История отечественного государства и права

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

по дисциплине: История отечественного государства и права

1. Охарактеризуйте особенности правового регулирования российского уголовного права по Судебникам 1497, 1550 гг.

Судебник 1497 года. Главная задача судебника состоит том, чтобы сообщить всем судам определенную и однообразную форму и централизовать их. Уголовное право отражало обострение противоречий феодального общества и усиление классовой борьбы. Судебник трактовал понятие преступления отлично от Русской Правды, но в принципе тождественно Псковской судной грамоте. Под преступлением понимаются всякие действия, которые так или иначе угрожают государству или господствующему классу в целом и поэтому запрещаются законом. В отличие от ПСГ Судебник дает термин для обозначения преступления. Оно теперь именуется «лихим делом».

Развитие феодализма нашло свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. Судебник рассматривал холопа уже как человека и в отличие от Русской Правды считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления. В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась и система преступлений. Судебник вводит преступления, не известные Русской Правде и лишь намеченные в Псковской судной грамоте, — государственные преступления. Судебник отмечал два таких преступления — крамолу и подым. Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр к другому князю. Тверской летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 г. из Твери к московскому великому князю. Понятие «подым» является спорным. Можно предполагать, что подымщиками называли людей, поднимающих народ на восстание. Мерой наказания за государственные преступления устанавливалась смертная казнь. Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества. Все эти преступления, подрывавшие основу благосостояния феодального общества — собственность, также жестоко наказывались.

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом. Изменяются цели, а с ними и система наказаний. Если прежде князья видели в наказаниях — вире и продаже — одну из доходных статей, существенно пополнявших казну, то теперь на первый план выступил другой интерес. Господствующий класс стал применять террористические методы борьбы с сопротивлением эксплуатируемых масс. Соответственно в наказании на первое место выступила цель устрашения как самого преступника, так и главным образом других людей. Если раньше господствовали имущественные наказания, то теперь они отошли на задний план. Судебник ввел новые по сравнению с Русской Правдой наказания — смертную и торговую казнь, причем эти меры применялись за большинство преступлений. Закон не конкретизировал виды смертной казни. На практике они были весьма разнообразны: повешение, отсечение головы, утопление и др. Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказываемого. Судебник, как и Русская Правда, знает продажу, но она теперь применяется редко и обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие меры наказания, как лишение свободы и членовредительство (ослепление, отрезание языка) [№ 2, с. 161−163] Суд по уголовным делам принимает новый характер, или, по крайней мере, новую форму. Судебник в делах по татьбе, разбою, душегубству, ябидничеству и другим преступлениям представляет совершенно новый, неизвестный прежде взгляд на преследование уголовных преступников. Он назначает наказание не по качеству самого преступления, а по степени виновности преступника, т. е. смотря по тому, первый или не первый раз уличается в преступлении преступник. Для дознания этого по Судебнику употреблялся повальный обыск. Если по повальному обыску оказывалось, что уличаемы в преступлении «лихой человек», т. е. что он уже несколько раз попадался в преступлении, то какое преступление он ни совершил, хотя бы его уличали в самой незначительной краже, его казнили за это смертной казнью, наравне с головником, разбойником, поджигателем и церковным татем. В Судебнике сказано: «а будет ведомый лихой человек, и того велети казнити смертною казнию». Но если кто в первый раз был уличаем, в краже, но не церковной, то его по Судебнику должно было казнить только торговой казнью (бить кнутом), а имение его продать для удовлетворения истца и для уплаты пошлины судье; если же у него нет имения, то его самого выдать истцу головою на продажу. Судебник оказывает такое доверие к общественному мнению, что и без поличного и без суда предписывает обвиняемому в краже платить все то, что на нем будет искать истец, ежели 5 или 6 человек «добрых людей» под крестным целованием назовут его вором; а если бы тот был пойман с поличным, то хотя бы он попался и в первый раз, но если 5 или 6 добрых людей под крестным целованием называли его лихим человеком, то по Судебнику обвиняемый приговаривался к смертной казни. Так же сильно высказывается в Судебнике доверие к общественному мнению и в случае татебных оговоров; так, ежели бы вор на суде кого оговорил своим соучастником, то такого только тогда дозволялось приводить в суд и подвергать пытке, когда общество отзывалось о нем как о человеке подозрительном, а если общество давало о нем хороший отзыв, то он отдавался на поруки.

Судебник 1550 года или Царский судебник. Уголовный суд по царскому Судебнику в главных своих основаниях одинаков с тем какой был и по Судебнику 1497 года, только в Царском судебнике он развит подробнее. Особенно важным нововведением Царского Судебника относительно уголовного суда нужно признать то, что он сделал разделение между разбойными, душегубными и татебными делами и назначил для двух первых особых судей, называвшихся губными старостами. Относительно суда над татями Царский Судебник предписывает, во-первых, что если тать будет приведен с поличным в первый раз, то его судить обыкновенным судом, т. е. гражданским, но в то время, когда наместник будет производить суд, сделать повальный обыск о тате, т. е. спросить о нем у того общества, к которому он принадлежит. Если общество на повальном обыске называло татя лихим человеком, то его подвергали пытке и если под пыткой он сознавался в преступлении, его казнили, а если не сознавался, то сажали в тюрьму и держали в тюрьме до смерти, а иск доправляли из его имения. Если же при повальном обыске общество называло уличаемого в краже добрым человеком и показывало, что он не бывал уличаем в краже прежде, то его били кнутом на торгу и отдавали на поруки, а ежели порук по нем не было, то его сажали в тюрьму до тех пор, пока не находились поруки. Если же тать будет пойман с поличным в другой раз, то его прямо подвергать пытке, и если он под пыткой сознается во взводимом на него преступлении, то его казнить смертью, а ежели не сознается, то о нем производить также повальный обыск. Если по повальному обыску вор оказывался добрым человеком, то его казнили торговой казнью и отдавали «на крепкие поруки» или же сажали в тюрьму, если у него не было порук; а если общество называло вора лихим человеком, то его казнили смертной казнью. Во-вторых, относительное суда над разбойниками, душегубцами, крамольниками, поджигателями и прочими, царский Судебник узаконяет: ежели разбойник, душегубец, ябедник, подделователь монет и актов и пр., оглашенные в обществе ведомыми лихими людьми, будут судиться в Москве, то по боярскому суду, без выдачи их истцу головой казнить смертью при туине и дворском, а иск доправить из их имущества. В других же городах суд над такими преступниками принадлежал губным старостам, которые судили по особым губным грамотам. Наместники обязаны были отсылать подобных людей к губным старостам. В третьих, убийца своего господина, обвиненный в сдаче города неприятелю, крамольник, святотатец, головной тать (т.е. тот, кто крадет свободу другого, продает другого в неволю обманом или насильно) и зажигальщик, если по повальному обыску оказывались ведомыми лихими людьми, то их казнили смертной казнью, а из миущества из доправляли иск. [№ 1, с. 452−453]

2. Охарактеризуйте правовой статус российских граждан по Основным государственным законам Российской империи 1906 года

Гражданское право Российской империи не было единым для всех подданных. Сложившееся ранее в процессе присоединения новых территорий правило оставлять там старые законы сохранялось и в XX в.

Кочевые и полукочевые народы, населявшие азиатскую часть Российской империи (так называемые бродячие инородцы), жили по своим национальным обычаям, действие российского гражданского законодательства на них не распространялось. Поэтому в Финляндии продолжало действовать Шведское уложение 1734 г., в Царстве Польском применялся Французский гражданский кодекс, конечно, с дополнениями и изменениями. В Бессарабии также действовали национальные источники права (шестикнижие Арменопуло, собрание законов Донича, соборная грамота Маврокордата), общеимперские гражданские законы носили здесь характер дополнительного источника права. В Прибалтийских губерниях продолжал действовать Свод законов губерний Остзейских (т. 3). Кочевые и полукочевые народы, населявшие азиатскую часть Российской империи (так называемые бродячие инородцы), жили по своим национальным обычаям, действие российского гражданского законодательства на них не распространялось. Нормы гражданского права содержались в основном в Своде законов гражданских (ч.I. т. Х Свода законов Российской империи). Принятый в первой половине XIX в. Свод законов гражданских во многом не удовлетворял требованиям развивающегося буржуазного общества. Часть I т. Х не охватывала всего гражданского права, кроме того, содержавшиеся в нем положения, как уже отмечалось, распространялись не на всех подданных Российского государства. Кроме региональных были и социальные изъятия. Так, и после отмены крепостного права земельно-правовые отношения крестьян регулировались не Сводом гражданских законов, а законом о состояниях (т. IX Свода законов). В значительной степени правоотношения крестьян регулировались обычным правом. Обычай применялся по делам о наследстве и опеке, а также при решении мелких гражданско-правовых споров. Часть I т. Х Свода законов не имела раздела «Лица», традиционно открывающего гражданские кодексы буржуазных государств. Различное правовое положение граждан Российской империи не позволяло свести в один раздел все нормы, посвященные гражданской правоспособности. После отмены крепостного права на крестьян были распространены не все нормы гражданского права (в частности, в отношении землевладения). Предусмотренное столыпинским законом запрещение крестьянам скупки общинных земель также противоречило нормам гражданского права, помещенным в ч. I т. Х Свода законов. Серьезные ограничения продолжали сохраняться для евреев (вернее, лиц иудейского вероисповедания): они могли (за отдельными исключениями) постоянно проживать лишь в определенной местности, были ограничены в праве приобретения в собственность недвижимости. Существенно различалась правоспособность мужчин и женщин. Особенно ущемлялись права женщин в области наследования по закону. Попытка изменить это положение была предпринята в законе от 3 июня 1912 г. Он уравнял дочерей и сыновей в праве наследования движимого имущества после их родителей, но в отношении наследования земельной собственности определенное неравенство сохранялось. Некоторые изменения произошли в наследственном праве. Законом 1912 г. были расширены права женщин — наследниц по закону. Как известно, по русскому праву наследники призывались по очереди. В первую очередь призывались наследники по прямой нисходящей. До 1912 г., если среди наследников были и сыновья и дочери, наследство делилось таким образом, чтобы сыновьям досталась большая часть. Новый закон отменил это правило, уравняв дочерей с сыновьями в наследовании движимого имущества и недвижимости в городах. При наследовании недвижимого имущества за городской чертой доля дочерей была увеличена до 1/7. Внебрачные дети могли по закону 1902 г. наследовать только благоприобретенное (т е. неродовое) имущество матери. Во вторую очередь к наследованию призывались боковые родственники, но минуя восходящих. По закону, действовавшему до 1912 г., сестра при братьях не наследовала. Закон 1912 г. установил порядок наследования сестер при братьях аналогично наследованию дочери при сыновьях. Семейное право. Основные институты семейного права, сложившиеся еще в XVIII — XIX вв., продолжали действовать и в начале XX в., но некоторые изменения произошли и в этой отрасли права. Так, изменилось правило о местожительстве супругов. Местожительство семьи определялось местожительством мужа. Закон от 14 марта 1914 г. установил возможность раздельного проживания, если для одного из супругов совместная жизнь представляется невыносимой. До этого существовал порядок принудительного возвращения. Закон 1902 г. предоставил некоторые права внебрачным детям, но существа их бесправного положения этот закон не изменил. Внебрачный ребенок мог требовать от отца пропитания, получал некоторые права на наследование после матери. Этот закон допускал усыновление внебрачных детей. [№ 3, с. 414−416]

За несколько дней до открытия первой Думы, 23 апреля 1906 г., Николай II утвердил текст редакции Основных государственных законов Российской империи. Такая поспешность была связана со стремлением не допустить их обсуждения в Думе, дабы последняя не превратилась в Учредительное собрание. Основные законы 1906 г. закрепляли государственное устройство Российской империи, государственный язык, существо верховной власти, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных учреждений, права и обязанности российских подданных, положение православной церкви и др. Полный свод законов Российской империи. Спб., 1911. Кн. 1. Стр. 1−30 В первой главе основных законов раскрывалось существо «верховной самодержавной власти». До последнего момента Николай II сопротивлялся изъятию из текста положения о неограниченной власти монарха в России. В окончательной редакции статья об объеме царской власти была сформулирована следующим образом: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть…» Отныне российский император должен был делить законодательную власть с Думой и Государственным Советом. Однако прерогативы монарха остались весьма широкими: ему принадлежал «почин по всем предметам законодательства» (только по его инициативе могли быть пересмотрены Основные государственные законы), он утверждал законы, назначал и увольнял высших сановников, руководил внешней политикой, провозглашался «державным вождем российской армии и флота», наделялся исключительным правом чеканки монеты, от его имени объявлялась война и заключался мир, осуществлялось судопроизводство. В девятой главе, устанавливавшей порядок принятия законов, определялось, что «никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и воспринять силу без утверждения Государем Императором». Законопроекты, не принятые обеими палатами, считались отклоненными. Законопроекты, отклоненные одной из палат, могли быть вновь внесены на ее рассмотрение только с разрешения императора. Законопроекты, неутвержденные императором, могли быть вновь рассмотрены не ранее следующей сессии.

Предусматривался и иной вариант принятия законов, базировавшийся на принципе «делегированного законодательства»: «Во время прекращения занятий Государственной Думы, если чрезвычайные обстоятельства вызовут необходимость в такой мере, которая требует обсуждения в порядке законодательном, Совет Министров представляет о ней Государю Императору непосредственно. Мера эта не может, однако, вносить изменения ни в Основные Государственные Законы, ни в Учреждение Государственного Совета или Государственной Думы, ни в постановления о выборах в Совет или Думу. Действие такой меры прекращается, если подлежащим министром или Главноуправляющим отдельною частью не будет внесен в Государственную Думу в течение первых двух месяцев после возобновления занятий Думы соответствующий мере законопроект, или его не примут Государственная Дума или Государственный Совет». Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание третье. Том XXV. 1905. Основные государственные законы заложили основы новой политической системы, впоследствии получившей название третьеиюньской монархии. Сами Основные законы выделялись особой юридической силой. Для их изменения устанавливался особый порядок, они могли быть пересмотрены только по инициативе императора, в текст законов нельзя было внести коррективы в порядке чрезвычайного законодательства. Законы утверждали основы правового положения подданных, регулировали порядок образования, построения и деятельности государственных органов, служили базой для текущего законодательства. Основные государственные законы 1906 г. являлись конституцией. Таковыми они рассматривались как представителями власти, так и либеральными историками государственного права. На содержании Основных законов 1906 г. отразились теория и практика государственного права зарубежных стран.

Первый проект Основных законов, подготовленный в самом начале 1906 г. государственной канцелярией почти буквально воспроизводил соответствующие тексты прусской, бельгийской, а частью и японской конституции 1899 г. Но в последующих редакциях соотношение между «национально-бытовыми» и европейскими компонентами изменилось в пользу первых и, прежде всего, в части расширения прерогатив императорской власти за счет полномочий законодательных учреждений. Основные законы отличались и неясностью формулировок в отношении ряда норм, регламентировавших деятельность Государственной Думы. Текст основных законов был крайне неопределенен в трактовке понятия сессии. Например, говорилось о том, что «продолжительность ежегодных занятий Государственного Совета и Государственной Думы и сроки перерыва их занятий в течение года определяются указами Государя Императора». Без ответа оставался вопрос о том, сколько может быть сессий в течение года. И краткосрочные, и длительные перерывы в деятельности Думы объявлялись указами императора в одних и тех же выражениях. Упущена была в Основных законах и норма, регулировавшая порядок прекращения деятельности Думы в связи с истечением пятилетнего срока ее полномочий. Неурегулированным законодательством остался и вопрос о преемственности законодательных работ различных созывов Думы. Конечно, противоречия и недостатки Основных государственных законов Российской империи 1906 г. были порождены не только «ограничительной тенденцией», но и новизной проблем, с которыми столкнулась политическая элита, и вынужденной поспешностью, с которой проводились преобразования.

уголовный гражданский право российский

3. Решите следующие правовые задачи

А) Крестьянин Микунин в результате возникшей ссоры с соседом нанес ему удары палкой, за что был в последствии признан тиуном «ведомо лихим» и приговорен к тюремному заключению. Правомерно ли было вынесено решение на основании норм Судебника 1497 года?

Решение Решение было вынесено неправомерно, по следующим причинам: 1) Судебник 1497 года гласит, что человек может быть признан «ведомо лихим» только если 5 или 6 человек «добрых людей» под крестным целованием назовут его вором. В данной задаче крестьянин Микунин признан «ведомо лихим» только тиуном, что свидетельствует о нарушении порядка рассмотрения уголовного дела.

2) Согласно Судебнику 1497 года, если по повальному обыску оказывалось, что уличаемы в преступлении «лихой человек», т. е. что он уже несколько раз попадался в преступлении, то какое преступление он ни совершил, хотя бы его уличали в самой незначительной краже, его казнили за это смертной казнью, наравне с головником, разбойником, поджигателем и церковным татем. В Судебнике сказано: «а будет ведомый лихой человек, и того велети казнити смертною казнию».

Таким образом, крестьянин Микунин был признан «лихим человеком», а следовательно должен был быть приговорен к смертной казне, а не к тюремному заключению.

Б) Крестьянин Б. перед смертью в 1923 году составил завещание о разделе между сыновьями следующего имущества: 2 лошадей, 50 десятин пахотной земли, дом и домашнюю утварь. Что из этой наследственной массы могли получить по наследству сыновья? (используйте правовые нормы Гражданского кодекса 1922 года)

Решение

Согласно Гражданскому кодексу 1922 года Ст. 418, круг лиц, призываемых к наследованию ограничивается прямыми нисходящими (детьми, внуками и правнуками) и пережившим супругом умершего, а также нетрудоспособными и неимущими лицами, фактически находившимися на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Наследниками могут быть только лица, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети, зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти.

Согласно Ст. 420, при наследовании по закону наследственное имущество делится поголовно на равные доли между всеми лицами, указанными в ст. 418.

Ст. 421. Из лиц, названных в ст. 418, те, кто совместно проживал с умершим, получают имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу, за исключением предметов роскоши, без зачисления в предельную сумму по ст. 416.

Таким образом, сыновья крестьянина Б. получат по наследству 2 лошади, 50 десятин пахотной земли, дом и домашнюю утварь, т. е. имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу. Если общая стоимость наследства превышает 10 000 золотых рублей, то между государством в лице Народного комиссариата финансов и его органов и частными лицами, призываемыми к наследованию по закону или по завещанию, производится раздел или ликвидация наследственного имущества в части, превышающей предельную стоимость наследства, в пользу заинтересованных органов государства.

Список использованных источников

1. История русского законодательства: учебник для вузов / И. Д. Беляев. — СПб.: Лань, 1999. — 640 с.

2. История отечественного государства и права: учебник для вузов / под ред. О. И. Чистякова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2004.

3. Отечественное законодательство 11−20 веков: пособие для семинаров / под ред. О. И. Чистякова. — М.: Юристъ, 1999 Ч. 2: 20 век. —, 2000. — 352 с.

4. Отечественное законодательство 11−20 веков: пособие для семинаров / под ред. О. И. Чистякова. — М.: Юристъ, 1999. Ч. 1: 11−19 века. —, 1999. — 464 с.

5. Хрестоматия по истории отечественного государства и права (послеоктябрьский период) / под ред. О. И. Чистякова. — М.: МГУ, 1994. — 468 с.

6. Хрестоматия по истории государства и права России [Текст]: учеб. пособие / сост. Ю. П. Титов .- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2008. — 464 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой