Киевская Русь X-XII веков

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Киевская Русь — одно из самых больших государств средневековой Европы — сложилось в IX в. в результате длительного внутреннего развития восточнославянских племен. Ее историческим ядром было Среднее Поднепровье, где очень рано зародились новые социальные явления, характерные для классового общества.

Киевская Русь сыграла выдающуюся роль в истории славянских народов. Становление феодальных отношений и завершение процессов формирования единого Древнерусского государства положительно сказались на этническом развитии восточнославянских племен, которые постепенно складывались в единую древнерусскую народность. В ее основе лежали общая территория, единый язык, общая культура, тесные экономические связи. На протяжении всего периода существования Киевской Руси древнерусская народность, которая была общей этнической основой трех братских восточнославянских народов — русского, украинского и белорусского, развивалась путем дальнейшей консолидации.

Объединение всех восточнославянских племен в едином государстве способствовало их общественно-экономическому, политическому и культурному развитию, значительно укрепляло их в борьбе с общим врагом. Культурные ценности, созданные гением древнерусского народа, выдержали испытание временем.

На международной арене Древнерусское государство занимало одно из ведущих мест. Оно поддерживало широкие экономические, политические и культурные связи со многими странами Востока и Запада. Особенно тесными были контакты Руси с Польшей, Чехией, Болгарией, Арменией, Грузией, Средней Азией, странами Западной Европы -- Францией, Англией, Скандинавией, с Византийской империей и др.

Военная сила Киевской Руси стала тем щитом, о который разбивались многочисленные орды кочевых племен Степи, продвигавшиеся к границам Византии и нападавшие на страны Центральной Европы. Согласно признанию византийского историка Никиты Хониата (конец XII — начало XIII в.), именно древнерусский народ спас Византию от нашествия половцев.

Существование Киевской Руси охватывает период с IX в. по 30-е года XII в. Политическая форма этого государства — раннефеодальная монархия, территориальные границы — от Балтики до Черного (Русского) моря и от Закарпатья до Волги. Восточные славяне, как и некоторые другие европейские народы, в своем развитии миновали рабовладельческую стадию. Первоначальной формой классового общества у них являлся феодализм, становление и развитие которого неразрывно связаны с формированием Древнерусского государства. В качестве пережиточных форм на этапе раннего феодализма (IX — начало XII в.) сохранялись и некоторые элементы первобытнообщинного строя (семейная община), однако они были подчинены интересам развития феодального общества. Рабство на Руси существовало в рамках феодальной формации.

Роль варягов в развитии Киевской Руси. Норманнская теория

Нет в истории России вопроса, который не вызвал бы столь продолжительные, ожесточенные и с участием многих ученых споры, чем вопрос, «откуда есть пошла земля русская», кто такой Рюрик и его «варяги»?

Варяги это — древнее скандинавское племя. В русских летописях с варягами связывают начало государственности на Руси.

Слово «Русь» у восточных славян появляется с приходом сюда варягов из Скандинавии, которые принадлежали к племени Русь. Часть историков продолжает связывать с призванием варягов образование древнерусского государства. Основания для этого есть: период с конца VIII по XI век — это время викингов в Европе, походов скандинавов в Западную Европу, когда они захватили весь континент, даже южную оконечность (в ХI в. скандинавы образовали норманнское Королевство в Сицилии). Хотя в Западной Европе существовали более развитые, чем у скандинавов формы общественной и политической жизни, военная демократия викингов становилась организующим элементом для появления европейской государственности. Викинги стимулировали процесс образования государств в Западной Европе.

В восточнославянских землях процесс образования государства шел аналогично европейскому, хотя и имел свои особенности. Древние русские земли испытывали давление со стороны Хазарии. Существовала угроза потери независимости не только Южной Русью (она платила дань), но и северной. Поэтому призвание варяжских дружин для защиты рубежей естественно. При этом утверждается давно сложившаяся точка зрения о том, что варяги это норманны.

Письменные источники относят возникновение Древнерусского государства к IX веку. Русская летопись «Повесть временных лет» рассказывает следующее: «В лето 862 г. новгородцы восстали и изгнали варягов за море. Но среди победителей начались распри. Они пришли к варягам и сказали: «Велика земля наша и обильна, но порядка в ней нет. Придите в ней княжить и владеть нами». По этому призыву в Новгород пришел и стал княжить варяжский князь Рюрик со своими братьями Синеусом и Трувором. После смерти Рюрика власть в Новгороде захватил родич Рюрика Олег.

Далее Повесть временных лет сообщает о том, что бояре Рюрика Аскольд и Дир «отпросились» у своего князя в поход на Византию. По пути они захватили Киев и самочинно назвались князьями. Но Олег, родственник и воевода Рюрика, в 882 г. убил их и стал княжить в Киеве с малолетним сыном Рюрика Игорем. Таким образом, в 882 году под властью одного князя объединились Киев и Новгород, и было образовано Древнерусское государство Киевская Русь.

Таково летописное предание о начале русской государственности. Издавна вокруг него ведутся бесконечные споры. Рассказанная летописцем история послужила основанием для создания в XVIII веке «норманнской теории» возникновения Древнерусского государства. Основоположниками этой теории были работавшие в России в ХVIII веке немецкие ученые Байер, Миллер и Шлецер. Они считали, что главную роль в становлении Киевской Руси сыграли варяги, под которыми понимали норманнов.

Норманнская теория практически сразу после своего создания вызвала резкую критику. Впервые она была высказана в рамках антинорманнской теории, сформулированной М. В. Ломоносовым и основанной на гипотезе об абсолютной самобытности славянской государственности.

Точка зрения антинорманнистов — отрицание роли скандинавов в политических процессах — противоречит известным фактам. Смешение родов и племён, преодоление былой замкнутости, установление регулярных сношений с ближними и дальними соседями, этническое объединение северорусских и южнорусских племён — всё это характерные черты продвижения славянского общества к государству. Развиваясь аналогично Западной Европе, Русь одновременно с ней подошла к рубежу образования большого раннесредневекового государства. И викинги, как и в Западной Европе, стимулировали этот процесс.

Споры идут вокруг того, кто же был легендарный Рюрик и откуда изначально произошло слово Русь. Становление государственности — это длительный процесс, развивающийся лишь на определенной стадии развития и связанный с построением соответствующей общественной структуры.

Еще в ХVIII в. Ломоносов подверг резкой критике норманнскую теорию, считая ее клеветой на древних славян. Всю культуру Киевской Руси норманнисты приписывали варягам, утверждая, что славяне вообще были неспособны к самостоятельному развитию. В своих исторических трудах он показал этнические различия скандинавов и славян, роль и место славян во всемирной истории.

Итак, норманнская теория, исходящая из возможности «научить государству», часто становилась знаменем идеологической и политической борьбы. Теоретические споры ярых норманнистов и антинорманнистов не имеют большого научного значения, будучи крайними точками зрения:

норманнисты преувеличивают роль норманнов в образовании Русского государства;

антинорманнисты преуменьшают или вовсе отрицают эту роль.

Внешняя политика Руси и русских князей

Государство Русь вело борьбу с варяжскими дружинами, Византией, Хазарией и другими государствами, сталкивавшимися с Русью. Борьба с внешней опасностью была одним из факторов, способствовавших образованию раннефеодального государства с центром в Киеве. Древнерусские князья и дружинники стремились также к расширению территории государства и завоеванию торговых путей.

Серьезным препятствием для развития русской торговли, имевшей большое значение для всей Северной и Центральной Европы, являлись степные кочевники и Хазарский каганат. Каганат держал в своих руках важнейшие узлы торговых магистралей: устье Дона, Керченский пролив, устье Волги. Вопреки мнению отдельных историков, считавших Хазарию территориально огромной державой, государство хазар занимало к X в. сравнительно небольшую территорию, ограниченную на востоке Волгой, на юге -- Кума-Манычской впадиной, на северо-западе -- Нижним Доном, на западе -- Крымом. Пользуясь выгодами своего географического положения, хазарские правители ставили свои таможенные заставы в Тмутаракани, у устья Дона, у волго-донской переправы и в Итиле на устье Волги. Современники отмечали, что Хазария жила в значительной мере за счет торговых пошлин. Иногда хазарский каган не довольствовался высокими пошлинами и грабил русские караваны, возвращавшиеся с Каспийского моря.

Первой известной внешнеполитической акцией Древнерусского государства было посольство в Константинополь (Царьград) в 838 году в столицу Византийской империи, наиболее могущественного государства Восточного Средиземноморья и Причерноморья. Отношения с Византией и в последующее время являются важным направлением русской внешней политики. Периоды длительного мира, во время которых русские наемные военные отряды нередко участвовали на стороне Византии в войнах с её соседями, сменялись военными конфликтами. В 860 году состоялся первый поход Руси на Константинополь. Русское войско на 200 судах появилось на берегах Босфора, когда император Михаил III был занят войной с арабами. Результатом похода было мирное соглашение. Вскоре после этого часть древнерусской знати приняла христианство.

В 907 году Киевский новгородский князь Олег (882−912г) привел (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско, в состав которого кроме киевской дружины вошли отряды зависимых от Киева славянских союзов племенных княжеств и наемники-варяги (найм варяжских отрядов, в основном дружин шведских викингов, продолжался в течение всего X и начала XI веков; часть наемников, обогатившись на службе у киевских князей, возвращалась на родину, часть оседала на Руси, вливаясь в ряды древнерусского дружинного слоя, подобно тому как это произошло во второй половине IX века, с дружинниками Рюрика). Результатом похода, в ходе которого были опустошены окрестности Константинополя, было заключение в 907 и 911 годах выгодных для Руси мирных договоров. Их тексты, донесенные «Повестью временных лет» в древнерусской летописью начала XII века самые древние памятники древнерусской дипломатии и права. Согласно договору 907 года, русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, получали привилегированное положение. Договор 911 года регламентировал русско-византийские отношения по широкому спектру политических и правовых вопросов. В договоре имеются ссылки на «Закон русский» во внутренние правовые нормы формирующегося Древнерусского государства.

Преемник Олега князь Игорь в 941 году совершил новый поход на Константинополь. Поводом для похода послужило, по-видимому, нарушение византийцами действующего договора. Войско Игоря потерпело жестокое поражение в морской битве. Тогда в 944 году русский князь в союзе с печенегами предпринял вторую попытку. На этот раз дело не дошло до сражения: был заключен новый мирный договор. Текст договора 944 года также сохранился в летописи.

Дела правления взяла в свои руки жена Игоря — Ольга. Она жестоко отомстила за смерть великого князя. Столица древлян Искоростень (сейчас город Коростень) запылал.

Ольга упорядочила сбор дани в княжестве. Она ввела «полюдье» — определенный размер дани для древлян и новгородцев, а затем по всему государству организовала погосты — места сбора дани.

Княгиня поддерживала с Византией мирные отношения. Она совершила дипломатический визит в Константинополь и приняла христианство. Но этот акт не повлек за собой массовое крещение населения Руси.

Необычайной активностью отличалась внешнеполитическая деятельность сына Игоря и Ольги Святослава (945 — 972; он оставался язычником, несмотря на уговоры матери). В 964−965 годах Святослав покорил живших на Оке вятичей, вышел на волгу, разгромил Волжскую Булгарию (мусульманское государство на Средней Волге и Нижней Каме) и, двинувшись вниз по Волге, обрушился на давнего врага восточных славян в Хазарский каганат. Это некогда могущественное, но уже ослабевшее к тому времени государство не выдержало натиска (были взяты Итиль и Саркел). Разгром Хазарии довершили кочевники-печенеги. Святослав покорил также северо- кавказские племена ясов (предки осетин) и касогов (предки адыгов) и положил начало русскому тмутараканскому княжеству на Таманском полуострове (Восточное Приазовье).

В 967 году князь Святослав сменил направление своей внешней политики с Востока на Балканы. По договоренности с византийским императором Никифором Фокой он выступил против Дунайской Болгарии, одержал победу и обосновался в Нижнем Дунае, откуда начал угрожать и Византии. Византийская дипломатия сумела направить против Руси печенегов, которые, воспользовавшись отсутствием русского князя, в 968 году едва не взяли Киев. Святослав вернулся на Русь, разбил печенегов и вновь возвратился на Дунай. Здесь, заключив союз с болгарским царем Борисом, он начал войну с Византией и, перейдя Балканы, вторгся во Фракию. Военные действия проходили с переменным успехом, но в конце концов византийский император Иоанн Цимисхий перешел в наступление, занял столицу Болгарии Преслав и осадил Святослава в Доростоле (на правом берегу Дуная).

Святой Равноапостольный князь Владимир I

1. Утверждение Владимира на Великокняжеском престоле

Еще до своего второго похода в Болгарию Святослав принял решение о разделе владений между сыновьями: на Киевское княжение был посажен старший, Ярополк; среднему, Олегу, досталась Древлянская земля; младший Владимир, сын Ольгиной ключницы Малуши был отправлен в Новгород. Владимира, еще ребенка, сопровождал его дядя и наставник Добрыня.

И первое время после смерти Святослава никто из братьев не пытался оспорить отцовское завещание. Черная кошка пробежала между Святославичами после того, как Олег во время охоты убил сына могущественного воеводы Свенельда. Отец не простил гибели сына и употребил все свое влияние, чтобы руками Ярополка наказать своего врага. В 977 г. киевская рать совершает поход в Древлянскую землю, который закончился победой киевлян. Юный Олег погиб в суматохе, образовавшейся после отступления его войска (воины торопились укрыться за стенами города Овруга и многие из них попадали в ров; такая участь постигла и Олега). Владимир, опасавшийся, что он может стать следующим, поспешил бежать из Новгорода «за море», т. е. в Скандинавию. Но через три года, в 980 г., он возвращается с варяжской дружиной и прогоняет посадников Ярополка. Затем, явно ища ссоры со старшим братом, он сватается к Рогнеде, дочери полоцкого князя Рогволда, уже обещанной Ярополку. Отказ, облеченный к тому же в оскорбительную форму (Рогнеда назвала Владимира «робичичем», т. е. сыном рабыни), решил судьбу Полоцкого княжества: Владимир убил Рогволда, двух его сыновей и взял дочь в жены.

Из Полоцка он двинулся уже непосредственно на Киев. И здесь он проявил себя непревзойденным мастером политической интриги. Владимиру удается переманить на свою сторону киевского воеводу Блуда, который убедил своего господина без боя сдать Киев и бежать в город Родня. А когда в осажденной крепости начался голод, Ярополк, опять-таки по настоянию Блуда, решился идти на переговоры к Владимиру, где и был предательски убит его дружинниками.

Таким образом, с 980 года Владимир стал единоличным правителем Руси. Празднуя свою победу над Ярополком и отдавая должное поддержавшим его язычникам севера и Киева, он поставил на холме неподалеку от своего дворца статуи всем наиболее популярным языческим богам во главе с Перуном.

2. Внешняя политика

В первые годы своего правления Владимир вел себя как необузданный и жестокий язычник. Но уже в эти годы он решал крупные государственные вопросы. Хотя Новгород и Киев были вновь объединены, древляне вели себя смирно, а весь днепровский путь оказался в руках Владимира, Киеву перестали подчиняться радимичи и вятичи. Владимиру потребовалось три года, чтобы покорить восставшие племена.

Как и его отец, Владимир в дальнейшем крепкой рукой держал единство Руси. Он посылал в различные земли, бывшие племенные княжения, своих сыновей, которые являлись его наместниками.

Продолжал Владимир и внешнюю политику своего отца Святослава, вновь нацелившись на земли по Дунаю. Поход против Болгарии хотя и был успешен, но русские не рискнули закрепиться там и заключили с Болгарией мир.

В начале правления Владимира обозначилось новое направление внешней политики Руси — западное. К этому времени на западных границах Руси сложилось сильное Польское государство во главе с его основателем князем Мешко I из династии Пястов. Он вместе с дружиной принял христианство по римскому образцу. С этого времени польская церковь стала ориентироваться на папу Римского. Главным противником Польши на западе были германские княжества, на востоке же мощным соперником стала Русь. Спорными на долгие годы оказались земли так называемой Червенской Руси с городами Перемышль, Червен и др. Едва заняв престол, Владимир организовал поход на юго-запад и подчинил эти земли Руси. Таким образом, территория Руси ещё более расширилась.

Печенеги периодически грабили русские города и села, уводили жителей в плен, а затем продавали их на невольничьих рынках. Крупное поражение Владимир нанес печенегам в 992 году. В честь этой победы князь основал город Переяславль. Но через четыре года новая печенежская орда подошла к городу Васильеву близ самого Киева. Владимир вышел против врагов с небольшой дружиной, был разбит, и лишь чудо спасло его. Во время бегства князь спрятался под мостом, а печенежские всадники проносились над ним.

Стремясь оградить южные границы Руси от постоянных набегов печенегов, Владимир предпринял строительство крепостей, которые располагались на днепровском левобережье, вдоль рек, впадающих в Днепр. Четыре лини крепостей на расстоянии 15−20 км встали на границе со степью. Большинство таких форпостов располагалось близ бродов, куда в первую очередь устремлялась печенежская конница. Киев, как известно, расположен на правом берегу Днепра. Печенегам, чтобы попасть на этот берег, надо было перейти реку вброд под городом Витичев, а затем пройти через долину реки Стугна. Но как раз здесь и стояли крепости Владимира, соединенные высокими валами.

В глубине этой линии киевский князь построил город-крепость Белгород, который со временем стал местом сбора всех русских сил во время нашествия печенегов.

Для предупреждения об опасности Владимир ввел систему светового оповещения. Огненные сигналы передавались от одной башни к другой, и через несколько минут в Киеве уже знали о приближающейся опасности.

Пожалуй, самым важным в этой сиситеме противоборства со степными кочевниками стала практика привлечения в города-крепости наиболее смелых, сильных и мужественных воинов.

Крещение Руси князем Владимиром

Воскняжившись в Киеве, Владимир произвел своего рода языческую реформу, стремясь, очевидно, поднять древние народные верования до уровня государственной религии. Но попытка превращения язычества в государственную религию с культом Перуна во главе, судя по всему, не удовлетворила Владимира, хотя киевляне охотно поддерживали самые крайние проявления кровавого культа воинственного бога.

Относительно вопроса о времени и месте Крещения князя Владимира есть несколько версий. Согласно общепринятому мнению, князь Владимир принял крещение в 988 году в Крыму (греческий Херсонес — Корсунь).

Цепь событий, непосредственно предшествовавших принятию христианства на Руси и сопровождавших его, остается для нас невыясненной. Летописные легенды, записанные значительно позднее, рассказывают о том, что князем Владимиром был произведен сравнительный анализ предлагавшихся вариантов. Первые послы были от волжских Болгар. Описание Магометова рая и цветущих Гурий пленило воображение сластолюбивого князя; но обрезание казалось ему ненавистным обрядом и запрещение пить вино уставом безрассудным. «Вино, сказал он, есть веселие для русских, не можем быть без него». Послы немецких католиков говорили ему о величии невидимого Вседержителя и ничтожности идолов. Князь ответил им: «Идите обратно, отцы наши не принимали веры от Папы». Выслушав иудеев, он спросил, где их отечество? «В Иерусалиме, ответствовали проповедники: но бог во гневе своем расточил нас по землям чужим». «И вы, наказываемые богом, дерзаете учить других?», — сказал Владимир, «Мы не хотим, подобно вам, лишиться своего отечества». Наконец безымянный греческий Философ, опровергнув в немногих словах другие веры, рассказал Владимиру все содержание библии. И в заключение показал ему картину Страшного Суда, с изображением праведных, идущих в рай, и грешных, осужденных на вечную муку. Пораженный Владимир вздохнул и сказал: «Благо добродетельным и горе злым!» «Крестись, — ответствовал Философ — и будешь в раю с первыми».

Далее князь Владимир послал своих послов по разным странам, что бы те узнали, как там все обстоит на деле. Послы, вернувшись, с презрением отозвались обо всех религиях, кроме греческой. Про католицизм они сказали, что религия их надменная, чопорная. А о греческой вере говорили: «Мы не помнили, где мы находились на земле или на небе».

Решив крестится, Владимир спрашивал лишь у бояр, где принять крещение, на что получил ответ: «Где тебе любо». Тогда князь, собрав войско, пошел на Херсонес. Осушив городские колодцы, он заставил сдаться город. Заняв его, Владимир отправил послов к Василию и Константину с предложением отдать их сестру, Анну, ему в жены, угрожая в противном случае подступить к Константинополю. Цари ответили, что если князь крестится, то Анну за него отдадут. Владимир согласился. Цари, упросив сестру дать согласие, послали ее вместе со священниками к русскому царю.

Киевскому князю было лестно породниться с могущественным императорским домом, но Владимир понимал и государственное значение этого брака. Если бы он рассматривал его просто как династический союз, вряд ли он затеял бы такое сложное дело как крещение Руси, к которому его никто не принуждал.

Во всяком случае, Владимир выполнил свои обязательства и помог Василию II сохранить трон, однако император не торопился отдавать сестру замуж за северного варвара. Владимир решил принудить к выполнению соглашения и, захватив в Крыму греческий город Херсонес, совершил бракосочетание с Анной, многие знатные воины, подражая своему князю, перешли в христианство.

Спустя два года после собственного крещения, Владимир (в крещении Василий) решился приступить к крещению народа, «обратить всю Землю в христианство». Великого князя Владимира побуждало к этому не только религиозное воодушевление. Он руководствовался, конечно, и государственными соображениями, ибо для русского народа христианизация означала приобщение к высокой культуре христианских народов и более успешное развитие своей культурной и государственной жизни. Прежде чем делать это, он решился войти в сношения с греками, так как для будущей русской церкви нужна была иерархия. Для сей цели надлежало отправить посольство с просьбой. Но он поступил иначе: отправился войной на греческий город и только в качестве победителя завязал с греками отношения. По возвращении в Киев Владимир приступил к крещению столичных жителей, а затем и других своих подданных.

Киевляне, среди которых было много христиан, воспринимали обращение в христианство без явного сопротивления. Владимир рассматривал христианство как государственную религию; отказ от крещения в таких условиях был равнозначен проявлению нелояльности, к чему у киевлян не было серьезных оснований. Столь же спокойно отнеслись к крещению обитатели южных и западных городов Руси, часто общавшиеся с иноверцами и жившие в многоязычной, многоплеменной среде.

Куда большее сопротивление оказали жители севера и востока Руси. Новгородцы взбунтовались против присланного в город епископа Иоакима. Для покорения новгородцев потребовалась военная экспедиция киевлян, возглавленная Добрыней и Путятой. Жители Мурома отказались впускать в город сына Владимира, князя Глеба, и заявили о своем желании сохранить религию предков. Сходные конфликты возникали и в других городах Новгородской и Ростовской земель. Причиной столь враждебного отношения является приверженность населения традиционным обрядам, именно в этих городах сложились элементы религиозной языческой организации (регулярные и устойчивые ритуалы, обособленная группа жрецов-волхвов, кудесники). В южных, западных городах и сельской местности языческие верования существовали, скорее, как суеверия, чем как оформившаяся религия.

В сельской местности сопротивление христианству было не столь активным. Земледельцы, охотники, поклонявшиеся духам рек, лесов, полей, огня, чаще всего совмещали веру в этих духов с элементами христианства.

Ярослав Мудрый и «Русская правда»

1. Правление Ярослава Мудрого

Первый период жизни Ярослава Мудрого связан с борьбой за киевский престол. По достижении Ярославом зрелого возраста отец посадил его ростовским князем, а около 1013 после смерти Вышеслава (старшего сына Владимира Святославича) Ярослав становится новгородским князем. В 1014 отказ Ярослава платить дань Киеву вызвал гнев отца и повлек за собой приказ готовиться к походу на Новгород. Но 15 июля 1015 Владимир Святославич скоропостижно скончался, не успев осуществить свой план.

По версии событий, нашедшей отражение в «Повести временных лет», киевский престол захватил туровский князь Святополк I Окаянный, сводный брат Ярослава Владимировича. Желая устранить возможных соперников, Святополк убивает братьев, князей ростовского Бориса, муромского Глеба, древлянского Святослава; пытается убить и Ярослава, но его вовремя предупреждает об опасности сестра Предслава. По другой версии, в крови братьев был повинен не Святополк, а Ярослав, что подтверждается некоторыми западноевропейскими источниками. Заручившись поддержкой новгородцев, Ярослав в декабре 1015 в битве под Любечем одерживает победу над Святополком и захватывает Киев.

Но Святополк не смирился с поражением, и в 1018 он вместе со своим тестем, польским королем Болеславом Храбрым, вторгся в пределы Руси. В битве на Альте Святополк потерпел сокрушительное поражение. В 1019 году четвертый сын Владимира Ярослав вторично и теперь уже навсегда вступил в Киев и сел на русском престоле. Ему было в ту пору немногим более 30 лет.

После победы над Святополком Ярослав начал борьбу с другим своим братом тмутараканским князем Мстиславом, также предъявлявшим права на киевский престол. В сражении под Лиственом в 1024 победа была на стороне Мстислава, но он разрешил Ярославу княжить в Киеве. Все же Ярослав не решился принять предложение брата и продолжал оставаться в Новгороде, направив в Киев своих посадников. В 1025 по заключенному у Городца мирному договору Ярослав получил Русскую землю на запад от Днепра, с центром в Киеве, а Мстислав -- восточную часть, с Черниговом. Лишь после смерти Мстислава в 1035 Ярослав становится «самовластцем» на Руси.

После Лиственской битвы деятельность Ярослава в основном связана с просветительством и христианизацией Руси. Возможно, одной из причин отказа Ярослава от привычной для князя военной деятельности стала тяжелая травма, полученная им во время борьбы с братьями: обследование останков Ярослава показало, что у него была перерублена нога, из-за чего князь должен был сильно хромать и в конце жизни вряд ли мог обходиться без посторонней помощи.

В области внешней политики Ярослав добивался укрепления международного авторитета Древнерусского государства. По его инициативе новгородский князь Владимир I Ярославич 1043 предпринял последний крупный поход Руси на Византию, однако закончившийся неудачей. Около 1050 г. в Киеве был поставлен первый митрополит из русских -- Иларион, отстаивавший независимость русской епархии от Константинополя. Кроме того, многие дети Ярослава были связаны семейными узами с представителями правящих династий Центральной и Западной Европы.

Летописные данные по поводу смерти Ярослава противоречивы; считается, что он скончался 20 февраля 1054, однако, многие исследователи называют иные даты. Перед смертью Ярослав завещал киевский престол старшему из оставшихся в живых сыновей, новгородскому князю Изяславу, наказывая сыновьям жить в мире.

Прозвище «Мудрый» закрепилось за Ярославом в официальной российской историографии лишь во второй половине 19 века.

2. «Русская правда»

В 1036−37 по приказу Ярослава были построены мощные крепостные укрепления («город Ярослава»), Золотые ворота с надвратной церковью Благовещения, храм святой Софии, а также основаны монастыри святых Георгия и Ирины. Прообразами этих построек были архитектурные сооружения Константинополя и Иерусалима; они были призваны символизировать перемещение в Киев центра православного мира. В Повести временных лет" содержится похвальный отзыв о просветительской деятельности Ярослава. По свидетельству летописи, князь позаботился о переводе на русский язык многих греческих книг, которые составили основу библиотеки, созданной им в храме Софии Киевской.

Ярославу приписывается также составление первого русского законодательного акта «Русской Правды», сохранившей свое значение и в более поздние периоды истории. Ее нормы лежат в основе Псковской и Новгородской судных грамот и последующих законодательных актов не только русского, но и литовского права. До наших дней дошло более ста списков Русской Правды. Первый текст был обнаружен и подготовлен к печати известным российским историком В. Н. Татищевым в 1738 г. Название памятника отлично от европейских традиций, где аналогичные сборники права получали чисто юридические заголовки — закон, законник. На Руси в это время были известны понятия «устав», «закон», «обычай», но документ обозначен термином «Правда». Он представляет собой целый комплекс юридических документов X I — XII вв ., составными частями которого являлись Древнейшая Правда (около 1015 г.), Правда Ярославичей (около 1072 г.), Устав Мономаха (около 1120−1130 гг.). Русская Правда в зависимости от редакции подразделяется на Краткую, Пространную и Сокращенную.

Русскую Правду можно определить как кодекс частного права — все ее субъекты являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает. С этим связаны некоторые особенности кодификации. Среди видов преступлений, предусмотренных Русской Правдой, нет преступлений против государства. Законодатель стремился предусмотреть все жизненные ситуации.

Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступления закон ничего не говорил. Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность. Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст. 6 упоминает случай убийства «на пиру явлено», а ст. 7 — убийство «на разбое без всякой свалы». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство (а «на пиру» — значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае — разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно — в разбое).

Тяжелым преступлением против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось даже еще строже, чем легкие телесные повреждения, побои.

К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягчающим — корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).

В Русской Правде уже существует понятие о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала).

Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой (не отличаемый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентировалось понятие «татьба». Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.

Высшей мерой наказания по Русской Правде остается «поток и разграбление», назначаемое только в трех случаях: за, убийство в разбое, поджог и конокрадство. Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника вместе с семьей в рабство).

Следующим по тяжести видом наказания была «вира» — штраф, который назначался только за убийство. Вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось «головничество», равное вире. Вира могла быть одинарная (за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен за убийство привилегированного человека). Существовал особый вид виры -- «дикая» или «повальная», которая налагалась на всю общину. Для применения этого наказания необходимо, чтобы совершенное убийство было простым, неразбойным; община либо не выдаст своего подозреваемого в убийстве члена, либо не может отвести от себя подозрения; община только в том случае платит за своего члена, если он ранее участвовал в вирных платежах за своих соседей. Все остальные преступления (как против личности, так и имущественные) наказывались штрафом — «продажей», размер которой дифференцировался в зависимости от тяжести преступления (1,3,12 гривен). Продажа поступала в казну, потерпевший получал «урок» — денежное возмещение за причиненный ему ущерб.

Холоп — наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: все, чем он обладал, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина), также ложились на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф как за уничтожение имущества либо господину передавался в качестве компенсации другой холоп. Самого холопа, совершившего преступление, следовало выдать потерпевшему (в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления). Штрафную ответственность за холопа всегда нес господин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показания в суде, свободный человек должен был оговориться, что ссылается на «слова холопа».

Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в рабство (одного человека либо всей семьи), рождение от раба, женитьба на рабе, «ключничество» — поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также совершение преступления (такое наказание, как «поток и разграбление», предусматривало выдачу преступника «головой», превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имущество).

Предпосылки феодальной раздробленности

В основе социально-экономических предпосылок развития феодальной раздробленности на Руси лежал процесс феодализации — рост феодальной земельной собственности и складывание классов феодалов и зависимых крестьян. Формирование крупной земельной собственности на Руси в IX—XII вв. шло сложным путем. В IX-Х вв. оно происходило путем «окняжения» ранее общенародных общинных земель, которое делало живших там свободных общинников — «людей» — зависимыми от князя «смердами», платившими ему подати (т.е. подвергавшимися государственной эксплуатации). Затем великие князья стали раздавать «окняженные» земли зависевшим от них местным князьям, боярам, монастырям сначала в форме своего рода столов — «кормлений» (права сбора податей с определенной территории), а затем и в виде земельных пожалований. Из тех и других в XI в. формировались уже феодальные вотчины — наследственные земельные владения феодалов, обрабатывавшиеся трудом зависимых крестьян. Существовали и иные группы крестьянского населения: «челядь», «холопы», т. е. рабы; «изгои», оторвавшиеся от своих общин и жившие в чужих; «закупы» — люди, попавшие в долговую кабалу и работавшие в хозяйстве в качестве земледельцев до выплаты ссуды. Появление «изгоев» и «закупов» свидетельствует о наличии расслоения в старой свободной общине и создании категорий крестьян, вынужденных вступать в поземельную зависимость не от государства, а от частных господ.

Параллельно складывались и формы древнерусской феодальной иерархии, характерной для всех стран в периоды феодальной раздробленности. Эти формы во многом отличались от «классических» западноевропейских: в основе вассалитета здесь лежало не столько условное земельное держание, сколько подчинение «младших» князей «старшим» по силе и могуществу, а бояр — великому князю и князьям в каждом княжестве. В XII в. в отдельных княжествах на землю сажается часть дружины и слуг княжеского «двора», составившие основу будущего слоя дворян и «детей боярских», т. е. низшее звено феодальной иерархии. На этом более высоком уровне феодализации политическая раздробленность Древнерусского государства была закономерной и вела к укреплению его функций в интересах отдельных земель, местных бояр, городов, дворян. Вместе с тем она делала Русь более уязвимой для внешних врагов. Боярство формировалось из верхушки княжеской дружины, в меньшей степени местной знати, и делилось на «столичное» (великокняжеское) и «провинциальное» (областное). Роль боярства была неодинакова в разных древнерусских землях. Наиболее значительна она была в Новгороде, Галицко-Волынской Руси.

Феодальная знать на местах создавала свой государственный аппарат для поддержания господства над зависимым населением и, а целях защиты княжеств от внешних врагов. Киев теперь не только не содействовал росту местных экономических и политических центров отдельных княжеств, но, наоборот, задерживал этот рост, требуя дань и людей. Такое положение вызывало борьбу против центра, что, естественно, ослабляло его. Таким образом, раздробленность явилась прямым следствием утверждения феодального строя на Руси.

В XII—XIII вв. развиваются производительные силы. Так, распространяется пашенное земледелие, трехполье, особенно в центре страны, идет колонизация необжитых земель, появляются новые сельскохозяйственные культуры. Развивается ремесло. Рост производительности труда в сельском хозяйстве и ремесленном производстве оказал огромное влияние на расширение торговли, укрепление городов. Это сопровождалось упрочением феодальной собственности на средства производства (в первую очередь на землю) и дальнейшим наступлением феодалов на права крестьян и городских низов.

Великий князь считался носителем высшей власти и верховным собственником земли княжества. Он «жаловал» вотчины и иммунитетные грамоты своим вассалам и должен был защищать их. Вассалы обязаны были нести службу в пользу великого князя, главным образом, военную. Бояре и «вольные слуги» пользовались правом «отъезда», то есть могли перейти от одного князя к другому. Мелкие феодалы — дворяне таким правом не пользовались. Вся эта иерархия была «ассоциацией», направленной против порабощенного производящего класса, то есть против зависимого крестьянства.

В Киевской Руси большую роль играли города, которых к середине XIII в. было около 150. Наиболее значительные древнерусские города XI—XII вв. не уступали западноевропейским, а столица Киев по числу жителей и размерам превосходила большинство из них. В городах процветали ремесла, купечество вело активную торговлю со многими странами Западной Европы и Востока, с Византией. Особенно выделялись Киев и Новгород. Через Киев, а также Чернигов велась сухопутная торговля с немецкими городами Рейнской области и Баварии, Чехии и Польши. Новгород имел обширные морские торговые связи с Северной Европой.

В основе ослабления старых центров Древней Руси лежали все-таки внутренние процессы: рост крупного феодального землевладения и ослабление центральной власти. С другой стороны, усиливаются окраинные княжества — Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, где процесс феодализации шел медленнее, дольше сохранялась центральная власть и лишь позже, к началу XIII в., возобладали тенденции к феодальной раздробленности.

Неизбежное при этих условиях обособление частей Древнерусского государства лишало киевского князя даней-податей, издавна поступавших в Киев со всех включенных в состав государства племен и народов, т. е. в то самое время, когда Киеву особенно необходимы были материальные средства, он систематически их лишался.

В XI веке в Европе началось движение, окончившееся тем, что торговые пути в Западную Европу из Византии и Малой Азии значительно укоротились и пошли мимо Днепра.

В 1082 г. византийский император Алексей Комнен дал грамоту Венеции, оказавшей императору военную помощь в сицилийской войне. Этой грамотой Венеция была поставлена в торговых своих сношениях с Византией в более выгодные условия, чем собственные подданные императора. Свободная от всяких пошлин торговля, отвод для венецианских купцов особых кварталов в Константинополе и особых морских пристаней, способствовали превращению Венеции в мировую торговую державу. Киевская торговля, транзитная по преимуществу, стала отодвигаться на второй план.

Крестовые походы сильно содействовали также успеху торговли итальянских, южнофранцузских и рейнских городов, получивших в свои руки средиземноморские пути, до тех пор находившиеся в руках арабов и византийцев. Восточные товары стали перевозиться в Европу итальянцами по Средиземному морю, а по Рейну эти товары достигали Центральной Европы. Рейнские города образовали охвативший своими конторами всю Балтику торговый союз, на крайнем северо-восточном участке которого оказался Новгород — один из русских городов, для которого эта передвижка мировых торговых путей несла в себе компенсацию за утраченное положение на великом водном пути «из варяг в греки».

Города по Среднему Поднепровью с перемещением торговых путей стали глохнуть. Ярче всего это обстоятельство сказалось на большом торговом городе Киеве. Лишенный старого своего экономического значения, он в то же время терял и значение политическое.

К середине XII века (особенно ко второй его половине) процесс укрепления и обособления новых политических центров, с одной стороны, и ослабления Киева, с другой, пошел настолько далеко, что Киев окончательно не только перестал быть стольным городом большого, хотя и непрочного государства, но оказался и не на первом месте среди городов других княжеств. Но в глазах народа всей Руси он по-прежнему занимал центральное место, как символ недавнего величия Древнерусского государства.

Культура Киевской Руси

Восточные славяне, в отличие от многих народов Европы, не получили прямого культурного наследия древнего мира. Но от эпохи первобытности они унаследовали и богатый словарный запас, и мифологию. Некоторое влияние на славян оказали в древности соседние скифы и посещаемые славянами с торговыми целями греческие колонии на берегах Чёрного моря. На развитии культуры в IX — XII вв. положительно сказались ежегодные многолюдные поездки русской знати и купцов в Византию, на Восток, в Западную Европу. Здесь знакомились с кораблями, крепостями, ремесленными мастерскими, различными товарами, оружием, местными обычаями и законами.

1. Просвещение

Очагами развития культуры на Руси были города, количество которых росло с каждым столетием. Некоторые русские города вроде Киева, Новгорода, Галича вошли в число центров европейского значения.

В городах значительно развилось ремесло, появились мастера самых различных специальностей. Их изделия продавались не только в городах, но и шли в деревню. В городах открывали школы. В Киеве школы для юношей существовали с X века. А в конце XI века сестра Владимира Мономаха устроила в Киеве школу для девушек. Монастыри, находившиеся тогда в основном в городах, стали важнейшими духовными и культурными центрами.

Кругозор горожан, простых посадских людей, был несравненно шире, чем у сельских пахарей, привязанных к своей небольшой общине. Горожане видели иноземных купцов, ездили сами в другие земли, обычно были грамотны, знали секреты различных ремесел, умели хорошо считать. Грамотность горожан подтверждается большим количеством новых археологических находок.

Берестяные грамоты новгородцев XI — XIII вв. говорят о широком применение письменности: писали жалобы, приглашения, распоряжения о мелких хозяйственных делах, извещения о приезде, о ценах и многом другом. Кроме берестяных писем, о грамотности горожан говорят многочисленные надписи на вещах в разных городах Руси. Гончары писали по сырой глине на своих изделиях, кузнец выковывал своё имя на изготовленном им мече, девушки надписывали пряслица своих веретен, чтобы не перепутать их на посиделках.

Много надписей сделано горожанами на стенах церквей. Среди надписей, нацарапанных на стенах древних зданий, есть автографы исторических лиц: Владимира Мономаха, боярина Ставра Гордятинича, о котором сложена былина. Одна надпись 1054 года о смерти Ярослава Мудрого особенно драгоценна — она свидетельствует о том, что Ярослав имел титул «цесаря» — «царя».

2. Архитектура. Живопись

В Киеве ещё в середине X века появились каменные дворцы, а с принятием христианства стали строить и каменные храмы, расписанные многоцветными фресками. Учителями русских были византийские мастера. Громадное влияние на архитектуру оказали традиции славянского деревянного зодчества.

В мировую культуру вошли такие великолепные здания, как Софийские соборы Киева и Новгорода, церковь Покрова на Нерли, Дмитриевский собор Владимира и многие другие произведения.

В XII — начале XIII в. Во всех крупных русских городах шло широкое строительство крепостных стен, башен, теремов и церквей. Архитекторы возводили высокие великолепные здания с богатым скульптурным и живописным убранством. Кирпичными или белокаменными постройками восхищались современники, записывая в летопись дату строительства, любуются ими и потомки.

Рост городов, появление двух — трёхэтажных зданий заставили архитекторов строить церкви большей высоты, чем раньше. На рубеже XII — XIII вв. появился новый, башнеобразный тип церковной постройки. Из таких величественных храмов сохранились Михайловский в Смоленске, Пятницкие в Чернигове и в Новгороде.

3. Летописи. Общественная мысль

В каждом крупном княжеском городе велась своя летопись, в которую записывались происходящие события. Так как князья часто враждовали друг с другом, то княжеские летописцы помещали в свою хронику копии подлинных документов из княжеского архива для большей убедительности своих записей.

Вместо прежних кратких заметок (иногда по одной строчки за год) теперь летописцы пишут подробные отчёты о сражениях, дипломатических переговорах, закладке храмов, описывая события нередко день за днём, час за часом.

Историки XII — XIII вв. жили интересами своего времени, нередко были пристрастны, субъективны. Летописи являются для нас исключительно важным историческим источником: они сообщают нам сведения о событиях и исторических деятелях, раскрывают нам общественную мысль того времени.

Интересным выразителем надежд служилого человека был Даниил Заточник, написавший в самом конце XII века челобитную (письмо с просьбами) новгородскому князю. «Моление Даниила Заточника» всё состоит из искусно подобранных мудрых изречений из Библии и других религиозных книг. О княжеской власти он отзывается положительно: «Дуб крепок множеством корней; так же и город наш — твоею державою». О себе он говорит, что «беден одеждою, но разумом богат, мыслью паря по воздуху, словно орёл…».

4. Поэзия

Самым значительным поэтическим произведением Древней Руси было «Слово

о полку Игореве", написанное в 1185 году в Киеве по случаю нападения половецкого хана Кончака.

«Слово о полку Игореве» — прекрасное по форме, патриотичное и мудрое обращение к русским князьям в дни большой опасности. С 1180 по 1185 г. Кончак ежегодно приводил на Русь огромные полчища степных кочевников. Князь Игорь Святославич Северский не выступал против половцев, уклоняясь от участия в общерусских оборонительных походах. В 1185 году киевский князь «великий и грозный» Святослав задумал общий поход всех русских князей для защиты Руси. Князь Игорь снова уклонился и торопливо совершил самостоятельный небольшой поход в степь, чем сорвал план общего похода. Игорь был разбит, взят в плен, а победивший Кончак пошёл войной на Киев.

Русские воины мужественно сражались, но один из князей вдруг вывел свои дружины из боя и поехал с ними к себе в Смоленск. Из-за такого княжеского «неподобия» общему делу Кончак не был разбит, а только отогнан обратно в степи и мог в любой момент возобновить нападение. Игорь в это время бежал из плена и прибыл в Киев просить помощи.

«Слово о полку Игореве» написано ярким, поэтическим языком. Необычно выразителен и лиричен знаменитый «плач Ярославны»: княгиня стоит на высокой крепостной стене города Путивля; впереди расстилается далеко видимая степная равнина, на другом конце которой томится в плену князь Игорь.

Ярославна упрашивает ветер, реку и солнце не причинять зла раненому князю и вернуть его в родную землю. Весь плач пронизан мотивами народной поэзии. Автор широко использует природу, одухотворяет её, воскрешает образы старых языческих богов, использует древний славянский эпос о борьбе с готами, былины о Всеславе Полоцком и «старые словеса» певца Бояна.

Любимый образ автора — сокол, быстрая, зоркая птица, поднимающаяся на большую высоту. Автор сам, как сокол, высоко поднялся над русскими землями и дал широкую картину Руси и половецкого поля.

«Слово о полку Игореве» выдержало экзамен на бессмертие. В XIV веке автор поэмы «Задонщина» открыто подражал известной поэме 1185 года.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой