Кейнсианская концепция экономического развития

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Основные положения концепции экономического развития Дж. М. Кейнса

1.2. Методологические аспекты экономического учения Дж. М. Кейнса

1.3. Практическая программа Дж.М. Кейнса

2. Кейнсианская теория на современном этапе

2.1. Традиционное кейнсианство и кейнсианско-неоклассический синтез

2.2. Посткейнсианство

2.3. Новое кейнсианство

Заключение

Список литературы

Введение

Общий экономический анализ Дж. Кейнса явился следствием впервые тогда произведенного, ставшего теперь уже привычным, деления науки на микро- и макроэкономику. О нетривиальности нового подхода свидетельствует хотя бы тот факт, что многие ошибки экономистов докейнсианской эпохи проистекали из их попыток дать микроэкономические ответы на макроэкономические вопросы. Например, на основе теории цены объяснять уровень занятости. Сегодня нам кажется вполне понятным, что большая система, состоящая из малых подсистем — фирм, домашних хозяйств — в целом представляет собой уже не просто большую фирму или большое домашнее хозяйство, а нечто качественно иное. Но очевидным это сделал Кейнс. Он показал, что экономика страны в целом не может быть адекватно описана в терминах простых рыночных отношений. Кейнсу принадлежит открытие того, что факторы, управляющие «большой» экономикой, не являются просто увеличенной, версией факторов, управляющих поведением ее «малых» частей. Различие между макро- и микросистемами предопределяет разницу в терминах и методах анализа. И если, следуя за философом Т. Куном, рассматривать развитие науки поэтапно, то можно обнаружить постепенный, накопительный, и скачкообразный, основанный на новой парадигме, типы развития. В экономической науке, воздвигнутой на классическом фундаменте, первой парадигмой была концепция предельной полезности С. Джевонса (XIX в.), а второй — макроэкономическая концепция Дж. Кейнса.

Кейнсианская модель макроэкономического регулирования воспринималась как якорь спасения в США и Великобритании начиная со времени «великой депрессии» 30-х гг. и, особенно, в послевоенный период, но она обнаружила свое несовершенство в последней трети XX в. Появилась новая болезнь — «стагфляция», сочетавшая в себе инфляцию и стагнацию, угнетенное состояние конъюнктуры. Между тем, правоверные кейнсианцы «спасали» экономику от стагнации или кризиса посредством дозированной инфляции. Очевидным стал тот факт, что властные рычаги государства, создающие посредством займов, налогов и денежной эмиссии дополнительный спрос, неспособны создать товарного предложения, что они недостаточны для преодоления всех и всяческих экономических бедствий. Ведь модель Кейнса ориентировалась, помимо всего прочего, на кризисы перепроизводства, была призвана поэтому активизировать спрос. Недостаток места не позволяет нам развивать далее дискуссию о судьбах кейнсианства. Хотелось лишь заметить, что произошедшие в последние десятилетия изменения в мировой экономике не могут расшатать фундамент кейнсианского учения, даже если его отдельные практические выводы не сочетаются с требованиями дня.

Основной целью работы является комплексное исследование кейнсианской концепции экономического развития, кейнсианского аспекта государственного регулирования экономики, а также изучение моделей экономического развития последователей Кейнса.

В работе последовательно рассмотрены такие этапы формирования этой экономической школы, как условия появления кейнсианской теории; ключевые положения теории Дж.М. Кейнса, в которые входят методологические позиции, основные положения «Общей теории занятости, процента и денег», и практическая программа Дж.М. Кейнса.

1. Основные положения концепции экономического развития Дж. М. Кейнса

1.1. Условия появления кейнсианской теории. Кейнсианская революция в экономической теории

В наше время цикличность экономики никого не удивляет: каждый, кто хотя бы немного знаком с основами этой науки, знает, что периоды подъема сменяются каждый раз спадом и обострением всех социальных и экономических проблем. Но мировой экономический кризис 1929—1933 гг. обрушился с колоссальной силой как на развитые, так и на неразвитые в промышленном отношении страны и обнаружил неспособность главенствующей в то время неоклассической теории предложить способы вывода экономики из этого глубокого кризиса.

Поэтому совершенно очевидно, что, поскольку «сила» неоклассической теории концаХ1Х — начала ХХ в. распространялась главным образом на микроэкономический анализ, в условиях нетипичного, можно сказать, кризиса, сопровождавшегося всеобщей безработицей, стал необходим еще и иной — макроэкономический анализ, к которому, в частности, обратился один из величайших экономистов нынешнего столетия английский ученый Дж.М. Кейнс.

Дж.М. Кейнс стал основоположником целого направления экономической теории — кейнсианства, называемого также теорией спроса. Именно на основе альтернативного кейнсианского подхода удавалось логично объяснить возникшую тогда кризисную ситуацию. При этом подходе высказывались сомнения по поводу способности конкурентного механизма автоматически приводить систему к равновесному состоянию, соответствующему полной занятости.

Итак, именно Кейнс вывел западную экономическую теорию из состояния глубокого кризиса, именно он сумел представить наиболее убедительный ответ на вопрос, почему существует катастрофическое перепроизводство и что следует предпринять, чтобы не допустить его в дальнейшем. Кейнс во многом способствовал восстановлению престижа западной экономической науки, подорванного драматическими событиями «великой депрессии» 1930-х гг., а его учение на несколько десятилетий стало подлинным руководством к действию для правительств наиболее развитых капиталистических стран.

В 1936 году была опубликована книга великого английского экономиста Дж. М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег». Принято считать, что именно эта книга знаменовала собой начало так называемой «Кейнсианской революции», которая, наряду с Маржиналистской революцией, является наиболее значимым событием в истории экономического анализа за последние два века. Однако современные исследования в области истории экономического анализа показали, что значительную роль в осуществлении Кейнсианской революции сыграли также польский экономист М. Калецкий и группа немецких экономистов, названных «немецкими кейнсианцами». Все они предвосхитили некоторые из научных открытий Дж. М. Кейнса и поэтому наряду с ним могут рассматриваться в качестве творцов Кейнсианской революции.

Кейнсианскую революцию можно трактовать различным образом. С одной стороны, эта революция состояла в обеспечении обособления в самостоятельную дисциплину целой ветви экономической науки — макроэкономики. Конечно, и классики, и неоклассики имели свои представления о макрофункционировании рыночного хозяйства, что даже можно отразить в соответствующих моделях. Но сами эти модели, как уже отмечалось, были построены на основании обобщения их взглядов, и в первозданном виде не существовали (последний тезис особенно применим к неоклассической модели). При этом изучение макроэкономических вопросов осуществлялось как бы «между прочим», без выделения этих вопросов в качестве самостоятельного объекта рассмотрения. Благодаря Кейнсианской революции анализ макроэкономических проблем стал осуществляться независимо от исследований аспектов ценности, конкуренции, поведения потребителя и т. д.

С другой стороны, Кейнсианская революция была реакцией на недостатки неоклассического подхода к анализу экономической жизни. То, что зарождалось в ходе Кейнсианской революции, должно было стать как методологической, так и теоретической альтернативой неоклассической школе. Во-первых, творцы Кейнсианской революции отвергли принципы оптимизации и методологического индивидуализма в качестве обязательных предпосылок для выведения функций экономических переменных и построения экономических моделей. Макроэкономические функции, выведенные Дж. М. Кейнсом или М. Калецким, как правило, базировались на привычках, эмоциях, закономерностях группового поведения, или просто на априорных предпосылках, не связанных с оптимизирующим выбором. Во-вторых, творцы Кейнсианской революции внесли фундаментальные изменения в собственно экономическую теорию, сделав принципиально новый анализ макроэкономических взаимосвязей. Этот новый анализ оказался возможным благодаря отказу от закона Сэ, в соответствии с которым нормальным состоянием рыночной экономики является полная занятость. Мировой экономический кризис конца 1920 — 1930-х годов и особенно Великая депрессия 1929 — 1933 годов эмпирически доказали несостоятельность данного подхода и, вероятно, оказались главной «конкретно-исторической» причиной Кейнсианской революции. В ходе ее осуществления было сделано выдвижение на первый план элементов совокупного спроса, особенно инвестиций в основной капитал. Их изменчивость, как было доказано, служит причиной изменчивости реального национального дохода и уровня занятости. В результате удалось продемонстрировать, что рыночная экономика является внутренне нестабильной, а ее нормальным состоянием является вынужденная безработица (т.е., если использовать современную макроэкономическую терминологию, нормальным состоянием является превышение фактического уровня безработицы над естественным). Поэтому возникает необходимость в активном вмешательстве государства в макроэкономическое функционирование рыночного хозяйства. Такое вмешательство наилучшим образом осуществляется при проведении дискреционной (макроэкономической) политики, т. е. политики, которая претворяется в жизнь по усмотрению правительства в зависимости от состояния экономической конъюнктуры (а не в соответствии с некоторыми правилами, что характеризует противоположность дискреционной политики — регламентированную политику).

Таким образом, еще одна интерпретация Кейнсианской революции заключаетя в том, что эта революция привела к изменению экономических воззрений широкого круга представителей академического сообщества и государственных должностных лиц: в результате стало господствующим мнение о серьезности проблемы безработицы и необходимости активного макроэкономического вмешательства государства в экономику.

Вследствие Кейнсианской революции в экономической теории образовался гигантский разрыв — между неоклассической микроэкономикой и кейнсианской макроэкономикой, построенных на различных методологических предпосылках, содержавших разные и несопоставимые объекты исследования и теории, дававшие почти противоположные оценки характеру функционирования рыночной экономики и приводившие к разным выводам относительно желательности вмешательства государства в экономику. В результате дальнейшее развитие «макроэкономики после Дж. М. Кейнса» пошло двумя путями.

С одной стороны, большинство макроэкономистов стали пытаться вписать кейнисанскую макроэкономику в (неоклассические) стандарты современной экономической науки. Так, эволюция традиционного кейнсианства трансформировалась в кейнсианско-неоклассический синтез, где теория Дж. М. Кейнса была проинтерпретирована как особый, частный случай неоклассической теории. Позднее сами представители неоклассической традиции отвергли кейнсианский подход даже в «прирученной» версии неоклассического синтеза и выработали собственную макроэкономику. В результате появились такие школы, как монетаризм и новая классическая школа. В ответ на это некоторые кейнсианцы создали новую интерпретацию учения Дж. М. Кейнса, впрочем, весьма далекую от того, что он сам имел в виду; так возникло новое кейнсианство. При этом каждая более поздняя школа все больше вписывалась в упомянутые стандарты экономической наукой — в ходе эволюции макроэкономики новые школы все больше и больше опиралась на оптимизацию и методологический индивидуализм. Поэтому современная магистральная макроэкономика немыслима без выведения макроэкономических взаимосвязей на основе максимизации или минимизации отдельными хозяйствующими субъектами своих целевых функций и вообще без солидных «микрооснов». Именно под знаком «поиска микрооснов макроэкономики» были сформированы самые последние течения в макроанализе: новая классическая школа и новое кейнсианство.

С другой стороны, некоторые экономисты попытались развить оригинальное учение Дж. М. Кейнса и более резко противопоставить свой подход неоклассической ортодоксии (а заодно и кейнсианской ортодоксии в виде кейнсианско-неоклассического синтеза). В особенности они стали опираться на те элементы теории Дж. М. Кейнса, которые затем были отброшены в ходе эволюции традиционного кейнсианства в частности и магистральной макроэкономики в целом. Созданная этими экономистами школа получила название «посткейнсианство». Посткейнсианство на сегодня представляет собой единственную значимую теоретическую альтернативу в макроэкономическом анализе как новому кейнсианству, так и школам представителей неоклассической традиции — монетаризму и новой классике. Но прежде, чем анализировать различия между современными макроэкономическими школами, следует обратиться к теории того, кто непосредственно считается основателем макроэкономики как самостоятельной научной дисциплины.

1.2. Методологические аспекты экономического учения Дж. М. Кейнса

Великие классики прошлого не различали микро- и макроэкономические аспекты экономики. Однако, поскольку условия процветания отдельной фирмы не тождественны эффективности экономики в целом, то макроэкономический подход не может не отличаться от микроэкономического. Поэтому дальнейшее развитие экономической науки потребовало построения двух разных уровней экономического анализа.

Микроэкономический анализ был создан неоклассической экономикой, создание основ краткосрочного макроэкономического анализа выпало на долю Кейнса. Новаторство экономического учения Дж.М. Кейнса в части предмета изучения и в методологическом плане проявилось, во-первых, в предпочтении макроэкономического анализа микроэкономическому подходу, сделавшего его основоположником макроэкономики как самостоятельного раздела экономической теории, и, во-вторых, в обосновании (исходя из «психологического закона») концепции о так называемом «эффективном спросе». Под эффективным спросом Кейнс понимал потенциально возможный и стимулируемый государственный спрос.

В сфере анализа таких категорий, как стоимость, капитал, прибыль, рента и др., Кейнс в основном разделял взгляды кембриджской школы, полагая, что глава школы А. Маршалл о стоимости сказал все и после него ничего нельзя прибавить к данному вопросу. Однако Кейнс считал, что в сложившихся условиях возможности микроанализа ограничены. В период резкого обострения общехозяйственного кризиса усиления потребности в государственном регулировании Кейнс стремился к теоретическому объяснению капиталистической экономики в целом.

Кейнса не случайно считают одним из основоположников западного макроанализа. Особенностью его метода является акцент на макроэкономических (совокупных, агрегированных) показателях — потоках инвестиций, доходов, на накоплении и сбережении, на потреблении и производстве в масштабах всего общества. Причиной возможной нестабильности экономики он считал колебания в уровне дохода, вызванные неожиданными изменениями объема инвестиций. Последние, если они достигают опасной границы, не могут быть скорректированы только силами рыночной саморегуляции и требуют дополнительного вмешательства государства. Тем самым, Кейнс предложил новую парадигму экономического анализа, усовершенствовав не только методы, но и язык экономической теории. Возможно, что именно создание нового языка экономической теории и стало самой большой заслугой Кейнса.

В кейнсианской концепции отвергалось то положение классической теории, согласно которому предложение создает собственный спрос. Дж. Кейнс утверждал, что существует обратная причинно-следственная связь: совокупный спрос создает предложение. Если совокупный спрос не достаточен, то и объем производства не будет равен потенциальному при полной занятости. При негибкости цен экономика долгое время может пребывать в состоянии депрессии с высоким уровнем безработицы.

Кейнс реализует в своем учении в первую очередь практическую, можно даже сказать прагматическую функцию экономической теории. Его теория на самом деле весьма прагматична, тесно связана с истолкованием задач государственной политики и в этом смысле знаменует собой методологический поворот от социально нейтральной экономики к традициям политической экономии. Однако в отличие от своего учителя А. Маршалла Кейнс ставит главный акцент на изучение не микро-, а макроэкономических связей. В исследовании некоторых общих закономерностей капиталистической экономики как единого целого отражена также познавательная функция учения Дж.М. Кейнса.

Основные положения «Общей теории занятости, процента и денег».

Принцип эффективного спроса.

Введенный Кейнсом принцип эффективного спроса заключается в том, что в закрытой экономике (т.е. такой экономике, где чистый экспорт равен нулю) с наличием резервных мощностей уровень выпуска (и, следовательно, занятости) равен планируемым расходам Е, состоящим из потребительских расходов C и инвестиционных расходов I, осуществляемых соответственно домохозяйствами и фирмами. Формула для планируемых расходов в интерпретации Кейнса выглядит так:

Е = AD = C + I

Итак, равновесный уровень выпуска определяется равенством сбережений и планируемых инвестиций. Однако в экономике решения об осуществлении инвестиций и сбережений принимаются разными субъектами, и поэтому данное равенство может не соблюдаться. Для этого случая Кейнс вывел «психологический фактор», отражающий желание людей покупать потребительские товары при данном уровне дохода.

Предельная склонность к потреблению МРС показывает, насколько изменилось потребление при определенном изменении дохода:

МРС = С/Y

Иными словами, величина МРС насколько увеличится потребление при росте дохода на одну единицу. Сбережения MPS, как и потребление, являются функцией от национального дохода, а их относительная доля определяется целым рядом факторов, например: стремление иметь запас наличных средств, склонность сберегать, укоренившиеся привычки.

Основная идея «теории эффективного спроса» состояла в том, что рыночная экономика утратила способность к «автоматическому» восстановлению равновесия с высоким уровнем занятости. Из-за процессов концентрации и монополизации экономики в ХХ в. цены перестали быть свободными и не могут выступить гарантом восстановления нарушенного в ходе кризиса равновесия. Кейнс убежден, что эту проблему может решить только государство. Оно обязано предложить и осуществить меры по активизации и стимулированию совокупного спроса (т.е. общей покупательной способности). Это должно положительно воздействовать на расширение производства и предложение товаров, а следовательно способствовать уменьшению безработицы.

Основной психологический закон.

Большое внимание Кейнс уделяет также психологическому аспекту, сформулировав «основной психологический закон». Его суть в следующем: «Психология общества такова, что с ростом совокупного реального дохода увеличивается и совокупное потребление, однако не в такой же мере, в какой растет доход». Значит, по Кейнсу, психологическая склонность человека сберегать определенную часть дохода сдерживает увеличение дохода из-за сокращения объема капиталовложений. Что касается предельной склонности человека к потреблению, то она, по мнению автора «Общей теории», постоянна, а значит, может обуславливать устойчивое соотношение между увеличением инвестиций и уровнем дохода. По этой теоретико-методологической позиции для выявления причин неполной занятости и неполной реализации, неравновесности экономики, а также для обоснования методов ее внешнего (государственного) регулирования «психология общества» имеет не меньшее значение, чем «законы экономики».

Теория мультипликатора.

Модель мультипликатора объясняет, как совокупный спрос воздействует на объем производства. В простейшем виде в этой модели предполагается, что потребление домашних хозяйств является функцией располагаемого дохода, а инвестиции являются постоянной величиной. Действие рыночного механизма состоит в том, что в ответ на изменение потребления или инвестиций происходит соответствующее изменение объема производства, так что между ними поддерживается равновесие. Равновесный уровень совокупного объема производства в модели определяется точкой пересечения функций сбережений и инвестиций, или, что-то же самое, точкой пересечения линии «потребление плюс инвестиции» с линией 450.

Таким образом, в упрощенной кейнсианской модели мультипликатора ведущую тему в экономике играют инвестиции, а потребление уже «подлаживается» под них. Инвестиции определяют уровень производства, а сбережения представляют собой просто часть располагаемого дохода.

В результате объем производства растет или падает до тех пор, пока размер желаемых сбережений не совпадет с планируемым уровнем инвестиций.

Инвестиции оказывают мультипликативный эффект на объем производства. Когда происходит изменение объема инвестиций, выпуск практически сразу увеличивается на равную величину, но в дальнейшем, после того, как получатели дохода будут тратить свой дополнительный доход, возникнет целая последовательность новых, вторичных расходов.

Эффект мультипликатора действует в обоих направлениях, умножая как рост, так и падение инвестиций. Простой мультипликатор равен обратной величине предельной склонности к сбережению 1/MSP, что также равно 1/(1 — MPC). Этот факт объясняется тем, что для увеличения сбережений на 1 доллар доход непременно должен увеличиться больше, чем на доллар.

Теория мультипликатора, конечно, увековечила имя Дж.М. Кейнса в трудах, посвященных макроэкономике. Но все же основная идея кейнсианства состоит в «теории эффективного спроса». Она, в свою очередь, в общих чертах заключается в том, что манипулирование совокупным спросом (стимулирование или сдерживание) способно воздействовать на производство и предложение товаров.

Главным же инструментом такого манипулирования признавалась фискальная политика (т.е. изменение государственных расходов и доходов).

Поэтому Кейнс обосновал необходимость активного государственного вмешательства в экономику и механизм такого вмешательства.

1.3. Практическая программа Дж.М. Кейнса

Дж. Кейнс и его последователи считали, что государство должно способствовать выводу экономики из кризиса, проводя экспансионистскую финансовую и денежно-кредитную политику. Иначе говоря, в периоды кризиса автор концепции рекомендует расширять государственные расходы, стимулировать инвестиционные расходы частного сектора через снижение налогов, низкую ставку процента («политика дешевых денег») и т. п.

Ведущая роль государства в выводе экономики из кризиса определяется тем, что в краткосрочном периоде стимулировать предложение бессмысленно. Никто не будет наращивать производство при низком совокупном спросе.

Определив объем государственного регулирования, Кейнс дал и ответ на вопрос, какими методами и как его регулировать.

Решающим компонентом эффективного спроса Кейнс, как говорилось выше, считал инвестиции. Их стимулированию он уделял первостепенное внимание. В его книге рекомендуется использовать в этих целях денежно-кредитную и бюджетную политику государства.

Во-первых, необходимо способствовать снижению ставок ссудного процента, обеспечив достаточное количество денег путем отказа от широкой денежной эмиссии. Возможность инфляционного роста цен Кейнса не пугала. Он считал, что инфляция, в особенности если она имеет контролируемый характер, меньшее зло, чем безработица.

Во-вторых, государство должно за счет бюджетных средств осуществлять капитальные вложения в развитие государственного сектора, организовывать общественные работы (строительство дорог, мостов, ремонт общественных зданий и т. п.), расширять программы помощи нуждающимся. Все это будет способствовать росту занятости, доходов и, в конечном счете, совокупного спроса. Теория Кейнса, таким образом, тесно связана с практикой, с постановкой задач государственной экономической политики и в этом смысле означала поворот к традициям немарксистской политической экономики.

Итак, решающей компонентой эффективного спроса Кейнс считал инвестиции, уделяя их стимулированию первостепенное внимание. В его книге рекомендуются два основных метода увеличения инвестиций: денежно-кредитная и бюджетная политика.

Первый метод заключается во всемерном понижении ставки процента, чтобы уменьшить нижний предел эффективности будущих капиталовложений и сделать их более привлекательными. Однако денежная политика, как уточнял Кейнс, недостаточна в условиях полного спада, ибо она не обеспечивает должного восстановления уверенности в предпринимательской сфере. Кроме того, эффективность денежной политики объективно ограничена, т.к. за определенным порогом, по мнению Кейнса, экономика может очутиться в так называемой «ловушке ликвидности», при которой увеличение денежной массы практически не снижает норму процента. Поэтому политика на денежном рынке должна быть дополнена активной бюджетной политикой, или «социализацией инвестиций». Под «социализацией инвестиций» Кейнс подразумевал активное финансирование, кредитование частных предпринимателей из государственного бюджета. В целях увеличения объема ресурсов, необходимых для увеличения частных капиталовложений, предусматривалась также организация государственных закупок товаров и услуг.

Такой канал стимулирования эффективного спроса, как потребление, имеет в практических рекомендациях экономиста подчиненный характер. Он утверждал, что стимулировать потребление целесообразно лишь после того, как достигнута стадия инвестиционного насыщения. Главным фактором воздействия на рост склонности к потреблению Кейнс считал организацию общественных работ, а также потребление государственных служащих.

Однако в ряде мест своего главного труда Кейнс повторял мысль о целесообразности уменьшения имущественного неравенства, перераспределения части доходов в пользу малоимущих слоев, ибо при низком доходе склонность к потреблению повышается, а следовательно, эффективность государственной поддержки населения ощущается сильнее.

Частичное перераспределение доходов в пользу бедных могут опять-таки стимулировать инвестиции благодаря росту потребления. Они играют также роль экономического стабилизатора, важность которого стала очевидной после 1929 г. (теория балансового колеса).

Пожалуй, взгляды Кейнса стали в этом отношении частью современной экономической практики, что бы ни говорилось в теории. Если в 1929 г. расходы и доходы правительства США составляли 2. 5% ВНП, то во второй половине ХХ в. Они никогда не опускались ниже 20% ВНП. Это и сделало невозможным повторение Великой депрессии 1929г

Более сложным является вопрос об отношении Кейнса к программе снижения заработной платы. Общеизвестны его выступления против неоклассических рецептов сокращения безработицы путем уменьшения заработков рабочих. (Реальная заработная плата — важнейшая составляющая потребительских расходов, и ее падение неблагоприятно сказывается на объеме эффективного спроса). Известно и то, что в ряде мест Кейнс признавал возможность расширения эффективного спроса через понижение оплаты труда. Но автор «Общей теории» делал при этом одну существенную оговорку: такое понижение может дать эффект лишь в том случае, если увеличит склонность к потреблению и уменьшит норму процента относительно предельной эффективности капитала

Профсоюзы же Кейнс рассматривал как своеобразные торговые агенты по продаже труда и принимал их неизбежную реальность. Он учитывал также, что сокращение заработной платы связано со значительными социальными трудностями, и рекомендовал стремиться к желаемому результату иными путями — опять-таки через банковскую и бюджетную политику.

Таким образом, программа Дж.М. Кейнса дествительно была нацелена в первую очередь на достижение практических результатов, о чем говорит его широкая программа государственного вмешательства в экономику и вывода конкретной страны из кризиса. Его программа была не единажды реализована на практике: в конце 30-х годов кейнсианство становится господствующей доктриной в науке и экономической политике. Реализация его идей, в известной мере, обеспечила подъем Запада в 40−60-х годах и долговременную стабилизацию капитализма.

Обобщим основные связей в теории Дж. М. Кейнса и его отношение к макроэкономической политике государства

Основные связи в теории Дж. М. Кейнса можно представить в виде следующей таблицы 1.

Таблица 1

Основные связи в теории Дж. М. Кейнса

Независимые переменные

Зависимые переменные

Склонность к потреблению

Предпочтение ликвидности

Предельная эффективность капитала

Побуждение к

Национальный доход и соответствующий

Количество денег (предложение денег)

Процентная ставка

инвестированию

ему уровень занятости

Из этой таблицы следует, что при «неадекватных» значениях предельной эффективности капитала, процентной ставки и предпочтения ликвидности эффективный спрос может привести к неполной занятости. Следовательно, необходимо проведение продуманной макроэкономической политики правительства.

При этом Дж. М. Кейнс в целом низко оценивал эффективность денежной политики, особенно в фазе спада, вследствие неэластичности инвестиций по ставке процента и сильной зависимости от последнего показателя спроса на деньги. Подверженность инвестиций колебаниям «жизнерадостности» подвела Дж. М. Кейнса к мысли о необходимости «социализации инвестиций», т. е. необходимости осуществления значительной части инвестиций государством. Другим важным направлением государственной политики, с его точки зрения, являлась организация общественных работ. Используя терминологию современной макроэкономики, можно сказать, что Дж. М. Кейнс предлагал бороться с неполной занятостью посредством экспансионистской комбинированной политики.

Стимулирующая фискальная политика в чистом виде (т.е. финансируемая не путем денежной эмиссии, а посредством займов) не устраивала его, поскольку могла привести к повышенным ставкам процентам, неблагоприятным для экономики. Впрочем, в явном виде идея эффекта вытеснения отсутствует в трудах Дж. М. Кейнса.

В 1936 г. Дж.М. Кейнс публикует книгу, принесшую ему мировую известность, под названием «Общая теория занятости, процента и денег». В этой работе он показал, что в рыночной экономике нет механизма, автоматически приводящего к полной занятости. экономика может долго оставаться в состоянии депрессии и бедности. Государство должно увеличить расходы, чтобы увеличить производство и занятость, проводить активную инвестиционную политику.

Кейнс полагал, что в книге 1936 г. он изложил именно общую экономическую теорию (по сравнению с частной теорией неоклассиков), так как ему удалось значительно расширить понимание предмета экономической науки, включив в него депрессивную экономику. Шаг вперед заключался и в новом формулировании условий экономического равновесия.

Если последняя треть XIX в. представлена в теории Запада в первую очередь именами А. Маршалла и Л. Вальраса, то первая половина текущего столетия ознаменована формированием экономической системы выдающегося английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса (1883--1946). Именно Кейнс вывел западную экономическую теорию из состояния глубокого кризиса, именно он сумел представить наиболее убедительный ответ на вопрос, почему существует катастрофическое перепроизводство и что следует предпринять, чтобы не допустить его в дальнейшем. Кейнс во многом способствовал восстановлению престижа западной экономической науки, подорванного драматическими событиями «великой депрессии» 1930-х гг., а его учение на несколько десятилетий стало подлинным руководством к действию для правительств наиболее развитых капиталистических стран.

Кейнсианская школа является одной из наиболее известных и признанных школ экономической теории, предложившая свои рецепты регулирования экономики. Автором этой концепции является выдающийся английский экономист Джон Мейнард Кейнс, изложивший свои идеи в не менее известном труде «Общая теория занятости, процента и денег». Это событие в истории формирования экономической науки может по праву называться революцией, переворотом.

Идеи, выдвинутые в ходе «кейнсианской революции», действительно вызвали переворот в классических воззрениях на рыночную экономику. Доказывались невозможность самоисцеления экономического спада, необходимость государственного вмешательства как средства, способного уравновесить совокупный спрос и совокупное предложение, вывести экономику из кризисного состояния, способствовать ее дальнейшей стабилизации.

Советы и рекомендации английского экономиста Кейнса уже нашли широкое применение на практике, в экономических программах, акциях экономической политики. Кейнсианские рецепты применялись в основном в Англии и США, но были и другие страны Запада, воспользовавшиеся ими. Выводы и положения этой экономической школы в известной мере полезны и для нашей страны.

2. Кейнсианская теория на современном этапе

2.1. Традиционное кейнсианство и кейнсианско-неоклассический синтез

Началом зарождения традиционного кейнсианства следует считать 1937 год, когда была опубликована знаменитая статья Дж. Р. Хикса «Господин Кейнс и классики: попытка интерпретации». По ходу своей дальнейшей эволюции оно — уже в 1950 — 1960-е годы — трансформировалось в школу, называемую кейнсианско-неоклассическим синтезом или просто неоклассическим синтезом. Таким образом, неоклассический синтез и традиционное кейнсианство соотносятся друг с другом так же, как неоклассика и маржинализм. В течение примерно четверти века после окончания Второй мировой войны рассматриваемая школа была лидирующим направлением в макроэкономике, но затем была вытеснена монетаризмом и новой классической школой, лучше вписавшимся в стандарты современного экономического анализа.

Основная идея традиционного кейнсианства состояла в том, чтобы представить теорию Дж. М. Кейнса в виде особого подраздела неоклассической макротеории, случая, описывающего функционирование рыночной экономики в депрессивных ситуациях, т. е. в виде «Экономической теории депрессии». Трансформацию традиционного кейнсианства в неоклассический синтез можно считать завершенной тогда, когда теория Дж. М. Кейнса оказалась полностью сведенной к еще более узкому случаю — случаю негибкости заработной платы, негибкости, вследствие которой якобы и возникает вынужденная безработица; кроме того, в рамках макроанализа неоклассического синтеза стало учитываться в качестве переменной имущество хозяйствующих субъектов (чего не было в традиционном кейнсианстве как таковом).

Эволюцию традиционного кейнсианства можно также трактовать с точки зрения приближения макроэкономической теории — которая фактически в послевоенное время была представлена только одним кейнсианством — к стандартам современной экономической науки. По мере трансформации традиционного кейнсианства в неоклассический синтез макроэкономическая теория все больше «обогащалась» использованием принципов оптимизации.

Как следует из названия, кейнсианско-неоклассический синтез представляет собой синтез элементов теории Дж. М. Кейнса и неоклассического подхода. От последнего были взяты принцип оптимизации и представление о рыночной экономике как о равновесной системе (а отсюда и использование метода общего равновесия в макроэкономическом анализе, т. е. представление экономики в виде нескольких уравновешивающихся агрегированных рынков). Из теории же основоположника макроэкономики были заимствованы такие аспекты, как принцип агрегирования (изучение экономики на основе исследования взаимодействия между агрегированными переменными), некоторые инструменты анализа (например, функция потребления, функция инвестиций, которые, однако, были фундаментальное переработаны посредством учета оптимизирующего поведения хозяйствующих субъектов), а также идея негибкости заработной платы. При этом если же для Дж. М. Кейнса такая негибкость была положительным явлением, то в рамках неоклассического синтеза, как уже отмечалось, она трактовалась как главное зло и причина вынужденной безработицы. А многие важнейшие элементы теории Дж. М. Кейнса — концепция денежной экономики, важность «жизнерадостности» в функции инвестиций, роль мотива предосторожности спроса на деньги, теория выбора активов длительного пользования и т. д. — были полностью потеряны с самого начала эволюции традиционного кейнсианства.

Традиционное кейнсианство как таковое наилучшим образом отражено в модели IS — LM (разработанной Дж. Р. Хиксом, Ф. Модильяни и другими кейнсианцами), входящей во все университетские учебники по макроэкономике. Эта модель подводит к заключению, что вынужденная безработица возникает в экономике в следующих особых случаях равновесия.

а) Случай ликвидной ловушки. Напомним, что это такая депрессивная ситуация, при которой спрос на деньги (по спекулятивному мотиву) совершенно эластичен по ставке процента. В результате ставка процента не может упасть еще ниже и тем самым стимулировать совокупный спрос. Как уже отмечалось (см. раздел 6.2. 6), сам Дж. М. Кейнс сомневался в значимости данного феномена, но в традиционном кейнсианстве ликвидной ловушке была отведена большая роль. В модели IS — LM ликвидная ловушка изображается горизонтальностью линии LM.

б) Случай совершенной неэластичности инвестиций по ставке процента (позднее он назывался коллапсом уверенности и инвестиционной ловушкой). Этот случай также имеет место при глубоком спаде и депрессии, когда ожидания предпринимателей настолько пессимистичны, что даже большое снижение процентной ставки не может стимулировать инвестиции, а следовательно, и совокупный спрос. В модели IS — LM данная ситуация изображается вертикальностью линии IS.

Оба эти случая приводят к разрыву связи между переменными денежного рынка и инвестициями.

в) Случай негибкости номинальной ставки заработной платы. Этот случай чаще всего обосновывался при помощи идеи денежных иллюзий, т. е. отождествления (наемными работниками) номинальных и реальных величин, или агрессивностью профсоюзов.

Именно в этих, и только в этих трех случаях, в рыночной экономике возможно равновесие при неполной занятости.

П. Самуэльсон и Дж. Р Хикс модифицировали предложенную Дж М. Кейнсом идею мультипликатора, в соответствии с которой, напомним, увеличение инвестиций приводило к многократному увеличению реального национального дохода. Они дополнили ее идеей акселератора, предложенной еще институционалистом Дж. М. Кларком и развивавшейся в различных формах М. Калецким и немецкими кейнсианцами. Согласно этой идее инвестиции стимулируются оживлением текущей экономической конъюнктуры, измеряемой все тем же национальным доходом. В результате реальный национальный доход и совокупные инвестиции оказываются функциями друг от друга.

На основании этой взаимозависимости — вследствие которой изменения национального дохода и инвестиций взаимно усиливают друг друга — была построена модель циклических колебаний деловой активности. При этом взаимодействие между указанными переменными имело свои границы. В качестве верхней границы трактовался национальный доход, обеспечивающий полную занятость (т. е. производственный потенциал), а в качестве нижней — объем инвестиций, соответствующий амортизации основного капитала.

Представляется, что принцип акселератора вряд ли соответствовал теории Дж. М. Кейнса, поскольку последний, как известно, исходил из чрезвычайной важности для инвестиционного процесса ожиданий предпринимателей. Но модель мультипликатора — акселератора имело то преимущество, что ее легко можно было изложить посредством изящных алгебраических выкладок.

В области макроэкономической политики единственным по настоящему новым вкладом представителей неоклассического синтеза оказался учет имущества как фактора, усиливающего эффективность этой политики. Как денежная, так и фискальная политика неизбежно порождают изменение объема имущества в экономике (соответственно изменение реальных кассовых остатков или реального запаса облигаций). Поскольку различные компоненты запаса имущества являются аргументами в функциях потребления и инвестиций, возникает еще один канал влияния макрополитики на совокупный спрос. Вот почему она становится более эффективной.

2.2. Посткейнсианство

Основополагающим пунктом учения посткейнсианцев является теория «денежной экономики», начала которой, как известно, были заложены еще Дж.М. Кейнсом в 1933 г. [16]. Иными словами, посткейнсианцы развили идею основоположника макроэкономики, забытую при эволюции традиционного кейнсианства. Суть посткейнсианской теории денежной экономики, разработанной, прежде всего, усилиями П. Дэвидсона и Ф. Эрестиса, заключается в следующем.

а) Рыночная экономика — это производственная экономика, и процесс производства в ней занимает длительный промежуток времени. Хозяйственная деятельность в такой экономике протекает во времени: рыночная экономика двигается от «неизменного и известного прошлого к неизвестному и неопределенному будущему». Иными словами, рыночная экономика реального мира движется в одном направлении (принцип «исторического времени»), а не в обоих направлениях, как это допускается, например, в модели общего равновесия Л. Вальраса (принцип «логического времени»).

б) Для того, чтобы минимизировать неопределенность будущего, хозяйствующие субъекты создают определенные институты, прежде всего, такие, как (форвардные) контракты и деньги. Форвардные контракты устраняют неопределенность в отношении будущих поставок и продаж, платежей и поступлений. Но для их нормального выполнения необходимо, во-первых, общепринятое средство их соизмерения, а, во-вторых, общепринятое средство их погашения. Актив, который используется для удовлетворения обеих потребностей, есть деньги. Иными словами, деньги, по мнению посткейнсианцев, имеют «контрактную природу».

в) Поскольку деньги — единственное средство погашения контрактных обязательств, они наилучшим образом защищают экономических субъектов в периоды экономической нестабильности. Когда какой-либо индивид (или фирма) опасается того, что он не получит своих будущих доходов, то он, если его опасения сбываются, может оказаться в состоянии, когда он не сможет погасить свои договорные обязательства. В случае возникновения такого рода ожиданий обладание деньгами, выражаясь словами Дж. М. Кейнса, «заглушает его беспокойство». Таким образом, основным мотивом спроса на деньги является мотив предосторожности, то есть стремление защититься от возможных в неопределенном будущем финансово-экономических «неудач». Следует подчеркнуть, что в посткейнсианской теории, как и в теории Дж. М. Кейнса, деньги — это, прежде всего, актив, а не удобство (или средство его обеспечения), как у «классиков».

г) Контракты и деньги не устраняют неопределенность в рыночной экономике, а лишь уменьшают ее степень. Неопределенность связана главным образом с решениями в области реального (физического) инвестирования, а также — в несколько меньшей степени — в сфере формирования портфелей ценных бумаг. Реальные инвестиции в основной капитал очень часто приносят доход лишь в долгосрочной перспективе (7−20 лет и более). Поэтому для определения их доходности не имеет смысла использовать методы теории вероятностей (как это принято в неоклассической традиции), поскольку не известны ни количество доступных альтернатив (т. е. возможных вариантов получения доходов от вложения данных средств), ни вероятности успешного их осуществления. При этом уменьшение степени доверия собственным ожиданиям по поводу будущих событий, т. е. снижение «степени уверенности», может вызвать массовый отказ от осуществления реальных инвестиций, т. е. инвестиционный крах. К тому же элементы основного капитала, в отличие от денег, неликвидны — их невозможно быстро и без значительных затрат обменять на какой-либо другой актив в силу, прежде всего, высокой степени их специализации и высоких издержек их содержания.

Посткейнсианцы развили также предложенную Дж. М. Кейнсом теорию выбора активов длительного пользования. При этом они, и в первую очередь, П. Дэвидсон, применили ее для анализа не долгосрочных тенденций хозяйственного развития (как это имело место у основоположника макроэкономики), а деловых циклов.

Циклические колебания экономической активности (т. е. совокупного выпуска или реального национального дохода) порождаются, по мнению посткейнсианцев, изменениями в «выборе активов длительного пользования» — главным образом элементов основного капитала и высоколиквидных активов (денег и их заменителей). При прочих равных условиях увеличение спроса на капитальные блага (уменьшение спроса на деньги) приводит к подъему и буму в экономике, тогда как уменьшение спроса на капитальные блага (увеличение спроса на деньги) вызывает спад и депрессию. Выбор активов длительного пользования определяется, прежде всего, ожиданиями будущих доходов и степенью уверенности в этих ожиданиях. Именно эти психологические факторы влияют на q и l, являющиеся важнейшими составляющими доходности активов длительного пользования. Повышение степени оптимизма и/или уверенности приводит к увеличению q и снижению потребности в ликвидных активов, а значит, к уменьшению l. В экономике наступает стадия циклического оживления деловой активности. Противоположное воздействие оказывают распространение пессимистических настроений и/или неуверенность в будущем.

При этом некоторые посткейнсианцы, и прежде всего, Л. Р. Рэй, отметили, что свойство нулевой эластичности производства денег «работает» только в мире товарных или бумажных денег. В экономике, где преобладают кредитные деньги, данное свойство в чистом виде не соблюдается (поскольку коммерческие банки могут увеличить предложение денег при повышении спроса на них), но сохраняется в модифицированной форме. Дело в том, что кредитные деньги характеризуются нулевой трудоемкостью: увеличение их предложения не связано с привлечением дополнительных трудовых ресурсов.

Кроме того, как подчеркнул тот же Л. Р. Рэй, предложение кредитных денег является обратной функцией от предпочтения ликвидности коммерческих банков. Иными словами, когда потребность банков в ликвидности высока, они ограничивают предложение денег. Ясно, что предпочтение ликвидности будет большим именно в фазе спада. Поэтому в этой фазе предложение кредитных денег будет неэластично по спросу на них.

Посткейнсианцы — почти единственная макроэкономическая школа, отвергнувшая идею, согласно которой денежная масса определяется действиями сил, внешних по отношению к частному сектору, например, Центральным банком (идея экзогенности денежной массы). По мнению посткейнсианцев, предложение денег в современном рыночном хозяйстве формируется эндогенно, т. е. создается внутри экономики, за счет взаимодействий субъектов частного сектора, прежде всего, промышленных корпораций и коммерческих банков.

С посткейнсианской точки зрения (эту теорию разрабатывали прежде всего Х. Ф. Мински и В. Чик), коммерческие банки, как и промышленные фирмы, стремятся к прибыли. Поэтому когда промышленный сектор предъявляет повышенный спрос на банковские ссуды, банки пытаются как можно более полно удовлетворить этот спрос. В том случае, если Центральный банк проводит жесткую денежную политику и пытается ограничить возможности коммерческих банков в области предоставления кредитов, последние пытаются уйти от таких ограничений посредством финансовых инноваций. Основными видами финансовых инноваций в экономике развитых стран за последнюю треть двадцатого века были следующие:

а) употребление стратегии управляемых пассивов, при которой пассивы формируются (и тем самым, увеличиваются) самими банками путем займов на межбанковском рынке вкладов (тогда как обычно банковские пассивы создаются независимо от банков действиями вкладчиков);

б) секьюритизация, представляющая собой конвертацию выданных банковских ссуд в ценные бумаги, что позволяет банками продать последние за деньги и выдать новые кредиты;

в) кредитные линии между финансовыми учреждениями, являющиеся обязательством одного учреждения выдать кредит другому учреждению по первому требованию.

Все это позволяет избавляться коммерческим банкам от ограничений Центрального банка и создавать деньги путем выдачи новых ссуд даже при отсутствии избыточных резервов (отсутствии, порожденным жесткой денежной политикой Центрального банка).

Повышению степени эндогенности денежной массы способствует также политика Центрального банка как кредитора последней инстанции. Такая политика состоит в том, что Центральный банк выдает кредиты коммерческим банкам, оказавшимся под угрозой банкротства вследствие своей неплатежеспособности.

Эндогенность денежной массы играет большую роль не только потому, что резко снижает эффективность денежной политики, но и потому, что увеличивает возможности промышленного сектора в долговом финансировании своих инвестиций. Это означает увеличение потенциальной амплитуды деловых циклов в экономике с эндогенными деньгами. Данное обстоятельство было учтено в одной из наиболее известных посткейнсианских теорий экономической динамики — «гипотезе финансовой нестабильности».

Суть этой концепции, разработанной Х. Ф. Мински, состоит в том, что «капиталистическая экономика порождает финансовую структуру, которая подвержена финансовым кризисам"[20] Minsky H.P. The Financial Instability Hypothesis: An Interpretation of Keynes and An Alternative to «Standard» Theory // Nebraska Journal of Economics and Business. 1978. Vol. 16. N 1. P. 13. Под «финансовой структурой» здесь понимается структура активов и пассивов хозяйствующих субъектов. 20]. По мнению Х. Ф. Мински, экономическая динамика во многом определяется тем, как предпринимательский сектор финансирует свои инвестиции. Мински выделяет три типа финансирования: обеспеченное финансирование, спекулятивное финансирование и «Понци-финансирование». При обеспеченном финансировании текущие денежные поступления достаточны для регулярного погашения суммы долга и процентов по нему. При спекулятивном финансировании этих поступлений хватает только на уплату процентов, но их недостаточно для амортизации долга (то есть выплаты части основной суммы задолженности). Таким образом, для погашения своего долга предпринимательский сектор вынужден брать новые кредиты. Спекулятивное финансирование неизбежно, когда долгосрочные инвестиционные проекты финансируются за счет краткосрочных кредитов. Понци-финансирование состоит в том, что текущие денежные поступления не могут обеспечить даже выплату процентов. Это означает, что для периодического погашения кредитов предпринимательский сектор вынужден увеличивать свою задолженность.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой