История и современность Северо-Атлантического альянса

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение

1. Ранний период формирования Северо-Атлантического альянса

1.1 История создания НАТО

1.2 Сущность альянса

1.3 Политика НАТО по отношению к другим странам

2. Современная концепция блока

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Моя работа посвящена истории и современности Северо-Атлантического альянса.

Тему работы я выбрал не случайно, меня привлекла актуальность темы контрольной работы на сегодняшний день. Произошедшие глубокие перемены в политической обстановке в Европе и в мире в целом, привели страны НАТО к выводу о необходимости трансформировать Североатлантический союз с переносом акцентов его деятельности с военного компонента на политический, обновив его цели, функции, стратегическую концепцию и политическое лицо.

Избранная мною проблема занимает ключевое место в курсе «Новейшей истории стран Европы и Америки». Ее значение заключается в том, что НАТО остается основным средством сохранения участия Соединенных Штатов Америки в делах европейской безопасности. Сегодня НАТО — международная организация, в которую уже входят 28 государств, ее воздействие ощущается не только в Евроатлантическом регионе, но в других районах мира. В числе членов этой организации — все наиболее политически влиятельные, экономически мощные и сильные в военном отношении западные государства, среди которых три ядерных державы (США, Великобритания, Франция) — постоянные члены Совета Безопасности ООН.

НАТО — это альянс, призванный защищать не только власть той или иной страны, но и ценности, на службу которым поставлена эта власть. НАТО защищает не государственный суверенитет или чьи-то геополитические интересы, а определённый тип человеческой культуры и цивилизации.

Сегодня территория Североатлантического альянса является самой безопасной и стабильной на нашей планете. Кроме того, Североатлантический альянс сотрудничает с другими международными организациями, благодаря чему он наиболее эффективно добивается своих целей.

Альянс НАТО развивает всё более прочные партнёрские отношения практически с каждой страной Европы, с помощью которых все государства могут внести свой вклад в безопасность. За счёт внешней и внутренней адаптации НАТО будет готова обеспечить безопасность во всём Евроатлантическом регионе. Решая эту задачу, альянс создаст необходимую основу для того, чтобы повсеместно утвердились мир, демократия и экономическое процветание. Такова роль НАТО в XXI веке — и НАТО уже не только может, но и готова её выполнять.

Степень научной разработки проблемы. Успехи историографии за последние годы привели к формулированию широкого понимания предмета истории как исторической науки. Такое понимание предмета историографии, предусматривает исследование истории и исторического процесса в целом.

Данная тема имеет широкую и разнообразную историографию, история и современность НАТО породила обширную базу, которая включает в себя работы именитых авторов.

Одной из таких работ является книга Питера Кальвокоресси — «Мировая политика после 1945 года»

Автор книги — Питер Кальвокоресси — по-своему легендарная фигура. Уроженец британской Индии, выпускник Оксфорда, сотрудник британской разведки в годы Второй мировой войны, участник следственной комиссии Нюрнбергского трибунала, ученик великого Арнольда Тойнби, сотрудник Королевского института международных дел, глава отдела Африки Международного института стратегических исследований, генеральный директор знаменитого английского издательства «Penguin», почетный доктор Открытого университета Великобритании, председатель Совета Лондонской библиотеки. Автор двух десятков книг, он пользовался непререкаемым авторитетом среди историков международных отношений.

Книга представляет собой фундаментально построенное по проблемно-хронологическому принципу исследование истории мировой политики как единого целого — на ее национальном, региональном и глобальном уровнях. Оно выполнено одним из самых авторитетных в мире историков-международников. Работу, охватывающую вторую половину XX века, отличает высокая фактологическая насыщенность и научная добросовестность, непредвзятость автора в освещении международных конфликтов и антагонизмов периода холодной войны. В университетах многих стран используется как базовый курс введения в мировую политику. В книгу 1 вошли три части работы: мировые державы и мировой порядок; Европа, Ближний Восток.

Как территория, так и хронология в моей работе занимают, обширные рамки.

Целью исследования является изучение истории и современности НАТО.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

— охарактеризовать ранний период формирования Северо-Атлантического альянса;

— рассмотреть НАТО на современном этапе.

1. Ранний период формирования Северо-Атлантического альянса

После второй мировой войны Восточная Европа была отделена от Западной Европы в связи с идеологическими и политическими расхождениями, порожденными «холодной войной». Восточная Европа оказалась под господством Советского Союза. В 1949 г. двенадцать стран, находящихся на обеих сторонах Атлантики, образовали Организацию Североатлантического договора с целью противодействия возможным попыткам СССР распространить свой контроль над Восточной Европой на другие части континента.

В период с 1947 по 1952 гг. планом Маршалла были обеспечены средства для экономической стабилизации стран Западной Европы. Роль НАТО в качестве военно-политического союза заключалась в обеспечении коллективной обороны от любой формы агрессии и поддержании безопасности для развития демократии и экономического роста. Говоря словами тогдашнего президента США Гарри С. Трумэна, план Маршалла и НАТО были «двумя половинками одного ореха». Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

Государства-основатели НАТО (Бельгия, Великобритания, дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США и Франция) обязались обеспечивать оборону друг друга в случае военной агрессии против любого из них. Связывая Северную Америку обязательствами по обороне Западной Европы, Североатлантический союз демонстрировал, что любая попытка политического или военного нажима на Западную Европу обречена на провал. Одновременно с этим он содействовал постепенному усилению интеграции и взаимозависимости направлений политики различных стран в области обороны.

К началу пятидесятых годов ход международных событий, приведший к началу войны в Корее, наглядно подтвердил опасения Запада в отношении экспансионистских амбиций СССР. В соответствии с этим государства-члены НАТО активизировали свои усилия в области создания военных структур, необходимых для реализации их обязательств по совместной обороне. Присутствие североамериканских сил на европейской территории по просьбе правительств европейских стран помогло заставить СССР отказаться от мыслей о том, что агрессия может быть успешной. Более того, со временем число государств-членов НАТО увеличилось. В 1952 г. в Североатлантический союз вступили Греция и Турция, через три года к нему присоединилась Федеративная Республика Германия, а в 1982 г. — Испания.

Благодаря Североатлантическому союзу Западная Европа и Северная Америка не только совместно защитили свою независимость, но также достигли беспрецедентного уровня стабильности. Более того, о безопасности, предоставляемой НАТО, говорили как о «кислороде процветания», обеспечившем основу европейского экономического сотрудничества и интеграции. В начале девяностых годов НАТО также помогла положить конец «холодной войне», а с ней и расколу Европы. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

1.1 История создания НАТО

Ряд событий в 1947−49 гг. обострили международную обстановку. К ним относятся угрозы суверенитету Норвегии, Греции, Турции, переворот в 1948 г. в Чехословакии и блокада Западного Берлина. Подписав в марте 1948 г. Брюссельский договор, пять западноевропейских стран — Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция — создали общую систему обороны.

Затем последовали переговоры с США и Канадой о создании единого Североатлантического союза. Эти переговоры завершились подписанием в апреле 1949 г. Вашингтонского Договора, вводящего в действие систему общей обороны двенадцати стран: Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, США и Франции. В начале пятидесятых годов ход международных событий подтолкнул государства-члены НАТО к созданию на основании Североатлантического Договора Организация Североатлантического Договора — НАТО. Создание НАТО было оформлено рядом дополнительных соглашений, вступивших в силу в 1952 году.

В 1952 г. к Североатлантическому договору присоединились Греция и Турция. Федеративная Республика Германия вступила в союз в 1955 г., а в 1982 г. членом НАТО стала также Испания. В 1999 г. в НАТО вступили Чешская Республика, Венгрия и Польша. 2004 г. — Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Румыния, Словения, Словакия. В 1967 г. в результате внутреннего кризиса по поводу создания Ядерного Директората НАТО Франция вышла из военной организации Альянса, оставаясь при этом полноправным членом НАТО. Таким образом, на сегодня Альянс насчитывает 26 членов.

Главная цель НАТО — гарантировать свободу и безопасность всех своих членов в Европе и Северной Америке в соответствии с принципами Устава ООН. Для достижения этой цели НАТО использует свое политическое влияние и военный потенциал в соответствии с характером вызовов безопасности, с которыми сталкиваются его государства-члены.

Действующая Стратегическая концепция, опубликованная в 1999 г., определяет первостепенные задачи НАТО следующим образом:

— выступать основой стабильности в Евроатлантическом регионе;

— служить форумом для проведения консультаций по проблемам безопасности;

— осуществлять сдерживание и защиту от любой угрозы агрессии против любого из государств- членов НАТО;

— способствовать эффективному предотвращению конфликтов и активно участвовать в кризисном регулировании;

— содействовать развитию всестороннего партнерства, сотрудничества и диалога с другими странами Евроатлантического региона.

1.2 Сущность альянса

НАТО -- это межправительственная организация, не имеющая наднациональных функций. Она может делать только то, против чего не возражает ни один ее член. Как межправительственная структура, она имеет в своем распоряжении очень небольшое число военного и гражданского персонала -- примерно 12 тис человек. Это меньше общего количества дипломатических работников в национальных миссиях при НАТО. По уровню административной нагрузки, то есть, соотношению количества людей, работающих на НАТО как организацию, и количества людей, определяющей деятельность НАТО в национальных правительствах и дипломатических миссиях, НАТО -- очень эффективная организация. Для сравнения: в центральных органах ЕС только число переводчиков составляет порядка 10 тис человек.

Основные решения НАТО готовятся и принимаются в комитетах, которые состоят из членов национальных делегаций. Это и есть ядро Альянса как международного клуба. Работа межнациональных комитетов поддерживается гражданским персоналом (международными чиновниками), которые подчинены Генеральному Секретарю, и интегрированной командной структурой, которая управляется Военным Комитетом НАТО. Довольно точным является определение НАТО как международного клуба с военными инструментами. При этом доля военных сил, которые в случае войны должны передаваться под общее командование, значительно уступает количеству сил, остающихся под национальным контролем. В мирное же время число военных сил, подчиненных центральному командованию ничтожно мало -- всего несколько тысяч военных. То же самое можно сказать об общих бюджетах -- они мизерны по сравнению с суммарным объемом военных расходов стран-членов.

Североатлантический совет (САС) обладает реальной политической властью и правами принятия решений. В него входят постоянные представители всех государств-членов, которые проводят свои заседания не реже одного раза в неделю. Сессии Совета НАТО проводятся также и на более высоких уровнях — министров иностранных дел, министров обороны или глав правительств, но при этом его полномочия и права принятия решений остаются прежними, а решения имеют один и тот, же статус и юридическую силу независимо от уровня представительства. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

Каждое правительство представлено в Североатлантическом совете постоянным представителем в ранге посла. Все постоянные представители опираются в своей работе на политический и военный персонал или сотрудников представительства при НАТО, численность которых может быть разной у разных стран.

Заседание Совета НАТО в составе постоянных представителей часто называется «постоянной сессией Североатлантического совета». Два раза в год, а иногда и чаще, проводятся заседания Североатлантического совета на уровне министров, когда каждая страна НАТО представлена министром иностранных дел.

Встречи на высшем уровне с участием глав государств и правительств (саммиты) проводятся при необходимости решения особо важных вопросов или в поворотные моменты развития НАТО

Постоянные представители действуют согласно инструкциям из столиц своих стран, сообщая и разъясняя своим коллегам по Совету НАТО взгляды и политические решения своих правительств. Кроме того, они докладывают руководству своих стран о точках зрения и позициях других правительств, сообщают о новых событиях, процессе формирования консенсуса по тем или иным важным вопросам или расхождениях в позициях отдельных стран в каких-то областях.

Решения о каких-либо действиях принимаются на основе единства мнений и общего согласия. В НАТО нет процедур голосования или принятия решений большинством голосов. Каждая страна, представленная на заседаниях Совета НАТО или в любом из подчиненных ему комитетов, полностью сохраняет независимость и всецело несет ответственность за свои решения. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

Работа Совета готовится подчиненными комитетами, отвечающими за конкретные направления политики.

Министры обороны стран НАТО, которые участвуют в работе Комитета военного планирования, проводят регулярные заседания в рамках Группы ядерного планирования (ГЯП), где они обсуждают конкретные вопросы политики, связанной с ядерными силами. Эти совещания охватывают широкий круг вопросов политики в сфере ядерного оружия, в том числе вопросы обеспечения безопасности, охраны и живучести ядерного оружия, систем связи и информации, развертывания ядерных сил, а также более широких вопросов, вызывающих общую озабоченность, таких как контроль над ядерным оружием и распространение ядерного оружия. Работа Группы ядерного планирования поддерживается штабной группой ГЯП.

Работа указанных комитетов поддерживается множеством вспомогательных структур.

Постоянные представители и национальные делегации. Каждая страна НАТО представлена в Североатлантическом совете послом или постоянным представителем, который опирается в своей работе на национальную делегацию, состоящую из советников и должностных лиц, представляющих свою страну в различных комитетах НАТО. Эти делегации во многом напоминают небольшие посольства. То обстоятельство, что они находятся в одном и том же здании штаб-квартиры, позволяет им легко и быстро контактировать на официальном и неофициальном уровне друг с другом, а также с сотрудниками международных секретариатов НАТО и представителями государств-партнеров.

Генеральный секретарь НАТО является видным международным государственным деятелем, которому правительства государств-членов НАТО доверили быть председателем Североатлантического совета, Комитета военного планирования и Группы ядерного планирования, а также номинальным председателем других главных комитетов НАТО. Он занимает пост генерального секретаря и главного исполнительного должностного лица НАТО. Кроме того, генеральный секретарь является председателем Совета евроатлантического партнерства и Группы средиземноморского сотрудничества, сопредседателем (совместно с представителем России и представителем страны НАТО, исполняющим обязанности почетного председателя) Совместного постоянного совета НАТО-Россия. Он также является сопредседателем, совместно с представителем Украины, Комиссии НАТО-Украина.

Работа Североатлантического совета и подчиненных ему комитетов осуществляется с помощью Международного секретариата. В его состав входят сотрудники из различных государств-членов, принимаемые на работу непосредственно НАТО или командируемые правительствами соответствующих стран. Сотрудники Международного секретариата подчиняются генеральному секретарю, НАТО и сохраняют верность организации в течение всего срока своего пребывания в должности.

Военный комитет отвечает за планирование коллективных военных операций и проводит регулярные заседания на уровне начальников генеральных штабов (НГШ). Исландия, у которой нет вооруженных сил, представлена на таких заседаниях гражданским должностным лицом. Франция имеет специального представителя. Комитет является высшим военным органом НАТО, работающим под общим политическим руководством Североатлантического совета, КВП и ГЯП.

Военный комитет на уровне начальников генеральных штабов (НГШ) обычно собирается на заседания три раза в год. Два из таких заседаний Военного комитета проходят в Брюсселе, а одно проводится на основе ротации в других странах НАТО. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

Международный военный штаб (МВШ) возглавляется генералом или адмиралом, который отбирается Военным комитетом из числа кандидатов, выдвигаемых государствами-членами НАТО на пост начальника Международного военного штаба (МВШ). Под его руководством МВШ отвечает за планирование и оценку политики по военным вопросам, и внесение соответствующих рекомендаций на рассмотрение Военного комитета. Он также следит за надлежащей практической реализацией политики и решений Военного комитета.

В состав новой командной структуры входят два военных командования стратегического уровня. Первое -- Объединенное оперативное командование -- Allied Command Operation (ACO), которому подчинены все оперативные командования -- располагается в штабе Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе возле г. Монс и отвечает за оперативную деятельность. Объединенное оперативное командование занимается разработкой требований относительно проведения краткосрочных операций. На оперативном уровне действуют два постоянных Объединенных командования сил (JFCs) в Италии и Нидерландах, которые формируют сухопутные штабы Многонациональных объединенных оперативно-тактических сил (МООТС). Существует также менее численный, однако высокоэффективный постоянно действующий объединенный штаб в Португалии (JHQ), на базе которого могут создаваться военно-морские штабы МООТС. На тактическому равные из тринадцати сохраняются шесть штабов, призванных осуществлять управление большими смешанными соединениями.

1.3 Политика НАТО по отношению к другим странам

Трумэн в речи, произнесенной в день начала второго срока его президентства, в которой он официально сообщил о создании Северо-Атлантического пакта, выдвинул программу из четырех пунктов так называемой американской помощи другим государствам, 4-й пункт предусматривал сильное увеличение роли американского капитала в экономике развивающихся стран.

Трумэн подчеркивал, что «4-й пункт» его программы выражает практические меры против роста влияния коммунизма, и подтверждал, что идея «4-го пункта» появилась на два-три года раньше, чем она была опубликована. Она зародилась вместе с возникновением «плана Маршалла». Оба эти мероприятия носили сугубо политический характер. И «план Маршалла», и «4-й пункт» были задуманы как оружие в «холодной войне».

Однако печать крупных монополий более откровенно разъясняла сущность вопроса. Так, орган финансового капитала США в редакционной статье, посвященной «4-му пункту», оплакивая потерю для капитализма Китая, с тревогой писал: «Китай, очевидно, считается „потерянным“ по крайней мере на обозримое время. Операции по „4-му пункту“ готовятся сейчас как средства спасения того, что осталось на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке, или того, что еще может быть спасено. Если рассматривать его таким образом, становится совершенно ясно, что этот вопрос является политическим, а не экономическим».

Когда президент Трумэн выступил со своим «4-ым пунктом», реакционный вашингтонский журнал, отмечая растущее недоверие к политике США на всем азиатском востоке, признал: «Мыслящие люди в Азии запуганы политикой США, направленной на восстановление сил Японии. Их возмущает роль Америки в Китае, и они относятся подозрительно к намерениям США в Индонезии, Индокитае и на других территориях, где туземные лидеры борются за независимость».

В специальном послании конгрессу США от 24 июня 1949 г. об участии капитала США в экономике развивающихся стран Трумэн, указывая на то, что эти страны имеют важнейшее значение для внешней политики Вашингтона в «холодной войне», предложил всячески поощрять экспорт частного капитала в экономически отсталые страны, вплоть до взятия на себя государством риска за эти операции.

Как впоследствии писал Трумэн, он исходил из того, что содействие развитию слаборазвитых стран будет играть первенствующую роль в сохранении и укреплении капитализма в США: «Здравый смысл подсказывал мне, что развитие этих стран будет поддерживать работу наших промышленных предприятий в течение многих поколений. Ресурсы таких пространств, как Месопотамия, Иран, Индия, Северная Африка и обширные районы Южной Америки, почти не тронуты». «Подсчитано,-- писал он далее,-- что повышение жизненного уровня в Азии и Африке только на 2% увеличит спрос на товары и услуги настолько, что промышленные предприятия США, Англии и Франции будут полностью обеспечены заказами в течение столетия».

Таким образом, билль конгресса, одобрявший «4-й пункт», под предлогом создания уверенности у частного капитала и поощрения его инвестиций в развивающихся странах, предусмотрел такое вмешательство США в жизнь этих стран, какое обычно имело место в колониях.

В связи с некоторыми перекосами в отношениях СССР со своими союзниками после марта 1953 года в Восточной Европе, в некоторых странах соцлагеря обозначились признаки массового недовольства. Прошли забастовки и демонстрации в некоторых городах Чехословакии, обострилась ситуация в Венгрии. Наиболее серьезные волнения в июне 1953 года в ГДР, где забастовки и демонстрации, вызванные ухудшением уровня жизни населения, привели страну на грань всеобщей забастовки. Советское правительство было вынуждено ввести в ГДР танки, которые с помощью полиции подавили выступления рабочих. После смерти И. В. Сталина новое советское руководство предприняло ряд поездок за рубеж, с целью переговоров и личного знакомства с лидерами соцстран. В результате этих поездок в 1955 году и была образована организация Варшавского договора, в которую вошли почти все страны Восточной Европы, кроме Югославии, которая традиционно придерживалась политики неприсоединения. В рамках ОВД были созданы объединенное командование Вооруженных сил и Политический консультативный комитет- орган, координирующий внешнеполитическую деятельность стран Восточной Европы. Определяющую роль во всех военно-политических структурах ОВД играли представители советской армии. Итак, только ОВД была способна противостоять блоку НАТО.

Создание Северо-Атлантического пакта и его вооруженных сил, сопровождаемое ремилитаризацией Западной Германии, чрезвычайно усилило международную напряженность. В то время как правительство США вопреки существовавшим соглашениям между великими державами -- победителями во второй мировой войне принимало все меры к ремилитаризации Западной Германии, правительство Советского Союза прилагало все усилия к тому, чтобы разрешить германский вопрос на основе, предохраняющей от превращения ФРГ в опасное для всеобщего мира милитаризованное государство.

В октябре 1950 г. на совещании министров иностранных дел Советского Союза и стран народной демократии в Праге была разработана и предложена программа решения германского вопроса, 3-й пункт этой программы гласил: «Безотлагательное заключение мирного договора с Германией с восстановлением единства германского государства в соответствии с Потсдамским соглашением, с тем чтобы оккупационные войска всех держав были выведены из Германии в годичный срок после заключения мирного договора». Подобное предложение, естественно, не гармонировало с американскими планами вооружения Западной Германии. Оно было оставлено без последствий.

10 марта 1952 г. Советское правительство в нотах, посланных США, Англии и Франции, предложило восстановление единой Германии и образование общегерманского правительства, выражающего волю германского народа. Восстановленная единая Германия должна была быть совершенно независимой, не вступающей в какие-либо коалиции или военные союзы. Общегерманское правительство должно было гарантировать полностью гражданские свободы на всей территории государства отдельным лицам и организациям, не допуская в то же время существования организаций, враждебных демократии и делу сохранения мира «.

Правительство США отклонило это предложение, как «не содержащее ничего нового».

Уолтер Липпман, комментируя этот ответ, писал, что государственный департамент будет препятствовать организации общих выборов в Германии до окончательного вовлечения ФРГ в НАТО. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

Таким образом, усилия Советского Союза, направленные на решение германской проблемы и на ослабление международной напряженности, не находили отклика в Вашингтоне.

Первый кризис начался уже через год после образования НАТО в 1950 году — это был кризис в Корее. Военное командование США намеревалось применить атомное оружие, его удержало только опасение аналогичных ответных мер со стороны СССР. В сложившейся ситуации СССР счел необходимым оказать военно-техническую помощь Корее. Кроме СССР, помощь КНДР оказывали КНР и другие социалистические страны. К середине 1951 года обстановка в Корее стабилизировалась, начались мирные переговоры, в результате которых 27 июля в 1953 года было подписано соглашение о перемирии.

Благодаря смене высшего руководства СССР и так называемой Хрущевской оттепели в 1954 году состоялось совещание министров иностранный дел США, Великобритании, Франции и СССР. По ряду вопросов о коллективной безопасности в Европе и ряде кризисов. Поскольку западные представители рекламировали на совещании оборонительный характер НАТО, то после совещания советское правительство выступило с предложением вступления СССР в НАТО и заключению договора о коллективной безопасности в Европе с участием США. Все эти предложения были отвергнуты западом. На все дальнейшие инициативы Советского союза по началу переговоров о заключении пакта о не нападении между НАТО и странами Варшавского договора НАТО отвечало отказом и объявляло эти инициативы как пропагандистские.

Самый опасный международный кризис возник осенью 1962 года в связи с обстановкой вокруг Кубы. После революции на Кубе и установления там социализма, Советский Союз, в связи с территориальной близостью Кубы с США, разместил там атомные ракеты. В ответ на это США стянуло к острову свой флот и выдвинуло ультиматум. На начавшихся переговорах был достигнут компромисс, и атомные ракеты с Кубы были выведены. Руководителям США и СССР в ходе Карибского и корейского кризисов, несмотря на взаимную неприязнь удалось избежать прямого военного столкновения, которое вероятно привело бы к атомной войне со всеми ее последствиями.

Начнем с того, что регион Балкан еще с далеких времен являлся зоной прямых политических, военных и экономических интересов России. Именно с Балкан начались первая и вторая мировые войны. А, что же именно, там забыли Соединенные Штаты и НАТО, что же им надо в краю далеком? Итак, попробуем разобраться в политике НАТО и что же произошло 24 марта 1999 года на Балканах.

НАТО, обеспокоенный геноцидом в Косово, приступил к самостоятельным действиям, не дожидаясь резолюции ООН. Вооруженные силы 8 из 19 стран Альянса принимают непосредственное участие в операции, остальные оказывают необходимую поддержку. Широкая общественность представляет себе структуру, функции и механизм принятия решений в Совете Безопасности ООН, как принимаются решения в сегодняшнем НАТО — никто толком не знаем, кроме Б. Клинтона и других руководителей НАТО. Пробегая по основным документам Альянса я не нашел ни одной веской причины для развязывания войны против Милошевича, а как мы все сейчас видим против целого народа.

Разбирая сегодняшний конфликт в Югославии, я прихожу к выводу, что Альянс совершая агрессию против суверенной Югославии пытается установить новый миропорядок, утвердиться в роли мирового жандарма, который наделен властью и над которым нет начальства и можно пренебрегать общественным мнением. В частности это влечет изменение доктрины НАТО на следующее тысячелетие, что фактически и подтвердили главы государств Альянса на юбилейном саммите НАТО. Эта новая доктрина предусматривает применение силы за пределами Альянса без разрешения Совбеза ООН. Тем самым НАТО влечет за собой непредсказуемые действия со стороны стран не входящих в блок НАТО.

нато северный атлантический альянс

2. Современная концепция блока

На рубеже XX--XXI вв. мир вступил в один из самых сложных и противоречивых периодов своей истерии, характеризующийся крайней неопределенностью перспектив развития геополитической обстановки и ожиданием крупных перемен во всей системе мироустройства.

В 1991 г. прекратили сове существование военные структуры Организации Варшавского Договора, распался Советский Союз. Это резко изменило всю стратегическую и политическую обстановку в Европе и мире. Практически начался переход от биполярного мира к однополярному.

Была официально прекращена «холодная война», завершившаяся фактически поражением России. Однако ее геополитические цели, скрытые механизмы ее ведения продолжают влиять на развитие межгосударственных отношений. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г.

США форсировали усилия, направленные на обеспечение своего безраздельного мирового лидерства с опорой на военно-политический блок НАТО.

Усиленно вооружаясь и внедряя в практику мировой дипломатии свой стандарт, США стали проявлять, игнорируя ООН, СБСЕ и мировое общественное мнение, постоянную готовность «огнем и мечом» карать всех, кто противостоит утверждению «нового мирового порядка». И они действительно это делают -- в Ираке, Ливии, Боснии и Герцеговине и наконец в Союзной Республике Югославии.

Естественно встал вопрос -- какое место в этой системе займет Североатлантический союз, сохранится ли он или будет распущен? При этом следует напомнить, что блок НАТО существенно отличается от всех предшествовавших ему блоков тем, что во-первых в нем объединились все основные западные державы, и, во-вторых, он уже в мирное время имеет постоянную военную организацию, объединенное командование и штабы, объединенные вооруженные силы, в то время как в прежних блоках к формированию объединенных органов управления и объединенных вооруженных сил приступали лишь с началом войны.

Однако блок не был распущен, т. к. его руководители заверили, что он будет преобразован из орудия «холодной войны» в инструмент мира и согласия на континенте.

В этом направлении развивалось сотрудничество между Россией и НАТО вплоть до решений Брюссельской сессии Совета НАТО в начале 1994 г., когда возникли две идеи: первая -- создать программу сотрудничества ради достижения мира «Партнерство во имя мира» (ПИМ) в качестве дополнения к системе НАТО и одновременно возможности выхода блока за пределы совей компетенции; второе -- расширение возможностей реагирования Североатлантического союза на кризисные ситуации, в частности на конфликт в бывшей Югославии в начале 90-х годов. Ни то ни другое в свое время не было оспорено Россией как попытка в одностороннем порядке изменить правила поведения, сложившиеся на момент окончания «холодной войны».

Российская дипломатия фактически констатировала согласие с военно-политическим господством НАТО в Европе. Признала дееспособность указанных выше идей, вошедших в стратегическую концепцию НАТО, согласилась с ее первенством в разрешении конфликтов в Европе, с правом вмешиваться во внутренние дела в обход международных организаций.

В 1997 г. был подписан «Основополагающий акт об отношениях России и НАТО». Хотя подписание этого акта явилось лишь политической декларативной акцией, оно по существу санкционировало реализацию планов НАТО.

В результате мы имеем, во-первых, включение в структуру НАТО трех новых членов -- Венгрии, Чехии и Польши. Последствием такого шага явилось, то что военная группировка НАТО, в том числе и авиационная, продвинулась на Восток на 650--750 км, а состав ОВВС НАТО увеличился на 17--20%. НАТО получила в свое распоряжение широкую сеть аэродромов (около 290), военных баз с широкой инфраструктуой, построенных еще Советской Армией и оставленных на территории этих государств. Их использование дает возможность НАТО при необходимости наносить ракетно-бомбовые удары вплоть до Волги и Урала, поражать позиции стратегических ракет России. И во-вторых, жесточайшие, ничем не спровоцированные ракетно-бомбовые удары по беззащитной Югославии, которые практически подорвали существующую систему международной безопасности, попрали нормы международного права, отодвинули в сторону ООН, ОБСЕ, Совет Безопасности. Тем самым сделана серьезная заявка на модель нового мироустройства XXI в.: однополюсный мир во главе с США; НАТО в качестве международного жандарма и «верховного судьи»; право силы как универсальное средство «умиротворения» несогласных; диктат и шантаж -- форма общения с инакомыслящими членами мирового сообщества.

Как заявил 23 июня 1999 г. президент США Б. Клинтон, «НАТО может провести, если потребуется, военную операцию, подобную югославской, в любое время и в любом месте земного шара -- будь то в Африке или в Центральной Европе».

Таким образом, нанося неспровоцированные удары по Ираку, Югославии и делая подобные заявления, США и НАТО пытаются, приучить мировое сообщество к мысли, что однополярный мир стал де-фактом и Вашингтон в союзе с НАТО будет судить и наказывать каждого без всякого участия в этом ООН и ОБСЕ.

Новая система европейской безопасности стала формироваться с 1989 г. Основу ее, по замыслу Вашингтона и ряда ведущих европейских стран должны составлять Европейский Союз и НАТО, а такие институты как ОБСЕ и ООН должны быть отодвинуты на задний план, так же как и Россия, не являющаяся членом ЕС и НАТО.

При этом ведущей страной в этой структуре должны быть признаны США, на интересы которых должны ориентироваться все международные отношения.

На закрепление этой структуры и порядка ориентирована и новая военно-стратегическая концепция НАТО, принятая на Вашингтонской сессии в апреле 1999 г., которая подается руководством союза как ответ НАТО на принципиально изменившуюся ситуацию в Европе и мире в целом, выдвижение на первый план задачи урегулирования региональных и локальных конфликтов в Евроатлантическом регионе и вокруг него, возникающих вследствие кризисов «на периферии альянса» в результате «этнической и политической вражды, территориальных споров, не адекватных или неудачных попыток реформ, нарушения прав человека и распада государств».

Сюда же относятся и проблемы борьбы против распространения ядерного, химического и бактериологического оружия и средств его доставки, а также против глобального распространения технологии, которая может быть использована для производства оружия. Интересам безопасности блока может угрожать, говорится в концепции, также терроризм, саботаж, организованная преступность и перебои в поставках жизненно важных ресурсов. Поэтому все эти факторы могут обуславливать военно-силовое реагирование со стороны НАТО.

В концепции много внимания уделено развитию «европейской идентичности» в области безопасности и обороны. При этом указывается, что этот процесс требует тесного сотрудничества между НАТО, ЗЕС и в случае необходимости Европейским союзом.

Россия, не являющаяся членом ЕС и НАТО сталкивается с угрозой отстранения ее от участия в принятии решений, напрямую затрагивающих ее жизненно важные интересы.

Как указывается в новой стратегической концепции НАТО, «рождается новая Европа, и при этом разворачивается евроатлантическая структура безопасности, основу которой составляет НАТО». Тем самым Североатлантический блок претендует на то, чтобы быть основой безопасности на континенте, где уже функционирует Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Таким образом, НАТО стремится отодвинуть в сторону эту общеевропейскую структуру, расширяя возможности для своей военной активности.

Контропродуктивными были призывы к НАТО превратиться из организации коллективной обороны в организацию коллективной безопасности.

Как военно-политический альянс ведущих западных стран Североатлантический союз никогда не сможет отказаться от своей главной задачи, -- быть проводником политики давления на неугодные государства, что еще раз было подтверждено в новой стратегической концепции НАТО, которая присваивает этому блоку право на проведение «операций по реагированию на кризисы» далеко за пределами территории стран, входящих в Североатлантический альянс.

Тем не менее блок НАТО стал неотъемлемой частью системы европейской безопасности и вряд ли удастся его ликвидировать в обозримом будущем. Скорее всего, России придется сосуществовать с НАТО и строить с ней определенные отношения. Не совсем партнерские, совсем не союзнические, но и невраждебные. В качестве средства успокоения страхов во многих европейских странах, блок НАТО себя оправдал. Немаловажную роль сыграл он и в ограничении «национализации обороны» отдельных европейских государств, которая обязательно привела бы к гонке вооружений. Но само собой разумеется, после того, что блок сделал с Югославией отношение к нему должно быть другим.

Вопрос о расширении пространственной сферы действия НАТО прямо не ставится. Однако из ряда положений новой концепции непосредственно видно, что такое расширение сферы действия блока за пределы региона, обозначенного в Вашингтонском договоре как Североатлантический регион к северу от Тропика рака предусматривается.

Так, ссылаясь на то, что договором предусмотрено отражение нападения на территорию государств-участников, «откуда бы оно не исходило», авторы концепции утверждают, что «соображения безопасности альянса требуют рассмотрения этого вопроса во всемирном масштабе». В этой связи документ предусматривает, что вооруженные силы альянса будут выполнять его обязательства по коллективной обороне «и проведению операций в кризисных ситуациях», возникающих иногда «вдали от районов их обычного расположения, в том числе за пределами территорий стран НАТО».

Присваивание со стороны НАТО функций борьбы с распространением оружия массового уничтожения особенно выпукло отражает намерение альянса проводить свои действия.

Об этом прямо говорится в § 56 Концепции: «Оборонительная деятельность альянса, направленная против рисков и потенциальных угроз распространения ядерного, химического и бактериологического оружия, должна и далее совершенствоваться, в том числе благодаря работам по противоракетной обороне. Так как силы НАТО могут быть привлечены к действиям за пределами границ союза, соответствующие средства, имеющиеся в распоряжении этих сил, должны быть гибкими, мобильными, способными к быстрому развертыванию и живучими».

Таким образом, можно вполне констатировать рождение «новой НАТО», т. е. организации, не ограничивающейся нуждами коллективной обороны, национальных территорий, а претендующей на нечто большее, чем региональная структура. Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. — М.: Научная книга.- 2007

В новой натовской стратегической концепции нет ни слова об «общечеловеческих интересах» или равной безопасности для всех стран. В стратегии национальной безопасности США как ведущей мировой державы со всей определенностью сказано: «Наша стратегия национальной безопасности формируется, исходя из американских интересов и ценностей, США провозглашают глобальную ответственность за защиту демократии в планетарном масштабе, имеют жизненно важные интересы во всех регионах мира». Теперь и новая стратегическая концепция НАТО ориентируется не на оборону, а на превентивные действия за пределами зоны своей ответственности, то есть почти исключительно на проецирование силы. Упор в политике делается на военную силу.

На страны НАТО, в которых проживает лишь 12% населения Земли, приходится 21% всех военнослужащих, 40% всех обычных вооружений, 45% ядерных вооружений, 56% всех военных расходов в мире, 80% всех расходов на военную модернизацию и 90% всех расходов на НИОКР. Военные расходы стран НАТО в среднем в 4,5 раз превышают среднемировые, что позволяет тратить в среднем 100 тыс. долл. США на одного солдата в год. Таким образом, на фоне абсолютного количест-венного сокращения военного потенциала НАТО после окончания «холодной войны» происходит резкий относительный качественный рост милитаризации альянса.

По оценке военных специалистов, блок НАТО в настоящее время имеет в своих вооруженных силах около 2,9 млн. человек личного состава, до 50 боеспособных дивизий и 100 отдельных бригад, до 16,5 тыс. танков, 25 тыс. орудий разного калибра, более 5 тыс. боевых самолетов.

Не отмечено изменений в ядерной стратегии альянса. Существование мощных ядерных сил вне НАТО (явный намек на Россию, а также на ядерные испытания, проведенные Индией и Пакистаном) также представляет собой, существенный фактор в пользу сохранения доктрины «ядерного сдерживания».

Поддержание достаточной ядерной мощи альянса, говорится в концепции, требует широкого участия европейских стран НАТО в коллективном планировании деятельности ядерных сил и размещении их на своей территории в мирное время. «Ядерные силы, размещенные в Европе и подчиняющиеся НАТО, создают важную политическую и военную связь между европейскими и американскими членами союза. Поэтому альянс будет поддерживать их адекватный уровень в Европе».

Очевидна и перспектива на упрочение руководящей роли США в НАТО, сохранение американского доминирования на европейском континенте. Мощный военный потенциал США, их претензия на единоличное лидерство в мире оказывают несомненное влияние на формирование военной стратегии НАТО в направлении ее соответствия американским стратегическим установкам. Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. — М.: Научная книга.- 2007

Об этом четко прописано в новой концепции: «Присутствие обычных и ядерных сил Соединенных Штатов в Европе остается жизненно важным для безопасности Европы, неразделимо связанной с безопасностью Северной Америки». Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. — М.: Научная книга.- 2007

О России в новой концепции сказано очень мало. В части, касающейся партнерства, отмечено, что «Россия играет уникальную роль в евроатлантической безопасности» и что необходимы стабильные отношения между ней и НАТО. Однако несмотря на это и другие заявления военно-политического руководства НАТО о том, что оно не рассматривает в настоящее время Россию в качестве своего противника, на практике Объединенные вооруженные силы альянса нацеливаются на возможное противоборство именно с Российской Федерацией. И обусловливается это тем, что Россия в современном мировом сообществе -- это единственная сила, имеющая потенциал, в том числе ядерный, достаточный для уничтожения любой страны альянса, включая США. Поэтому она, по взглядам НАТО, -- основной источник так называемого «риска». Уровень этого «риска» возрастает вследствие неустойчивости непрогнозируемой ситуации в РФ. В этой связи интересам НАТО отвечало бы максимальное ослабление и развал России, овладение ее ресурсами, установление контроля над ее ядерным потенциалом, Заявления о том, что Запад заинтересован в сильной и богатой России -- просто лицемерие. Финансовым кругам Запада удалось накрепко привязать Россию к своей политической колеснице, сделав ее полностью зависимой от кредитов МВФ.

Новая стратегия НАТО, варварские бомбардировки Югославии в корне меняют военно-политическую обстановку в Европе. Они демонстрируют готовность альянса по собственному усмотрению силой оружия навязывать суверенному государству свой вариант разрешения кризисной ситуации. Следовательно, можно утверждать, что в настоящее время, по истечении фактически десятилетия с момента завершения глобального военного противостояния, противоречия между самим фактом существования развивающегося военного союза (порожденного «холодной войной») и отсутствием у него реального, а не мнимого противника приблизились к своему пику. И руководство НАТО обречено было найти разрешение данному противоречию путем создания нового врага, выдумывая блоку новые задачи и принимая решение на проведение военной акции.

Для сохранения союза руководству альянса сегодня крайне необходимо было наличие реального, осязаемого противника и исходящей от него угрозы, которые можно было бы представить всему миру. И они нашли его в лице Югославии. Никаких гарантий в том, что этот альянс больше не применит силу в той или иной точке земного шара нет и быть не может.

Во всяком случае, новая концепция альянса подтверждает возможность такого развития событий. Ибо она узаконила две вещи. Во-первых, фактический выход НАТО за рамки разрешенной Уставом ООН региональной организации, превращение этого союза в блок с глобальной ответственностью. Во-вторых, эта концепция вернула военной силе ее функцию реального (используемого) инструмента внешней политики.

Заключение

Создание НАТО было следствием холодной войны и поэтому вся его деятельность была направлена на противоборство с Советским Союзом и другими соцстранами. С концом холодной войны и распадом Варшавского договора в 1991 году роль НАТО в военных делах Европы стала неопределенной. Направление деятельности НАТО в Европе сместилось по направлению к сотрудничеству с Европейскими организациями, как например Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) с целью планировать политику с меньшей угрозой континентальной безопасности. В настоящее время НАТО, в основном в лице США, не имеют в мире достаточно сильного политического и военного противовеса и следовательно практически не ограничены в своих действиях, что ясно видно на пример военного конфликта на Балканах, в котором США проводили политику односторонней поддержки Хорватов и истребления сербов, как в будущем потенциальных союзников России.

Неадекватная реакция альянса на события в Южной Осетии, нежелание вести равноправный диалог в Совете Россия-НАТО, стремление оправдать военные преступления режима М. Саакашвили делают действительно невозможным ведение работы в рамках Совета в обычном режиме.

В этих условиях российская сторона вынуждена заявить, что указанные шаги альянса являются препятствием на пути развития отношений Россия-НАТО, демонстрируют подмену понятий, когда жертва становится агрессором, а взаимодействие альянса с Россией приносится в жертву одиозной политической креатуре, продвигаемой некоторыми странами-членами НАТО в ущерб общей безопасности и стабильности на евроатлантическом пространстве.

В связи с этим Россия, в качестве первого ответного шага, приостанавливает сотрудничество с альянсом по некоторым направлениям и проектам, осуществляемым в рамках СРН. Не отказываясь от ведения политдиалога в формате СРН, мы временно «замораживаем» взаимодействие по военной линии, включая приостановление участия России в совместных учениях, в обмене военными делегациями, в сотрудничестве в области тылового обеспечения. Будут отложены визиты высокого уровня представителей НАТО в Российскую Федерацию, а также визиты кораблей постоянных военно-морских соединений НАТО и государств-членов НАТО в порты России. Кроме того, откладывается на неопределенное время визит Генерального секретаря НАТО в Москву. Будет приостановлено действие Соглашения о статусе сил Партнерства ради мира, также будет заморожена работа миротворческой группы Совета Россия-НАТО и переговорный процесс по разработке проекта соглашения об использовании российской военно-транспортной авиации в интересах НАТО. Будет пересмотрен формат взаимодействия сотрудничества в рамках т.н. «третьего измерения» СРН. Кроме того, после отказа альянса трансформировать Информационный центр НАТО в Москве в Информационный центр Совета Россия-НАТО, Россия более не видит необходимости в его функционировании.

Российская сторона оставляет за собой право принять дополнительные решения по сокращению сотрудничества с альянсом в случае дальнейшего использования им двойных стандартов по оценке причин и последствий грузинской агрессии в отношении Южной Осетии, а также наращивания военного сотрудничества с запятнавшим себя кровавыми преступлениями грузинским руководством.

Список использованной литературы

1. А. Васильев «Факелы персидского залива» М., 1976

2. Занегин Б. Н. США в региональных конфликтах: малые войны и большая политика. //США — Канада: экономика, политика, культура. — 2002.

3. Казанцев Б. Б. Почему в Москве против расширения НАТО // Международная жизнь. — 1998.

4. Качалова Т. Г. Невоенные аспекты деятельности НАТО/ДА МИД России, М., 2003.

5. Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. — М.: Научная книга.- 2007. — С. 123; 148; 187.

6. Котляр B.C. Эволюция стратегической доктрины НАТО//Современная Европа. — 2004

7. Лихоталь А. А. Атлантический Альянс: дефицит ответственности в условиях ядерного противостояния. — М., 1997

8. Питер Кальвокоресси: «Мировая политика после 1945 года», 1 том; Москва; Международные отношения; 2000 г — С. 123; 167; 189; 256; 387; 492; 567.

. ur

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой