Конверсионные модели в английском и русском языках

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание
  • Введение
  • Глава 1. Проблемы квалификации конверсии в языкознании
    • 1.1 Конверсия как употребление одного и того же слова в функциях разных частей речи
    • 1.2 Конверсия как способ словообразования
  • Глава 2. Сравнение конверсии в русском и английском языках
    • 2.1 Типичные конверсионные модели в английском языке
    • 2.2 Типы русских и английских конверсивов
    • 2.3 Особенности англо-русских переводов при наличии конверсии
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

Актуальность данной научной работы определяется необходимостью системного описания явления конверсии в аспекте сопоставления русского и английского языков. Рассмотрение факторов психо- и социолингвистического характера, определяющих появление и выбор того или иного способа изложения информации, а также расширение границ коммуникативного исследования лингвистических явлений, несомненно, повышают теоретическую ценность исследования. В ходе работы конверсионные модели будут рассмотрены и проанализированы на материале английского и русского языков. Исследование конверсионных моделей в данных языках позволяет выявить универсальное и специфичное в словообразовательных системах данных языков. Работа представляет первую попытку комплексного исследования такого словообразовательного процесса как конверсия на материале различных частей речи в разносистемных языках.

Объект исследования — конверсионные модели в английском и русском языках.

Предметом исследования является продуктивность такого способа словообразования, как конверсия, на материале английского и русского языков.

Учитывая сложность трактовки сущности конверсии в языкознании, представляется необходимым рассмотреть и проанализировать имеющиеся точки зрения русских и зарубежных лингвистов на данную проблему, обосновать точку зрения о конверсии как способе образования новых слов, а также рассмотреть конверсионные модели в отношении их универсальности и специфичности на материале английского и карачаево-балкарского языков. Необходимость выявления универсальных и специфичных черт конверсионных моделей английского и русского языков обоснована недостаточной разработанностью данной проблемы в разносистемных языках.

Проблема конверсионного словообразования получила широкое освещение в английском языке. Для русского языка, как будет показано в работе, конверсия не так распространена.

Целью данного исследования является выявление типологических сходств и различий русских и английских конверсивов на лексико-семантическом, фразеологическом и синтаксическом уровнях языка.

Реализация обозначенной цели требует постановки и решения целого комплекса конкретных задач, в число которых входят:

1. обоснование языковой природы конверсии с точки зрения когнитивной и структурной лингвистики;

2. уточнение словообразовательной сущности конверсии;

3. структурно-семантический анализ конверсионных моделей в таких разносистемных языках, как английский и русский;

4. выявление основных универсальных и специфичных конверсионных моделей в рассматриваемых языках.

5. определение и сопоставление грамматических, лексических, фразеологических и синтаксических типов конверсивов в русском и английском языках;

6. исследование способности конверсивов формировать системные отношения синонимии и антонимии;

7. изучение явления конверсии и конверсивов во фразеологии русского и английского языков;

8. выявление конверсных синтаксических структур в синтаксисе русского и английского языков.

Конверсия как языковое явление всегда являлась предметом научных исследований. В английском языке конверсия была рассмотрена в трудах Г. Свита («A New English Grammar»), А. Кеннеди («Current English»), Е. Крейзинга («Handbook of Present Day English»), О. Есперсена («Growth and Structure of the English Language», «A Modern English Grammar on Historical Principles»), В. Н. Ярцевой («О внутренних законах развития языка»), А. И. Смирницкого («Так называемая конверсия и чередование звуков в английском языке»), А. Я. Загоруйко («Конверсия — морфолого-синтаксический способ словообразования»), П. М. Каращука («Словообразование английского языка»).

Исследование конверсии проводится в русле комплексного подхода к проблеме, что позволяет раскрыть особенности языковой природы изучаемого явления. Впервые в научной литературе при системном изучении конверсии используются элементы когнитивного анализа. Явление конверсии двух неблизкородственных языков рассматривается в рамках сопоставительного анализа. Исследование конверсии на лексико-семантическом уровне происходило достаточно детально и полно, однако в одном конкретно взятом языке. Фразеологический и синтаксический уровни при этом оставались за пределами пристального изучения в них явления конверсии.

В работе широко используется понятие «словообразовательное (семантическое) поле». Дадим его определение. Поле (Feld, field, champ) семантическое, совокупность слов, объединяемых смысловыми связями по сходным признакам их лексических значений. Понятие поля позволяет адекватно описывать микроструктурные системные семантические взаимодействия языковых единиц. Разрабатывается с конца 20-х — начала 30-х гг. 20 в. немецкими учёными И. Триром (изучал совокупность слов в их предметно-понятийных связях), В. Порцигом (исследовал одно слово в его семантико-синтаксических связях), А. Йоллесом (связал поле с этимолого-словообразовательным анализом слова), Г. Ипсеном. В 50-е гг. 20 в. теорию поля разрабатывает Л. Вайсгербер (ФРГ). Концепции немецких учёных подвергаются критике за использование понятия поля для доказательства идеалистического тезиса о «промежуточном языковом мире» (die sprachliche Zwischenwelt), субъективизм в выделении полей, невозможность охватить ими всю лексику, умаление самостоятельной роли отдельного слова. Тем не менее термин «словообразовательное поле» устоялся в научном языкознании.

Глава 1. Проблемы квалификации конверсии в языкознании

1.1 Конверсия как употребление одного и того же слова в функциях разных частей речи

Понятие изоморфизма разноуровневых языковых подсистем, сформулированное впервые в «Тезисах» Пражского лингвистического кружка, послужило предпосылкой для формирования нового научного направления, избравшего объектом исследования способы описания одной и той же ситуации с использованием семантически эквивалентных языковых единиц. В частности, одним из регулярных способов образования денотативно тождественных предложений является конвертирование, или изменение синтаксической структуры предложения путем конверсии. В плане семантико-синтаксического конвертирования высказывания как одного из способов экспрессивного выражения интенций говорящего в трудах зарубежных авторов по лексикологии термин «конверсия» употребляется в значении «функциональный переход», или «изменение по функции» (В. Адаме, О. Есперсен, Д. Ли, Ч. Хоккет и др.). Конверсивы были предметом исследования многих зарубежных исследователей: Дж. Лайонза, Ф. Палмера, Ч. Филмора и др. В отечественной науке конверсию в её различных аспектах изучали Ю. Д. Апресян, A.M. Гильбурд, А. К. Жолковский, Б. Л. Иомдин, И. А. Мельчук, Л. А. Новиков, И. П. Сусов и др. В 1963 году Джон Лайонз ввел в оборот термин «конверсивы». По мнению Л. А. Новикова, под этим термином понимается «отражение в языке обратных отношений с помощью разных слов, противопоставленные семы которых позволяют таким единицам выражать субъектно-объектные отношения в обращенных высказываниях (предложениях), обозначающих одну и ту же ситуацию, то есть имеющих один и тот же денотат» (Л.А. Новиков). Ю. Д. Апресян определяет конверсивы как «пары слов с обращёнными ролевыми, или актантными структурами». Обращение (конвертирование) высказывания осуществляется путем замены предиката его конверсным коррелятом (конверсивом), поэтому очевидно, что природа конверсии проявляется лишь на синтаксическом уровне. В результате замен в предикативном ядре предложения возникает новая синтаксическая единица, сопоставимая с исходной в плане предметно-логического содержания, денотативно тождественная, семантически эквивалентная, но конструктивно противоположная ей, точнее, имеющая структуру, зеркально отражающую структуру исходного высказывания. Так, предложение Иван женился на Марии. < Ivan got married to Mary> конвертируется в предложение Мария вышла замуж за Ивана. < Mary got married to Ivan>. Взаимная пермутация актантов смещает логическое ударение в конверсных предложениях, активизируя то одного, то другого участника этой ситуации. Апресян Т. Я., Апресян Ю. Д. Об изучении смысловых связей слов. // ИЯШ, 1970, № 2, с. 32−56.

Современные английский язык характеризуются рядом активных словообразовательных процессов, среди которых не последнее место занимает деривация, осуществляемая без присоединения словообразовательного аффикса к основе мотивирующего слова.

Одним из наиболее продуктивных способов подобного словообразования является конверсия — переход слова из одной части речи в другую без изменения внешней формы. Данный словообразовательный процесс также известен как корневой или бессуффиксальный способ образования, изменение функции, деривация при помощи нулевой морфемы, употребление слова в функции различных частей речи, Хотя, по мнению некоторых лингвистов, термин «конверсия» не полностью отражает сущность данного явления, он наиболее широко употребляется и поэтому, на наш взгляд, представляется более удачным, чем другие.

Впервые термин «конверсия» был применен в английском языке Г. Свитом в 1892 году, хотя само явление было подмечено Мэтзнером значительно раньше.

В специальной литературе, посвященной изучению конверсии в германских языках, существует 3 основных точки зрения на сущность этого явления:

1. Конверсия рассматривается как употребление одного и того же слова в функциях разных частей речи.

2. С одной стороны, конверсия трактуется как употребление одного и того же слова в функциях разных частей речи, а с другой стороны, она сравнивается со словообразованием.

3. Конверсия признается способом словообразования.

Сторонники первой точки зрения признают возможность использования одного и того же слова в функциях различных частей речи, одновременно полностью отрицали словообразовательную роль конверсии.

С одной стороны, конверсия рассматривается как выражение «обратных» отношений в языке, как описание взаимонаправленных, а значит, противоположных действий двух участников ситуации. С другой стороны, синтаксические структуры, описывающие одну и ту же ситуацию реальности, являются фактически синонимичными, то есть в данном случае речь идет о синонимии в широком смысле на синтаксическом уровне. В этом заключается философская сущность исследуемой лексико-семантической категории: конверсия основана на противоположности актантов и единстве денотата (смысл высказывания остаётся неизменным). Здесь налицо проявление одного из основных постулатов диалектической философии. «…Хотя с формальной стороны противоположные понятия несовместимы, исключают друг друга, диалектическая природа их такова, что они не могут не предполагать друг друга, пронизывают друг друга, не существуют друг без друга» (Л.А. Новиков) Новиков Л. А. Основы лингвистической теории значения -- СПб.: 1988.

Сопоставление конверсивов с единицами других классов лексико-семантической системы языка (синонимами и антонимами) является весьма продуктивным методом изучения их семантических и функциональных особенностей. Тесная функциональная связь, а в некоторых случаях и взаимное превращение единиц трех указанных классов лексико-семантической системы основана, по-видимому, на одинаковом — ономасиологическом — характере связи значений этих единиц. Хотя конверсия и антонимия представляют собой в целом явления разноплановые, тем не менее их «пересечение» образует область взаимодействия этих явлений и вычленяет целую группу общих слов — антонимы-конверсивы среди разных частей речи: русск. покупать — продавать, победа — поражение, старше — моложе, над — под; англ. to buy — to sell, victory — defeat, older — younger, over — under. При сопоставлении конверсии и синонимии выявляется область «перекрывания» в сфере квазикатегорий данных феноменов:

Крепость израсходовала запасы продовольствия. < => В крепости иссякли запасы продовольствия. The fortress has axhausted all its resources. < =>

All the resources have been used up by the fortress.

Можно определить роль и значение конверсии как одного из способов решения сложных коммуникативных задач в современной когнитивной лингвистике, находящейся на стыке двух научных парадигм — антропоцентрической и лингвистической. Конверсные высказывания могут строиться относительно любой из нескольких субстанций реальности, связанных между собой определенными отношениями. При вербальном оформлении мыслей человек постоянно стоит перед необходимостью выбора: какие языковые средства должны быть использованы для максимально точного выражения мысли, чтобы высказывание было правильно оформлено лексически, грамматически и синтаксически; какие акценты расставить в предложении; как добиться стилистического соответствия подбираемых языковых средств общему фону высказывания и т. д. и т. п. Уникальность конверсии состоит в том, что сохраняя семантический инвариант высказывания, носитель языка может варьировать различные синтаксические структуры и способы выражения в зависимости от коммуникативного задания и собственных интенций. В этом смысле конверсия, выражающая обратные отношения в языке и заключающая в себе понятие противоположности на глубинном уровне, наряду с другими средствами играет важную роль в вербальном поведении человека.

Возможность описания ситуации действительности разными языковыми способами определяется тем, как индивидуум представляет себе действительность, какая картина складывается в его сознании и какие языковые ресурсы он использует при вступлении в речевой акт. Способность отражать окружающую действительность посредством органов чувств и мыслительных операций заложены в психике человека. Разнообразие лексики, описывающей то или иное явление объективной реальности, является характерной чертой каждого отдельно взятого языка. Однако механизм познания, осмысления, понимания в разных культурах базируется тем не менее на нескольких основных принципах мыслительной деятельности человека и глубинных представлениях, поэтому сейчас много говорится об антропоморфизме языковой картины мира и «психологическом единстве человечества». В последнее время появились работы, в которых рассматривается языковая картина мира, т. е. обобщённое представление об устройстве окружающей действительности, содержащееся в сознании людей и отраженное в каждом языке (Ю.Д. Апресян, Б. Л. Иомдин, И.П. Сусов). При рассмотрении явления конверсии в двух языках в свете теории когнитивной лингвистики выявляются сходства и различия в языковой картине мира носителей разных языков с помощью различных языковых средств Кузнецов А. М. Структурно-семантические параметры в лексике -- М.: 1989.

Семантическая структура производящей основы предопределяет возможности ее семантического развития и обусловливает семантическую наполняемость производного слова.

Необходимо отметить, что семантические структуры производного слова и производящей базы никогда не совпадают по объему передаваемых ими значений. Слова той или иной части речи, называя разные понятия, подразделяются на ряд лексико-грамматических разрядов в пределах одной части речи, являющихся словообразовательной базой для производных слов другой части речи. Это обусловливает выбор того или иного типа словообразовательного значения. К основным типам словообразовательных значений относятся те, которые характерны для подавляющего большинства слов той или иной лексико-семантической группы.

Части речи находятся в диалектическом взаимодействии. Существительное обладает самыми разветвленными связями с другими частями речи, большим семантическим потенциалом и, соответственно, самым широким диапазоном взаимодействия, охватывающим разнородные категориальные признаки: отглагольные, отадъективные, адвербиальные, местоименные, междометные. В передаче значения «субстанциональность», прежде всего, участвуют существительные (англ. Moscovite — москвич, Darvinist — дарвинист; рус. селянин, комсомолец), глаголы (глагольные словоформы) (англ. adviser — советник; рус. клеветник, шутник), и прилагательные (англ. environmentalist — тот, кто связан с защитой окружающей среды, melodramatist — мелодраматист, principal — директор; ср. рус. вожатый, лесничий). Наиболее продуктивным в образовании существительных от глагольных основ является аффиксальное словообразование, от адъективных основ — конверсия, от субстантивных? словосложение. Редко существительные вступают во взаимодействие с наречиями, числительными, предлогами, союзами, междометиями, местоимениями, с фразовыми глаголами, глагольными и субстантивными словосочетаниями.

Значение процессуальности присутствует не только у глаголов, но и у определенных групп существительных (англ. journalize — вносить, записывать в журнал; рус. склад — складировать), прилагательных (англ. to jollify — веселить (ся); рус. нищать, хитрить) и глаголов (англ.? рус. to reconsider — пересматривать; to misjudge — недооценивать). Наблюдаются единичные случаи взаимодействия глаголов с основами междометий, адъективных словосочетаний, числительных, предлогов, союзов и наречий.

Чаще всего прилагательные, выражающие значение «качество», вступают во взаимодействие с субстантивными (англ. futurological — относящийся к будущему; рус. биологический, легендарный, музыкальный), адъективными (англ.? рус. non-lethal — несмертельный, blacky — черноватый, greeny — зеленоватый) и глагольными основами (анг. adaptable — способный приспособляться, применяемый, programmable — программируемый, рус. подготовительный, связной, записной) и их словоформами (англ. poisoned — отравленная, isolated — изолированный, отдельный; рус. блестящий, знающий). Образования от основ фразовых глаголов, назывных субстантивных и глагольных словосочетаний встречаются не так часто. Редко наблюдается взаимодействие с адвербиальными, прономинальными основами и основами числительных, в большинстве случаев при словосложении Щур Г. С. Теория поля в лингвистике -- Москва: «Наука», 1974.

В образовании прилагательных, реализующих семы «качество» и «релятивность», участвуют основы разных лексико-грамматических разрядов и лексико-семантических групп. Однако при всем многообразии связей прилагательного мы можем отметить, что ведущей характеристикой антропонимических и параметрических прилагательных является сема «качество», социальных, терминологических прилагательных — сема «релятивность». По признаку «релятивность» прилагательное в большинстве случаев взаимодействует с абстрактными существительными, именами собственными, вещественными существительными, социальными и терминологическими прилагательными, глагольными словоформами. Тем самым производные прилагательные выражают отношение признака не только к предмету, но и ко времени, месту, к веществу и т. д. Поэтому при взаимодействии относительных прилагательных с другими частями речи обнаруживаются, помимо семы «релятивность» у параметрических прилагательных, семы «темпоральность» и «локативность»; а у социальных прилагательных — сема «принадлежность».

Производящие основы прилагательных составляют ядро словообразовательной базы наречий (англ.? рус. brightly — ярко, loudly — громко), субстантивные основы (англ. aboard — на борт, homeward, — домой, backwards — наоборот) относятся к ближней периферии. Основными семантическими типами производных наречий являются: характеризующие (англ.? рус. mathematically — математически, orally — устно), аспектуальные (англ. sometimes — иногда), градуирующие (англ.? рус. scarcely, hardly, barely -- едва, shortly — почти, entirely — абсолютно, exceedingly — чересчур, slightly — слегка), сентенциональные наречия истинностной оценки (англ.? рус. actually, really, freilich — действительно, воистину, фактически); наречия эмотивного плана (англ.? рус. surprisingly, fortunately — удивительно, к счастью); наречия волитивного плана (англ.? рус. ideally, clearly — идеально, ясно, отчетливо), темпоральные наречия, обозначающие период, включающий точку отсчета (currently — сейчас) предшествующие точке отсчета (англ. recently, lately — допоздна,), обозначающие период времени, следующий за точкой отсчета (англ. presently — вскоре, через минуту, later — позже), терминологические (англ. organically — органически, натурально; psychoanalytically — психоаналитически) и локативные наречия.

При образовании части речи от основы определенного лексико-грамматического разряда или лексико-семантической группы у данной части речи наряду с ядерной семой реализуются частные семы. Так, взаимодействуя с производящими основами существительных, глаголы, характеризующиеся разнообразными типами словообразовательных значений, кроме ядерной семы «процессуальность», содержат частные семы «персональность» (to leonize — выходить в открытый космос (от сокр. фамилии космонавта Леонова, который первым вышел в космос), «локативность» (to hospitalize — госпитализировать, to bottle — помещать в бутылку), «компаративность» (to bamp — кричать как выпь), «вещественность» (англ. to carbonize — обугливать, карбонизировать; рус. газ — газифицировать, спирт — спиртовать, соль — солить). При взаимодействии с производящими основами прилагательных? частные семы «количество» (to equalize — делать равным, уравнивать, to dualize — раздваивать), «темпоральность» (to eternize — увековечивать, делать вечным, нескончаемым, to earlierize — переносить на более раннюю дату, делать досрочно), «локативность» (to localize — локализовать, относить к определенному месту, to centralize — централизовать, сосредоточивать) и другие семы. При взаимодействии с производящими основами глаголов — семы «темпоральность» и «аспектуальность». Данные семы находят свое выражение в различных типах словообразовательных значений производных слов Щур Г. С. Теория поля в лингвистике -- Москва: «Наука», 1974.

Конкретные и абстрактные имена существительные, характеризующиеся частным типом «темпоральность», в большинстве своем, являются сложными словами (night-train — ночной поезд). Слабая степень проявления данной семы можно объяснить тем, что категориальный признак «предметность» мыслится, прежде всего, пространственно. На лексико-семантическом уровне глагола сема «темпоральность», выявленная у глаголов, образованных от основ темпоральных прилагательных и основ глаголов действия, также слабо представлена (to earlierize — переносить на более раннюю дату, делать досрочно, to predefine — предопределять), что объясняется ее выраженностью на морфологическом и синтаксическом уровнях через грамматические формы, а также с помощью средств общего контекста.

Выделяются случаи взаимодействия периферийных сем в пределах одной части речи, например, у существительных, таких как: «конкретность» и «собирательность» (jewelry — драгоценности, ювелирные украшения; рус. лист — листва). «одушевленность» и «собирательность» (англ. readerage — читатели, soldiery — солдаты; рус. дворянин — дворянство), «абстрактность» и «аспектуальность», которые проявляется в наличии у производных слов значений предельности/непредельности, локализованности/ нелокализованности во времени, одноактного/многоактного действия, начала, продолжения, конца действия и др. (англ. resit — пересдача экзамена; рус. вырубка леса).

Все сказанное выше позволяет заключить, что семантика производящей базы предопределяет выделение сем в структуре значений слов той или иной части речи, которые получают статус основных или частных в зависимости от степени их проявления в семантической структуре взаимодействующего класса слов. Наличие частных сем в производных словах иногда можно выявить путем непосредственного их соотнесения с лексико-грамматическим разрядом тех основ, от которых они образуются, или с помощью контекста с использованием других разноуровневых средств, что способствует более точному и экспрессивному выражению словообразовательных значений в языке.

Однако и сторонники функциональной концепции, или теории полифункционализма, как она еще называется, неизбежно сталкиваются с тем, что слову даже вне контекста присуще что-то специфическое. Именно поэтому они вынуждены говорить об «обычной» или «основной» функции слова и о так называемой «фактической» или «окказиональной» его функции. Так, например, основной функцией слова round считается функция прилагательного, а остальные — существительного, глагола, наречия и предлога — рассматриваются как окказиональные его функции. Считая конверсию чисто синтаксическим явлением, исследователи игнорируют тот факт, что слова английского языка строго распределяются по частям речи. Следствием абсолютного пренебрежения морфологией и семантикой является смешение таких разных явлений, как образование новых слов с их собственной системой форм, функций и значений и функционирование одного и того же слова. С нашей точки зрения, эта концепция не приемлема, так как слова, соотносящиеся по конверсии, являются по отношению друг к другу разными словами.

Если сторонники теории полифункционализма единственным критерием при определении принадлежности слова к той или иной части речи считают синтаксический, то ученые, придерживающиеся второй точки зрения, таким критерием считают морфологический. Принимая во внимание только этот критерий, они, на наш взгляд, приходят к ошибочному выводу о том, что конверсия — это превращение слова, относящегося к одной части речи, в другую при помощи соответствующей парадигмы. Ученые отрицают образование нового слова по конверсии и считают, что различия в значениях конвертированных слов возникают в результате длительного употребления одного и того же слова в функциях различных частей речи. Колосова О. А. Когнитивные основания языковых категорий // Автореферат, М.: 1996

1.2 Конверсия как способ словообразования

Закон взаимодействия, универсальный по своей природе и рассматриваемый нами в рамках диалектики развития и изменения вещей, в системе частей речи и способах их образования, как и в языке в целом, проявляется в различных формах и используется для выражения отношений между общим и единичным, между категориями и явлениями в процессе их взаимосвязи и представляет собой единый и непрерывный динамический процесс, всеобщую непосредственную или опосредованную, внешнюю или внутреннюю связь предметов и явлений объективного мира, возникающую вследствие наличия у взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов черт тождества и различия.

Взаимодействие частей речи, наблюдаемое в лингвокреативной деятельности человека, является одной из разновидностей отношения, связывающего различные части речи и способы их образования, участвующие в номинации, категоризации и концептуализации окружающего внешнего и внутреннего мира. К основным критериям данного взаимодействия мы относим: наличие отношений тождества и различия между языковыми единицами, совокупность универсальных интегральных и дифференциальных признаков; существование опосредованных и неопосредованных, прямых и обратных, эксплицитных и имплицитных, синтагматических и парадигматических связей производных слов; наличие системного характера связей между элементами комплексного словообразовательного поля частей речи; иерархичность отношений в соответствии с направлением производности, совместное участие производных слов и производящих основ в передаче того или иного типа словообразовательного значения; изменение лексико-граммати-ческих значений слов и их сочетаемости при образовании новых слов; пересечение классов слов.

Семантический потенциал понятия практически никогда не реализуется полностью. Отражение нового признака понятия обусловливает новое значение слова, которое, как и понятие, постоянно развивается. При этом в диалектическом процессе непрерывных изменений каждое новое понятие во многих случаев формируется на базе старого, что находит свое отражение в семантике производных слов, словообразовательной базой которых служат основы различных частей речи, словоформы, а также словосочетания и фразеологические единицы. Такая предопределенность языковых единиц служить базой для образования производных единиц других классов слов различной степени семантической и структурной сложности является результатом реализации закона взаимодействия, обусловливающего продуктивность деривационных механизмов и системность словообразования, дающего возможность понять, каким образом в языковых единицах объединяются различные способы осмысления действительности.

Диапазон взаимодействия частей речи в современном английском языке проявляется по-разному. Наиболее широкий диапазон взаимодействия обнаруживает существительное, которое поддерживает устойчивые связи с другими частями речи, а также с фразовыми глаголами, глагольными и субстантивными словосочетаниями. Затем следуют глаголы, которые вступают во взаимодействие с основами существительных, прилагательных, глаголов, наречий, числительных, междометий, предлогов, союзов и адъективных словосочетаний. Прилагательные, так же как и глаголы, обладают значительным диапазоном взаимодействия. Они взаимодействуют с субстантивными, адъективными и глагольными основами и их словоформами, значительно реже с основами субстантивных словосочетаний, фразовых глаголов, наречий, числительных и местоимений. Наименьший диапазон взаимодействия проявляет наречие. В позиции производящих основ данной части речи могут выступать адъективные, субстантивные основы, реже глагольные, основы предлогов, числительных, местоимений и наречий.

При описании основных лексико-грамматических разрядов и лексико-семантических групп рассматриваемых частей речи в современном английском языке выделяются лексико-грамматические разряды абстрактных, конкретных существительных, лексико-семантические группы глаголов действия, антропонимических, параметрических и социальных прилагательных, которые наиболее часто вступают во взаимодействие с другими частями речи.

Наиболее характерно взаимодействие частей речи по линии частных сем, лежащих на периферии комплексного словообразовательного поля частей речи, которые проявляются на лексико-семантическом уровне у разных частей речи с разной степенью интенсивности и зависят от особенностей их номинативных функций. Семантика производящей базы предопределяет семантическую структуру производных слов и типы их словообразовательных значений.

Словообразовательное поле представляет собой универсальную микросистему языка, конкретные репрезентанты которой в языке характеризуются наличием не только отличительных черт, проявляющихся чаще всего в плане выражения в составе словообразовательных средств, в их продуктивности, в противопоставлении ядра и периферии, но и в наличии общих черт, обусловленных взаимодействием способов словообразования. Существование расхождений в составе конституентов, структуре и конфигурации полевых образований связаны с различиями в самом строе языка. Интеграция словообразовательных средств есть проявление взаимодействия отдельных образований внутри комплексного словообразовательного поля частей речи. Словообразовательное поле существует в языке не изолированно, а во взаимодействии, как с отдельными микрополями определенной части речи, так и с полевыми структурами, относящимися к разным частям речи. Гулетская О. Г. Конверсивность предлогов в русском и английском языках (сопоставительный анализ) // Проблемы развития научной и учебно-методической базы высшей школы в Сочинском регионе: Материалы научно-практической конференции. — Сочи: СИБиП, 2001. — С. 42−48

Степень взаимодействия способов словообразования частей речи в современном английском языке различна. Ядро комплексного словообразовательного поля существительных составляют словообразовательные поля аффиксации и словосложения. На ближней периферии располагается словообразовательное поле конверсии, на дальней — словообразовательные поля сокращений различных типов, аббревиации, реверсии, звукоподражания. В ядро комплексного словообразовательного поля прилагательных входит словообразовательное поле аффиксации. К ближней периферии относятся словообразовательные поля конверсии и словосложения, к дальней? словообразовательное поле сокращений различных типов. Комплексное словообразовательное поле глаголов состоит из следующих взаимодействующих словообразовательных полей: ядерного поля аффиксации и периферийных полей конверсии, реверсии, сокращений различных типов. Комплексное словообразовательное поле наречий включает в свой состав четыре взаимодействующих словообразовательных поля: ядерного поля аффиксации и периферийных полей конверсии, словосложения и сокращений различных типов. Каждое словообразовательное поле состоит из ряда микрополей.

Процесс взаимодействия частей речи и способов их образования, зависит от ряда факторов, которые ограничивают взаимодействие производящих основ с их словообразовательными формантами, а также оказывают влияние на продуктивность способов словообразования и их взаимосвязь с определенными частями речи. К ним относятся как общий фактор, способствующий взаимодействию в сфере частей речи, так и специфические факторы, зависящие от свойств конкретного языка. Основной фактор взаимодействия частей речи и способов их образования связан с онтологией окружающего мира, объективацией в производных словах существующих в реальной действительности явлений, их связей и отношений с другими предметами и явлениями внешнего и ментального мира. Разделение зоны действия способов словообразования происходит, прежде всего, по линии структурной, семантической и этимологической характеристики их производящих основ.

К частным факторам, обусловливающим взаимодействие частей речи и способов их образования, относятся индивидуальные особенности производящей базы частей речи и лексико-грамматические свойства, функциональные признаки производных слов, их природная сущность. Специфика данного взаимодействия зависит от стилистических особенностей производных слов, их употребления в той или иной сфере, в том или ином функциональном стиле. За каждым этимологическим типом основ закрепляется свой набор словообразовательных моделей. При этом наиболее широкий диапазон взаимодействия способов словообразования проявляется у собственно-английских производных.

Под взаимодействием словообразовательных полей частей речи понимаются процессы их воздействия друг на друга, получающие реализацию в совместной передаче тех или иных значений, существовании общих словообразовательных моделей, возможности пересечения лексико-семантических групп и лексико-грамматических разрядов производных слов, в наличии переходных зон. Взаимосвязь словообразовательных микрополей может идти по линиям «ядро-ядро», «ядро — ближняя (дальняя) периферия», «периферия-периферия». Роль одного и того же способа словообразования в том или ином поле или микрополе различна. Словообразовательные модели могут входить в различные поля в качестве ядерных или периферийных. Наиболее частым видом взаимодействия комплексных словообразовательных полей является взаимосвязь по линии «ядро-ближняя периферия». Общим свойством каждой части речи является то, что доля аффиксации значительна. Интегративные свойства словообразования могут зависеть от структуры модели. Наибольшую интегративную силу демонстрируют модели конверсии, охватывающие различные лексико-грамматические разряды и лексико-семантические группы производящих основ любой части речи, фразовых глаголов и словосочетаний, и модели словосложения, включающего две свободные основы, в меньшей степени — модели суффиксации, и в самой незначительной степени — модели префиксации, аббревиации, реверсии, сокращений различных типов Гулетская О. Г. Конверсивность предлогов в русском и английском языках (сопоставительный анализ) // Проблемы развития научной и учебно-методической базы высшей школы в Сочинском регионе: Материалы научно-практической конференции. — Сочи: СИБиП, 2001. — С. 42−48.

Основным отличием конверсии как способа словообразования является то, что слова образуются без участия словообразовательных суффиксов. Словообразовательным средством при конверсии является грамматическая оформленность слова. Однако грамматическая оформленность состоит не только из парадигмы слова, но также и из грамматической сочетаемости с другими словами.

Фактор словообразования — это сложная структура, которая включает в себя семантический сдвиг, морфологическую парадигму и синтаксическую парадигму. Конверсию как вид словообразования следует рассматривать в совокупности всех ее особенностей. Только такой подход к решению этой проблемы даст нам необходимый критерий способный определить специфику этого вида словопроизводства.

Нам представляется, что признание только парадигмы, или грамматической оформленности, или даже их в совокупности словообразовательным средством при конверсии не является достаточным, так как и парадигма и грамматическая оформленность — это всего лишь отражение изменений, которые произошли в ядре. Процесс порождения нового слова начинается с переосмысления содержания. Парадигма и синтаксическая сочетаемость — это только средства фиксации изменений, которые произошли.

Для правильного понимания сущности конверсии следует принять во внимание семантический, морфологический и синтаксический факторы. Образование нового слова происходит именно с семантического сдвига в ядре исходного слова, затем уже произошедшее переосмысление или поворот содержания основы фиксируется в парадигме и грамматической оформленности производного слова.

Взаимодействие способов словообразования обеспечивает существование, функционирование и развитие системы словообразования частей речи и ее микросистем, характеризует определенные принципы и закономерности, действующие при создании и воспроизводстве новых слов различных частей речи. Категориальный (субкатегориальный) характер производящих основ со спецификой сочетаемости средств их формального выражения оказывает определенное влияние на специфику взаимодействия способов словообразования в пределах определенной части речи.

Человек в лингвокреативной деятельности при помощи языка стремится посредством разнообразных понятий системно и в то же самое время иерархически отразить взаимосвязь объектов реальной действительности. Словообразовательное поле интегрирует в себе взаимодействующие способы образования разных частей речи, а также модели, обладающие различной степенью продуктивности.

В комплексных словообразовательных полях осуществляется взаимодействие словообразовательных полей, образованных от глагольных словоформ, от основ различных частей речи, словосочетаний, фразовых глаголов, каждое из которых проявляет свою избирательность в определенном структурно-семантическом типе основ, способствующую взаимодействию определенных частей речи в лингвокреативной деятельности человека.

В процессе моделирования словообразовательного поля принцип системности вступает во взаимодействие с принципом вариативности, заключающемся в зависимости выбора того или иного способа словообразования от семантики производящей базы. При этом аффиксация, являющаяся ядерной для основных частей речи, таких как существительное, прилагательное, глагол, наречие, действует для каждой части речи в пределах определенного круга производящих основ. В связи с этим базовыми основами для аффиксальных существительных выступают субстантивные, адъективные, глагольные, адвербиальные основы и основы числительных. В образовании аффиксальных прилагательных участвуют, в основном, корневые субстантивные, глагольные и производные адъективные основы. Мотивирующими основами для суффиксально образованных глаголов являются корневые и производные субстантивные основы и производные адъективные основы. Префиксация, действующая, чаще всего, в пределах одной и той же части речи, как способ словообразования наречиям в современном английском языке не свойственна, а в современном русском языке малопродуктивна Васильев Л. М. Теория семантических полей//Вопросы языкознания. -М. -1971. -№ 5, c. 104.

Конверсия более продуктивна в современном английском языке при образовании от глагольных и адъективных основ для существительных, от производных субстантивных и глагольных основ — для прилагательных, от корневых субстантивных основ для глаголов, от корневых и сложных адъективных основ — для наречий. В русском языке конверсия демонстрирует избирательность в адъективных основах для существительных, в основах причастий — для прилагательных, в субстантивных основах — для наречий. Различные типы сокращений проявляют наибольшую продуктивность при образовании существительных от производных субстантивных основ и прилагательных от параметрических, модально-оценочных и терминологических адъективных основ. Словосложение, действующее в пределах определенных лексико-грамматических классов слов, иллюстрирует взаимодействие двух субстантивных основ для существительных, субстантивной и адъективной или двух адъективных основ для прилагательных, препозитивной и адвербиальной или двух адвербиальных основ для наречий, связанных отношением подчинения.

Продуктивность оказывает влияние на выбор той или иной модели в лингвокреативной деятельности человека, а вместе с тем и способа словообразования. Этот фактор наблюдается при выделении ядерных и периферийных полей в структуре комплексных словообразовательных полей. Так, ядро комплексного словообразовательного поля существительных в современном английском языке составляют поля аффиксации и словосложения, в русском языке — поле аффиксации. В ядро комплексного словообразовательного поля английских глаголов входит поле аффиксации, а в некоторых случаях и конверсии, русских глаголов — поле аффиксации, а конвертированные глаголы ограничиваются разговорной лексикой. Ядро комплексных словообразовательных полей прилагательных и наречий в современном английском и русском языках представлено словообразовательным полем аффиксации.

Функционально-стилевая характеристика лексики с использованием словообразовательных средств предполагает выяснение возможностей функционирования производных слов в различных условиях языкового общения, с выделением продуктивных моделей для каждого стиля речи. В главе находят отражение результаты сравнительно-сопоставительного рассмотрения структуры словообразовательных полей в стандартной и просторечной лексике. Так, например, анализ исследуемого материала показал, что в ядро комплексного словообразовательного поля просторечной лексики существительных современного английского языка, в отличие от стандартной лексики, представленной ядерными полями словосложения и аффиксации, входит словообразовательное поле словосложения. При этом каждый способ словообразования характеризуется своим набором продуктивных моделей в стандартной лексике и сленге.

Возможности вариативного использования словообразовательных моделей, связанные со специфическими особенностями конкретного языка, находят отражение в выборе ядерных способов словообразования для каждого лексико-грамматического разряда или лексико-семантической группы слов с учетом их субкатегориального статуса. Данный фактор, ограничивающий взаимодействие способов словообразования, находит подтверждение в формировании структуры словообразовательного поля одушевленных конкретных существительных в современном английском языке, состоящем из шести микрополей, а именно: аффиксального микрополя, микрополя конверсии, микрополя словосложения, микрополя сокращений различных типов, микрополя аббревиации и микрополя реверсии. Ядро словообразовательного поля одушевленных конкретных существительных составляет микрополе аффиксации. С помощью аффиксов образуются существительные, обозначающие название лиц по роду деятельности, социальному положению, должности, национальности, принадлежности к политическим партиям, течениям, общие названия лиц. Словосложение и конверсия были зафиксированы нами для данной группы слов только в английском языке. Небольшое количество слов, образованных способом реверсии, свидетельствует о его небольшой продуктивности Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка -- М.: 1990.

Абстрактные существительные в современном английском языке, в свою очередь, демонстрируют взаимодействие сложных, аффиксальных существительных, а также аббревиатурных образований. Конкретные существительные в данном языке образуются, в основном, способом словосложения и аффиксации, иллюстрируя взаимодействие способов словообразования по линии «ядро — периферия». Для вещественных существительных в современном английском языке важную роль играют модели словосложения и ряд немногочисленных суффиксальных моделей. Для собирательных существительных, как и для имен собственных, наибольшую продуктивность проявляет аффиксация.

Провести однозначные параллели между словообразовательными значениями производных существительных и способами их образования невозможно в силу существования общелингвистического явления асимметрии языкового знака. Одно и то же словообразовательное значение может реализовываться в различных моделях построения слова и, наоборот, по одной и той же модели могут строиться производные с различными словообразовательными значениями. В результате процессов взаимодействия словообразовательных формантов с производящими основами может происходить не только категоризация, но и субкатегоризация производных слов, приводящая к смене когнитивной природы обозначаемой сущности.

Этимологический фактор является в ряде случаев важным, ограничивающим взаимодействие способов словообразования. Он оказывает непосредственное влияние на возможность выбора способов словообразования, иллюстрируя соотношение различных типов основ и способов словообразования, препятствующих или способствующих их взаимодействию. В связи с этим в структуре комплексного словообразовательного поля в английском языке обращает на себя внимание взаимосвязь двух типов комплексных словообразовательных полей: комплексного словообразовательного поля собственно-английских слов и комплексного словообразовательного поля заимствованных слов, каждое из которых отличается своими особенностями. При этом наиболее широкий диапазон взаимодействия способов словообразования проявляется у собственно-английских производных. У существительных это наблюдается при передаче таких словообразовательных значений, как: «инструмент/орудие действия/название предмета», «действующее лицо», «свойство», где вступают во взаимодействие как линейные способы словообразования (суффиксация, словосложение), так и нелинейный способ (конверсия).

Универсальность взаимосвязи данных способов словообразования объясняется в некоторых случаях общностью семантики их производящей базы, а именно образований от корневых глагольных основ различных лексико-семантических групп, а ограничения действия способов словообразования выявляются по степени выраженности словообразовательных значений, а также широте охвата семантических групп их производящей базы. Так, словообразовательное значение «инструмент/орудие действия/название предмета» является основным для конкретных существительных, образованных по модели конверсии V>N от глаголов действия (shave — бритва) и частным для конкретных существительных, образованных путем суффиксации по модели V±er от основ глаголов действия, звуковых и световых явлений (locker — замок, flapper — хлопушка для мух). Словообразовательное значение «действующее лицо» является основным для одушевленных существительных, образованных по модели V±er от разнообразных лексико-семантических групп, и частным для конвертированных существительных, в образовании которых принимают участие фразовые глаголы, относящиеся к лексико-семантической группе глаголов действия, движения, восприятия и умственной деятельности. Например: I’m more of a reader than a writer (I. Shaw) (суффиксация). Gilbert failed to find a stand-in and so could not go to their dinner party (E. Blyton) (конверсия).

При выражении словообразовательного значения «свойство» конвертированные существительные чаще всего образуются от основ антропонимических прилагательных, а суффиксальные — от основ конкретных неодушевленных существительных. Эксплицитно взаимодействие проявляется у сложных существительных, образованных по модели A+N. Например: I couldn’t help it, I just lost my cool and started shouting at him (R. Rossner) (конверсия). «He pulled a boner yesterday» said the young man in a low voice (J. Higgins) (суффиксация). He expressed concern that more growth and impacts to habitant would mean less wildlife (ODE) (словосложение).

Обращает на себя внимание тот факт, что семантика производящей базы существительных, образованных по конверсии, шире, чем у аффиксальных образований. Сравните, например, существительные со словообразовательным значением «имя однократного действия», образованные по модели конверсии от основ глаголов действия, движения, коммуникации, а также от основ фразовых глаголов и по модели суффиксации V±ing, в образовании которых участвуют, в основном, глаголы действия. На наш взгляд, для суффиксальных образований сам суффикс может ограничивать сферу возможных значений слов, являясь частичным выразителем словообразовательного значения, присоединяясь, главным образом, к определенным типам основ. Например: Конверсия: We’ll take a bottle of booze along with us and get some girls in to dance (H. Zahavi). He locked the door behind him and made the foot of the stairs in two jumps (E. Blyton). I had a pleasant chat with them about our new grandchildren (R. Rossner). The fight ended in a knockout (Longman Dictionary of Contemporary English). Суффиксация: …the older man might have been waiting for such an opening (F. Fitzgerald). Natalie wasn’t good at confrontation, and the idea of fighting with her mother was abhorrent (E. Noble). Розен Е. В. Новые слова и устойчивые словосочетания в английском языке.- М.: Просвещение, 1991

У глаголов наиболее широкое взаимодействие линейных и нелинейных способов словообразования наблюдается по линии «ядро-ближняя периферия-дальняя периферия» со словообразовательным значением «выполнять действия, которые называет производящая основа» (to apologize, to vasoligate, to plea-bargain), «быть, становиться тем, на что указывает производящая основа» (to deputize, to loaf, to flack). Во взаимодействии принимают участие все основные способы образования глаголов, а именно: аффиксация, конверсия, реверсия. Например, при выражении словообразовательного значения «выполнять действия, которые называет производящая основа» участвует суффиксация: I must apologize for disturbing you like this (ODE); префиксация: They were ensnared in city center traffic (ODE); конверсия: (A> V) The stock-bubble robber barons, however, have supersized their McMansions or gone boating as if living in their own private Monaco (Draft Entry, ODE, 2004). (N> V) A dish of apples… pared, cored and baked with sugar and cinnamon (ODE); реверсия: Uzbek native agrees to plea-bargain (The Inderpendent.? 5th of September.? 2006).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой