Литературное наследие И. Куратова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Основоположник коми литературы И. А. Куратов: жизненный путь и литературная деятельность (его творчество)

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Первый коми поэт-демократ Иван Алексеевич Куратов принадлежит к той славной плеяде демократических писателей, которые выросли в 60-е годы XIX века под непосредственным влиянием великих русских революционеров-демократов. Яркое, самобытное творчество И. Куратова является свидетельством громадного исторического значения плодотворной роли революционно-демократической русской культуры и литературы для больших и малых народов. Общественное движение 60-х годов всколыхнуло всю Россию и нашло отклик в самых отдаленных уголках необъятной Российской империи, пробудило к деятельности и борьбе представителей передовой разночинной молодежи не только среди русского народа, но и в далеких национальных окраинах.

Имя И. А. Куратова обозначает целую эпоху в развитии коми национальной литературы и культуры. С позиции передовой демократической литературы он первым из своего поколения и своего народа заговорил о несправедливости существующего строя, о тяжелой участи коми народа, обреченного на голод и вымирание. Его поэзия, проникнутая духом народных чаяний, согрета любовью к угнетенным, напитана ненавистью и протестом против угнетения. Его поэтические произведения отразили чрезвычайно важный этап развития самосознания народа, начавшего понимать несовершенство существующих социальных отношений.

Широки и разнообразны поэтические и научные интересы И. Куратова. Не только поэт, создавший замечательные по силе и глубине поэтические произведения, но и ученый-философ, общественный деятель, лингвист, правовед, исследователь устного творчества и истории своего народа -- таким предстает перед нами основоположник коми литературы.

Куратов по праву является основоположником коми литературного языка. Как ученый-лингвист И. Куратов разработал грамматику коми языка, собирал материал для грамматики марийского и удмуртского языков.

В сложных и трудных общественно-политических условиях, при отсутствии узаконенной письменности И. Куратов сумел найти верные пути формирования национальной литературы, создания литературного языка.

1. Основоположник коми литературы И. А. Куратов: жизненный путь и литературная деятельность

Иван Алексеевич Куратов родился 18 июля 1839 года в с. Кебра (теперь с. Куратово) Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии в семье сельского дьячка. Его мать была государственной крестьянкой из того же села. Поэт с детства был тесно связан с жизнью народа, хорошо знал нелегкий крестьянский труд. Куратовы вели свое хозяйство, своими руками обрабатывали надел земли. В благоприятные годы семья обходилась собственным хлебом. Трудовая жизнь сближала семью Куратовых с односельчанами, прививала детям любовь к родной земле, уважение к тяжелому крестьянскому труду.

Будущему поэту было шесть лет, когда скоропостижно умер отец. Большая семья лишилась опоры. Все заботы о детях легли на плечи матери, женщины энергичной и волевой. Ивана Куратова готовили дома к поступлению в духовное училище. Он обнаружил большие способности, легко усвоил грамоту, хорошо читал и писал. Летом 1850 года Иван вместе с матерью Екатериной Ивановной прибыл в Яренск, преодолев, где пешком, где на попутных, где на лодках трудный и утомительный путь, около 400 верст.

Тяжело приходилось мальчику Куратову в бурсе. Он, приехавший из глухого зырянского села, плохо знал русский язык, а занятия велись исключительно на русском языке. Не облегчали путь к знаниям и нелепо составленные учебники. Трудно приходилось ему и материально. Правда, как сироте, ему было назначено казенное пособие в размере 10 рублей в год, но это обеспечивало ему лишь полуголодное существование. Из-за дальности расстояния мать-вдова не могла помогать припасами, тем более не была в состоянии оказывать денежную помощь.

Материальные лишения и удручающая обстановка бурсы оставили мрачный след в душе будущего поэта. Много лет спустя в одном из своих стихотворений он вспоминает об этих годах как исключительно голодных и тяжелых.

Ест меня тоска лихая!

Вновь былое вспоминая,

Вижу лишь невзгоды,--

Тягостные годы!

Март на улице ненастный,

Я иду, дрожа, несчастный,

В школу босиком.

А вернувшись в дом,

С голодухи пропадаю,

Хлеба нет -- слюну глотаю…

Целый день мы не ели ни крошки…

Боже, ты -- милосердный:

Все-таки мы не подохли, как мошки.

Рано пробуждается у И. Куратова интерес к литературе. Этому способствовала в значительной мере сама обстановка, окружавшая его с детства. Старшие братья, приезжая летом на каникулы, рассказывали вычитанные или услышанные в учебных заведениях разные занимательные истории. Особым поэтическим складом отличался старший брат Василий, умевший чудесно сплетать народные сказки и предания с рассказами из реальной жизни. Василий сам писал стихи на коми языке, частенько их читал своим братьям и был среди них признанным авторитетом. Очевидно, влияние брата сыграло большую положительную роль в развитии поэтических интересов И. Куратова.

О первых стихотворных опытах И. А. Куратова нам известно из заметки поэта о якобы своем друге А. И. Гугове. В действительности это был псевдоним поэта. В этой автобиографической заметке он пишет о себе: «А. И. Гугов начал писать с 13-ти лет, т. е. тогда, когда с трудом еще мог сдавать простейшие уроки на русском языке; но он писал по-зырянски, причем употреблял Стефановскую азбуку (по Савваитову), чтобы, как он говорил после, не подвели его под розгу, вычитавши воспеваемую им любовь»1. Ни одно из стихотворений этого периода не сохранилось.

Весной 1854 года будущий коми поэт и ученый окончил Яренское духовное училище и был переведен в Вологодскую духовную семинарию, где ему предстояло учиться шесть долгих лет. Это были трудные в материальном отношении и, тем не менее, счастливые годы в его жизни.

Благодаря своим незаурядным способностям и замечательной памяти, И. Куратов был одним из лучших учащихся семинарии. Кроме обязательных греческого и латинского языков, он изучает немецкий и французский языки, большое внимание уделяет изучению родного коми-зырянского языка. Однако истинные знания и идейную закалку он получает не из семинарского курса, поскольку в стенах семинарии процветали схоластика и зубрежка, и программа была загромождена предметами, мало пригодными для умственного развития.

Могучие демократические веяния конца 50-х -- начала 60-х годов проникли и в затхлую атмосферу Вологодской духовной семинарии, пробудили в воспитанниках неодолимое стремление ознакомиться с произведениями русских и зарубежных прогрессивных писателей, с идеями, волновавшими в то время широкие круги общества.

В этот период активная и пытливая часть семинаристов, вышедшая главным образом из низшего духовенства, к которому принадлежал коми поэт, с особой настойчивостью ищет ответы на свои сомнения и вопросы в запретных книгах, в передовой демократической литературе, в статьях Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова. Из семинаристов под влиянием идей революционных демократов вырастали будущие участники революционных кружков и студенческих волнений.

Влияние великого революционера-демократа Н. Г. Чернышевского было настолько сильно среди вологодских семинаристов, что они в стенах семинарии организовали «Кружок чернышевцев». Члены этого-кружка собирались тайком от семинарского начальства, читали запрещенные издания, в частности газету А. Герцена и Н. Огарева «Колокол» и альманах «Полярная звезда», изучали совместно статьи революционных демократов. Запрещенную литературу, в частности произведения бесцензурной печати, семинаристы доставали через политических ссыльных, которые в эти годы отбывали наказание в Вологде. Кружок был организован семинаристами старших классов в последний год пребывания И. Куратова в Вологодской семинарии. «Кружок чернышевцев» пользовался популярностью среди критически мыслящих семинаристов и объединял довольно большое количество членов. Этот тайный кружок просуществовал немногим более года, а затем был разгромлен вологодскими жандармами.

И. Куратов в 1860 году окончил Вологодскую духовную семинарию и работал уже в отдаленном Усть-Сысольском уезде. Однако с полным основанием можно утверждать, что идеи «Кружка чернышевцев» были ему близки. В группе семинаристов, принимавших активное участие в чтении запрещенной литературы, началось политическое воспитание И. Куратова, определившее дальнейшую его деятельность и все творчество.

В своих юношеских стихотворениях, написанных в Вологодской духовной семинарии, он уже пристально вглядывается в жизнь народа, говорит о тяжелом его положении, задумывается о путях облегчения его участи.

Лирический герой юношеских стихотворений И. Куратова -- смелый и упорный человек, полный стремления принести пользу народу своим творчеством. Молодой поэт неразрывными узами связывает главные цели своей жизни с судьбой народа. Отныне доля народная, горести и радости бедного трудового люда будут звучать в его стихотворениях. Образ лирического героя, тесно связанного с народом, отдающего ему все силы и дарование, органически входит во все последующее творчество И. Куратова.

В семинарские годы И. Куратов начинает переводить произведения русских и западноевропейских поэтов. Сохранилось свыше двадцати стихотворений и басен, переложенных им на коми язык. Молодой поэт переводит «Ленору» Бюргера -- Жуковского, басни Крылова, стихотворения Пушкина, Огарева, Кольцова, Беранже, Гейне, произведения украинской и сербской поэзии. Выбор этих произведений является показателем устоявшихся симпатий, определенной направленности его поэтических воззрений.

О десяти годах учебы и духовном училище и семинарии поэт впоследствии вспоминал: «За крохи знаний я, как нищий, трудился». Знания, полученные в семинарии, были действительно скудны. Куратов понимал, что для его будущей деятельности в родном краю нужны глубокие научные знания, которые он мог бы получить в Москве или в Петербурге, в центрах общественной жизни того времени. Но перебраться туда выходцу из коми деревни, бывшему до сих пор казеннокоштным бурсаком, не имеющему и гроша за душой, было чрезвычайно трудно, если не невозможно.

Он не попал в число двух воспитанников, отправлявшихся в Москву за казенный счет для поступления в духовную академию, а также не был рекомендован в Петербургскую медико-хирургическую академию.

Куратова не привлекала духовная академия, ему хотелось вырваться из затхлой среды духовного сословия, окунуться в светскую жизнь, быть в гуще общественных событий. Чтобы осуществить свою мечту об учебе, поэт еще до окончания семинарии в июле 1860 года подает прошение ректору семинарии с просьбой разрешить ему отправиться в Москву держать экзамены для поступления в качестве волонтёра в Московскую духовную академию. В действительности же он лелеял мечту продолжить свое образование в университете.

Приехав в Москву в августе I860 года, Куратов пробыл здесь до апреля 1861 года. К сожалению, куратоведение пока не располагает данными, раскрывающими подробности его пребывания в Москве.

Время, проведенное И. Куратовым в Москве, явилось важным рубежом в формировании мировоззрения коми поэта и мыслителя. Даже кратковременное пребывание ввело его в круг интересов передовой молодежи, дало возможность близко наблюдать бурную общественную жизнь в таком большом культурном центре, как Москва. Дальнейшее творчество Куратова показывает, что этот период имел плодотворное значение для его духовного роста и возмужания поэтического таланта, для значительного расширения кругозора и укрепления демократических принципов его поэзии.

Весной 1861 года И. Куратов решил вернуться в родные края. В Москве он жил в страшной нужде. Чтобы добраться хотя бы до Вологды, земляки и знакомые собрали ему деньги на дорогу.

В конце марта 1861 года Куратов приезжает в Вологду и подает прошение о назначении его на должность учителя. Как и многие другие разночинцы-демократы шестидесятых годов, он отвергает духовную карьеру. Вместо более сытой и обеспеченной жизни сельского священника Куратов предпочитает быть учителем на скудном жаловании. В выборе профессии учителя опять же видно стремление поэта быть поближе к своему народу, принести пользу распространением грамоты и культуры. К тому же он на своем опыте убедился, как плохо поставлено преподавание в школах, особенно церковноприходских.

Усть-Сысольск середины прошлого века был обособленным от всего мира типичным захолустным городком, в котором проживало около трех тысяч жителей, преимущественно мещан. Отсутствие промышленных предприятий, отдаленность от культурных центров и плохие средства сообщения тормозили развитие города. Уездный Усть-Сысольск был местом ссылки людей, неугодных царскому правительству.

В Усть-Сысольске И. Куратов среди интеллигенции нашел людей, близких ему по взглядам и убеждениям, и быстро сошелся с ними. Постоянное общение с этими людьми, сочувствовавшими общественному движению 60-х годов, одухотворяло жизнь поэта. В эти годы он был особенно близок с П. И. Войнаральским, бывшим студентом Московского университета, исключенным осенью 1861 года за участие в студенческих волнениях и высланным по «высочайшему повелению» в отдаленный уездный город Усть-Сысольск. Близким его другом был П. В. Кокшаров, учитель истории и географии Усть-Сысольского уездного училища, студент Петербургского университета, также исключенный; за участие в студенческих волнениях и высланный под надзор родителей.

В этот период И. Куратов упорно и целенаправленно занимался самообразованием, много читал. Для приобретения литературы он урывал деньги из своего жалкого учительского жалования, брал книги из общественной библиотеки и из частных библиотек.

Энергия и работоспособность И. Куратова, разнообразие его деятельности в Усть-Сысольске просто поразительны. Кроме своей основной учительской работы, в которой вскоре разочаровался, он много времени уделял поэтическому творчеству, создал ряд замечательных стихотворений и поэм, успешно занимался переводом произведении русских и западноевропейских поэтов. С большим интересом поэт изучал жизнь своего народа, его экономическое состояние, собирал устное творчество коми народа, работал над созданием грамматики родного языка. Сохранившиеся конспекты и замечания И. Куратова говорят о том, что его интересовали многие области культуры: литература, искусство, философия, политэкономия, история, естественные науки.

И. Куратов в своей поэзии стремится только к художественной правде. Исходя из этих позиций, защищая реализм, поэт высоко оценивал творчество Шекспира, Гоголя. Поэт восторженно относился к поэзии А. С. Пушкина, прежде всего восхищаясь простотой и реалистичностью, глубиной и силой его поэтического дара.

Высказываний Куратова о поэзии и искусстве сохранилось немного, они дошли до нас в виде отрывков. Но тем не менее и эти небольшие отрывки позволяют судить, насколько глубоко и верно он понимал актуальные в то время литературоведческие вопросы. В духе идей шестидесятников поэт утверждает, что художник обязан освещать вопросы, нужные и важные для народа, что искусство должно стать достоянием всего народа, а не узкой группы избранных лиц. Писателям и поэтам необходимо быть гражданами своей страны, а не космополитами-идеалистами, старающимися закрыть глаза на тяжелое положение и страдания народных масс.

Жизнь в Усть-Сысольске открывала перед Куратовым широкие возможности для общения с населением родного края, изучения его быта, культуры. Он часто бывает на вечеринках молодежи, на сельских празднествах и ярмарках, ездит в далекие глухие деревни, прислушивается к народным песням. Он своими глазами хочет увидеть реальную жизнь коми народа, вникнуть в его нужды, познать его радости и горести. Если поэту раньше казалось, что он достаточно хорошо знает свой народ и его жизнь, то теперь, когда перед ним воочию предстало море человеческого горя и страдания, он убеждается, что прежние впечатления слабы и бледны. Близкое знакомство с жизнью простого народа позволило Куратову глубоко познать печальную участь крестьянина, задавленного нуждой, непомерными налогами и поборами.

Видя бедственное положение родного народа, Куратов ищет пути помочь ему, улучшить его жизнь. Основным фактором, который мог бы сделать коми народ умнее и богаче, помочь ему вырваться из постоянной нужды и голода, из-под гнета, Куратов считал просвещение. В распространении знаний широких масс большую роль должно сыграть обучение на родном языке. Он упорно работает над созданием грамматики коми-зырянского языка. Поэт полон горячего желания распространить культуру и просвещение не только среди родного коми народа, но и среди других малых народностей. Просвещение, по его мнению, должно распространиться среди коми, ненцев, хантов. Заботясь о распространении грамотности среди родственных народностей, он с увлечением работает над материалами для грамматик черемисского и вотяцкого (марийского и удмуртского) языков, изучает устное поэтическое творчество этих народностей.

Возросшее поэтическое мастерство И. Куратова в усть-сысольский период творчества проявилось прежде всего в расширении тематики и углублении социального содержания произведений. Его лирика охватывает основные стороны жизни коми народа, главным ее героем становится человек-труженик. Куратов никогда не стоял в стороне от жизни и вопросов современности. Чаяния и мечты, горести и страдания, сокровенные помыслы коми людей 60-х годов прошлого века нашли отражение в его стихотворениях и поэмах. Жизнь и поэзия сливались для него воедино. Впечатляющая сила слова, правда глубоких мыслей, больших стремлений и светлых надежд зрела у него в кровной близости к самой жизни, в органическом единстве общественной деятельности и творчества.

Тема народа, судьбы коми крестьянства занимают основное место в поэзии И. Куратова. Жизнь коми народа изображается поэтом с позиций передовой демократической литературы шестидесятых годов. Он далек от идеализации деревенской действительности и мужика и не приукрашивает жизнь крестьянства, как это делали либеральные писатели и славянофилы. Он не только реалистически верен действительности, но и оценивает ее критически, не только наблюдает за жизнью внимательным взглядом талантливого художника, но и произносит свой приговор над явлениями жизни. В его стихотворениях выражены характерные черты демократической поэзии: горячее сочувствие народу и защита интересов, сострадание и любовь к угнетенным, резко отрицательное отношение к эксплуататорам и угнетателям.

Идейно-художественное развитие его поэтического дарования шло тесной связи с жизнью народа и его устного поэтического творчества. Опираясь на фольклор, поэт сумел правдиво и реалистически показать трудовой мир крестьянства, типичные черты народного характера.

Поэт видит в крестьянине не только безмолвного и забитого страдальца, чья участь не может не вызвать сочувствия. Крестьянин в его стихотворениях -- прежде всего неутомимый труженик, обладающий высокими душевными качествами. Во всех случаях жизни он умеет сохранить свое человеческое достоинство, стойкость и мужество. Трудовой народ, изображенный им в упорной, тяжелой работе и в короткие моменты отдыха и веселья, предстает перед нами в стихотворениях «Муса ныланой, мича аканьой» (Любимая девушка, красивая куколка, 1862), «Тима, дерт, нин порысь» (Тима, конечно, уже стар, 1864), «Голь зон» (Парень-бедняк, 1864), «Грездса ныв карса баринлы» (Деревенская девушка городскому барину, 1862), «Порысь ныв» (Старая дева, 1862), «Видзод -- эстон жырыс» (Посмотри, вот комнатка, 1864), «Коми бал» (1865) и в ряде других произведений.

Небольшие бытовые картины о жизни коми деревни, трудового крестьянства возникли из непосредственных наблюдений поэта. В постоянном общении с народом он черпал новые темы для своих произведений, реальные образы, яркие сочные изобразительные краски. Типы крестьян нарисованы с глубокой симпатией и в то же время с теплым юмором. В стихотворениях Куратова уже отчетливо обозначается характерный для его поэтической манеры композиционный прием -- построение изображения на резких контрастах. Часто эпические по характеру изображения, юмористические жанровые зарисовки сменяются глубоко лирическими размышлениями, в которых можно слышать элегические нотки.

В стихотворениях усть-сысольского периода в полной мере раскрылись сила и оригинальность поэтического дарования И. Куратова. Он широко разрабатывает общественно-политическую проблематику, которая органически совмещается с основным пафосом творчества -- преимущественным изображением человека труда, защитой интересов широких масс крестьянства. Лирический герой поэзии Куратова -- передовой человек, взгляды и убеждения которого находятся в русле демократической мысли того времени.

Зрелость творчества Куратова проявляется и в своеобразии поэтического мышления, в эмоциональном богатстве и культуре стиха. Самобытный изобразительный арсенал, разнообразие ритмико-интонационной структуры стиха -- все это создавалось поэтом на бесписьменном языке, не имеющем своих национальных литературных традиций. Перед ним стояла основополагающая задача открытия сложного комплекса поэтики коми художественного творчества: литературной фразеологии, синтаксиса, стиховых форм и т. д. Куратов успешно разрешил эту проблему, благодаря своей высокой поэтической культуре и постоянной творческой учебе у великих русских писателей.

После нескольких лет службы все более и более стала угнетать Куратова мелочная опека и узкие рамки преподавательской деятельности в духовном заведении Усть-Сысольска. Поэт испытывал глубокую неудовлетворенность в связи с тем, что был бессилен что-либо изменить в методах обучения в церковно-приходской школе. Попытки молодого учителя внести новшества в преподавание встречают открытое преследование со стороны училищного начальства. Смотритель училища, протоиерей Троицкого собора, в конце 1864 года дает неудовлетворительную аттестацию работе Куратова и пишет на него донос в Святейший Синод. Уже после отъезда Куратова приходит предписание из Синода о том, чтобы крамольного учителя «отдать под особый надзор местного смотрителя с тем, чтобы о прохождении им должности он доносил особо по полугодиям Семинарскому правлению»1.

Независимый характер поэта, близость к простому народу, дружба с политически неблагонадежными людьми, его резкие эпиграммы вызывают неудовольствие и со стороны местных властей. К нему настороженно и враждебно начинают относиться чиновники полицейского управления. Он дружил с П. Войнаральским, отбывавшим в Усть-Сысольске ссылку, с симпатией относился к полякам, высланным сюда после польского восстания 1863 года. В делах Усть-Сысольского полицейского управления сохранился документ, свидетельствующий, что дьяк Павлушков написал на Куратова донос в полицию. Вызванный для очередного объяснения в полицейское управление, поэт не удержался от резкостей по адресу полицейских чинов. Тогда против него было заведено «Дело о буйных поступках учителя Куратова в полицейском управлении»2.

Эта обстановка постоянной слежки с ожиданием новых преследований стала невыносимой для молодого поэта. Он решил найти другую службу и уехать из Усть-Сысольска, пока с ним не расправились местные власти. К тому же все настойчивее распространялся слух, что Усть-Сысольское духовно-приходское училище в ближайшее время будет закрыто. И действительно, оно было закрыто в 1867 году, уже после отъезда Куратова, ввиду малочисленности учащихся.

Вновь перед поэтом встала проблема трудоустройства, обеспечения себя хотя бы минимальными средствами существования. В это время был объявлен набор в школы полковых аудиторов (военно-судебных чиновников) из семинаристов и прочих лиц духовного звания. Куратов подал прошение, и 11 июля 1865 года последовал приказ о назначении И. Куратова на службу в штаб Казанского военного округа для приготовления его в аудиторы.

В октябре 1865 года И. Куратов выехал в Казань. С чувством глубокой скорби, проклиная приказ, разлучавший его с любимой родиной, со своим народом, уезжал поэт из Коми края. Его не обмануло предчувствие, что никогда уже ему не удастся снова увидеть родные места. Теперь поэт, оставив милый сердцу Коми край, родных и друзей, лишившись своих надежд, снова шел навстречу неизвестности, в новую и чуждую обстановку и среду.

Находясь в школе полковых аудиторов, Куратов не остался в стороне от общественных интересов, вел серьезную научную работу. Он встречался с профессорами Казанского университета, советовался с ними по вопросам лингвистики и истории.

За год пребывания в Казанской школе полковых аудиторов И. Куратов создал новые стихотворения, отличающиеся усилением социального звучания и сатирической струп. Так, с большой социальной остротой поэт ставит вопрос о смысле своего творчества, о взаимоотношении поэта и народа.

Свою эстетическую программу, взгляды на искусство и его предназначение Куратов высказывал на разных этапах своего творчества, но наиболее полно и глубоко его программа нашла отражение в стихотворении «Менам муза» (Моя муза, 1866), написанном в Казани. Это своеобразный литературный манифест, в котором излагается поэтическое «кредо» писателя. Сам поэт придавал ему большое значение, недаром он снова и снова возвращался к работе над этим произведением. Стихотворение начинается смелым и энергичным утверждением:

Моя муза

Не продажна…

Наши стихотворения

Не покупают, как у других!

В январе 1866 года произошло большое событие в жизни поэта. В «Вологодских губернских ведомостях» были напечатаны пять его стихотворений. Но они не были подписаны, публиковались под видом коми народных песен.

Осенью 1866 года И. Куратов закончил школу полковых аудиторов и был назначен в Семипалатинск, в 7-й западносибирский линейный батальон на должность аудитора. В ноябре месяце он прибыл к месту службы, в тот самый батальон, где бессрочно рядовым после отбытия каторги служил великий русский писатель Ф. М. Достоевский и, получив помилование, уехал оттуда за несколько лет до приезда Куратова.

В связи с учреждением новой Семиреченской области И. Куратов был переведен в 10-й туркестанский линейный батальон, находившийся в укреплении Верном. В эти годы обязанности Куратова были весьма разнообразны и связаны с постоянными разъездами. Ему приходилось исполнять должность делопроизводителя при управлении Семиреченского воинского начальника, порой работать в следственных комиссиях, организованных при отдельных воинских частях, иногда участвовать в ревизии военно-судебных дел.

Деятельность И. Куратова в Средней Азии проходит в очень сложный период -- период присоединения восточных окраин к России. Присоединение экономически отсталых, феодально-раздробленных среднеазиатских областей к России объективно являлось прогрессивным событием. С установлением тесных политических и экономических связей с Россией была предотвращена опасность дальнейшего раздробления территории Казахстана между отсталыми феодальными ханствами. Теперь создавались условия для сближения казахов с великим русским народом, его передовой демократической культурой. Но в то же время над казахским народом устанавливался двойной гнет: колониальный и местных баев.

И. Куратов тяготился своей службой в военном ведомстве и хотел освободиться от нее.

В начале 1871 года И. Куратов добивается освобождения из аудиторского ведомства. Приказом Туркестанского генерал-губернатора от 3-го марта 1871 года он был переведен в военно-народное управление прикомандирован для занятий в Семиреченское областное правление. Он служит то в должности письмоводителя Верненского уездного управления, то выполняет должность судьи и следователя. Эти годы отмечены большим интересом поэта к уйгурскому языку, устному народному творчеству казахов и киргизов, к условиям их жизни и быта. Поэт записывает и переводит на коми язык устные поэтические произведения казахов, в которых удивительно верно и точно передает их национальное своеобразие. Знакомится он и с восточной поэзией, в частности с поэзией Рудаки, перелагает его стихи на коми язык, сам создает ряд стихотворений по восточным мотивам.

Архивные материалы, характеризующие деятельность И. Куратова в этот период, говорят о том, что в Семиречье он показал себя безупречно честным человеком, который в своей работе руководствовался идеями дружбы с местным населением, справедливости и гуманности. Позиция Куратова, его стремление добиться справедливости, защитить интересы трудового народа особенно ясно выступают в рассмотренных им сложных и запутанных следственных делах, связанных со злоупотреблениями по службе, жестоким обращением с местным населением. В результате тщательного и честного расследования одного из дел И. Куратову удалось избавить от смертной казни более десяти ни в чем не повинных киргиз.

Для творчества И. Куратова последние десять лет в Средней Азия были трудными и неблагоприятными. Вынужденный целыми месяцами ездить по отдаленным станциям и укреплениям, вести утомительные, требующие большого напряжения сил и затраты времени следственные дела, он был лишен элементарных условий для творческой работы. Этой неблагоприятной обстановкой прежде всего объясняются появившиеся у пего творческие паузы. В отдельные годы поэтом написано только одно или несколько стихотворений, а дата «1869 год» не стоит в куратовских рукописях ни под одним произведением. Правда, поэт упорно работал над грамматикой коми-зырянского языка. Он готовил ее к изданию, надеясь отпечатать в типографии Верненского областного правления. В последний период жизни значительно расширяется тематика творчества Куратова, обогащается жанровая палитра, разнообразнее становятся краски и оттенки лирики, усложняется и совершенствуется мастерство поэта. Наряду с лирическими стихотворениями, разработкой гражданских и политических тем появляются стихотворения, пронизанные философскими размышлениями и раздумьями, лиро-эпические поэмы о судьбах человека.

Тема народа по-прежнему остается в центре его внимания.

Из среднеазиатских произведений Куратова вырисовывается образ поэта -- человека высокого полета, смелой и отважной души, но придавленного и надломленного жизненными невзгодами и гнетущей обстановкой, в которой ему приходилось жить и работать. Раздумывая о прожитых годах, о том, что сделано им и что не осуществилось, Куратов с горечью и болью вспоминает о не найденной им доле, о погибших мечтаниях. Счастливая звезда ни разу не блеснула ему.

В возрасте 36 лет Иван Алексеевич Куратов скончался от чахотки в г. Верном.

Заключение

Литературное наследие И. Куратова сохранилось далеко не полностью. Но и та часть, что известна современному куратоведению, свидетельствует о богатстве и многогранности его творчества. В его поэзии отразись острые социальные контрасты, громкое звучание приобрели мотивы любви к народу, защиты его интересов. Уничтожающей иронией и разящим сарказмом насыщены произведения, направленные против угнетателей народа.

Большое значение поэт придавал изучению устного народного творчества. Он тщательно собирал коми народные песни и сказки, легенды и предания, поговорки и пословицы. Многие стихотворения и песни им написаны на основе устно-поэтических произведений коми народа. Он творчески переработал ряд тем и сюжетов, бытующих в народе («Микул», «Яг Морт» и другие). Поэт всегда интересовался поэзией разных народов. В Туркестане он собирал устные песни казахов. Большой интерес он проявлял к славянскому фольклору: сербскому, польскому, украинскому.

Проблемы создания письменности и строительства литературного языка, подъема общей культуры коми народа были предметом постоянных забот И. Куратова. Первый коми поэт положил начало реалистической коми литературе и коми литературному языку в трудных условиях отсутствия общепринятого алфавита и единой письменности, при полном отсутствии национальных литературных традиций. В языке Куратова, отстоящем от нас на сто с лишним лет, но звучащем вполне современно, запечатлелось органическое единство разговорной коми народной речи с высокой поэтической культурой. Неувядаемая свежесть поэзии Ивана Алексеевича Куратова состоит и в том, что он говорит с нами как современник. Таким он будет и для будущих поколений.

куратов литературный художественный коми

Список использованной литературы

1. Куратов И. Ты бесконечна, жизнь! / Сост. В. И. Мартынов.- Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1988.- 152с.

2. Иван Алексеевич Куратов / Сост.: Т. А. Чисталева и др.- Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1988.- 20с.

3. История коми литературы: В 3-х т. Т.2.- Сыктывкар, 1980.- С. 32−72.

4. Коми литература / Сост. Е. Ф. Гакова, А. В. Горская.- 3-е изд.- перераб. и доп.- Сыктывкар, 2001.- С. 5−24.

5. И. А. Куратов и проблемы современного финно-угроведения.- Сыктывкар, 2003.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой