Каюм Насири - представитель татарской интеллигенции

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Философия


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Елабужский государственный педагогический университет

Филологический факультет

Кафедра философии и социологии

Контрольная работа

на тему:

Каюм Насыри

Выполнил (а): студентка

2 курса ОЗО Хафизова А. Р.

Проверила: ассистент Сабирова Л. А.

Елабуга, 2009 год

Оглавление

Введение

Глава 1. Каюм Насыри — мыслитель, просветитель

Глава 2. Каюм Насыри — чужой среди своих

2.1 Почему Каюм Насыри стал изгоем среди соплеменников?

2.2 «Урыс Каюм»

2.3 Каюм Насыри и отношение татарского общества к его идеям

2.4 Личная жизнь

2.5 Особенности характера

Глава 3. Каюм Насыри: долгий путь к людям

3.1 Какой силы ветры перемен?

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Полномасштабное освоение национального культурного наследия является актуальнейшей задачей современного татарского общества.

После крушения тоталитарного режима и его идеологии для многих народов бывшего Советского Союза наступил период национального возрождения и надежд на обретение достойного места в современном мире. Такие периоды отличаются обострением интереса к своему духовному наследию как надежной опоре в осмыслении своего настоящего и правильном выборе пути в будущее. Как глубоко подметил еще А. Герцен, «полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современность: глубже опускаясь в смысл былого — раскрываем смысл будущего, глядя назад — шагаем вперед». Но чтобы прошлое действительно помогло нам осознать настоящее и стать ориентиром на будущее, его нужно освоить во всей полноте и правдивости. В недавнем прошлом, когда из этого наследия извлеклась лишь строго дозированная и препарированная классовой идеологией часть, оно служило совсем иным целям — быть иллюстрацией истинности этой самой идеологии. И хотя эта идеология так и не смогла полностью обеспечить классовую стерильность в изучении культурного наследия, зато сумела внедрить в массовое сознание свои стереотипы противопоставления «двух культур» в национальной культуре: прогрессивной и реакционной, пролетарской и буржуазно-националистической, достойной либо недостойной внимания ее классово просвещенных наследников.

В начале XX века у татар сложилась (хотя и не окончательно) система национального образования, национальная (не только по форме, но и по содержанию) печать, литература, выросло новое, современно мыслящее поколение интеллигенции, сформировалось мировоззрение, сочетавшее традиционные духовные ценности с потребностями национального развития. Общественная мысль вплотную подошла к идее национальной государственности как обязательного условия и гаранта дальнейшего прогресса нации.

Как ученый широкого диапазона, К. Насыри внес достойный вклад в различные сферы научных знаний. Особого внимания достойна его работа по татарскому языкознанию. Он был одним из тех ученых-языковедов, усилиями которых были заложены основы современного татарского литературного языка. Ученый внес весомый вклад в разработку научной терминологии татарского языка, написал весьма содержательные книги по его грамматике и синтаксису. К. Насыри обстоятельно освещает вопросы фонетики, лексики и других грамматических норм татарского языка.

В многогранной деятельности К. Насыри, в его произведениях нашли отражение думы и чаяния просветителя о родном народе, о его нерадостной судьбе. Заветной мечтой ученого было вызволение татарской нации из застоя и бедности, социального и национального гнета, стремление преодолеть вековую отсталость.

Своими научными трудами и многогранной деятельностью Каюм Насыри в истории татарской культуры и общественной мысли оставил глубокий след.

Цель работы: Узнать и передать о видном представителе татарской интеллигенции, который XX веке определял основные направления духовного развития народа.

Объект исследования: является научным деятелем философии.

Практическая значимость: результаты данного материала можно использовать на семинарах по философии.

Структура работы контрольной работы состоит из: введения, 3 глав и 6 пунктов. Также есть заключение, список литературы и приложение.

Глава 1. Каюм Насыри — мыслитель, просветитель

Имя Каюма Насыри сегодня известно каждому, кто хотя бы немного знаком с историей и культурой татарского народа. Память о выдающемся просветителе не только не померкла за последние десятилетия, но и была увековечена в названиях улиц, в мемориальных местах и музеях, в массовом издании и широкой пропаганде его трудов. Однако посмертная слава и благодарность потомков послужили всего лишь небольшим вознаграждением человеку, который на протяжении всей своей жизни, находясь в счастливом поиске истины, в то же время постоянно испытывал непонимание и даже неприязнь современников, бедность и неудачи, холодное, беспросветное одиночество.

Каюм Насыри родился 2 февраля 1825 года в деревне Верхние Ширданы Сагитта Ахметова в деревне Берези (ныне Атнинский район РТ), во второй половине XVIII — начале XIX века Свияжского уезда Казанской губернии (ныне Зеленодольский район РТ) в семье известного богослова и мастера каллиграфии Габденасыра бин Хусейна. Известно, что родоночальником этой старинной и очень уважаемой династии был некий Бираш баба, обосновавшийся на правобережье реки Волги еще во времена Казанского ханства. С тех пор на протяжении нескольких столетий многие его потомки являлись признанными лидерами мусульман, исполняя обязанности сельских старост и указных мулл.

Образованный, хорошо знавший русский язык Насыр-мулла все силы и время отдавал заботам о родном ауле и односельчанах. Как впоследствии писал Каюм Насыри, «сострадание к чужой беде, отзывчивость к людям и множество добрых дел… снискали ему уважение и признательность народа, прозвавшего его «милосердным». Общественные проблемы так и не дали Габденасыру хазрету возможности официально проповедывать в сельской мечети. Однако, подобно своему отцу Хусейну, он достаточно плодотворно занимался теорией арабского языка и профессиональной перепиской восточных книг.

Таким образом, судьба Каюма Насыри была во многом предопределена семейной историей и традициями, замечательным примером его предков. Освоив основы грамоты и веры в деревенском мектебе, он по совету отца в 1855 году уезжает в Казань в медресе при пятой соборной мечети, где тогда преподавал их земляк и давний друг Ахмед бин Сагит аш-Ширдани (1793−1863). Этот священнослужитель был известен не просто как прирожденный педагог и талантливый ученый, но и как прогрессивный имам, убежденный сторонник религиозного реформатора Г. Курсави. Учеба под началом такого человека помогла Каюму развить природную любознательность и критическое мышление. За короткое время он освоил турецкий, арабский и персидский языки, основы мусульманской философии и права. Большой интерес проявлял молодой человек к изучению русского языка. Вероятно, в поисках живого общения и литературы Каюм познакомился с представителями русской интеллигенции и православными миссионерами, которые вскоре сами предложили одаренному мусульманину занять должность преподавателя татарского языка в Казанском духовном училище.

В 1855 году Каюм Насыри начал давать уроки будущим христианским священнослужителям, и через несколько лет, набравшись педагогического опыта, перешел на аналогичную работу в Казанскую духовную семинарию. Для мусульманина это был по-настоящему смелый, даже отчаянный шаг. Общественное мнение казанских татар в то время категорически не одобряло сотрудничество правоверных мусульман с православным государством в образовательной сфере. Вековые предубеждения, связанные с боязнью христианизации, сделали молодого учителя изгоем среди единоверцев. Круг его общения сузился до преподавателей и учащихся семинарии и университета. Каюму выделили крохотную комнату на чердаке семинарского здания, где он до глубокой ночи засиживался над восточными рукописями, русской и европейской литературой, конспектами и набросками первых своих сочинений.

Новый и, пожалуй, самый важный этап в жизни педагога начинается в семидесятых годах XIX века, когда правительство, озаботившись автономией мусульманского конфессионального образования, приняло ряд мер по его интеграции в систему государственного российского просвещения. Важнейшей задачей тогда считалось введение обязательного обучения шакирдов мектебов и медресе русскому языку, повсеместное создание светских русско-татарских школ. Реализация этих решений шла крайне тяжело, встречая сопротивление духовенства и мусульманского населения. Без того непростое положение усугублялось отсутствием кадров национального учительства, имеющего профессиональный опыт и владеющего государственным языком.

Наверное, единственным мусульманином в Казани, способным на ведение плодотворной педагогической работы в новых татарских учебных заведениях, был Каюм Насыри. Он с воодушевлением взялся за организацию такой школы в Забулачной части города, сначала на Мокрой улице, а затем в самом сердце Старотатарской слободы, неподалеку от мечети «Марджани». Но, как это обычно бывает с первопроходцами, неутомимый просветитель вместо признания получил лишь проблемы и неприятности. Для большинства татар он так и остался «Урыс Каюм» — «Русским Каюмом», а для чиновников Министерства народного просвещения — излишне самостоятельным учителем, не желавшим заниматься откровенной миссионерской деятельностью. Насыри до последнего пытался сохранить свою школу, платил из своего скудного жалованья и за аренду помещения, и за учебники и даже отдавал последние деньги бедным ученикам на еду и одежду. Однако конфликт с инспектором татарских училищ В. В. Радловым зашел очень далеко и в 1876 году Каюм Насыри вынужден был оставить учительскую работу.

Одиночество и спокойная жизнь на квартире у муэдзина Галеевской мечети на Сенной улице (ныне ул. П. Коммуны, 35) помогли недавнему отставнику заняться серьезной научной деятельностью. Именно в эти годы он создает наиболее значительные произведения в области татарского языкознания, педагогики, методики обучения, истории и литературы. У него появилось больше времени на издание своего календаря, который просветитель периодически выпускал с 1871 года. Каюм Насыри пользовался огромным уважением в научном сообществе Казани. Результаты его этнографических и исторических исследований с большим интересом заслушивались на заседаниях Общества археологии и этнографии Казанского университета, членом которого он являлся на протяжении довольно долгового времени.

Трудом всей жизни Каюма Насыри можно назвать объемистый том его своеобразных проповедей и наставлений «Плоды собеседований», вышедший в 1884 году в университетской типографии. Это произведение, представляющее собой выражение всей татарской просветительской идеологии, и сегодня имеет огромное воспитательное и научное значение.

Личная жизнь подвижника так и не сложилась. Неудачи следовали за ним по пятам. В 1885 году, после пожара, в котором сгорела вся его библиотека, Каюм Насыри вынужден был уехать в родную деревню и зарабатывать на кусок хлеба тяжелым крестьянским трудом. Возвращение в Казань не избавило его от мытарств. Отсутствие семьи, гордый, вспыльчивый и довольно противоречивый характер только усугубляли одиночество неоцененного современниками мыслителя. Интересные заметки по этому поводу оставил Дж. Валиди, который писал: «…Насыров был человек нервный, чудаковатый, жил замкнуто, не любил общаться с людьми, не умел приобретать себе сторонников. Его жизнь прошла в маленькой квартире, без жены, без детей; он имел при себе в качестве прислуги только мальчиков, которых постоянно сменял и которыми вечно был недоволен». Дж. Валиди приводит также слова известного татарского журналиста и педагога Х. Максуди, рассказавшего буквально следующее: «Получив из Закавказья письмо, в котором автор просил меня прислать материалы по казанской литературе… я обратился… к Каюму Насырову и застал его в чулках и овечьей шубе; выслушав мою просьбу сообщить свою биографию и дать фотографическую карточку, он ответил в том смысле, что не хочет давать о себе никаких биографических сведений для того народа, который до сих пор знать его не хотел и который обрекает на голодную смерть своих писателей; что он не имеет никакой такой фотографической карточки и никому не будет интересно смотреть на его безобразное лицо».

Конечно, скоропалительные выводы старого учителя были продиктованы горькой обидой, но вряд ли они были оправданны. Каюм Насыри стал настоящим кумиром для молодой татарской интеллигенции конца XIX — начала XX века — Г. Тукая, Ф. Амирхана, Г. Ибрагимова, Г. Камала и других, стоявших у истоков профессиональной национальной литературы, театра, искусства и науки.

Глава 2. Каюм Насыри — чужой среди своих

2.1 Почему Каюм Насыри стал изгоем среди соплеменников?

Когда в 1912 году исполнялось десять лет со дня смерти Каюма Насыри, татарский историк Габдулбари Баттал с горечью констатировал на страницах газеты «Юлдуз», что даже по прошествии такого небольшого срока имя этого человека успело забыться, что о нем не пишет татарская пресса. Даже, например, журнал «Шура», который много внимания уделяет жизнеописанию видных мусульманских деятелей. Редактор «Шуры» Риза Фахретдинов согласился с критикой, но причиной молчания назвал не какой-то злой умысел, а элементарное отсутствие информации. И обратился к читателям с просьбой присылать свои воспоминания. Откликнулось несколько человек, которые были знакомы с Насыри лично. В направленных ими материалах татарский просветитель выглядел не самым лучшим образом. Пожалуй, это был первый и последний раз, когда о Каюме Насыри писали не как о лубочном герое, гламурный образ которого был создан стараниями советских литературоведов и историков, а как о простом, реальном человеке со всеми достоинствами и недостатками.

2.2 «Урыс Каюм»

«Урыс Каюм» (русский Каюм), «рус агенты» (агент русских), «сатлык» (предатель), «миссионер» — всеми этими «титулами» еще при жизни наградили Каюма Насыри татары. Чем же была вызвана такая ненависть? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, чем жило татарское общество середины XIX века. К этому времени политика насильственной христианизации татар, когда в православие загоняли кнутом и пряником, была свернута, и на смену ей пришли другие методы. Ставка была сделана на «национальные кадры», на крещеных татар и татар-мусульман, которые, проникшись идеями православия, должны были проводить политику русского государства среди своих соплеменников. Именно о таких людях писала русский этнограф С. Чичерина: «Сам он с некоторым трудом говорит по-русски, но глубже и прочнее русит население, чем русский учитель, вооруженный дипломом, но не говорящий по-татарски» (Чичерина С. У приволжских инородцев, Путевые заметки, — СПб., 1905. С. 74). Стремясь сохранить свою религиозную и национальную идентичность, татары крайне подозрительно относились к соплеменникам, которые водили дружбу с русскими начальниками и миссионерами. Что тут говорить о Каюме Насыри, который не только пропагандировал русский язык, но жил и работал в миссионерском очаге — Казанской духовной семинарии, по заказу миссионеров занимался перепиской христианских богослужебных книг, общался и дружил с «главным» миссионером Николаем Ильминским! Лояльность русским властям была присуща всему роду Насыри. Один из предков Каюма, Габдераззак бабай, еще при царе Федоре Иоанновиче (1557−1598) служил старостой, собирал налоги с местного населения. Своих двоих сыновей он отправил на войну с Лжедмитрием, с которой они не вернулись. Еще один предок Насыри, Альмухаммет бабай, также был настроен прорусски. Он зорко следил за всеми «подозрительными элементами» в подконтрольном ему регионе и не раздумывая сообщал о них куда следует, заслужив славу соглядатая. Отец нашего героя, Габденасыр мулла, по личному добровольному желанию выучил русский язык, хотя от деревенского муллы в начале XIX века такого никто не требовал, и выглядело это по меньшей мере странно. В соответствующем духе он воспитал и своего сына. Отправив Каюма за знаниями в казанское медресе, он благосклонно отнесся к его тайным (в те годы это не поощрялось) занятиям русским языком. Все это, может быть, и расширило кругозор юноши, но вместе с тем закрыло ему дорогу в татарское общество, которое не терпело нарушающих традиции белых ворон. Этим самым Каюм Насыри обрек себя на одиночество. Одиночество длиною в жизнь.

2.3 Каюм Насыри и отношение татарского общества к его идеям

В 1871 году Каюм Насыри решил организовать школу для татарских детей, в которой собирался обучать их русскому языку. Он считал, что татары, живя в России, должны знать ее историю и культуру, а также русский язык. Нелегкое дело затеял ученый. Татарское общество восприняло эту идею в штыки. Финансы пообещали власти, однако до конца свое обещание они так и не выполнили. С большим трудом удалось снять комнату над кабаком на Мокрой улице. Обычно за такое помещение брали десять рублей, но с Насыри потребовали все пятьдесят. Кое-как удалось собрать несколько ребят, разбегавшихся, однако, при первом удобном случае. Ученый был вынужден на свои средства покупать учебные принадлежности, мало того, ему пришлось приплачивать детям, чтобы они посещали занятия. В итоге из этой идеи ничего не вышло. На ученого посыпались угрозы, частыми посетителями в школе из-за бесконечных «сигналов» стали полицмейстеры. Промучившись несколько лет, Каюм Насыри оставил свою затею. Эти и другие неудачи привели к тому, что этот человек разочаровался в своих соплеменниках. Когда татарский педагог и журналист Хади Максуди пришел к нему за биографическими данными для статьи о татарской литературе, Насыри спровадил его такими словами: «Нет у меня никаких биографических сведений для народа, который до сих пор знать меня не хотел и который обрекает на голодную смерть своих писателей». С этой точки зрения он с большим уважением относился к башкирам и даже был уверен, что башкиры никогда не отдали бы русским царевну Сююмбике.

2.4 Личная жизнь

Большую часть своей долгой жизни Каюм Насыри прожил одиноко, без семьи. Детей у него не было. Согласно версии, которая бытовала в советские времена, ученый был женат один раз. В сорокалетнем возрасте он взял в жены дочку ямщика Мусагута, которая скончалась во время родов. Правда, сохранились воспоминания Насретдина ал-Худжаши, который незадолго до кончины Каюма Насыри побывал у него дома и расспросил о вещах, о которых раньше ученый умалчивал. Насыри говорил, что был женат два раза. Первый раз в молодости он женился «для галочки», без любви. Молодая жена, видя, что отношения не складываются, попросила развода, и они разошлись. Со второй супругой характерами вроде сошлись, но она мешала ученому заниматься научной деятельностью. Возникла дилемма: жена или книги. И Насыри без сожаления выбрал второе. Все это татарский ученый рассказывал, когда старость давала о себе знать провалами в памяти, так что эти сведения также не могут претендовать на точность и полноту. В любом случае причина семейных неудач Каюма Насыри крылась в его неуживчивом характере, прохладном отношении к женскому полу. Сохранилось такое высказывание Насыри: «Да спасет нас Аллах от хитрости женщин! Если хочешь провести свою жизнь в проблемах — возьми себе жену!» Его музой, женой и семьей оставалась наука. Он мечтал о всенародной славе, но стал изгоем, «неприкасаемым». А «великим просветителем», «интернационалистом» и чуть ли не революционером его сделала советская пропаганда. Нельзя сказать, что при жизни Каюма Насыри совсем игнорировали. Нет, его замечали, книги читали и цитировали, но главными почитателями его таланта все же были шакирды, приказчики и русские миссионеры. Календари, которые ученый выпускал за свой счет, переиздавали «пиратским» способом, без указания имени автора. Ученый люд и купцы не видели «урыс Каюма» в упор.

2.5 Особенности характера

Во второй половине XIX века расцвел талант другого видного ученого — Шигабутдина Марждани. Неизвестно, в чем причина, но два татарских деятеля на дух не переносили друг друга. Как писал известный татарский историк и литературовед Джамал Валиди: «Отношение их друг к другу было недружелюбное, хотя оба они шли по пути культурного прогресса…» Может, Насыри видел в Марджани научного конкурента, а может, его раздражало, что тот писал в основном на арабском языке, а Насыри, как известно, ратовал за развитие татарского. Об истинных причинах конфликта история умалчивает.

О противоречивом, неуживчивом характере Каюма Насыри писали многие его современники. Правда, существует мнение, что таким букой он стал лишь на старости лет под грузом бесконечных проблем и душевных потрясений. Известный портрет Байназара Альменова, который был написан в советское время на основе воспоминаний и документальных источников, в некоторой степени отражает внутреннюю сущность Насыри, но все же несколько идеализирует ее. К слову сказать, сам ученый категорически отказывался фотографироваться, считая свое лицо безобразным (на правом его глазу имелось бельмо, а левый не видел с рождения).

Вот как описывал характер ученого Джамал Валиди: «Насыров был человек нервный, чудаковатый, жил замкнуто, не любил общаться с людьми, не умел приобретать себе сторонников. Его жизнь прошла в маленькой квартире, без жены, без детей; он имел при себе в качестве прислуги только мальчиков, которых постоянно сменял и которыми вечно был недоволен… Насыров не обладал настоящей творческой мыслью и основательными знаниями; он был больше переводчик и переписчик, чем писатель».

Независимость и некоторое высокомерие проявлялись также в его походке. Когда Насыри шел по улице, то всегда смотрел куда-то вперед, не замечал окружающих и никогда не заходил в магазины и лавки, чтобы пообщаться с продавцами и знакомыми, как это делали другие обитатели татарской слободы. Если кто-то из знакомых обращался к нему с расспросами, ученый приглашал к себе на квартиру, он не любил мимолетных уличных разговоров. Летом он носил суконный казакин и сафьяновые сапоги, зимой — лисью шубу и шапку-камчат из меха бобра. В зависимости от погоды в руках его был или зонт, или короткая деревянная трость.

Пришедшие к нему домой обычно заставали хозяина за письменным столом. Из-за слабого зрения Каюм Насыри писал почти вплотную приблизив глаза к бумаге. На всех своих съемных квартирах он создавал «творческий беспорядок». Тут и там валялись книги, обрывки бумаги, инструменты, пол был завален деревянными стружками. Стружки производил небольшой токарный станок, на котором Насыри вытачивал разные нужные для хозяйства и научных исследований предмет. В квартире он соорудил деревянные перила, держась за которые находил выход на улицу и перемещался по комнате. На вопрос, почему он не попросит прислугу навести порядок, ученый отвечал, что мальчишки не знают, куда следует класть книги и инструменты, так что перманентный хаос сопровождал Насыри на протяжении всей его жизни. Гарифулла Чокрый, сын известного татарского поэта Гали Чокрыя, оставил интересные воспоминания о своей встрече с Каюмом Насыри в 1879 году. Он дает подробное описание его квартиры, обстановки, деталей интерьера, одежды, которую носил татарский ученый. Его удивило, что во время разговора Насыри дымил, как паровоз. А еще больше Гарифуллу удивило то, что его отец, набожный мусульманин, никак не высказался против такого безобразия. К слову сказать, с этой вредной привычкой Каюм Насыри расстался лишь на старости лет. Время от времени ученого приглашали на различные собрания-меджлисы. В отличие от других, Насыри сидел молча и редко участвовал в беседе. Он был немногословен, сдержан, говорил тихо, в разговоре держал определенную дистанцию и никогда не раскрывался. Современники вспоминают, что не помнят случая, чтобы Каюм Насыри громко смеялся — в лучшем случае скромно улыбался. Если в молодости Насыри щеголял в европейской одежде, то в старости стал предпочитать национальные костюмы. Он меньше стал симпатизировать русской культуре, не терпел, когда к его фамилии прибавляли русское окончание «ов». Свою последнюю книгу «Алифба. Иман шарты бел? н» («Азбука. С добавлением «Условий веры», 1902) Каюм Насыри завершил лозунгом: «Яш?сен ?зебезне? кадимебез!» («Да здравствует наше исконное, древнее [наследие]!»).

Каюм Насыри прекрасно владел многими ремеслами: переплетал книги, делал зеркала, приготовлял крахмал с помощью электричества (гальванизации), столярничал, хорошо знал кулинарию и народную медицину. Его очень раздражал тот факт, что люди лечатся привозными лекарствами. Он полагал так: «На нашей земле растет достаточно пригодных для лечения растений. Целебные свойства произрастающих здесь трав гораздо выше, чем заморских». Незадолго до смерти ученого разбил паралич, но он не стал обращаться к врачам. Он разработал для себя специальные физические упражнения и выполнял их с неистовой силой. Мало того, он стал лечить себя током и в результате встал на ноги. Каюм Насыри скончался 20 августа 1902 года. На его похороны пришли лишь пара родственников и несколько его верных учеников…

насыри татарский литератор философ

Глава 3. Каюм Насыри: долгий путь к людям

Каюм Насыри — ученый — просветитель, историк — этнограф, языковед, писатель. Внёс вклад в развитие различных отраслей гуманитарных наук, заложил основы современного татарского литературного языка, его научной терминологии. Труды: по фонетике и грамматике — «Образец» (1895), лексикографии татарского языка (двуязычные словари, первый толковый словарь в 2-х томах, 1895−1896); автор научно-популярных произведений, первых татарских календарей; много внимания уделял изучению истории края, татарского народа, его фольклора и этнографического наследия; труды по литературе, педагогике, земледелию, ботанике, медицине, учебники по арифметике, геометрии, географии.

В феврале этого года исполнилось 180 лет выдающемуся татарскому писателю и учёному Каюму Насыри. О нём написано немало, но по большей части это банальности, которые кочуют из журнала в журнал, из книги в книгу. При этом втайне остаётся значительная часть его художественного и научного наследия, до сих пор не введённого в научный оборот. Толком не изучена его биография и не составлен архив, не издано полное собрание его сочинений. В Татарстане юбилей прошёл едва замеченным. Что уже сделано, и что еще можно сделать, чтобы достойно почтить память этого ученого — энциклопедиста?

Когда в 1912 году исполнилось десять лет со дня кончины Каюма Насыри, татарский историк Габдулбари Баттал с горечью констатировал на страницах газеты «Юлдуз» («Звезда»), что даже по прошествии этого небольшого срока имя Каюма Насыри успело напрочь забыться, о нём не пишет татарская пресса — например, журнал «Шура», который много внимания уделяет жизнеописанию других видных мусульманских деятелей. Редактор «Шуры» Риза Фахретдинов согласился с критикой, причиной молчания назвал не какой-либо злой умысел, а элементарное отсутствие информации и обратился к читателям с просьбой присылать в редакцию свои воспоминания. Откликнулось несколько человек, которые были знакомы с Каюмом Насыри. Оказалось, что татары совершенно не знали своего выдающегося соплеменника, автора около сорока произведений. То есть, его имя было на слуху, но по-настоящему никто не представлял себе, каким он был и чем жил. Каюм Насыри прожил свою жизнь «белой вороной», не вписываясь в реалии тогдашнего традиционного татарского общества, которое с трудом открывало двери всему новому и решительно захлопывало их в случае малейшего «не по правилам».

По сути, его перестали замечать ещё при жизни. Чем была вызвана такая нелюбовь? Стремясь сохранить свою религиозную и национальную идентичность, татары едва ли не в большинстве своём крайне подозрительно относились к тем соплеменникам, которые водили дружбу с русскими начальниками и миссионерами. А Каюм Насыри не только пропагандировал русский язык, но и некоторое время даже жил и работал в очаге миссионеров — Казанской духовной семинарии, по заказу миссионеров занимался перепиской христианских богослужебных книг, общался с «главным миссионером» Николаем Ильминским — крупным востоковедом и педагогом, но… ещё и автором одобренной Петербургом «системы» христианизации нерусских народов Среднего Поволжья и других регионов. При этом Каюм Насыри оставался мусульманином и никогда даже не помышлял принять христианство, хотя это могло открыть для него двери русских университетов, сделать его своим в обществе, куда «инородцам» путь был заказан. В сущности, он оказался между молотом и наковальней и так и не смог до конца интегрироваться в русское общество и при этом потерял связь со своими соплеменниками. Это была главная трагедия его жизни. Оставаясь, несмотря ни на что, внешне беспристрастным, Каюм Насыри затевал всё новые и новые проекты. Сначала он собирался издавать газету на татарском языке — её, естественно, не разрешили. Тогда начал выпускать календари, представляющие собой журналы-альманахи, которые оказались столь популярными, что нечистые на руку издатели стали тиражировать их пиратским способом. Каюм Насыри надеялся привлечь к себе внимание своими календарями, доказать, что он болеет за свою нацию и что-то значит для татар. Однако в его жизни мало что изменилось. Не принесли ему ни славы, ни достатка и его книги, которые он издавал в основном за собственный счет, отчего и жил лишь на мизерные доходы от их продажи да благодаря частным урокам. В 1871 году Каюм Насыри решил организовать для татарских детей школу, в которой собирался обучать их русскому языку. Он считал, что татары, живя в России, должны знать ее историю, культуру и русский язык. Нелёгкое дело затеял учёный. Татарское общество восприняло его идею в штыки. Русские власти пообещали финансовую поддержку, но не выполнили до конца своё обещание. Слава и признание пришли к Каюму Насыри после смерти — лишь в советское время. К «круглым датам» выходили сборники, в которых нашло свое отражение научное и литературное наследие татарского учёного, хотя и в сильно урезанном и «отредактированном» виде. Худо-бедно издавались его труды, проводились научные конференции, одна из центральных улиц Казани — Захарьевская в 1930 году была переименована в улицу Каюма Насыри. В те годы родилась новая градация, кто «свой», а кто «чужой». Из дореволюционных писателей и поэтов к «своим» были отнесены Габдулла Тукай, Галиаскар Камал, Галимджан Ибрагимов, с некоторыми оговорками — Фатих Амирхан, Загир Бигиев, Муса Акъегетзаде и еще несколько писателей. «Своим» стал и Каюм Насыри. Советская идеология приспосабливала к своим постулатам писателей, поэтов, мыслителей, которые придерживались джадидских взглядов. Каюм Насыри вполне вписывался в их ряд. Если затушевать религиозный подтекст его сочинений, то получался крупный просветитель и реформатор — жертва «бесчеловечного буржуазного строя». По большому счету так оно и было, только не в таких гиперболических формах, в которые его стали облачать. Вообще-то сначала особой потребности в вознесении бывших светил не было: балом правили имажинисты и футуристы, дореволюционное татарское наследие выбрасывалось на «свалку истории» с клеймом «национально-буржуазное». Строгой ревизии было подвергнуто даже творчество Габдуллы Тукая, из которого позже, впрочем, сделали чуть ли не революционного поэта. Остракизму был подвергнут еще живой классик татарской литературы Фатих Амирхан, который был вынужден бросить преподавательскую работу в театральном техникуме из-за постоянных насмешек революционно настроенных студентов. Однако в 1922 году к двадцатилетию со дня смерти Каюма Насыри в Казани вышли две книги, в которых были собраны ранее не опубликованные работы ученого. Лед тронулся. Но не надолго. Вскоре были репрессированы составители сборника Галимджан Ибрагимов и Газиз Губайдуллин. В специальные хранилища была отправлена вся литература, где пусть даже мимоходом упоминались их имена. Насыри забыли. Новый интерес к Насыри связан с именем татарского литературоведа Мухаммада Гайнуллина, который сделал невероятно много для реабилитации татарского дореволюционного наследия. В 1947 году были опубликованы «Материалы научных сессий, посвящённых 120-летию со дня рождения К. Насыри», двумя годами ранее вышли статьи в связи с его юбилеем. Годы хрущевской «оттепели» вернули татарской литературе ряд имен, о которых до той поры не говорилось ни слова. Это и Газиз Губайдуллин, и Сагит Рамиев, и Дардменд, и многие другие. Этот процесс шел в контексте всего литературного процесса в стране. Ведь известно, что до той поры русские читатели мало что знали даже о таких величинах, как «последний поэт деревни» Сергей Есенин. В этих условиях появилась возможность говорить о Каюме Насыри в полный голос. Усиливается внимание к его научному и художественному наследию. Начиная с этого времени «Избранные сочинения» писателя и ученого издавались неоднократно (1953, 1956, 1971, 1974−1975 годы). Отдельными книгами выходят его произведения для детей. Однако максимум того, что было сделано — это двухтомник Каюма Насыри, который вышел в 1974—1975 годах. На большее рассчитывать не приходилось: как ни как, творчество Каюма Насыри было глубоко пронизано исламской идеологией, развивалось в контексте арабо-мусульманской литературы. Издать всего Насыри означало бы «отредактировать» его в соответствии с «требованиями времени». Что говорить о Насыри, когда «редактированию» были подвергнуты стихи даже такой величины, как Габдулла Тукай. Ради интереса я сравнила с оригиналом произведения татарской поэтессы Галимательбанат Биктимирии (1876−1906), которые были опубликованы в 1988 году в Казани в сборнике «Омет йолдызлары» («Звезды надежды»). Так вот, около пятой части текста -подделка, которая имеет мало общего с оригиналом. Правке подверглись места, где поэтесса предстает как истая мусульманка, что было вполне естественно для конца XIX века. В этой связи возникает естественный вопрос: можно ли с уверенностью утверждать, что и труды Каюма Насыри, изданные в советское время, не были «отредактированы» таким же образом?

3.1 Какой силы ветры перемен?

Когда в конце 80-х годов задули ветры перемен, Татарстану уже никто не мог диктовать, что можно издавать, а что нельзя. Но возникла другая проблема: те немногие ученые, которые знали восточные языки, могли читать старотатарские тексты на арабской графике, ушли в мир иной, а новые специалисты ещё не были подготовлены. Силы имеющихся текстологов были брошены на работу с источниками, касающимися истории татарского народа, прошлого его государственности. Культура была отодвинута во второй эшелон. Однако в 1992 году все-таки была издана «Книга о воспитании» Каюма Насыри -- сувенирное издание небольшого, карманного формата на двух языках: татарском и русском. Кстати, не считая пары статей в дореволюционных научных журналах, произведения Каюма Насыри на русском языке до сих пор выходили лишь один раз — в 1977 году. Тогда были переведены в основном его исторические и педагогические сочинения. Вопрос о переводе творений Каюма Насыри на русский язык по сей день все еще не стоит, поскольку до сих пор не издано научно подготовленное полное собрание его сочинений. В 1999 году была переиздана книга К. Насыри «Шифалы ул? нн?р» («Целебные травы»). В 2002 году столетие со дня кончины учёного ознаменовалось открытием в Казани музея Каюма Насыри. Для этого был приспособлен деревянный дом, в котором в последние годы своей жизни жил татарский ученый. Но самое главное — наконец-то сдвинулось с мертвой точки переиздание трудов Каюма Насыри: принято решение выпустить четырехтомник на татарском языке. Работа поручена татарскому литературоведу и текстологу, доктору филологических наук Масгуду Гайнетдинову. В Татарском книжном издательстве вышли два тома и есть надежда, что проект будет успешно воплощен в жизнь. К работе подключилось и издательство исламской литературы «Иман»: оно выпустило книгу «Санаигъ галвания» («Искусство гальванизации»). Однако до сих пор нерешённым остается вопрос с переводом хотя бы основных его трудов на русский язык. Однотомник, который выходил в 1977 году, был сформирован довольно однобоко, в соответствии с реалиями того времени. Словом, работы еще, как говорится, непочатый край. Но результат, который можно получить, стоит ожиданий.

Заключение

В многогранной деятельности К. Насыри, в его произведениях нашли отражение думы и чаяния просветителя о родном народе, о его нерадостной судьбе. Заветной мечтой ученого было вызволение татарской нации из застоя и бедности, социального и национального гнета, стремление преодолеть вековую отсталость. В своих трудах эту проблему К. Насыри решает с позиции, характерной просветителям. Чтобы встать на путь прогрессивного развития, считает он, необходимо, во-первых, одолеть вершины современной науки и вступать в широкие экономические и культурные связи с передовыми нациями.

В этой связи он поднимает вопрос о роли науки в жизни общества, проповедует всесилие знания, а науку считает самым ценным богатством рода человеческого. Наука, в его представлении, — это верный источник знания, а знания — необходимая основа человеческой деятельности.

Взгляды К. Насыри в отношении нравственно-этических вопросов сказались и на его наследии по проблемам воспитания и обучения. По его мнению, решающую роль в формировании в человеке качеств, свойственных разумному существу, играют общественная среда и воспитание. В этом вопросе он стоит, таким образом, на тех же позициях, что и просветители- материалисты XVII века.

К. Насыри — последователь ислама, он оставил также произведения, в которых популяризуются мусульманские обряды и основы исламского вероучения. В то же время отношения Аллаха и мира он трактует с позиции философии деизма. По его мнению, мировой порядок, течение процессов природы определяется Аллахом, но непосредственно в эти процессы он не вмешивается. «Мир этот, — пишет он, — мир причин. Все, в чем мы нуждаемся, связано с определенной причиной. Знание этих причин достигается размышлением, умственными поисками. Необходимо познать причины явлений и действовать, опираясь на них». Поскольку так, человек в этом мире не должен уповать на судьбу, а должен действовать, опираясь на принцип причинности, познать причины явлений и заставить работать на пользу человека те силы, которые связаны с этой причиной. Он особо подчеркивает значение и роль в познании мира и причин явлений науки и человеческого разума.

Своими научными трудами и многогранной деятельностью Каюм Насыри в истории татарской культуры и общественной мысли оставил глубокий след. Всю свою жизнь, ум и литературный талант он посвятил делу распространения просвещения и вызволения своего народа из духовных оков средневековья. Благодаря творчеству и деятельности плеяды просветителей, одним из которых был К. Насыри, в татарской общественной мысли было положено критическое начало, сделан важный шаг в освобождении мысли людей от оков фанатизма и создалась возможность трезвой оценки действительности. Со своими трудами по татарскому языку и истории К. Насыри оказал своему народу существенную помощь в понимании исторического прошлого и культурного наследия. С художественными произведениями и трудами по литературоведению он внес неоценимый вклад в создание фундамента современной татарской литературы. Его научное и литературное наследие занимает достойное место в истории культуры.

Список литературы

1. Большой энциклопедический словарь: В 2-х т. / Гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Сов. Энциклопедия, 1991. Т. 1. — 1991 — 863 с.

2. Духовная культура и татарская интеллигенция: исторические портреты: Сборник статей для учителей и учащихся старших классов / Сост. Р. М. Мухаметшин. — Казань: Магариф, 2000. — 160 с.

3. Гайнуллин М. Х. Каюм Насыри: О жизни и творческой деятельности./ М. Х. Гайнуллин. — К.: Татарское книжное издательство, 1975. — 35 с.

4. Каюм Насыри. Книга о воспитании./ Каюм Насыри. — К.: Татарское книжное издательство, 1994. — 143 с.

5. http: // www. tаtаmir. ru/ аrticle.

6. http: // tаtаricа. nаrod. ru// cult / biographies/ science/ kayum. htm.

7. http: // all- bulgary. narod. ru/ 19/ nasyry. htm.

8. htm: // www. budni. com. ua/ news 30 646. htm.

Приложение 1

Тесты по теме: «Предмет и функция философии»

1. Философия — это:

а) наука, теория

б) способ получения знания

в) вид жизнедеятельности человека

г) умонастроение человека.

2. Термин «философия» в переводе с древнегреческого языка означает:

а) любовь к познанию

б) любовь к знанию

в) любовь к вере

г) любовь к истине

д) уважение к мифу.

3. Первым применил термин «философия»:

а) Будда

б) Конфуций

в) Пифагор

г) Платон

д) Гераклит.

4. Страны, где возникла философия:

а) Египет, Персия;

б) Индия, Китай, Греция;

в) Германия, Англия, Франция;

г) Греция, Египет, Иран.

5. Философия появилась из такой формы духа, как:

а) искусство;

б) наука;

в) миф;

г) религия;

д) идеология.

6. Предметом философии являются:

а) мир в целом, место человека в нем;

б) природа, общество, человек;

в) законы объективного мира;

г) законы субъективного мира;

д) природа, дух, человек.

7. Способ, посредством которого философия отражает мир:

а) знание;

б) вера;

в) художественный образ;

г) принцип;

д) идея;

е) легенда.

8. Главными вопросами философии являются вопросы о мире: «Что есть первоначало? Что есть первооснова? Что есть первопричина?» утверждали:

а) Фалес, Платон, Декарт

б) Гераклит, Сократ, Августин

в) Пифагор, Эпикур, Маркс

г) Аристотель, Кант, Гегель

д) Протагор, Парменид, Лукреций.

Приложение 2

Тесты по теме: История философии: «Философия в Новейшее время. Русская и татарская философия».

1. Ведущая черта философии XX- начала XXI вв. ?

а) космоцентризм

б) теоцентризм

в) антропоцентризм

г) логоцентризм

д) социоцентризм

2. Философ, который считал, что ответить на вопрос «стоит жить или не стоит жить, это — значит, ответить на главный философский вопрос»:

а) В. Ленин

б) К. Поппер

в) А. Камю

г) М. Шелер

3. Объективно-идеалистическое направление в философии XX в. :

а) неомарксистское

б) неопозитивистское

в) неотомистское

г) экзистенциалисткое

д) феноменологическое

е) антропологическое

4. Тезис экзистенциализма:

а) вещь есть комплекс ощущений человека

б) вещь есть комплекс переживаний человека

в) вещь есть комплекс неосознаваемых инстинктов человека

г) вещь есть комплекс духовных состояний человека

5. Способ философствования, основой которого является истолкование, понимание, понимание текстов:

а) феноменология

б) аналитическая философия

в) логический позитивизм

г) герменевтика

д) структурализм

6. Соответствие между философскими течениями и их представителями:

А) психоанализ а) Поппер

Б) экзистенциализм б) Гадамер

В) герменевтика в) Сартер

Г) неопозитивизм г) Ж. Маритен

Д) неотомизм д) Фрейд

7. Наиболее характерная особенность русской философской мысли?

а) просветительский характер

б) утопический характер

в) религиозный характер

г) революционный характер

8. Русский философ — автор книги «Русская идея»:

а) Г. Плеханов б) П. Чаадаев

в) Н. Бердяев г) В. Ленин

9. Спорили о месте России в мировой цивилизации:

а) консерваторы и радикалы

б) революционеры и реформисты

в) славянофилы и интернационалисты

10. Философия, которая развивалась Федоровым и Циолковским, называется:

а) материализм

б) космизм

в) биологизм

г) идеализм

11. Работу «Философские тетради» написал:

а) В. Ленин

б) К. Поппер

в) А. Камю

г) М. Шелер

д) А. Швейцер

12. Рассматривал человека как планетарную силу, способную изменить биосферу земли:

а) Вернадский

б) Циолковский

в) Моисеев

г) Чижевский

д) Гумилев

13. Концепцию обретения бессмертия, направленную на изменение законов природы разрабатывал:

а) Тютчев

б) К. Циолковский

в) В. Вернадский

г) Н. Федоров

д) В. Ленин

14. Основным источником для татарской философии явилась:

а) греческая философия

б) арабская философия

в) китайская философия

г) русская философия

д) немецкая философия

15. Особенностью татарской философии была борьба джадидистов и кадимистов. Джадидисты:

а) призывали к возрождению татарского народа

б) выступали за обновление прочтения Корана

в) выступали за строгое соблюдение шарита

г) выступали за дружбу русского и татарского народов

д) выступали за отделение татар от России

Приложение 3

Тесты по теме: «Философия бытия»

1. Философская наука, рассматривающая проблемы бытия:

а) онтология

б) натурфилософия

в) социальная философия

г) философия духа

д) философия человека

2. Бытие — это:

а) объективность существования мира

б) первичность сознания, вторичность материи

в) реальное существование мира

г) предполагаемое существование мира

3. Материя — это:

а) всякая реальность

б) субъективная реальность

в) знаковая реальность

4. Движение — это:

а) течение мыслей и представлений

б) изменение положения тел в пространстве с течением времени

в) всякое изменение и развитие материи

г) мысленное представление об изменение мира

д) качественное развитие предметов и явлений

5. Пространство — это:

а) геометрическое расположение

б) место, свободное от материи

в) упорядоченная совокупность ощущений человека

г) совокупность материальных предметов и явлений

д) протяженность и взаимное расположение материальных предметов и явлений

6. Время — это:

а) чистая длительность

б) внутреннее ожидание события

в) человеческое переживание длительности происходящих событий

г) длительность событий и порядок их следования друг за другом

д) мысленное представление прошлого и будущего

7. Отражение — это:

а) способность влиять на отражаемый предмет

б) способность воспроизводить отражаемый предмет

в) способность зависеть от отражаемого предмета

г) способность менять отражаемый предмет

8. Язык — это:

а) система знаков для общения

б) система понятий и символов

в) система суждений и умозаключений

г) система образов, копий

9. Диалектика — это учение:

а) о законах развития мира и человека в нем

б) о законах существования мира и человека в нем

в) о законах изменения мира и человека в нем

г) о законах прогрессивного развития мира и человека в нем

10. Развитие — это:

а) движение от низшего к высшему, движение по кругу

б) постепенное количественное изменение предметов и явлений

в) необратимое качественное изменение с преобладанием прогрессивной тенденции

11. Основной закон диалектики:

а) закон единства и борьбы противоположностей

б) закон взаимных количественных и качественных изменений

в) закон отрицания отрицания

12. Какой закон развития отвечает на вопрос «Почему идет развитие?»:

а) закон единства и борьбы противоположностей

б) закон взаимных количественных и качественных изменений

в) закон отрицания отрицания

13. Категория — это:

а) любое понятие

б) философское понятие

в) научное понятие

г) житейское понятие

14. Найдите парные категории:

А. Действительность а) случайность

Б. Единичное б) сущность

В. Необходимость в) возможность

Г. Причина г) общее

Д. Форма д) содержание

Е. Явление е) часть

Ж. Система ж) элемент

З. Целое з) следствие

15. Бытие человека — это:

а) жизнь и смерть человека

б) существование тела и души человека

в) реальное существование человека, воплощенное в его жизни и теле

г) взаимодействие тела и души человека

16. Теории, объясняющие место и возможности человека в мире:

а) материализм и идеализм

б) волюнтаризм и фатализм

в) аскетизм и гедонизм

г) эгоизм и альтруизм

17. Основная задача человека в мире:

а) быть «песчинкой» в бесконечном мире

б) быть неотъемлемой частью реального мира

в) быть «господином» окружающего его мира

г) быть активным, познающим, деятельным субъектом в мире.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой