов, поскольку и те и другие являются средствами синтаксической компрессии.

Эллипсис — это неполное предложение, позиционная модель которого не полностью выражена словесными формами. Однако пропущенные элементы высказывания легко восстанавливаются в данном контексте. Будучи особенно характерным, для разговорной речи, эллипсис и вне диалога придает высказыванию интонацию живой речи, динамичность.

И.Р. Гальперин говорит об эллипсисе как об умышленном опущении какого-либо члена предложения в определенных стилистических целях и поясняет это примером [12, c. 195]. В предложениях

See you tomorrow!

Had a good time?

Won’t do.

You say that!

отсутствуют различные члены предложения. Отсутствие членов предложения в вышеприведенных примерах вызвано различными причинами. Так, например, в первых двух примерах отсутствие подлежащего и части сказуемого обусловлено ситуацией, в которой происходит общение и которая позволяет такого рода построение. В третьем примере отсутствие подлежащего вызвано некоторой небрежностью, характерной вообще для устного живого общения. Интересно, что эта небрежность вызывается иногда и быстрым темпом живой разговорной речи. Последний пример вызван возбужденным состоянием говорящего, о чем свидетельствует восклицательный знак, графически подсказывающий соответствующее интонационное оформление возбужденного высказывания. В другом же примере

So Justice Oberwaltzer — solemnly and didactically from his high seat to the jury. (Dreiser)

опущение, хотя и основанное на типическом в разговорной речи, преследует цели осознанного эмоционального воздействия на читателя.

Компрессия, или закон экономии в языке, находит свое отражение не только в художественных текстах, но и в научных и публицистических. Возросшие объемы публикаций имеют прямое отношение к эволюции общественных отношений, когда так называемая устная информация уступает информации письменной. Растет число названий научных журналов, в каждом номере увеличивается число статей, и сокращаются их размеры. Подать читателю информацию в сжатом виде — вот одна из актуальных задач информационной работы в настоящее время. Не случайно, поэтому исследователи уделяют особое внимание проблемам экономии языковых средств и языковой компрессии как одному из проявлений языковой экономии. Авторы статей ставят перед собой задачу — минимумом языковых средств выразить максимум достоверной информации, что и обуславливает определенные языковые черты информационного сообщения. Обеспечение необходимой ёмкости в тексте достигается компрессией.

Как отмечает С. Н. Ордынская, в различных сферах дискурса компрессия имеет свою специфику, отражающую стилевое различие в языке (с соответствующими особенностями и правилами использования). Компрессионны метаязыки, тайные знаки, арго. Так называемые «свернутые тексты», представленные графически (таблицы, заголовки, логотипы, аббревиатура, различные устойчивые сочетания, в том числе девизы, прецедентные имена и выражения и т. д.). Все эти виды текстов представляют собой возможный таксон конечных результатов языковой компрессии.

В языке СМИ, рекламе, дискурсе объявлений языковая компрессия выступает как средство информирования и/или дезинформирования. Наивысшей степенью информационной компрессии обладают тексты религиозные, мифологические, фольклорные, так как они исполняются главным образом устно и имеют трансляционно-трансформационный характер происхождения.

Возможность компрессии создается уплотнением информации, при этом отношении формы и содержания меняется в сторону расширения и углубления понятийного содержания. Поэтому С. Н. Ордынская утверждает, что язык, будучи врожденной артикуляционно-ориентированнной информационной системой, обеспечивает функционирование мышления и сознания и дает возможность получать, хранить, создавать и передавать информацию, при этом его возникновение и существование предполагает наличие такой онтологической универсалии, как компрессия [17, c. 13].

1.2 Сложность определения понятия «предложения»

Одной из наиболее трудных теоретических проблем, касающихся предложения, которая, по мнению лингвистов, остается нерешенной до настоящего времени, является проблема адекватности определения предложения. Существует множество определений этой синтаксической единицы, к которым продолжают добавляться все новые. В настоящий момент насчитывается около трехсот определений предложения: логического, психологического, формально-грамматического и фонетико-интонационного типов. Однако адекватное определение должно содержать указание на родовую принадлежность определяемого явления, и, вместе с тем, в нем должны быть отмечены те из множества присущих ему свойств, которые обуславливают специфику именно данного явления, составляя, таким образом, его сущность.

Е.И. Истрина отмечает ведущие признаки предложения, выдвинутые лингвистами разных школ и направлений. Отправным моментом является замечание А. А. Шахматова о том, что определение предложения должно заключать в себе не конкретную характеристику структурных данных, а только предусмотренность этих данных [16, c. 324]. Существенным признаком предложения, как отдельной коммуникативной единицы, является его синтаксическая автономность (отсутствие грамматических показателей включения в большую грамматическую форму). Этот признак, четко сформулированный Л. Блумфильдом и Ч. Фризом, позволяет при его правильной интерпретации отграничить предложение от смежных предложений в тексте как бы с внешней стороны. В этом же плане, но с внутренней стороны предложение может быть охарактеризовано как грамматически замкнутая структура, имеющая только внутренние синтаксические связи. Другим существенным признаком предложения, сформулированным Й. Рисом, является его целостность, то есть неделимость (невозможность расчленить предложение на единицы с теми же функциями и признаками), и, наконец, обязательный признак предложения — его законченность, не только интонационная, но и грамматическая, со стороны реализации необходимых синтаксических связей, сочетаемости его компонентов [15, c. 8].

Рассматривая определения таких современных авторов, как М. Я. Блох и Б. А. Ильиш, можно отметить их ярко выраженное различие. Например, Б. А. Ильиш не дает четкого определения понятия «предложение», основывая свою точку зрения на том факте, что «понятие предложения не получило еще наиболее подходящего определения, которое позволило бы судить, является ли та или иная лингвистическая единица предложением или нет» [25, c. 181]. М. Я. Блох считает, что предложение — это непосредственная существенная единица речи, построенная при помощи слов в соответствии с определенной синтаксической моделью и имеющая контекстуальную коммуникативную цель [23, c. 236].

Г. Г. Почепцов также говорит о сложности, многоаспектности предложения, что затрудняет выработку его определения. По его мнению, адекватное определение должно содержать указание на родовую принадлежность определяемого явления, и, вместе с тем, в нем должны быть отмечены те из множества присущих ему свойств, которые обуславливают специфику именно данного явления, составляя, таким образом, его сущность. После рассмотрения структуры, семантики и прагматики предложений, он приходит к следующему выводу: предложение — это минимальная синтаксическая конструкция, используемая в актах речевой коммуникации, характеризующаяся предикативностью и реализующая определенную структурную схему [14, c. 165].

1.3 Типы предложений в английском языке

Существуют множество точек зрения на классификацию предложений в английском языке. Согласно предположению Л. С. Бархударова «исходным, элементарным типом предложения является простое повествовательное предложение с последовательностью непосредственно составляющих „подлежащее-сказуемое“… типа Birds fly, John smiled, I live in London, etc. Все другие структурные типы предложений суть не что иное, как трансформы этого исходного типа, образованные от него при помощи определенных элементарных трансформаций» [7, c. 172]. Таким образом, предложения могут рассматриваться с точки зрения их структуры и коммуникативной цели.

В классификации, в основе которой лежит рассмотрение структуры предложения, можно обнаружить следующие типы предложений:

1) простое / сложное предложение (сложносочиненное и сложноподчиненное;

2) полное / неполное предложение (эллипсис);

3) двусоставное / односоставное предложение;

4) распространенное / нераспространенное предложение.

Выделение каждого из подтипов данной классификации основано на разных подходах к структурной организации предложений и отражает ее различные аспекты: количество предикативных линий, наличие слов, занимающих главные позиции в предложении, а также количество главных членов предложения.

Предложение — это минимальная единица коммуникации. В соответствии с ролью предложений в процессе общения они подразделяются на четыре грамматически оформленных типа: повествовательные, вопросительные, побудительные и восклицательные. Каждый из этих видов отличается по своей коммуникативной цели и выражает соответственно утверждения, вопросы, команды и восклицания. Такое подразделение характерно для простого предложения. Коммуникативная цель сложного предложения зависит от коммуникативной цели главного предложения, входящего в его состав.

Б.С. Хаймович и Б. И. Роговская выделяют еще один тип классификации предложений, основывающийся на их различных категориях [28, c. 242]. Так, например, рассматривая два предложения He is a student. — Is he a student?, они замечают, что их формы отличаются только по типу интонации и относительному расположению членов предикации, а также единственное различие в значениях «повествование» — «вопрос». Эта категория получила название категории презентации и показывает, представлено ли предложение как утверждение или как вопрос. Кроме того, при анализе синтаксических оппозем Open the door. — Don't open the door. Do you like it? — Don't you like it? You know. — You don’t know., была выделена еще одна категория — категория информации. Для нее характерным является наличие значений «утверждение» — «отрицание» в данных оппоземах. И, наконец, при сравнении таких пар предложений, как Come. — Do come. He came. — He did come. I’ll see him. — I shall see him. It’s raining. — It is raining., был сделан вывод, что данные структуры являются оппоземами категории экспрессивности. Два специфических значения данной категории — эмфатическая (подчеркнутая) и неэмфатическая экспрессивность.

Для нас наибольший интерес представляет классификация предложений, основанная на их структурной организации, а точнее, связанная с ней классификация простого предложения.

1.4 Структурные типы простого предложения в английском языке

Двусоставные предложения

В английском языке основной структурой простого предложения служит одна подлежащно-сказуемостная единица [7, c. 141]. Следовательно, в предложении имеются две главные позиции: позиция подлежащего и позиция сказуемого. Данная модель характерна для двусоставного предложения. Однако она может существенно варьироваться в зависимости, в основном, от типа глагола, исполняющего функцию сказуемого. Глагол, занимающий позицию предиката, может быть переходным, непереходным или глаголом-связкой. Например:

1. John ran.

2. John is a student.

3. John is clever.

4. John learned French.

5. John gives Mary his book.

6. John lives in London.

7. We found John guilty.

8. We found John a bore.

Как можно заметить в вышепредставленной таблице, данная модель может быть как нераспространенной (1−3), так и распространенной (4−7). В данном случае элементы, распространяющие структуру предложения, являются обязательными, незаменимыми. Но, кроме того, в предложение могут включаться и необязательные элементы, такие как определения, некоторые виды предложных дополнений и обстоятельства [29, c. 6]. Все перечисленное может быть добавлено к любой из структур, представленных в таблице. Например:

John ran quickly to me.

My friend John is a very clever student.

My son is a very kind boy.

Нераспространенное предложение содержит только две главные позиции основной модели: подлежащее и сказуемое. Но число таких предложений сравнительно невелико. Обычно такие модели распространены при помощи различных необязательных элементов.

Эллипсис (неполное предложение).

Эллипсис — это процесс исключения обязательного структурного элемента предложения, т. е. подлежащего или сказуемого или обоих этих членов [15, c. 108]. Существование эллиптических предложений полностью зависит от контекста или ситуации, т.к. это именно те факторы, которые создают все необходимые предпосылки для возможности упущения главных структурных компонентов. Например:

«What was her name? «I said.

«Tutts,"he said (Bates).

Обычно часть текста, подкрепляющего эллиптическое предложение, предшествует ему. Однако она может и следовать за ним, как в примере:

«I have to do a rough survey for a plan».

«Is someone moving in?»

«Doubtful,» he said. «It's much likely they’ll pull it down» (Bates).

Существуют несколько структурных разновидностей эллипсиса, различающихся по частям предложений, на основе которых они построены [29, c. 87].

1. Предложения, основанные на сказуемом или его части с второстепенными членами или без них. Например:

«What did you do?» I said.

«Filled'em» (Bates).

2. Предложения, основанные на подлежащем.

Например:

Loman: Well, sir… if I must answer, I did fancy someone had taken it.

Dr. Senior: Who?

Loman: Greenfield (Walsh).

3. Предложения, основанные на второстепенных членах в зависимости от невыраженного сказуемого:

а) на дополнении:

Loman: That’s all right then. You can give me my bill now, Cripps.

Cripps: Bill? What bill? (Walsh).

б) на обстоятельстве:

Edward: … Tell me, does she ever pay you any wages?

Jacob (shaking his head): Never, Master Edward (Walsh).

Эллиптические конструкции, описанные выше, в основном встречаются в разговоре, когда отсутствующие части предложения ясны из предшествующих реплик или ситуации. Также они могут быть обнаружены в повествованиях. В таком случае они представляют собой части какого-то предложения и как будто бы оторваны от него, но продолжают модель в виде отдельных предложений. Например:

Only there’s no bridge any more. No truck. No Egbert (Maltz).

The long, unbearable nightmare had begun. And the reign of Cant, Delusion, and Delirium [7, c. 180].

Кроме того, к этой группе можно отнести предложения, полные по своей струкруре, но все же эллиптические, т.к. они начинаются с подчинительных союзов. Они служат показателем того, что эти предложения являются только частью более завершенной модели. Например:

Musically it was terrible, but it bit into your brain, it got into your blood, like a crude stimulant. Which was precisely why Ernest objected to it? (Greenwood).

Л.С. Бархударов обращает большое внимание на способ экспликации слова, представленного в эллиптической конструкции нулевым вариантом. Под «экспликацией» Л. С. Бархударов понимает «преобразование, обратное эллипсису („стиранию“), а именно, замену нулевого варианта того или иного слова эксплицитно выраженным вариантом» [7, c. 180]. Он классифицирует все эллиптические предложения на синтагматически восполняемые, т. е. восстанавливаемые «в своем звучащем варианте из окружающего контекста», и парадигматически восполняемые, имеющие место в случае, если «экспликация данного слова или слов возможна только на основе других аналогичных конструкций, встречающихся в языке, но не зарегистрированных непосредственно в контекстуальном окружении данного эллиптического предложения» [7, c. 180].

Синтагматически восполняемые предложения могут быть восстановлены как из данного, так и из какого-либо другого предложения, предшествующего или последующего. Например:

She was proud of her father having been a staff officer and her husband a colonel in the Medical Service (S. Maugham).

The spoken language does even less than the written to make inflexional endings genuinely distinctive (R. Long).

In form, too, the exclamatory resemble the interrogative sentences (E. Kruisinga).

Sam was in her blood. Had always been. Would always be (P. Abrahams).

The two men’s eyes met. In Dorian’s there was infinite pity (O. Wilde).

«How were the races?» «Fine» (E. Hemingway).

Явление, когда эллипсис восстанавливается из последующего предложения, более редко. Однако в английском языке такого рода предложения все же встречаются. Например:

Sometimes, with his mocking grin, he’d say, «A lot of vagabonds, that’s all we are» (M. Catoo).

«Nice letter, isn’t it?» (Cronin).

Данные конструкции интересны тем, что в них имеются два эллиптических предложения, взаимовосполняющих друг друга.

Парадигматически восполняемые эллиптические предложения также представляют большой интерес для исследователей. Наиболее типичным примером таких предложений служат побудительные предложения с глаголом-сказуемым в форме императива:

«Stop and speak to me» (J. Galsworthy).

«Come on», Aymo said to the girls [7, c. 181].

В подобных предложениях нулевым вариантом всегда представлено подлежащее — личное местоимение you, о чем свидетельствует наличие в английском языке полных побудительных предложений, в которых данное местоимение представлено эксплицитно выраженным вариантом:

«You listen to me, Horace» (J. Steinbeck).

Несколько реже в английском языке встречаются эллиптические предложения других коммуникативных типов: повествовательные и вопросительные. Например:

«Disturbing! The porridge is burnt again!» (Ch. Bronte).

«Competent woman», thought the Inspector to himself [7, c. 181].

«Feeling better?» he asked (M. Catto).

Кроме того, особо характерным является эллипсис глагола-связки be в составе именного сказуемого, преимущественно в форме настоящего времени, т. е. эллиптическая конструкция с наличием нулевой связки и восклицательной интонации. Например:

«Doyce in England!» exclaimed Arthur (Ch. Dickens).

Bleak and dark the January night (J. Galsworthy).

Рассматривая данный структурный тип простого предложения как эллипсис, необходимо также упомянуть и об актуальном членении предложений.

Один из основоположников теории актуального членения чешский ученый В. Матезиус выделял в качестве элементов членения высказывания основу и ядро [22, c. 10]. Впоследствии более широко распространенными стали термины «тема» и «рема». Тема определяется как исходная часть высказывания или предмет сообщения, рема — как элемент, несущий основное содержание сообщения, т. е. коммуникативный центр высказывания [22, c. 10].

В языках аналитического строя выделяют два основных способа выражения ремы: синтаксический и лексический. К первому относят специальные конструкции, например эмфатические, где ремой служат сказуемое, страдательный залог, инверсия, вынесенная в препозицию часть предложения, в некоторых случаях порядок слов, предложное дополнение, указывающее на производителя или источник действия. Ко второму — ограничительные и усилительно-выразительные частицы типа: only, merely, just, namely, such as, rather than, неопределенный артикль, отрицательные и возвратные местоимения [8, c. 36].

Что же касается структуры и семантики эллиптических предложений, в них четко наблюдается опущение темы и наличие только нового, ранее неизвестного сообщения, т. е. ремы. Темой же будет являться эксплицитно восстанавливаемая часть эллипсиса, которую можно восполнить синтагматическими или прагматическими способом.

Односоставные предложения

В структуре односоставного предложения можно выделить только один главный член. Например:

A pause (Wilde).

Death! Murder! (Dreiser).

Silence, except for the moaning wind and the crunch of gravel under the officer’s boots (Aldington).

Хотя главные члены односоставных предложений, приведенных выше выражены существительными, они не могут быть идентифицированы с подлежащими, и, несмотря на то, что внешне они достаточно схожи с подлежащими двусоставных предложений, отличием является то, что эти существительные являются в то же время носителями предикативности, т. е. они обозначают конкретный субъект и констатируют факт его существования. Таким образом, можно сказать, что односоставные предложение — это особый структурный и семантический тип предложений, отличный от двусоставного предложения и построенный по характерной для него модели.

Н.А. Кобрина и Е. А. Корнеева выделяют следующие типы односоставных предложений: номинативные, адъективные, адвербиальные и вербальные предложения, — каждый из которых определяет существование определенных объектов, качеств, ситуаций [29, c. 90].

1. Номинативные предложения, с центральной частью, выраженной существительным или числительным, могут быть как нераспространенными, так и распространенными при помощи определений. Например:

Sensation (B. Shaw).

Sunday morning. Market-place of a large mining village in the Midlands. A man addressing a small gang of colliers from the foot of a stumpy memorial obelisk (Lawrence).

Номинативные односоставные предложения типа «A short pause» очень похожи на эллиптические двусоставные предложения. Однако существует два фактора, способных доказать, что это не так. Во-первых, предложения типа «A short pause» могут быть соотнесены с рядом предложений подобного структурного типа, для которых не существует соответствующих вариантов полных двусоставных предложений. Например:

An old park (Lawrence).

Midnight (Walsh).

И, во-вторых, эллиптические предложения, иногда полностью повторяющие структуру номинативных односоставных предложений, существуют только в подкреплении конкретным текстом. Например:

It’s not so big as it was in the old wooden-cross days, but it’s still quite large. Acres and acres. Yes, acres and acres (Aldington).

Номинативные односоставные предложения часто используются в описаниях или сценических указаниях для введения определенных ситуаций. Кроме того, к ним относятся и заголовки книг: «The Egoist», «The Man of Property», «Death of a Hero».

2. В адъективных предложениях центральная часть выражена прилагательным, которое обозначает, конкретные качества и одновременно с этим приписывает данные качества целой ситуации в более широком общем смысле. Например:

Marvelous! (Aldington).

How horrible! (Wilde).

Адъективные предложения часто считают эллиптическими двусоставными предложениями с отсутствующим указательным подлежащим «it» (Marvelous! = It is marvelous!). Однако, это мнение ошибочно. Предложения первой группы отличаются от предложений второй группы не только по отсутствию подлежащего и части сказуемого, но и в семантике, т.к. они не только характеризуют ситуацию, но и выражают субъективные чувства говорящего:

Marvelous! — I marvel at the situation.

How horrible! — The situation fills me with horror.

Следовательно, вышеуказанные группы предложений отличаются по своей структуре, построены соответственно характерной для них модели и наполнены характерным содержанием.

Данный класс предложений часто используется в разговорной речи для выражения эмоционального отношения говорящего к обсуждаемому.

3. В адвербиальных предложениях центральная часть выражена различными, преимущественно предложными, адвербиальными фразами. Например:

In the garden restaurant of a hotel at remagen on the Rhine, on a fine afternoon in August in the eighteen-eighties (B. Shaw).

In the doorway of the temple of Ra in Memphis [7, c. 181].

Данный вид предложений используется только в сценических указаниях, при необходимости описания места действия и ситуации.

4. Центральная часть вербальных односоставных предложений выражена неопределенными формами глагола, в основном инфинитивом, а также иногда герундием и причастием. Например:

To think that any one as nice as he should be pursued by such wretches as those (Dreiser).

Еще одним примером является:

Sitting at an official desk in a corner commanding a charming river view and feeling that at last, after almost two months in that menial department below stairs, he was a figure of some consequence in this enormous institution! [7, c. 181].

Living at the mercy of a woman who has neither mercy nor pity in her, a woman whom it is an infamy to meet, a degradation to know, a vile woman (Wilde).

Данный тип предложений используется, в основном, для описания эмоций субъективного восприятия реальности.

В соответствии с целью высказывания номинативные и вербальные односоставные предложения подразделяются на повествовательные, восклицательные и вопросительные. Например:

Sunday in London (Aldington).

To be looked upon by her with favour, — made, by reason of that favour, a part of that fine world to which she belonged (Dreiser).

No drying, no withering, no decay (Wells).

That high world! (Dreiser).

To think that he should be a full cousin to this wealthy and influential family! (Dreiser).

Arrested! Tired! (Dreiser).

Адъективные односоставные предложения существует только в восклицательной форме. Например:

How terrible! (Dreiser).

How curious! (Wilde).

Strange! (Dreiser).

Адвербиальные односоставные предложения существуют только в повествовательной форме. Например:

In the School Chapel. Full-dress. Preparation Class for Confirmation (Aldington).

Однако следует сказать, что не все ученые грамматисты поддерживают данную теорию подразделения предложений на односоставные и эллиптические. Согласно взглядам М. Я. Блоха на данную проблему, в английском языке следует выделять односоставные конструкции и двусоставные конструкции [23, c. 274]. В двусоставных предложениях ось подлежащего и ось сказуемого четко и эксплицитно выражена во внешней структуре, что характерно для всех коммуникативных типов предложения. Например:

The books come out of the experiences. What has been happening here? You better go back to bed.

В односоставных предложениях только одна его составная часть эксплицитно выражена, поскольку другая не представлена во внешней струкруре предложения. Например:

«Who will meet us at the airport?» — «Mary. «

«And what is your opinion of me?» — «Hard as nails, absolutely ruthless, a born intriguer, and as self-centered as they make `em. «

«I thought he might have said something to you about it.» — «Not a word. «

«Glad to see you after all these years!»

Все вышеприведенное примеры, по мнению М. Я. Блох, обладают достаточно определенными «свободными» позициями, которые можно заполнить соответствующими, не выраженными прямо в ситуационных контекстах членами. Постольку поскольку восстановление отсутствующей оси в подобных предложениях не является необходимым. Автор теории классифицирует данный тип как «свободные односоставные предложения». Наравне с данным типом существует односоставные предложения без контекстуальной импликации. Для подтверждения сказанного М. Я. Блох приводит следующий пример:

«…I'm quite miserable enough already.» — «Why? Because you’re going away from Mrs. Jennet?» — «No.» — «From me, then?» — No answer for a long time. Dick dared not to look at her (Kipling).

В данном случае односоставные предложение «No answer for a long time» можно трансформировать в двусоставное предложение «There was no answer», «He received no answer for a long time» или «No answer was given for a long time». Подобные предложения получили название «фиксированные односоставные предложения». К данной группе предложений можно также отнести назывные конструкции, приветствия, представления, побуждения, извинения и т. д.

1.5 Типы осложненных предложений

М.Я. Блох определяет осложненное предложение как предложение, имеющие в своем составе две или несколько предикативных линий, которые выражены слитно [23, c. 340]. Чаще всего одна из этих линий является доминантной, а все остальные формируют полупредикативное распространение предложения. Распространяющие полупредикативные линии в осложненном предложении или полностью связаны с доминирующей предикативной группой конструкции, или частично связаны с ней и ослаблены в результате трансформаций, произведенных при объединении. компрессия синтаксис депиктивный

Б.А. Ильиш говорит о существовании так называемой «переходной формы от простого предложения к сложному». Согласно его точке зрения, в области, касающейся типов предложения, можно встретить огромное количество явлений, которые хотя не нарушают границ простого предложения, но и не совпадают с его традиционным восприятием, добавляя некоторые особенности, позволяющие считать подобные модели переходными формами от простого предложения к сложному. К таким синтаксическим явлениям он относит предложения с однородными членами, предложения с необособленными приложениями и предложения с вторичной предикацией. Несмотря на то, что они различны во многих отношениях, их схожесть выражается в постепенном выходе из границ простого предложения и приближении к сложному предложению (сложносочиненному или сложноподчиненному) [25, c. 254].

Существует две основные причины существования осложненных предложений в языке, каждая из которых представляет собой существенную важность.

Во-первых, это тенденция языковой экономичности. А во-вторых, осложненное предложение выполняет свою семантическую функцию, отличающуюся от функции сложного предложения, т. е. его применение связано с желанием показать, что события, описанные в данном предложение, более связаны, чем в частях сложного предложения завершенной композиции. Подобная структура отражает восприятие реальности говорящим, его представление событий.

Согласно структурным особенностям осложненных предложений, они подразделяются на осложненносочиненные предложения (т.е. построенные по принципу координации, или сочинения) и осложненноподчиненные предложения (т.е. построенные по принципу субординации, или подчинения).

Осложненносочиненные предложения

По мнению М. Я. Блоха, осложненносочиненные предложение — это осложненное предложение, построенное по принципу сочинения. В его структуре можно заметить, что, по крайней мере, два базовых предложения имеют один общий элемент, являющийся либо подлежащим или сказуемым, либо и тем и другим одновременно. В процессе осложнения предложения частично совпадают в некотором элементе, который становится общим в результате объединения, которое может быть как союзным, так и бессоюзным. В качестве общего утверждения автор отмечает, что чем теснее согласуемая группа связана с глаголом-сказуемым предложения, тем более непосредственно и эксплицитно она функционирует как фактор осложнения предложения. Следовательно, если обратить внимание на согласование сказуемых, как глагольных, так и именных, можно ответить, что каждый элемент группы, представляющий свой собственный предикативный центр, относится к одной оси предложения, представленной подлежащим, и формирует слияние предикативных линий на основе сочинения [23, c. 351]. Таким образом, М. Я. Блох считает наличие сочинительной связи между несколькими сказуемыми, относящимися к одному подлежащему, наиболее существенной формой осложнения предложения, а, следовательно, появления осложнено-сочиненного предложения.

Рассматривая осложненносочиненные предложения необходимо говорить о предложениях с однородными членами. Однородными Б. А. Ильиш называет такие члены предложения, которые относятся к одной категории и равны по отношению к другим членам предложения. Согласно терминологии старой грамматики, подобные предложения называются сокращенными. Данная категория предложений охватывает большое разнообразие явлений. Б. А. Ильиш утверждает, что некоторые предложения с однородными членами близки по своей структуре простому предложению. Например:

Its literary equipment consists of a single fixed shelf stocked with old paper-covered novels, broken-backed, coffee-stained, torn and thumbed; and a couple of little hanging shelves with a few gifts on them… (Shaw).

I only came to thank you and return the coat you lent me.

Однако Б. А. Ильиш соглашается с мнением М. Я. Блоха о том, что наличие сочинительной связи между несколькими сказуемыми, обладающими собственными второстепенными членами предложения (дополнения, обстоятельства, определения) и относящимися к одному подлежащему, и является признаком осложнения простого предложения и делает его переходной формой между простым и сложным предложением:

She caught the thoughtful, withdrawn, disengaged look that rested on the girl and boy: and, glancing back at the girl saw an expression in the sullen grey eyes that perplexed her.

Louka makes way proudly for her, and then goes into the house. (Shaw)

Madame Michel put down her netting and surveyed him sharply over her glasses [25, c. 255].

Эта же идея поддерживается и некоторыми другими лингвистами. Например, В. Г. Адмони подчеркивал разницу между «однородными» сказуемыми и другими «однородными» членами предложения: «однородные сказуемые являются на самом деле не однородными членами предложения одного предложения, а образуют „слитное“ предложение, близкое по своему характеру к сложносочиненному предложению» [13, c. 22].

Осложненносочиненные предложения, построенные по принципу предикатного сочинения, образованы путем слияния как минимум двух предложений-основ, имеющих общее подлежащее. В результате этого в большинстве случаев одно из них становится ведущим предложением завершенной структуры, в то время как другое преобразовывается в согласованное последующее полупредложение (распространение), относящееся к тому же подлежащему. Например:

The soldier was badly wounded. + The soldier stayed in the ranks. = The soldier was badly wounded, but stayed in the ranks.

Единственным случаем, который противоречит данному утверждению, является существование так называемых инвертированных конструкций, которые характеризуются невозможностью выражения ведущего предложения в его целостности по причине интенсивного слияния сказуемых, имеющих отношение к одному и тому же подлежащему, расположенному в конце предложения [23, c. 353]. Например:

Before him lay the road to fame. + The road to fame lured him. = Before him lay and lured him the road to fame.

В случае с именными сказуемыми последовательное дополнительное сказуемое может употребляться без повторения глагола связки, например:

My manner was matter-of-fact, and casual. The savage must have been asleep or very tired.

То же самое можно сказать и в отношении употребления глагольных форм, использованных в функции вспомогательных глаголов при смысловой части составного глагольного сказуемого. Например:

The tiger was at large and burning with rage.

He could not recall the face of the pleasant girl or remember the feel of her.

В зависимости от числа присоединенных предложений-основ М. Я. Блох выделяет двухосновные и многоосновные осложненносочиненные предложения, в которых главная и расширяющая части могут быть соединены как при помощи союзов, так и бессоюзным способом. Первый способ присоединения частей осложненносочиненных предложений выражает, во-первых, цепь событий, а также контраст (сравнение или противопоставление), чередование, следствие, ограничение и разъяснение. Связующими элементами могут выступать как собственно союзы (and, but, or, nor, both… and, not only… but also, either… or, neither… nor), так и слова адвербиальной природы (then, so, just, only, yet). Например:

Mary not only put up with his presence, but tried to be hospitable.

I am neither for the proposal, nor against the proposal; nor participating in that sham discussion of theirs at all.

His beady eyes searched the clearing, then came back to my face.

He was the tallest and bravest, yet was among those to give up life.

М.Я. Блох обращает внимание на тот факт, что наряду с простыми союзами, соединяющими части осложненносочиненных предложений, в английском языке часто используется сочетания союзов с субсоюзами, т. е. элементами, обладающими модально-адвербиальными свойствами и дополняющими значение союза, таким образом приобретая статус связующих определяющих, и выражающих значения смены событий, возможности оценки, последствий рассуждений, контраста, ограниченных условий, нарастания интенсивности действий и множества других, более специфических [23, c. 355]. К данным сочетаниям относятся следующие: and then, and perhaps, and probably, and presently, and so, and consequently; but merely, but only, but instead, but nevertheless; or else, or even, or rather и другие. Например:

He waited for some moments longer and then walked down to the garden to where, on the terrace, the jeep was parked (H.E. Bates).

To his relief, she was not giving off the shifting damp heat of her anger, but instead was cool, decisive, material (J. Updike).

Бессоюзный способ соединения частей осложненносочиненных пред-

ложений на дает детальной характеристики вводному распространению. Основным значением, придаваемым данным видом связи, является перечисление событий происходящих как параллельно, так и в определенной последовательности. Вследствие этого можно обнаружить осложненные предложения, состоящие из большого числа предложений-основ. Например:

He closed the door behind him with a shaking hand, found the old car in its parking place, drove along with the drifting lights.

Однако более часто встречаются конструкции, в которых две первые части соединены бессоюзно, а третья часть — при помощи союза and, что позволяет сделать высказывание более завершенным с точки зрения, как его семантики, так и структуры. Например:

They can do it, have the will to do it, and are actually doing it.

Осложненносочиненные предложения, базирующиеся на существовании сочинительной связи между несколькими сказуемыми, могут достаточно легко трансформироваться в соответствующие сложносочиненные предложения, характерной особенностью которых является наличие идентичных подлежащих. При этом предложения-основы, средства их связи и ситуация высказывания остаются прежними. Например:

The officer received the messengers, took their letters, and though I stood with them, completely ignored me. = The officer received the messengers, took their letters, and though I stood with them, he completely ignored me.

Однако М. Я. Блох говорит о возникновении спорного вопроса, связанного с употреблением конструкций осложненносочиненных предложений и сложносочиненного предложений. Он заключается в том, являются ли подобные предложения абсолютно одинаковыми в отношении функционирования и семантики или же между ними существует некая разница, которую необходимо принимать в расчет при использовании той или иной формы предложения.

Н.Ф. Иртеньева, А. П. Шапкин и М. Я. Блох утверждают, что существует как минимум три причины, по которым использование сложносочиненных предложений представляется приоритетным: во-первых, если главное предложение является сравнительно длинным, во-вторых, если сказуемые не одинаковы по своей структуре, и, наконец, если второе предложение-основа является эмоциональным в высшей степени. Например:

At the start they had the impression of being able to do the task in a day or two, but they failed to do it so quickly.

I wanted to take him fishing, but I was too timid to ask him.

He knew, and he didn’t say it! [27, c. 110].

Проводя параллель между сложносочиненным предложением и осложненносочиненным предложением, М. Я. Блох отмечает, что структура актуального членения этих двух типов предложений существенно отличается. То есть, тогда как актуальное членение сложносочиненного предложения с одинаковыми подлежащими представляет две или более информативных перспективы, характеризующиеся одинаковыми темами и различными ремами, актуальное членение осложнено-сочиненного предложения представляет только одну перспективу, обладающую одной темой и одной, хотя и сложной, ремой, которая в различных контекстах распадается на две или более составляющих суб-рем, равных или неравных в своей информативной важности [23, c. 361]. Например:

We were met by a guide who spoke excellent English and had a head full of facts.

She gave us her address and asked us to come and see her.

Осложненноподчиненные предложения.

М.Я. Блох определяет осложненноподчиненное предложение как осложненное предложение, построенное по принципу подчинения. Оно образовано, как минимум, из двух предложений-основ, одно из которых является матрицей, а другое — предложением-вставкой. В процессе подчинения предложение-вставка частично теряет свою предикативность и занимает одну из синтаксических позиций предложения-матрицы. В результате предложение-матрица становится главной, доминирующей, частью конструкции, а предложение-вставка — подчиненным, полупридаточным предложением [23, c. 341].

В зависимости от характера предикативного слияния выделяют следующие типы осложненноподчиненного предложения (далее ОПП):

1. В результате взаимосвязи предикативных линий в общей синтаксической позиции в предложении, т. е. общем члене предложения:

— ОПП с общей позицией подлежащего;

— ОПП с общей позицией дополнения.

2. В результате линейного расширения:

— ОПП с атрибутивным осложнением;

— ОПП с адвербиальным осложнением;

— ОПП с номинативно-фразовым осложнением.

ОПП с общей позицией подлежащего построены путем соединения двух ядерных предложений, частично совпадающих в подлежащем. Например:

The man stood. + The man was silent. = The man stood silent.

С точки зрения синтагматики сказуемое в подобных предложениях имеет структуру «двойного сказуемого».

Проблема двойного сказуемого была подробно рассмотрена в трудах Н. А. Кобриной и Е. А. Корнеевой [30, c. 16]. Двойное сказуемое заключает в себе свойства двух различных типов сказуемого. В нем можно обнаружить характерные черты простого глагольного сказуемого и составного именного сказуемого. Двойное сказуемое состоит из двух частей, обе из которых значимы. Первая часть глагольная, выражена смысловым глаголом, обозначающим действие или процесс, совершаемый некоторым субъектом. С этой точки зрения оно напоминает простое глагольное сказуемое. Но в то же время глагольная часть данного сказуемого выполняет роль связки, соединяющей вторую часть (именную) с подлежащим.

Вторая часть двойного сказуемого может быть выражена существительным, прилагательным и причастием, которые передают признаки подлежащего. Например:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой