Киевская Русь в конце XII - первой половине XIII столетий

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Раздел 1. Социально-экономическое и политическое положение Руси накануне монголо-татарского нашествия (конец XII — начало ХIII веков)

Раздел 2. Расцвет монгольского государства

2.1 Становление монгольского государства

2.2 Походы Великого Чингизхана в начале ХIII века

2.3 Битва на реке Калка

Выводы

Список использованных источников

Введение

русь татарский чингизхан политический

Актуальность темы заключается в том, что каждая эпоха нуждается в осмыслении исторического прошлого своего государства в тесной связи с мировой историей. И происходит это потому, что меняется сам мир, мы сами? поколение за поколением, и смена идеологических стереотипов является в конечном итоге лишь отражением исторического развития всей мировой цивилизации, так и нашего Отечества.

История Киевской Руси, несомненно, большой отрезок истории Украины. Самое главное нам необходимо возродить интерес к своему прошлому. Загадок много: соотношение между русским народом и огромными русскими пространствами; между народом, который многие называли «безгосударственным? и созданным им могучим государством. Чтобы аргументировано говорить о значении истории нашего государства, нужно представлять важнейшие этапы формирования и развития украинского государства с древнейших времен.

Объектом исследования выступает Киевская Русь, её социально-экономическое положение, а также Великая Степь в конце XII? первой половинне XIII столетий.

Предметом исследования являются взаимоотношения, сложившиеся между русичами и монголами на данном отрезке времени.

Методологической основой данной работы являются анализ, сравнение, синтез, обобщение.

В основу теоретического анализа взят материал историков, чей вклад в изучение глубокой древности нашей страны значителен: Н. М. Карамзина, В. О. Ключевского, Н. И. Костомарова, Б. А. Рыбакова, А. Н. Сахарова, Б. Д. Грекова и других. На страницах литературы, посвященных происхождению восточных славян, подчеркнуто органическое единство славянства с окружающим иноязычным миром. Определенно поставлен вопрос о двух основных политических центрах, консолидировавших восточных славян, что послужило предпосылкой для образования единого Древнерусского государства. Анализ историков позволяет сравнить деятельность русских князей в образовании и укреплении единого государства. Постоянные смуты и междоусобицы на Руси авторами показаны как закономерные явления, объясняющиеся региональными, этническими и, конечно, социальными особенностями страны. В системе древнерусского общества историками отводится определенное место религии.

Цель и задачи работы. Целью работы является объективная оценка событий конца XII? первой половины XIII столетия, а также взаимоотношения русских князей с кочевыми племенами, анализ событий приведших к битве на реке Калка и её результату.

В работе поставлены следующие задачи:

? сравнить деятельность русских князей по укреплению государства в системе европейских и восточных государств;

? обосновать то, что междоусобные войны привели к ослаблению Киевской Руси;

? сравнить взаимоотношения русских князей, накануне сражения у реки Калка;

? проанализировать действие княжеских отношений в сражении в битве на реке Калка.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных в исследовании заданий использовались принципы историзма и объективности, а также метод компаративизма, анализа и синтеза.

Научная новизна работы состоит в попытке комплексного анализа социально-экономического и политического положения Киевской накануне монголо-татарского нашествия, а также развития Великой Степи. В работе проанализированы взаимоотношения русских князей и причины, послужившие началом вторжения монголов на территорию Киевской Руси.

Перечень представленной литературы дает возможность объективно изучить, сравнить и обобщить роль княжеской власти в становлении Киевского государства.

Анализ вчерашнего дня дает возможность избежать ошибок ныне. Это тем более необходимо сегодня, ибо мы живем в динамичное время, обильное идеалами, борющимися друг с другом и порой глубоко враждебными. Определяя задачи и направления своей деятельности, каждый должен быть в определенной степени историком, чтобы стать сознательно действующим гражданином.

Раздел 1. Социально-экономическое и политическое положение Руси накануне монголо-татарского нашествия (конец XII — начало XIII в.)

В XII в. закончился раннефеодальный период истории Киевской Руси, началась эпоха феодальной раздробленности. Историческое содержание этой эпохи долгое время определялось неточно, а иногда и вовсе неправильно. Новая стадия развития феодализма на Руси нередко рассматривалась как явление регрессивное, обусловившее экономический и культурный упадок страны. Ныне на основе анализа всех имеющихся в наличии источников, особенно археологических, ученые пришли к выводу, что Русь на протяжении XII? первой половины XIII в. продолжала развиваться по восходящей линии и по уровню экономики и культуры входила в число наиболее развитых стран Европы.

По мнению Б. А. Рыбакова, новый этап исторического развития Руси правильнее называть не периодом феодальной раздробленности, а начальным

этапом развитого феодализма. Его характерными особенностями были: углубление процессов феодализации в городе и селе, а также дальнейшая кристаллизация и обособление отдельных древнерусских княжеств [9, c. 31].

К концу первой половины XII столетия отдельные древнерусские княжества настолько окрепли и выросли, что смогли начать самостоятельную, во многих отношениях независимую от Киева жизнь. Власть великого киевского князя, ставшего первым среди равных, отошла в прошлое и больше не распространялась на все древнерусские земли. Наряду с киевским титул «великий князь» имели также владимирский, черниговский и некоторые другие князья, бывшие в своих княжествах полновластными хозяевами. Раньше других от Киева отпочковались Полоцк и Новгород, затем Владимир (Суздальский), Чернигов, Галич. Процесс формирования новой политической карты Руси со многими центрами отвечал общеисторическим условиям жизни древнерусских земель [4, c. 12].

Исследования последних лет показывают, что новая стадия развития феодализма на Руси характеризовалась не только укреплением иммунитетных прав, но и необычайно разветвленной системой вассально? иерархических связей.

Господствующий класс на Руси представлял собой довольно сложную феодальную иерархическую лестницу, на верхних ступеньках которой стояли представители княжеского рода, на нижних? бояре, дружинная знать, дворяне. Все они были тесно связаны между собой системой сюзеренитета? вассалитета, которая и в условиях расчлененной формы землевладения оставалась определяющей системой государственно? правовых отношений.

Экономическое развитие Руси XII? XIII вв. проходило по пути укрепления вотчинного хозяйства. Еще в раннефеодальный период во всех землях Руси сложились феодальные отношения, местная родоплеменная знать превратилась в крупных феодалов, выросли и окрепли городские центры. Со временем в каждом главном городе земли прочно закрепились удельные князья, основавшие в них свои местные династии. Черниговская и Новгород? Северская земли оказались в руках Ольговичей, Смоленская? Ростиславичей, Владимиро? Суздальская? Юрьевичей, Волынская? Изяславичей, Полоцкая? Брячиславичей. Только Киев и Новгород в силу разных причин не превратились в наследственные вотчины; в них в продолжение всего периода феодальной раздробленности сидели князья различных династий [7, c. 125].

Недолго, однако, продолжалась мирная совместная жизнь боярства и обосновавшихся в землях князей. Уже со второй половины XII века между ними возникают острые противоречия. Стремление удельных князей к единовластию в своих княжествах натолкнулось на яростное сопротивление крупных феодалов.

Неудовлетворенные независимым положением князя и не получив от него тех прав и привилегий, на которые они рассчитывали, бояре нередко лишали его власти. В свою очередь князья, которым удавалось упрочить свое положение в земле, жестоко расправлялись с боярской оппозицией.

В борьбе с сепаратистскими тенденциями крупного боярства князья опирались на постоянную дружину, которая находилась вблизи стольного города княжества и была готова в любую минуту выступить в поход. На протяжении XII века в каждом княжестве рождалась низшая прослойка феодалов? мелкое дворянство, формировавшееся из княжеских дружинников, слуг, рядовичей и тиунов.

Дворяне, будучи соперниками боярства и пользуясь благосклонностью и поддержкой своих князей, основывали собственные феодальные гнезда вокруг старых городов, становились не только собственниками крупных и мелких поместий, но и владельцами зависимых крестьян. Экономическая нестабильность, зависимость от княжеской власти определили и политические симпатии дворянства. Княжеская «чадь», «отроки» и «детские» были заинтересованы в стабилизации внутреннего положения земель. Они верой и правдой служили своему князю, видя в нем сильную личность, способную крепить единство. Не случайно, Даниил Заточник замечал, что «лучше мне в лаптях жить при княжьем дворе, чем в сафьяновых сапогах при боярском» [4, c. 65].

Одним из основных элементов общественного и государственного развития Руси, как и всей средневековой Европы, были города. Наивысший их расцвет относится к XII? XIII веков. Древнерусские города представляли собой чрезвычайно сложные социально? экономические и политико? административные организмы, основу хозяйственной жизни которых составляли ремесло и торговля, а также сельскохозяйственное производство. Тут изготовлялось все необходимое для государства, для нужд хозяйства, быта, торговли и войны. На городских посадах работали золотых дел мастера, эмальеры и стеклоделы, гончары и кузнецы, резчики по дереву, камню и кости, ткачи и кожемяки, сапожники, оружейники и т. д. [1, c. 83] Города были также административными центрами, крепостями, коллективными замками крупных земельных магнатов округа или княжества, центрами культуры, местом средоточия церковного управления.

Одновременно с экономическим развитием древнерусских земель в XII? XIII века значительно расширились торговые связи между ними. Их укреплению способствовало наличие определенной ремесленной специализации, как отдельных городов, так и целых районов. Успешно развивалась в это время и международная торговля Руси; для защиты торговых путей от половцев («греческого», «соляного», «залозного») [4, c. 127] неоднократно выступали объединенные дружины русских княжеств.

С развитием внутренней и международной торговли в больших городах росло и укрепляло свои позиции сословие ростовщиков и крупных ремесленников. Это против них и земельных магнатов, которые сосредоточивались в городах, поднималось на борьбу население торгово? ремесленных посадов. Классовая борьба в древнерусских городах в XII --XIII вв. была сложной и находила различное выражение. Она приобретала прямую форму восстаний и завуалированную? в виде церковных ересей. Городские низы, беспощадно эксплуатируемые боярами, купцами и ростовщиками, объединялись в корпорации, подобные ремесленным цехам стран Западной Европы. Иногда «черный люд» поддерживали князья, которые использовали недовольство масс в борьбе против независимых бояр.

Важную роль в развитии древнерусского общественного строя, о чем шла речь выше, играло общерусское законодательство. В отличие от некоторых феодально? раздробленных государств Западной Европы (например, Германии), где в каждом княжестве действовали свои законы, в Древней Руси XI? XIII вв. был единый юридический кодекс судебно? правовых норм, имевший одинаковую силу во всех землях. Характерно, что длительный процесс сложения текста «Русской правды» (пространная редакция «Русской правды») завершился вполне на втором этапе исторического развития Руси. В нем нашли отражения все важнейшие стороны экономической и общественно? политической жизни страны? развитие феодальной собственности на землю, дворцово? вотчинная система управления, правовое положение различных категорий зависимого населения, развитие торговли и ограничение ростовщичества, социальная борьба, отмена кровной мести и др.

Стройность и продуманность законоположений «Русской правды» свидетельствует о высоком уровне юридической мысли на Руси. Не случайно этот законодательный свод приобрел общерусское значение и имел юридическую силу во всех княжествах вплоть до XV века

Опорой господствующего класса, основой идеологического влияния на массы была церковь, а высшее духовенство? частью самого господствующего класса.

Церковная организация напоминала светскую. Во главе церкви стоял митрополит «киевский и всея Руси», которого назначал или патриарх константинопольский, или великий князь киевский с последующим утверждением его собором русских епископов. Епархиями, которые в XII--XIII века территориально приближались к княжествам, управляли епископы. Они отбирались местными князьями преимущественно из киевского духовенства и утверждались киевским митрополитом. Важной составной частью церковной организации были монастыри, расположенные в больших городах и за их пределами. В XII? XIII века монастыри стали еще и крупными землевладельцами. Они, владели городами и селами, тысячами зависимых крестьян и большими земельными угодьями. Кроме того, монастыри широко занимались ростовщичеством, в их владениях развивались ремесло и торговля. Церковь принимала активное участие и в политической жизни Руси, в феодальных междоусобицах и классовой борьбе.

Активизация общественно? политической жизни Руси периода феодальной раздробленности пробуждала чувстве общенародного единства, что нашло отражение в многочисленных летописях и литературных произведениях? от «Поучения» Мономаха до «Слова о погибели земли Русской». В своем патриотическом отношении к Русской земле летописцы и публицисты поднимались к пониманию общерусских интересов. Во многом они отражали чувства и настроения народных масс Руси. Этническое развитие Руси XII? XIII века проходило по пути дальнейшей консолидации древнерусской народности, в основе которой лежали сознание общности происхождения и развития, чувство территориальной целостности, единство языка, культуры, веры, наличие прочных экономических связей [6, c. 227]. Если на первом этапе существования Древней Руси силой, способствовавшей этнической сплоченности восточного славянства, было государство, то на втором? древнерусская народность сама стала одним из важнейших условий государственного единства.

Несмотря на политическую раздробленность Руси и рост областных отличий, в XII? XIII века развивалась и самобытная, единая в своей основе русская культура. Отличия были в значительной мере чисто внешними, а единство опиралось на глубокие основы творчества трудовых масс. Закономерно, что материальная культура Руси XII? XIII века стала более единой. Причем это единство прослеживается не только на широком ассортименте изделий городского и сельского ремесла, но и в домостроительстве и даже в каменной архитектуре. Поступательное развитие древнерусских городов как центров высших культурных ценностей народа свидетельствовало о чрезвычайной силе в обществе центростремительных тенденций. На Руси сложился единый (при некоторых локальных отличиях) народный стиль культуры, ставший основой образования родственных национальных культур русского, украинского и белорусского народов.

Политическая жизнь феодальной Руси XII? первой половины XIII веков характеризовалась постоянной конфронтацией тенденций единства древнерусских земель с их политическим дроблением. Напряженная междоусобная борьба князей и княжеских группировок происходила на почве отстаивания той или иной программы общерусского единства. Традиционным центром целостности Руси выступал Киев, вокруг которого приходила борьба претендентов за старшинство; со временем наряду с Киевом выдвинулись и новые объединительные центры? Чернигов, Владимир на Клязьме, Смоленск, Галич.

Согласно академику Рыбакову Б. А., политическое соперничество отдельных княжеских династий Руси вызвало к жизни около середины XII века cсистему дуумвирата? соправления на киевском столе князей двух княжеских линий, которые не желали уступать первенство друг другу [9, c. 214]. Соправление князей? дуумвиров сыграло положительную роль в истории Южной Руси, поскольку оно в некоторой степени смягчало остроту княжеских междоусобиц и способствовало объединению сил для борьбы с половцами. Князья? соправители, за которыми постоянно стояли Смоленское княжество или Волынь, чернигово? северские или владимиро? суздальские земли, связывали Южную Русь с другими районами государства.

Изучение основных институтов государственной власти на Руси (собор, совет, сейм, вече, ряд), а также различных форм зависимости и княжеского суда показывает, что члены правящей княжеской фамилии (являвшиеся, по выражению летописца, «единого деда внуци») были связаны между собой сложной системой вассально? иерархических отношений.

На протяжении XI? в начале XII века на политической карте Руси возникло около 15 больших феодальных княжеств, из которых пять? Киевское, Черниговское, Переяславское, Владимиро? Волынское и Галицкое? находились в пределах современной территории Украины. Через некоторое время, во второй половине XII и в XIII века, процесс дальнейшего политико? административного дробления захватил и их. В каждом княжестве появилось много небольших зависимых княжеств? вассалов [6, c. 111].

Наряду с дроблением в ряде земель Руси четко определились и тенденции к единству, выразителем которых была сильная княжеская власть. Особенно отчетливо они проявились во Владимиро? Суздальской Руси, где уже в конце XII века временно определилась победа великокняжеской власти.

Целый ряд прогрессивных явлений? возникновение больших экономических областей, преодоление замкнутости феодального натурального хозяйства, установление тесных экономических связей между городом и селом и другие, наблюдавшиеся в жизни Руси этого времени, не достигли еще такого развития, которое остановило бы процессы дальнейшего дробления древнерусских княжеств.

Исторические события развернулись непредвиденно. Объединительные тенденции, исходившие из Киева, Владимира, Смоленска, Чернигова, Галича, были насильственно прерваны монголо? татарским нашествием.

В последующей борьбе за национальную независимость идеи единства всех древнерусских земель, с такой силой прозвучавшие в знаменитом «Слове о полку Игореве», сыграли решающую роль.

В политическом строе русских земель и княжеств имелись местные особенности, обусловленные различиями в уровне и темпах развития производительных сил, феодальной земельной собственности, зрелости феодальных производственных отношений. В одних землях княжеская власть (в результате упорной, продолжавшейся с переменным успехом борьбы) смогла подчинить себе местную знать и укрепиться. В Новгородской земле, наоборот, утвердилась феодальная республика, в которой княжеская власть утратила роль главы государства и стала играть подчиненную, преимущественно военно? служебную роль.

С торжеством феодальной раздробленности общерусское значение власти киевских великих князей постепенно свелось до номинального «старейшинства» среди других князей. Связанные друг с другом сложной системой сюзеренитета и вассалитета (в силу сложной иерархической структуры феодальной земельной собственности), правители и феодальная знать княжеств при всей своей местной самостоятельности были вынуждены признавать старейшинство сильнейшего из своей среды (великого князя), объединявшего их усилия для разрешения вопросов, которые не могли быть решены силами одного княжества или же затрагивали интересы ряда княжеств. Уже со второй половины XII века стали выделяться сильнейшие княжества, правители которых становились «великими», «старейшими» в своих землях, представляя в них «…вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого вассалы не могли обойтись и по отношению, к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа [6, c. 115].

До середины ХII века таким главой феодальной иерархии в масштабе всей Руси был киевский князь. Со второй половины XII века его роль перешла к местным великим князьям, которые в глазах современников, как «старейшие князья» были коллективно ответственны за исторические судьбы Руси (представление об этническо? государственном единстве которой продолжало сохраняться) [5, c. 98].

В конце XII? начале XIII веков на Руси определилось три основных политических центра, каждый из которых оказывал решающее влияние на политическую жизнь окрестных земель и княжеств: для Северо? Восточной и Западной (а также в немалой степени для Северо? Западной и Южной) Руси? Владимиро? Суздальское княжество; для Южной и Юго? Западной Руси? Галицко? Волынское княжество; для Северо? Западной Руси? Новгородская феодальная республика.

В условиях феодальной раздробленности резко возросла роль общерусских и земельных съездов (снемов) князей и их вассалов, на которых рассматривались вопросы межкняжеских отношений и заключались соответствующие договоры, обсуждались вопросы Организации борьбы с половцами и проведение других совместных мероприятий. Но попытки князей созывом таких съездов сгладить наиболее отрицательные последствия утраты государственного единства Руси, связать свои местные интересы с встававшими перед ними проблемами общерусского (или общеземельного) масштаба, в конечном счете, терпели неудачу из? за непрекращавшихся между ними усобиц.

Князья обладали всеми правами суверенных государей. Небольшие размеры княжеств позволяли им лично вникать во все дела по управлению и

контролировать своих агентов, вершить суд на своем дворе или во время объездов своих владений. Наряду с продолжавшими действовать нормами «Русской Правды» в землях и княжествах начали складываться свои правовые нормы, находившие отражение в межкняжеских договорах и в торговых договорах русских городов с зарубежными городами. В сборниках церковного права содержались нормы, касавшиеся семейно? брачных и других сторон жизни феодального общества, отнесенных к юрисдикции церковного суда. В составе княжеской и вотчинной администрации, составлявшей в совокупности аппарат управления в княжествах, имелись военные, административные, финансовые, судебные, хозяйственные и другие агенты (воеводы, наместники, посадники, волостели, тысяцкие, дворские, казначеи, печатники, конюшие, вирники, тиуны и др.). Материальное обеспечение их осуществлялось передачей им части доходов от управления (кормление) или же пожалованием земель в вотчину.

Одной из важнейших обязанностей вассалов было оказание помощи своему сюзерену советом, обязанность думать вместе с ним «о строе земельном и о ратех». Этот совещательный орган при князе (боярская дума) не имел юридически оформленного статута, созыв его и состав думцев, так же как и круг вопросов, ставившихся на обсуждение, зависели от князя. Рекомендации думцев для князя считались необязательными, но лишь немногие князья решались их игнорировать или поступить вопреки совету своих могущественных вассалов. При слабых князьях власть фактически сосредоточивалась в руках бояр? думцев.

Помимо бояр и лиц дворцового управления в княжеской думе участвовали представители высшего духовенства. С ростом церковного землевладения духовенство превращалось в могущественную сословную корпорацию феодалов? землевладельцев со сложной иерархической лестницей. Опираясь на свой духовный авторитет, возраставшее экономическое могущество и преимущество, которые давало ей сохранение в условиях раздробленной Руси сословного и организационного единства, церковь стала претендовать на роль верховного арбитра в межкняжеских отношениях, активно вмешиваться в политическую борьбу и княжеские усобицы.

Основу вооруженных сил княжеств составляли, как и ранее, княжеские дружины из воинов? профессионалов (дворяне, детские, отроки). Верхушка княжеской дружины: служилые бояре имели отряды из вооруженных холопов (чадь) и военных слуг? вассалов. Конные дружины были сравнительно немногочисленными, поэтому при необходимости собиралось пешее ополчение из смердов и горожан. Роль полков городского ополчения резко возросла в связи с сокращением численности крестьян, не вовлеченных в личную зависимость. Большую роль в обороне южных границ играли «черные клобуки»? вассальные от Киева тюркские кочевники.

Феодальные усобицы и набеги половцев обусловили интенсивное строительство оборонительных сооружений. Города опоясывались земляными валами и рвами, в систему деревянных крепостей начали включаться как узлы обороны каменные башни. В Галицкой и Новгородской землях стали строить каменные крепости.

Военно?оборонительное значение имели и каменные храмы, становившиеся нередко последними узлами обороны для защитников городов. Обычным боевым порядком русских войск было построение из трех полков: центра (чело) и боковых? крыльев. В дальнейшем прибавились сторожевой (передовой) и засадный (резервный) полки. Вооружение русских дружинников по качеству и эффективности в бою не уступало лучшим образцам вооружения западноевропейских рыцарей.

В совокупности русские земли имели значительные военные силы для отражения внешней агрессии. Сокрушительные удары Мономаха по половцам в 1103?1111 гг. были достигнуты благодаря объединению под его руководством воинских сил многих княжеств. Последующая активная оборона южных границ, сопровождавшаяся совместными походами князей в глубь половецких степей, значительно ослабила половецкие орды. Новый натиск половцев на Южную Русь в 70?80-х годах XII в., временно объединивших силы мелких орд под властью нескольких ханов (Кончак, Кобяк, Гза), уже не потребовал вовлечения в борьбу всех русских княжеств и был отражен пограничными княжествами и «черными клобуками» [8, c. 201].

Борьбу с «Полем» затрудняли княжеские усобицы, во время которых отдельные князья то вступали в союз с половцами и вместе с ними опустошали земли своих соперников, то, уклоняясь от участия в совместных походах, предпринимали против половцев сепаратные, ради «своего добытка», походы. Тяжелая неудача одного такого похода (предпринятого «в особь» в 1185 г. северским князем Игорем Святославичем), открыла половцам брешь в русской обороне для опустошительного набега. Эта неудача послужила безымянному автору «Слова о полку Игореве» поводом для предостережения князей о грозящей от «Поля» опасности из? за отсутствия единства между ними в защите Русской земли. Но страстный призыв к единению всех сил Руси, чтобы «загородить Полю ворота», прозвучавший всего за 38 лет до битвы на Калке, не был услышан.

Дальнейшее развитие русских земель могло идти по любому из наметившихся путей, однако вторжение во второй половине XIII века монгольских войск существенно изменило политическую ситуацию в стране.

Раздел 2. Великая степь: расцвет монгольского государства

2.1 Становление монгольского государства

Огромное значение в исторических судьбах русского народа, народов Средней Азии, Казахстана, Закавказья, Крыма и Поволжья имели разрушительные завоевания монголо-татар и создание ими военно? феодальных государств чингисидов.

В XI? XII веках на огромных просторах Монголии кочевали многочисленные скотоводческие племена и более мелкие родовые и аильные (семейно?родственные) коллективы. При этом часть монгольских племен? лесные монголы? еще не полностью перешла к скотоводческому хозяйству, продолжала жить охотой, рыболовством и собирательством готовых продуктов природы [10, c. 64].

Управление семейными, производственными и другими общественными делами продолжало строиться на традиционной кровнородственной основе: аил? род? племя во главе со старейшинами и вождями. Культ предков, обожествление природы оставались характерной формой сознания для подобного состояния общества [11, c. 95].

Вместе с тем углубляющееся разделение труда, развитие ремесленного производства (юрт, сбруи, оружия, всевозможной бытовой утвари и т. д.) привели к возникновению частной собственности на средства производства, прежде всего на скот. На классовое расслоение общества повлияло также возрастающее воздействие соседних с Монголией развитых феодальных государств С редней Азии и Китая. Монгольское общество резко разделилось на феодалов? нойонов? родоплеменную военную аристократию, владевшую огромными стадами лошадей, крупного и мелкого рогатого скота и содержавшую сильные военные дружины? нукеров, и простой народ? карачу, находившийся от феодалов в различных формах зависимости [10, c. 163].

Процесс этот сопровождался бесконечными разорительными междоусобицами вождей и военных предводителей отдельных племен, племенных групп и родов. Ожесточенная борьба велась за обладание наиболее богатыми пастбищами, удобными зимними стойбищами, за подчинение слабых племенных и родовых подразделений наиболее сильным, богатым и воинственным.

На рубеже XII? XIII веков этот процесс завершился выделением самых сильных и влиятельных племен и родов и их предводителей? вождей, среди которых наиболее могущественным, непреклонным и жестоким был Темучин. В 1206 г. на съезде? курултае Темучин был избран общемонгольским ханом и получил имя Чингисхана. Все монгольские племена были объединены, а вожди? нойоны признали одного владыку? Чингисхана [10, c. 171].

Чингисханом была осуществлена очень важная военно? десятичная реформа. Наряду с сохранением старой организации общества по кровнородственному принципу? по племенам, родам, аилам? все способное к военному делу население (все монголы считались вечно военнообязанными по принципу: «нет монгольского населения, а есть монгольское войско») было разделено на тьмы по 10 тыс. конного войска, во главе которых стояли ближайшие родственники хана и наиболее верные ему нойоны? темники, тысячники во главе тысячи воинов, сотники во главе сотни, десятники во главе десяти воинов. Эта простая военно? десятичная структура, известная многим народам на начальной стадии развития государственности, создавала благоприятные возможности для подавления собственного народа и для агрессивных походов против соседей. Кроме того, она позволяла на основе жесткой военной дисциплины преодолевать сепаратистские амбиции родоплеменных вождей, а в случае успешных походов и захвата большой военной добычи содействовала росту авторитета главного предводителя? хана, превращению власти в деспотическую, обожествлению его личности [10, c. 176].

Для укрепления своей власти и усмирения, непокорных Чингисханом был создан десятитысячный корпус охранников? личная гвардия хана, состоявшая из особо доверенных и тщательно отбираемых лиц? сыновей господствующей военно? феодальной и чиновной аристократии. Одновременно с этим стали внедряться новые нормы права, получившие наименование Великой Ясы Чингисхана, отличавшейся необыкновенной жестокостью наказаний за любой проступок против установленных правил [11, c. 12]. О силе власти Чингисхана и организации управления народом свидетельствует путешественник того времени, агент папы Римского Плано Карпини: «Никто не смеет пребывать в какой? нибудь стране, если где император не укажет ему. Сам он указывает, где пребывать вождям, вожди же указывают места тысячникам, тысячники сотникам, сотники же десятникам». Укрепив военно-политическую организацию власти феодалов в монгольском обществе, Чингисхан приступил к осуществлению своих внешнеполитических захватнических целей.

Завоевательным походам Чингисхана в высшей степени благоприятствовала сложившаяся в странах Востока и Восточной Европы обстановка. Политическое положение в Китае, Средней Азии, Закавказье, на Руси? основных объектах монгольских завоеваний? характеризовалось наступившей повсеместно феодальной раздробленностью, отсутствием сильной центральной власти. Кроме того, монголы и насильственно вовлеченные в орбиту их завоеваний другие народы при общей своей отсталости имели одно исключительно важное военное преимущество перед феодально-развитыми оседлыми народами? многочисленное подвижное конное войско.

В 1215 г. войска Чингисхана начали захват Китая. В течение 1219?1221 гг. они разгромили владения Хорезмшаха в Семиречье и Средней Азии, прошли почти весь Казахстан, захватили Афганистан. В 1220?1223 гг. монголы осуществили поход через Персию на Кавказ. В это же время они разгромили половцев и впервые встретились с русским войском в битве при Калке. Завоевание Руси и ее княжеств монголы осуществили при преемниках Чингисхана? Батые (Бату) и Берке в течение 1237?1254 гг. В процессе длительного и ожесточенного сопротивления русского народа монголы утратили свою наступательную мощь и не смогли реализовать своих планов по завоеванию Центральной и Западной Европы [10, c. 301].

Монгольские завоевания, сопровождались безжалостным и варварским разрушением и сожжением городов, крепостей и поселков, истреблением и угоном в рабство огромных масс населения, установлением над побежденными жестокого гнета, режима систематического террора и организованного грабежа, осуществляемого посредством целого ряда государственно? принудительных мероприятий: дани, налогов, подарков, приношений, поставок лошадей и продовольствия, почтовой повинности, предоставления определенного числа воинов, искусных ремесленников и др.

Все завоеванные монголами территории с живущими на них народами и племенами Чингисхан рассматривал как подвластные ему и собственность его рода («золотого рода»). Возникло огромное государство? империя Чингисхана. Управление ею основывалось на двух принципах? родовом и военно? феодальном. Если родовой принцип, ведущий свое начало от исторически сложившейся родовой идеологии, должен был способствовать сохранению централизованного управления, то главный, решающий военно? феодальный принцип находился в полном противоречии с первым. Он складывался, развивался и укреплялся постепенно, по мере накопления монголами собственного управленческого опыта и использования ими многовекового опыта завоеванных феодальных государств Китая, Средней Азии, Персии, арабов, народов Закавказья, Руси.

Родовой принцип проявлялся в том, что улусные ханы? вассалы вынуждены время от времени посылать великому хану в Монголию (своему верховному сюзерену) часть награбленной добычи. В отдельных случаях вассальные правители, например грузинские цари и армянские князья, ездили в далекий Каракорум для получения от великого хана ярлыков? грамот на владение своими улусами, а многие деспоты? узурпаторы, происходившие не из «золотого рода», вынуждены были держать при себе подставных ханов из рода чингисидов [7, c. 117].

Так поступали эмиры Средней Азии, Мамай в Золотой Орде? завоеватель, основавший собственную империю, эмир Тимур и др. Однако, как ни велико было значение родового принципа, империя Чингисхана в силу географических, социально? экономических, национальных и многих других причин не могла существовать как единое централизованное государство и быстро распалась на отдельные самостоятельные улусы. Военно? феодальный принцип полностью победил. Сам Чингисхан перед своей смертью (1227) вынужден был разделить управление империей между своими четырьмя сыновьями [10, c. 291].

Старшему? Джучи? был выделен самый дальний улус от реки Иртыш? Кыпчакские степи, Поволжье, Крым, получивший вскоре наименование Синей Орды, а у русских? Золотой Орды.

Второму сыну? Чагатаю? достались Средняя Азия и целый ряд сопредельных с ней территорий и народов.

Угедей получил часть Западной Туркмении, Северную Персию и Закавказье.

Младшему сыну Чингисхана, в соответствии со старинным монгольским обычаем, был оставлен коренной улус? Монголия. Владелец коренного улуса считался великим ханом? сюзереном над владельцами остальных улусов. Столицей его был город Каракорум.

Таким образом, на территории России, в результате монгольских завоеваний образовалось три военно? феодальных государства под властью сыновей Чингисхана и их потомков: Золотая Орда, государство Чагатая в Средней Азии и государство Ху? лагидов в Закавказье.

Между сыновьями Чингисхана и их преемниками в течение XIII и XIV в. шла ожесточенная борьба за расширение своих улусов и даже за престол великого хана в Каракоруме. Поэтому связи между великим ханом и его вассалами? ханами улусов? часто прерывались, а после перенесения столицы из Каракорума в Хан? балдын (Пекин) во второй половине XIII в. они вообще прекратились. Великий хан стал одновременно хуанди? императором Китая.

Главной военной опорой господства монгольских завоевателей, являлись расселенные среди покоренных народов многочисленные монгольские племена и роды, кочевавшие по степным, и предгорным пастбищам, которые были организованные по десятичной системе. Общими целями империи Чингисхана и самостоятельных военно? феодальных государств? улусов, образовавшихся после ее распада, являлись укрепление и увековечение господства потомков «золотого рода» чингисидов, многочисленных царевичей? членов этого рода, нойонов. [10, c. 352] Средствами и методами достижения этих целей стали:

1) установление беспощадного государственно? организованного террора в отношении покоренных народов и племен;

2) использование характерного для всех поработителей принципа: «разделяй и властвуй». Этот принцип, нашел свое воплощение в предоставлении привилегий монгольской знати, вождям кочевых племен, установлении различного статуса для феодалов, городов, духовенства, применении системы откупов, для управления и выжимания налогов, даней, поборов и т. п. ;

3) создание большого финансового аппарата для систематического взимания с покоренных народов огромных денежных и других материальных средств, привлечения их к различным повинностям и службам. Чиновники этого аппарата периодически производили переписи населения и обеспечивали сбор налогов и других поборов;

4) постоянная военная готовность для подавления непокорных, организации набегов и грабительских походов против сопредельных и отдаленных государств и народов;

5) правовой плюрализм: сохранение действия местного здатного, мусульманского права, права городов и оседлого населения при господствующем положении общего права, т. е. Ясы Чингисхана, ярлыков, распоряжений, приказов ханов и их администраций;

6) относительная веротерпимость, поскольку монгольские феодалы понимали значение религии и духовенства для сохранения своего господства над покоренными народами. Сами же они были достаточно суеверны и боялись гнева не только своих, но и чужих богов.

2.2 Походы великого Чингисхана в начале XIII столетия

Молодое Монгольское государство, в основе которого, как нигде, лежала воинская организация, да и еще и управляемое таким талантливым и активным полководцем, каким был Чингисхан, не могло не быть воинственным. Успешно ассимилируя покоренные племена и народы, особенно потому, что отличались абсолютной веротерпимостью, монголы вскоре стали одной из самых мощных сил на исторической арене, а предпринятые ими завоевательные походы во многом определили дальнейшее историческое развитие народов Евразии.

К 1211 г. монголы завоевали землю бурят, якутов, киргизов и уйгуров, т. е. подчинили себе практически все основные племена и народы Сибири, обложив их данью. В 1211 г. Чингисхан приступил к завоеванию Северного Китая, которое было завершено лишь к 1234 году. Монголы в процессе завоевания заимствовали у китайцев различную военную технику, а также научились осаждать крепости при помощи стенобитных и осадочных машин. В 1218 г. татаро? монголы покорили всю Корею.

Летом 1219 г. около 100 тыс. татаро? монголов во главе с Чингисханом вторглись в Среднюю Азию. В то время там существовало Хорезмское государство во главе с ханом Мухаммедом. Это был процветающий край с развитым земледелием, ремеслами, лежащий на пересечении торговых путей. Крупнейшие города Хорезм, Бухара, Самарканд поражали своими архитектурными ансамблями. Но внутренние распри не позволили дать отпор монгольскому войску. В итоге, жители городов были почти поголовно истреблены, искусные ремесленники уведены в плен, а пашни превращены в пастбища. Население обложили тяжелейшей данью [10, c. 356].

Основная сила татаро? монголов возвратилась с награбленной добычей из Средней Азии в Монголию. Но значительная часть войска была направлена на завоевание Ирана и Закавказья. Разбив объединенные армяно? грузинские войска и нанеся огромный ущерб экономике Закавказья, захватчики, были вынуждены покинуть территорию Грузии, Армении и Азербайджана, так как встретили сильное сопротивление населения. Мимо Дербента, где был проход по берегу Каспийского моря, татаро? монголы прошли на Северный Кавказ в земли аланов. Здесь их ожидали новые бои. Аланы объединились с кочевавшими там половцами, как свидетельствует персидский историк — Рашид? ал? Дин, сразились сообща, «но никто из них не остался победителем». Тогда татаро? монголы склонили половецких вождей к уходу из земель аланов, а затем «одержали победу над аланами, совершив все, что было в их силах по части грабежа и убийства». Осенью 1220 г. татаро? монголы во главе с полководцами Джебе и Субэдэем вторглись в Азербайджан, г. Нахичевань и ряд других городов были уничтожены [10, c. 358].

Покорив Закавказье, монголо-татары вышли в тыл своим давнишним противникам? половцам. Понимая, что им в одиночку не справиться со столь опасным врагом, половцы отступили к западу, к русской границе, и попросили помощи у русских князей.

2.3 Битва на реке Калка

После многомесячного похода Субедей получил приказ от Чингисхана перейти через Кавказ и нанести удар по половцам? куманам, а затем возвратиться и присоединиться к основным силам монгольской армии. Усилив свою армию Субедей и Джебе, перейдут реку Аракс и вторгнутся в Грузию. Сопротивление со стороны грузинских князей было сломлено и монгольские отряды двинулись дальше через перевалы Кавказкого хребта. Там в низовьях Терека их поджидала армия враждебных объединенныъх племен, превосходные степные наездники (имеется ввиду монголы) оказалась в затруднительном положении. Пришлось идти на обман. Субедей и Джебе отправили к половецким ханам послов, заверяя их, что не будут с ними воевать ибо они одной веры. Обещания и щедрые дары возимело особое воздействие на половецкие отряды. Они поверив в это стали поворачивать своих коней и возвращаться в свои кочевья. А в это время монгольская конница ринулась мощным потоком на племена ясов, косогов и аланов легко их разгромив. В ходе всех происходящих событий монголы легко прорвались на равнину, грабя селения, угоняя скот они полностью прошлись по Северному Кавказу [9, c. 215]. Но этого вероятней всего им показалось недостаточно и они вторглись на половецкие земли в результате чего было дано первое сражение на Дону в ходе, которого половцы потерпели поражение. Только после первых столкновений половцев с монголами рксским князьям стало известно об этом кочевом народе.

С приближением зимы степные просторы между Bолгой и Доном прекрасно продходили для зимовья многочисленных табунов и стад, которые всегла следовали за монгольским войском. Монголы не имели колесных обозов, все что везлось было навьючено на многочисленных лошадей и верблюдов. Помимо этого каждый воин имел несколько запасных лошадей. Стада, дававшие войскам пищу, двигались своим ходом. Такой уклад позволял монгольской армиипревосходить по скорости передвижения любую другую армию, это и было ее неоспоримым преимуществом. Такое количество животных было очень сложно прокормить. Степь с ее столь небогатой растительностью давала не слишком много возможностей, а распылять свои силы в военных походах монголы не стремились ибо это было очень рискованно. По мнению многих историков монголы себя обезопасили в этих степях и поэтому могли спокойно находиться на половецких степях при этом отдохнуть и дать отдых своим лошадям.

Половецкий хан Котян упрашивает своего зятя Мстислава Галицкого выступить против монголов, при этом рассказывая о жестокости этого народа. Другие половецкие ханы не отставая от Котяна, уговаривают и задабривают русских князей дарами постоянно напирая на то, что сегодня побили их завтра эта участь может постичь земли русские. Князь Мстислав поддерживает их, напоминая князьям, что если не помочь половцам, то те, чего доброго перйдут на сторону татар, и у последних будет больще сил, чтобы напасть на русские земли. Все уговоры, рассказы, дары, чувство несомненной опасности заставили русских князей решиться на совместный поход против монголов. Было принято решение о выдвижении навстречу противнику, каждый из князей уехал в свой удел для подготовки к новому походу.

За это время монголы сумели осуществить поход на Крым, где разграбили Сугдею, наладить коммуникационный канал через Кавказ. Подобного рода линии всегда соединяли отдельные отряды и армии монгольских войск и представляли собой череду почтовых постов, через которые конная эстафета доставляла все приказы и донесения. Скорость, с которой таким путем перемещалось донесение, достигала 600 километров в сутки. Исходя из этого можно сделать небольшой вывод противник, который будет противостоять русским князьям двольно не простой [4, c. 31].

И все-таки по мнению Гумилева, Карамзин называл половцев неутомимыми злодеями и утверждал, что «мир с такими варварами мог быть только опасным перемирием» Зачем же русские князья в 1223 г. пошли выручать половцев на Калку? [5, c. 197]

Устрялов, хоть и приводил факты участия половцев в междоусобицах как наемного войска, именует их «лютыми злодеями». Менее эмоциональный Соловьев считал, что «Россия… должна была вести борьбу с жителями степей, с кочевыми азиатскими народами…». Эту идею развивал вслед за Соловьевым, Ключевский. Они придавали этой войне характер «борьбы леса со степью», чем тезису «извечного антагонизма» Руси и Степи придавался как бы географический смысл, но соль была в ином: создатели этой концепции считали своим долгом оправдать «отсталость» России от стран Западной Европы и доказать неблагодарным европейцам, что «Русь своей степной борьбой прикрывала левый фланг европейского наступления» [7, c. 116].

Окончив сборы и приготовления, князья во главе своих ратей начали выступать из разных концов Руси, к условленному месту сбора, возле города Заруба. В этом предприятии приняли участие три основные группировки русских князей.

Киевскую группировку возглавил Мстислав Романович, в нее вошли: его сын Всеволод, зять Андрей, а также Святослав Шумский, и Юрий Несвижский. Чернигово? Смоленскую группировку возглавил черниговский князь Мсислав Святославич, в нее вошли: князь Олег Курский, князья Путивльский и Трубчевский. Во главе третьей группировки стоял инициатор похода Великий князь Галицкий Мстислав Мстиславович, в ее состав вошли: Данило Романович, Мстислав Ярославич Немой, Изяслав Владимирович Требовльский, Изяслав Ингварович и другие [2, c. 137].

К месту где расположился русский стан прибыли монгольские послы и обратились к собравшимся князьям со словами: «Мы земли вашей не занимали, городов и сел ваших не трогали. И пришли не на Вас, но пришли Богом пущенные, на холопов и конюхов своих, безбожных половцев. У нас нет с Вами розни, половцы же вам много зла творят. Мы будем бить их отсюда, а если они побегут к вам, то бейте их со своей стороны и забирайте их имущество».

Князья выслушали посланников, понимая что их устами прозвучала правда, но нарушить данного слова союзникам нарушить не смогли. И скорее всего заподозрив в посланниках шпионов, дали молчаливое согласие на их убийство, что было выполнено с большой охотой воинами хана Котяна. Только вот уверенности в том, что князья были правы нет, и скорее это была их самая большая ошибка. Ибо монголы прежде чем начать свое наступление были очень хорошо осведомлены о положении дел в государстве и теперь они были уверены, что обязаны мстить до последнего за смерть убитых послов.

Например, Н. Гумилев пишет, что об убийстве послов историки, кроме Г. Вернадского, упоминают мимоходом, точно это мелочь, не заслуживающая внимания. А ведь это подлое преступление, гостеубийство, предательство доверившегося! И нет никаких оснований считать мирные предложения монголов дипломатическим трюком. Русские земли, покрытые густым лесом, были монголам не нужны, а русские, как оседлый народ, не могли угрожать коренному монгольскому улусу, т. е. были для монголов безопасны. Опасны были половцы? союзники меркитов и других противников Чингисхана. Поэтому монголы искренне хотели мира с русскими, но после предательского убийства и неспровоцированного нападения мир стал невозможен [5, c. 209].

Однако монголы не ко всем русским стали проявлять враждебность и мстительность. Многие русские города во время похода Батыя не пострадали. «Злым городом» был объявлен только Козельск, князь которого Мстислав Святославич Черниговский был среди тех «великих» князей, которые решали судьбу послов. Монголы полагали, что подданные злого правителя несут ответственность за его преступления. У них самих было именно так. Они просто не могли себе представить князя вне «коллектива». Поэтому пострадал Козельск.

Ситуацию, которая сложилась на берегу реки Калка многие историки анализируют по? разному. Одни опускают мелочи, например: убийство послов — его как будто бы и не было, другие на этом акцентируют внимание. Как себя повели князья во время подготовки к этому сражению, например И. Голыжеников дает описание происходящим событиям.

Он пишет, что наступление длилось в течение семи дней, впереди двигались половцы и галицко? волынская молодежь во главе с Данилой. Монгольские посты, отстреливаясь из луков, легко отступали на своих низкорослых скакунах. Следом за ними двигался авангард во главе с Мстиславом Галицким, а за ними черниговские полки, завершали движение — киевские рати [3, c. 39].

В это время Субедей выманивает союзников из-за Днепра и время от времени подставляя под удары свои слабые передовые отряды, которые противник легко опрокидывал, при этом поджидая более удачного момента для нанесения удара основными силами. От военачальника не остались скрытыми распри, которые царили среди князей и обострялись день ото дня.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой