Криминальная психология

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙССКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОУ ВПО «РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (РИНХ)"

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

кафедра УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ

Домашнее задание по курсу

Криминальная психология

студента III курса

заочной формы обучения

гр. ЮРZS-634

Бондарева А.В.

Научный руководитель:

к.п.н., старший преподаватель

Зайцева Л.А.

Ростов-на-Дону 2011

План

1. Криминально-психологические концепции преступности

2. Феномен борьбы мотивов в структуре преступного деяния

3. Возможности социальной психологии в профилактике первичной преступности несовершеннолетних

Библиографический список

1. Криминально-психологические концепции преступности

Для того чтобы разумно решить, какие меры надо применить к тому или иному преступнику, в целях удаления его с преступного пути, необходимо, во-первых, знать, что именно в его личности послужило корнем его преступления и каким изменениям должны подвергнуться эти элементы его личности, а во-вторых, — какого рода психологическому воздействию должен он подвергнуться для того, чтобы было достигнуто то именно изменение его личности, которое необходимо в общественных интересах.

Для решения этих вопросов необходимо выяснить, к какой разновидности преступного мира принадлежит данный субъект, и иметь ряд общих сведений о присущих представителям этой разновидности криминогенных особенностях и о целесообразных способах воздействия на них. Криминальная психология и должна дать твердые основания для решения этих вопросов. Кратко ее можно определить как психологию борьбы с преступностью. Она рассматривает преступление как проявление психической конституции личности. Она устанавливает и исследует различные типы преступников (криминальная типология), а также признаки и приемы их распознавания (криминальная дифференциальная диагностика). Она устанавливает те типы психологического воздействия, которым, для целей уголовной юстиции, должны подвергаться носители разных криминальных типов (криминальная педагогика). Она изучает, наконец, психические процессы, которые находят свое выражение в судебном и досудебном исследовании преступления и преступника. Говоря вообще, она изучает все те психические состояния личности, которые оказывают то или иное влияние на уголовную ответственность. Психические состояния, при которых уголовная ответственность отпадает совершенно, так называемые состояния невменяемости, лежат за ее пределами. Подобно тому, как психология изучает душевную жизнь душевно-здоровых людей, оставляя психиатрам обширную область разнообразных форм болезненного расстройства душевной деятельности, криминальная психология имеет дело лишь с лицами, которые нарушили уголовный закон не в состоянии душевной болезни.

Предмет криминальной психологии составляют не отдельные психические процессы, в возможном мысленном их обособлении, а личность в известном круге ее проявлений, относящихся к области преступления или борьбы с последним. Изучение отдельных психических реакций и особенностей их течения занимает в ней некоторое место и имеет дополнительное значение. На первом плане в ней стоит личность, под действием известных обстоятельств и обстановки проявляющая себя в определенных формах поведения, относящихся к сфере преступления или борьбы с последним. Основное значение в ней имеют наблюдение поведения личности и точное научное описание отдельных фактов, ее характеризующих или объясняющих, сравнение и анализ добытых данных, и установление типов. Данные для своих выводов и описаний криминалист-психолог получает путем тщательного исследования отдельных случаев преступлений и обследования их виновников, их физического и психического состояния, имущественного, семейного и социального положения, а также путём изучения отдельных уголовных процессов. Изучение различных сторон личности по данным истории ее жизни, — вот путь криминалиста-психолога. К своим обобщениям он должен идти от внимательно проверенных и изученных конкретных фактов. Ему необходимо подробно ознакомиться со всей историей жизни данного преступника, с детства и до настоящего момента. Необходимо выяснить по фактам жизни, как реагировала данная личность в различных жизненных положениях. Нужно представить себе ясную картину тех условий, в атмосфере которых складывался характер данного преступника — характер и взаимные отношения его родителей или воспитателей, — материальное и социальное положение, внутреннюю жизнь семьи, характер школы, в которой учился данный субъект, что его в школе интересовало и что, наоборот, давалось ему с трудом и казалось неинтересным и т. д. Впечатления детства и юности часто оказываются роковыми для всей последующей жизни человека. Состояние родителей субъекта важно и в другом отношении, в смысле передачи по наследству тех или иных качеств и предрасположений. Словом, криминальная психология должна идти по пути возможно углубленного и полного изучения психической конституции субъекта в процессе ее постепенного образования и изменения с детства и до настоящего момента.

В качестве дополнительного приема, криминалист-психолог пользуется, между прочим, и методом статистическим, но последний имеет значение в криминально-психологическом исследовании лишь поскольку он применяется к данным, добытым или проверенным тщательным индивидуальным обследованием. Криминалист-психолог не должен, во что бы то ни стало, гнаться за большими цифрами; он должен, главным образом, стараться в немногом, но внимательно исследованном и проверенном, найти многое.

Исследование личности преступника должно вестись таким образом, чтобы оно раскрывало тот тип, носителем которого является данный субъект. Необходимо собрать, возможно, полные данные о состоянии преступника непосредственно перед совершением преступления, во время совершения последнего и после этого, как до суда и отбытия наказания, так и во время отбытия заключения. Между прочим, психология раскаяния преступника и психология заключенного составляют две частные проблемы криминальной психологии, среди многих других подлежащие самому тщательному изучению. Во время пребывания в карательном учреждении заключенный должен быть объектом постоянного наблюдения, задачей которого является выяснить, во всей их полноте, криминогенные элементы его психической конституции и те изменения, которые в них происходят под влиянием заключения и дают основание сделать вывод, что черты преступного типа, носителем которого является данный субъект, у него бледнеют и стираются, или, напротив, укрепляются, становятся ярче, развиваются. Такое наблюдение должно вестись по особой программе с возможной индивидуализацией ее в отношении отдельных заключенных.

Так как криминально-психологическое исследование имеет дело с личностью в ее целом, причем главное место в нем занимает изучение эмоциональной и волевой сферы личности, мало поддающихся экспериментальному исследованию, то экспериментальные методы могут иметь лишь ограниченное значение в криминальной психологии. Однако немало и таких случаев, когда они могут служить для криминалиста-психолога ценным подспорьем, как средство обнаружить те или иные элементы конституции субъекта и наличность или отсутствие известного признака, имеющего значение для решения вопроса, носителем какого именно криминального типа является данный субъект. В настоящее время, когда закладывается только фундамент криминальной психологии и проводятся лишь общие разграничительные линии, отделяющие главные криминальные типы друг от друга, роль экспериментальных методов в криминальной психологии меньше, чем она будет с дальнейшим развитием этой отрасли знания.

Много важных и интересных для него данных криминалист-психолог может получить из разных документов, содержащих в себе те или иные сведения о прошлом личности и отдельных ее переживаниях, -- из писем, дневников, сочинений преступников, вообще из разных продуктов творчества преступников, -- из их литературных произведений, произведений искусства (скульптурных произведений, картин и т. п.), между прочим, и из их особого жаргона и татуировок. Показателями своеобразных черт конституции преступников являются иногда особенности форм общения и организаций, складывающихся в преступном мире. Между прочим, криминалист-психолог должен уделять большое внимание психологии преступных шаек и сообществ.

Из сказанного ясно, насколько широко и разнообразно содержание криминальной психологии. У нее есть черты сходства со многими психологическими дисциплинами и она, нередко, прибегает к заимствованиям из них. В ней есть элементы специальной психологии, т. е. психологии, изучающей индивидов, выделенных по тем или иным внешним признакам, например, по полу, возрасту, национальности и т. п. В ней есть и элементы дифференциальной психологии, так как она устанавливает типы и изучает психические различия носителей разных криминальных типов. Она содержит в себе элементы генетической психологии, поскольку исследует процесс развития криминального типа, начиная с зародыша его у подростков и кончая полным развитием у взрослых преступников. В ней есть и элементы коллективной психологии, поскольку она изучает встречающиеся у преступников отклонения от того, что нормально для лиц одного с ними социального слоя, а также слагающиеся в преступном мире коллективные образования, психологию толпы, преступных сообществ и шаек. Свои руководящие точки зрения, на которые она опирается в определении пределов своих исследований и при делении изучаемых ею преступников на группы и подгруппы по родам и видам совершенных ими преступлений, она получает от науки уголовного права, что дает основание относить ее к циклу криминальных дисциплин. Она составляет как бы звено, соединяющее круг криминальных и психологических дисциплин. Несомненна и ее тесная связь с той ветвью психологических знаний, которая изучает характер и личность в ее целом. Для учения о личности и характере криминально-психологическое изучение, в свою очередь, может дать богатый материал и ряд ценных выводов.

Криминальная психология изучает психические закономерности, связанные с формированием преступной установки личности, образованием преступного умысла, подготовкой и совершением преступления, а также созданием преступного стереотипа поведения.

Она исследует личность преступника, а также пути и способы воспитательного воздействия на эту личность, и группу в психологическом аспекте. Диктуется необходимость изучения личности преступника, прежде всего потребностями практики борьбы с преступностью. В рамках криминальной психологии исследуются психологические особенности личности не только насильственных, но и корыстных преступников, структура и психологические особенности преступных групп.

Научные дисциплины по-разному подходят к генезису правонарушений. Так, для криминологии, социологии и психологии более продуктивен динамический подход, позволяющий изучить поведение человека в развитии. Здесь конкретное правонарушение есть процесс, развертывающийся как в пространстве, так и во времени. Поскольку нас интересуют причины правонарушений, необходимо, учитывать не только сами действия, образующие запрещенный законом поступок, но и отдельные предшествующие им события. Процесс формирования личности хотя и интересует право и криминологию, но, строго говоря, не является предметом их изучения: это дело педагогики, психологии, социологии и других наук о человеке. Успешная социализация в процессе развития и становления личности предопределяется наличием достаточно прочных социальных тормозов и внутреннего контроля. Умысел, как правило, возникает в процессе мышления. На его формирование оказывают воздействие понятия и представления, не соответствующие общественному правосознанию. Насколько лицо заражено антиобщественными взглядами, какую имеет социальную направленность, удается выяснить, лишь рассмотрев комплекс его потребностей, интересов, мотивов действия. На образование противоправного умысла влияют и тип нервной системы, темперамент, характер. Постулирование факта, что преступность обусловлена прежде всего социально, вовсе не означает, что игнорируются индивидуальные свойства личности при изучении преступного поведения.

Анализ социального и биологического в личности предполагает прежде всего рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности.

Попытку сопоставить соотношение биологического и социального в структуре личности в процессе ее онтогенеза предпринял К. К. Платонов, показав, что соотношение этих факторов неодинаково в различных подструктурах.

Косвенное, опосредствованное влияние социального фактора на особенности биологической подструктуры не менее очевидно, как и влияние биологического на подструктуру направленности личности, хотя пол, тип и структуру нервной системы, патологии и задатки человек получает при рождении. Даже биологическая подструктура, где речь идет о сугубо врожденных и наследственных свойствах индивида, не свободна полностью от влияния среды, воздействующей на него опосредованно, через организм матери.

Достаточно сложным оказывается взаимодействие биологического и социального фактора на высшей подструктуре направленности, проявляющейся в личностных качествах и поведении человека, в характере его социальной активности. Известно, что героями и преступниками не рождаются, а становятся, следовательно, в формировании этих качеств ведущее место отводится социальным, прижизненным факторам, воспитанию, обучению, влиянию окружающей среды.

Общество может и должно предупреждать преступное поведение индивидов, которые имеют неблагоприятную органическую отягощенность, но при этом социально-воспитательные профилактические программы должны строиться с учетом этих имеющих неблагоприятный характер психобиологических особенностей части правонарушителей.

Поэтому понятен тот интерес, который проявляют к данному вопросу представители различных отраслей психологии, криминологии, медицины, исследующие проблему отклоняющегося поведения и преступности.

Так, в своем исследовании Г. А. Аванесов выделяет биологические предпосылки, играющие отрицательную роль в поведении человека:

1) патология биологических потребностей, что часто становится причиной сексуальных извращении и половых преступлений;

2) нервно-психические заболевания (неврастении, психопатии, различные пограничные состояния), повышающие возбудимость нервной системы и обусловливающие неадекватную реакцию, затрудняющие социальный контроль за действиями;

3) наследственные заболевания, особенно отягощенные алкоголизмом, которыми страдают 40% умственно отсталых детей;

4) психофизиологические нагрузки, конфликтные ситуации, изменение химического окружения среды, использование новых видов энергии, которые как приводят к различным психопатическим, аллергическим, токсическим заболеваниям, так и служат дополнительным криминальным фактором.

Один из существенных компонентов причинного комплекса преступности- это неудовлетворенность запросов людей в сфере потребления, разрыв между потребностями в материально-товарных ценностях или услугах и возможностями их реализации.

2. Феномен борьбы мотивов в структуре преступного деяния

Закон не раскрывает понятия мотива преступления. Происходя от латинского термина motum, мотив дословно означает «двигатель», т. е. то, что движет человеком в его деятельности. Понятие мотива поведения явилось предметом исследования многих психологов. Оно связано с разнообразными психологическими концепциями, теориями и школами, в которых это понятие определяется далеко не однозначно. Одни из авторов считают мотивами любые побудительные силы, любой источник активности человека. Другие понимают мотив лишь как осознанную потребность, а все иные психические феномены рассматривают в качестве производных от потребностей. Третья точка зрения выводит мотив за пределы психического, именуя мотивом объективный предмет потребности.

Ряд психологов считают, что мотивом является не каждое побуждение, а лишь побуждение, порожденное ценностью (значимостью) предмета (явления, лица, ситуации и т. д.), способного удовлетворять какую-либо потребность личности.

Несмотря на различия в определении мотива, даваемом разными авторами, его содержание, в общем, достаточно сходным образом раскрывается в таких понятиях, как «побуждение», «побуждающая причина», «психологическая причина», «внутреннее побуждение», внутренняя сила", «субъективная необходимость действия» и т. д.

Из этого можно сделать вывод, что мотив в психологии определяется большей частью в понятиях функции, выполняемой им в поведении.

Мотив преступления — то внутреннее побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и руководит им при его осуществлении. Побуждения являются формой отношения лица к окружающей среде как к источнику их удовлетворения. Будучи побуждением, мотив всегда направлен на тот или иной объект (лицо, предмет), который выступает в качестве средства его удовлетворения. В мотиве преступления находит отражение также и личностный смысл совершенного человеком поступка. У личности — широкий диапазон побуждений, что обусловливает многоплановость и многосторонность мотивации действий.

В конкретной ситуации личность отдает предпочтение определенным мотивам, которые становятся ведущими, главенствующими в поведении. Они отодвигают в сторону или подчиняют остальные побуждения.

Выявление мотива ведет к раскрытию смыслового содержания преступных действий, помогает установлению характера события преступления. Одновременно мотив является одним из признаков, характеризующих личность обвиняемого. Мотив преступления, как более или менее отчетливое побуждение к определенному действию, порождается различными внутренними и внешними факторами. Их принято именовать мотивообразующими. К числу этих факторов относятся потребности, интересы, ценностные ориентации субъекта, конфликтные ситуации и другие, субъективные и объективные обстоятельства.

Первый, подготовительный этап преступного действия обычно состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. В этом смысле мотив является двигателем преступного поведения и стимулирует волевую активность лица.

На этапе мотивации (психологической подготовки) преступного действия нередко возникает внутренний (в сознании лица) конфликт противоречивых побуждений, так называемая борьба мотивов в виде столкновения нескольких несовместимых побуждений лица. Как правило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного социального и психологического уровня. Ими могут быть, например, низменные чувства и доводы разума; чувство мести и интересы дела; органическая потребность и гражданский долг; корыстный интерес и должностная обязанность и т. д.

В мотивационном конфликте сталкиваются оценки рационального и эмоционального уровней. Это объясняется отражением содержания конкретной ситуации на двух уровнях — смысловом и эмоциональном. Эмоциональные оценки относятся к эмотивному (недифференцированному) аспекту оценок на уровне «симпатий — антипатий», приятно — неприятно. Рациональные оценки относятся к более высокому уровню. Эмоциональные и рациональные оценки могут совпадать (как параллельно идущие процессы), быть в единстве, дополняя друг друга. Эмоционально-оценочные процессы и порождаемые ими оценки могут подавлять противоположные оценки рационального характера. Нередко же, наоборот, рациональные оценки подавляют противоположные им эмоции, т. е. выступают как мотивообразующие факторы.

В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовместимых побудителей к действию, но и социальная оценка борющихся мотивов — как мотива должного, социально полезного поведения, так и мотива антиобщественного, преступного поведения. Иногда такая борьба длится довольно долго, вызывая у лица определенные психические состояния (подавленность, замкнутость, скрытность и пр.).

Недопустимо упрощенное представление о мотивационном механизме как одномоментном проявлении изолированного и единственного побуждения преступного действия. Психологической наукой установлено, что человеческое поведение полимотивировано. Оно порождается не одним, а несколькими мотивами, при доминировании одного или группы взаимодополняющих и подкрепляющих друг друга побуждений. Поэтому мотивацию следует понимать как систему мотивов, побуждающих к определенному поступку.

Процесс возникновения мотива преступления в мотивационном конфликте не носит прямолинейного характера. Представление о простом «перевешивании» в конфликте мотивов того или иного побуждения не соответствует психической реальности. Лицо при этом руководствуется определенной системой оценок, в которых можно выделить: ценность желаемого результата преступного действия; значимость ситуации, как препятствующей, затрудняющей, так и способствующей достижению цели; эффективность намеченного способа действия в данной ситуации; вероятность наступления нежелательных последствий (наказание), и т. д.

В конфликте разных мотивов участвуют все личностные факторы: характерологические и интеллектуальные особенности субъекта, переживаемые им психические состояния, влияние конкретной ситуации и т. д. У разных людей этот конфликт протекает с различной быстротой и степенью осознания всех его элементов.

В сознательной деятельности, в том числе и в мотивации, всегда имеются неосознаваемые или не вполне осознаваемые компоненты.

Мотивация поведения может протекать в различных психологических условиях: например, без стрессов и возбужденного состояния, без «давления» ситуации, при достаточности времени на обдумывание всех «за» и «против», что характерно для совершения преступлений похитителями чужого имущества. Подобная мотивация, в которой преобладают интеллектуальные моменты, порождает, как правило, расчетливое преступное поведение, когда личность, входя в ситуацию, меняет ее в соответствии со своими намеченными целями.

Уже в процессе мотивации индивид ставит себе двоякую задачу: во-первых, осуществить цель преступления и, во-вторых, избежать за это наказания. Нормы уголовного права выполняют при этом мотивационно-предупредительную функцию. Перспектива привлечения к уголовной ответственности, естественно, создает психологический барьер на пути достижения задуманной цели и порождает в психике лица соответствующий мотив в пользу воздержания от действия. Между тем успех достижения цели преступления нередко бывает настолько заманчив, что ради него лицо идет на риск, пренебрегая грозящим ему наказанием. И страх наказания, как отдаленное зло, преодолевается желанием достичь результатов преступления. Мотивационное давление угрозы наказания оказывается недостаточным для того, чтобы предотвратить преступную деятельность. Описанное мотивационное воздействие норм уголовного права имеет место при расчетливом преступном поведении.

Но мотивация может протекать и в иных психологических условиях: при сильном эмоциональном возбуждении лица, при недостаточности времени для учета всех «за» и «против»; при давлении ситуации и наличии конфликта и т. п. Это влечет за собой свернутость процесса мотивации; в подобных случаях он носит характер «короткого замыкания» и протекает весьма быстро. Мотив возникает просто как ответная реакция на неблагоприятно сложившуюся для него конкретную обстановку. Мотивационно-предупредительное воздействие уголовного права оказывается также гораздо слабее. Свернутая мотивация с преобладанием эмоционально-ситуативных моментов, как правило, порождает недостаточно продуманный акт преступного поведения, т. е. поступок, основанный не столько на расчете, сколько на порыве. Это характерно для принятия решений при совершении преступлений против личности (при убийстве, причинении умышленных телесных повреждений и т. п.).

В процессе мотивации могут происходить явления противодействия и вытеснения одного мотива другим и, наоборот, поддержки и усиления ведущего мотива другими (сопутствующими); явления субординации и подчинения одних мотивов другим; возможность изменения мотива, сформировавшего действие, другим мотивом, руководящим действием; закрепление мотивов вследствие достижения результата предыдущего действия, и т. п.

После принятия решения наступает этап реализации сформированной воли лица в действиях. Исполнение преступления требует соответствующих волевых усилий, которые «питаются» силой мотива лица. На этой стадии главным в механизме преступного поведения становится регулирование осуществляемого действия в соответствии с его целью. В структуру правонарушения входит и так называемая оперативная часть действия (отдельные движения, операции, различные приемы и т. д.). Однако оперативная часть противоправного действия полностью подчинена его мотивационной стороне и самостоятельного смыслового значения не имеет. Достижение цели означает окончание действия как волевого акта. Лицо оценивает достигнутый результат, сопоставляя его с намеченной целью. При этом оно констатирует его удачу или неудачу, успех или неуспех.

Таким образом, нужно различать функции мотива на стадиях подготовки и исполнения преступного действия. На первой стадии он формирует решение и порождает волю лица; в стадии исполнения преступления — определяет содержание уже сформированной воли лица, выступая ее смысловой стороной. Благодаря этому обеспечивается претворение мотива в действие и через него — в реальные факты действительности.

Преступная деятельность как форма преступного поведения представляет собой совокупность ряда действий, объединенных общим мотивом и целью. В мотивации преступной деятельности различаются мотивы и цели отдельного действия, мотивы и цели преступной деятельности в целом. Они занимают самостоятельное место в механизме преступного поведения и не могут подменяться один другим: установление мотивации действия, входящего в преступную деятельность, неравнозначно выяснению содержания мотивации деятельности в целом, и наоборот.

Структура мотивации преступной деятельности обычно складывается из совокупности мотивов и целей, составляющих ее действия (эпизоды). Подобная структура мотивации выявлена в подавляющем большинстве уголовных дел об умышленных преступлениях, лишь в незначительном количестве дел мотивация охватывает одноразовое преступное действие.

Структура мотивации в преступной деятельности различается и в зависимости от вида преступления. Так, структура мотивации по делам об умышленном убийстве и умышленном причинении тяжких телесных повреждений, как правило, охватывает 3−4 действия-эпизода, в том числе непреступные (предшествующие) действия, конфликтные действия, подготовительные (не всегда) и исполнительные действия.

Достоверно выявлено, что мотивы отдельных действий (эпизодов) находятся в подчинении и зависимости от общего мотива деятельности. По отношению к отдельному действию общий мотив занимает доминирующее место и выступает в качестве силы, детерминирующей их на осуществление конечной цели деятельности. Лишь взятые вместе, мотивы действий-эпизодов и общий мотив деятельности определяют смысловую линию (содержание) преступного поведения.

Установлено, что между конечной целью преступной деятельности и целью каждого входящего в нее действия также складываются отношения зависимости. Результат каждого действия по отношению к конечной цели преступной деятельности выступает в качестве средства ее достижения и вместе с тем является целью данного действия. В каждом действии-эпизоде преступной деятельности, таким образом, проявляются две цели: цель, непосредственно достигаемая этим действием, и общая (конечная) цель преступной деятельности, ради которой лицом и совершаются все действия.

В результате этого преступной деятельности соответствует определенная структура целей, входящих в нее действий. Развитие деятельности происходит как бы в форме определенных циклов (отрезков деятельности). При этом результаты одного цикла определяют условия для мотивации нового цикла. Мотивация, которая действовала сначала на уровне первого действия, переходит на качественно другую ступень — на уровень второго, затем третьего действия и т. д. При этом происходят определенные изменения в мотивации: первичная мотивация ослабевает, возникает своего рода «новая» (формируемая на базе достигнутого) мотивация каждого последующего противоправного действия.

В целом мотивация преступной деятельности происходит по законам мотивации достижения. Это означает, что каждая подцель (цель промежуточного действия) становится как бы автономной и независимой от конечной цели. Образование конечной цели одновременно происходит по двум направлениям — как образного представления о признаках конечного результата и как функционального определения цикла действий, ведущих к его достижению.

По своему содержанию мотивы и цели преступного действия и деятельности могут совпадать. Лишь при этом условии можно говорить о единой мотивации преступной деятельности лица. Однако мотивы и цели преступного действия и деятельности могут не совпадать. В этих случаях единой мотивации преступной деятельности не будет, так как нарушится смысловое единство деятельности и действия, в силу чего преступное действие выпадает из структуры мотивации данной деятельности и становится самостоятельным актом поведения.

Из сказанного следуют два принципиальных положения:

а) мотив и цель как элементы механизма преступного поведения имеют двойственную природу и должны рассматриваться в двух аспектах; как психологические компоненты, вкрапленные непосредственно в структуру преступного поведения, и как элементы общей социальной направленности и системы ценностных ориентаций личности;

б) анализ процесса мотивации преступного поведения следует проводить с учетом выявленных различий, т. е. в единицах «преступного действия» и «преступной деятельности».

Несоблюдение правил анализа процесса мотивации в единицах «действия» и «деятельности» приводит к серьезным ошибкам.

Мотивационный процесс преступного поведения может включать в себя ряд психических фактов, каждый их которых обладает своей спецификой и выполняет определенные функции. При этом ни один из мотивационных фактов не является автономным, а связан с другими элементами мотивации. Поэтому процесс мотивации складывается в результате взаимодействия всех его элементов. Усиление (или ослабление) одного из элементов может вызвать соответствующее ослабление (или усиление) других элементов, что ведет к изменению содержания мотивации преступного поведения в целом. Так, обострение эмоционального состояния лица может привести к изменению смысловых функций, выполняемых чувствами в процессе мотивации, когда из эмоционального фона они превращаются в мотив преступления. С другой стороны (например, в мотивации ситуативных преступлений), при сильном душевном волнении ослабляется волевой контроль в поведении, что объясняется силой отрицательных эмоций, возникающих у личности под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации. Из этого следует сделать вывод, что все элементы процесса мотивации необходимо рассматривать в качестве целостной психологической структуры. Объединяющим фактором этой системы является одно общее-сознание личности.

На практике нередко приходится встречаться с так называемыми безмотивными преступлениями. Они поражают своей бессмысленностью и не укладываются в привычные представления о механизме преступного поведения. В правовой литературе «безмотивные» преступления не получили еще надлежащего анализа. Кажущаяся на первый взгляд «безмотивность» преступления и отсутствие научно обоснованных рекомендаций по этой категории дел нередко приводят к следственным и судебным ошибкам.

К «безмотивным» преступлениям, как правило, относят преступления, мотивы которых неадекватны внешнему поводу, а также «отсроченные», «замещающие» и ряд других преступных действий, психологическая природа которых в общем достаточно изучена.

К первой группе «безмотивных» преступлений относятся преступления, совершаемые по неадекватным мотивам, т. е. по мотивам, сила которых явно не соответствует породившему их поводу. В большинстве случаев следователь и судья в своей профессиональной деятельности имеют дело с мотивами, которые так или иначе соразмерны вызвавшему их поводу. К подобным мотивам, например, относятся корысть, месть, ревность, иные побуждения, возникающие на почве личных неприязненных отношений. Обычно это мотивы, порождаемые типичными, повторяющимися ситуациями. Неадекватные мотивы преступления. Это сугубо индивидуальные мотивы, явно не соответствующие поводам, их породившим. Они не типичны, т. е. присущи не ситуациям, а лишь отдельным личностям. В силу этого неадекватные мотивы нередко выступают синонимом отсутствия видимого (привычного) мотива. Само же деяние расценивается как «безмотивное преступление». Фактически мотивы совершения преступления есть и в этих случаях. Но они настолько несоразмерны поводу и порожденным ими преступным последствиям, что вызывают подчас серьезные сомнения у следователей, судей и окружающих людей.

3. Возможности социальной психологии в профилактике первичной преступности несовершеннолетних

преступность мотив социальный психология несовершеннолетний

Проблема противоправного поведения несовершеннолетних всегда привлекала к себе пристальное внимание ученых различных областей знания (философии, общей и социальной психологии, возрастной и педагогической психологии, педагогики, права и др.). Вместе с тем, и в настоящее время можно говорить о необходимости дальнейшего научного изучения этой проблемы. Связано это со многими факторами и, прежде всего, с масштабными социально-экономическими, политическими процессами, которые произошли в России в последние годы, и которые не могли не повлиять на основные показатели преступности вообще и преступности несовершеннолетних, в частности.

Большое внимание на формирование личности оказывает семья, роль которой в этом процессе трудно переоценить. Вместе с тем по данным судебной статистики многие несовершеннолетние (около 40,0%) проживали в неполных семьях. Отсутствие одного из родителей вовсе не означает фатальной неизбежности совершения несовершеннолетним преступления, однако необходимо констатировать, что криминальная активность подростков из таких семей во многом раз выше, чем из семей, где есть отец и мать.

Почти половина всех несовершеннолетних преступников до совершения преступления состояли на учете в органах милиции. Основаниями для постановки их на учет являлись: употребление спиртных напитков, систематические уходы из дома, совершение правонарушений, повлекших применение мер административного или общественного воздействия, совершение деяний, предусмотренных Уголовным Кодексом Российской Федерации и др.

Нравственно-психологическая характеристика несовершеннолетних преступников включает в себя как возрастные особенности лиц этого возраста, присущие несовершеннолетним данных возрастных групп, так и специфические особенности, присущие только несовершеннолетним правонарушителям. Характер этих особенностей во многом определяется сформированными у этих несовершеннолетних потребностями, интересами, способностью и умением строить свои отношения с окружающими их людьми, что находит свое отражение в мотивации преступного поведения.

Меры проводимые по предупреждению преступности несовершеннолетних могут быть разделены на пять групп. При этом первые две направлены на профилактику первичной преступности, а последние три — рецидивной. Первая группа мер — это меры по устранению неблагоприятных условий семейного воспитания детей, которые чаще всего приводят к нравственной деформации личности подростка и становлению его на путь совершения антиобщественных поступков. Эти меры предусматривают воздействие только на родителей или лиц, их заменяющих; причем эта мера может быть и чисто воспитательным и принудительным (например: лишение родительских прав). Данная группа мер применяется на этапе ранней профилактики преступлений несовершеннолетних, когда появляется лишь отдельная угроза нравственному здоровью человека. Это чрезвычайно серьезный этап предупредительной работы, ибо, как показывает практика, результаты негативного влияния на ребенка в дальнейшем устраняются с большим трудом, и то лишь при условии специального педагогического воздействия. Ранняя профилактика всегда связана с выявлением неблагополучных семей и принятием мер к устранению этого неблагополучия. Вторая группа мер — это меры по оказанию помощи подросткам, оказавшимся в неблагоприятных условиях жизни и воспитания, начавшим совершать поступки, свидетельствующие о высокой степени вероятности становления их на преступный путь (уход из дома и бродяжничество, мелкие кражи, мелкое хулиганство и т. д.) в сочетании с плохой учебой и дисциплиной в школе, неподчинение родителям и т. д.

Главное здесь — воспитательные усилия направленные на подростка, иногда сочетаемые с принудительными мерами. Последние могут широко использоваться в отношении родителей, а также тех, кто вовлекает подростков в пьянство, совершение правонарушений и т. д. Эффективное применение этих двух мер во многом предопределяет успех всей работы по предупреждению преступности несовершеннолетних. Более того, само существование трех последних этапов — это порождение брака в деятельности на первых двух этапах. Третья группа мер — это меры по установлению подростков, совершивших преступления, привлечение их к ответственности, судебное рассмотрение соответствующих уголовных дел, исправление и перевоспитание тех из них, кто не осужден к лишению свободы.

Четвертая группа мер — это воспитательные и карательные меры к подросткам, отбывающим наказание в воспитательно-трудовых колониях, в целях предотвращения рецидива с их стороны. Пятая группа мер — это меры по приобщению к нормальной жизни, включению в трудовые и учебные коллективы несовершеннолетних, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Работа с такими подростками должна быть ориентирована в первую очередь на то, чтобы они не допустили новых преступных действий. Однако, проблема этим не исчерпывается, поскольку освобожденные из колонии приобретают ореол героев в глазах своих сверстников и часто оказывают на них самое отрицательное влияние, например, вовлекая в преступную деятельность. Поэтому очень важно предупреждение антиобщественного влияния отбывших наказание на других лиц.

Все эти меры по предупреждению преступлений несовершеннолетних в зависимости от содержания, характера делятся на:

— Воспитательные, т. е. направленные на перестройку нравственного сознания личности, ее взглядов, потребностей, ориентаций.

Многие из форм воспитательной работы (а именно в ней участвует наибольшее количество организаций и учреждений) регламентированы законом и иными нормативными актами. Воспитательное воздействие реализуется в ходе бесед, повседневных контактов с подростком, путем вовлечения в работу или учебу, подачи ему положительных примеров, приобщения к художественной литературе, искусству, спорту и т. д.

-Принудительные, т. е. уголовно-правовые, административные, дисциплинарные, исправительно-трудовые. Все они, конечно, регламентированы правом и применяются в основном правоохранительными органами. Однако и общественные организации участвуют в их реализации.

— Организационные — специальные меры по улучшению выявления и учета неблагополучных семей и совершающих правонарушения подростков, оказавшихся в трудных условиях и т. д., планирование работы с ними, контроль, координацию действий различных организаций (в отношении несовершеннолетних это наиболее актуально в силу отмеченного выше значительного числа *субъектов предупредительной работы).

— Различные виды помощи подросткам, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях: устройство на работу или учебу, разрешение семейных конфликтов или конфликтов в учебных или производственных коллективах.

Принципиальное значение имеет выбор двух целей государственной политики предупреждения преступлений несовершеннолетних. С одной стороны — это защита прав и интересов несовершеннолетних, ослабление негативного влияния дисфункции институтов социализации, а с другой стороны — защита общества от правонарушений и преступных посягательств несовершеннолетних. Такая интегрированная конструкция цели политики предупреждения преступности несовершеннолетних позволяет концептуально решать многие проблемы криминологической и правовой практики.

Конкретные задачи этой политики должны формулироваться на основе указанных выше целей с учетом следующих обстоятельств:

-социально-экономического состояния общества, его позитивных и негативных тенденций;

-социально-психологического состояния общества, включая преобладающее в общественном мнении отношение к преступности несовершеннолетних;

— криминогенной ситуации и ее прогноза на ближайшее и отдаленное будущее;

— развитости социального контроля (формального и неформального, внутреннего и внешнего) и тенденций его развития;

— состояния инфраструктуры криминологической профилактики и реабилитационного пространства и возможностей (финансовых, организационных, правовых) ее реформирования и развития.

Государство располагает многими средствами реализации своей политики предупреждения преступности несовершеннолетних: социальная профилактика, правовое сдерживание, криминологическая профилактика, виктимологичекая профилактика и уголовно-правовое предупреждение.

Неоспоримая сложность социального явления, именуемого преступностью, и особенно сложность и многофакторность причинного комплекса, обусловливающего это явление, требует серьезной методической подготовки при разработке и реализации государственной политики предупреждения преступности вообще и ее неотъемлемой составной части — преступности несовершеннолетних — в особенности. Первое, что необходимо для грамотной разработки комплекса мер, охватываемых термином «государственная политика» и воздействующих на преступность несовершеннолетних, это дифференцировка их с учетом таких факторов, как возраст, место жительства, демографические особенности, социально-экономическая и криминологическая ситуация в регионе.

Библиографический список

Правовые акты

Конституция Российской Федерации 1993 г. (в последней ред. Законов Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 г. № 6-ФКЗ, № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря; 2008. 31 декабря.

Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 07. 03. 2011 № 26-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2011. № 11. Ст. 1495.

Научная литература

Баев О.Я., Солодов Д. А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России.- М.: Норма, 2008. -472с.

Васяев А. А. Порядок назначения психиатрической экспертизы// Адвокат. 2009. 3 апреля.

Верещагина А. В. Повод для возбуждения уголовного дела// Российская юстиция. 2011. 3 января.

Волкова Н. В. Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних // Законность. 2009 г. 17 апреля.

Курышева Н. С. Криминальная психология преступника. // Адвокат. 2010. 7 июня.

Меркушов Д. С. Практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2008 г. 6 марта.

Петрухин И. Л. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации.- М.: Проспект, 2008.- 783с.

Прозументов Л. М. Проблемы предупреждения преступности несовершеннолетних. — Т.: ТГПУ, 2004. -356с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой