Кризисы.
Предсказания Пророка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Кризисы. Предсказания Пророка

Осенью 1867 года, мир испытал потрясение: в свет вышел первый том «капитала» событие стало шоком, взрывом бомбы. Книга объясняла то, что было скрыто от глаз: каким образом делаются состояния, что движет капиталом, наконец, почему время от времени общество сотрясают судороги кризисов? Автор «Капитала» обрёл бессмертие. В конце второго тысячелетия Би-Би-Си проводит всемирный опрос через интернет: кого считают самыми великими мыслителями и учёными второго тысячелетия?

На первом месте Карл-Маркс. Он опережает Эйнштейна, Ньютона, Дарвина и многих других. Маркс стал первым кто сумел взглянуть иначе на кризисы, этот бич современной цивилизации. Именно после сильнейшего кризиса 1857 года, он засел за книгу, которая изменила всю историю человечества. Первые кризисы потрясли хрупкую экономику юного капитализма ещё в XVII веке. Их сравнивали с эпидемиями чумы. Не понятно было ни причина обрушивающихся бедствий, не их продолжительность, не рецепт противостояния сокрушительным потрясением.

С 1825 года кризисы — явления внезапные и не постоянные — вдруг обретают закономерную ритмичность, повторяясь через каждые 10 — 11 лет. Единый ритм постепенно подчиняет под себя все развитые страны, словно бы мир вдруг обретает единое сердце, которое через равные промежутки времени даёт сбои. Первый кризис был только в Англии циклический. Потом постепенно стали подключаться Франция, Германия, США.

В России первый циклический кризис приходится на начало 70-х годов. XIX век — век титанов науки. Дарвин, Лобачевский, Фарадей, Менделеев, Эдисон… сколько их! Словно взрывы сверхновых звёзд они силой своего гения освещают самые тёмные, потаённые уголки мира. И вдруг кризис! Явление очевидное, едва ли не бытовое, и полное унизительная беспомощность в попытках хоть как-то его объяснить. Ответ на загадку кризиса начинают искать лучшие умы мира. Но первые версии звучать на удивление наивно.

— Всё дело в войнах, которые опасно нарушают равновесия общества. Корень проблем в колебании цен на зерно. Самую оригинальную теорию выдвигает англичанин Стенли Джевонс: кризисы сотрясают экономику в среднем 1 раз в 10 с половиной лет. Но эта цифра почти в точности повторяет периоды солнечной активности, а значит, «кризисы — не что иное, как порождение солнечных пятен». Вдруг появляется человек и отвечает на самые проклятые вопросы экономики, причём в его ответах нет и доли мистики. Это Карл Маркс.

Карл родился в 1818 году. Его отец имел адвокатскую практику в Трире — в прусском городке с 10 — тысячным населением. В детстве Карл был умным мальчиком, но казалось, ничего не обещало ему судьбы гения. Его университетская молодость была бурной. Ведь хмельные застолья считались частью студенческого этикета. Кроме того, в Карле открылся бешеный темперамент спорщика, он однажды довёл его до нешуточной дуэли на шпагах. Но Маркс не только гулял и дрался, он напряженно думал, после окончания университета он наблюдает за бурлящей предреволюционной Европой, бросается в журналистику, сводит знакомство с Энгельсом, учувствует в революционном движении, пишет статьи, исторические и философские очерки.

К 33 годам он понял, что созрел для главного труда жизни. К этому времени он, словно доктор, прослушал через фонендоскоп весь огромный организм капиталистического общества, и теперь был готов дать исчерпывающий диагноз его болезни. Ещё в молодости он отпускает бороду. Когда его спрашивают: зачем эта неудобная щотка под подбородком? Маркс насмешливо отвечает: все пророки в истории человечества носили бороды. Я собираюсь пророкам стать, значит, борода мне просто необходима. Один из немецких философов писал другу, немецкому писателю Бертольду Ауэрбаху: «Представь, себе, в одном человеке слиты воедино, Гегель, Руссо, Вольтер, Лессинг и другие, и перед тобой будет доктор Маркс». Так что Маркс производил впечатление на своих современников. Он, конечно, обладал выдающей харизмой.

Загадка силы личности Маркса притягивала. Впоследствии её пытались разгадать многие, в том числе и у нас в стране. В начале 80-х годов в СССР был снят сериал «Карл Маркс. Молодые годы». В создание сериала включились асы отечественной киноиндустрии. В нём снялись звёзды: Олег Стриженов, Георгий Тараторкин, Леонид Броневой. На роль Женни Маркс пригласили Ренату Блюме — Жену знаменитого певца Дина Рида. Создатели сериалы попытались объяснить стране, что Марс — совсем не тот Мёртвый памятник, которой стоит на одноимённой улице в каждом городе советского союза.

Это был живейший человек, это был гений. Но это делало бессмысленным все штампы, которыми пытались объяснить его жизнь идеологи коммунизма. Но стране, похоже, не был нужен Маркс. Не причёсанный идеологическим гребнем. Так что сериал показали, наградили премией и положили на полку. В середине XIX века учёный мир следил, как в съёмной лондонской квартирке, курят дешёвые сигары, дерзкий доктор Маркс день и ночь пишет свою великую книгу. Он трудится по 16 часов в сутки без выходных на протяжении десятков лет.

В это сложно поверить, но в многотомном труде он бьётся над каждой фразой, заявляя: «я оставлю после себя не только памятник мысли, но и памятник блестящей литературы». «В политике можно заключать союз с самим чертам, только в том случае если знаешь, что это ты проведёшь черта, а не он тебя!». Кончилось это переутомлением. Однажды он упал в обморок в читальном зале британского музея. Маркс не занимал никакой должности, нигде не служил и не был чиновником, но, тем не менее, весть об этом эпизоде облетела ведущие газеты мира.

Обморок Маркса не остановил, как не могло остановить ничто, кроме смерти. Напролом он шёл во всём, даже в любви. Когда он признался в своих чувствах Женни Вестфален, ему было 17, ей — 21. Между ними была пропасть не только в 4 года разницы. Женни слыла лучшей невестой города Трира. Она лучше всех танцевала на балах, но главное — род Вестфаленов был (не чета роду Марксов) был знатен. К Женни с предложением руки и сердца приезжали самые завидные женихи.

Однако после тайной помолвки с Карлом она всем отвечала: нет. Брака им пришлось ждать долгих 6 лет. Но ни Карл не Женни не жалели об этом, хотя их совместная жизнь (по выражению современников) зачастую писалась чернилами страданий. Ведь из огромного дома Карл увёл баронессу Женни Вестфален в вечные скитания по съёмным квартирам. Его заработки журналиста были не постоянны, и горазда чаще, чем своих подруг, Женни приходилось навещать ломбарды, в которых она оставляла наследное столовое серебро. Трагедия заключалась и в том, что нищета в купе со скитаниями сказались на здоровье детей. Так из семерых их детей до совершеннолетия дожили лишь три дочери.

Но, не смотря на всё это, биографы утверждают, что любовь Карла и Женни стало одной из самых ярких в XIX веке. Необыкновенная харизма удержала рядом с Марксом и его лучшего друга, а так же финансового покровителя Фридриха Энгельса. Фридрих был одним из образованнейших людей своего времени, говорили, что он заикается на 20 языках мира. Его познания в литературе и в экономике, философии были энциклопедичны. А за совершенное знание военного дела его прозвали генерал. Дело в том, что во время Франка — прусской войны Энгельс публиковал серию статей анонимно.

Все думали, что автором статей является какой-то генерал прусского генерального штаба. С тех пор у Энгельса было прозвище генерал. Отец Энгельса был фабрикантом, владевшим на паях ткацкой фабрикой в Манчестере. Фридрих работал на фабрике отца, и часть своих денег отсылал Марксу. Когда отец умер, Фридрих, продав долю отца, стал помогать Карлу Марксу ещё усерднее. Весьма щепетильные денежные отношения между друзьями сам Энгельс называл безобидно: разумным разделением труда. Даже сейчас в написанных совместно работах специалисты с трудом могут разобрать, какая часть написана Энгельсом, а какая Маркса. Возможно, это заслуга Фридриха, ведь в анкете он написал, что его самое любимое занятие на свете — дразнить, пародировать всех и вся. Фридрих жил в постоянном восторге от того, что судьба послала ему встречу с гением. В день смерти Маркса Энгельс писал друзьям — единомышликам: «человечество стало ниже на одну голову, притом на самую значительную из всех». «Капитал» Маркса перевернул мир.

Книга объяснила, что с развитием капитализма мир так же далёк от человеколюбия, как гильотина. Единственное что им правит — это всепоглощающая жажда наживы, но эта цель слишком низка, и пока человечество ей следует, ему не выбраться из тупиков кровавых войн, из тупиков кризисов и постыдной бедности. Если до этого причину экономических потрясений пытались искать в цепочке случайных обстоятельств, то Маркс доказал, что причина кризисов, внутри самого общества, в вас, господа. А депрессии и спады — что иное, как родимое пятно капитализма. Очень характерное явление, экономисты либерального толка они каждый кризис пытаются объяснить из себя самого, каждый кризис отдельно, как будто он не имеет ни какого отношения к другим кризисам. Маркс показал, что не чего подобного! Эти кризисы повторяются неслучайно. И это, не какие — то отдельные ошибки или отдельные противоречия локальные.

Это общая логика рынка. Главным же достоинством Маркса оказалась его не приходящая современность. Так едва вспыхнул нынешний кризис, как на западе было зафиксировано необычное явление: в рейтинг книжных продаж ворвался Марковский «капитал». Чисто научный труд раскупался наравне со скандальными мемуарами политиков и звёзд шоу — бизнеса. По недавно проведённому опросу «капитал» опередил книгу книг — БИБЛИЮ. Почему? Сегодня весь мир переживает величайший за всю историю экономический кризис. И интерес к Марксу и его наследию возрос. В Германии продажа «капитал» и других произведений Маркса и Энгельса выросло в 7 раз. Десятки кружков, в которых студенты берлинского и других университетов изучают и обсуждают. «Основное» противоречие капитала, — пишет Маркс, — в том, что товары производятся огромной массой людей, но средствами производства — заводами, фабриками, акционерными компаниями — владеет кучка избранных.

Интересы капитала и всего общества невероятно, почти полярно далеки. Именно это противоречие порождает множество диспропорций, которые толкают мир к новым и новым кризисам. Одна из диспропорций (по Марксу) — обнищание армии наёмных работников. На первый взгляд такое утверждение по отношению к современной Америке и развитым странам Европы воспринимается как спорное. Однако взглянем на факты.

В Америке начала 70-х годов характерно было что в семье из 4-х человек, один человек работал, жена не работала, двое детей… семья спокойно могла жить, одной зарплаты хватало семье. Это стало не возможным, уже например, к концу правления Рейгана, к 90-м годам. Женщины пошли работать.

Вроде бы доход на семью суммарно вырос, но при этом раньше этот доход доставался одному человеку, а теперь нужно, чтобы два человека работали, чтобы получить доход немного больше, чем раньше получал один. Почему обнищание наёмных работников приводит к кризису? Капитал заинтересован в получении максимальной прибыли, именно поэтому он ищет рынок всё более дешёвой рабочей силы для этого он и переносит производство в беднейшие страны, где зарплата составляет сущие гроши. У себя же на родине капитал экономят, привлекая к производству выходцев из бедных регионов и гастарбайтеров.

В результате компании платят работникам все меньше денег. Но снижение зарплат неизбежно ведёт к кризису самого капитала, ведь на деньги, которые получает работник, он способен купить все меньше товара. От этого товара начинают скапливаться на складах. Доля не раскупленного постоянно растёт. А для капитала истончается ручеёк прибыли, которая раскручивает маховик производства. Наступает момент, когда из-за недополученные прибыли, из-за того что в магазинах люди оставляют все меньше и меньше денег, фабрикант вынужден временно или насовсем останавливать производство. Получается, что капитал, снижая зарплаты, кусает за хвост сам себя. Все это Маркс доказал полтора года назад. Когда капитализм был молод, а производство не совершенно. Теперь взглянем на современную ситуацию.

Перед кризисам огромная часть мирового капитала устремилась в регионы с невероятно низкой заработной платой: в латинскую Америку, в Восточную Европу, в Азию п более всего в Китай. На протяжение примерно 30 лет продолжались так называемые гонки на спуск. То есть каждая страна старалась привлечь капитал, снижая стоимость рабочей силы, снижая заработную плату, или, по крайней мере, не давая ей расти. Это было способом привлечь инвестиции. То есть получается, что самый большой успех в международном масштабе обеспечивает та страна, где люди живут хуже. Чем больше вам удастся понизить жизненный уровень своего населения, тем более вы привлекательны для капитала, тем лучше у вас идут дела, и вы имеете высокий рейтинг на мировом рынке.

Экономика западных стран уже в начале XXI века переживала серьёзные трудности. Зарплата не росла, а значит, всё меньше прибыли получал капитал, которой из-за денежного голодания грозился свалиться в кризисное пике.

Если говорить о северной Америке и в западной Европе, то нужно сказать что рост заработной платы наёмных рабочих (если не брать в расчёт менеджеров) остановился в конце 70-х — середине 80-х годов прошлого века. В начале 2000-х годов было принято решение, за которое мир вынужден сейчас расплачиваться жесточайшим кризисом. Западному обществу были открыты кредитные шлюзы. Говоря проще почти каждый мог получить не просто дешёвый, а почти бесплатный кредит. зачёт кредитов гонка приобретательства была продолжена, только теперь не в счёт сокращающихся зарплат, а в счёт кредитов.

Кредитное ралли отодвинуло яму кризиса на несколько лет, но одновременно сделало её гораздо глубже. Американский экономист Ричард Бернер сделал совершенно замечательную таблицу в США. Он на одной графе показал снижение социальных расходов, а на другой графе показал рост американских семей. Получилось как Андреевский флаг. То есть ровно на сколько государство снижает социальные расходы, настолько увеличивается за должность семьи, семья просто берёт в займы, то что раньше ей давало государство. Но разница между социальной помощью государства и частным кредитом состоит в том, что частный кредит рано или поздно придётся отдавать.

Кредиты стали своеобразной пирамидой, системой домино. Когда они не были возвращены в срок, кризисный шок вначале испытала финансовая система Америки, а затем и всего мира. Восторжествовал ещё один принцип Маркса: финансовый кризис часто лишь преддверие кризиса экономического. Это тоже констатировал Маркс на опыте тех кризисов, которые были в его эпоху. Кризисы начинаются как финансовые кризисы. И вот этот кризис, который в последнее время его стали называть экономическим, а перед этим говорили, что это рецессия, пока это ещё1 только денежный кризис, финансовый кризис. Но эту закономерность обнаружил опять же Маркс.

В начале XX века над 1/6 частью суши, а качестве государственного символа был поднят красный флаг. Новая страна, пережившая несколько революций и кровавых войн, приступила к строительству новой жизни.

Учение Маркса было объявлено государственной доктриной. Но стал ли «капитал» для новых хозяев страны познавательным учебником? Не приняла ли страна за Марксизм нечто противоположное, например, сталинизм?

Ответить на этот вопрос чрезвычайно сложно. Через 70 лет та же самая страна на площадях и митингах отказывалась от Маркса, как от проказы, которой заразилась по не осторожности и головотяпству. Сегодня России почти невозможно понять, интерес запада к трудам бородатого пророка. Для неё это не разрешимая загадка, курьёз. Но может все дело в разницы прочтения? Ведь библия тоже одна, но огромное количество сект и миро учений родилось из её текста. Запад в отличии от нас, не стал делать из «капитала» инструкцию по устройству революций. Для него эта книга стала глубокий и наиболее совершенный учебник по классическому капитализму.

В экономическом центре кембриджсого университета Великобритании есть зал, стены которого увешаны 30−40 портретами выдающихся экономистов. И над ними 3 более крупных портрета, 3 самых великих. Кого же британские экономисты из Кембриджа, Оксфорда, Итона считают величайшими экономистами всех времён и народов? Адам Смит — создатель политической экономии, это Карл Маркс, и Джон Кейнс — создатель так называемой макроэкономики.

Но именно в России, только что пережившей революционное брожение, взявшей за доктрину учения Маркса, появился на свет другой пророк — пророк кризисных волн. Человек в очках чтил доктора Маркса, но более всего верил в цифры, в то, что те всегда объясняют чуть больше, нежели слова. Николай Дмитриевич Кондратьев — безусловный гений XX века — взялся рассчитать не много не мало дату конца капитализма.

Во всём мире из русских экономистов, единственное это наиболее почитаемая, и самая узнаваемая и признаваемая фигура. И каждый раз её вспоминают. В 70-е годы была волна книг, поэтому поводу и сейчас тоже начинается. Сын крестьянина Николай Кондратьев сумел получить блестящее образование. В неполных 25 лет он помощник Керенского и член временного правительства. В 28 организует и возглавляет конъектурный институт. Буквально на коленке он рассчитывает первые советские индексы: производства, потребления, национальной валюты. В начале 20-х Николай Кондратьев задумывает грандиозное.

В это время большевики бредят мировой революцией. Которая по их прогнозам должна полыхнуть не сегодня-завтра. Кондратьев берётся рассчитать временную точку, в которой капитализм будет наиболее уязвимым, он начинает считать. Для этого он обобщает огромное количество данных за последний век человеческой истории. В своей таблицы Кондратьев включает буквально всё: цены на хлеб и золото в разные периоды истории, даты величайших научных открытий, спрос на пеньку и каменный уголь, периодичность развязывания войн. Результаты, которые Кондратьев получил, оказались сенсационными. Именно они засоляют его воскликнуть: «капитализм стоит накануне величайшего из кризисов!» ему не поверил не кто. Америка в это время бурно проживала золотой век, а тут некий русский со вздорным предсказанием. Но совсем скоро Америка ухватилась за предсказание Кондратьева, как утопающий за соломинку. Кризис грянул в точно указанный срок. И это был не просто кризис, это была великая депрессия.

Почему у американцев Кондратьев из наших наиболее популярен? Считается, что он предсказал великую депрессию. Но не только предсказал, а ещё и то, что они услышали и поняли это только задним числом. Но бурное признание запада до Кондратьева доносится лишь глухим эхом. К этому времени он объявлен врагом народа и отбывает срок в суздальской тюрьме. Он пытается работать в заточении, пишет новую книгу, задумывает следующую. По письмам, которые он отправляет из тюрьмы жене с дочкой, его новые предсказания обещают стать ещё более сенсационными. Они по-настоящему потрясут мир.

Однако в 1938 году русского пророка расстреляли, и родина надолго забыла своего пророка гения. Решение Сталин принял в 1930 году. А на самом деле, наверное, чуть раньше. Есть переписка Сталина и Молотова, где в 1930 году прямо пишется, что Кондратьева и пару-другую мерзавцев нужно расстрелять обязательно. Но даже то, что Кондратьев успел сделать, возводит его в разряд выдающихся учёных. Ведь в объяснении кризисов он сумел продвинуться гораздо дальше того места, где бородатый пророк поставил точку. Первое на что обратил внимание Кондратьев: на построенной в результате диаграмме ярко читались не только волны кризисов коротких и средних, но и волны кризисов длинных, которые оказывали на общество колоссальное влияние.

Запад назвал длинные волны его именем: Кондратьевскими. Период Кондратьевский волны составляет от 40 лет до полувека. В волне две фазы: повышательная, которая знаменует развитие и бурный рост экономики, и понижательная, характеризующая спад и кризис. Расчёты показали, что самые сильные и сокрушительные — кризисы волн длинных, случающийся раз в несколько десятков лет. Разрушения, которые они производят в экономике, похожи на идеальный шторм, когда несколько кризисных волн — длинная, средняя и короткая — сходятся в одной нижней точке, имея общий отрицательный пик. Такого шторма не выдерживает никакая экономика, она рушится, словно корабль под ударом 9-го вала.

Продлив свою диаграмму чуть далее, Кондратьев сумел предсказать точную дату великой депрессии. Он пишет из тюрьмы в 1933 году: «я вижу, что ряд моих положений вошли в фонд общепризнанных». Просто поразительно, люди обсуждают его идею, а он сидит взаперти и не может не чего сказать. Но вряд ли Кондратьев, как и Маркс, заслужил бы звание пророка, предсказав лишь великую депрессию. В конце концов, с одним предсказанием можно и угадать. Поразительно другое: если продлить Кондратьевскую диаграмму дальше и наложить на весь XX век и начало XXI века, то получим и глубокий кризис, который пережила мировая экономика в начале 70-х, и точное указание на кризис нынешний. Но почему запад, отлично знающий труды Кондратьева, так бездарно проморгал начало нынешнего кризиса? От чего различные институты утверждали, что падение индексов в экономике — явление случайное и кратковременное?

Государство поддерживает лишь те экономические теории, которые ему выгодны. Именно поэтому правительства большинства стран мира исключают из официальной доктрины теорию кризисов. Заявить с трибуны о том, что, несмотря на все усилия политиков, через 10 — 20 лет уровень жизни избирателей понизится, для политиков равносильно самоубийству. Сейчас экономисты больше спорят, в какой части кризисной волны мир находится. Но в том, что нынешний кризис именно Кондратьевский, более затяжной, чем остальные, сомнений нет ни у кого. Не менее сенсацией оказались и закономерности длинных волн, описанные Кондратьевым. Так в период понижательной волны, то есть на протяжении 20 — 25 лет, когда мир движется к кризису, на земле почти не фиксируется крупных войн и революций. Все эти социальные потрясения характерны для фазы противоположной — повышательной, когда экономика бурно растёт, в эту закономерность укладываются едва ли не все конфликты и потрясения XX века:

Первая и вторая мировые войны, знаменитый русский переворот 1917 года, революция на кубе, Вьетнам. Все эти события пришлись именно на повышательные фазы длинной волны. Зная это, можно предсказать, что в 20-е 30-е, частично 40-е годы XXI века, возможность вооружённых конфликтов в мире возрастёт, тогда как сейчас на всём протяжении десятых годов такая возможность чрезвычайно мала. Одной из причин кризиса Маркс называл то обстоятельство, что время от времени технологии, которые двигали общество вперёд и приносили капиталу прибыль, устаревают. Технологический кризис усугубляет кризис экономический. Но Кондратьев сенсационно развил это положение Маркса: «в кризис, — ответил он, — общество настойчиво ищет выход из тупика». Неслучайно именно в фазу кризиса, когда человечеству тяжелее всего, совершается наибольшее количество фундаментальных научных и технических открытий. Как правила, все эти открытия, не оценённые обществом, ложатся под сукно, ожидая своего часа. Их час бьёт, когда кризис сменяется волной подъёма. Тогда они быстро входят в жизнь, внедряются в производство, стремительно двигают общество к новым, ещё не покорённым вершинам. Кризис порождает энергию поиска, энергию трансформации. Она не даёт успокаиваться, открывает простор для тех кто способен понять и действовать.

Так что каждый кризис имеет и определённые позитивные стороны. Сенсация, получается, что, совершая открытия, изобретатели и учёные задолго до разрешения кризиса предчувствуют повышательную волну, которая дарует их изобретениям широкую дорогу. Возможно ли такое? Вот рынок мобильных телефонов. Бум пришёлся в 90-е годы, но изобретение самих технологий — полупроводников это всё 70-е годы. То есть тогда были сделаны изобретения, а вот спрос массовый был через 20 лет. Кондратьев отметил: «из трясины кризиса человечества каждый раз вытягивали, и будут вытягивать впредь революционные инновации». Судите сам: из первой Кондратьевской кризисной волы человечество вышло с паровой машиной. Которая сделалась основой станков и механизмов. Из второй кризисной волны человечество говоря образно «выехало» на паровой машине верхом, а весь мир начала опутывать сеть железных дорог. В третию повышательную волну человек «въехал» на автомобиле. С коротких позывных началась эра радио, появились телефоны и телетайпы. На смену разрозненному труду пришли более рациональные конвейерные технологии. 50-е годы XX века — время очередной технологической революции. Микроэлектроника, атомная энергетика, химия и так далее. Это дало огромный скачок производительности труда. Темпы роста ВВП — 5% в среднем по миру. Повышался уровень жизни.

Сейчас в научном мире главенствует лишь один вопрос:

— Какие технологические инновации станут теми соломинками, которые вытащат мир из кризиса, дав ему новый импульс развития?

— Сейчас многие, размышляют: какая новая техническая основа может дать новое дыхание экономике?

— Может быть, нанотехнлогии идут на смену?

— Может быть, что-то другое.

— Стоит ли воспринимать кризис как апокалипсис, как крушение всех светлых надежд?

— Но ведь не отчаиваемся мы, когда наступает осень или зима. На этот случай у нас в гардеробе хранится тёплая одежда. Значит гораздо важнее быть к кризисам готовым и слушать экономических пророков. Этот ажиотаж с кризисом означает, будто раньше этого не было. И раньше были кризисы. Мы стоим на точке цикличности, и надо к этому явлению относиться спокойно. Единственное что нужно делать так это пытаться их амплитуды, этих циклов уменьшить, воздействие на население стараться сглаживать. Важно помнить о Марковской диалектике: «дно каждого последующего кризиса выше отметки дна кризиса предыдущего». Даже в кризисных провалах человечество постепенно поднимается и движется вперёд. Каждый кризис следует воспринимать как урок, который заставляет общество работать над ошибками.

Именно урок великой депрессии стал для запада поводом глубочайшим социальным переменам. Государство вдруг заметило маленького человека, сумело понять его нужды и чаяния. К тому времени никакой социальной поддержки не было, кроме благотворительности. Великая депрессия стимулировала создание системы защиты безработных, пособий, помощи в поиске работы и так далее. Участие государства в здравоохранении, образовании это всё стимулировала великая депрессия. Та же великая депрессия вынудила запад обратить пристальное внимание на демографию, и это тоже двинуло общество вперёд. Американцы с тех пор проводят программу, чтобы беременные женщины и кормящие матери имели хорошие питание, соответствующее их состоянию. Это дало хорошие результаты.

Получается, что кризис полезен. Именно кризисы заставляют человечество время от времени переоценивать свои поступки, избирать правильные пути к достижению цели.

Вся структура общества периодически проходит через — такого рода перестройку — очень болезненную, но необходимую. Кризисы, во-первых неизбежны, и мечты о том, что можно от них отказаться или избавиться, пустой миф, они просто мешают. Нужно ним готовится как к неизбежному. Во вторых, кризисы полезны, потому что они расчищают устаревшее. Это то, что Шумпетер называл «созидательным разрушением». Оно убирает устаревшее. Они открывают дорогу для нового, что уже существует, но тормозилось в связи с тем, что преобладало устаревшее.

Теория, как и жизнь, не стоит на месте. Кондратьев в чём-то дополнил и подправил своего учителя Маркса. Нынешние учёные развивают теорию Кондратьева.

Человечество решало новые задачи, которые перед ним вставали. Большей или меньшей ценой, но решало. Я не сторонник того, чтоб пришёл конец, апокалипсис и так далее. Нет это просто очередное испытание. Из которого человечество выйдет иным, обновлённым, изменённым. Но выйдет на новый этап, на новые 200 лет интегрального общества. И сделать всё для того чтоб оно было быстрее, и было освоено новыми поколениями.

«Кризис» говорил Маркс, лучшая почва в подготовке революционных преобразований". Русский пророк трактует те же преобразования чрезвычайно широко. Возможно, уже в XXI веке мы увидим в мировых лидерах не Европу и Америку, как это было на протяжении столетий, а иную страну, иной континент. Возможно именно, сейчас мир стоит на пороге столь мощной технической революции, что все прошлые достижения нам покажутся каменным векам. Возможно, само устройство общества претерпит фундаментальные преобразования и станет, как говорят учёные, интегральным, то есть вберёт в себя самые лучшие черты от капитализма, социализма, различных национальных систем. Ещё одна очистительная задача кризиса — он свергнет многие из нынешних элит. То есть возникнут новые компании и бренды, заявят о себе молодые политики, учёные, реформаторы искусства. Будет ли нынешний кризис последним?

Маркс утверждал: «пока общество не свернёт с дорожки капитализма, оно будет шагать с кризисами рука об руку». Кондратьев же в своей теории предсказаний более конкретен. Если пользоваться его диаграммой, то следующего серьёзного потрясения можно ожидать в период с конца 40-х годов до начала 60-х.

Устойчивое развитие — это бескризисное. Кризисы всё равно будут. Но если мы из-за ранее предвидим, мы можем пройти эти кризисные фазы с меньшими потерями в более короткий срок.

Философы прошлого утверждали, что каждое поколение обязано пройти через войну, чтобы получить отрицательный опыт, научиться ценить мир и познать цену совершённым ошибкам. Было бы идеально, если бы кризисы со временем заняли место войн. Ведь кризисы и есть отрицательный опыт. Можно даже сказать, что это своеобразная расплата детей за грехи отцов. Если так то у поколения отцов появляется значимая цель: чем меньше мы совершим ошибок в политике, экономике, культуре, тем меньшую цену заплатят наши дети.

Сейчас всё чаще приходится слышать, что длинные Кондратьевские циклы — явление не столько экономическое, сколько глобальное. Они накладываются буквально на все стороны человеческой жизни. Поэтому каждые 40−50 лет общество переживает не просто экономический, но и системный кризис. За этот срок устаревают не только производственные технологии, устаревает социальное устройство общества, развивается застой в политике, науке, искусстве. Обновления и серьёзного ремонта требует едва ли не весь общественный организм. Значит, каким быть XXI веку решается именно сейчас, в наши дни. Нам выпало жить на одном из самых крутых исторических виражей. Сколь вырастает значимость дел и поступков, ибо каждая ошибка, совершённая миром сегодня, — это пуля, посланная в будущее наших детей. Именно об этом предупреждают экономические пророки.

Список литературы

капитал маркс кондратьев кризис

1. Болдачев А. Суждения в русле эволюционной парадигмы. — Спб.: Изд-во С. — Петерб. ун-та, 2007. — 256 с.

2. Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Стратегия выхода России из кризиса // Вопросы экономики. — № 5. — 2009. — С. 47−58.

3. Иохин В. Я. Экономическая теория: Учеб. — М.: Экономистъ, 2005 — 861 с.

4. Киселева Е. А. Макроэкономика: Курс лекций. — М.: Эксмо, 2005. — 352 с.

5. Кондратьев Н. Д., Яковец Ю. В., Абалкин Л. И. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения: Избранные труды. — Экономика. 2002. — 767 с.

6. Коротаев А. В., Комарова Н. Л., Халтурина Д. А. Законы истории. Вековые циклы и тысячелетние тренды. Демография, экономика, войны. — М.: УРСС, 2007. — 256 с.

7. Куликов Л. М. Основы экономической теории: Учеб. пособие. — М.: Финансы и статистика, 2005. — 400 с.

8. Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика / Пер. 16-го англ. изд. — М: ИНФРА-М, 2006. — 940 с.

9. Салихов Б. В. Экономическая теория: Учеб. — М.: Дашков и К°, 2005. — 704 с.

10. Тарасевич Л. С., Гребенников П. И., Леусский А. И. Макроэкономика: Учебник. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Юрайт-Издат, 2006. — 374 с.

11. Туманова Е. А., Шагас Н. Л. Макроэкономика: Элементы продвинутого подхода: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2004. — 400 с.

12. Фомина А. В. Циклы Кондратьева в экономике России: Монография. — М.: Международный фонд Н. Д. Кондратьева, 2005. — 146 с.

13. Экономика: Учеб пособие / Под ред. К. И. Вахитова, Т. С. Ванеркиной. — М.: Экономика, 2004. — 364 с.

14. Экономика: Учебник / Под ред. А. И. Архипова, А. К. Большакова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Велби, Проспект, 2005. — 840 с.

15. Экономическая теория (политэкономия): Учебник / Под общ. ред.В. И. Видяпина, Г. П. Журавлевой. — 4-е изд. — М.: ИНФРА-М, 2005. — 640 с.

16. Экономическая теория. Экспресс-курс: Учебное пособие / Под ред.А. Г. Грязновой, Н. Н. Думной, А. Ю. Юданова. — М.: КНОРУС, 2005. — 608 с.

17. Экономическая теория: Учебное пособие / Под ред.А. Г. Грязновой и В. М. Соколинского. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: КНОРУС, 2005. — 464 с.

18. Воин А. М. Циклы Кондратьева и «через кризис к выздоровлению» // world. lib. ru/

19. Экономические циклы, их виды и причины возникновения. Показатели экономического цикла // www. ereport. ru/

20. Яковец Ю. В. Научное наследие Н. Д. Кондратьева: современные оценки // www. xrh. ru/

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой