Кризис крепостничества и экономические идеи России периода зарождения капитализма

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Кафедра экономической теории и национальной экономики

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО ДИСЦИПЛИНЕ:

История экономики и экономических учений

Слушатель

Зверева Юлия Николаевна

Мурманск,

2011

Вопрос № 1. Вульгарные экономические теории: Ж.Б. Сэй

Трактовка стоимости, трех факторов производства, оценка рисков и «Закон Сэя».

Жан Батист Сей (1767--1832) был первым наиболее известным исследователем Смита во Франции. Начало его самостоятельной жизни совпало с Великой французской революцией, открывшей широкий путь развитию капитализма во Франции. Наиболее значительными работами Сэя были «Трактат политической экономии или простое изложение способа, которым образуется, распределяется и потребляется богатство» (1803), «Катехизис политической экономии» (1817) и шеститомный «Курс политической экономии» (1828 -- 1830). В них Сэй в основном опирался на теорию Смита, но внес и определенные дополнения. Кроме того, будучи одно время совладельцем текстильной фабрики, он хорошо знал практическое предпринимательство и поэтому наряду с «политической экономией» впервые начал преподавать курс «промышленной экономии». В «школу Сэя» входили такие известные экономисты, как Ф. Бастиа, М. Шевалье, Ш. Дюнуайе и др.

Сэй провел большую работу по систематизации классической политической экономии. Известный русский экономист второй половины XIX в. А. И. Чупров писал в своей «Истории политической экономии»: «Сэй -- первый по времени систематик в области политической экономии. В своем „Трактате о политической экономии“ он впервые переработал всю область экономической науки в стройное, легко доступное обозрению целое». Основные теоретические положения:

1. Богатство. По мнению Сэя, понятие «богатство» применимо не к продуктам, которые люди могут получить бесплатно (вода, воздух), а только к продуктам, «которые имеют стоимость… и которые стали исключительной собственностью их владельцев». Кроме того, критикуя Смита за ограничение понятия «богатства» материальным продуктом, он писал: «Ему следовало бы включить в это понятие и такие ценности, которые, хотя и не являются материальными, но из-за этого не становятся менее реальными, как, например, все природные или приобретенные таланты».

2. Стоимость. Стараясь всесторонне рассмотреть проблему стоимости, Сэй рассуждал следующим образом: «Производство не создает материи, но создает полезность», «и так как эта полезность сообщает предметам ценность, то является производством богатства». Кроме того, Сэй критиковал Смита за то, что «он приписывал одному только труду способность производить стоимость.

Более точный анализ показывает нам, что стоимость обязана своим происхождением соединенному действию труда… человека, сил природы и капитала (средств производства. -- М.П.)". И наконец, окончательно, по мнению Сэя, стоимость устанавливается на рынке под влиянием спроса и предложения. Таким образом, он был в известной степени предшественником неоклассической школы, в теории цены которой объединяются понятия полезности, издержек производства и соотношения спроса и предложения.

3. Распределение доходов. В теории доходов Сэй исходил из того, что стоимость создается тремя факторами производства: трудом, капиталом и землей (природой), а их владельцы получают в виде доходов (заработной платы, прибыли и ренты) ту часть стоимости, которую создал их фактор производства. В отношении прибыли Сэй уточняет, что она складывается из ссудного процента, который капиталист получает как собственник капитала, и предпринимательского дохода, который он получает как предприниматель за организаторскую деятельность, за новаторство и за риск. Из «теории трех факторов» он делает вывод, что между классами существует гармония, так как каждый класс получает только свою долю стоимости.

4. Производительный труд. Сэй дает более широкую, чем Смит, трактовку сферы производительного труда, включая туда не только сферу материального производства, но и сферу услуг, так как здесь тоже создается полезность. По определению Сэя, в сфере услуг производятся нематериальные продукты, потребляемые в момент производства. Однако они не могут аккумулироваться в виде капитала, который, так же как у Смита, трактуется Сэем как запас материальных ценностей.

5. Реализация. Другим, еще более известным, чем «теория трех факторов», положением Сэя стала его теория реализации, получившая название «закон Сэя». Согласно этому закону при капитализме предложение всегда равно спросу, всегда существует полная реализация, так как в масштабах народного хозяйства реализация означает обмен одних продуктов на другие продукты, поэтому «один только факт производства товара… открывает сбыт для других продуктов». «Деньги исполняют лишь временную роль в процессе обмена». Конечно, у отдельных предпринимателей могут быть временные трудности с реализацией, но рано или поздно обмен будет произведен. Сэй так же относится и к сбережениям, трактуя их как временное явление, как отложенный спрос. Из своей теории реализации Сэй делает следующие выводы. «Каждый заинтересован в благополучии всех и… процветание одной отрасли промышленности всегда благоприятствует процветанию всех прочих». «Ввоз иностранных продуктов благоприятен для продаж внутренних продуктов». Таким образом, если в теории доходов Сэй утверждает, что существует гармония между классами, то здесь он указывает на гармонию между отраслями и странами.

6. Роль государства в экономике. Сэй активно поддерживал идею «экономического либерализма». «Почти невероятно, -- писал он, -- чтобы правительство могло, я не говорю с пользой, вмешиваться в промышленность, но хотя бы не вредить ей». Особенно он критиковал монополии, даваемые государством отдельным компаниям, и политику протекционизма во внешней торговле. Сэй был также невысокого мнения о способности чиновников управлять государственными мануфактурами. В то же время он указывал на то, что государство может стимулировать экономику путем создания инфраструктуры, финансирования образования и науки для ускорения технического прогресса, а также путем юридического оформления правил свободной конкуренции.

антикрепостнический политический экономия

Вопрос № 2. Критика идей классической школы: немецкая историческая школа

Германия, в отличие от Англии и Франции, в рассматриваемый период (середина XIX века) была экономически менее развитой страной, разделенной на мелкие государства вплоть до 70-х годов XIX века. Поэтому развитие экономической науки в Германии имеет свои особенности. Немецкая политическая экономия формировалась под влиянием английских и французских теорий, в частности учений Мальтуса и Бастиа.

Немецкая политическая экономия не приняла идеи единства экономической теории для различных стран, но ввела национальную политэкономию.

Историческое направление в политической экономии пыталось наметить третий путь между крайностями экономического либерализма и утопического социализма. Сторонники этого направления отвергли революцию и не ставили под сомнение частную собственность. Однако они считали недостаточным представление о человеке как об эгоистичном, заинтересованном только в личной выгоде, придавали большое значение национальным историческим и географическим особенностям, «чувству общности» и экономической роли государства.

Выдвинутые исторической школой идеи заполняют всю вторую половину XIX века. Наибольшего расцвета они достигают в течение последней четверти его.

Дата их происхождения может быть отнесена приблизительно ко времени появления в 1843 году маленькой книги Рошера «Краткие основы курса политической экономии с точки зрения исторического метода». Для понимания идей необходимо обратиться к этой эпохе, поскольку оправдание и объяснение критики исторической школы находятся в состоянии политической экономии того времени.

У последователей Ж. Б. Сэя и Рикардо политическая экономия все более и более принимала абстрактный характер. У некоторых из них она сводится к незначительному количеству теоретических положений, сформулированных наподобие геометрических теорем и относящихся главным образом к международной торговле, фиксации нормы прибыли, заработной платы и ренты.

Если признать точность этих теорем, то они далеко не достаточны для объяснения всего разнообразия экономических феноменов или для руководства в новых практических проблемах, которые эволюция промышленности ежедневно ставит перед государственными людьми. Однако ближайшие ученики Рикардо и Сэя в Англии и на континенте — Мак-Куллох, Сениор, Шторх, Рау, Гарнье, Росси — продолжают создавать их, ничего значительно не прибавляя к ним. Таким образом, политическая экономия «застыла в их руках», связь которой с конкретной экономической жизнью все больше ускользает от взора, по мере того как удаляешься от их родины. Исключение — Стюарт Милль. Но его «Основания» датируются 1848 годом, а историческая школа тогда уже существовала. Со времени Адама Смита политическая экономия, кажется, страдает, по выражению Шмоллера, чем-то вроде анемии.

Это было хорошо отражено в статье А. Тойнби о старой политической экономии. Риккардо при исследовании сам сознательно желал или предполагал, что мир его «Начал» был миром, в котором он жил; то, что он бессознательно привык рассматривать законы, правильные только для общества, созданного им в его кабинете в видах научного анализа, применимыми к сложной общественной жизни, бушевавшей вокруг него. Существует все более обозначающийся разлад между экономической теорией и конкретной действительностью. И этот разлад растет ежедневно по мере того, как преобразуется промышленность, выдвигая непредвиденные проблемы, пробуждая к жизни новые социальные классы и, наконец, перекидываясь на страны, экономические условия которых иногда отличны от тех, которые в Англии и Франции вызывали основателей на размышления.

У исторической школы была двоякая задача: положительная и критическая в одно и то же время. В критической части своей работы она подвергала вдумчивому обсуждению, всегда увлекательному, но иногда неправильному, принципы и методы прежних экономистов. В своей положительной части она открыла перед политической экономией новые горизонты, расширила область ее наблюдений и круг интересующих ее проблем. Но если относительно легко изложить критические идеи школы, сформулированные в многочисленных книгах и статьях и общие почти всем входящим в нее писателям, то, наоборот, довольно трудно точно обозначить основные концепции, вдохновляющие ее на положительную работу. Действительно, эти концепции таятся в скрытом состоянии в работах ее главных представителей, но нигде определенно не сформулированы.

Немецкая историческая школа представляет собой главное еретическое направление в экономической науке XIX века. Подход представителей немецкой исторической школы отличался следующими особенностями:

1. Отрицательное отношение к любым попыткам создания универсальной экономической теории и, в частности, к классической политической экономии.

2. Антикосмополитизм. Представители немецкой исторической школы в той или иной степени были склонны подчеркивать роль национальных факторов в хозяйственном развитии.

3. Отрицательное отношение к абстрактно-дедуктивным методам анализа. Главный акцент в экономической науке нужно делать на конкретные историко-экономические исследования.

4. Трактовка народного хозяйства как единого целого, части которого находятся в постоянном взаимодействии между собой, а не как простой суммы отдельных индивидов. Отсюда следует, что «жизнь» такого «целого» управляется особыми законами, отличающимися от законов, которым подчиняется жизнь отдельно взятых субъектов.

5. Отрицательное отношение к концепции экономического человека. «Немцы» отвергают представление об индивиде как человеке, свободным от воздействия общественных факторов и автономно стремящимся к достижению максимальной личной выгоды.

6. Трактовка хозяйства как одной из частей социальной жизни и, как следствие, учет разнообразных внеэкономических факторов — этических, психологических и правовых.

7. Понимание хозяйства как эволюционирующей системы, проходящий в своем развитии различные стадии. Данный аспект также является аргументом против универсальности экономической теории, поскольку разные стадии развития хозяйства отличаются специфическими, а зачастую и уникальными свойствами.

Благосклонное отношение к государственному вмешательству. Такое отношение вызвано прежде всего скептицизмом по поводу того, что свободная конкуренция, характерная для рыночной экономики, в состоянии обеспечить гармонию интересов разных хозяйствующих субъектов. Без планомерного воздействия государства на хозяйство «сильнейшие» будут всегда оказываться в выигрыше за счет «слабейших».

Бесспорным основателем школы является Вильгельм Рошер (1817 — 1894), профессор Геттингенского университета, который опубликовал в 1843 году свои «Краткие основы курса политической экономии с точки зрения исторического метода». В предисловии к этому маленькому произведению Рошер уже излагал руководящие идеи, которыми он вдохновлялся и которые он развивал потом в своих известных «Принципах политической экономии», появившихся первым изданием в 1854 году. Он задается тут лишь целью изложить экономическую историю. «Наша цель, — говорит он, — описание того, чего хотели и к чему стремились народы в экономической области; цели, которые они преследовали и достигли; основания, ради которых они преследовали и добивались их». «Такое исследование, — прибавляет он, — может быть сделано при условии, если остаешься в тесном контакте с другими знаниями национальной жизни, в частности с историей права, с политической историей и историей цивилизации». Но он тотчас отгоняет от себя мысль встать в оппозицию к школе Рикардо. «Я, — продолжает он, — далек от того, чтобы признавать этот путь единственным или наиболее кратким для отыскания истины; но я не сомневаюсь, что он ведет в весьма прекрасные и плодородные области, которые, будучи раз возделаны, никогда не будут окончательно покинуты».

Таким образом, Рошер ставит себе задачу просто дополнить общепризнанную теорию историей экономических событий и мнений. И действительно, в целом ряде последовательно выходивших томов его «Принципов», к которым с каждым разом росли симпатии образованного общества в Германии, Рошер ограничивается приложением к изложению классических доктрин ученых и плодотворных экскурсий в область экономических факторов и идей прошлого.

Рошер смотрел на свою попытку как на опыт применения к политической экономии исторического метода, введенного Савиньи в науку права и доказавшего там свою плодотворность. Савиньи пользовался историей, чтобы уяснить себе органическое и самопроизвольное происхождение существующих институтов. Он этим хотел доказать законность их в противовес радикальным проискам реформаторского рационализма — наследия XVII века. У Рошера этого нет, он сам примыкает к либерализму и разделяет его реформаторские стремления. У него история служит главным образом для иллюстрации экономической истории, для насыщения ее примерами, способными если не предписать правила государственным людям, то, по крайней мере, создать у них, по его выражению, «политическое чутье». Он взял за основу теорию факторов производства в редакции Ж. Б. Сэя и соединил его с концепцией прибыли Н. Сениора, малоизвестного представителя классической политической экономии.

3. Вопрос № 3. Кризис крепостничества и экономические идеи России периода зарождения капитализма

3.1 А. Н. Радищев — автор экономической политики ликвидации крепостничества, трактовка цен и денег, кредита и налогов

Основоположником революционного антикрепостнического направления в русской общественно-экономической мысли был Александр Николаевич Радищев (1749--1802 гг.).

Радищев был сыном крупного помещика Саратовской губернии. Самостоятельную жизнь он начал с военной службы. Потом на казенный счет был послан в Лейпцигский университет для продолжения образования. По возвращении из Лейпцига Радищев служил в Петербурге в Сенате, в Коммерц-Коллегии, а последние годы был управляющим Петербургской таможней.

В 1790 г. Радищев был арестован за революционные взгляды, изложенные им в его книге «Путешествие из Петербурга в Москву». Судом был приговорен к смертной казни, которая была заменена ссылкой в Сибирь на 10 лет. Из ссылки Радищев возвращен был в 1796 г. и жил в своем имении Калужской губернии, находясь там под надзором полиции. Радищев был одним из наиболее образованных людей своего времени. Он хорошо знал произведения крупнейших английских и французских мыслителей, был детально знаком с экономическими взглядами физиократов и Адама Смита. Он был выдающимся философом-материалистом, продолжателем традиций Ломоносова.

Радищев был революционером, противником самодержавия и крепостничества, крупнейшим экономистом XVIII в. Он первый обосновал необходимость насильственного уничтожения крепостнического способа производства и необходимость и неизбежность народной революции в России. Единственным средством для ликвидации самодержавия, крепостнических форм угнетения и установления народной республики он считал народную революцию.

Рассматривая труд как источник общественного богатства, Радищев в своих работах поставил и оригинально для своего времени осветил такие крупные теоретические проблемы политической экономии, как производительность общественного труда, характер происхождения богатства помещиков, владельцев мануфактур и торговцев, цена товара, прибыль и др.

Решающую роль в формировании мировоззрения Радищева сыграла экономическая обстановка России во второй половине XVIII в. и классовая борьба -- борьба крестьян против помещиков. Очень большое влияние на Радищева оказала крестьянская война 1773--1774 гг. и экономические требования крестьян, нашедшие отражение в документах этой войны.

Экономические и политические взгляды Радищева изложены в его работах. Самым выдающимся произведением Радищева является книга «Путешествие из Петербуга в Москву». В ней Радищев обрисовывает экономический и политический строй России конца XVIII в. и дает уничтожающую критику крепостничества, призывает народные массы к революции.

В своем другом произведении — «Вольность» -- автор обосновывает закономерность народного вооруженного восстания, справедливость суда над царем-тираном и прославляет народную республику.

В «Письме о Китайском торге» Радищев исследует вопросы внешней торговли и показывает ее влияние на отечественное производство. Кроме того, в этой работе дается и анализ некоторых категорий политической экономии.

Работа «Описание моего владения» представляет собою попытку дать характеристику экономики крестьянского крепостного хозяйства. В «Записке о податях Петербургской губернии» Радищев высказывает свои соображения по вопросам налоговой политики и влияния налогов на сельское хозяйство и крестьянские промыслы.

В работе, представляющей перевод книги Мабли «Размышления о греческой истории, или о причинах благоденствия и несчастия греков», Радищев в примечаниях, которыми он снабдил эту книгу, дает резкую критику самодержавия.

В статье «Беседа о том, что есть сын отечества», напечатанной в декабрьском (1789 г.) номере журнала «Беседующий гражданин», Радищев наполнил идею патриотизма революционным содержанием.

3.2 Декабристы о преобразовании в финансовой, кредитной и денежной системе (П. Пестель, Н. Муравьев, Н. Тургенев).

Герои Отечественной войны 1812 года, глубоко образованные, искренно любившие Отчизну люди стремились изменить политический строй государства, обеспечить свободное развитие всех созидательных сил России. Они имели и политическую программу, и ясные представления о необходимом хозяйственном устройстве страны. В настоящее время, когда все еще длится переход экономики страны к рыночной экономике, обращение к истории полезно и поучительно, способно дать интересный материал для размышлений, для формирования новых идей.

Первой русской книгой по политической экономии был трактат Н. И. Тургенева «Опыт теории налогов». О своем произведении автор писал: «В этой книге я обозначил в общих чертах благодетельные результаты изучения политических наук, и в особенности политической экономии. Я старался доказать, что как экономические и финансовые, так и политические теории истинны лишь постольку, поскольку они основаны на принципе свободы. Поэтому, оставаясь в пределах изложения теории налогов, я допускал много экскурсий в более широкие области политики. Подушная подать давала мне случай говорить о крепостном праве, и я не преминул воспользоваться этим случаем. Эти добавления имели в моих глазах гораздо больше значения, чем основной предмет моей работы. Клеймя ненавистное рабство, я делал это в достаточно понятных и сильных выражениях, и, по моему мнению, никогда еще на русском языке не было напечатано о крепостном праве ничего столь же ясного и определенного». Это высказывание Тургенева относится к более позднему времени. Он, прежде всего, отметил политическую сторону -- осуждение крепостного права. Но его труд был важен для развития русской экономической науки еще и потому, что рассуждения о налогах были наполнены материалом, касающимся отечественной жизни, яркими примерами и точными формулировками. Большое значение имело и то, что в предисловии к данному трактату автор критически оценил существовавшие экономические теории и высказал свои соображения о пользе изучения политической экономии. По сложившейся в российской науке традиции, он полагал, что существуют три системы экономических взглядов: меркантилистов, физиократов и последователей Адама Смита. Тургенев писал, что человек, «занимающийся политическою экономией, рассматривая систему меркантилистов, невольно привыкает ненавидеть всякое насилие, самовольство и в особенности методы делать людей счастливыми, вопреки им самим»

Обратим внимание, что в высказывании Н. И. Тургенева присутствуют не столько экономические, сколько моральные аргументы. И среди них -- осуждение стремления решать за народ, за каждого человека, в чем состоит его благо.

Н.И. Тургенев прекрасно знал историю Отечества. Знал, что Петр I исходил из того, что основой богатства государства является вывоз товаров на чужие рынки. Поэтому, мечтая о могуществе своего государства, Петр выступил инициатором необходимой для этого индустриализации. Обладая огромными материальными и финансовыми ресурсами, полностью распоряжаясь землей, ее недрами и водами, государство взяло на себя все, касающееся производства, начиная от размещения предприятий и заканчивая номенклатурой требующейся продукции. Таким же был подход и к торговле. В системе государственной промышленности и торговли, созданной Петром, возникли и последовательно отрабатывались принципы и приемы административного управления экономикой, чего ранее в таких грандиозных масштабах история человечества не знала. Под особым покровительством Петра Великого была внешняя торговля. Именно для ее расширения и освоения новых рынков велась Северная война, в результате которой государство Российское получило выход к Балтийскому морю. Иначе говоря, российский император лично решал, что необходимо государству, что требуется для счастья его подданных.

Сам Н. И. Тургенев предпочтение отдавал системе Адама Смита. Свою позицию он разъяснял, что эта теория основывается на «исследованиях и соображениях рассудка», значит, она является истинно научной. Она исходит из того, что все благое основывается на свободе (речь идет и о политической, и об экономической свободе).

Классификацию налогов Н. И. Тургенев стремился дать, опираясь на принципы политической экономии. Он разделял налоги по источникам дохода: от земли, капитала и труда, при этом указывал, что некоторые налоги включают все три источника. Тургенев тщательно проанализировал прямые налоги, т. е. уплачиваемые лицом, облагаемым налогами, а также косвенные налоги, включенные в цену товара, оплачиваемые потребителем. Налог, которым облагается доход от земли, должен быть, по мысли Тургенева, твердо, установленным на длительный срок с тем, чтобы стимулировалось вложение капитала, рост производительности труда. Не меняющиеся правила создают стабильность и условия для уверенного развития хозяйства. Налоги на доход от капитала, полагал Тургенев, различаются следующим:

1) при высокой конъюнктуре -- «при преуспевающем состоянии» государства -- капиталист может включить налог в цену товара;

2) при низкой конъюнктуре налог платит сам предприниматель, а это не способствует расширению производства.

Уменьшают заинтересованность в инвестициях в развитие предприятий налоги не на доход, а на сам капитал, к примеру, пошлины при купле-продаже предприятий, налоги на наследства, на операции с ценными бумагами и т. д. Налог на доход от труда, то Тургенев считал, что только «при успевающем состоянии» страны, когда требуется рабочая сила, этот налог может быть включен в денежную заработную плату наемных рабочих. Но в обычное время заработная плата рабочих не должна облагаться налогом, чтобы не «угнетать сей несчастный класс». Налоги не должны отрывать от минимума, необходимого для восстановления сил, не должны вести к гибели рабочих и не порождать эмиграцию. Мысли об участи рабочих сформировались и в убеждение Тургенева в том, что нельзя облагать акцизами предметы первой необходимости, иначе трудящиеся будут испытывать тяжкие лишения. Например, акциз на соль не заметит богатый человек, но ударит по карману бедного.

Стоит заметить, что во времена декабристов, в первой половине XIX столетия более двух третий налогов в государственную казну платили крестьяне и полукрестьянские массы. Акцизы обеспечивали более 40% государственных доходов. Поэтому рассуждения Тургенева об освобождении крестьян от уплаты акцизов, мысль о перекладывании налогового бремени на богатых звучали революционно.

Немалое место в книге Н. И. Тургенева занял анализ бумажных денег. Он рассматривал доход от их выпуска и инфляции как налог особого рода.

В значительной мере Тургенев следовал за А. Смитом в оценке деятельности банков, которую считал полезной для хозяйства страны при рациональной их политике, умеренном выпуске кредитных денег (банкнот). Подчинение банков интересам государства и неконтролируемый выпуск банкнот может, по мнению автора «Опыта теории налогов», привести к катастрофическим последствиям.

Таким образом, при определенных условиях инфляция может иметь положительные последствия, при этом речь шла о свободе.

Размышления о свободе у Н. И. Тургенева неизменно направлялись к положению крепостных крестьян, которое, по его убеждению, не было естественным и непринужденным. Не только в научных трудах, но и в дневниковых записях эта тема постоянно присутствовала. Выход из такой ситуации он видел в непрерывном использовании мелких средств. К этим средствам, последовательным шагам он относил следующие мероприятия: «Запретить заводчикам, откупщикам и всем разбогатевшим недворянам покупать деревни иначе как со свободными крестьянами, запретить им даже иметь крепостных. Потом постановить, чтобы и дворяне покупали имения не иначе, как без крепостных, которых каждая продажа делает свободными. Потом можно распространить это положение и на наследства, дальними родственниками получаемые. К этому можно отнести систему покупки крестьян от помещиков посредством займов в чужих краях. Можно сказать, что Н. И. Тургенев был сторонником эволюционного развития, вслед за А. Смитом он желал не капитализма, а разумного естественного строя, который был бы благом для всего общества. Именно идея политической и экономической свободы, сформулированная А. Смитом, привлекала Н. И. Тургенева и других декабристов. Ее реализацию в России они связывали с отменой крепостного права и сословных привилегий, созданием равных политических и экономических прав для всех граждан России, уменьшением роли государства в хозяйственной деятельности, справедливой системой налогообложения. Что касается теоретических проблем учения А. Смита (стоимость и ценообразование, капитал, доходы, воспроизводство общественного продукта), то все это оставалось вне сферы интересов Н. И. Тургенева и других декабристов.

Взгляды Тургенева разделял Н. Муравьев, один из руководителей Северного общества. Он полагал, что прежде всего следует освободить крепостных крестьян без земли либо с небольшим приусадебным наделом. Освобождение с землей приведет к упорному сопротивлению помещиков, может вылиться в гражданскую войну. Дальнейшую собственность, в том числе и землю, крестьяне будут приобретать на общих для всех правах. Об этом Н. М. Муравьев писал в «Манифесте (к русскому народу)». Статья 7 этого документа предполагала, что любой гражданин -- дворянин, купец, мещанин, крестьянин -- могут приобретать всякого рода собственность: земли, дома в деревнях и городах. Понятно, что механизм такого приобретения для крестьян не прописывался, но право на это предполагалось законом, сформулированным декабристом.

В «Манифесте (к русскому народу)» была еще одна экономическая статья: «Уничтожение монополий, как-то: на соль, на продажу горячего вина и проч., и потому учреждение свободного винокурения и добывания соли, с уплатою за промышленность с количества добывания соли и водки». Эта статья выражала уверенность Тургенева и Муравьева в том, что частная инициатива обеспечит процветание экономики, поэтому никакого вмешательства государства не требуется, не нужны государственные монополии.

Тургенев был последовательным сторонником свободы предпринимательства, торговли. Он был уверен, что не следует искусственно стимулировать промышленность. В этом было существенное отличие его взглядов от убеждений П. И. Пестеля, руководителя Южного общества.

П. Пестель принимал идею экономической свободы и частной инициативы, но как принцип. В то же время он считал необходимым государственное управление экономикой. Это управление должно было включать в себя таможенный протекционизм, меры государственного регулирования в промышленности в духе Петровской эпохи. Особое значение так же, как и Н. Тургенев, П. Пестель придавал земельному вопросу. Рассматривая вопрос о земле, он указывает на два фундаментальных положения:

1. Человек находится на земле. Только на земле он может жить, только от земли может получать пропитание. Следовательно, земля есть общая собственность всего рода человеческого, а не частных лиц, а посему не может она быть разделена между несколькими только людьми за исключением прочих. Это положение носит моральный характер, подчинен принципу социальной справедливости, идее.

2. Труды и работы суть источники собственности. Тот человек, который землю удобрил и сделал способной к произрастанию нужных растений, должен на ту землю иметь право собственности. К тому же, чтобы землепашество могло процветать, требуется немало издержек, на которые только собственник согласится. Неуверенность в собственности на землю, сопряженная с частыми переходами земли из рук в руки, не позволит усовершенствовать земледелие. Поэтому земля должна быть собственностью некоторых людей, а остальные исключены из права обладать ею. Это положение П. Пестель обосновал с экономической точки зрения.

Считая оба положения верными, декабрист нашел способ разрешения противоречия. В написанной им «Русской правде» в разделе «Конституция -- государственный завет» он вводит статью о земле: «Вся земля, к каждой волости принадлежащая, разделяется на две части: волостную и частную. Первая принадлежит всему обществу, вторая частным людям. Первая составляет собственность общественную, вторая -- собственность частную. Волостная земля есть, неприкосновенна, она разделяется на участки, участки раздаются по требованиям членов волости. Остальная земля отдается в наем посторонним людям не иначе, как на один год. Если требуется более участков, нежели столько таковых имеется, тогда не удовлетворяется требование тех, которые наибольшее число участков взять желают; участки сии переходят из рук в руки в тех только случаях, когда являются новые требователи. У кого участок отбирается, тот сам назначает, какой участок он отдает. Правило совокупной состоятельности: перед правительством является всегда волость, а не люди порознь. Россияне составляли народ, состоящий из одних обывателей земли; все россияне суть помещики, или частные или общественные».

При внимательном рассмотрении этой статьи Конституции, разработанной П. И. Пестелем. Поясняется, что волость -- это первичная административная и общественная единица. Разделением земли, принадлежащей волости, на две примерно разные части Пестель стремился добиться социальной справедливости. Говоря об общественной части, о той земле, что принадлежит всему обществу, декабристы, в том числе и Пестель, использовали французское слова «commune», означающее общину. Тем самым они рассчитывали на присущее русскому народу общинное сознание, опирались на культурные вековые традиции народа. По проекту Пестеля общественная земля предоставляется всем жителям безвозмездно. Ее могут получить и горожане, которые сохраняют связь с деревней, безвозмездно во временное пользование. При недостатке земли происходит перераспределение в пользу тех, кто беднее, кому она нужнее для прокорма. По аграрному проекту П. Пестеля общественная или общинная земля неотчуждаемая, не может переходить в частную собственность. Общественная земля должна была, по мысли Пестеля, образоваться в результате выкупа или конфискации помещичьих земель. Гарантированный минимум, который предоставлялся бывшим крепостным, должен был, по убеждению декабриста, не допустить пауперизации крестьянства. Более того, Пестель считал, что фабричный рабочий тоже должен иметь право вернуться к своим корням, в свою волость и получить безвозмездно участок земли, чтобы прокормиться.

В своих размышлениях и проектах П. И. Пестель не только исходил из традиций, системы ценностей русского народа, но и видел обратную связь. Он полагал, что предлагаемая система хозяйства, новое устройство крестьянской жизни будут способствовать развитию гражданственности, усилят взаимопомощь людей, сделают прочнее коллективистские отношения.

Пестель, один из руководителей движения декабристов, стремившийся дать дорогу капиталистическому развитию России, он понимал, что успех экономических и политических преобразований в самой существенной степени базируется на национальной системе культурных и нравственных ценностей. Реформы в обществе должны не упразднять эту сложившуюся в течение столетий систему, а укреплять и развивать ее. Многие трудности и проблемы современных преобразований как раз связаны с тем, что нет опоры на сложившуюся систему ценностей, с тем, что осуществляется попытка заменить их ценностями, принадлежащими иной культуре.

Если ряд современных политиков либерального направления полагают, что только культивирование индивидуализма приведет к экономической активности граждан, то П. Пестель полагал, что именно в солидарности и взаимопомощи создается материальное благополучие, укрепляется независимость личности, формируется гражданское сознание. Более того, считал, что справедливо устроенное общество, сплоченное общим трудом, общество, в котором процветает взаимоуважение и взаимовыручка граждан, станет примером для всех стран и народов. Именно такое состояние общества, а не военную мощь П. И. Пестель считал признаком великой державы.

Так же П. Пестель понимал, что для успеха общинного землепользования требуются, кроме участка, еще и орудия труда, скот, семена и т. д. Для решения проблем с созданием соответствующей инфраструктуры его аграрный проект предусматривал создание волостных банков, которые могли бы предоставить кредит. Первичные средства банкам должно обеспечить государство.

Продумал Пестель и вопрос о неурожаях, стихийных бедствиях, пожарах и эпидемиях. Чтобы защитить людей от этих напастей, он предполагал создание страховых компаний в каждой волости.

Общественные земли гарантируют достаток трудолюбивым людям, не богатство, но вполне достойный уровень жизни. Богатство общества, развитие промышленности базируются, по мнению П. Пестеля, на частной собственности. Сосредоточенные в руках аграрных предпринимателей большие земельные массивы дают возможность использования новых методов ведения сельского хозяйства, новых орудий труда. Наемный труд, применяемый в больших частных имениях, будет приносить значительную прибыль, которую станут вкладывать в развитие промышленности и торговли. Пестель так и писал, что накопление капитала в земледелии обеспечит «устройство мануфактур, фабрик, заводов и всякого рода изделий, предприятий разных коммерческих оборотов и торговых действий».

Рассматривая экономические взгляды только двух представителей декабристского движения, мы обнаруживаем богатство идей и искреннюю глубокую заботу о благе Отечества и испытываем неизменное уважение и преклонение перед самоотверженностью людей, пожертвовавших своим счастьем ради блага Отчизны.

3.3 «Крестьянский социализм» А. И. Герцена и Н. П. Огарева

Развитие капиталистических отношений в промышленности и сельском хозяйстве России уже в 40-х годах поставило перед экономической мыслью вопрос о характере экономического развития России после ликвидации крепостного права.

Герцен выступил с обоснованием особого — некапиталистического пути развития России. Такому представлению о путях экономического развития России благоприятствовала социально-экономическая обстановка периода падения крепостного права. Несмотря на процесс разложения, наблюдавшийся среди помещичьих и особенно государственных крестьян, господство крепостного права задерживало раскол деревни. Пролетариат еще не выделился из общей массы трудящихся. Крестьянство самостоятельно выступало против крепостного права и помещичьей власти. Его движение не возглавлялось и буржуазией, искавшей пути соглашения с помещиками. Он видел в освобождении крестьян с землей не только уничтожение крепостнических отношений, но и начало последующего социалистического преобразования России.

Герцен нашел в общине социалистическое — это демократизм («коммунизм» — коллективность в управлении жизнью села) и общее управление бытом. Он считал, что на основе общинного землевладения можно улучшить земледелие; если ликвидировать помещичью власть и чиновничество, можно развить народное образование.

Это общинное владение представлялось Герцену зародышем социалистической коллективной собственности. Элемент социализма Герцен видел также в крестьянском праве на землю, т. е. в праве каждого крестьянина на надел земли, который община должна предоставить ему в пользование. «Это основное, натуральное, прирожденное признание права на землю ставит народ русский на совершенно другую ногу, чем та, на которой стоят все народы Запада». Это право он считал достаточным условием жизнеспособности общины. «Человек будущего в России — мужик, точно так же, как во Франции работник».

Но Герцен полагал, что сама по себе община никакого социализма не представляет. Своей патриархальностью общинное устройство много веков усыпляло народ. Личность в общине принижена, ее кругозор ограничен жизнью семьи и деревни. Для того чтобы развивать общину по пути социализма необходимо приложить к ней западноевропейскую науку. С ее помощью можно будет ликвидировать отрицательные, патриархальные стороны общины. Герцен полагает, что усвоив науку, русский народ пройдет все ступени трудного исторического развития, которые прошла Западная Европа, но этот путь будет гораздо короче. Таким образом, путь России к социализму через общину Герцен не рассматривал как исключение из общемирового развития.

Николай Платонович Огарев так же как и Герцен принадлежал к поколению дворянских революционеров. В произведениях Огарева учение Герцена о крестьянской общине как на основе социалистического преобразования России получает дальнейшее развитие. До реформы 1861 г. он считал мирный эволюционный путь вполне возможным. Но реформа и подъем крестьянского движения в стране сильно изменили его мнение в революционную сторону. Он перешел на позиции полной ликвидации помещичьего землевладения и превращения общинной собственности в единую форму владения землей. Если в 1858 г. Огарев, противопоставляя общину частному помещичьему землевладению, исходил еще из сохранения помещичьей собственности наряду с общинной, то через четыре года, в статье «Куда и откуда» (1862г.) он требовал превращения общинной собственности в единую форму земельной собственности в России. В тех районах, где общинная система отсутствовала, Огарев предлагал постепенное внедрение общинных начал путем ограничения права наследования земельных участков и некоторых других мер. Помещиков предлагалось уравнять в правах с крестьянами, предоставив им пай в общине по численности семьи.

Он выступал против существования круговой поруки, которая прикрепляла крестьянина к наделу и представляла собой насильственную форму взимания оброка и государственных податей.

Огарев выделил в качестве основного признака общины коллективную собственность на землю. Он отметил свойственную русской общине двойственность: «Общинная собственность исключительно земельная; всякая остальная крестьянская собственность — собственность личная» (Н.П. Огарев, «Избранные социально-политические и философские произведения). Общинная форма земельной собственности не исключает частной собственности крестьянина на «движимое» имущество, и наоборот, сочетается с ней.

Идеи А. И. Герцена и Н. П. Огарева отражали борьбу крестьянства против помещичьего землевладения в условиях падения крепостного права, развивавшихся в России капиталистических отношений. Проповедуя идеи «крестьянского социализма», они нападали на феодальное помещичье землевладение, доводя борьбу против него до требования ликвидации частной земельной собственности и передаче всей земли крестьянским общинам. Жизнь показала несостоятельность данной теории. Развитие капитализма в России опровергло надежды, возлагавшиеся Герценом и Огаревым на общину и некапиталистический путь развития. Сельская община оказалась не в состоянии противодействовать развитию капитализма и предотвратить дифференциацию крестьянства. Несмотря на свой утопизм, теория эта была формой, выражавшей прогрессивное требование об уничтожении крепостничества.

3.4 Н. Г. Чернышевский «Политическая экономия трудящихся»

Родился в Саратове в семье священника Гаврилы Ивановича Чернышевского (1793--1861). Учился дома под руководством отца, многосторонне образованного человека. Начитанность его поражала окружающих. В 1842 поступил в Саратовскую духовную семинарию, время пребывания в которой использовал в основном для самообразования: изучал языки, историю, географию, теорию словесности, русскую грамматику. Не закончив семинарию, в 1846 поступил в Петербургский университет на историко-филологический факультет. За годы учёбы в университете были выработаны основы мировоззрения, Чернышевский сознательно готовит себя к революционной деятельности, делает первые попытки писать художественные произведения.

В 1853 переехал из родного Саратова в Санкт-Петербург, где начал литературную деятельность начал в 1853 небольшими статьями в «Санкт-Петербургских Ведомостях» и в «Отечественных Записках», затем с начала 1854 он перешел в журнал «Современник». В университете в 1855 году защитил диссертацию «Эстетические отношения искусства к действительности», которая стала большим общественным событием и была воспринята как революционное выступление, в этой работе он подвергал резкой критике эстетику идеалистов и теорию «искусство для искусства».

На основе глубокой критики крепостничества, капиталистических отношений и буржуазной политической экономии Чернышевский создал «политическую экономию трудящихся». Свое изложение Чернышевский начинает с критики ненаучного определения предмета политической экономии, даваемого представителями буржуазной политической экономии. Нельзя, говорил Чернышевский, сводить предмет политической экономии к науке о богатстве, вне связи с тем классом, который создает богатство. При таком определении предмет этой науки приобретает абстрактный и ненаучный характер. Богатство, считал Чернышевский, создается трудом, и создателем его являются трудящиеся массы. Принадлежит же оно тем классам, которые не участвуют своим трудом в создании богатства. По мнению Чернышевского, предметом политической экономии должно быть не богатство, а рост материального благосостояния производителей этого богатства. Уже в самом определении предмета политической экономии чувствуется, что Чернышевский рассматривал политическую экономию как орудие борьбы за освобождение трудящихся от эксплуатации.

Свой метод исследования экономических явлений Чернышевский называет гипотетическим, который по существу является абстрактным методом. Чернышевский при исследовании экономических явлений абстрагировался от целого ряда второстепенных элементов исследуемого явления, концентрировал внимание на определенной гипотезе и, исходя из нее, решал поставленный вопрос. Конечно, такой метод не мог быть вполне научным, поскольку применяемая Чернышевским абстракция часто была произвольна, она выводила его за пределы того способа производства, явления которого он исследовал. Гипотетический метод использовал преимущественно для критики капитализма для выяснения сущности явления и для чтобы уже выясненную сущность явления в понятной форме довести до масс. По Чернышевскому надо бороться с субъективизмом, находить истину в самой действительности, не выхватывать из истины одну из ее сторон и выдавать ее за полную истину, «основывать свои суждения о том, что справедливо и что несправедливо, на идеях, выработанных современной наукой, а не на каких-либо субъективных симпатиях, не на мертвой букве какой-либо книги и не на предрассудках, которые сами не выдерживают критики… Ни под каким видом, ни для каких целей не игнорировать и не искажать фактов». В теории стоимости Чернышевский утверждал, что труд есть единственный источник производства и что «весь продукт обязан своим возникновением труду, стало быть, весь он должен составлять принадлежность того самого организма, трудом которого он создан». Стоимость, утверждал Чернышевский, есть труд, затраченный на производство материальных ценностей. Но каждая материальная вещь, обладающая стоимостью, должна иметь и полезность. Стоимость производства, по мнению Чернышевского, определяется непосредственно затратами труда. Меновая стоимость состоит из издержек производства и прибыли и выражает отношения между товарами. Меновая стоимость является произвольной от внутренней стоимости. При капитализме существует только меновая стоимость и стоимость производства. Меновая стоимость, имеющая место в капиталистическом обществе, не дает возможности производителям получать полностью продукт своего труда, поскольку капиталистами присваивается прибыль. Потому что в капиталистическом обществе, в силу частной собственности на средства производства, труд является товаром. Так же Чернышевский замечает, что труд не должен быть товаром, так как он не имеет стоимости и не является продуктом. В социалистическом обществе, утверждал Чернышевский, меновая стоимость исчезнет, т.к. труд производителя будет тогда соединен со средствами производства и не будет продажи труда. Поэтому будет действовать только внутренняя стоимость и производители материальных благ будут получать полностью продукт своего труда. Восприняв научные элементы теории стоимости классической школы буржуазной политической экономии, Чернышевский развивал ее в социалистическом направлении, делая ее орудием борьбы за социализм. Он понимал и подчеркивал, что социалистический вывод, еде данный им из трудовой теории стоимости, коренным образом отличается от вывода классической буржуазной политической экономии, что этот вывод логически вытекает из принципа определения стоимости трудом. Под капиталом Чернышевский понимал, как и представители классической школы буржуазной политической экономии, материальные ценности, идущие в производство в качестве средств производства, и средства существования работников. Учение о капитале он развивал в социалистическом направлении: капитал — результат труда, а поэтому он должен принадлежать тому классу, который его создал — трудящимся. Чернышевский по этому вопросу писал: «…Капитал составляет только видоизменение труда и притом видоизменение очень, мимолетное, исчезает чрезвычайно быстро, так что поддерживается лишь постоянным воспроизведением через труд и по сущности дела не имеет ни малейшей независимости от труда, который один и создает и сохраняет его…

Прибыль Чернышевский фактически сводил к прибавочной стоимости. Он определял ее так же, как и Рикардо, т. е. как остаток продукта, полученный в результате вычета из продукта, стоимости труда, т. е. заработной платы. Из теории прибыли Чернышевский делал тот вывод, что капиталистическое производство не соответствует интересам рабочего класса, а поэтому рабочий класс не заинтересован в развитии производства. Он указывал на необходимость объединить прибыль с зарплатой, т. е. ликвидировать прибыль капиталистов, что приведет к росту материального благосостояния трудящихся, к росту производства и высокой производительности труда. В теории земельной ренты Чернышевский пошел дальше представителей классической школы буржуазной политической экономии. Учение об абсолютной ренте объективно направлено против монополии частной собственности на землю, против класса земельных собственников и является развитием теории ренты в социалистическом направлении. Неизбежность кризисов перепроизводства Чернышевский связывал с господством капиталистической системы хозяйства. Причину кризисов он видел в конкуренции, в концентрации и централизации капитала, а в конечном счете -- в частной собственности на средства производства. Чернышевский подчеркивал, что при социализме кризисов не будет, кризисы невозможны при производстве, мерилом которого служит потребление. Неизбежность кризисов при капитализме доказывает неестественность, порочность капитализма и необходимость замены его социалистическим строем. Чернышевский не вскрыл настоящей причины кризисов, поскольку он не знал основного противоречия капитализма. Но, связывая их с капиталистической системой хозяйства, он близко подошел к правильному пониманию экономических кризисов. Таковы в кратких чертах содержание и характер «политической экономии трудящихся» Н. Г. Чернышевского.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой