История освоения горы Магнитной.
Вторая мировая война

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

История освоения горы Магнитной. Вторая мировая война

Введение

Гора Магнитная находится на территории Южного Урала в Челябинской области. Если посмотреть в географическом справочнике, можно увидеть, что она не отличается большой высотой, какими-либо достопримечательностями или оригинальным названием. Однако, несмотря на это, гора Магнитная известна всей России и даже далеко за ее пределами. А столь широкую известность ей принесло огромное месторождение магнитного железняка, находящееся рядом с ней.

О том, что гору Магнитную нельзя назвать обычной, люди узнали еще несколько столетий назад. Большие запасы магнитного железняка, лежащие глубоко в ее недрах, давали о себе знать на поверхности. Еще в древности жители окрестных деревень заметили, что на горе почти не живут звери, а птицы стараются облетать ее стороной. Это сейчас мы понимаем, что животные очень восприимчивы к магнитному излучению и не очень его любят, а в то время люди, видя столь необычное поведение зверей, пугались и начинали тоже сторониться горы. Прошло много лет, ученые изобрели компасы — и сразу же выяснилось, что при приближении к горе стрелка компаса начинает без видимых причин отклоняться. Тогда-то гора и получила свое современное название — Магнитная.

В середине прошлого века выяснилось, что в окрестностях Магнитной и в ней самой находится одно из богатейших в мире месторождений магнитного железняка. Это сразу же объяснило все те «странности», которые творились в ее окрестностях, сделались понятными поведение животных и «фокусы» стрелки компаса. И почти сразу началась интенсивная разработка горы, а в 1930 году рядом был построен город с почти аналогичным названием — Магнитогорск.

1. История горы Магнитной

Своим рождением Магнитогорск обязан уникальному во всех отношениях скоплению железных руд горы Магнитной. Так издавна называлась группа сравнительно невысоких гор (Атач, Дальняя, Узянка, Ежовка, Березовая), занимавших в общей сложности площадь примерно 25 квадратных километров на левом (азиатском) берегу реки Урал. Здесь на небольшой территории были сконцентрированы почти полмиллиарда тонн высокосортной железной руды, залегавшей неглубоко, а зачастую и непосредственно выходивших на поверхность. Содержание железа в лучших рудах достигало 70%.

Рисунок 1 — Губернатор И. И. Неплюев

Крепость Магнитная была основана в 1743 году оренбургским губернатором И.И. Неплюевым как одна из крепостей Уйской линии. Есть основания утверждать, что создана она была для охраны горы Магнитной от попыток самовольной добычи железной руды. Первыми официальными заявителями на рудные запасы горы были крупный торговец и подрядчик Иван Борисович Твердышев, а также его зять и компаньон Иван Степанович Мясников. 27 октября 1752 года Оренбургская губернская канцелярия выдала документ, согласно которому Твердышев и Мясников имели право разрабатывать руду и строить заводы на реках Авзян и Тирлянка. Завод на Тирлянке Мясников и Твердышев построили в 1759 году. Но из-за мелководности реки и во избежание убытков добились разрешения перенести его на реку Белую и именовать его Белорецким. При этом им было предоставлено право пользоваться лесами, и разрешено покупать у башкир-вотчинников земли и крестьян. Всего на Южном Урале Твердышев и его компаньон основали 15 заводов. После смерти Твердышева все его предприятия, в том числе Белорецкий завод, отошли к его компаньону, а от него к дочерям. Одна из них — Дарья Ивановна — к ней по наследству отошел Белорецкий завод, а с ним и гора Магнитная. Окрестности горы Магнитной были местом сражения пугачевцев с царскими войсками.

6 мая 1774 года Пугачев со своим отрядом подошел к стенам крепости Магнитной. Крепость встретила его огнем, в результате чего Пугачев был ранен картечью в руку. Однако ночью гарнизон крепости восстал и перешел на сторону бунтовщиков. Некоторое время станица Магнитная оставалась базой пугачевской армии. Во время восстания часть заводов Южного Урала была разрушена. Белорецкий завод также пострадал, но был скоро восстановлен. В первой половине XIX века производство чугуна на заводе возросло с 125 тысяч пудов в 1798 году до 220 тысяч пудов в год в среднем в 1835—1849 годах. Это требовало большого количества железной руды. Но добыча ее велась по-прежнему примитивными способами, вручную. О степени технической оснащенности рудокопов свидетельствует перечень имущества одной рудо заготовительной партии: на 88 крестьян приходилось 83 лошади, 48 телег, 50 ломов, 60 кайл, 42 балды и 80 железных лопат. Белорецким и Тирлянским заводами и горой Магнитной Пашковы владели до 1877 года, после чего заводы и рудники были проданы за долги акционерному «Обществу Белорецких заводов Пашковых», крупнейшим пайщиком которого стала немецко-бельгийская фирма «Вогау и К°». Новые владельцы переоборудовали заводы и, пользуясь дешевым трудом рабочих, значительно увеличили добычу руды.

В конце XIX — начале XX века она достигала 2−3 миллионов пудов в год. В отдельные периоды (в летний сезон) на горе Магнитной работало до 2,5 тысячи человек. Добыча по-прежнему велась вручную. Гора Магнитная, как одно из уникальных месторождений, постоянно привлекала внимание ученых. Первыми наиболее крупными исследователями горы были Е. Гофман и Г. Гельмерсен, обследовавшие ее в 1828−29 гг. В 50-х годах XIX века инженер Антипов произвел съемку горы Магнитной и составил первую геологическую карту. Большой интерес представляла геологическая карта восточного склона Урала, составленная академиком А. П. Карпинским и изданная в 1884 году. Она дает более полное представление о геологических особенностях горы Магнитной и ее окрестностей. В 1895 году профессор А. Штукенберг, осматривавший гору, писал, что Магнитная «представляет замечательное месторождение магнитного железняка…».

Рисунок 2 — Профессор Д. И. Менделеев

В конце XIX века по заданию Министерства финансов Урал обследовала правительственная комиссия под руководством профессора Д.И. Менделеева. В июле 1899 года ее представители прибыли в район горы Магнитной. Член менделеевской комиссии профессор минералогии П. А. Замятченский произвел расчеты, по которым даже минимально предполагаемые запасы руд в Магнитной составляют 1 млрд. пудов. Эта была первая попытка «взвесить» гору. Более обстоятельно эту работу выполнила экспедиция профессора И. Морозевича. Подводя итоги обследования, И. Морозевич писал: «Вероятный минимум рудного богатства горы Магнитной выражается круглым числом трех миллиардов пудов». Эти выводы были позднее подтверждены геологическими исследованиями, проведенными в 1911−12 гг. под руководством профессора А. Н. Заварицкого. По его подсчетам (тоже весьма приблизительным) запасы руд горы Магнитной составляли 5,3 млрд. пудов. В 1917—1918 гг. профессора В. И. Бауман и И. М. Бахурин провели магнитометрическую съемку месторождения, что позволило пересмотреть запасы руд горы Магнитной в сторону увеличения до 6−7 и даже 10 млрд. пудов.

Несмотря на исключительное промышленно-экономическое значение горы Магнитной, рудное хозяйство ее на протяжении полутора веков носило примитивный, а порой и хищнический характер. Руда добывалась местными жителями совершенно произвольно, и только с 1899 года началась закладка правильных разрезов, которыми разрабатывались главным образом рассыпные руды. Взрывные работы применялись редко. Полученная руда укладывалась в специальные штабеля, а зимой перевозилась в Белорецк. Добыча производилась 2−3 месяца и составляла даже в лучшие годы не более 3 млн. пудов. Стоимость ее при этом не превышала 1,5 копейки за пуд.

2. Истинный хозяин горы

Много было хозяев у Магнитной горы, еще больше — претендентов на ее рудные богатства. Чего стоит тяжба между Оренбургским казачьим войском и обществом «Белорецкие заводы Пашковых». Обе стороны с ожесточением отстаивали свои права на владения Магнитной. Четыре раза арбитром между истцом и ответчиком был сенат. 50 лет продолжалась тяжба, которая закончилась в пользу заводчиков. Столичный промышленник, делец Сувчинский скупил через своего посредника у спившегося казацкого урядника богатейший участок рудного тела… за 60 целковых, а потом получал прибыль в сотнях тысячах рублей. Бельгийский заводчик Юз вынашивал проект строительства железной дороги, чтобы возить руду с Магнитной в… Донецкий бассейн. Идея проекта была отклонена царским правительством.

С установлением Советской власти прекратились всякие споры. 15 мая 1931 состоялось официальное открытие рудника горы Магнитной. После торжественного митинга приступили к погрузке руды на железнодорожные платформы вручную: первые экскаваторы были еще в монтаже. Вагоны загружали двое суток. 17 мая состав с рудой торжественно проводили на старые уральские заводы. Через три месяца после официального пуска рудника машинист Илья Астахин привел на главную вершину г. Магнитной, г. Атач, в забой верхнего уступа мощный экскаватор. И пошла большая руда Магнитки. Вошла в строй первая домна Магнитки, за ней — вторая. Руда г. Магнитной поставлялась и на Кузнецкий завод. Подучились кадры горняков, обогатителей. В 1934 на горном транспорте была внедрена электровозная тяга. Горный конвейер заработал устойчиво. К предвоенному 1940 горняки подняли на-гора без малого 50 млн. т руды. Военный период стал суровым испытанием на зрелость всего коллектива горно-обогатительного производства, и рудника в частности. В 1940 горняки давали 19% всей добываемой в СССР железной руды, в годы войны — 56% общесоюзной добычи. Всего за четыре суровых года добыто, перевезено и подготовлено к переплаву более 30 млн. т железорудного сырья. В 1946 за самоотверженный труд и четкое выполнение военных заказов горнякам.

Магнитки вручено на вечное хранение переходящее Красное знамя Государственного Комитета обороны СССР. Для восстановления порушенного войной требовалось много металла. Гора взвинтила темпы по добыче и обработке руды. В 1957 был достигнут максимум — выдано более 17 млн. т руды. В 1979 в день 50-летия Магнитогорска экскаваторщик Иван Ревунов вынул из недр Магнитной горы (с небольшим «довеском» с Малого Куйбаса) 500-миллионную тонну руды со дня основания рудника. К 70-летию Магнитки подарок горняков — 600-миллионная тонна. За этими миллионами тонн стоят люди, первопроходцы С. Г. Голушков, С. А. Сосед, Н. А. Садчиков, горные железнодорожники В. А. Астаев, Н. П. Ластовченко, обогатители А. А. Воронин, Н. Л. Зверев, агломератчики П. Т. Каминский, Н. И. Андреев и многие другие истинные герои горного дела. Нельзя не заметить новую книгу «Магнитка в 1941—1945 годах» кандидата исторических наук Валерия Кучера о нашем городе, об Магнитогорском металлургическом комбинате (ММК) — предприятии народной памяти. В ней он повторяет уже исследованный им военный период в первой книге «Магнитка — это навсегда». Вероятно, поводом послужила, как говорит автор, «несостоятельность», используемая в «обширной историографии Урала» «атрибутивного подхода в оценке роли отдельных предприятий», который с его точки зрения «обедняет отечественную историографию, упрощает память». Атрибутивный — значит определительный, употребляющий в качестве определения. Во второй книге предлагается новый подход, новый взгляд на «местные, региональные, локальные явления», которые «ярче отражают общие тенденции», «это отчетливо просматривается в судьбе» Магнитогорского комбината и города.

Автор родом из Магнитки, он вырос на местных взглядах, и они, как кажется ему, «ярче отражают общие тенденции». С такой предложенной «региональной» точки зрения Магнитогорский металлургический комбинат выдал в годы войны броневой стали на 50 тысяч танков; Нижне-Тагильский — на 35 тысяч, Кузнецкий — на 40 тысяч. Конечно, речь о танках Т-34. А Красная Армия во второй мировой войне получила не более 60 тысяч таких танков. «Впервые в практике металлургии броневой металл был получен на блюминге Магнитогорского комбината из первой выплавленной броневой стали. Это свершилось 28 июля 1941 года… В городе чтят тех, кто причастен к броневому „перевороту“ в черной металлургии». А в Кузнецке в ночь на 24 июня 1941 года проведена проверка возможности прокатки броневой стали на блюминге, и в третьей декаде июля — точная дата неизвестна — прокатана броневая сталь на блюминге и на листовом стане, то есть получена броня широкого сортамента. И это не все. На пылающем в войне западе страны почти на фронтовой полосе с июля по август 1941 года на слябинге завода «Запорожсталь» прокатано 150 тонн брони. На «Сталинском» заводе для бронепоезда на блюминге прокатаны бронелисты.

3. Изучение недр горы Магнитной

Исследовательские работы по месторождению железных руд Магнитной начались значительно позднее ее фактического открытия. Первое упоминание о горе Магнитной встречаем в сочинении немецкого натуралиста Иоганна Гмелина, научного сотрудника Петербургской академии наук. Путешествие по Уралу и Сибири он совершил в 1733. Следующей, наиболее значительной работой по геологии Магнитной является работа русских геологов Гофмана и Гельмерсена, давших первое краткое геологическое описание месторождений. Их труд «Геологическое исследование гор Южного Урала» был опубликован в 1831.

В пятидесятых годах XIX столетия появляется первая геологическая карта г. Магнитной, составленная горным инженером А. И. Антиповым. До конца XIX был опубликован еще ряд работ ученых-исследователей по характеристике руд и пород Магнитной горы. Промышленное изучение месторождения — определение запасов и качества руды — было начато только с 1900 года геологом И. А. Морозевичем. Было пробурено 20 скважин общей протяженностью 550 погонных метров. Опираясь на данные разведки и свои наблюдения, И. А. Морозевич публикует труд «Гора Магнитная и ее ближайшие окрестности». Он описывает геологическое строение месторождения, петрографический состав пород и их взаимоотношения. Запасы железных руд он определяет в 52 млн. тонн. Новый этап изучения г. Магнитной относится к 1911−12. В этот период геологом А. Н. Заварицким производится ее геологическая съемка.

Рисунок 3 — Геолог А. Н. Заварицкий

Для определения промышленного значения месторождения бурятся 12 колонковых скважин и 12 разведочных шахт. На основании этих работ ориентировочно определяется запас железных руд в 86 млн. т. Огромный фактический материал, собранный А. Н. Заварицким, потребовал длительной обработки. В 1922−27 годах вышел из печати классический труд ученого «Гора Магнитная и ее месторождение железных руд», где он доказал контактово-мета-соматическое происхождение железных руд в недрах горы. Его монография стала настольной книгой для геологов, работающих на Магнитогорском руднике.

В 1918 под руководством профессора В. И. Баумана на г. Магнитной была проведена наземная магнитометрическая съемка, определившая основные границы распространения рудной толщи. По данным этой съемки запасы железных руд оценивались уже в 165 млн. т. В период становления Советской власти с 1918 по 1926 разведочных работ на месторождении не проводилось. 30 марта 1926 правление Главметалла отпускает средства на подготовительные работы и проектирование Магнитогорского металлургического завода. В связи с этим Московским институтом прикладной минералогии и металлургии, при консультации профессора А. Н. Заварицкого, в августе 1926 вновь начались разведочные работы на г. Магнитной, которые заканчиваются в апреле 1928. В итоге проведенных разведочных работ вновь были пересчитаны запасы железных руд и оценены в 275 млн. т, на основе определения таких запасов был составлен проект разработки месторождения. Позже институт Гипроруда, используя материалы этих разведочных работ, произвел новый подсчет запасов на Магнитной и определил их в 455 млн. т руды. Прогноз оказался идеально точным: из уникальной кладовой природы добыто более 450 млн. т руды.

Рисунок 4 — Первый экскаватор рудника горы Магнитной

3. Строительство Магнитки

До революции в производстве чугуна, в основном, практиковалось использование древесного угля. Не случайно, что металлургические заводы старались строить в лесистой местности, рядом с запасами топлива. Особенно это было характерно для Урала, где преобладала выделка чугуна на древесном топливе при старинном устройстве доменных печей с холодным или слабо нагретым дутьем, в то время как в металлургии Юга России активно применялся кокс. Скорее всего, именно отсутствие значительных лесов помешало строительству металлургического завода у горы Магнитной, о гигантских запасах руды которой было известно еще с XVIII века. Незначительная разработка железной руды горы Магнитной до революции все же велась: руда отправлялась для Белорецких заводов, располагавшихся на значительном по тем временам отдалении от Магнитной горы. Однако уже в XIX веке передовые ученые высказывают мысль о том, что при производстве чугуна необходимо широко применять каменные угли как главное топливо современного металлургического производства. На это, в частности, неоднократно указывал великий русский химик Д. И. Менделеев. Он считал очень важным строительство больших доменных печей, способных выплавлять дешевый чугун на минеральном топливе, доставленном из Сибири и других регионов.

Открытие залежей каменного угля в Западной Сибири, сделанное в последние годы XIX века в относительной близости линии сибирской железной дороги, могло стать новым толчком в развитии железного дела на Урале. Возникновение же урало-кузнецкой проблемы относится к началу XX века. Русских и иностранных предпринимателей привлекали дешевизна и высокое качество уральских железных руд и возможность применения для их переработки открытых к этому времени в районе Кузнецкого бассейна богатых залежей коксующихся углей. Соединение их на новейшей технической основе сулило большие прибыли. Это и обусловило интерес промышленников, усиленно обсуждавших возможности доставки сибирского угля к местам залегания железных руд, и в частности к горе Магнитной.

Однако продиктованная жизненной необходимостью идея соединения сибирского угля и уральской железной руды до революции так и не осуществилась, во многом благодаря неискоренимой российской бюрократии. Весной и летом 1917 года по приглашению Временного правительства на Урале и в Западной Сибири побывала специальная американская миссия, которая сделала вывод о невозможности комплексного использования железорудных богатств Урала и углей Кузбасса. Заключение американских экспертов дало в руки правительственных чиновников еще один довод для отклонения новых попыток приступить к развитию производственных связей Урала и Сибири.

Вновь к урало-кузнецкой проблеме вернулись в 1918 году. Постановлением Президиума ВСНХ от 28 марта 1918 года был создан Уральский горнозаводской комитет, которому поручалось выяснить природные богатства Урала и Кузнецкого бассейна и составить планы их наиболее рационального использования.

Сегодня можно много спорить о личности Ленина и ее значении для российской истории. Несомненно одно — Ленин прекрасно понимал ту роль, которую может сыграть Урало-Кузбасс для страны. Еще задолго до революции он писал, что Россия находится «в выгодных условиях, что она располагает … гигантскими запасами руды (на Урале), топлива в Западной Сибири (каменный уголь)… Разработка этих естественных богатств приемами новейшей техники даст основу невиданного прогресса производительных сил». Зимой 1918 года по указанию Ленина горно-металлургический отдел ВСНХ объявил конкурс на проект создания единой хозяйственной организации, охватывавшей область горно-металлургической промышленности Урала и Кузнецкого каменноугольного бассейна. Урало-кузнецкая проблема подробно обсуждалась на I Всероссийском съезде советов народного хозяйства, проходившем в мае-июне 1918 года. Съезд указал, что главный выход из тяжелого положения с металлом в стране — в перемещении центра промышленности на Восток, в создании мощной угольно-металлургической базы на Урале и в Западной Сибири. Хотя уже тогда немало участников съезда высказалось против идеи Урало-Кузбасса.

Много говорилось о целесообразности развивать черную металлургию на юге страны — в Донбассе и Кривом Роге, а не на голых, необжитых местах Урала и Сибири. В июне 1918 года при горно-металлургическом отделе ВСНХ была создана Уральская комиссия, в которую вошли многие видные ученые. Комиссии было поручено координировать работы по проектированию Урало-Кузбасса. Впервые была высказана идея «маятника»: уголь Кузбасса — Уралу, руда Урала — Кузбассу. За практическую разработку данной проблемы с согласия ВСНХ взялось Общество сибирских инженеров, подготовившее к весне 1921 года Урало-Кузнецкий проект. В разработанный учеными и инженерами комплекс входили развитие каменноугольной и коксохимической промышленности в Кузбассе, сооружение железных рудников на Урале и Тельбессе (Кузбасс), прокладка новых железнодорожных линий, создание металлообрабатывающей промышленности. Решение Урало-Кузнецкой проблемы основывалось не только на переводе выплавки чугуна с древесноугольного топлива на минеральное — кокс, но и на широкой электрификации производственных процессов и транспорта. При этом было очевидно, что разработка проблемы Урало-Кузбасса осуществима только в общегосударственном масштабе.

В середине 20-х годов прошлого века развернулась острая дискуссия вокруг идеи Урало-Кузбасса. Группа ученых-экономистов под руководством профессора Я. Б. Диманштейна, работавшая в специальной комиссии по металлу при Госплане УССР, опубликовала целый ряд книг и множество статей, в которых утверждалось, что Урало-Кузнецкий проект во всех отношениях является убыточным и явно утопичным. По подсчетам этих ученых перевозки кузнецкого угля на Урал на расстояние более 2000 км окажутся для государства разорительными, сделают уральский, в частности магнитогорский металл, по себестоимости более дорогим, чем украинский. Диманштейн писал по этому поводу: «Не только Урало-Кузнецкий проект в разных его вариантах, но всякая концепция создания на Урале металлургии, работающей на сибирском топливе, представляется бесконечно вредной, как непроизводительная растрата национального капитала, понижение темпа возможной индустриализации хозяйства Союза и задержка развития оптимальных промышленных районов». Дискуссия шла на страницах газет и журналов, на заседаниях различного рода советов на трибунах съездов и конференций. Высказывалась мысль, что на Юге (Украина) можно достичь значительного увеличения производства металла с меньшими затратами. Особенно острые дебаты разгорелись на Пленуме Ц К ВКП (б) и XV съезде ВКП (б), состоявшихся в 1927 году. И все же скептики остались в меньшинстве. Специалистами и экспертными комиссиями было неопровержимо доказано, что, несмотря на значительное транспортное «плечо» в перевозках угля, себестоимость полученного металла должна быть не выше, чем на Криворожском заводе, что объясняется исключительным богатством магнитогорских руд, находящихся почти на поверхности. Несмотря на ожесточенные дискуссии, руководство страны начало предпринимать конкретные шаги по созданию Урало-Сибирской угольно-металлургической базы.

В мае 1925 года в Свердловске началось проектирование Магнитогорского завода. В ноябре 1926 года президиум Уральского областного СНХ утвердил место строительства завода — площадку у горы Магнитной. В декабре 1928 года сессия технического совета Государственного института проектирования металлургических заводов (Гипромез) утвердила проект, разработанный УралГипромезом, и в соответствии с решением объединенного заседания СНК СССР и совета труда и обороны от 17 января 1929 года началось строительство Магнитогорского металлургического завода.

Рисунок 5-Подготовка площадки под строительство завода

Строящийся у горы Магнитной завод проектировался как самое крупное предприятие черной металлургии страны, каковым он и остался до настоящего времени. 10 марта 1929 года к Магнитной горе прибыли первые строители, а в мае на строительной площадке уже трудилось более 300 человек. Особое значение для Магнитостроя имело строительство железнодорожной линии до горы Магнитной. Пока Магнитогорск не был связан стальной магистралью со всей страной, говорить о полноценном строительстве было нельзя. 30 июня 1929 года постройка железнодорожной ветки Карталы — Магнитогорск была закончена, и на строительную площадку стали прибывать рабочие со всей страны. Первый поезд со строителями пришёл из города Карталы на станцию Магнитогорская 30 июня 1929 года. Эта дата и стала днём рождения легендарной Магнитки. Кстати, в городе есть памятник «Первой палатке» в честь первых строителей Магнитогорска.

Рисунок 6 — Памятник «Первой палатке»

Для проектирования и консультации строительства основных сооружений привлекались также зарубежные специалисты, прежде всего американские.

На строительстве, в основном, использовался тяжелый ручной труд тысяч людей, приехавших со всего Союза. Магнитка строилась в рекордно короткие сроки. Работа продолжалась и осенью, и зимой. Когда дни стали совсем короткие, строительную площадку освещали прожекторами, но работа не прекращалась. Несмотря на крайне тяжелые условия, в которых приходилось работать первостроителям Магнитки, уже в августе 1929 года начались рудные разработки, и руда Магнитной стала отправляться на заводы Урала. 1 июля 1930 года в присутствии 14 000 рабочих была произведена торжественная закладка первой доменной печи будущего гиганта черной металлургии.

Рисунок7 — Закладка доменной печи

26 июля 1930 года начались земляные работы на плотине, которая должна была обеспечить завод водой. Это сооружение (без водослива) было построено всего за 74 дня. В сентябре 1930 года был закончен фундамент домны № 1.

Рисунок 8 — Магнитогорский металлургический комбинат в 30-х годах XX века

Пуск первого магнитогорского металла приближался с каждым днем. В начале 1931 года Магнитострой возглавил Яков Семенович Гугель, до этого имевший большой опыт работы в металлургической промышленности. Ему удалось в кратчайшие сроки реорганизовать строительные участки, внедрив цеховой принцип. Были созданы доменный, мартеновский и прокатный цехи и, соответственно, объединены строители и будущие эксплуатационники.

Во второй половине 1931 года вошло в строй несколько важных пусковых объектов будущего завода: 17 июля был запущен цех огнеупоров, 9 октября специалисты поставили на сушку 1-ю домну, 23 октября дала первый ток центральная электростанция, 28 декабря 8-я коксовая батарея, построенная первой, выдала первый кокс. 31 января 1932 года, несмотря на протесты американских инженеров, считавших необходимым отложить пуск до весны, была задута первая домна, а 1 февраля был получен первый чугун. Рождение Магнитки состоялось. Летом 1932 года дала первый чугун домна № 2 «Комсомолка».

Немало крупных объектов было запущено в Магнитке в 1933 году: домны № 3 и 4, четыре мартеновские печи — завод начал выплавлять сталь. А в августе 1934 года вступил в строй первый в Магнитке сортовой прокатный стан «500». С пуском этого объекта Магнитогорский металлургический комбинат стал крупным поставщиком сортового проката и превратился в предприятие с законченным металлургическим циклом.

Необходимо отметить, что строительство Магнитогорского металлургического комбината происходило в рекордно короткие сроки. Первоначально строительство предполагалось завершить к 1 января 1934 года, однако вскоре эти сроки были пересмотрены. Используя передовые зарубежные достижения, первостроители Магнитки скоро сами стали творцами нового уникального опыта. Ведь никогда еще в истории такие грандиозные промышленные объекты не создавались в столь сжатые сроки и при минимальных технических возможностях.

Основные работы по строительству начались только летом 1930 года, а уже 1 февраля 1932 года был получен первый чугун. Гораздо быстрее установленных американскими специалистами сроков завершилось строительство магнитогорского коксохима. Бригада бетонщиков Х. Галлиулина установила мировой рекорд замесов на бетономешалке, который так и остался непревзойденным. Ставили рекорды скорости и бригады арматурных работ, и монтажники. В мировой практике еще не встречались такие темпы работ, впрочем, как и примеры запуска доменной печи в суровых условиях уральской зимы. Как сказал писатель Эммануил Казакевич, «Магнитогорск строился, создавался, возводился в темпе, ранее посильном только для разрушения».

На первых порах квалификация рабочих Магнитостроя была очень низкой. Полная неграмотность была довольно распространенным явлением. Это особенно стало заметно после начала освоения металлургического производства, которое уже в то время было достаточно сложным. Незнание современной техники приводило к частым авариям и незапланированным остановкам производства. Многим старым рабочим было сложно перестроиться на использование технических новшеств, которые они просто саботировали, как это было с механизмом для закрытия чугунной летки. Однако со временем мастерство рабочих и инженеров Магнитки росло. На комбинате активно применялось обучение рабочих. Это позволило скоро отказаться от многих услуг иностранных специалистов.

Отечественные инженеры имели перед заграничными то неоспоримое преимущество, что невиданный энтузиазм и размах великой стройки придавали им смелость искать новые, необычные решения. Так американские специалисты протестовали против применения на строительстве укрупненного монтажа конструкций. Однако это позволило значительно сократить сроки возведения объектов, например наклонного моста домны № 1. Впервые в мировой практике был разработан метод добычи железной руды в открытых карьерах. Это смелое техническое новшество позволило достичь на магнитогорском руднике уже к 1936 году выработки 5,5 млн. тонн руды, что составляло 20% всей железной руды в СССР.

4. Тыл — фронту

Трудно переоценить вклад Магнитогорского металлургического комбината в дело великой Победы советского народа над германским фашизмом. Крупнейшее металлургическое предприятие Советского Союза, к тому же географически отдаленное от места боевых действий, должно было стать и стало настоящим броневым щитом Родины. Хотя изначально Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) строился для производства «мирных» марок стали. Специальные стали, применяемые в военной промышленности, в Магнитке не производились. Но с началом войны, уже 22 июня 1941 года, на комбинате был получен первый военный заказ на производство броневого металла. Поступило указание приступить к организации производства заготовок для снарядов, а также изучить вопрос изготовления брони танков. Для того чтобы выполнить этот необычайной сложности заказ, необходимо было коренным образом перестроить производство. Мировая теория и практика металлургии не знали иных способов выплавки броневой стали, кроме одного — в малотоннажных мартенах с «кислым подом». Этот способ был малопроизводительным, но другого тогда не существовало. Приспосабливать печи для такой технологии пришлось и магнитогорским металлургам. Наркомат черной металлургии СССР командировал на Магнитку группу специалистов, которым поручалось помочь магнитогорцам наладить производство броневой стали. На комбинате было создано бронебюро, которое взялось за разработку технологии производства брони. По рекомендации ученых, прибывших из Ленинграда, решено было варить броню «дуплекс-процессом», т. е. в одной печи получать расплав, а затем в специально оснащенной «кислой» доводить металл до нужного качества.

23 июля 1941 года, т. е. всего через месяц после начала войны, на третьей мартеновской печи ММК была получена первая броневая сталь. Одновременно с освоением технологии выплавки броневой стали на комбинате готовились к организации производства броневого листа.

4 июля 1941 года ЦК ВКП (б) принял решение перебазировать в Магнитогорск самый мощный в СССР толстолистовой броневой прокатный стан с Мариупольского завода имени Ильича. В приказе наркома черной металлургии СССР И. Ф. Тевосяна определялись дата выпуска первого броневого листа и место для размещения стана — фасонно-вальце-сталелитейный цех, введенный в строй перед самой войной. Но в таком случае комбинат не смог бы себя обеспечить валками для прокатных станов, изложницами и многим другим для нужд производства. Требовалось найти другое решение. Для того чтобы скорее дать фронту броневой лист, заместитель главного механика Н. А. Рыженко предложил необыкновенно дерзкое решение — катать лист на блюминге. Блюминг — мощный прокатный агрегат, единственным назначением которого считалось обжатие стальных слитков, превращение их в заготовку квадратного сечения (блюмсы). Подобного способа производства броневого листа не знала мировая практика. С полным правом смелым можно назвать и решение директора Магнитки Г. И. Носова, одобрившего это предложение. Нетрудно догадаться, чем бы для него в те годы все это закончилось, если бы в результате эксперимента был поврежден блюминг. Однако смелость смелостью, а предложение о прокатке броневого листа на блюминге было подкреплено необходимыми расчетами и конструктивными разработками. Так что победу в войне одержали не только солдаты в окопах, но и советские инженеры в своих конструкторских бюро.

Испытания производства броневого листа на блюминге прошли успешно, и танкостроительные заводы получили магнитогорскую броню на полтора месяца раньше срока, установленного правительством. В этот же период магнитогорскими литейщиками была организована отливка бронеколпаков для дотов и артиллерийских полукапониров, а также отливка башен для танков «КВ».

Война ставила перед коллективом комбината все новые и новые задачи, решать которые требовалось без промедления, смело и решительно. Страна выдвинула магнитогорцев на передний край грандиозной битвы за металл. Когда производство броневой стали в основном было налажено, стало очевидным, что количество ее, получаемое дуплекс-процессом, не может удовлетворить все возраставшие нужды фронта. Четыре мартеновские печи показывали такую производительность труда, которую при выплавке рядовых марок стали обеспечивала одна печь. Поэтому нужно было искать новые пути. Решено было попробовать выплавлять броневую сталь в обычной мартеновской печи, что требовало пересмотра многих теоретических положений, считавшихся нерушимыми. Возникали опасения, что в мартеновских печах большой емкости не удастся в достаточной степени нагреть высоколегированный металл, а следовательно, получить его однородным и с надежным низким содержанием фосфора и серы. Производственные опыты, потребовавшие большого творческого напряжения, дали ожидаемые результаты. Уже в сентябре 1941 года была создана и окончательно отработана новая технология выплавки броневой стали в больших мартеновских печах с основным подом. Этим открытием магнитогорцы совершили переворот в металлургии качественной стали.

Огромный вклад в создание магнитогорской брони внесли выдающийся советский металлург, директор Магнитки Г. И. Носов, инженеры К. К. Нейланд, В. А. Смирнов, Я. И. Лебедев, Ф. Д. Воронов, Н. М. Селиванов, Н. А. Безденежных и другие. Успешно решались и другие важнейшие задачи. Ударными темпами строился специальный цех для термической обработки брони. Его сооружение началось в июле 1941 года, а в сентябре он уже принял первые бронелисты. До этого их отжигали во временных печах, располагавшихся в фасонно-вальце-литейном цехе. Для ускорения прокатки броневого листа на Магнитке впервые было опробовано изменение температурного режима прокатки, в результате чего на прокатку одного листа стало уходить 6,5 минуты вместо 16 минут ранее.

В середине августа 1941 года на комбинат из Мариуполя начало прибывать оборудование эвакуированного броневого стана «4500». 15 октября 1941 года восстановленный стан вступил в строй действующих. Теперь из слитка можно было выкатывать броневые листы шириной до 4100 мм вместо 2100 мм, которые получались при прокатке листа на блюминге. По сравнению с августом выпуск броневого металла возрос в октябре в 3 раза, а в декабре 1941 года уже в 7 раз. Производство бронелиста на ММК к концу 1941 года превысило его довоенный выпуск всеми предприятиями Наркомчермета. Одновременно набирали мощь специализированные участки и цехи по производству снарядов, ручных гранат, деталей к реактивным снарядам и другой оборонной продукции. Магнитка превращалась в боевой арсенал Родины. Продолжались строительство и ввод в строй новых производственных агрегатов.

В первой половине 1942 года строители Магнитки ввели в строй мартеновскую печь № 19, коксовую батарею, стан «2350», эвакуированный из Запорожья. Но особое внимание уделялось строительству домны № 5. Эта домна, ставшая крупнейшей в СССР, дала первый чугун 5 декабря 1942 года. А уже в апреле 1943 года Государственный Комитет Обороны обязал трест «Магнитострой» сдать в эксплуатацию в 1943 году еще более мощную доменную печь № 6. В те дни родилось много приемов, обогативших теорию и практику строительного дела. Так, монтаж сооружений домны производился укрупненными элементами. Кожух печи собирался целыми поясами весом до 14−19 тонн. До Магнитки такой метод нигде раньше не применялся. Он ускорил монтаж в 5 раз против обычного. 25 декабря домна № 6 вошла в строй. Кроме двух крупнейших домен, производственные мощности комбината в годы войны обогатились двумя аглолентами, четырьмя коксовыми батареями, пятью мартеновскими печами, броневым станом, среднелистовым станом «2350», паровоздуходувной станцией, группой специальных цехов. Удвоились мощности огнеупорного производства. По существу был построен и освоен большой завод с законченным металлургическим циклом.

Поэтому, несмотря на потерю огромных территорий и важнейших индустриальных районов, страна сумела выстоять благодаря самоотверженному труду миллионов советских людей. И не последнюю роль в этом сыграла Магнитка, ведь каждый третий снаряд и броня каждого второго танка в годы войны были сделаны из магнитогорской стали.

Чем больше давали магнитогорские металлурги брони, тем больше требовалось руды для неё, тем глубже и глубже становилась яма, карьер уМагнит-горы. И, самое главное, тем больше фашистов в могилу ложилось.

Как-то в Магнитогорск приехали писатели. Привезли их магнитогорцы к горе, всё показали, всё рассказали. Один из писателей подошёл к краю карьера, глянул вниз и воскликнул: «Да это же могила Гитлера!».

Тот подвиг который был совершен в годы войны на Магнитогорском металлургическом комбинате увековечен монументом — «Тыл — фронту».

Монумент — логически связан с Волгоградом и с… Берлином. Точнее сказать, монумент является первой частью триптиха, состоящего ещё из монументов «Родина-мать» на Мамаевом кургане в Волгограде и «Воин-освободитель» в берлинском Трептов-парке. Идейными вдохновителями и воплотителями проекта были скульптуры и архитекторы: Евгений Вучетич, Николай Никитин, Лев Головницкий, Яков Белопольский. Следует отметить, что все части триптиха созданы в разные годы: «Воин-освободитель» — в 1949-м, «Родина-мать» — в 1967 году, «Тыл — фронту» — в 1979-м.

Рисунок 9 — Памятник «Тыл — фронту»

Магнитогорская часть триптиха представляет собой двухфигурную композицию рабочего и воина. Рабочий ориентирован на восток, в сторону металлургического комбината, воинна запад, в сторону, откуда во время Великой Отечественной войны пришёл враг. Подразумевается, что меч, выкованный на берегу Урала, потом был поднят Родиной-матерью в Сталинграде и опущен после Победы в Берлине. В композицию также входит Вечный огонь в виде гранитной звезды-цветка. Решение о возведении памятника в Магнитогорске было принято в связи с тем, что, как известно, каждый третий снаряд и каждый второй танк в Великую Отечественную войну были сделаны из магнитогорского металла. Памятник был изготовлен на Ленинградском заводе монументальных скульптур и открыт 29 июня 1979 года.

Монумент дополняется двумя трапециями высотой в человеческий рост, на которых увековечены имена магнитогорцев — Героев Советского Союза, отличившихся на полях сражений Великой Отечественной войны.

магниторгорск гора комбинат металлургический

5. После войны

После войны Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) по-прежнему оставался флагманом отечественной черной металлургии. Производство стали росло бурными темпами. Практически каждый год вводились в строй новые агрегаты. Кроме того, за послевоенной Магниткой надежно закрепился статус законодательницы мод не только в отечественной, но и, зачастую, в мировой черной металлургии.

Рисунок 10 — Магнитогорский металлургический комбинат в послевоенные годы

В 1948 году на ММК стали использовать самофлюсующийся агломерат, что позволило почти полностью вывести из состава шихты доменных печей сырой известняк. Это была революция в доменном производстве. На ММК впервые в крупных масштабах организована добыча руды открытым способом, а также система селективной добычи и усреднения руд, способствовавшая повышению эффективности работы доменных печей.

Магнитогорские доменщики первыми в СССР начали перевод доменных печей на работу с повышенным давлением газа под колошником (1949). Впервые разработаны технология выплавки чугуна с низким содержанием марганца, новый способ разливки чугуна. Благодаря этим и другим новшествам доменщики Магнитки достигли лучшего в стране коэффициента использования полезного объема доменных печей.

В 1947 году вошли в эксплуатацию сульфидная и вторая агломерационная фабрики, пуск которых позволил вовлечь в производство ранее неиспользуемые сернистые руды. В связи с возросшим объемом производства металла значительно увеличился поток грузоперевозок. Внутризаводской транспорт, работавший исключительно на паровой тяге, не справлялся со своими задачами. 22 декабря 1946 года по заводским путям прошел первый электровоз. В августе 1973 года снят с эксплуатации последний паровоз. Сталелитейное производство также непрерывно развивалось. В послевоенное время были реконструированы все мартеновские печи мартеновского цеха № 2 и значительная часть мартеновского цеха № 3.

Постоянно вводились новые мартеновские печи, число которых на ММК достигало 35. Среди них были и спроектированные металлургами Магнитки крупнейшие в мире мартеновские агрегаты. В середине 50-х годов на комбинате впервые в СССР были построены и успешно освоены одноканальные мартеновские печи. В 1959 году последние трехканальные печи переведены на одноканальный вариант. В 1961 году в мартеновском цехе № 1 построена первая в стране 900-тонная мартеновская печь. В 1966 году мартеновская печь 29 переоборудована в двухванный сталеплавильный агрегат. Это фактически стационарный конвертер непрерывного действия. Всего на комбинате впоследствии было создано пять «двухваннок». В 1975 году инициаторы их строительства были удостоены Государственной премии СССР. Среди них — директор комбината Ф. Д. Воронов, ученый-металлург, д.т.н. В. Г. Антипин, начальник Центральной заводской лаборатории В. Ф. Сарычев, помощник начальника цеха № 1 Ю. Б. Снегирев, инженеры В. С. Плошкин, Н. Д. Лотарев.

В 50−60-е годы по производительности труда, съему стали с одного квадратного метра площади пода мартеновских печей Магнитогорский металлургический комбинат значительно превосходил аналогичные показатели работы лучших металлургических предприятий США. Передовой опыт магнитогорских металлургов активно распространялся по стране посредством межзаводских школ. Немало зарубежных коллег приезжали набираться опыта в Магнитку.

В 1947 году впервые в стране стан «300» № 3 стал полностью автоматизированным. В 1948−49 гг. завершена полная автоматизация прокатных станов «300» № 1 и 2. В январе 1959 года вошел в эксплуатацию обжимной стан — слябинг, по мощности один из самых крупных в мире, способный обжимать 25-тонные слитки. В ноябре 1960 года выдал первый лист стан «2500» горячей прокатки, десять мощных клетей которого способны прокатывать слябы весом до 10 тонн. Стан в значительной мере покрыл потребности страны в широкополосном стальном листе. Активно применялись в прокатном производстве и технические новшества. Впервые спроектирована, изготовлена и установлена вторая клеть на одном из блюмингов, создана новая технология прокатки слитков на двухклетевом блюминге. Непрерывно-заготовочный стан был дополнен еще двумя клетями, вследствие чего сократилось количество пропусков стальных слитков через валки блюминга, который не успевал перерабатывать всю выплавляемую сталь. Это позволило сэкономить огромные средства и значительно увеличить выпуск стали.

28 июня 1964 года выдала первый чугун крупнейшая в Европе девятая домна. 18 июля 1966 года вступила в строй действующих аналогичная доменная печь № 10. 28 мая 1969 года первые тонны холоднокатаного стального листа были получены на новом объекте — стане «2500» холодной прокатки.

За первые 20 послевоенных лет на комбинате вошли в строй четыре доменные печи, шесть коксовых батарей, 14 мартеновских печей, шесть прокатных цехов. К 1970 году на ММК удвоилось производство кокса, в три с лишним раза увеличилась выплавка чугуна, более чем в четыре раза возрос выпуск стали и проката. За 37 лет (1932−1969) доменные печи Магнитки переплавили 254 млн. тонн железной руды. Кроме того, 59 млн. тонн было отправлено Кузнецкому комбинату и уральским металлургическим предприятиям. В 1971 году коллектив комбината был награжден орденом Ленина.

В 1972 году вступила в строй первая в стране установка порционного вакуумирования жидкой стали для улучшения ее качественных характеристик. 29 апреля 1973 года пущен в эксплуатацию листопрокатный цех № 6 по производству луженой жести. В результате этого в три раза увеличилось производство электролитически луженой жести. Эта жесть, именуемая также «белой», нашла широкое применение в пищевой промышленности. В апреле 1974 года начал работать цех гнутых профилей.

В первой половине 1970-х годов на комбинате впервые в стране осуществлена разработка технологии производства тончайшей холоднокатаной листовой стали для теневых масок кинескопов цветных телевизоров. В ноябре 1974 года авторам разработки директору ММК Д. П. Галкину, а также инженерам Ф. Б. Васильеву, М. Б. Пашкову, В. И. Русанову была присуждена Государственная премия СССР. С 1973 по 1985 год, когда директорами были Д. П. Галкин, затем Л. В. Радюкевич, реконструкция производства достигла своего апогея. Магнитогорский металл стал самым дешевым в стране.

В 1982 году построен и введен цех углеродистой ленты. К середине 1980-х были практически полностью реконструированы доменное и мартеновское производства, существенно обновлены мощности коксохимического и прокатного производства. В 1982 году, когда ММК отметил свое 50-летие, коллектив его был награжден орденом Октябрьской Революции. В середине 70-х годов ММК вышел на уровень производства 15 млн. тонн стали и 12 млн. тонн готового проката в год. В дальнейшем производство оставалось примерно на этом уровне. Рекордной цифры — 16 млн. тонн стали в год Магнитка достигла в 1989 году. Дальнейший рост затруднялся отсутствием на комбинате новейшего конвертерного способа производства стали.

С 1985 по 1991 год (вплоть до своей безвременной кончины) комбинатом руководил И. Х. Ромазан, который за большой вклад в реконструкцию и развитие производства в 1991 году был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Первые два года под его руководством коллектив комбината работал в условиях экономического эксперимента, после чего в числе первых в отрасли предприятие было переведено на полный хозрасчет и самофинансирование. При И. Х. Ромазане было завершено строительство кислородно-конвертерного цеха, который вошел в строй в 1990 году.

В 1992 году в соответствии с программой приватизации Магнитогорский металлургический комбинат становится акционерным обществом. Основной целью ММК на этом этапе становится реконструкция и модернизация производства, достижение современного технологического уровня.

Комбинату пришлось срочно переориентировать производство на экспортные поставки, доля которых в отдельные годы достигала 70% в общем объеме выпуска продукции.

ОАО «ММК» последовательно осуществляло курс на техническое перевооружение предприятия и адаптацию крупнейшего индустриального гиганта советской эпохи к новым рыночным условиям.

Заключение

Давно отгремели взрывы на горе Магнитной. Металлургический гигант практически исчерпал запасы бурого железняка горы Магнитной. Сегодня Магнитогорский Металлургический Комбинат более чем на 90% работает на привозной руде.

История Магнитогорского металлургического комбината неразрывно связана с историей всей страны. Магнитку нередко называют «феноменом», и это во многом справедливо, поскольку Магнитка действительно является удивительным явлением в отечественной истории. Более 80 лет назад в глухой уральской степи, почти на пустом месте, возник гигант советской индустрии, до сих пор являющийся флагманом черной металлургии нашей страны. Возник он, конечно, не сам собой, а благодаря самоотверженному труду многих тысяч первостроителей, которые в нечеловеческих условиях возводили домны, мартены, коксовые батареи. В этом тоже феномен Магнитки — в умении побороть себя и обстоятельства, сделать подчас невозможное.

Магнитка всегда удивляла. Удивляла американских инженеров, не веривших, что промышленные объекты можно строить в такие рекордные сроки. Удивляла весь мир, когда в суровые годы Великой отечественной войны сумела всего за месяц наладить выпуск столь нужной стране броневой стали, катая ее на блюминге, чего раньше никто и никогда не делал. Удивляла скептиков всех видов, выдавая рекорд за рекордом и постоянно наращивая выпуск металла, который до сих пор служит людям в восстановленномДнепроГЭСе, строительных конструкциях Байконура, нитках газопроводов и нефтепроводов.

А самое главное, Магнитка всегда удивляла и продолжает удивлять своими людьми, их несгибаемым характером. В этом главный феномен Магнитки. Сегодняшнее время многие тоже считают непростым, но Магнитка и сегодня с честью выходит из самых сложных ситуаций, еще более закаляя свой характер.

Список используемой литературы

1. http: //www. mtpp74. ru/magnitka/history/

2. http: //ru. wikipedia. org

3. http: //www. osp. ru

4. http: //www. xliby. ru

5. http: //mmk. ru/

6. http: //dialogue. my1. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой