Кризис в России 1998 года, его причины и последствия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

курсовая работа

по дисциплине «Экономика»

на тему

КРИЗИС В РОССИИ 1998 ГОДА, ЕГО ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Явление как кризис, одно из самых губительных для экономики государства, способное вывести из строя весь государственный аппарат, поэтому всегда стоить помнить о подобном опыте прошлого, чтобы избежать его. Период после распада Советского Союза является для нашей страны одним из самых тяжелых в современной истории государства. Наиболее ярким событием тех лет, является экономический кризис августа 1998 года, связанный с ухудшением состояния платёжного баланса и слабой банковской системой. Разумеется, помимо этого, заметным фактором, определившим сроки и форму выражения кризиса в России, стало развертывание мирового финансового кризиса, а также ряд ошибок в экономической политике, допущенных в 1997 — 1998 годах.

Объектом исследования явилась фактическая составляющая экономического кризиса 1998 г.

Цель написания курсовой работы — исследовать предпосылки краха финансовой системы, выявить причинно-следственные связи событий связанных с этим. Для реализации поставленной цели, были обозначены следующие задачи:

— разобраться в политических решениях руководства страны;

— оценить влияние кризиса на макро экономические системы;

— проанализировать все негативные тенденции имевшие место в Российской экономике;

— понять причины кризиса и механизмы его регулирования;

— обозначить последствия дефолта 1998 г. для экономики России.

Основа исследования состояла в применении метода диалектики как общенаучного метода познания, а также ряда частных научных методов: исторического, логического, системного анализа в их различном сочетании.

В работе используется отечественная литература по теме, материалы периодических изданий. Задействованы ресурсы сети Internet.

1. ОБЩЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ 1993−1998 И ПРИЧИНЫ ПРОМЫШЛЕННОГО КРИЗИСА

1.1 Факторы повлекшие дефолт

В конце 20 века Россия была типичным примером страны живущей не по счетам: при неэффективной экономике производились очень большие расходы. Началось это еще в советское время. И, в конечном счете, стало причиной развала Советского Союза. Продолжилось и в России. О грозящем финансовом кризисе предупреждали ведущие российские ученые-экономисты, прогнозирующие финансовую дестабилизацию в банковской и внешне платёжной системах. Но, на тот момент никто из верхушки власти не считался с их мнением, полагая что махину в роде России невозможно обанкротить.

Кризисные процессы в российской экономике накапливались постепенно при параллельно кажущейся стабилизации, давшейся, однако, большой ценой. Противодействие инфляции путем ограничения роста денег в обороте привела к недостатку наличных денежных средств для обслуживания товарооборота: монетизация экономики составила всего 10% против 70−75% ВВП, как во всех развитых странах. Снижение текущей инфляции компенсировалось за счет сокращения социальных расходов и роста «отсроченной инфляции» (девальвации, неплатежей, внутреннего и внешнего государственного долга и т. д.).

В России рост «отсроченной инфляции» происходил на фоне постоянного повышения реальных ставок налогов и снижения объемов их собираемости. Вследствие непродуманной фискальной политики все большее количество предприятий уходило в теневую экономику. Активно работали «обналичивающие фирмы», и только в 1997 г. они вынуждены были перейти на нелегальное положение, хотя это их, по-видимому, мало смутило, поскольку стоимость данных услуг практически не возросла. До 40% экономики функционировало в теневом секторе. Вывоз капитала за границу достигал 10−12 млрд долл. ежегодно.

Все это время баланс бюджетных расходов поддерживался за счет роста «отсроченной инфляции». Общий объем неплатежей в 1998 г. составил более 1,4 трлн. руб.

В свою очередь накапливался государственный внешний долг (накопление краткосрочных валютных обязательств коммерческих банков, внешние займы субъектов Федерации, падение цен на нефть и газ, неблагоприятные внутренние условия) несмотря на относительно небольшую величину которого и неплохую структуру, стал представлять серьезную угрозу для финансовой системы страны.

В виду искусственного поддерживания курса рубля цены соотношение цен на отечественные и импортные товары были не адекватными. Цены на экспорт оказались завышены, что сокращало поступление валюты в страну, а цены на импорт, наоборот, занижены, что подрывало конкурентоспособность отечественных товаров. В результате до 60% продовольственного рынка обеспечивается за счет импорта: большинство видов промышленной и сельскохозяйственной продукции просто невыгодно стало производить, тенденции упадка и роста смотрите в приложении А.

В 1993 г. величина «отсроченной инфляции» составляла всего доли процента текущей, то в 1998 г. она уже в десять раз превышала текущую. По-видимому, в 1995—1996 гг. «отсроченная инфляция» вышла из-под государственного контроля и стала развиваться самопроизвольно.

В подобных условиях могли развиваться лишь сырьевые отрасли ориентированные на экспорт и теневые предприятия малого и среднего бизнеса, тогда как российская индустрия в целом, особенно наукоемкие отрасли промышленности, была обречена на вымирание.

Финансовые средства оказались оторванными от реального сектора экономики и вращались либо в рамках рынка ГКО-ОФЗ (государственные краткосрочные облигации — облигации федерального займа), либо в замкнутых цепочках сырьевых экспортеров.

Объемы инвестиций продолжали снижаться опережающими темпами даже несмотря на некоторую стабилизацию промышленного производства. За восемь лет капиталовложения в экономику страны сократились почти в пять раз. Все это свидетельствует о том, что у государства не было сколько-нибудь продуманной политики экономического роста.

Теперь обобщим факторы, определившие почву для развития экономического кризиса 1998 г. :

резкое увеличение «отсроченной инфляции» в количествах, которые экономика страны оказалась неспособна обслужить;

низкая доля накопления, то есть государство жило не по средствам, тратя доходы будущих поколений;

спекулятивный характер фондового рынка, не отражающий реального состояния экономики;

полное отсутствие какой-либо государственной программы экономического роста и развития промышленного производства;

непродуманной фискальной политикой.

Внешние факторы (восточно-азиатский и мировой экономические кризисы, падение цен на нефть и т. д.) лишь ускорили наступление кризиса в России и усугубили его.

Однако начало кризиса было спровоцировано непосредственно правительством. Оно попыталось одним махом девальвировать рубль, повысить налоговые поступления в казну, облегчить положение крупнейших банков путем замораживания расчетов с их зарубежными кредиторами, объявить войну неплатежам.

Помимо этого в рядах власти нарастал собственный политический кризис, связанный с разобщенностью действий исполнительной и законодательной власти. Суть данного противостояния сводилась к противоборству коммунистической партии РФ, владеющей конституционным большинством в государственной думе РФ, и Правительства Р Ф, образованного либеральными реформаторами того времени — Б. Немцовым, А. Чубайсом, С. Кириенко. Думой блокировалось большинство решений Правительства Р Ф, и напротив Правительство Р Ф блокировало законопроекты думы. Основным спорным моментом являлась позиция государственной думы РФ по поводу реструктуризации государственного долга, его пролонгации и снижения ставок процентов по ГКО. Правительство Р Ф не поддерживало данные требования, что ещё больше раскручивало пирамиду ГКО.

Стоит принять во внимание и отсутствие опыта при принятии антикризисных мер такого масштаба и характера. Само обращение к выпуску ГКО в 1994 г. довольно часто подвергалось критике со стороны специалистов финансовой сферы и со стороны заметных политических деятелей, находящихся тогда в оппозиции. По мере развития данного источника финансирования внутреннего долга утверждение становилось все более явным, однако государственные чиновники, уполномоченные в принятии решений по данному вопросу, игнорировали предостережения специалистов. Динамику совокупного внутреннего долга можно наблюдать на следующем графике

Рисунок 1 — Динамика выпуска ГКО в 1994—2001 гг.

Конец 20-ого века был очень тяжелым для России, однако, на наш взгляд именно кризис 1998 года, стал кульминацией всех событий. Для сравнения, экономические причины кризиса 1998 г. сильно отличались от причин пост перестроечного кризиса 90-х, который был следствием шоковой терапии. События последующие кризису 90-ых оставляли значительный потенциал дальнейшего экономического роста. Кризис же 1998 г. связан в первую очередь с уменьшением резервов экономического развития, а такие вещи могут легко подорвать основы существования самого государства.

1.2 Хронология событий предшествующая кризису 1998 г

При анализе причин кризиса 1998 г. стоит отметить, что происходящие события являются не результатом чьей-то злой воли, не стоит относить их к заговору определённой группы лиц, это большой ком событий складывающихся против экономики страны. Ниже приведена логическая цепь событий, приведших к кризису:

1. «Черный вторник» в октябре 1994 г. и решение отказаться от эмиссионного кредитования бюджетного дефицита. Необходимо было после этого резкого поворота в бюджетной политике обеспечить улучшение сбора налогов, сокращение государственных расходов и дефицита бюджета и уже для сокращенного дефицита — переход на его финансирование за счет так называемых не инфляционных источников, то есть внешних и внутренних займов.

2. Раскручивание рынка ГКО плюс широкое использование КО (казначейских обязательств). Пик применения этих денежных суррогатов пришелся на конец 1995 г. и 1996 г. Две трети налоговых поступлений в бюджет в апреле 1996 г.- было представлено этими бумажками. Опасность «пирамиды» ГКО к августу 1996 г. стала очевидной. Все это были попытки избежать жёстких условий стабилизации. Правительство медлило с решительными действиями, Дума же прямо противодействовала.

Налоги стали собираться хуже. Попытка дать Госналогслужбе повышенное задание на 1997 год (до 15% ВВП) — типичная ошибка. Не было понимания важности организационно-технической работы в этом ведомстве. Не было и реалистичной оценки возможностей улучшения сбора налогов. ГКО оказались самым простым, не требующим каких-то особых слаженных действий, выходом в данный момент. О последствиях в целом стали задумываться только осенью 1996 г. Погашение инфляции не за счет сбалансированного бюджета, а в результате роста государственного долга привело к отсроченной инфляции. То, что произошло в августе 1998 г. первый ее взрыв.

3. Начало 1997 г. — либерализация рынка ГКО, расширение до пуска на него нерезидентов. «Горячие деньги» устремляются в Россию. К середине лета доля нерезидентов на рынке ГКО достигла 30%, в результате доходность последних упала до 18−20% годовых в результате снизились процентные ставки.

4. Март 1997 г. — обновление состава правительства РФ, приход в него А. Чубайса и Б. Немцова, что позволило говорить о правительстве «молодых реформаторов» Одно из первоначальных действий — «урезание» на 30% только что с трудом утвержденного бюджета. Шаг, вызванный ощущением опасности грядущего кризиса, встреченный в штыки практически всеми. Принятые «молодыми реформаторами» меры могли дать плоды, если бы они быстро добились существенных успехов и получили поддержку не только президента РФ, но и общества. Но увы, краткосрочный успех в сокращении задолженности по зарплате и пенсиям, достигнутый как условие дальнейшей поддержки президента РФ, только усугубил долговое положение государства, заставив отложить решение главных задач по предотвращению кризиса.

5. Июль 1997 г. — аукцион по «Связьинвесту» и начало информационной «войны» олигархов против, А Чубайса и Б. Немцова. Главный итог — потеря доверия к реформаторам, к их порядочности и готовности служить обществу.

6. Осень 1997 г. Полный отказ левой Думы от сотрудничества с ''Правительством «молодых реформаторов», в том числе с учетом итогов информационной «войны».

7. Ноябрь 1997 г. До России докатываются первые отзвуки «азиатского» кризиса. Миссия МВФ отказывается одобрить очередной транш займа на том основании, что до сих пор не учитывались растущие долги бюджетных организаций за газ, энергию, тепло, а исполнение бюджета оценивалось только по фактическим ассигнованиям без учета роста его долгов. Задержка транша — еще один толчок к потере доверия правительству. Начала расти доходность ГКО — до 40%. ЦБР ради стабильности курса рубля отказывается поддерживать рынок ГКО. Процентные ставки поползли вверх, начался отток капитала. Ясно, что наметившийся прорыв к экономическому росту не состоится. Напротив, проблема государственного долга, ранее ослабленная притоком зарубежных «горячих денег», теперь из-за этого же будет обостряться.

Роль восточного, а в действительности, как это стало ясно спустя время, мирового финансового кризиса, его влияния на Российскую экономику нельзя игнорировать. Если бы государство не впустило нерезидентов на рынок ГКО, то влияние мирового кризиса на нашу экономику было бы гораздо меньше.

И, тем не менее, наш кризис можно понять лишь как часть мирового финансового кризиса. Весна 1997 г. — крах банковской системы в. Чехии, осень 1997 г. — в Малайзии и Таиланде, начало 1998 г. — удары кризиса настигают Южную Корею, Японию и Индонезию, летом — Россию, в начале 1999 г. — Бразилию. Во всех этих странах картина кризиса одинаковая:

резкое снижение стоимости национальной валюты;

кризис банковской системы

резкое снижение капитализации фондового рынка

падение производства.

Стоит отметить, что основные удары кризиса пришлись на страны с развивающейся экономикой, экономическая структура которых страдает существенными ограничениями свободы конкуренции в пользу привилегированных агентов на основе связи власти с крупным капиталом, где велико вмешательство государства в экономику в интересах привилегированных слоёв. Итог — резкое снижение инвестиций, кризис доверия с инвесторами. По оценкам экспертов МВФ, чистый приток капитала на развивающиеся рынки, включая страны с переходной экономикой, снизился с 215 млрд долл. в 1996 г. до 123,5 млрд. в 1997 г. и до 56,7 млрд долл. в 1998 г. На фоне происходящих событий произошло общее снижение уровня доверия к развивающимся рынкам, в том числе российскому. Процентные ставки пошли вверх.

8. Март 1998 г. Отставка В. Черномырдина, которая, казалось, была осуществлена в интересах реформаторов. Но первый ее результат — шанс для левого парламента усилить давление на исполнительную власть. И С. Кириенко вынужден был пойти на уступки. Тогда уже стало предрешенным вхождение коммунистов в правительство, чтобы добиться сотрудничества с Думой. Политическая стабильность была подорвана.

9. 12 мая 1998 г. Начинается обвал на финансовых рынках. По мнению специалистов, помимо правительственного кризиса ему способствовали заявления председателя Счетной палаты о целесообразности одностороннего прекращения платежей по долгам, постановление Думы об уменьшении доли иностранных инвесторов капитале РАО «ЕЭС», а также банкротство «Токобанка», в котором значительная доля принадлежала иностранным инвесторам. В сентябре 1998 года после начала кризиса у банка отозвана лицензия в связи с «неисполнением банком федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей». Инвесторы в свою очередь заняли жесткую позицию в отношении долгов российских банков и ускорили вывод капиталов.

Стремительно растет доходность ГКО, достигая 70−80%, потом 100% и более. Власти упорно начинают пытаться вернуть доверие инвесторов. Готовится и публикуется антикризисная программа, начинаются переговоры с МВФ о крупном дополнительном займе, в основном на пополнение тающих валютных резервов, чтобы уравновесить их с краткосрочными обязательствами и убедить инвесторов в способности России платить по ним. Одно каждую среду на очередных аукционах ГКО Минфин Р Ф вынужден отказываться от размещения новых облигаций из-за их высокой доходности и вместо рефинансирования старых обязательств погашать часть их из бюджета. Берется долг на еврорынке под все более высокий процент, разменивая внутренний долг на внешний. В итоге внешний долг самой России (без СССР) за короткий срок увеличивается вдвое.

Переговоры с МВФ идут трудно. Фонд поначалу настаивает на том, чтобы жесткие меры, предпринимаемые для преодоления кризиса, были как знак национального согласия одобрены парламентом, однако последний отвергает почти все законопроекты правительства РФ, особенно налоговые. Дальнейшее обострение кризиса доверия сдерживается только слухами о близком соглашении с МВФ по займу на 10−12 млрд долл.

10. В конце июля 1998 г. Россия получает первый транш — 4,8 млрд долл. Правительство и ЦБР ожидали передышки на 2−3 месяца. Однако, она продлилась всего 8−10 дней.

11. В конце июля 1998 г. Россия получает первый транш — 4,8 млрд. долларов. Правительство и ЦБР ожидали передышки на 2−3 месяца. Однако она продлилась всего 8−10 дней. Настало время принимать крайние меры, поскольку было ясно, что дальше удерживать сложившуюся ситуацию бессмысленно. Кризис переходил в открытую фазу. 1 Августа курс рубля по отношению к доллару США — 6,241 руб. за 1 дол.

12. 13 Августа 1998 г. — резкое падение котировок государственных ценных бумаг на фондовых рынках.

14. 17 Августа — правительство Кириенко объявляет об отказе платить по ГКО и замораживанию внутреннего долга (~ 265,3 млрд руб.). Одновременно правительство запрещает российским компаниям и банкам проводить выплаты по долгам западным кредиторам. 23 Августа — президент Ельцин отправляет в отставку правительство Кириенко и назначает вр. и.о. председателя правительства Виктора Черномырдина. 23 Августа курс рубля по отношению к доллару США — 7,005 руб. за 1 дол.

15. 1 Сентября — ЦБ РФ отказался от поддержания верхней границы валютного коридора, установленного 17 августа в 9,5 рублей за доллар.

16. 3 Сентября — депутаты Государственной Думы приняли постановление, в котором просили Виктора Черномырдина добровольно отказаться от поста председателя правительства. И.о. министра промышленности и торговли Юрий Маслюков направил президенту Ельцину письмо с просьбой об отставке. 3 сентября курс рубля по отношению к доллару США — 12,8198 руб. за 1 дол.

17. 7 Сентября — ассоциация российских банков потребовала смены руководства ЦБ РФ. Председатель Ц Б Р Ф Сергей Дубинин направил президенту Ельцину письмо с прошением об отставке. И.о. председателя ЦБ РФ стал первый заместитель Дубинина — Сергей Алексашенко. 7 Сентября курс рубля по отношению к доллару США — 16,99 руб. за 1 дол.

18. 9 Сентября — налоговые счета 50 крупнейших компаний распоряжением правительства переводятся в ЦБ, Федеральное казначейство, Сбербанк Р Ф и Внешторгбанк. Правительство разрешило 14 российским нефтяным компаниям и РАО «Газпром» платить налоги в валюте. 9 Сентября курс рубля по отношению к доллару США — 20,825 руб. за 1 дол.

19. Государственная Дума второй раз отклонила кандидатуру Виктора Черномырдина на пост председателя правительства. Создавшийся тупик был чреват резким обострением политической обстановки, причем сразу после начала тяжелейшего экономического кризиса. Власть шатается. Нужно найти компромисс. Г. Явлинский предлагает кандидатуру Евгения Примакова. Все чувствуют — это выход, позволяющий всем выйти из положения без явной потери лица. Глава внешней разведки, затем министр иностранных дел в правительстве Ельцина, должен быть приемлем для президента. Может быть, не сложись такая обстановка, Ельцин бы его никогда не назначил, поскольку не считал своим. Но выбора не было. Коммунисты и другие оппозиционеры, включая Ю. Лужкова, готового начать президентскую гонку, также согласились поддержать кандидатуру Примакова, зная о его консерватизме и государственничестве. «Уж он-то не станет продолжать либеральные реформы».

20. 11 Сентября — Государственная Дума утвердила Евгения Примакова председателем правительства РФ. Государственная Дума утвердила Виктора Геращенко председателем ЦБ РФ. По просьбе Геращенко Государственная Дума отправила в отставку совет директоров ЦБ РФ. Андрей Кокошин снят с должности секретаря Совета безопасности РФ. 11 Сентября курс рубля по отношению к доллару США — 12,8749 руб. за 1 дол.

21. 14 Сентября — первым вице-премьером назначен Юрий Маслюков, Игорь Иванов назначен министром иностранных дел РФ, Игорь Сергеев назначен министром обороны, Сергей Степашин назначен министром внутренних дел, Сергей Шойгу назначен министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

22. 15 сентября — сформирована рабочая группа для проведения переговоров с западными кредиторами во главе с заместителем министра финансов Михаилом Касьяновым. 17−25 сентября пул крупнейших западных банков, работавших в России, решили создать кредиторский комитет держателей российских ГКО-ОФЗ. 25 сентября курс рубля по отношению к доллару США — 15,6099 руб. за 1 дол.

Все хронология кризиса, все политические решения, назначения и отставки как можно заметить, нашли свое выражение в изменение курса доллара по отношению к рублю, в этом можно убедиться изучив график в приложении Б.

При анализе событий сопровождающих кризис мы не можем не учесть, события происходящие в банковской системе, являющийся совокупностью различных видов национальных банков и кредитных учреждений, действующих в рамках общего денежно-кредитного механизма. В мае 1998 г. начали ощутимо проявляться слабости банковской системы, накопленные в последние годы и усугубленные колебаниями на финансовых рынках. Девальвация рубля во второй половине августа — сентябре привела к росту просроченной задолженности по предоставленным валютным кредитам. На 1. 10. 1998 г. официальные оценки объема «плохих» кредитов достигли 25% от суммарного банковского кредитного портфеля. Негативное влияние кризиса на состояние реального сектора проявилось, скорее, не в сокращении получаемых кредитов (хотя в реальном выражении объем кредитов, предоставленных банками хозяйству и населению, сократился за III квартал на 16%), а в задержке платежей и «замораживании» средств предприятий в ряде крупных банков. Естественной реакцией их клиентов стал поиск других, более надежных кредитных организаций.

За сентябрь-октябрь иностранные пассивы российских банков, рассчитанные по методологии МВФ, сократились на 2,7 млрд долл. (на 20%), что свидетельствовало о продолжении погашения внешней задолженности российскими банками в период действия моратория. Падение рубля, неплатежи и усиление контроля за банковской отчетностью делали весьма вероятным повышение доли проблемных кредитов до 50%. Ожидалось, что наибольшая доля невозвращенных кредитов может прийтись на государственный сектор, импортеров и те компании, которые с помощью валютных кредитов осуществляли деятельность преимущественно на внутреннем рынке. Проблемы ликвидности в меньшей степени затронули дочерние банки крупных российских компаний-экспортеров. Некоторые из них смогли в последние месяцы 1998 г. увеличить свой уставный капитал за счет богатых акционеров. Кардинально изменившиеся условия финансовой деятельности способствовали активизации процесса преобразования российской банковской системы, который продлилась до стабилизации ситуации на рынках и отсеивания основной части банков-банкротов.

Настало время принимать крайние меры, поскольку было ясно, что дальше удерживать сложившуюся ситуацию бессмысленно. Кризис переходил в открытую фазу. В его основе лежит проводившаяся с 1994 г. нерешительная и безответственная бюджетная политика. Доходы бюджета во все большей степени не соответствовали обязательствам государства, разрыв заполнялся заимствованиями.

Если бы не было осложнений на мировых рынках и доходность ГКО не превышала 20%, то сохранялась бы теоретическая возможность за 2−3 года радикально изменить ситуацию, сводя бюджет с первичным профицитом и гася задолженность при минимуме новых займов. Такого рода планы разрабатывались с осени 1997 г. Но было уже поздно.

политический социальный экономический дефолт

1.3 Анализ политических решений

В соответствии с постановлением Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации № 447-СФ «О социально-экономической ситуации в Российской Федерации и неотложных мерах по выводу страны из кризиса» 15 октября 1998 года была создана Временная комиссия Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации от 17 августа 1998 года о реструктуризации государственных краткосрочных обязательств, девальвации обменного курса рубля, введения моратория на осуществление валютных операций капитального характера.

В состав Временной комиссии было делегировано 10 членов Совета Федерации, кроме которых к её деятельности были привлечены сотрудники аппарата Совета Федерации — информационно-аналитического управления и комитета по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию, банковской деятельности, а также эксперты из других организаций. В ходе расследования было проведено шесть официальных заседаний, на которых заслушивались связанные с данными решениями ответственные лица.

В выработке итоговых документов была использована письменная информация Министерства финансов Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, Счетной палаты Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

На рассмотрение членов Совета Федерации были вынесены следующие документы: проект постановления Совета Федерации об итогах работы Временной комиссии, ее заключение с подробным анализом причин, обстоятельств и последствий принятия решений от 17 августа, а также аналитическая записка Комитета по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию, банковской деятельности, где изложена история вопроса.

В конце доклада было подчеркнуто, что Временная комиссия обращается к Президенту Российской Федерации, органам государственной власти субъектов Российской Федерации с просьбой принять меры к тому, чтобы лица, подготовившие и принявшие решение от 17 августа 1998 года, а также отвечавшие за политику государственных заимствований в 1995—1998 годах, не могли более занимать должностей ни на государственной службе, ни в организациях, связанных с управлением ресурсами и объектами собственности, полностью или частично принадлежащим государству. Однако как мы видим, данная просьба не была удовлетворена, лица, признанные ответственными в принятии решений о дефолте 17 августа 1998 г. — А. Чубайс, С. Кириенко, С. Алексашенко и другие до сих пор находятся на руководящих постах в учреждениях связанных с государственным денежным оборотом, например: «Роснано», «Росатом», «Объединенная зерновая компания».

Кроме того, Временная комиссия обратилась в Генеральную прокуратуру с депутатским запросом о проведении по фактам, изложенным в вышеупомянутых документах, дополнительного расследования со всеми вытекающими из российского законодательства выводами. В проекте постановления был предложен также целый пакет поправок к действующим законам, а также новые законопроекты, с тем, чтобы в дальнейшем избежать или смягчить последствия подобных августовскому кризису явлений.

В целом работа Временной комиссии на 44-ом заседании Совета Федерации была одобрена, что нашло отражение в принятом на этот счет постановлении.

Далее рассмотрим долговую политику, проводимую Правительством Р Ф на протяжении 1991−1998 гг., которая складывалась из внутреннего и внешнего долга, выраженного в национальной и иностранной валютах соответственно. Здесь стоит отметить важнейшую особенность — это постоянный рост объема государственного долга на протяжении рассматриваемого периода, что объяснялось стремлением органов денежно-кредитного регулирования снизить инфляцию, подогреваемой денежной эмиссией. Внешний государственный долг увеличился по сравнению с 1991 г. по состоянию на 1. 01. 1998 г. в 1,3 раза, то есть с 95 млрд долл. до 123, 5 млрд долл. и составил 146, 4% от ВВП 1998 г. Другими словами, российская экономика испытывала на себе колоссальную долговую нагрузку, справиться с которой было уже невозможно. Подобная ситуация обстояла и с внутренним государственным долгом, основную структуру которого составляли ГКО. Выпуск данных инструментов впервые был осуществлен 1. 01. 1994 г. и составил 200 млн. рублей при совокупном объеме всего внутреннего долга 15, 64 млрд. рублей. Однако в дальнейшем объем размещаемых ГКО стал многократно увеличиваться с каждым годом и достиг в 1998 г. своего максимального значения в 272, 61 млрд. рублей. Другими слова реализовывавшийся с 1994 года механизм наращивания государственных краткосрочных обязательств по принципу «финансовой пирамиды» привел к тому, что все большая часть государственных облигаций выпускалась для того, чтобы покрыть долг по предыдущим траншам облигаций, а поступления в государственный бюджет, соответственно, падали.

Также стоит отметить, что при таких высоких объемах выпуска ГКО — основного инструмента внутренней долговой политики, доходность по ним на вторичном рынке незадолго до августовских событий 1998 г. составляла 140%. Подобная тенденция рождала эффект замещения в российской экономике, когда большинство инвесторов, как отечественных, так и иностранных производили свои вложения именно в эти ценные бумаги, что отвлекало ресурсы от корпоративного сектора. Результатом чего стало сокращение сектора негосударственных ценных бумаг, обращающихся на фондовом рынке, и перенос стоимости недополученных доходов на свою продукцию. В итоге чрезмерная кредитная эмиссия подогрела дополнительную инфляцию в экономике. 6, c. 150]

Решения от 17 августа на наш взгляд нанесли огромный экономический ущерб гражданам, государству, банковскому сектору и стране в целом, совокупная величина которого составляет сотни миллиардов рублей, дискредитировали политику реформ, вызвали крупномасштабную дестабилизацию экономики, подорвали экономическую безопасность России, резко ухудшили международное положение страны. По масштабу нанесенного ущерба и глубине негативных последствий для населения России, государства и экономического развития страны решения от 17 августа следует рассматривать как тягчайшее преступление против общества и государства. Негативные события, в виде превышения доходности по ГКО вкупе с неграмотной политикой критически уменьшили резервы экономического развития страны, а ком таких событий может легко подорвать основы существования самого государства.

2. ПОСЛЕДСТВИЯ ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ

2.1 Социально-экономические последствия кризиса

Экономический кризис 1998 года, как показала дальнейшая история, стал одним из самых тяжёлых экономических кризисов в истории России, эффект от которого, пожалуй может быть сравнен с последствиями мирового финансово-экономического кризиса осени 2008 г. для российской экономики. Его последствия серьёзно повлияли на развитие экономики и страны в целом, как отрицательно, так и положительно. Курс рубля по отношению к доллару упал за полгода более чем в 3 раза — c 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля за доллар 1 января 1999 года.

Было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте. Разорилось большое количество малых предприятий, обанкротились многие банки. Банковская система оказалась в коллапсе минимум на полгода. Население потеряло значительную часть своих сбережений, упал уровень жизни. Тем не менее, девальвация рубля позволила российской экономике стать более конкурентоспособной.

В теории международной экономики концепция невозможной троицы подразумевает недостижимость ситуации фиксированного курса валюты, свободного движения капитала и независимой денежной политики. В России курс рубля к доллару являлся фиксированным. Свободное движение капитала позволяло иностранным компаниям вкладываться в рынок ГКО. Денежная политика была направлена на сдерживание инфляции. В такой ситуации, при наличии переоцененной валюты (реальный курс рубля к доллару был очень высок, в апреле 1998 года его оценивали в 9−11 руб.), наблюдается сильная спекулятивная атака на валюту. В случае с Россией давление шло через рынок ГКО с его высокими ставками, не соответствующими инфляции. В итоге, снижающиеся валютные резервы заставили Правительство девальвировать валюту через дефолт. Таким образом, объясняются причины кризиса и его последствия с позиций международной экономики.

Дефолт 1998 года был неожиданным для западных инвесторов, руководствовавшихся принципом «Россия — большая, ей не дадут упасть». Однако история знает дефолты в куда более благополучных странах, например во Франции. Непосредственно перед кризисом, 13 июля, Международный валютный фонд выделил России неотложный кредит, тремя траншами (и первый из них пошёл в страну еще до объявления дефолта), на сумму в 22 млрд. долларов США. Однако сборы в бюджет не покрывали даже процентных платежей по государственному долгу.

Особенностью кризиса являлось то, что в истории мира ещё не было случаев, когда государство объявляет дефолт по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте. В случае с Россией был объявлен дефолт по ГКО, доходность по которым непосредственно перед кризисом достигала 140% годовых. Обычной практикой в других странах являлось то, что государство начинало печатать деньги и путём обесценивания национальной валюты производило погашение долга. Инвесторы, вложившие средства в рынок ГКО, ожидали именно такого сценария событий.

Далее перейдем к прямым последствиям объявленного дефолта и последовавшего за ним кризиса. Иностранные инвесторы вступили в переговоры с российским правительством, однако выплаты по ГКО составили мизерную сумму, составляющую около 1% от суммы долга. Основные потери понес банк CSFB, контролировавший до 40% рынка.

Девальвация валюты привела к значительному снижению импорта и усилению позиций экспорта. Российские предприятия, несущие затраты в рублях и экспортирующие товар, стали конкурентоспособными. Укрепление реального курса рубля происходило в течение 7 лет, до 2005 года, когда курс достиг показателей 1996−1997 годов.

По мнению генерального директора ООО «Институт энергетической политики» В. Милова, несмотря на негативное воздействие на благосостояние населения, в итоге кризис сыграл благоприятную роль в экономическом развитии страны, по причине, в первую очередь, резкого усиления бюджетной дисциплины в после дефолтные годы.

Действительно, экономический спад был кратковременным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом. Значительную роль в переходе от спада к росту сыграли изменения в макроэкономической политике. К концу 1998 года многие фирмы в России были готовы к увеличению выпуска своей продукции, сдерживало их только отсутствие благоприятной макроэкономической обстановки в стране. И как только экономическая политика властей стала более адекватной и обеспечила фирмам необходимые условия для осуществления деятельности, в стране начался экономический рост. Новая макроэкономическая политика гораздо больше ориентировалась на реальные потребности экономики, а советы международных финансовых организаций перестали восприниматься российскими властями как догма, отношение к этим советам стало более взвешенным. По сути, было принято решение об отказе от наиболее неадекватных мер, применявшихся в рамках предыдущей экономической политики. В первую очередь изменения коснулись финансовой и антиинфляционной политики:

— возобновление экономического роста было признано более важным приоритетом, чем сдерживание инфляции;

— было признано неэффективным использование завышенного курса рубля как средства сдерживания инфляции. После августа 1998 года формирование курса российского рубля фактически стало рыночным. В частности, снижение курса рубля значительно уменьшило издержки российских предприятий, измеренные в долларах, вследствие чего значительно выросла конкурентоспособность продукции российских фирм;

— денежно-кредитное регулирование стало более гибким. Хотя политика ограничения предложения денег с целью сдерживания инфляции сохранилась, были предприняты меры по ликвидации задержек по пенсиям, пособиям и зарплатам;

— было принято решение об отказе от восстановления рынка финансовых гос. обязательств, поскольку было признано, что покрытие дефицита бюджета за счёт масштабных займов создаёт значительные риски экономической стабильности, не обеспечивая при этом достаточного эффекта сдерживания инфляции. Кроме того, фактическая ликвидация рынка ГКО-ОФЗ снизила прибыльность вложений в ценные бумаги и тем самым повысила привлекательность вложений в товарные активы, вследствие чего значительная часть освободившихся финансов была направлена в реальный сектор экономики, что стало одним из факторов возобновления роста производства;

— в конце 1998 года и в 1999 году власти успешно применили регулирование цен естественных монополистов (железнодорожного транспорта, электроэнергетики, газовой промышленности) как экономический рычаг, в результате чего до начала 2000 года темп роста цен на продукцию естественных монополий был примерно в 1,7 раза ниже среднего темпа роста цен в экономике. Вследствие этой меры удалось замедлить темпы инфляции и придать дополнительный импульс производственному росту в экономике, потому что в тот период у многих российских фирм удельные затраты на транспорт и энергию фактически снизились.

Описанные действия стали реальными шагами руководства страны на пути преодоления негативных последствий кризиса 17 августа 1998 г.

2.2 Влияние кризиса на мировую экономику

Кризис, пришедшийся на конец прошлого века, в России, являлся составной частью мирового финансового кризиса. Кризис начался с краха банковской системы в Чехии весной 1997 г., осенью того же года он охватил Малайзию и Таиланд. В начале 1998 г. кризис распространился на Индонезию, Южную Корею и Японию. В августе 1998 г. кризис достиг России, затем переместился в Бразилию и Аргентину. Особенность глобального финансового кризиса 1997−1998 гг. состоит в том, что это первый кризис, поразивший большинство стран с развивающимися рынками, к числу которых относится Россия. Кризис оказал существенное влияние на мировую финансовую систему в целом, поставив вопрос о необходимости ее реформирования, включая реформу международных финансовых организаций (МФО).

Мировая экономика испытывает наиболее серьезные потрясения за период после нефтяного шока середины 70-х — начала 80-х годов. Хотя еще рано говорить о вероятности мировой депрессии, но страны, на которые приходится 2/5 мирового ВВП, переживают состояние спада. Следствием финансового кризиса является замедление темпов экономического роста развитых стран. Падение курсов акций приобрело повсеместный характер, упали цены на сырьевые товары -- налицо классическая картина раннего этапа мирового спада. Надежда избежать его остается в силу устойчивости экономики США и Западной Европы. Серьезные проблемы испытывают Япония и большинство стран Восточной Азии. Продолжается дальнейшая корректировка оценок перспектив мирового роста в сторону их замедления. В частности, специалисты Всемирного банка прогнозируют рост реального ВВП в 1998 году на 2,0%, а в 1999 году -- на 2,4%. Наиболее пессимистичные прогнозы предполагают рост мирового производства лишь на 1,5% в 1998 году, и на 1,7% -- в 1999 году.

Что бы нагляднее выявить характер влияния кризиса на мировую экономику, можно выделить ряд общих черт, характеризующих развитие кризиса в странах Азии и в России: 1) резкое обесценение национальной валюты; 2) крах банковской системы; 3) падение уровня капитализации фондового рынка; 4) значительное сокращение размеров производства; 5) отрицательное сальдо платежного баланса по текущим операциям. В России кризис принял особенно острую форму из-за отсутствия заметных структурных реформ в основных секторах экономики, значительной зависимости от притока краткосрочного иностранного капитала, падения цен на нефть как основную статью российского экспорта, низкого уровня сбора налогов.

С июня 1997 г. по сентябрь 1998 г. среди 4 стран Азии (Южная Корея, Малайзия, Таиланд и Индонезия) в наименьшей степени по отношению к доллару обесценился корейский вон, более всего -- индонезийская рупия. Реальный курс российского рубля упал примерно на 60%. Во всех указанных странах за 12 месяцев с начала кризиса реальное обесценение национальных валют превысило 30%. Значительно пострадал фондовый рынок. Национальные фондовые индексы за тот же период упали в 11 раз в Индонезии и России, в 4,5 раза -- в Южной Корее, в 4 раза -- в Малайзии и Таиланде. По уровню капитализации рынки наиболее пострадавших стран отброшены к 1993−94 гг. Снижение объема ВВП в 1998 г. становится одной из основных проблем для ЮВА и России, но азиатские страны имеют значительный резерв в виде активизации экспорта.

Мировой финансовый кризис привел к фундаментальным сдвигам в представлении международных инвесторов (крупнейших банков, паевых и инвестиционных фондов, страховых компаний) относительно инвестиционных рисков в странах с развивающимися рынками, ухудшил для этих стран перспективы получения новых частных инвестиций. Очевидно, что ни длительный экономический рост, ни благоприятное отношение международных финансовых организаций не служат гарантией от кризиса национальной финансовой системы, массовых банкротств банков и промышленных предприятий, падения курса валюты. Один из уроков последнего финансового кризиса в Восточной Азии состоит в том, что даже быстрорастущая экономика с несформировавшейся, хрупкой финансовой системой не в состоянии противостоять действиям международных инвесторов. На малейшие колебания экономической и политической конъюнктуры в первую очередь реагируют портфельные инвесторы, довольно легко перебрасывающие средства на более надежные, хотя и менее прибыльные рынки.

По оценкам экспертов МВФ, чистый приток частного капитала в развивающиеся страны и страны с переходной экономикой (Латинская Америка, Азия, Африка, Центральная и Восточная Европа, включая Россию) сократился с 215 млрд долл. в 1996 г. до 123,5 в 1997 г. Более того в 1998 г. он еще больше упадет -- до 56,7 млрд долл. Основной результат состоит в уходе значительной части капитала с развивающихся рынков. Уход носит временный характер, и по прогнозам МВФ в 1999 г. вновь ожидается рост частных инвестиций (до 129 млрд долл.). Однако возвращение на рынок будет сопровождаться повышением «рисковой» составляющей при кредитовании, и как результат, общим ростом стоимости заимствований. Из проанализированных источников, можно полагать, что в пост кризисные годы западные банки и фонды рассматривали страны с развивающимися рынками, включая Россию, как сферу высоко рискованных вложений.

Необходимо учитывать также ограниченность возможностей МВФ и МБРР по оказанию финансовой помощи странам, для которых кризис имеет наиболее серьезные последствия. Решения о выделении помощи связаны, прежде всего, с готовностью стран продолжать структурные реформы, включая реструктуризацию банковской системы, демонополизацию экономики. Условия предоставления международного пакета помощи по стандартам и под наблюдением МВФ были приняты Индонезией, Республикой Кореей и Таиландом, которым выделяется 42, 58 и 17 млрд долл. соответственно. В свою очередь, в рамках АТЭС был одобрен ряд инициатив по сотрудничеству и развитию региональных рынков капитала, включая укрепление надзора за финансовыми рынками; усиление роли ценных бумаг, гарантированных активами; реформу пенсионной системы; развитие сети агентств кредитного рейтинга; укрепление инфраструктуры для взаиморасчетов банковских требований; усиление сотрудничества между агентствами кредитования и финансирования экспорта.

На примере стран Восточной Азии наглядно видно различие подходов к сотрудничеству с международными финансовыми организациями. Хотя практически во всех странах кризис не привел к смене правящих режимов (за исключением верхушечных изменений в Индонезии), реакция правительств на истоки и последствия кризиса существенно отличается. Южная Корея и Индонезия в целом согласились с условиями, выдвинутыми МВФ при предоставлении пакетов помощи, пойдя на радикальное реформирование финансового сектора, разрушение сложившихся «тесных» связей между предприятиями и банками. Малайзия, напротив, предприняла меры по ограничению движения капитала и обмена валюты, что идет вразрез с требованиями Фонда. Премьер-министр Малайзии отличается особенно резкими высказываниями в адрес МВФ и «международных спекулянтов», обвиняя их в несостоятельности политики и подрыве национальной валюты. Был уволен министр финансов -- предполагавшийся преемник премьер-министра и главный реформатор малазийской экономики.

Ход финансового кризиса показал, что было бы неверным считать Россию самостоятельным источником кризисных потрясений в мире. Россия оказалась в общей цепи мирового кризиса, испытав на себе как просчеты в собственной политике, так и поведение международных инвесторов. Правительство и Центральный банк РФ в первой половине года недооценили возможные последствия кризиса для российской экономики и финансовых рынков. Однако нельзя отрицать, что события 17 августа оказали влияние на углубление кризиса в Латинской Америке, главным образом, в Бразилии.

Экономический кризис в России приобрёл дополнительную силу в начале 1998 г., заметное падение производства шло уже с мая. Финансовый крах отражал одновременно слабость реального сектора экономики, несогласованность бюджетной, кредитно-денежной и банковской политики, хотя негативная роль постоянно ухудшающейся внешней обстановки на финансовых рынках сыграла важную роль. Дефолт внутреннего долга и вероятное прекращение платежей по внешнему долгу (некоторым его видам) России оказались звеном в развитии мирового финансового кризиса. Еще предстоит увидеть, удержится ли Бразилия и Аргентина, несмотря на серьезные собственные усилия и международную помощь. С экономической точки зрения судьба Латинской Америки существенна для предотвращения глобальной депрессии -- значение российской экономики значительно меньше.

Можно сказать, что в итоге финансовый кризис в России вызвал глубокую озабоченность во всем мире. Она вызвана не только опасениями за судьбу своих капиталов и кредитов. Главное — опасность финансового краха и развала крупнейшей ядерной державы. Поэтому в то время ведущие страны обещали политическую и финансовую поддержку руководству России. Очередные долларовые инъекции поступали по линии МВФ. Но они помогли лишь смягчить имеющийся бюджетный дефицит. Главные источники и резервы экономического роста и финансового оздоровления находятся в самой России.

2.3 Уроки дефолта 1998 г

Последствиями финансового кризиса 1998 года стали как негативные, так и позитивные изменение. К негативным последствиям кризиса — 1998 можно отнести падение курса рубля за полгода в 3 раза, паралич банковской системы, банкротство многих банков и предприятий, резкое падение уровня доходов и жизни населения, подрыв доверия к банковской системе страны. Рассмотрим их более подробно:

Утрачено доверие инвесторов к платежеспособности и конкурентоспособности экономической системы России, следствием чего стало резкое снижение кредитного рейтинга России и всех российских организаций. Международные рейтинговые агентства изменили рейтинг России по долгосрочным кредитам в иностранной валюте с CCC на SD (selective default — выборочный дефолт) в связи с невыплатой Россией в срок части долга бывшего СССР Лондонскому клубу. Были снижены также рейтинги российских коммерческих банков, что привело к серьезным затруднениям в сфере привлечения иностранных инвестиций и предоставления зарубежных кредитов, их резкому удорожанию, спровоцировало рост требований и претензий к российским банкам (этот процесс наглядно отражён в графике в приложении В). Усилился отток капитала из России.

Произошли серьезные нарушения в работе банковской системы, осуществлении платежно-расчетных отношений. Прямые потери коммерческих банков вследствие отказа Правительства Р Ф от обслуживания своих долговых обязательств оцениваются в сумме 45 млрд. рублей.

Общая величина потерь российской банковской системы из-за решений от 17 августа оценивается в 100 — 150 млрд. рублей.

В результате многие, в том числе структурообразующие, банки стали неплатежеспособными. Значительная часть (по некоторым оценкам, до половины) коммерческих банков разорилась.

Вследствие отказа многих крупных банков под предлогом форс-мажорных обстоятельств в связи с принятием решений от 17 августа от выполнения своих обязательств перед клиентами, банковская система страны утратила доверие населения, что имеет крайне негативные долгосрочные последствия не только для отечественных банков, но и для экономической системы страны в целом.

Сократился объем ВВП (смотрите приложение Г) и инвестиций. По сравнению с ожидавшимися итогами года, по состоянию на 1 августа 1998 года, согласно официальным прогнозам:

1. объем ВВП снизился на 50 — 77 млрд. рублей в ценах на 1 января 1998 г. ;

2. объем инвестиций сократился соответственно на 22,9, млрд. рублей.

Существенно сократились доходы федерального и региональных бюджетов. Для бюджетной системы страны последствия 17 августа связаны со спадом производства и ростом неплатежей, утратой части налоговых поступлений в обанкротившихся банках, сокращением доходов от таможенных платежей вследствие сокращения импорта.

Кроме того, резкое снижение кредитного рейтинга России привело к значительному удорожанию привлечения новых (как федеральных, так и субфедеральных) займов. В результате произошло вынужденное значительное сокращение бюджетных расходов, а также отказ ряда субъектов РФ от обслуживания своих долговых обязательств.

Общий недобор доходов федерального бюджета по сравнению с ожидаемым итогом его исполнения за 1998 год, оценивается в 35,9 млрд. рублей. К этому следует добавить потери бюджетов субъектов Российской Федерации, что в совокупности составит не менее 50 млрд. рублей потерь для консолидированного бюджета страны.

Нанесен ущерб субъектам Российской Федерации, развитию федеративных отношений. Среди этих последствий следует выделить:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой