Криминальная виктимология

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЛАН

1. Виктимологическая профилактика преступлений

2. Криминологическая характеристика нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности

Задача

Библиографический список

1. Виктимологическая профилактика преступлений

Современное российское общество с криминологической точки зрения характеризуется рядом негативных явлений, которые, тем не менее, вполне соответствуют общим мировым тенденциям в данной области. Наиболее яркие и четко прослеживаемые из них — это увеличение количества совершаемых преступлений с одновременным повышением степени их латентности (как скрытой, так и скрываемой), так называемые «утяжеление» и профессионализация преступности и, конечно же, широкомасштабная виктимизация общества. Наибольший интерес в рамках данной работы для нас будет представлять именно последняя тенденция.

Для того, чтобы перейти непосредственно к теме нашего исследования в рамках данного вопроса контрольной работы, введем понятие виктимизации: виктимизация — это общественный процесс, в результате которого личность становится потенциальной жертвой преступления (то есть повышается ее индивидуальная виктимность) и результат этого процесса, проявляющийся как на единичном, так и на массовом уровне. Причем, говоря о российском обществе, можно с уверенностью утверждать, что виктимазация в нашей стране имеет два основных направления:

1. Усиление негативных свойств характера личности, в результате чего индивидуум как бы «притягивает» к себе преступление посредством собственного аморального поведения. Такими чертами могут быть жадность, агрессивность, азарт, склонность к вредным привычкам и так далее.

2. Повышение правовой инфантильности граждан в условиях усиления криминогенной обстановки. В этом случае личность сознательно не допускает возможности совершения в отношении нее противоправного деяния, тем самым теряя необходимые в современных условиях бдительность и осторожность. В данном отношении речь также может идти и об излишней доверчивости граждан, их легкомыслии при общении с потенциальными преступниками даже в условиях, когда налицо явствует негативная общественная направленность этих лиц. И, конечно же, в рамках данного направлении также рассматривается низкая правовая культура как мощный фактор виктимизации общества.

Без учета указанных направлений, на наш взгляд, не представляется возможным эффективная виктимологическая профилактика, весьма актуальная для нашего общества на данный момент. Так в чем же заключается данный вид деятельности? Наиболее полное определение данного понятия, на наш взгляд, содержится в учебнике по криминологии под редакцией В. Д. Малкова: «виктимологическая профилактика — это специфическая деятельность социальных институтов, направленная на выявление, устранение или нейтрализацию факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктимное поведение и обусловливающих совершение преступлений; выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности с целью восстановления или активизации их защитных свойств; разработку либо совершенствование уже имеющихся специальных средств защиты физических и юридических лиц от преступлений».

Таким образом, данный вид профилактики в российской криминологии строится на четырех основных составляющих: выявить — разработать — воздействовать — устранить/нейтрализовать негативные криминологические факторы, вызывающие в конечном итоге как индивидуальную, так и массовую виктимность. Для этого виктимологическую профилактику принято делить на три основных уровня: общесоциальный, специальный и индивидуальный. Рассмотрим каждый из них в отдельности:

1. Общесоциальный уровень профилактики — это решение социально-экономических и культурно-воспитательных задач, направленных на устранение или нейтрализацию причин и условий, способствующих криминальной виктимизации общества, и на снижение степени виктимности граждан. Исходя из этого, можно утверждать, что объектом виктимологической профилактики на данном уровне является общество в целом, а меры направлены на каждого его члена вне зависимости от возраста, пола или социальной группы, к которой он принадлежит.

Общими задачами профилактики на данном уровне являются: создание системы эффективной социальной защиты населения от виктимизации, изменение сложившейся практики обращения с потерпевшими, информирование населения о существовании указанных проблем и так далее. Поэтому в рамках данного уровня используются такие масштабные меры, как разработка и усовершенствование законов и ведомственных нормативных актов, создание и обеспечение эффективного функционирования соответствующих государственных и негосударственных структур, социальных служб, реабилитационных центров, решение вопросов об их финансировании и, что особенно важно, информационные меры. Последняя группа мер будет еще достаточно подробно рассмотрена нами в дальнейшем.

2. Специальный уровень криминологической профилактики представляет собой осуществляемые государственными органами, общественными объединениями и отдельными гражданами мероприятия, имеющие специальной целью предупреждение преступлений путем недопущения реализации виктимных свойств и качеств отдельных групп населения. Исходя из определения, можно сделать вывод о том, что объектом на рассматриваемом уровне профилактики являются отдельные социальные группы и, прежде всего, те из них, которые находятся в непосредственной группе риска: несовершеннолетние, пенсионеры, безработные, неблагополучные семьи, лица без определенного места жительства, алкоголики, наркоманы и так далее.

Также к таким социальным группам относят лиц, которые в силу своей профессиональной деятельности подвергаются риску. Это не только сотрудники правоохранительных органов и охранных агентств, но и работники банков, кассиры на коммерческих предприятиях, аптекари и так далее.

Профилактические меры на данном уровне являются узконаправленными и специализированными. Например, в целях виктимологической профилактики несовершеннолетних вводятся специальные образовательные программы, занятия по повышению правового воспитания. Во многих населенных пунктах действует своеобразный комендантский час для несовершеннолетних.

3. Индивидуальный уровень — это индивидуальная профилактическая работа с лицами, которые, судя по их поведению или совокупности личностных характеристик, могут с большой вероятностью стать жертвами преступников, направленная на повышение активности их защитных реакций, а также обеспечение их личной, имущественной и иной безопасности. Данный уровень является наиболее сложно осуществимым, так как, во-первых, не представляется возможным охватить всех потенциальных жертв в силу возможной латентности их виктимности, а, во-вторых, на данном уровне достаточно нечетко определен как круг лиц, которые должны выявлять повышенную индивидуальную виктимность граждан, так и сами субъекты виктимологической профилактики.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что каждый уровень виктимологической профилактики характеризуется как специализированными объектами воздействия, так и специализированными субъектами, которые это воздействие осуществляют. Такие субъекты образуют свою систему, также состоящую из трех основных уровней:

1) федеральные органы государственной власти и органы местного самоуправления;

2) правоохранительные органы всех уровней;

3) частные коммерческие организации с различными формами собственности, общественные организации и объединения (в том числе благотворительные) и отдельные граждане.

Все субъекты криминологической профилактики осуществляют определенный комплекс мер по воздействию на индивидуальную, групповую и массовую виктимность. Ниже нами будут рассмотрены отдельные группы наиболее эффективных и перспективных из них:

1. Разработка профилактических мер как на общесоциальном, так и на специальном уровнях невозможна без общего анализа виктимологической информации, касающейся лиц, наиболее часто становящихся жертвами преступления, факторов, влияющих на это, особенностей совершения преступлений в отношении отдельных категорий лиц и так далее. Сбором такой информации на сегодняшний день занимаются правоохранительные органы различных уровней, и, прежде всего, органы внутренних дел.

В рамках такого анализа проводится также выявление лиц с повышенной виктимностью, которое может производиться тремя основными способами:

1) «от ситуации» — потенциальная жертва выявляется исходя из обстановки совершения преступления;

2) «от преступника» — потенциальная жертва выявляется путем анализа круга общения и типичных связей преступника;

3) «от потерпевшего» — потенциальная жертва сама обнаруживает свои виктимные свойства.

На сегодняшний день деятельность по анализу виктимологической информации осуществляется, информация, полученная при этом, находится в общем доступе. Кроме того, на основании полученных данных разрабатываются конкретные ведомственные акты, касающиеся осуществления виктимологической профилактики на местах (прежде всего, это относится к сотрудникам органов внутренних дел).

2. Уже указанные выше информационные меры, имеющие место на общесоциальном уровне виктимологической профилактики. К ним относится не только информационное обеспечение государственных программ и работы органов государственной власти, но и доведение необходимой профилактической информации через СМИ посредством специализированных информационно-аналитических программ, рубрик в новостных программах, колонок в печатных СМИ и так далее. Интернет, который на данный момент не является официально признанным средством массовой информации, также должен быть в полной мере использован в целях виктимологической профилактики путем создания специализированных официальных сайтов с соответствующей информацией.

Стоит отметить, что на данный момент, на наш взгляд, информационные функции осуществляются на достаточно низком уровне. СМИ и Интернет оперируют в рассматриваемой области достаточно небольшим объемом данных и, как правило, используют их лишь для привлечения аудитории, а не в целях профилактики. Исключением являются официальные СМИ и сайты государственных органов, но колонки, рубрики и электронные страницы профилактической направленности занимают в них весьма незначительное место и вряд ли пользуются большой популярностью среди лиц, находящихся в группе риска.

3. Правовое воспитание. Данная группа мер имеет своей целью ранее предотвращение негативных последствий процесса виктимизации. Начальным этапом здесь является внедрение в школьную программу соответствующих тем, рассмотрение конкретных жизненных примеров, способов предотвращения соответствующих жизненных ситуаций, а также выработка безопасной манеры поведения применительно к той или иной опасной ситуации. Соответствующая практика существует и активно используется в зарубежных странах, что, в свою очередь, уже сейчас приводит к положительным результатам.

Как известно, проблема недостаточности и фрагментарности правового воспитания граждан России проявляется не только в сфере уголовно-правовых отношений. Однако, в рамках виктимологической профилактики, должны проводиться меры, направленные на просвещение населения именно в области указанных правоотношений, разъяснение положений законодательства, что в конечном итоге будет способствовать снижению темпов скрытой латентности современной преступности и общему уменьшению виктимности.

4. Крайне важной задачей на сегодняшний день является также разработка комплекса мер виктимиологической профилактики для лиц, обладающих повышенной профессиональной виктимностью. И, если в отношении сотрудников правоохранительных органов подобные меры, как правило, осуществляются в процессе профессионального обучения, то с работниками банковской системы, аптекарями, реализаторами торговых точек такая работа не проводится. Однако, как показывает практика, именно этим лицам чаще всего причиняется вред в процессе осуществления ими профессиональных функций, что в том числе связано с отсутствием у таких специалистов необходимых знаний. Стоит отметить, что на сегодняшний день проблема профессиональной виктимности вызывает достаточно масштабные споры в науке. В результате таких споров различными учеными также предлагаются отдельные меры виктимологической профилактики указанных выше лиц.

В заключение ответа на данный вопрос контрольной работы, можно сделать вывод о том, что проблема виктимологической профилактики является широко обсуждаемой в современной криминологии. Как правило, под указанным понятием понимается специфическая деятельность определенных правовых институтов, направленная на выявление и нейтрализацию факторов, формирующих виктимное поведение и способствующих совершению преступлений. Необходимость разработки мер виктимологической профилактики связывается с усилением процесса виктимизации общества на фоне высоких показателей общей виктимности.

Виктимологическая профилактика осуществляется на трех основных уровнях — общесоциальном, специальном и индивидуальном. Наиболее эффективным из них выступает именно специальный уровень, тогда как индивидуальный является достаточно сложным для практического осуществления. Субъекты виктимологической профилактики также располагаются на трех уровнях в зависимости от своих функций и объема полномочий.

Наиболее эффективными мерами, имеющими положительные результаты уже на начальном этапе их применения, являются разработка профилактических мер на основе анализа виктимологической информации, информационные меры, повышение уровня правового воспитания и снижение уровня профессиональной виктимности.

Таким образом, на сегодняшний день можно говорить о достаточно высоком уровне научной разработанности проблемы виктимологической профилактики, тогда как практическое ее применение не является достаточно эффективным и требует дальнейшего совершенствования.

2. Криминологическая характеристика нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности

Российская преступность на современном этапе характеризуется рядом неблагоприятных тенденций, таких как высокая латентность (в основном, за счет скрываемых преступлений), резкая положительная динамика, «утяжеление» преступности. Эти тенденции присущи не только преступности в целом, но и практически всем ее отдельным группам. Преступность военнослужащих, как одна из таких групп, не является исключением. При этом все преступления, совершенные военными, обычно классифицируют на две основные группы:

1) общие преступления, то есть те, применительно к которым уголовным законом не предусмотрен специальный субъект — военнослужащий, они могут совершаться и гражданскими лицами, и военнослужащими;

2) собственно воинские — преступления со специальным субъектом — военнослужащим. Кроме того, для таких преступлений специфичным является и объект — воинский правопорядок. Содержание собственно военных преступлений, их составы и характеристика содержится в главе 33 Уголовного кодекса Российской Федерации. Именно к данной группе преступлений относится рассматриваемое нами с криминологической точки зрения деяние.

Введем общее понятие военных преступлений. В соответствие с частью 1 статьи 331 Уголовного кодекса РФ, преступлениями против военной службы признаются предусмотренные главой 33 УК РФ преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. На основании анализа статистических данных можно сделать вывод о том, что наиболее распространенными среди всех военных преступлений являются преступления против порядка прохождения военной службы, такие как дезертирство, самовольное оставление части и другие. Второй по «популярности» группой воинских преступлений являются преступления против порядка подчиненности и воинской чести.

Одним из таких преступлений является рассматриваемое нами нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, содержащееся в статье 335 Уголовного кодекса. Стоит отметить, что под уставными правилами в данном случае понимается, прежде всего, Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденный Указом Президента Российской Федерации «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» № 1495 от 10 ноября 2007 года.

Надо сказать, что большинство отношений между военнослужащими в той или иной степени регулируется военным правом. Так, в соответствие с пунктом 67 Устава «военнослужащие должны постоянно служить примером высокой культуры, скромности и выдержанности, свято блюсти воинскую честь, защищать свое достоинство и уважать достоинство других». Они должны быть вежливыми при общении друг с другом и гражданскими лицами. К сожалению, даже эти правила, продиктованные скорее соображениями морали, чем правом, далеко не всегда соблюдаются военнослужащими.

Исследуемое нами преступление, исходя из законодательной формулировки его состава, может иметь место только между лицами, находящимися в равном по званию положении. Личность преступника при этом, как правило, характеризуется принадлежностью к младшему составу Вооруженных Сил — рядовым, ефрейторам, сержантам или, если речь идет о флоте, матросам и старшинам.

В чем же причина появления и прогрессирования данного вида преступлений? Особая субкультура военных частей и, прежде всего, тех из них, где осуществляется служба по призыву, складывалась на протяжении многих десятилетий, что привело к созданию устойчивой системы, при которой происходит систематическое нарушение прав военнослужащих, психологическое давление и даже насилие над ними. Многие явления, такие, например, как «дедовщина», стали своеобразной традицией и повсеместно распространены. Однако в отличие от сравнительно «безобидных» дополнительных обязанностей, которые возлагались на военнослужащих более позднего срока призыва, имевших место в Советской Армии, современные «повинности» носят куда более выраженный противоправный насильственный и корыстный характер. Эта негативная тенденция существует уже не первый год, но интерес к ней (как и попытки переломить ситуацию) появляется только изредка в связи со ставшими достоянием общественности вопиющими нарушениями уставных взаимоотношений, повлекших тяжкие последствия.

«Дедовщина» не является единственным видом неуставных отношений. Например, Е. А. Моргуленко выделяет следующие виды таких отношений:

1. «Дедовщина» — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе межличностных и межгрупповых противоречий между военнослужащими различных периодов призыва.

2. «Землячество» — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе противоречий и конфликтов между группами военнослужащих, объединенных по национальному или религиозному признаку.

3. «Диктатура» (право силы) — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе противоречий между военнослужащими, превосходящими других воинов физической силой, и остальной частью воинского коллектива.

4. «Криминальный беспредел» — нарушения уставных правил взаимоотношений, основой которых является разделение военнослужащих по принадлежности к криминалу (имеющих судимость, участвовавших в деятельности криминальных структур до призыва на военную службу) и подчинение ими остальных военнослужащих своей воле.

Существуют и иные классификации неуставных отношений между военнослужащими. Так, И. М. Мацкевич помимо уже указанной нами выше «дедовщины» выделяет также «годковщину», имеющую место на флоте. Таким образом, рассматриваемые нами взаимоотношения исследуются также в зависимости от рода войск, в которых они имеют место быть.

Рассмотрим криминологическую характеристику данного преступления по основным показателям преступности. В соответствие с данными, опубликованными на официальном сайте Главной военной прокуратуры Российской Федерации, объем (состояние) рассматриваемого нами вида военных преступлений на 2011 год составил 2 560 преступлений. Здесь стоит отметить, что представленная статистика не отражает реального положения дел, так как рассматриваемое нами преступление (как и все военные преступления) характеризуется усилением скрываемой латентности. Особенности указанной тенденции относительно нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности будут рассмотрены нами позже.

Что касается уровня преступности, то данный показатель, по сравнению, например с корыстными и насильственными преступлениями, тоже достаточно невелик: на 2011 год из расчета на 100 000 военнослужащих он составил 112 преступлений. Стоит отметить, что указанный криминологический показатель является небольшим и в сравнении с общим коэффициентом преступности военнослужащих за 2011 год — 1348. Но здесь также не стоит забывать о высокой доле латентности военных преступлений, а также о том обстоятельстве, что с каждым годом в Вооруженные Силы Р Ф призывается все меньше юношей, тогда как уровень преступности характеризуется лишь незначительным снижением.

Динамика преступности в отношение исследуемого нами вида преступлений также отражает общую тенденцию современной российской преступности — искусственное занижение абсолютных показателей, что в конечном итоге приводит и к снижению относительных коэффициентов преступности. Таким образом, на 2011 год мы можем наблюдать отрицательную динамику, то есть уменьшение количества совершаемых преступлений — - 7,8% по сравнению с 2010 годом.

Говоря о качественных показателях преступности военнослужащих в сфере нарушения уставных правил взаимоотношений между ними, стоит, прежде всего, отметить неблагоприятные тенденции в ее структуре, о которых нами уже коротко упоминалось ранее. Так, рассматриваемый нами вид военных преступлений, как правило, характеризуется отягчающими обстоятельствами и квалифицируется по специальным составам, предусмотренным частью 2 статьи 335 Уголовного кодекса РФ. Общей тенденцией данных преступлений также выступает их «утяжеление», что в свою очередь приводит к наступлению тяжких последствий и квалифицируется уже по части 3 указанной статьи.

Еще одной важнейшей современной тенденцией в рассматриваемой нами сфере преступности выступает совершение преступления, предусмотренного статьей 335 УК РФ в группе и с применением оружия. Относительно первого показателя, стоит отметить, что общая доля групповых преступлений рассматриваемого нами вида составляет около 16%. Это значение является достаточно стабильным и лишь незначительно изменяется в последние годы.

Доля нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, совершенных с применением оружия, является достаточно небольшой в общей структуре военной преступности, относительно стабильной и составляет около 1% от всех совершенных преступлений рассматриваемого нами вида. Несмотря на достаточно низкий удельный вес вооруженных посягательств в структуре анализируемой преступности, следует особо указать на их повышенную общественную опасность и крайне неблагоприятную тенденцию к отсутствию отрицательной динамики.

Что касается тенденции к «утяжелению» преступности военнослужащих в рамках рассматриваемого нами вида преступлений, то здесь стоит отметить, что за последние годы доля преступлений, предусмотренных статьей 335 УК РФ, повлекших за собой тяжкие последствия, составила около 6% от общего их количества. При этом смерть наступила примерно в 1% случаев. Указанная тенденция, при учете большой доли латентности данных преступлений вызывает определенные опасения.

Характеризуя латентность нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, следует отметить, что она имеет многоступенчатую структуру, обозначаемую в науке как «эффект воронки». Данный термин подразумевает наличие «скрывающих» реальное состояние преступности механизмов на различных уровнях структуры Вооруженных Сил Р Ф и фактически утверждает о наличии своеобразной «круговой поруки».

Указанная тенденция, безусловно, является негативной. Статистические данные начала 2000х годов позволяют сделать вывод о том, что в то время искусственное уменьшение реальных объемов военной преступности осуществлялось в меньших масштабах, чем в наши дни. В ходе социологических опросов, проводившихся среди военнослужащих, проходящих службу по призыву, было выявлено следующее: лишь 25% опрошенных во время прохождения такой службы, не подвергались негативному воздействию в рамках какой-либо из рассмотренных нами форм нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.

На сегодняшний день по неофициальным данным подобные действия совершались в отношении абсолютного большинства военнослужащих. Негативные последствия «дедовщины» испытал на себе каждый второй (а то и каждый первый) призывник. Все это следует учитывать при характеристике рассматриваемого нами вида преступлений.

В заключение ответа на данный вопрос контрольной работы можно сделать вывод о том, что нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности является на сегодняшний день одним из наиболее распространенных видов военных преступлений.

При этом данному преступлению присущи общие негативные тенденции современной преступности — увеличение латентности, «утяжеление», корыстно-насильственный характер и так далее.

В теории выделяется несколько видов преступлений, предусмотренных статьей 335 Уголовного кодекса Российской Федерации: «дедовщина» («годковщина»), «землячество», «диктатура», «криминальный беспредел». Все они имеют место в современных Вооруженных Силах Российской Федерации.

Криминологическая характеристика рассматриваемого нами вида преступлений характеризуется их сравнительно небольшим объемом и уровнем в общей структуре военных преступлений, а также отрицательной динамикой.

В условиях высокой доли «скрываемости» реального состояния преступности указанного вида нельзя утверждать о достоверности этих показателей.

Структура преступности в исследуемой нами области отражает те негативные тенденции, которые ей присущи. При этом значительная доля таких преступлений совершается в группе и с применением оружия, а соответствующие показатели являются достаточно стабильными.

Латентность нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими является, по большей степени, скрываемой, и обладает свойством «эффекта воронки», что объясняется ее многоступенчатой структурой.

Все представленные выше неблагоприятные криминологические тенденции в сфере рассматривавшегося нами вида преступности должны быть учтены и преодолены в дальнейшем мерами, направленными на разрушение существующей в Вооруженных Силах Р Ф преступной практики.

3. Задача

Багров, отбывающий наказание за убийство, совершил хищение наркотических средств. Назовите и проанализируйте виды рецидива

Деяние, совершенное Багровым, в теории криминологии относится к так называемой рецидивной преступности, которая наравне с преступностью профессиональной является одной из наиболее ярко выраженных негативных криминальных тенденций последних десятилетий.

Для решения задачи введем понятие рецидивной преступности: «рецидивной преступностью является совокупность преступлений, совершенных лицами, ранее совершившими преступления, и совокупность таких лиц».

Для ответа на поставленный в задаче вопрос проанализируем деяние Багрова с точки зрения различных классификаций рецидива:

1. По социально-правовому характеру выделяют три вида рецидива: уголовно-правовой (легальный), пенитенциарный и собственно криминологический (фактический). Исходя из характеристики представленных видов, деяние Багрова относится к каждому из них. Проанализируем данное утверждение:

1) в силу того, что на момент повторного совершения преступления Багров имел непогашенную и неснятую судимость за совершение другого преступления, его деяние относится к уголовно-правовому рецидиву;

2) так как Багров был реально осужден к лишению свободы и в момент совершения хищения наркотических средств отбывал наказание за убийство, то совершенное им преступление относится к пенитенциарному рецидиву;

3) исходя из того, что криминологический рецидив представляет собой более широкое понятие и помимо общеуголовного понимания рецидива «включает любую фактическую повторность преступлений, независимо от факта судимости, истечения сроков давности или погашения судимости», то деяние Багрова относится также и к криминологическом рецидиву.

2. По степени общественной опасности рецидивы делятся в зависимости от критериев, указанных в статье 18 Уголовного кодекса Российской Федерации. Рассматриваемое нами деяние, исходя из пункта «б» части 2 данной статьи, относится к опасному рецидиву, так как Багров был реально осужден к лишению свободы за особо тяжкое преступление, а затем совершил хищение наркотических средств, которое в силу статьи 229 УК РФ относится к тяжким преступлениям.

3. По количеству совершенных преступлений рецидивы бывают однократные и многократные. Деяние Багрова, как следует из условия задачи, следует классифицировать как однократный рецидив.

4. В зависимости от характера совершаемых преступлений рецидив бывает общим и специальным. Так как убийство относит к преступлениям против личности, а хищение наркотических средств — к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, то деяние Багрова относится к общему рецидиву, так как эти преступления являются разнородными.

Следовательно, деяние, совершенное Багровым, следует классифицировать как одновременно легитимный, пенитенциарный и фактический рецидив. При этом оно также относится к категориям опасного, однократного и общего рецидива.

виктимологический рецидивный преступление криминологический

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Вишневецкий, К. В. Зарубежный опыт виктимологической профилактики преступлений и перспективы ее развития в России / К. В. Вишневецкий // Современное право. — 2010. — № 2. — С. 104 — 108.

2. Иншаков, С. М. Криминология: учебник / С. М. Иншаков, С. Я. Лебедев. — М.: ЮНИТИ ДАНА, 2010. — 575 с.

3. Криминология: учебник / Под общ. ред. А. И. Долговой. — М.: Норма, 2010, — 1008 с.

4. Криминология: учебник / Под. ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. — М.: Норма, 2010. — 800 с.

5. Криминология: учебник / Под ред. В. Д. Малкова. — М.: ЗАО «Юстицинформ», 2011. — 528 с.

6. Малкина-Пых, И. Г. Психология поведения жертвы: монография / И.Г. Малкина-Пых. — М.: Издательство Эксмо, 2010. — 1008 с.

7. Ривман, Д. В. Криминальная виктимология: учебник / Д. В. Ривман. — СПб.: Питер, 2012. — 304 с.

8. Степанчикова, С. А. Криминология. Учебный курс: учеб. пособие / С. А. Степанчикова. — М.: Издательство МИЭМП, 2010. — 190 с.

9. Шинкевич, Н. Е. Виктимологическая профилактика: понятие и правовая основа: науч. статья / Н. Е. Шинкевич. — Режим доступа: www. lirary. shu. ru.

10. Криминология: учебник / Под ред. В. Д. Малкова. — М.: ЗАО «Юстицинформ», 2011. — 528 с.

11. Моргуленко, Е. А. Латентность нарушений уставных правил нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими: сущность, структура, причины и меры по ее нейтрализации / Е. А. Моргуленко // Военно-уголовное право (вкладка к журналу «Право в Вооруженных Силах). — 2012. — № 1 — 2. — С. 9 — 14.

12. Моргуленко, Е. А. Неуставные взаимоотношении военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия: монография / Е. А. Моргуленко. — М.: «За права военнослужащих», 2009. — 192 с.

13. Моргуленко, Е. А. Причины и меры предупреждения нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений подчиненности: дис. … канд. юрид. наук / Евгений Андреевич Моргуленко. — Москва, 2013. — 307 с.

14. О нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности: доклад Уполномоченного по правам человека в РФ от 17. 06. 2000. — Режим доступа: www. yabloko. ru.

15. Понятие и криминологическая характеристика преступности военнослужащих. — Режим доступа: www. lawtoday. ru.

16. Преступления против военной службы: учеб. — метод. пособие / Сост. А. В. Суханов. — Шахты: ФГБОУ ВПО «ЮГРУЭС», 2010. — 229 с.

17. Статистика военной преступности. — Режим доступа: Официальный сайт Главной военной прокуратуры РФ — www. gvp. gov. ru.

18. Иншаков, С. М. Криминология: учебник / С. М. Иншаков, С. Я. Лебедев. — М.: ЮНИТИ ДАНА, 2010. — 575 с.

19. Криминология: учебник / Под общ. ред. А. И. Долговой. — М.: Норма, 2010, — 1008 с.

20. Криминология: учебник / Под. ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. — М.: Норма, 2010. — 800 с.

21. Криминология: учебник / Под ред. В. Д. Малкова. — М.: ЗАО «Юстицинформ», 2011. — 528 с.

22. Степанчикова, С. А. Криминология. Учебный курс: учеб. пособие / С. А. Степанчикова. — М.: Издательство МИЭМП, 2010. — 190 с.

23. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ: в ред. от 03. 02. 2014. — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».

24. Вопросы прохождения военной службы: указ Президента Р Ф от 16. 09. 1999 № 1237: в ред. от 20. 02. 2014. — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».

25. Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации: указ Президента Р Ф от 10. 11. 2007 № 1495: в ред. от 14. 01. 2013. — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».

26. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ: в ред. от 03. 02. 2014. — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой