Криминология преступности несовершеннолетних и молодежи

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки российской федерации

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КЕМЕРОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

Кафедра уголовного права и процесса

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине Криминология

на тему: Криминология преступности несовершеннолетних и молодежи

Выполнил: студент

Группы ЮГПс-091

Коломейцев Е.И.

Проверил:

Преподаватель Лелюх В. Ф., проф.

Кемерово 2011 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Состояние, динамика и причины преступности несовершеннолетних

2. Взаимодействие преступности несовершеннолетних с преступностью молодежи

3. Структурные, мотивационные и иные основные криминологические характеристики преступлений несовершеннолетних

4. Половозрастные характеристики несовершеннолетних, совершивших преступления

5. Характеристика преступности различных по роду занятии социальных групп несовершеннолетних

6. Некоторые личностные особенности несовершеннолетних преступников

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Одним из признаков социально-демографической характеристики личности является возраст. Законодатель использует этот показатель для определения возрастного уровня, с которого может наступать уголовная ответственность.

Это вполне закономерно, так как объективно воспринять смысл уголовно-правовых запретов, налагаемых законодателем на определенный круг действий, и с учетом этого сообразовывать свое поведение может только человек, отличающийся определенным правосознанием и правовой культурой.

На базе такой категории, как индивидуальное правосознание, законодатель в ч. 2 ст. 20 УК РФ предусматривает исчерпывающий перечень преступлений, за совершение которых уголовная ответственность наступает с 14 лет. Наряду с этим в ч. 1 ст. 20 определено, что уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста. С учетом этого в уголовном праве анализируются проблемы возраста, с которого наступает уголовная ответственность, и связанные с этим обстоятельства.

Роль взрослых исследуется вне зависимости от того, совершено ли преступление группой, так как воздействие взрослого возможно как на нескольких сразу, так и только на одного подростка. Со стороны взрослых возможна скупка похищенного несовершеннолетними, укрывательство, вовлечение несовершеннолетних в попрошайничество, пьянство, азартные игры, употребление наркотиков.

Для современной России, характерно качественное ухудшение структуры преступности несовершеннолетних. За последние десять лет существенно выросло число умышленных убийств, разбойных нападений, фактов нанесения тяжких телесных повреждений, грабежей, совершенных несовершеннолетними. Подростки все чаще занимаются бандитизмом, рэкетом, вымогательством. Нередко их действия отличаются исключительной жестокостью, глумлением над потерпевшими, идет процесс вовлечения подростков в занятия криминальным бизнесом и проституцией. Привычными становятся злоупотребления алкоголем и наркотиками. Появляется все больше бездомных детей.

Необходимость в теоретическом и практическом аспектах детальном осмыслении преступности несовершеннолетних одна из основных задач современной криминологии, т.к. несовершеннолетние преступники это потенциальные взрослые преступники в недалеком будущем.

1. СОСТОЯНИЕ, ДИНАМИКА И ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Уголовная статистика на протяжении длительного времени фиксирует тенденцию постоянного все более интенсивного роста преступности несовершеннолетних как на всей территории бывшего Союза ССР, так и на территории Российской Федерации. Число несовершеннолетних, совершивших преступления, увеличилось в 1992 г. по сравнению с 1966 г. в 2,4 раза, с 1985 г. — на 52,5%, в том числе только по сравнению с 1991 г. на 18%. В Российской Федерации в 1992 г. несовершеннолетними совершено столько преступлений, сколько в 1988 г. по всему бывшему СССР, а если это сравнение провести по показателям 1961 г. (год, с которого ведется постоянное статистическое наблюдение по стабильным показателям), то в 4,7 раза больше. В 1993 г. число выявленных несовершеннолетних, совершивших преступления, увеличилось по сравнению с 1992 г. еще на 8,4% и составило 203,8 тыс. человек или 16,1% от общего числа преступников всех возрастных групп.

Российская Федерация

Временные периоды

Среднегодовое число несовершеннолетних, совершивших преступления (тыс. чел.)

1966−1970 гг.

81,1

1971−1975 гг.

90,1

1976−1980 гг.

104,7

1981−1985 гг.

110,8

1986−1990 гг.

134,3

1991−1993 гг.

183,8

В настоящее время несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных категорий населения. Из каждых 10 тыс. подростков в возрасте 14--17 лет в течение 1992 г. совершили преступления 227 человек.

Преступность несовершеннолетних в России в последнее десятилетие росла в 7 раз быстрее, чем изменялось общее число населения этой возрастной группы.

В ряде регионов несовершеннолетние преступники в значительной степени определяют состояние преступности в целом. В Архангельской, Камчатской, Кемеровской, Сахалинской, Мурманской областях на долю несовершеннолетних приходится каждое третье преступление, а по отдельным видам значительно больше.

В 1992 г. рост преступности несовершеннолетних был отмечен на территориях всех субъектов, входящих в состав Российской Федерации, за исключением республики Татарстан, Хабаровского края и Читинской области.

Более тщательный анализ динамики преступности несовершеннолетних позволяет выявить ряд важных в криминологическом отношении обстоятельств.

Первое Российская Федерация все годы, в течение которых регулярно ведется статистическое наблюдение, входила в число суверенных государств прежнего Союза ССР, имевших наиболее высокий уровень преступности несовершеннолетних и отличавшихся наиболее интенсивными темпами ее роста — в среднем на 14−17% каждые пять лет.

Второе Рост преступности несовершеннолетних, начиная с 1975 г., происходил на фоне сокращения или крайне незначительного в отдельные годы увеличения общей численности этой возрастной группы в населении России.

Третье. Происходил он вместе с общим ростом преступности в стране, охватывающим и иные возрастные группы населения, но практически всегда был более интенсивным.

Четвертое Преступность несовершеннолетних росла, несмотря на то, что в отдельные периоды карательная практика в отношении этой категории населения была достаточно суровой. В период 1973—1984 гг. темпы роста судимости несовершеннолетних опережали рост выявленной преступности этого контингента преступников, а общая численность подростков, осужденных в этот период к мерам, связанным с лишением свободы, была весьма значительной. В 1981—1985 гг. среднегодовое число осужденных несовершеннолетних было самым большим не только за послевоенный период, но и за все послеоктябрьские годы Советской власти.

Пятое Весьма существенную поправку в статистическую картину состояния и динамики преступности несовершеннолетних может внести более полный учет такого явления, как латентность, когда из-за плохого выявления, дефектов регистрации совершаемых подростками преступлений, фактический уровень этой преступности, если судить по оценкам специалистов-экспертов, в 3−4 раза выше, чем официально отражаемого статистикой.

Практика борьбы с преступностью несовершеннолетних постоянно приводит не только к известным искажениям общей картины данного явления за счет неполноты регистрации уго-ловно наказуемых деяний, но и к неточной или даже неправильной уголовно-правовой политике по возбужденным и расследуемым уголовным делам, по определению и исполнению наказания.

Расследование по делам несовершеннолетних идет по пути фрагментирования действительности из-за нежелания следователей выявлять всех участников преступления, все связи, все эпизоды и т. д. В итоге оказывается, что кража якобы совершается без наводчиков и сбытчиков краденого, спекуляция без организаторов приобретения предметов спекуляции, наркоманы функционируют сами по себе без производителей и распространителей наркотиков и т. д. Данные обстоятельства ведут к искажению всей статистической картины преступности: искусственно снижается общее число лиц, совершивших преступление, число разновозрастных групп, участвующих в преступных деяниях, и др.

2. ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ МОЛОДЕЖИ

Молодыми людьми в возрасте 14−29 лет совершается 57% преступлений в России. Показатели криминальной пораженное населения в возрасте 14−17 и 18−29 лет демонстрируют определенную стабильность и сходство тенденций их изменений, что обусловлено существованием общих причин преступности в целом и по структурным элементам. Исследования подтверждают взаимосвязь преступности этих возрастных групп, особенно влияние преступности старших возрастных групп на преступность несовершеннолетних.

Связь преступности несовершеннолетних и молодежи двусторонняя. Преступность несовершеннолетних это как бы отражение или тень преступности молодежи, так как младшие пытаются повторять поведенческие стереотипы старших, а преступность старших пополняется за счет притока вчерашних несовершеннолетних. Преступность несовершеннолетних как бы несет в себе и прошлое (допреступное социально отклоняющееся) поведение подростков и их будущее преступное поведение при переходе в старшие возрастные группы. Влияние взрослой преступности на преступность несовершеннолетних чаще всего осуществляется опосредованно — через преступность молодежи. Потому характеризовать преступность несовершеннолетних только ее настоящим состоянием неправильно.

Преступность несовершеннолетних — это лишь начальная часть общей преступности. Именно связь с преступностью других возрастных групп образует особо опасное криминальное лицо преступности несовершеннолетних. Сила связи преступности несовершеннолетних с преступностью других возрастных групп меняется в зависимости от видов преступных посягательств. Общеуголовная корыстная преступность несовершеннолетних теснее связана с корыстной преступностью молодежи и взрослых, чем насильственная преступность.

Более слабая связь насильственной преступности несовершеннолетних с преступностью взрослых обусловлена, в частности, тем, что этот вид преступности проявляется в разных сферах жизнедеятельности: у несовершеннолетних это в основном досуговая преступность, у взрослых — бытовая либо профессиональная.

Возникают и просматриваются особенно нарастающие в последние годы тенденции к автономизации преступности несовершеннолетних от преступности взрослых как следствие расширения стремлений и возможностей (особенно в материальном отношении) к независимому от взрослых образу жизни. Это явление, в свою очередь, порождает все более разнообразные анти- и асоциальные объединения несовершеннолетних. Все чаще возникают столкновения интересов преступных групп несовершеннолетних, молодежи и взрослых в связи с контролем за производством и сбытом наркотиков, занятием проституцией и т. п.

Особую опасность для взаимопроникновения преступности несовершеннолетних и молодежи, для взаимосвязи на этой основе данных контингентов представляют так называемые группы риска. В силу тенденции к омоложению преступности в них все более отчетливо проявляются особенности подросткового и юношеского возрастов, все более выраженный общегрупповой характер приобретает потребление спиртных напитков и наркотиков, секс, занятие проституцией. В действиях групп риска нарастает агрессивность. Активно идет процесс подчинения молодежных групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения групп риска за счет безработных, подростков, занимающихся мелким бизнесом, несовершеннолетних, вышедших из мест лишения свободы, юношей, демобилизованных из армии и не нашедших себе места в жизни, подростков из малообеспеченных, обнищавших семей и др.

В последние годы наблюдается процесс все более массового вовлечения несовершеннолетних и молодежи в структуры теневой экономики и организованной преступности в качестве низовых исполнителей. Навыки организованности позволяют подросткам легко устанавливать монополию на облюбованный ими вид противоправной деятельности. Организованная преступность и взрослые рэкетиры охотно выводят в зону видимости подростков, следят за их профессиональным преступным формированием и ростом, рекрутируя их в свои ряды в случаях возникающей необходимости. В каждую третью группу вымогателей, разоблаченных в 1987—1991 гг., входили несовершеннолетние. На конец 1991 г. на учете органов милиции насчитывалось более 55 тыс. несовершеннолетних, которые входили в состав 15 тыс. молодежных группировок антиобщественной направленности. Их возглавляли 198 воров в законе, 78 из которых находились в заключении.

На сегодня лидеры организованной преступности — это выходцы из взрослых, но наметилось появление их и из молодежных групп преступников, формировавшихся в криминальной среде, начиная с несовершеннолетнего возраста. Это придает организованной преступности новое качество — теснее и скоординированной становится преступная деятельность несовершеннолетних и взрослых, существенно расширяются ее сферы и возможности.

3. СТРУКТУРНЫЕ, МОТИВАЦИОННЫЕ И ИНЫЕ ОСНОВНЫЕ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Наиболее распространенным в криминологии является структурный анализ преступности несовершеннолетних, проводимый применительно к восьми видам преступлений: умышленным убийствам, умышленным тяжким телесным повреждениям, изнасилованиям, разбоям, грабежам, кражам личного имущества, хулиганству, кражам государственного и общественного имущества.

Начиная с 1991 г., то этим видам преступлений вновь наметился рост. В 1992 г. по сравнению с 1991 г. увеличилось число несовершеннолетних, совершивших: умышленные убийства — на 15,8%, умышленные тяжкие телесные повреждения — на 12,3%, кражи государственного или общественного имущества — на 31,1%, кражи личного имущества — на 31%, грабежи с целью завладения государственным или общественным имуществом — на 59,5%, грабежи с целью завладения личным имуществом граждан — на 40,4%.

Множатся факты завладения огнестрельным оружием и применения его для сопротивления работникам милиции и злостного неповиновения их законным требованиям. Возрастает вовлечение несовершеннолетних в сферу межнациональных конфликтов, что стимулируется деятельностью экстремистских национально-патриотических и шовинистически настроенных организаций и движений.

В среде несовершеннолетних все больше распространяются новые виды преступлений, которые ранее были присущи только взрослым: торговля оружием и наркотиками; притоносо-держательство, сутенерство; разбойные нападения на предпринимателей и иностранцев; похищение заложников; различные формы вымогательства; посягательства на жизнь и здоровье жертвы с использованием пыток, других жестоких способов обращения; мошеннические действия с валютой и ценными бумагами: компьютерные преступления; торговля краденым; рэкет в своей среде; участие в перераспределении дефицита, добыча которого возможна легальным путем (железнодорожные, авиа и театральные билеты, ювелирные изделия) и др.

Все это вместе взятое позволяет сделать вывод о том, что имеет место рост преступности несовершеннолетних в Российской Федерации. Больше того, есть данные, позволяющие утверждать, что сведения официальной статистики все меньше отражают картину действительного роста. Это происходит прежде всего из-за все меньшей информированности правоохранительных органов о совершаемых преступлениях, нарушениях, связанных с их регистрацией.

С точки зрения криминологической оценки, важно ответить на вопрос: как в действительности складывалось в эти годы не столько видовое, сколько мотивационное соотношение насильственной и корыстной преступности несовершеннолетних, какие реально происходили изменения? Чтобы точнее определить данное соотношение, криминологи часто группируют все статистические и иные количественные показатели преступности в три группы: применительно к насильственным, корыстным и корыстно-насильственным преступлениям. Имеются многочисленные попытки структурировать преступность несовершеннолетних в зависимости от мотивов совершаемых противоправных деяний и по другим показателям. Выделяются, например, преступления, совершаемые с мотивом корысти, жестокости, агрессивности, сексуальным, эгоизма, подражания, самоутверждения и др. Но учитывая, что статистика почти не фиксирует мотивы преступлений, возможности такого структурирования преступности практически реализовать всегда очень трудно. Поэтому мотивационное стуктурирование преступности можно представить более или менее точно по результатам выборочных исследований. Установлено, например, что при совершении подростками краж корыстные мотивы превалируют лишь в каждом третьем-четвертом случае. В остальных — это мотивы солидарности, самоутверждения в сочетании с групповой зависимостью или гипертрофированным возрастным легкомыслием. Есть данные, свидетельствующие о все возрастающей распространенности корыстных мотивов при совершении убийств, причинении телесных повреждений (с 15−20% в 80-е годы до 2510% в 1990—1992 гг.). Обобщив материалы такого рода исследований, можно сделать выводы: а) корыстная мотивация преступлений, совершаемых несовершеннолетними, за последние годы присутствует практически по большинству составов; б) ее реальный удельный вес среди мотивации иного порядка является в настоящее время самым высоким, он достигает примерно 3510%; в) основными предметами удовлетворения корыстных мотивов все в большей степени становятся различного вида импортная и отечественная техника (автомашины, видеомагнитофоны, радио- и фототовары — до 60%), дефицитная модная одежда (до 20%), валюта, ценные бумаги, деньги, золото, серебро, драгоценности (более 20%).

Реальность роста корыстной направленности в преступности подтверждается, безусловно, и динамикой конкретных видов корыстных преступлений, их значительным увеличением вследствие экономических трудностей, снижения жизненного уровня основной массы населения, утраты перспектив сохранить привычные бытовые условия или даже выжить.

Преступность несовершеннолетних всегда носила преимущественно групповой характер. Из-за возрастных, психологических и иных личностных особенностей групповое поведение как позитивного, так и негативного характера — это в большей степени норма для несовершеннолетних, чем отклонение от нее.

Стойкое единоличное совершение активных действий со стороны подростка, особенно если они носят противоправный, асоциальный характер, представляет большую повышенную опасность для общества (по дерзости, изощренности, подготовленности и т. д.). Если оценить такое поведение с позиций борьбы с преступностью, то до определенных пределов групповое совершение преступлений легче, чем не групповое, единоличное, поддается и выявлению, и фиксации, что позволяет реально видеть и знать, с кем и как бороться.

Однако если исходить из криминологической оценки негативных социальных последствий, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, то эти последствия значительнее, чем последствия от действий преступника-одиночки.

Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощает последствия таких преступлений. Легкость быстрого неформального объединения, привычки к групповому общению, повышенный интерес к конфликтным ситуациям, потребность в самореализации, стремление к оригинальности и уникальности, неустойчивость идейных, нравственных и правовых убеждений при определенных, особенно критических обстоятельствах, за короткий промежуток времени способны многократно увеличить опасность умело спровоцированных антиобщественных действий несовершеннолетних. Все это может довести их негативные последствия до уровня более высокого в сравнении с тем, который наблюдается в результате противоправных действий взрослого населения.

Доля групповых преступлений примерно в 1,5−5 раз выше аналогичного показателя взрослой преступности и составляет 20−80% (в зависимости от видов преступлений, их территориального распределения и т. д.) в структуре всей преступности несовершеннолетних. Удельный вес групповой преступности несовершеннолетних самый высокий у 14-летних, самый низкий у 17-летних. Он выше при кражах, грабежах, разбоях, изнасилованиях, ниже — при умышленных убийствах и тяжких телесных повреждениях; выше в сельской местности (по сравнению со старыми сложившимися городами) и в республиках, областях, имеющих показатели наибольшей преступной активности, в том числе включающих многочисленные молодые, развивающиеся города, курортные, портовые населенные пункты.

В основном при групповом противоправном поведении несовершеннолетних преобладают неустойчивые, кратковременные образования. Однако, по подсчетам исследователей, почти половину из них можно оценить как ориентированные на длительную деятельность, прерванную в результате мер, принятых правоохранительными органами в связи с первыми преступлениями, совершенными членами данных групп.

В последние годы наметился процесс укрепления групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Примерно три пятых таких групп имеют разновозрастный смешанный состав участников, что усиливает ориентацию их на длительную деятельность такого рода, способствует ее интенсификации: отягощению мотивации, повышению дерзости и упорства.

До половины и более преступлений совершается несовершеннолетними, которые сами имели уже опыт преступной деятельности. Более половины преступлений данного контингента составляет специальный рецидив, особенно высок его удельный вес по имущественным преступлениям.

До середины 80-х годов наиболее характерным (в 50−60% случаев) местом совершения преступлений подростками являлся район их жительства, учебы, работы. Положение изменилось. Сегодня каждое третье-четвертое преступление совершается подростками в местах их привычного досугового общения, чаще находящихся в Других районах или в близлежащих населенных пунктах.

Широко распространен взгляд на преступность несовершеннолетних в основном как на уличную. В действительности исследования показывают, что достаточно велика и постоянно возрастает доля преступлений, совершаемых ими в своих квартирах и домах, чужих жилищах, в общежитиях и иных помещениях по месту учебы или работы, в транспорте. По выборочным данным, например, в квартирах и нежилых помещениях совершается каждое третье изнасилование, в котором участвуют подростки, каждое десятое хулиганство. На территории и в помещениях по месту работы, учебы совершается каждое восьмое-десятое преступление (кража, хулиганство). На улицах, площадях, в парках, скверах совершается примерно каждое четвертое-пятое преступление.

Около половины преступлений совершается несовершеннолетними после 22 часов, от четверти до трети — в учебное и рабочее время, в процессе неконтролируемых уходов из учебных заведений и предприятий или непосредственно по месту работы или учебы. Распределение преступлений по рабочим, выходным, праздничным дням примерно соответствует удельному весу соответствующих дней в году. В некоторых местностях отмечаются сезонные колебания преступности несовершеннолетних в период каникул, сельскохозяйственных работ. Значительно чаще по сравнению с лицами старших возрастов они совершают преступления с мая по ноябрь месяц. В последние два-три года в связи с ухудшением организации их летнего отдыха (особенно в крупных городах) уровень преступных проявлений в этот период среди несовершеннолетних и еще более среди молодежи заметно возрос.

С каждым годом растут негативные социальные последствия, причиняемые преступлениями несовершеннолетних, моральные и материальные потери. В современный период преступность несовершеннолетних стала значительно более общественно опасной, чем во все предыдущие годы.

4. ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В обобщенном виде характеристика несовершеннолетних преступников по половому составу сводится к следующему:

доля лиц мужского пола среди преступников (90−95%) всегда существенно выше их удельного веса в населении данной возрастной группы, проживающего в соответствующих регионах страны (48−52%);

доля девушек, совершающих преступления (4−10%), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. При условии, что рост числа преступлений и среди этого контингента лиц приобрел устойчивую тенденцию, соотношение лиц мужского и женского пола среди несовершеннолетних преступников на протяжении длительного периода практически не изменяется;

доля лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3−4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой преступности. Правда, следует иметь в виду, что противоправная активность в совершении общественно опасных деяний у девушек, как правило, тоже достаточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголовной ответственности. По статистическим данным, удельный вес лиц женского пола среди состоящих на профилактическом учете в инспекциях по делам несовершеннолетних практически все последние годы примерно в 2−2,5 раза был выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершивших преступления. Еще выше он среди девушек, совершающих правонарушения и поставленных на внутришкольные, внутриучилищные учеты (25−30%). Каждая вторая-третья проститутка является несовершеннолетней. Нередко они выступают в роли наводчиц, соучастниц в кражах, грабежах, вымогательствах, мошенничестве и даже убийствах.

Многими исследователями отмечается более высокий, по сравнению с юношами, процент преступлений, совершаемых девушками в трезвом состоянии, в одиночку, в жилых помещениях, а не на улице. Их преступления носят более скрытый характер, менее дерзки и опасны. У девушек несколько иная, чем у юношей, видовая структура преступлений. Наиболее часто они совершают кражи денег, ценностей, вещей.

Выборочные исследования свидетельствуют, что половину всех общественно опасных и иных асоциальных деяний как в целом, так и практически по всем отдельно учитываемым составам, несовершеннолетние совершают в возрасте до 16 лет. Каждое четвертое правонарушение совершают лица, не достигшие 14-летнего возраста. Только в части употребления спиртных напитков 16−17-летние занимают доминирующее положение среди всех подростков, выявленных по этому основанию.

Среди преступников наибольший удельный вес (360%) всей совокупности совершаемых преступлений составляют лица в возрасте 16 лет. Максимальный удельный вес этой возрастной группы отмечен почти по всем составам преступлений. Исключения зафиксированы по кражам государственного и общественного имущества, хищениям огнестрельного оружия и боеприпасов, где доминируют 14-летние, а также по угонам автомотосредств, где явно преобладают 17-летние.

На протяжении ряда лет отмечается рост удельного веса среди несовершеннолетних 14−15-летних преступников с 19% в период 66−70 гг. до 29% в период 91−93 гг. По таким видам преступлений, как изнасилования, грабежи, кражи личного имущества, несовершеннолетними совершается каждое третье-четвертое преступление.

В структуре преступлений и иных общественно опасных деяний, совершаемых несовершеннолетними всех без исключения возрастных групп, наибольший удельный вес составляют различного рода хищения. Это особенно относится к 11−13-летним, но характерно и для подростков более старшего возраста В возрасте 14−16 лет все больший вес приобретает употребление спиртных напитков. У 17-летних в структуре преступных деяний существенно выделяется по удельному весу хулиганство.

5. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ РАЗЛИЧНЫХ ПО РОДУ ЗАНЯТИЙ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Криминологами зафиксированы существенные различия преступной активности контингентов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от их рода занятий. По степени этой активности все они из года в год ранжируются (если идти по убывающей) в строго определенном порядке: неработающие и неучащиеся — работающие — учащиеся профессионально-технических училищ — учащиеся общеобразовательных школ — учащиеся техникумов и студенты вузов. Судя по расчетам, такая констатация верна и на сегодняшний день. Однако есть ряд обстоятельств, позволяющих отметить некоторые новые тенденции.

На протяжении ряда лет идет процесс заметного сближения почти всех (за исключением неработающих и неучащихся) категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. Причем, с криминологической точки зрения, особенно важен тот факт, что сближение различных контингентов правонарушителей происходило в основном из-за возрастания числа преступных проявлений, зафиксированных статистикой применительно к таким ранее благополучным группам, как учащиеся техникумов, студенты вузов, школьники. Учащиеся ПТУ и работающие в совокупности на протяжении длительного периода составляют 50−59% в общей структуре несовершеннолетних преступников и примерно 23−25% - в соответствующей группе населения страны. По данным за 1991 г. среди несовершеннолетних, совершивших преступления, 21% составили школьники, 22% -учащиеся профтехучилищ, 24% - работающие, 23% - неработающие и неучащиеся.

6. НЕКОТОРЫЕ ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ

Для всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на путь совершения преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или в конечном счете связан с личностными деформациями.

Особенности интересов, потребностей, отношений в сфере ведущей деятельности, характерные для несовершеннолетних преступников, включают стойкую утрату связей с учебным или трудовым коллективом, полное игнорирование их правовых и нравственных оценок. Несмотря на то, что по уровню образования, определяемому по формальным показателям прохождения школьного обучения, отстают от сверстников лишь 8−10% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентации, негативного отношения, складывающегося в этом виде деятельности, такое отношение существенно затрудняет как социализацию, так и ресоциализацию подростков в процессе их исправления и перевоспитания.

В производственной сфере этих подростков характеризуют отсутствие интереса к выполняемой трудовой деятельности, утилитарное отношение к профессии (как к возможности извлечь из нее только материальную и иную потребительскую выгоды), отсутствие связанных с ней планов, отчужденность от задач производственного коллектива, его нужд. Такие подростки не испытывают боязни увольнения, так как полагают, и не без основания, что всегда смогут без труда устроиться в другое учебное заведение, на другое предприятие и даже, более того, обеспечить себе высокий денежный и другой потребительский доходы, используя условия рыночного беспредела, сложившиеся в последние годы в стране.

Стремление к достижению успехов в учебной и производственной деятельности, общественной работе у правонарушителей замещено, как правило, досуговыми потребностями и интересами. Сама система оценок и предпочтений у таких людей все больше ориентируется на эту сферу. Именно здесь фиксируются и гипертрофированные потребности и интересы, связанные с погоней за модной одеждой, информацией, значимой для данной микросреды, и т. д.

В отличие от личности с позитивными, одобряемыми обществом интересами и потребностями, развитие их у правонарушителей часто идет как бы в обратном направлении, фактическое, в основном бесцельное, времяпрепровождение формирует соответствующий негативный интерес. Он закрепляется в привычках, которые, в свою очередь, ведут к формированию социально-негативных потребностей. Соответственно искаженному развитию потребностей на поведенческом уровне вырабатываются привычки к общественно опасным, противоправным способам их удовлетворения.

Наличие явно выраженных негативных по своей социальной сущности потребностей и интересов к употреблению алкоголя, бесцельному пребыванию на улице, в подъездах и т. п. зафиксировано не менее чем у 2/3 лиц, совершивших преступления и иные правонарушения. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры, выпивки, демонстрация пренебрежения к нормам общественного поведения, культивируемая вражда к определенным группам подростков и т. п.

Интересы в сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спортом проявляются в три-четыре раза реже, чем у подростков с позитивным поведением. И дело здесь не просто в ограниченности их интересов, а именно в весьма раннем, по возрасту, замещении интересами и потребностями явно асоциальными.

К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и существенные деформации их нравственных и правовых ценностных ориентации.

Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т. п. переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых интересов. Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта компанейско-группового характера, сиюминутных удовольствий, потребительства, наживы. Совершая аморальные и противоправные поступки, они стремятся всячески «облагораживать» их мотивы, искаженно негативно оценивать поведения потерпевших. У них четко фиксируется позиция одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания и полного игнорирования собственной ответственности за противоправное поведение.

В среде несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым нарушение уголовно-правового или любого другого правового запрета, если очень нужно, в том числе если этого требуют интересы группы. Необходимость соблюдения требований закона соотносится главным образом со степенью вероятности наказания за допущенные нарушения.

В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность. Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15−25% случаев.

Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство, нечувствительность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к наиболее распространенным характерологическим чертам несовершеннолетних преступников. При этом речь вновь идет не о возрастных особенностях, которые были бы присущи основной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах, деформациях в морально-эмоциональной, нравственной сферах, характерных именно для лиц, совершающих преступления.

В последнее время исследователями много внимания уделено выявлению отягощенности несовершеннолетних преступников различными нервно-психическими аномалиями. Установлено, что влияние этих аномалий на правонарушающее поведение в основном носит косвенный или опосредованный характер. Они, как правило, стимулируют социальную неадаптированность, неадекватность реакции подростков, но не определяют основное содержание конкретных действий, их нравственно-правовую направленность. Всякий раз, когда речь идет о вменяемых субъектах, наличие нервно-психических аномалий не создает фатальной предрасположенности их к преступлениям. Аномалии психики оказывают влияние на механизм формирования противоправного поведения, выступают в качестве условия, ускоряющего процесс деградации личности, а также фактора, сказывающегося на выборе формы реакции на конфликтную ситуацию, на формирование специфической преступной мотивации.

По многим регионам страны в последние годы констатируется более интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних с аномалиями психики, опережавшей по темпам почти в четыре раза рост преступности среди несовершеннолетних в целом. В настоящее время примерно каждый седьмой-десятый подросток, совершающий преступление, имеет достаточно выраженные отклонения в нервно-психическом состоянии. Однако подавляющую часть среди них составляют лица не с тяжелыми и стойкими заболеваниями, а с психопатическими чертами личности и остаточными явлениями после перенесенных родовых и иных травм. Важно и то, что психопатические черты преступников в подавляющем большинстве своем не связаны с отягощенной наследственностью. Они в 80−85% случаев приобретены ими вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания. что в значительной мере более объективно и последовательно объясняет повышенную их распространенность у преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершающих.

Основной причиной более интенсивного возникновения и развития психогенно обусловленных аномалий у несовершеннолетних правонарушителей являются неблагополучные условия их семейного воспитания, выражающиеся в том числе и в наличии различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни, жестокости в семьях.

В качестве социально отягощенных дефектов психофизического и интеллектуального развития и состояния, имеющих более высокую степень распространенности среди несовершеннолетних преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершавшими, исследователями зафиксированы:

различные нарушения психофизического развития, происшедшие в период внутриутробного развития, родов, в младенческом и раннем детском возрастах (в том числе от черепно-мозговых травм, общесоматических и инфекционных заболеваний);

— ярко выраженные, начиная с детского возраста, невропатологические черты и патохарактерологические реакции (чрезмерная крикливость и плаксивость, повышенная обидчивость, легкая ранимость, капризность, аффективность, раздражительность, постоянное беспокойство, крайние формы двигательной активности, нарушение сна, речи и др.);

— заболевание алкоголизмом:

— явления физического инфантилизма (вялость, быстрая утомляемость, пониженная работоспособность и т. д.) либо выраженное отставание в физическом развитии, включая дефекты внешнего вида;

— пониженный уровень интеллектуального развития, создающий трудности в общении со сверстниками, воспитателями, в учебе и труде, затрудняющий приобретение необходимой информации и социального опыта.

В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник — это лицо, обладающее привычками, склонностями, устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения. Случайно совершают преступления из них единицы. Для остальных характерны:

постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого поведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества и т. д.);

— следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристрастие к спиртным напиткам, к наркотикам, участие в азартных играх;

— бродяжничество, систематические побеги из дома, учебно-воспитательных и иных учреждений;

— ранние половые связи, половая распущенность;

— систематическое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуациях, злобности, мстительности, грубости, актов насильственного поведения:

— виновное создание конфликтных ситуаций, постоянные ссоры в семье, терроризирование родителей и других членов семьи;

несовершеннолетний преступность

— культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних, отличающихся успехами в учебе, дисциплинированным поведением;

— привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно отнять у слабого.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подростковая преступность объясняется избранием несовершеннолетним антисоциального образа поведения в связи с неадекватной оценкой обстоятельств и отсутствием жизненного опыта в целях самоутверждения.

Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых несовершеннолетними, имеет свою специфику. Чаще всего подростки решаются на групповые преступления — более половины краж, две трети грабежей и 90% разбоев среди несовершеннолетних совершается группой. Если было обнаружено, что преступление было совершено группой, изучается роль каждого участника группы, наличие связи группы с организованной преступностью. При расследовании обязательному выяснению подлежит выяснение наличия взрослых в группе несовершеннолетних. Взрослые в таких случаях чаще всего являются подстрекателями.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Криминология: Учебник /Под ред. Акад. В. Н. Кудрявцева, проф. В. Е. Эминова. -- М.: Юрист, 1997.

Курс советской криминологии: — М., 1985

Зелинский А. Ф. Рецидив преступлений. — Харьков, 1980.

Гуров А. И. Профессиональная преступность. — М., 1990.

Энциклопедия преступлений и наказаний. Дети — преступники. Ред. Ю. И. Иванов. — Мн.: Литература, 1996. -640 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой