Керенский и Горбачев.
Сравнительные анализы их деятельности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГОУ ВПО Красноярский государственный педагогический университет

им. В.П. Астафьева

Исторический факультет

Кафедра всеобщей истории

Курсовая работа

На тему: «Керенский и Горбачёв. Сравнительные анализы их деятельности»

Выполнила: студентка 4 курса,

Фомичева Галина Валентиновна

Научный руководитель:

Черотайкин Борис Евдокимович

План

Введение

I. Этапы государственной деятельности А.Ф. Керенского

II. Этапы государственной деятельности М.С. Горбачёва

Заключение

Литература

Введение

Каждый год 21 августа отмечается очередная годовщина капитализма в России. Отмирающая капээсэсная бюрократия, при помощи танков, предприняла попытку вернуть себе полноту власти в стране, но этим нелепым военным путчем только ускорила своё падение. Что интересно, очень похожая история случилась в августе 1917 г. Тогда правящая элита и генералитет с тревогой наблюдали за развитием революции. Хаос и развал государства казались им неминуемыми. А в мечтах было желание перевешать и перестрелять «революционную сволочь». Наконец формальный лидер Февральского режима Керенский, президент тогдашнего СССР, уже утративший доверие революционной массы, примкнул к гэкачепистам Корнилову, Савинкову, Милюкову и Ко и даже встал чуть ли не во главе заговора. Заговорщики встречались на частных квартирах и планировали ввести в столицу «надёжные части». Бездарная затея кончилась бездарным провалом и предопределила приход к власти большевиков.

Августовские военные путчи 1917 и 1991 поразительно похожи. И там и там задействована верхушка армии. И там и там замешан глава тогдашней исполнительной власти, причём в двойственной роли. Оба путча вызвали к жизни широкое движение масс и катализировали революционный процесс.

В августе 1917 г. Корнилов, Савинков, кадетские деятели, Керенский готовили переворот против Февральского режима. Они хотели устранить Советскую власть, установить военную диктатуру и возобновить активные действия на фронте в полном объёме. Керенский, даром, что формальный глава государства, тоже участвовал в заговоре. Февральская революция и пост в правительстве проявили в прогрессистском адвокате самую банальную бюрократическую и консервативную сущность. В революционное движение он попал случайно, как выяснилось. И вот, в ходе подготовки путча неглупый всё же Керенский обнаруживает неприятную для себя вещь. Всем заправляет бравый служака Корнилов, с казарменными замашками, и ясно, что в случае успеха Корнилов и будет диктатором. А кем будет он, Керенский? «Адвокатишка», в транскрипции генерала? Поразмыслив, Керенский решил «кинуть» своих подельников. Сделал он это в последний момент и стал громче всех кричать «бей путчистов». Потом на допросах и позже в мемуарах путчисты в один голос утверждали, что Керенский состоял в заговоре.

В 1991 г. ЦК КПСС, КГБ и Генштаб пришли к выводу, что власть от них ускользает. Российское руководство во главе с Ельциным стремительно набирает народную поддержку, а после победы Ельцина на выборах Президента РСФСР это стало окончательно ясно. Тогда Горбачёв отдал приказ готовить отстранение от власти Ельцина силовым путём. При этом Горбачёв продолжал процесс подписания нового Союзного договора, что сильно смущало его подельников. Горбачёв занимал предельно двойственную позицию, только выжидая «чья возьмёт». Даже в самые дни путча всё было очень странно, судя по воспоминаниям очевидцев. Горбачёв фактически давал карт-бланш ГКЧП, а сам будто стоял в стороне. Потом прикинулся потерпевшим. Да только сохранившись формально у власти, Горбачёв, как и Керенский, вышел из этой игры сильно помятый, а вскоре был вынужден отправиться восвояси.

Но для меня в этих двух историях более важным представляется другое. По сей день значительная часть державников-государственников убеждена, что всё могло обернуться иначе, будь Корнилов чуть решительнее, а Крючков с Язовым не побоялись бы штурмовать Белый дом. Представляется, что это склад ума людей с правым мировоззрением, т. е. отрицающих какую бы то ни было энергию масс и привыкших ставить ход политических событий в зависимость от приказов начальства или заговоров околоначальственной своры.

На самом деле, ни у Корнилова, ни у Крючкова-Язова ни было ни малейших шансов на успех. Приказ стрелять в народ никто бы не выполнил. В эпоху революций сакральность власти заменяется верой в общность, в коллектив, в горизонтальную солидарность низов. Этот тезис был дважды подтверждён в истории.

I. Этапы государственной деятельности А.Ф. Керенского

Во всей, известной по теме, литературе можно выделить две большие группы: первая — оценивает Керенского как выдающегося общественного и государственного деятеля, вторая, наоборот, считает его опереточной фигурой, случайно вознесшейся к вершинам власти, уродовали его портрет его жизнедеятельность.

В министерской карьере А. Ф. Керенского выделяются четыре этапа: март-апрель 1917 года (министр юстиции); май-июнь 1917 года (военный и морской министр); июль-август 1917 года (министр-председатель, военный и морской министр); сентябрь-октябрь 1917 года (министр-председатель и верховный главнокомандующий). На каждом из этих этапов пресса писала о нём по-разному.

В политической деятельности А. Ф. Керенского остаётся немало вопросов, которые выходят за рамки настоящего исследования. Один из них: почему именно Керенский, не принадлежавший к древнему роду и не столь известный как другие политические деятели, которые шли к министерским креслам десятилетиями, сумел подняться на политический Олимп столь стремительно?

Причины этого связаны с несколькими факторами. По нашему мнению, главная причина его взлёта коренилась в его всероссийской известности как адвоката, решительном и смелом участии во многих политических процессах. Сыграли роль его актёрские данные, блестящее ораторское искусство. Поэтому, интересно будет обратиться к некоторым аспектам его деятельности до 1917 года.

По окончании университета, где он учился с 1899 по 1904 год вначале на историко-филологическом, а год спустя на юридическом факультете, Керенский вступает в Петербургскую коллегию адвокатов, присяжный поверенный. Во время революции 1905−1907 гг. вошёл в созданный коллегией адвокатов комитет по оказанию помощи жертвам «Кровавого воскресенья», работал юрисконсультом среди рабочих. Он принял активное участие в ознакомлении с положением в рабочих кварталах и уточнении последствий трагических событий. События «Кровавого воскресенья» произвели на него тяжелое впечатление, его возмущало, что армия подчинилась приказу стрелять в рабочих. Он пишет письмо гвардейским офицерам, где напоминает им о том, что идёт война и армия наносит ущерб престижу станы, стреляя в рабочих.

Примыкая к партии эсеров, Керенский становится сотрудником революционного социалистического бюллетеня «Буревестник», который 4 декабря 1905 года был преобразован в печатный орган данной партии. 21 декабря Керенский был арестован по подозрению в принадлежности к боевым дружинам эсеров. В тюрьме он понял, что «в России никогда не будет подлинной демократии до тех пор, пока её народ не сделает сознательного шага к единению во имя достижения общей цели. Я твердо решил, что после тюрьмы отдам все силы сплочению демократических партий в России». После освобождения Керенский оставляет практику молодого талантливого адвоката и всецело отдается политическим процессам.

В галерее портретов российских государственных и деятелей Керенскому досталось вовсе не почетное место. Министр юстиции в первом составе Временного правительства, он в июле 1917 года возглавил его в возрасте 38 лет. Временный рулевой гигантской державы в пучине войны и разбушевавшейся Народной стихии, движимый экзальтированной натурой, пылким честолюбием и любовь к театральности, но искренним стремлением к народническим идеалам и одновременно азартом игрока, он решился без достаточного опыта государственного деятеля управлять величайшей в истории империей вовремя ее распада. Благодаря молодой энергии, уму, ораторским способностям, политической ловкости, вознесенный к вершинам власти, он словно затем объявился временным хозяином Зимнего дворца, чтобы оказаться выброшенным за борт либо военной, либо большевистской диктатурой. То был блистательный, но короткий путь молодого кумира революционной поры.

1917 год занял главное место в его долгой жизни. Конец этого года он провел в скитаниях по отдаленным селениям под Петроградом и Новгородом. В «Деле народа» 5 декабря 1917 года было опубликовано письмо-статья Керенского от 21 ноября, призывающая народ опомниться и восстать против шайки безумцев, проходимцев и предателей; статья заканчивалась словами: «Восемь месяцев, по воле революции и демократии, я охранял свободу народа и будущее счастье трудящихся масс. Я вместе с лучшими привел вас к дверям Учредительного Собрания. Только теперь, когда царствуют насилие и ужас ленинского произвола — его, с Троцким диктатура. — и слепым стало ясно, что в то время, когда я был у власти, была действительно свобода и действительно правила демократия».

В начале января 1918 года Керенского тайно перевезли в Петроград. Он хотел выступить на Учредительном Собрании, но в эсеровском руководстве это, очевидно, сочли нецелесообразным. Керенский перебрался в Финляндию, в конце января вернулся в Петроград, в начале мая в Москву, где установил контакт с «Союзом возрождения России».

Когда началось выступление Чехословацкого корпуса, Керенский намерен был примкнуть к движению, но руководство ПСР не разрешило ему этого. «Союз возрождения» предложил ему пробраться за границу для переговоров об организации военной интервенции в Советскую Россию. В июне 1918 года Керенский выехал за рубеж. Жил во Франции, с 1940 года в США, где и по сей день в Техасском университете в г. Остине хранятся 217 пухлых папок и дневников, записей, писем, рукописи «Истории России», протоколы заседаний царской Думы и Временного правительства все, что написал и собрал за долгие годы жизни А. Ф. Керенский.

Переосмысливая прошлое, Керенский задумывается над причинами краха своего правления. В статье Г. H. Новикова «Об архиве А. Ф. Керенского в Техасе» приводятся причины развернувшейся трагедии в видении последнего небольшевистского главы России. «До конца своих дней считая, что роковая судьба России сложилась в результате первой мировой войны, Керенский верил, что «без войны 1914 года Россия стала бы демократическим государством не позже 1918−1920 года».

Подытоживая свои жизненный путь, 79-летний премьер России перечисляет «несомненные и непогрешимые ошибки в 1917 году». Вот эта запись, сделанная в 1961 году:

Не достал ленинского швейцарского «Социал-демократа» перед его приездом в Россию. (Ленина в апреле 1917 года — Г. А.), так как статья, где говориться о «братании» как явное «изменение» дала бы возможность арестовать его при первом призыве к братанию после амнистии.

Не сместил Корнилова сейчас же после его назначения его Верховным, когда он прислал ультиматум.

Восстановил смертную казнь на фронте, т.к. право употреблять оружие на месте было мной давно в приказе № 8.

Не сказал на Государственном совещании правду о заговоре, щадя армию.

Принял пост военного и морского министра без предварительного объяснения со штабом командующего в Ставке.

Не порвал с партией социал — революционеров после гнусного… (здесь фраза не читается)".

К этой записи в блокноте Керенского можно добавить, вероятно, еще много ошибок. Но, главной его ошибкой было то, что он не заключил мир. В конце своего жизненного пути Керенский сам прекрасно понимал это. Так, в журнале «международная жизнь» опубликована статья встречавшегося с Керенским в октябре 1966 года Л. Кутаковым. Автор статьи приводит слова Керенского: «Разговор коснулся событий октябрьской революции. Послышался громкий голос Керенского; - Я утверждаю, что немцы заставили большевиков начать восстание, потому что Австрия, Болгария и Турция были накануне сепаратного мира с Россией. Австрия решила просить сепаратного мира за две недели до октябрьского переворота. Переговоры были на волоске от успеха. Моя самая большая ошибка, -продолжать бывший премьер, — состоит в том, что я не форсировал переговоры. Если бы мы заключили мир, мы бы сохранили власть и подавили бы любые выступления большевиков».

Сегодня, когда от рокового 1917 года нас отделяет более семи десятилетий, мы видим, что социализм А. Ф. Керенского трудно применить к современности, он всегда оставался приверженцем идеалов свободы и демократии. Пройдя долгий жизненный путь, Керенский, однако, так и не дождался когда история всех рассудит. Он умер в 1970 году, когда в нашей стране отмечали 100 -- летний юбилей со дня рождения Ленина. Он похоронен в Лондоне, и редко кто-либо посещает его могилу. Вспоминаются слова Боровика, который в передаче «Неудобные люди» сказал, что в нашей стране очень любят менять места захоронения людей. У нас не только жизнь, но и смерть подвергнута интригам. Но, местом захоронения Керенского должна быть только Россия. Этот человек, безусловно, часть нашей истории.

II. Этапы государственной деятельности М.С. Горбачёва

керенский горбачев сопоставительный анализ

Первый и последний президент Советского Союза, государственный и политический деятель, положивший начало перестройке и гласности в стране, внесший существенный вклад в изменение политической обстановки в мире. Лауреат Нобелевской премии мира, президент международного Фонда социально-экономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд). Награжден орденом Трудового Красного Знамени, тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом «Знак Почета», медалями, а также многочисленными зарубежными наградами. Автор ряда книг и многочисленных публикаций в научных сборниках и периодической печати.

Михаил Сергеевич Горбачев родился 2 марта 1931 в селе Привольное Красногвардейского района Ставропольского края в крестьянской семье. В 16 лет (1947) за высокий намолот зерна на комбайне был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1950, после окончания школы с серебряной медалью, поступил на юридический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Активно участвовал в деятельности комсомольской организации университета, в 1952 вступил в КПСС.

После окончания университета в 1955 был направлен в Ставрополь в краевую прокуратуру. Работал заместителем заведующего отделом агитации и пропаганды Ставропольского крайкома ВЛКСМ, первым секретарем Ставропольского горкома комсомола, затем вторым и первым секретарем крайкома ВЛКСМ (1955−1962).

В 1962 Горбачев перешел на работу в партийные органы. В стране в то время шли хрущевские реформы. Органы партийного руководства были разделены на промышленные и сельские. Появились новые управленческие структуры — территориально-производственные управления. Партийная карьера М. С. Горбачева началась с должности парторга Ставропольского территориально-производственного сельхозуправления (три сельских района). В 1967 он окончил (заочно) Ставропольский сельскохозяйственный институт.

В декабре 1962 Горбачев был утвержден заведующим отделом организационно-партийной работы Ставропольского сельского крайкома КПСС. С сентября 1966 Горбачев — первый секретарь Ставропольского горкома партии, в августе 1968 он был избран вторым, а в апреле 1970 — первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС. В 1971 М. С. Горбачев стал членом ЦК КПСС (Центральный Комитет Коммунистической Партии Советского Союза).

В ноябре 1978 Горбачев стал секретарем ЦК КПСС по вопросам агропромышленного комплекса, в 1979 — кандидатом в члены, в 1980 — членом Политбюро Ц К КПСС. В марте 1985 Горбачев стал генеральным секретарем Компартии.

1985 год — рубежный в истории государства и партии. Закончилась эпоха застоя (так определялся теперь «брежневский» период). Началась пора перемен, попыток реформирования партийно-государственного организма. Этот период в истории страны был назван «перестройкой» и ассоциировался с идеей «совершенствования социализма». Горбачев начал с широкомасштабной антиалкогольной кампании. Были повышены цены на алкоголь и ограничена его продажа, виноградники по большей части были уничтожены, что породило целый комплекс новых проблем — резко увеличилось употребление самогона и всевозможных суррогатов, бюджет потерпел значительные убытки. В мае 1985, выступая на партийно-хозяйственном активе в Ленинграде, генеральный секретарь не скрывал, что темпы экономического роста страны снизились, и выдвинул лозунг «ускорить социально-экономическое развитие». Горбачев получил поддержку своим программным заявлениям на XXVII (27) съезде КПСС (1986) и на июньском (1987) пленуме ЦК КПСС.

В 1986—1987, надеясь пробудить инициативу «масс», Горбачев и его сторонники взяли курс на развитие гласности и «демократизацию» всех сторон общественной жизни. Гласность в большевистской партии традиционно понималась не как свобода слова, а как свобода «конструктивной» (лояльной) критики и самокритики. XIX (19) партконференция КПСС (июнь 1988) приняла резолюцию «О гласности». В марте 1990 был принят «Закон о печати», достижение определенного уровня независимости СМИ от партийного контроля.

С 1988 полным ходом шел процесс создания инициативных групп в поддержку перестройки, народных фронтов, других внегосударственных и внепартийных общественных организаций.

Съезд народных депутатов в мае 1989 года продемонстрировал жесткое противостояние различных течений и в обществе, и в депутатской среде. На этом съезде Горбачев был избран председателем Верховного Совета СССР.

Действия Горбачева вызвали волну нарастающей критики. Одни критиковали его за медлительность и непоследовательность в проведении реформ, другие — за поспешность; все отмечали противоречивость проводимой им политики. Так, принимались законы о развитии кооперации и почти сразу же — о борьбе со «спекуляцией»; законы о демократизации управления предприятиями и одновременно — об усилении централизованного планирования; законы о реформе политической системы и свободных выборах, и сразу же — об «укреплении роли партии» и т. п.

Начиная с 1985 (после 6 с половиной лет перерыва) ежегодно проходили встречи руководителя СССР с президентами США Р. Рейганом, а затем Дж. Бушем, президентами и премьер-министрами других стран. В 1989 по инициативе Горбачева начался вывод советских войск из Афганистана, произошло падение Берлинской стены и воссоединение Германии. Подписание Горбачевым в 1990 в Париже вместе с главами государств и правительств других стран Европы, а также США и Канады «Хартии для новой Европы» положило конец периоду «холодной войны» конца 1940-х — конца 1990-х годов.

Летом 1991 был подготовлен к подписанию новый союзный договор. Попытка государственного переворота в августе 1991 не только перечеркнула перспективу его подписания, но и придала мощный импульс начавшемуся распаду государства.

8 декабря в Беловежской Пуще (Белоруссия) состоялась встреча руководителей России, Украины и Белоруссии, в ходе которой был подписан документ о ликвидации СССР и создании Содружества независимых государств (СНГ). 25 декабря 1991 Горбачев заявил о сложении с себя полномочий президента СССР.

Заключение

«Рыцарь революции», «львиное сердце», «гений русской свободы», «спаситель Отечества», «пророк и герой», «народный главнокомандующий» — величали его газеты тех лет. Причем искренне, без всякого «политического заказа». Народное обожание граничило с истерией. «Автомобиль Керенского увит розами. Женщины бросают ему ландыши и ветки сирени, другие берут эти цветы из его рук и делят между собою, как талисманы и амулеты. Его несут на руках. Я сам видел, как юноша с восторженными глазами молитвенно тянулся к рукаву его платья, чтоб только прикоснуться. Так тянутся к источнику жизни и света!» — вспоминал современник. В мае 1917 года всерьез рассматривался вопрос об учреждении «Фонда имени Друга Человечества А. Ф. Керенского». Гм, «друг человечества» — это, пожалуй, покруче, чем «вождь и учитель», будет…

Буквально через считаные недели от былой страсти не останется и следа. Керенский мечтал сохранить обновленную империю и… похоронил ее. Он лихо брался за реформы, в которых мало что смыслил, не стеснялся ломать границы и отпускать на волю. Еще в ранге министра юстиции инициировал широкую амнистию. «Продавил» решение о признании независимости Польши и восстановление Конституции Финляндии. Сбросившая оковы «проклятого царизма», тогдашняя «Прибалтика» (т. е. Польша с Финляндией) тут же повернулась к России даже не спиной, а тем, что ниже.

Именно юрист Керенский «добил» прежнюю Фемиду: судебные деятели пачками удалялись со службы без всяких объяснений, иногда — на основании телеграммы какого-нибудь клерка, утверждавшего, что, мол, такой-то неприемлем общественными кругами. Добить-то Керенский добил, но ничего взамен не создал. Закона не стало, дозволено все!

Другая песня — армейская «перестройка». «Модернизировав» юстицию, Александр Федорович уцепился за портфель военного и морского министра. Сразу же затрепетал ветер перемен. Все более-менее известные в войсках командиры смещаются со своих постов, взамен назначаются никому не известные, но лично преданные Керенскому вояки, получившие прозвище «младотурки» (помните ельцинских «младореформаторов»?).

Вообразив себя Бонапартом («мы все глядим в Наполеоны»), Керенский лично объезжает боевые части, стремясь воодушевить солдат на «полную победу» (после чего его назовут «главноуговаривающим»). Но армия ослаблена «кадровыми чистками», реорганизацией и солдатскими комитетами, т. е. уже небоеспособна. Июньское наступление 1917 года доказывает это и заканчивается полным провалом.

А между тем в стране бушует «гласность». Никчемность Керенского начинают открыто высмеивать, и он не успевает отвечать на критику. Уже в глубокой старости Александр Федорович в сердцах воскликнет: «Если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог одолеть!». Апогеем становится слух о том, что Керенский, всегда бравировавший личной скромностью, спит на кровати бывшей императрицы. Поэт Маяковский едко «проехался» по этому поводу:

Цари рождались, жили, старели.

Дворец не думал о вертлявом постреле, не гадал, что в кровати, царицам вверенной, Раскинется какой-то присяжный поверенный.

Понятно, при таком авторитете капитана трудно удержать на плаву все более кренящийся державный корабль. К тому же в России всегда найдется достаточно людей, желающих перехватить штурвал. Керенскому «вспоминают» все — от неудачной финансовой реформы (пресловутые керенки, ставшие синонимом никчемных, обесцененных денег) до развала армии. Его метания то к левым, то к правым приводят к тому, что «рыцаря революции» всерьез не воспринимают ни те, ни другие.

Керенскому неоднократно доказывают: нужны чрезвычайные меры, критическая масса накапливается, далее — цепная реакция и период полураспада. Но он не слушает, а говорит, говорит, говорит… Например, британский агент «Сомервиль», более известный как писатель Сомерсет Моэм, в тот момент дает ему такую характеристику: «Положение России ухудшалось с каждым днем… а он убирал всех министров, чуть только замечал в них способности, грозящие подорвать его собственный престиж. Он произносил речи. Он произносил нескончаемые речи. Возникла угроза немецкого нападения на Петроград. Керенский произносил речи. Нехватка продовольствия становилась все серьезнее, приближалась зима, топлива не было. Керенский произносил речи. За кулисами активно действовали большевики, Ленин скрывался в Петрограде… Он произносил речи».

А теперь, простите, я нарушу историческую последовательность. Обычно параллели проводятся в прошлое, я же устремлю их в будущее. Одним из немногих, представлявших истинное положение дел в стране, катящейся к черте (или к черту), был назначенный Керенским новый Верховный главнокомандующий Лавр Георгиевич Корнилов…

… Из обращения ГКЧП от августа 1991 года: «В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества… вводится чрезвычайное положение».

Горбачев неоднократно беседовал со своим ставленником, министром обороны Дмитрием Тимофеевичем Язовым, о том, что, видимо, приходит пора решительных действий. Но словами все и ограничилось. Горбачев как бы подталкивал товарищей: вы начните, а я уж поддержу. Маневр отличный: в случае успеха он — спаситель Советского Союза, за неудачу же ответит «кучка заговорщиков». Кроме того, при суровом раскладе Горбачев сохранит свое «человеческое лицо», которое так нравилось Западу. Итак, товарищи из ГКЧП начали, демократы завопили: «Кошмар! На улицах — Язов!» …

…Август 1917-го для Лавра Корнилова выдался хлопотным. Лавр Георгиевич никогда не был ни социалистом, ни монархистом: подобно подавляющему большинству тогдашнего офицерства, он чурался политических страстей. Но твердо знал: ради спасения армии и державы все средства хороши. По мнению его единомышленников из ГКЧП, верховной властью в стране должен был стать Совет народной обороны из Корнилова, Керенского (он считался «своим»), Колчака, Савинкова и др. При Совете формировалось правительство с самым широким представительством: от бывшего царского министра Покровского до одного из лидеров социалистов Плеханова.

Из воспоминаний генерала Деникина: «20 августа Керенский соглашается на объявление Петрограда и его окрестностей на военном положении и на прибытие в Петроград военного корпуса для реального осуществления этого положения, т. е. для борьбы с большевиками».

25 августа Корнилов во главе верных ему частей двинулся в столицу. Керенский понимает, что заигрался, усиление Корнилова — прямая угроза его личной власти. Ради ее сохранения он готов к союзу хоть с дьяволом, хоть с «германскими шпионами», поэтому освобождает из тюрем большевиков и раздает рабочим винтовки (по свидетельству Урицкого — аж 40 000 штук). Летит спешная телеграмма: сместить Корнилова с поста Верховного главнокомандующего и объявить его мятежником. Окопавшимся в тылу «бойцам» Петроградского гарнизона, которым Корнилов обещал отправку на фронт, вовсе не улыбается окопная перспектива. Они — горой за Керенского, его же поддерживает «Красная гвардия» (те самые рабочие с винтовками).

«Защитники демократии» готовятся к отпору, хотя их шансы против регулярных войск крайне сомнительны. Нужна стремительная атака, офицеры уговаривают своего генерала, но тот отвечает: «Передайте Корниловскому полку: я приказываю ему соблюдать полное спокойствие. Я не хочу, чтобы пролилась хоть одна капля братской крови…»

…Язов тоже не отдаст приказ применить оружие, не из слабости, а из-за воспитания. Благородство, естественно, оценят «по заслугам»: последнего министра обороны СССР обвинят в измене. Слово — бывшему следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Владимиру Калиниченко: «Тогда я был первым заместителем начальника специального подразделения — мы работали по горячим точкам. Начальником был мой товарищ Саша Фролов, который фактически и руководил расследованием. 21 августа, когда членов ГКЧП арестовывали, я улетел в командировку и вернулся через 10 дней… Когда узнал, какое он предъявил им обвинение (64-я статья, „Измена Родине“. — Прим. КМ. RU), спросил: „Саша, у тебя совесть есть?“ Ведь что такое „Измена Родине“ — 64-я статья? Закон прямо указывает: это — умышленное деяние, совершенное гражданином СССР с целью подрыва государственного суверенитета, военной мощи и территориальной целостности. А гэкачеписты какую цель перед собой ставили? Они хотели сохранить Советский Союз…»

Корнилов вошел в историю как «мятежник». Слово — виднейшему в 1917 году писателю, философу, публицисту Ивану Ильину: «Теперь в России есть только две партии: партия развала и партия порядка. У партии развала — вождь Александр Керенский. Вождем же партии порядка должен был стать генерал Корнилов. Увы, не суждено, чтобы партия порядка получила своего вождя. Партия развала постаралась». Корнилов ни в коей мере не покушался на государственный строй; он стремился, при содействии некоторых членов правительства, изменить состав последнего, подобрать людей честных, деятельных и энергичных. Это — не измена родине, не мятеж…

Ну, а потом… Что потом — Ельцин лезет на танк, извините, Ленин — на броневик. Керенский бежит в автомобиле американского посольства и всю оставшуюся жизнь уверяет, что удирал не в женском платье. Переодевался, не переодевался — какая теперь разница?

Керенский долго скитался по свету, отвергаемый белоэмигрантскими кругами как прямой виновник окончательного падения империи. Если грубее и прямолинейнее — предатель.

Он, кстати, предаст даже свои юношеские идеалы. В 1968 году Александр Федорович попытался получить разрешение на въезд в СССР. Ему поставили условие: «…получить его (Керенского) заявление: о признании закономерности социалистической революции; правильности политики правительства СССР; признании успехов советского народа». И Александр Федорович признал: «Те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Он нисколько не сожалеет, что произошло именно так, как было». Ничего (никого) не напоминает? «Я ни о чем не жалею», — заявил недавно Михаил Сергеевич Горбачев.

Литература

Архив русской революции. Т. 1, М., 1991.

Биржевые ведомости, 1917, 21 апреля.

Бондарев В. Керенский и Горбачев. Две эпохи и две драмы., Родина, № 8−9, 1992

Верт Н. История советского государства. М., 1994.

Вестник Временного правительства, № 4, № 7, № 15, № 21, jfe48s № 49, № 50, № 52, № 54, № 57, № 58, № 60, № 62, № 67, № 102,№ЮЗ, № 105, № 112, № 124, № 131, № 134, № 145, № 165, № 177.

Волкогонов Д. Ленин, М., 1994, T. I, T.2.

Вопросы истории, 1990, № 6

Гиппиус З. Н. Синяя книга: Петербургский дневник. 1914−1918 гг., — Белград, 1929

Голиков А. Г. Феномен А.Ф. Керенского, Отечественная история, № 5, 1992.

«Государственное совещание», M. -JL, 1930, C. 65−66.

Деникин А. И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917 года., -М., 1991

Звезда Востока, 1962, № 4.

Звягин В. Я хочу идти посередине,. Московские новости, 1989, № 45.

14. Известия № 4, 1917, 3 марта, 14 марта, 11 июля, 23 сентября, 25 октября.

15. Иоффе Г. 3. Мистерия «керенщины» Переписка на исторические темы. М., 1989.

16. Иоффе Г. З. Керенский и Корнилов, Разрыв., Факел, М., 1990.

17. История СССР, 1992, № 1.

18. Керенский А. Ф. Два юбилея., П. Н. Милюков. Сборник материалов по чествованию его семидесятилетия 1859−1929, Париж

19. «Керенский А.Ф.». По материалам Департамента полиции, П., ЦК трудовой партии, 1917.

20. «Керенский А.Ф.». Изд. ЦК трудовой группы, 1917.

Керенский А. Ф. Дело Корнилова, — М., 1918, С. 4, 93, 94

Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте., — М., 1993

Колоницкий Б. А. Ф. Керенский и Мережковский в 1917 году., Литературное обозрение, 1991, № 3.

Краснов П. Н. На внутреннем фронте. Архив русской революции., — М., 1990

25. Кутаков Л. Н. Штрихи к политическим портретам. Международная жизнь Д 991, № 9. С. 122.

26. Ленин В. И. Полное собрание Сочинений. ТТ. 34, 31, 35, 36, 32.

27. Лукомский А. С. Воспоминания., Берлин, 1922. Т.1.

28. Манакина З. П. Я из «бывших». Рассказывает секретарша А. Керенского. Памятники Отечества: альманах, № 4., — М., 1992

29. Милюков П. Н. Воспоминания (1859 — 1917)., -М., 1989

30. Милюков П. Н История второй русской революции., — София, 1921

31. Мстиславский С. Пять дней., — Берлин, 1922

32. Набоков В. Д. Временное правительство. Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 года., — М., 1990

33. Новиков Г. Н. Об архиве Керенского в Техасе., Новая и новейшая история, 1993, № 1, С. 212.

34. Первый съезд Советов". Т. 1, С. 79, 80, 81, 326, 327.

35. Политические деятели России. 1917. Биографический словарь, — М., 1993.

36. Рабинович А. Большевики приходят к власти. Революция 1917 года в Петрограде. М., 1989

37. «Революция 1917», Т. 3, Т. 5, Т. 6.

38. Речь, 1917,13 августа, 15 августа

39. Русское слово, 1917, 13 мая, 30 мая, 12 июля, 8 октября, 13 октября.

40. Сверчков Д. Ф. Керенский., 2-ое изд., Л., 1927.

41. Солженицын А. И. Март Семнадцатого., Нева, № 2,1990.

42. Станкевич В. Б. Воспоминания 1914 — 1917 гг., — М., 1994

43. Старцев В. И. Взлет и падение Александра Керенского. Встречи с историей. М., 1987.

44. Старцев В. И. Внутренняя политика Временного правительства, Л, 1980

45. Старцев В. И. Крах «керенщины». Л., 1982.

46. Суханов Н. Н. Записки о революции. М., 1991, Книги 1−4

47. Утро России. 1917 год. 2 мая, 13 мая

48. Философов Д. В. Новый строй. Современная иллюстрация, 1917, № 3

Церетели И. Г. Воспоминания о февральской революции. Книга 1, Париж, 1963

Чернов В. М. Рождение революционной России (Февральская революция). — Париж — Прага — Нью — Йорк, 1934

51. Шульгин В. В. Дни. 1920., М., 1990

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой