История казачества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В конце XX в. для российского общества были характерны сложные и противоречивые социальные и политические процессы. Возникали и развивались новые социальные группы, на политической арене появлялись разнообразные общественные организации и объединения. Особое место среди них занимали казачьи организации. Возрождение казачества стало в 90-е гг. XX в. выражением социальной активности в области исторического самосознания и самоутверждения его последователей.

Казаки на протяжении нескольких столетий жили по особому традиционному укладу, основанному на общинном землепользовании, самоуправлении, военной службе при ношении своей униформы и фамильного оружия. После установления советской власти в России казачество юридически перестало существовать, начался долгий и трагический процесс расказачивания. Многие казаки были репрессированы, высланы в отдаленные районы страны и забыли о своем происхождении.

В современных условиях возрос интерес к возрождающемуся российскому казачеству как к организованной части российского общества, объединенной вокруг патриотической идеи, провозглашающей при этом демократические лозунги и преследующей определенные политические цели. Сложностью и неоднозначностью становления казачества, неопределенностью его современной и будущей роли в российском обществе, места в структуре общества, а также необходимостью регулирования его развития обусловлена социально-политическая актуальность изучения казачества в постсоветской России.

В научной сфере на протяжении многих лет темы, связанные каким-либо образом с проблемой казачества, не исследовались. В настоящее время казачество как социальное явление все больше привлекает внимание прессы и ученых, органов центральной и региональной власти России. Оно достаточно многочисленно. В начале 1990-х гг. в стране насчитывалось примерно 5 млн. потомков казаков. Поэтому в процессе изучения казачества должны учитываться многие свойства и отношения, его характеризующие. Оно не может быть сведено только к изучению казаков как исторической социально-этнической группы. Важное место должно быть уделено развитию и деятельности казачества. Остаются открытыми вопросы — чего сейчас добиваются и кого поддерживают казаки, можно ли их воспринимать как самостоятельную политическую силу? Ответить на них и оценить перспективы казачества возможно только путем осмысления этого явления в контексте его развития в современном российском обществе. Этим обусловлена научная актуальность данного направления исследований. Степень научной разработанности проблемы. Изучение проблемы казачества в постсоветской России находится сейчас в стадии становления.

Казачье движение на Дону на первые круги

казачий движение дон

Было бы неверным сказать, что возрождение донского казачества началось вначале 90-х годов проведением Первых Больших Кругов в Москве и 17 ноября 1990 года в г. Ростове-на-Дону. Процесс культурного и духовного возрождения донского казачества начался в середине 80-х, и большим толчком к этому стали фольклорные праздники в ст. Вёшенской «Шолоховская весна», проводимые в день рождения великого писателя XX века М. А. Шолохова. Именно на эти первые праздники съезжались казаки и казачки, чтобы показать богатый духовный, песенный и фольклорный мир Донского казачества. Не спетая, а сыгранная песня -- на Дону песни «играли», а не пели, как бы вновь обретая крылья, потекла с Верхнего Дона по хуторам и станицам православного Тихого Дона, теребя сердца и души казаков. И стал Дон наливаться широкой и звонкой казачьей песней, поднимая, как в половодье, казачью вольницу. Ни одна станица и хутор не остались равнодушными к «Шолоховской весне». И засверкал Дон красными лампасами и цветными шалями, собирая каждую весну новые казачьи коллективы. Всколыхнулся Дон, как ковыльная степь, и предстал во всей своей красе.

Через три года фестиваль «Шолоховская весна» приобретает статус Всероссийского, а затем и Всесоюзного. До 5 тысяч участников казачьих коллективов и от 40 до 150 тысяч гостей собирает праздник. Необходимость изучения духовной культуры казачьего Дона -- обычаи, традиции, быт, всё больше обращает внимание ученых и общественности на слабую изученность истории Донского казачества, которое вписало немало героических и славных страниц в историю Отечества.

Верхний Дон дал толчок духовного возрождения, и именно здесь, в Вёшенской, весной 1990 года и был избран один из первых казачьих атаманов Ю. Латышев.

Перспективы и задачи возрождения казачества

По прошествии десяти лет с начала современного казачьего движения с полной уверенностью можно заявить, что оно не только состоялось, но и представляет весомую политическую силу. Выработав идеологические ориентиры ещё на Первом Большом Круге и последовательно воплощая их в жизнь. Донское казачество пережило и взлеты (добившись принятия Законодательным собранием Ростовской области Решения о восстановлении незаконно упраздненного национально-государственного образования) и падения (политические просчеты в результате подписания договора с Чечней и открытое сотрудничество с левыми движениями).

Стремление казаков к укреплению российской государственности, обеспечению безопасности и целостности державы нашло отражение в Указах Президента Р Ф «О государственном реестре казачьих обществ в РФ» Л° 835 от 9 августа 1995 года и «О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе» № 563 от 16 апреля 1996 года, которые позволили перевести процессы становления казачества на государственную основу.

Общественное мнение о движении за возрождение Донского казачества

Общественно-патриотическое движение за возрождение казачества получает неоднозначные оценки со стороны общественности: от ярых сторонников до не менее ярых противников. Вызвано это было прежде всего противоречивостью самого движения, остротой поднимаемых проблем и неоднозначностью их решений.

С целью определения отношения различных социальных групп к движению в целом и поднимаемым им проблемам, Информационно-аналитический центр Ростовского Обкома КПСС в начале 1991 года провел опрос: «Ваше мнение о движении за возрождение казачества, опрос, никогда нигде не публиковавшийся и предназначавшийся для служебного пользования. Ныне он представляет исключительный интерес для характеристики самого движения. Всего был опрошен 931 человек, контингент, представляющий все основные социально-демографические и профессиональные группы населения. Так среди опрошенных 42% женщин и 52% мужчин; 38% составляют рабочие, 14% -- инженерно-технические работники, 13% -- колхозники, 12% -- работники здравоохранения, науки, культуры и образования, 10% -- работники торговли, сферы обслуживания и общественного питания, 9% -- работники государственных органов, общественных организаций, 2% -- руководители, работники сферы управления, 2% -- представители других категорий. В опросе приняли участие представители всех возрастных групп, 32% -- члены КПСС. В силу специфики, опрос проходил в различных регионах области: в местах как традиционного проживания казачества, так и среди населения, не связанного с казачеством. Поэтому опрос был проведен в 5 городах и 11 районах области. Таким образом, можно считать, что характеристики достаточны для того, чтобы полученные результаты претендовали на объективность.

Среди большинства опрошенных (65%) оценки процессов, связанных с возрождением казачества положительные. Порядка 80 процентов респондентов проявили интерес к социальным, культурным и другим областям, связанным с возрождением донского казачества. Но это обобщенные данные, какие же категории выпадают из общего контекста?

В возрастных группах отношение к казачеству приблизительно одинаково: наибольшее количество своих сторонников (76%) казачество найдет среди тех, кому не исполнилось 25-ти лет, более осторожное отношение (хотя 60% дали положительные оценки) у тех, кому 46−55 лет. Интересно, что в казачьей столице -- Новочеркасске, лишь 54% респондентов в целом положительно относятся к возрождению донского казачества, а в «купеческом Ростове» таковых 83%. (Правда, нужно отметить, что небольшое количество опрошенных в каждом из городов, в пределах ста человек, уменьшает точность оценок). Характерен и такой факт: чем ниже по Дону проводился опрос, тем ниже было количество положительных оценок по проблеме возрождения казачества; Цимлянский район -- 87% опрошенных положительно относятся к возрождению казачества; Константиновский район -- 77%; Азовский район -- 45%.

Сопричастность к казачеству проявляется в ответах на третий вопрос. Так почти каждый второй (47% опрошенных) считает, что он связан своим происхождением, воспитанием, или какими-либо другими жизненными факторами с донским казачеством. Хотя по данным социологов на 1991 год в области проживало 10−12% казаков. Процент считающих себя связанными с казачеством какими-либо узами выше среднего -- у колхозников (58%) и работников здравоохранения, науки, культуры и образования (58%), но значительно ниже у работников торговли, сферы обслуживания и общественного питания (30%).

Если суть вопроса о предрасположенности к «казачьему званию» определять по территориальному признаку, то можно отметить: результаты опроса в целом соответствуют сложившемуся расселению казачьего и неказачьего населения. Исключение, пожалуй, составляет г. Ростов, где 62% респондентов посчитали себя связанными чем-либо с донским казачеством. Ниже среднего уровня (50%) опускается процент по результатам опроса в г. Шахты (31%), Волгодонске (33%); в районах: Кагальницком (23%), Азовском (31%), Зимовниковском (40%). Выше среднего уровня -- в районах: Багаевском (71%), Константиновском (70%), Аксайском (65%) и Цимлянском (58%).

Целый блок вопросов был посвящен выявлению степени знания населения о создании на Дону Союза казаков и различных аспектов его деятельности.

Сначала о степени информированности о создании на Дону Союза казаков. Она довольно большая -- 58% опрошенных знает о его создании, целях и задачах.

В значительной степени информированы руководители, работники государственных органов, общественных организаций (80%), выше среднего уровня информированность среди работников здравоохранения, науки, культуры, образования (71%), среди колхозников (60%). Явно не до Союза казаков работникам торговли, сферы обслуживания и общественного питания, среди которых лишь 27% знают о его деятельности.

Несмотря на уже отмеченный большой интерес к казачеству в возрастной группе до 25 лет, степень информированности о Союзе казаков Области Войска Донского в целом невелика -- 44%. Высока она у коммунистов — 73%, утех, кто считает себя связанным чем-либо с казачеством -- 72%. В городах наиболее высокий процент информированности у ростовчан (72%). В лидерах, но этому вопросу среди районов: Зимовниковский (75%), Константиновский (67%), регион верхнего Дона (67%). Около половины опрошенных в Кагальницком и Азовском районах не знали о создании на Дону Союза казаков, о его задачах и целях. Из тех же, кто знал, 35% полагали, что основной целью, преследуемой казачьим движением, является «восстановление культуры, традиций, обычаев». Затем по значимости следуют: «создание силы, выражающей интересы казаков» (16%), «восстановление полной и правдивой истории казачества» (10%), «восстановление исторической справедливости» (8%), «восстановление самостоятельности или автономии» (8%), «возрождение всего уклада жизни донских казаков» (6%). О приоритетности цели возрождения культуры, традиций, обычаев донских казаков свидетельствует и то, что 42% респондентов изъявили твердое желание принять участие в мероприятиях по реализации этой цели. Причем желающих больше среди мужчин (46%), чем среди женщин (35%).

Но всё же при таком значительном интересе к духовной сфере казачества каждый четвертый из опрошенных считает казачье движение нашего времени чисто политическим, и еще 33% определяют его, как сочетающее элементы и историко-культурного и политического движения. Характерно, что оценки казачьего движения как политического выше в городах (где оно действительно более политизировано): Новочеркасск -- 38%, Ростов -- 30%; в то время, как среди колхозников такого мнения придерживаются лишь -- 18%. Причем предпочтение культурно-исторической направленности движения отдается преимущественно в сельских районах традиционного проживания казачества: Цимлянском, Багаевском. регионе верхнего Дона, где оценки его, как политического движения, находятся в пределах 11−12%.

При значительном интересе к проблеме возрождения Донского казачества наблюдается прохладное отношение к проведению в хуторах и станицах Дона, городах области казачьих кругов и выборов на них атаманов, Чуть больше половины опрошенных высказало положительное отношение к этим казачьим акциям. Большую критичность высказывают всё в тех же социальных группах: работники государственных органов и общественных организаций, возрастная группа 46−55 лет. В Новочеркасске (в группах «мужчины» и «женщины») 60% опрошенных мужчин дали зеленый свет казачьим кругам и атаманству, женщин -- 41%, против -- 20% мужчин и 43% женщин.

Судя по замечаниям, предложениям, записанным в анкетах, далеко не всё обстояло гладко как с деятельностью казачьих кругов, так к атаманов. В их адрес высказалось 13 человек. Наиболее характерные замечания были: «Атаманов выбирать всенародно», «…на руководящие должности рвутся люди с низким уровнем политического мышления, порой экстремистки настроенные. Они могут разрушить это движение в зародыше», Казачье движение существует, по в верхах> >, «Прекратить коммерческую деятельностью и др.

Вызывает интерес отношение населения области к важнейшим аспектам казачьей политики. К примеру, отношение к организации начальной военной подготовки для молодежи (по желанию) в летних казачьих лагерях и к созданию казачьих воинских подразделений в Вооруженных Силах. Летние лагеря оцениваются в общественном сознании в целом положительно, так считает каждый второй респондент (лишь 37% отрицательных оценок). Иначе дело обстоит с казачьими воинскими подразделениями. Здесь пока больше противников (46%), чем сторонников (39%). Более настороженное, чем в среднем по области, отношение к данным проблемам у членов КПСС, работников государственных органов, общественных организаций, торговли, сферы обслуживания и общественного питания, инженерно-технических работников (в Азовском, Кагальницком, Каменском районах). Наверное, естественно, что среди людей, не считающих себя связанными чем-либо с казачеством, отношение к казачьей воинской политике значительно негативнее, чем у наследников казачества, также естественен высокий критический настрой к данным проблемам среди женщин. По-видимому, есть какая-то закономерность в переходе оценок; от юношеского романтизма в группе до 25 лет (где процент положительных мнений в отношении летних лагерей и казачьих воинских подразделений гораздо выше, чем средний по области), к реализму тех, кому от 25 до 45 лет (оценки близки к средним) и к пессимизму старшего поколения (оценки ниже среднего).

Опрос показал непростое отношение к национальной политике, вырабатываемой Союзом казаков ОВД. Бытовало мнение, что казачество пытается решить свои проблемы за счет неказачьего люда, проживающего па Дону. Более половины опрошенных (55%) придерживаются этой точки зрения, треть -- противоположной.

Спокойнее отнеслось население области к требованию контроля за миграцией на Дон жителей других мест. Здесь оценки разделились примерно поровну: 40% -- в поддержку такого требования, 45% -- против.

Большой разброс мнений по данным проблемам в различных социальных группах. Близки к средним показателям в своих ответах рабочие и колхозники, работники здравоохранения, образования науки и культуры, инженерно-технические работники, беспартийные мужчины. Жители Кагальницкого, Азовского, Каменского, Зимовниковского районов критичнее настроены к решениям Союза казаков ОВД по проблеме миграции. В ряде регионов традиционного проживания казачества (Константиновский, Аксайский, Цимлянский районы) большинство опрошенных не видят в казачьем движении угрозы правам людей, не относящих себя к казачьему роду. В то же время, как раз таки именно среди последней категории населения подобные опасения наиболее значительны (65% считают отрицательными для себя последствия возрождения казачества). Кстати, среди причисляющих себя к донскому казачеству 46% придерживаются такого же мнения, 41% -- обратного. Более жесткие оценки по данным проблемам высказали члены КПСС. Так, 60% опрошенных считали, что возрождение казачества приведет к ущемлению прав других людей, проживающих на Дону, 59% коммунистов отрицательно относились к требованиям Союза казаков ОВД по проблеме миграции.

В той или иной форме отрицательное отношение к казачьему движению высказало 18 респондентов. Наиболее характерные высказывания: «Опасаюсь националистических настроений», «Не вырастить бы казачий «Саюдис» (13 чел.), «Казачье движение -- это бред» (5 чел.). Предложения опрошенных, связанные с вопросами культуры, духовного развития -- (15 чел.): «Восстанавливать только культурно-исторические традиции казаков», «., исторические места и названия станиц и хуторов», «В детских садах, школах и учебных заведениях преподавать культуру, традиции казаков», «…разводить лошадей па Дону, проводить традиционные скачки».

Пятеро респондентов либо активно отстаивает казачью символику, либо выступает против, три считают, что казачьи круги должны активно заняться вопросами экологии, два -- за большую политизацию движения, четыре недовольны уровнем и объемом информации о казачьем движении. Наряду с этим предлагается: «Навести порядок на Дону», «…бороться с мафией, пресекать спекуляцию».

На 15-й вопрос: «В чем, на Ваш взгляд, должен заключаться такой (отвечающий казачьим традициям) порядок землепользования?» ответило 115 человек.

Ответы показывают, основная масса опрошенных не понимает суть землепользования в казачьих традициях. Причем разброс мнений довольно широк: от понимания его как частного владения землей (18 чел.) до трактовки как различных форм общественной собственности. Восемь респондентов придерживаются мнения (в разных вариациях), что земля -- общинная собственность, выдается проживающим без права продажи, с правом наследства и сдачи в аренду с согласия Круга". Восемь опрошенных полагают, что это должна быть общественная собственность в форме либо колхозной, либо фонда местных Советов. Значительное число ответивших на этот вопрос (22 чел.) подчеркивает обязательность принципа равенства прав на землю. Одиннадцать предлагают выделять землю всем желающим, четырнадцать респондентов ратуют за то, чтобы земля выделялась в соответствии с действующим законодательством, пятеро считают, что казачьим традициям землепользования отвечают различные формы собственности, В анкетах есть предложения (5 чел.) отдавать землю исключительно казакам, двое респондентов выступают за фермерское хозяйство. Ряд опрошенных предлагает некоторые, обязательные, на их взгляд, принципы: отдавать землю с правом наследства (14 чел.), в безвозмездное пользование (2 чел.), без применения наемного труда (7 чел.).

О явном незнании большинством сути казачьего землепользования свидетельствует и то, что значительная часть респондентов (24%) не смогла определить своего отношения к этой проблеме.

Полученные в ходе опроса данные позволяют сделать ряд выводов: в конце 1990 года движение за возрождение казачества стало массовым и продолжало нарастать, что свидетельствует о его широкой социальной базе; усиливается политизация казачества; массовость движения является как его силой, так и слабостью, с одной стороны -- массовость позволяет воздействовать на власть и на общественное сознание, с другой -- быстрый количественный рост казачьих рядов приводит к тому, что в нем участвуют люди разной политической ориентации, иногда с прямо противоположными взглядами. Прежде всего это является причиной разноплановости, противоречивости в действиях казачьих кругов. Здесь же заключена и одна из опасностей для будущности казачьего движения: необходимость консолидации движения не поспевает за его массовостью. В то же время количественный рост движения, и степень его воздействия на массы будет зависеть оттого, сумеет ли оно найти свое место в решении конкретных социально-бытовых проблем.

Политика казачьего возрождения во многом определялась его руководителями (так как по традиции у атамана сосредоточена довольно большая власть). К руководству движением пришли люди с различной ориентацией. Политика казачьих кругов во многом определяется уровнем подготовленности, опытом организационной работы лидеров, их личной позицией, дисциплинированностью, ответственностью, а также наличием «интеллектуального ядра» в правлении.

Безусловно, среди всех политических и политизированных течений, представленных на Дону в начале 90-х годов, движение за возрождение казачества несравнимо выше как по количественному уровню, так и по степени воздействия на массы. Поэтому внимание к нему со стороны общественности и различных политических движений было особым.

Проблемы возрождения обострились уже к весне 1991 года, а его массовость и неразборчивость в политических приоритетах, как мы уже отмечали, привела к подаче рапорта об отставке с поста Атамана Союза М. М. Шолоховым. Его решение об отставке было продиктовано еще и тем, что ряд атаманов, рьяно настроенных против КПСС, пытался направить движение в русло непримиримой борьбы с коммунистами. М. М. Шолохов, как и его правление, отчетливо понимал, что борьбу с КПСС молодое, еще не получившее народной поддержки, движение проиграет, и выступал за конкретную созидательную работу. Стоит отметить, что он, судя по беседам с ним, вообще не был сторонником какой-либо конфронтации на базе отношения к КПСС, тем более, что в КПСС состояла и большая часть Правления и казачьего актива, к примеру, среди делегатов Учредительного Съезда было до 60% членов КПСС. В этом была его сила и, возможно, слабость. Тем не менее, М. М. Шолохов первым принял знамя возрождения казачества, продолжил дело, начатое своим отцом-писателем, объединил и сплотил движение, передав эстафету сегодняшнему возрождающемуся казачеству. А это предмет отдельного, и возможно, в ближайшем будущем, исследования.

Заключение

Снова паролем, открывающим сердца и двери, звучит слово «казак», ибо мы не потомки казаков и не выходцы, а казаки. Мы были ими всегда, и это через нас взывает к правде и единению некогда могучий казачий род, ибо казачество спало семь десятилетий тяжким и больным сном не по своей вине, но оно проснулось и заявило о себе. Батька Дон окропляет своих детей везде, где бы они ни держали русскую землю. Да и могли ли мы единственную жизнь прожить не казаками, а пасынками, не задуматься о роде своем? Мы по-казачьи думаем, по-казачьи любим и ненавидим, по-казачьи приемлем свою судьбу, потому что мы не беспамятные маргиналы и не временщики, думающие лишь о креслах и кормушках, стесняющиеся назваться не только казаками, но и русскими. Нам не дано ничего другого, как под этим небом и над этой священной водой послужить Отечеству. Это наш жребий и наша завидная, дающаяся лишь верным сынам, судьба! Ибо велика честь быть, а не слыть, сыном собственной земли, встать за друга своя, ощутить локоть братства, и может, тем навсегда и бесповоротно почувствовать себя свободным, как раненный

Олень казачества, который уходит в Дикое поле, ест целебную одолень-траву, и поэтому' не погибнет! Он снова на нашем донском казачьем Гербе и Флаге.

Мы более не сироты, ибо вручаем свою судьбу казачеству, ибо Атаман будет думать о нас, ибо мы ощущаем свою ответственность за судьбу России!

Говорят, что казачество, как военное сословие, ушло в предание. Называют наше движение игрой, ну что же -- это молодецкая игра, как присказка к сказке, которая будет впереди, ибо наступило время духовных подвигов. На наших глазах, а нашему сбору дано войти в казачье предание нового времени, возрождается народное самоуправление с его традиционной демократией Казачьего Круга, с общинным землепользованием при соединении его с современными сельскохозяйственными технологиями. Основа семейного (надельного) хозяйствования -- казачий пай, при непременном условии, что он в любых формах обладания им остается в руках работающего, передается по наследству и может быть сдан в аренду, но не может быть продан или передан в другие руки, минуя казачью общину. Это положение в значительной мере распространяется и на средства производства.

Мы исходим из того, что земля оплачена казачьей кровью и принадлежит коренному казачьему и неказачьему населению, в первую очередь тем, кто её обрабатывает, без всякого выкупа. Это касается и так называемых свободных земель, из которых должны быть созданы казачьи записные земли для образования новых хуторов, наделения малоземельных, выходцев с Дона, для развития коневодства и иных надобностей.

Недопустима передача земель мигрирующему населению автономий и других республик, продажа их частным, в том числе иностранным лицам, фирмам, кооперативам и акционерным обществам, создаваемым пришлым населением, которые выступят в роли работодателей. Это фактически бы означало попытку искоренения казачества, ибо казак -- это хозяин собственной земли.

Используемая литература

1) А. А. Озеров, А. Г. Киблицкий. История современного Донского казачества. Исследования и документы. Монография, Ростов-на-Дону: ООО «Ростиздат», 2000−320 с.

2) Документ- Указ президента Российской Федерации от 15 июня 1992 г. «О мерах по реализации Закона РФ» «О реабилитации репрессированных в отношении казачества».

3) Сергеев В. Н. Движение за возрождение казачества. Учебное пособие для студентов.- Ростов-на-Дону 1993−153с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой