Киотский протокол - как механизм регулирования глобальных экологических проблем на международном уровне

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Экология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Экономический Факультет

Кафедра мировой экономики

Дипломная работа на тему:

КИОТСКий ПРОТОКол — как механизм регулирования глобальных экологических проблем на международном уровне

Санкт-Петербург

2006 г.

Содержание

Введение 3

Глава I. История создания Киотского протокола 4

1.1 Возникновение проблемы 4

1.2 Создание Межправительственной группы экспертов

по изменению климата 7

1.3 Рамочная Конвенция ООН по изменениям климата 11

Глава II. Киотский протокол. Суть и цели 15

2.1 Подготовка Киотского протокола: переговорный процесс 15

2.2 Содержание Киотского протокола. Обязательства сторон 19

2.3 Основные аспекты протокола и его международное значение 25

Глава III. Позиции стран 31

3.1 Соединенные Штаты Америки 33

3.2 Европейский Союз 36

3.3 Россия 40

Заключение 55

Приложения 59

Список литературы 62

Введение

Сегодня подавляющее большинство ученых пришло к мнению, что нынешнее беспрецедентно быстрое изменение климата — это антропогенный эффект, вызванный, прежде всего, сжиганием ископаемого топлива. Ученые считают, что безопасный уровень потепления — 2 °C и человечество уже прошло треть «дистанции».

Многие страны, в особенности беднейшие, сильно страдают от изменения климата. В России серьезной угрозы пока нет, но опасность уже существует. В настоящее время ежегодный мировой объем выбросов парниковых газов оценивается в 25,7 млрд. т (более 25% приходится на США, около 25% на страны Евросоюза, 14% на Китай, 7% приходится на Россию) «Вопросы экономики», 2003/1. Башмаков И. Сколько стоит смягчение антропогенного воздействия на изменение климата?. По мнению многих специалистов, для регулирования, стабилизации климата, для ограничения эмиссии парниковых газов, необходимы огромные ресурсы.

Киотский протокол — экологическое соглашение по предотвращению катастрофических изменений климата. Большое количество специалистов занимаются оценкой затрат и выгод от снижения эмиссии парниковых газов, разрабатываются соответствующие эколого-экономические программы, ведутся дискуссии о механизмах реализации протокола (механизмы передачи квот на выбросы, налоги на углерод и т. д.) Необходимо приложить все усилия для ограничения выбросов парниковых газов и не допустить глобального потепления.

Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата — итог разнообразных тенденций, направленных на глобализацию в решении проблем экономики и экологии. Он определяет важные структурные элементы, на которых в двадцать первом веке будут основываться глобальные усилия по решению проблемы климатических изменений.

Хочу заметить, что большая часть людей в мире либо вообще не слышали о данном соглашении, либо имеют довольно смутное представление о нем .А ведь проблема изменения климата непосредственно касается жизни людей и пути ее решения должны волновать всех и каждого.

Целью данной работы является анализ Киотского протокола и его влияния на регулирование глобальных экологических проблем на международном уровне.

Для этого были рассмотрены следующие вопросы: история создания Киотского протокола, подготовка Киотского протокола, суть и цели, основные статьи протокола и его международное значение, а также рассматривались различные позиции стран по вопросу подписания соглашения и перспективы (экономические ожидания) после его ратификации.

§ I. История составления Киотского протокола

§ 1.1 Возникновение проблемы

Парниковый эффект — проблема не новая. О том, что углекислый газ способен накапливаться в атмосфере и таким образом влиять на повышение температуры поверхности Земли, ученые узнали еще в 19 веке. Уже в 1827 году французский ученый Фурье высказал предположение, что атмосфера Земли подогревает поверхность, пропуская к ней солнечное излучение с высокой энергией, но не давая выйти в космос части длинноволновой тепловой радиации, отражающейся от земной поверхности. Этот эффект вызывается несколькими парниковыми газами, в особенности двуокисью углерода и водяным паром. В конце девятнадцатого столетия шведский ученый Аррениус пришел к выводу, что возрастание выбросов двуокиси углерода предприятиями, возникшими в период промышленной революции, изменило содержание газов в атмосфере и что это может привести к росту приземной температуры. Однако, до недавнего времени считалось, что излишки концентрации двуокиси углерода поглощаются мировым океаном.

До конца 50-х годов этой проблемой мало кто интересовался.

Впервые о проблемах экологии и, как одной из основных форм ее проявления — глобальном потеплении климата, заговорили в мировом масштабе в 60−70-е годы ХХ века.

Этот новый этап в развитии исследования природной тематики связан, в первую очередь, с работами Римского Клуба — группы ученых и журналистов, созданной в 1968 году Аурелио Печчеи.

В 1970 году Генеральный секретарь ООН уже в достаточной степени был озабочен этой проблемой, чтобы упомянуть в своем отчете по экологии возможность «катастроф, вызванных потеплением». И в 1972 году в Стокгольме состоялась Первая Всемирная конференция по окружающей среде и развитию, где была принята программа ООН по окружающей среде (UNEP). Здесь были зафиксированы принципы решения экологических проблем первого поколения — загрязнения воды, атмосферы, истощения почвы. С этого момента программа ООН по окружающей среде стала самой масштабной и влиятельной формой международного сотрудничества, занимающейся природоохранной проблематикой.

Для практической реализации целей UNEP в 1983 году по решению Генеральной Ассамблеи ООН была образована Всемирная Комиссия по окружающей среде и развитию, которую возглавила премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундтланд. В 1987 году Комиссией была подготовлена «Программа устойчивого долговременного развития», которая затем была опубликована под названием «Наше общее будущее». Эта программа рекомендована всем странам для выработки национального законодательства по охране окружающей среды. Основная заслуга — это преодоление противоречия между экономическим ростом и охраной окружающей среды, при соблюдении жесткого условия — следования всех стран выработанным принципам.

В течение 1980-х годов Программа ООН по окружающей среде (UNEP) и Всемирная метеорологическая организация (ВМО) созвали ряд международных научных семинаров, на которых ученые выработали предварительный консенсус относительно сути проблемы.

§ 1.2 Создание МГЭИК

Именно в рамках UNEP проводились наиболее глубокие исследования по вопросам изменения климата Земли. В 1988 году для этого была создана под эгидой UNEP и ВМО Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) (Либо Межправительственный комитет по климатическим изменениям — Intergovermental Panel on Climate Change — IPCC)

Лидерами в этом процессе были сначала главным образом промышленно развитые страны, но к участию в нем были приглашены все правительства. В дальнейшем в МГЭИК присутствовали представители почти всех стран. Именно отчеты МГЭИК обеспечили научную основу для дипломатических переговоров, увенчавшихся принятием Рамочной Конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Первый доклад МГЭИК был опубликован в 1990 году. Основным выводом, который был сделан Первой рабочей группой, ответственной за научный аспект проблемы: рост концентрации двуокиси углерода и других парниковых газов в атмосфере вызван человеческой деятельностью и может привести к повышению температуры в масштабе всей планеты с соответствующими изменениями климата. Этот рост, вероятно, будет вести к общему потеплению температуры у земной поверхности, хотя с существенными различиями по регионам. Вторая рабочая группа, изучавшая последствия климатических изменений, не смогла обнаружить единого мнения ученых по данному вопросу. Предположительно потепление приведет, прежде всего, к повышению уровня моря (в первую очередь, из-за нагревания океанов) и к росту осадков. Последствия для сельского хозяйства могут оказаться значительными: заболачивание земель, рост пустынь, изменение территорий лесов и береговой линии. Но нельзя делать с уверенностью какие-либо выводы: слишком много неясностей, особенно в том, что касается изменения климата в отдельных регионах.

Третья рабочая группа анализировала возможные меры для сглаживания последствий климатических изменений. Здесь имели место разногласия по принципиальным политическим вопросам. В результате отчет этой группы вырабатывался в ходе долгих и чрезвычайно политизированных переговоров. Итогом стал отчет, в котором содержалась только одна-единственная конкретная рекомендация: начать переговоры по международному соглашению об изменении климата.

После долгих споров оценки и рекомендации МГЭИК были направлены Второй всемирной конференции по климату, которая состоялась летом 1992 года. Министры, проведшие отдельное совещание в рамках этой конференции, приняли отчет и призвали ООН открыть переговоры по выработке документа, который впоследствии стали называть Рамочной Конвенцией ООН об изменении климата. К 1994 году МГЭИК подготовила несколько специализированных отчетов и параллельно Второй аналитический доклад, который в конце 1995 года был утвержден, а в июне 1996 года опубликован.

Второй аналитический доклад показал, что международное сообщество добилось принципиальных сдвигов в деле борьбы с изменениями климата. Именно этот второй доклад более любого другого документа определил исход переговоров в Киото.

Основными выводами доклада явились www. wwf. ru:

— концентрации парниковых газов продолжают возрастать в результате человеческой деятельности;

— совокупность имеющихся данных говорит о том, что влияние человеческой деятельности на климат планеты достаточно велико, чтобы его заметить;

— к концу двадцать первого века средняя температура поверхности Земли, вероятно, повысится примерно на 2 °C, а с учетом фактора неопределенности это повышение может составить от 1 до 3,5°С. В дальнейшем температура будет возрастать в течение нескольких десятилетий даже в том случае, если содержание парниковых газов в атмосфере к этому времени стабилизируется;

— в среднем прогнозируется повышение уровня моря на 50 см к 2010 году (оценки колеблются от 15 до 95 см), и это повышение будет продолжаться в последующем;

— в большинстве стран возможно осуществление безболезненных для экономики действий по ограничению эмиссии парниковых газов, чтобы их количество в будущем оказалось ниже уровня, неизбежного при сохранении имеющихся тенденций. Эти действия не повлекут дополнительных затрат.

Подводя итоги деятельности МГЭИК можно выделить следующее:

1) Принципиальный спор шел, прежде всего, вокруг того, есть ли связь между климатическими изменениями и человеческой деятельностью. Соответствие научных прогнозов реальным данным резко улучшилось благодаря учету аэрозолей, улучшенному моделированию (которое стало учитывать и естественные вариации климата), накоплению более точных данных о распределении температурных изменений по отдельным регионам. На основании таких исследований, максимально приближенных к реальным условиям, был сделан вывод о том, что «совокупность свидетельств позволяет предположить, что человеческая активность оказывает несомненное влияние на климат планеты».

2) Вторая рабочая группа выяснила, какие есть методы по сокращению эмиссии и увеличению стоков парниковых газов, и пришла к заключению, что существенное сокращение чистых эмиссии парниковых газов является технически возможным и экономически осуществимым. Эмиссии двуокиси углерода могут сокращаться благодаря использованию возобновляемых источников энергии, переходу с угля и нефти на газ, с ископаемых видов топлива на атомную энергию (при условии решения проблем безопасности, захоронения отходов и передачи энергии).

3) Третья рабочая группа пришла к совершенно другому заключению. Большинство стран могут существенно сократить эмиссии парниковых газов без дополнительных затрат, при помощи так называемых «безболезненных» мероприятий. К таким мероприятиям относятся ослабление рыночных ограничений и экономических диспропорций (например, через изменения в правовом регулировании и сокращение субсидий, связанных с ископаемым топливом), сокращение неблагоприятных для атмосферы явлений, влекущих за собой эмиссию двуокиси углерода и прочих загрязняющих веществ вне промышленной сферы — достаточно упомянуть возможность повышения чистоты выхлопных газов. В докладе отмечалось, что важным принципом борьбы с изменениями климата является соблюдение справедливости, и в качестве самостоятельной ценности, и в качестве средства достижения международных договоренностей. Эксперты были согласны с тем, что развивающиеся страны нуждаются в особой поддержке для того, чтобы справедливо и эффективно участвовать в разработке и осуществлении политики в деле борьбы с изменениями климата, и что в отсутствие гласности расходы в этой сфере будут, скорее всего, распределяться несправедливо.

Таким образом, была сформирована интеллектуальная основа, опираясь на которую политики различных стран начали международные переговоры, ставшие одним из самых важных и сложных явлений нашего времени. Была сделана попытка договориться о создании такой системы международной взаимопомощи, которая бы позволила совместными усилиями контролировать влияние человечества на атмосферу и климат всей планеты.

§ 1.3 Рамочная Конвенция ООН по изменениям климата

В феврале 1991 года под эгидой ООН были начаты переговоры о принятии Рамочной Конвенции по изменениям климата (РКИК ООН). Летом 1992 года состоялась Вторая Всемирная Конференция. В результате работы конференции была принята Декларация Рио по окружающей среде и развитию 1993 года, где формулировались важнейшие принципы охраны окружающей среды и экологического регулирования. Эта программа получила название «Экологический кодекс человечества».

Экологические проблемы были признаны глобальными и поиск путей их разрешения должен стать одной из ключевых задач человечества Декларация Рио-де-Жанейро // Зеленый мир, 1993 г.- № 3.

Одно из важнейших форм проявления экологических проблем было признано глобальное потепление климата. И в июне 1992 года на саммите в Рио-де-Жанейро была принята РК ООН по изменениям климата, в которой предлагались реальные шаги, направленные на урегулирование этой проблемы (вступила в силу с 21 марта 1994 года). История выработки Киотского протокола нельзя понять в отрыве от этого основополагающего документа.

Основной целью РКИК является сдерживание изменений в атмосфере и стабилизация их на безопасном уровне:

«Главной задачей этой конвенции. является. достижение стабильного содержания в атмосфере газов, вызывающих парниковый эффект, на том уровне, при котором исчезнет опасность антропогенного вмешательства в баланс климатической системы Земли…» www. wwf. ru.

Основные положения конвенции отражены на рисунке 1:

Рис. 1. Рамочная конвенция ООН об изменении климата www. un. org. Рамочная Конвенция ООН об изменениях климата (текст Конвенции).

Таким образом, РКИК сформировала определенное пространство в сфере международного права, установила принципы, с которыми по большей части готовы были согласиться все подписавшие ее стороны. В ней заявляется, что проблема изменений климата достаточно серьезна, а странам Третьего мира даны заверения, что ответственность за решение этой проблемы в данное время лежит прежде всего на промышленно развитых государствах. Конвенция недвусмысленно формулирует принципиальный подход к решению проблемы: постепенный, основанный на постоянном уточнении информации, усиленно подчеркивающий необходимость распространять информацию и подвергать переоценке обязательства сторон.

Одним из первых, кто ратифицировал Конвенцию, стало правительство США, вскоре за ним последовали и многие другие. К декабрю 1990 года РКИК ООН была ратифицирована в общей сложности в 50 странах, что стало достаточным для ее вступления в силу. Это и произошло спустя три месяца в соответствии с законом. Такой срок можно назвать достаточно коротким для международного соглашения подобного масштаба. Уже после вступления Конвенции в силу ее одна за другой ратифицировали и многие другие страны: ко времени переговоров в Киото их было уже 167. не считая ЕС. Российская Федерация ратифицировала РКИК в ноябре 1994 г www. un. org.

Следующим шагом должен был стать запланированный созыв первой ежегодной Конференции участников Конвенции; эта конференция была призвана оценить пройденный со времени саммита путь и определить направление дальнейшего развития. Ее решили провести в Берлине. На состоявшейся в 1995 г. Первой сессии Конференции Сторон РКИК было принято решение 1/СР1. получившее название «Берлинский мандат», в соответствии с которым был начат международный переговорный процесс по разработке нового юридически обязательного документа, дополняющего РКИК в части конкретных обязательств Сторон по численному сокращению или ограничению выбросов. Обсуждение организационных вопросов в Берлине проходило довольно спокойно, если не считать провала попыток согласовать формальные процедурные нормы (эта ситуация повторилась и в Киото). Дольше всего продолжались дебаты о торговле квотами. По этому вопросу был достигнут перспективный компромисс, предусматривавший пробные попытки в этом направлении, но без четко сформулированных обязательств по зачету эмиссии странам-донорам. В Берлине стороны согласились с тем, что прежние обязательства являются недостаточными «для долгосрочных действий в период после 2000 года». Было решено начать вырабатывать меры по ужесточению обязательств, взятых на себя промышленно развитыми странами, перечисленными в Приложении I. Было решено, что новых требований по отношению к развивающимся странам выдвигаться не будет, а «намеченный объем работы необходимо завершить по возможности к 1997 году, чтобы ее результаты можно было утвердить на третьей сессии Конференции сторон». Так было положено начало новым интенсивным переговорам, в конце концов, завершившимся встречей в Киото.

§ II. Киотский протокол. Суть и цели

§ 2.1 Подготовка Киотского протокола: переговорный процесс

Конференция в Киото стала многочисленным и представительным событием в деле международной охраны окружающей среды

В Киото представители различных стран должны были принять совершенно определенные и юридически безупречные обязательства, признав тем самым, что предыдущие соглашения с их декларациями и увещеваниями оказались недостаточными. «Договор получил широкое одобрение и был назван важным шагом вперед на пути борьбы с вызовами, которые бросают человечеству глобальные изменения климата» http: //www. inosmi. ru/translation/217 272. html. «Может ли Киотский протокол на деле спасти мир?». Однако в нем сохраняется ряд противоречий, отсюда и вероятная сложность переговоров: надо было сформулировать обязательства, найти способ их точно сформулировать количественно, распределить между участниками, определить механизм контроля за их исполнением.

Основные направления переговоров:

— Планы и мероприятия. В соответствии с первым пунктом Берлинского мандата, ЕС с первых же шагов особенно старался добиться соглашения о том, какие действия и мероприятия могли бы осуществлять Стороны Конвенции. Это и стало одним из предметов для дискуссии, особенно со стороны стран ОПЕК: мероприятия по решению климатических проблем могут иметь неблагоприятные побочные результаты, и следует предусмотреть способы сведения их к минимуму.

— Ограничение и сокращение эмиссии. Переговоры сосредоточились на обязательствах по сокращению эмиссии, принимаемых на себя странами в соответствии с принципиальным положением Берлинского мандата. Эти споры разворачивались по трем направлениям: объем обязательств (в течение какого времени они должны быть выполнены, какие источники эмиссии и стоки должны при этом учитываться); уровень, на котором должны приниматься обязательства (в том числе, следует ли дифференцирование распределять обязательства между Сторонами); и международные механизмы, благодаря которым Стороны могут выполнять свои обязательства с определенной гибкостью.

— Проблемы развивающихся стран и их участие в Киотском режиме. Хотя Берлинский мандат оговаривал, что развивающиеся страны не должны брать на себя дополнительные обязательства, он содержат в себе указание на необходимость «продолжать развивать существующие обязательства» развивающихся стран, и это лишь один из нескольких аспектов дискуссии о роли и потребностях развивающихся стран, включая вопросы передачи им новых технологий и финансирования.

Какие общие выводы можно сделать из рассмотрения переговоров по Киотскому протоколу? Прежде всего, следует отметить, что, несмотря на кабинетные рассуждения о том, что в эру экономической глобализации национальное государство постепенно теряет свое значение, Киотский протокол — это, прежде всего соглашение, выработанное правительствами национальных государств. Экологические общественные организации возражали против практически всех механизмов передачи квот, не говоря уже о том, что они хотели принятия более жестких обязательств. Но правительства решили достичь согласия и сделали все, что считали возможным, для защиты атмосферы планеты, равно как и для защиты своих собственных интересов.

В создании Протокола поистине поражает лидерство США. Соединенные Штаты добились практически всего, чего они хотели в отношении гибкого выполнения обязательств по Приложению I.

Главной целью американской политики было достижение максимальной гибкости на всех направлениях борьбы с климатическими изменениями. Это было обусловлено воздействием, как политических, так и экономических интересов США. Политически президентская администрация не без основания опасалась, что меры по сокращению CO2 не удастся провести через Конгресс или что их заблокирует деловой мир. Поэтому она считала принципиально важным использовать все возможности для выполнения обязательств путем сокращения других газов, через стоки или использование международных механизмов гибкости. С экономической точки зрения, США руководствовались концепцией всеобщего равновесия, которая ставит на первое место экономическую эффективность и полагает, что гибкий подход к реализации обязательств позволяет с меньшими затратами добиться тех же положительных для экологии результатов. Поэтому, чем более гибкий подход будет применим, тем лучше. Эта позиция, подкрепленная политическим преобладанием США и относительной слабостью контраргументов, в основном и определила исход дебатов по большинству принципиальных проблем.

Еще одной характерной чертой переговоров в Киото стали внутренние неурядицы развивающихся стран, которые с трудом формулировали позитивные идеи и с трудом достигали по ним согласия. Страны с переходной экономикой защищали свои интересы успешно, привязывая их к интересам ЕС или США в торговле квотами. Развивающиеся страны, составлявшие две трети участников конференции и представлявшие три четверти населения планеты, выдвинули ряд инициатив в вопросе об обязательствах (через АОСИС — Альянс малых островных государств) и в вопросе о возможных неблагоприятных последствиях (АОСИС подавал предложения о влиянии климатических изменений, а ОПЕК — о влиянии мер по борьбе с ними). За этими исключениями, положительный вклад развивающихся стран проявился только в некоторой активности по предложению председательствующего о добровольном присоединении к обязательствам, в попытках Коста-Рики поддержать ПСО (проекты совместного осуществления), но эти попытки не снискали одобрения Г-77 (группа, объединившая около 100 развивающихся стран).

Многие страны-члены ОЭСР сочли главным недостатком переговоров провал попыток ограничить выбросы в развивающихся странах, так как среди них есть страны, имеющие масштабный индустриальный сектор и, соответственно, являющиеся крупными загрязнителями (например, Индия и Китай). Вместе с тем, эти страны, согласно Киотскому протоколу, вообще не несут каких-либо обязательств. Однако выбросы Индии и, тем более, Китая никак нельзя назвать незначительными — по прогнозам специалистов, к 2030 году Китай станет мировым лидером по уровню эмиссии.

§ 2.2 Содержание Киотского протокола. Обязательства сторон

Киотский протокол, прежде всего, определяет для каждой промышленно развитой страны допустимый объем выбросов парникового газа. Этот объем называется «количеством, установленным» для «периода действия обязательств с 2008 по 2012 год». Обязательства относятся к промышленно развитым странам, перечисленным в Приложении I Конвенции, а количественные выражения обязательств указаны в приложении «В» Протокола. Эти обязательства заключаются в сокращении выбросов на 5,2% по сравнению с уровнем 1990 года, и первый параграф статьи 3 так формулирует общий смысл обязательств «Эксперт» № 37, 6 октября 2003 г. Власова О., Оганесян Т. «Большие зеленые деньги». :

«Стороны, включенные в Приложение I, по отдельности или совместно обеспечивают, чтобы их совокупные антропогенные выбросы парниковых газов, перечисленных в приложении „А“, в эквиваленте диоксида углерода не превышали установленных для них количеств, рассчитанных во исполнение их определенных количественных обязательств по ограничению и сокращению выбросов, зафиксированных в приложении „В“, и в соответствии с положениями настоящей статьи, в целях сокращения их общих выбросов таких газов по меньшей мере на пять процентов по сравнению с уровнями 1990 года в период действия обязательств с 2008 по 2012 год» http: //www. wwf. ru/data/climate/kyoto. zip. Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН. Протокол упоминает, что за первым периодом реализации обязательств должен последовать второй. Если в первый период какой-то стране удастся сократить выбросы больше, чем предусматривалось ее обязательствами, этот излишек можно «перенести» на следующий период.

Обязательства, накладываемые Киотским протоколом, учитывают выбросы шести парниковых газов из четко определенных источников; в целом речь идет почти обо всех антропогенных выбросах парниковых газов в промышленно развитых странах (таблица 1). Газы рассматриваются в их совокупности («корзиной»), которая сравнивается на основании «потенциалов глобального потепления». Приложение «А» к Киотскому протоколу дает перечень конкретных газов и источников выбросов, взятый непосредственно из Руководящих принципов МГЭИК по инвентаризации антропогенных выбросов. Чтобы свести к минимуму проблемы, связанные с фактором неопределенности, все страны должны предоставить правительственные доклады об инвентаризации выбросов для изучения экспертами, чтобы соответствующие органы Конвенции согласовали различные данные между собой. Таким образом, оценки выбросов, произведенные специалистами той или иной страны, получили бы как принципиальное одобрение, так и техническое согласование, что к примеру, позволило бы этим странам принять участие в торговле выбросами.

Статья 2 Киотского протокола описывает меры, которые каждая Сторона разрабатывает и осуществляет при выполнении своих обязательств по ограничению выбросов. Это, в частности повышение эффективности использования энергии, содействие внедрению, проведение исследовательских работ, разработка и более широкое использование новых и возобновляемых видов энергии, технологий поглощения диоксида углерода и инновационных экологически безопасных технологий, меры по ограничению и/или сокращению выбросов парниковых газов на транспорте. В целом, статья 2 является результатом дискуссии, которая тянулась на протяжении всей конференции в Киото, завершена не была и результаты которой трудно счесть удовлетворительными. Выше отмечалось, что внимание участников конференции по необходимости сосредоточилось не столько на конкретных действиях, сколько на определении целей и сроков. Тем не менее, Протокол требует проводить необходимую для сокращения выбросов внутреннюю политику, а статья 2 дает возможность в будущем подвергнуть критике страны, которые не торопятся проводить такую политику.

Киотский протокол не только подходит к внутриполитическим обстоятельствам отдельных стран, связанным с различными типами выбросов и поглотителей, но и вводит три механизма, которые позволяют столь же гибко вести себя и в международных отношениях (и то, не считая статьи о «картелях», которую вряд ли можно отнести к проявлениям большой гибкости, поскольку тут перераспределение квот требует предварительной ратификации и не предусматривает отказа от принятых обязательств). Все три механизма основаны на следующей, Третьей статье Протокола http: //www. wwf. ru/data/climate/kyoto. zip. Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН. :

«3. 10. Любые единицы сокращения выбросов или любая часть установленного количества, которые какая-либо Сторона приобретает у другой Стороны в соответствии с положениями статьи б и статьи 17, прибавляются к установленному количеству приобретающей Стороны.

3. 11. Любые единицы сокращения выбросов или любая часть установленного количества, которые какая-либо Сторона передает другой Стороне в соответствии с положениями статьи б и статьи 17, вычитаются из установленного количества передающей Стороны.

3. 12. Любые сертифицированные единицы сокращения выбросов, которые какая-либо Сторона приобретает у другой Стороны в соответствии с положениями статьи 13, прибавляются к установленному количеству приобретающей Стороны".

Механизм в принципе очень прост. Сложности заключаются в деталях — или в их отсутствии.

Статья 4 (получившаяся название «картельной») разрешает группе стран после ратификации Протокола перераспределить между собой обязательства по выбросам таким образом, чтобы сумма осталась неизменной. Статья предусматривает юридическую ответственность в случае, если коллективное обязательство не будет выполнено. В частности, «Любые Стороны, … которые достигли соглашения о совместном выполнении своих обязательств по статье 3, рассматриваются как выполнившие эти обязательства при условии, что их общие суммарные совокупные … выбросы … не превышают их установленных количеств, рассчитанных … соответствии с положениями статьи 3. Соответствующий уровень выбросов, устанавливаемый для каждой из Сторон ., определяется в этом соглашении». Эта статья, кроме того, определяет ответственность стран за неисполнение коллективных обязательств. В этом случае, каждая страна «несет ответственность за свои собственные уровни выбросов, установленные в этом соглашении».

Статья 6 Киотского протокола поощряет идею сокращения выбросов или увеличения количества поглотителей через программы международных инвестиций, осуществляемые Сторонами Приложения I путем передачи соответствующих квот. Согласно Киотскому протоколу, торговля квотами есть разрешение двум Сторонам Протокола обмениваться частью своих обязательств по выбросам, то есть перераспределять между собой разрешенный им в течение определенного срока объем выбросов. Торговля квотами оказалась наиболее горячо дебатируемым пунктом переговоров, хотя разные участники критиковали эту идею по разным причинам. Если говорить о промышленно развитых странах, то Япония и некоторые члены ЕС хотели удостовериться, что такая торговля будет иметь характер открытой и добросовестной конкуренции, чтобы Соединенные Штаты не могли использовать свой политический вес для получения особых льгот, особенно для заимствования квот России. ЕС также активно противился тому, чтобы благодаря торговле квотами США не освободились от обязанности сокращать свои выбросы. Во время дискуссий, предшествовавших созыву конференции в Киото, получил распространение термин «Проекты совместного осуществления» (ПСО), обозначающий такую передачу. Статья 6 устанавливает, что ПСО, связанные с промышленностью стран Приложения 1, могут приводить к образованию «единиц сокращения выбросов». Это, разумеется, требует частных инвестиций, но чтобы подобные инвестиции имели юридическое значение в рамках Протокола (и соответствующее значение для государств, участвующих в проекте), они должны быть санкционированы правительствами тех стран, в промышленность которых инвестируются эти средства. Статья о совместном осуществлении проектов странами Приложения I обсуждалась в Киото меньше всего, этот механизм передачи квот был практически согласован еще до начала конференции. Статья ставит всю процедуру в сильнейшую зависимость от исполнения странами своих обязательств по составлению точных и надежных инвентаризаций эмиссии и от отчетов Сторон, приобретающих единицы сокращения выбросов.

Кроме механизмов передачи квот между Сторонами Приложения I Киотский протокол устанавливает «механизм чистого развития» (МЧР) www. carbonmarketsolutions. com, который поощряет принцип деятельности, аналогичной совместному осуществлению проектов, но применительно к странам, не перечисленным в Приложении I. МЧР был создан на поздней стадии переговоров благодаря соединению двух предложений, которые друг другу противоречили, поэтому он является соединением различных элементов концепций, возникших до конференции, которые были в Киото соединены и детализированы, так что получилась 12 статья, содержащая десять параграфов, совершенно уникальных для истории международных соглашений.

Декларируемой целью МЧР является помощь развивающимся странам в достижении устойчивого развития. Программы, осуществляемые для реализации МЧР, должны принести выгоду развивающимся странам, создать «сертифицированные сокращения выбросов», которые страны Приложения I могли бы использовать для «соблюдения части их определенных количественных обязательств». МЧР сам по себе не является источником финансирования, но он призван помочь «в организации, по мере необходимости, финансирования сертифицированных видов деятельности по проектам»; в нем могут непосредственно участвовать как частные, так и государственные юридические лица. Согласно положениям Киотского протокола страны, не выполняющие его условия, будут направляться на реализацию экологических проектов в беднейших странах, не являющимися членами соглашения www. unfccc. int.

§ 2.3 Основные аспекты протокола и его международное значение

Статьи Киотского протокола — это одновременное сочетание принципов жесткости и гибкости. Жесткость заключается в наличии эколого-экономических обязательств, гибкость — в свободе выбора экономических механизмов, основными из которых являются www. climatechange. ru:

— совместное выполнение обязательств, в рамках которых предусмотрена возможность объединения усилий различных стран для выполнения обязательств, включая суммирование своих выбросов и квот. Смысл этих проектов — в экономии издержек на снижение выбросов ПГ, возможность которой обусловлена, с одной стороны, разным уровнем экологических затрат в отдельных странах (по оценкам, в Японии сокращение выбросов 1 т эквивалента СО2 обходится в $ 3000, а в Поссии — лишь в $ 300), а с другой — предоставленной странам возможность гибкого распоряжения эмиссионными правами Пахомова Н. В., А. Эндерс, К. Рихтер. Экологический менеджмент. СПб., 2003 г., стр. 243.

— механизм чистого развития (применение разрешено с 2000 года). Предполагает совместные проекты развитых стран и развивающихся, не взявших на себя обязательств. Экологические проекты, осуществленные в развивающихся странах, могут увеличивать квоту развитой страны.

— механизм совместного осуществления проектов. Дает возможность продажи «единицы сокращения эмиссии». Этот механизм особенно важен для России, так как практически любой инновационно-технологический проект можно рассматривать как антиэмиссионно направленный.

Киотский протокол во многих отношениях является сложным и новаторским документом. Его главное достижение в установлении юридически значимых, количественно определенных ограничений на выбросы парниковых газов во всех промышленно развитых странах. Многие эксперты считали, что при нынешнем состоянии международных отношений достичь подобных ограничений в принципе немыслимо. Более того, количественно определенные обязательства, взятые на себя главными странами ОЭСР, оказались значительно выше, чем предсказывали многие аналитики. Центральным моментом стало создание различных механизмов международной передачи квот на выбросы, в принципе, это позволяет добиться того, чтобы главные для Протокола обязательства реализовывались эффективнее и в более широком масштабе.

Механизмы международной передачи являются самым новым и самым сложным аспектом Протокола. Многие вопросы, касающиеся их функционирования, внедрения и последствий, еще ждут своего решения. На будущих международных переговорах наверняка появится новая тема для непростого обсуждения, каким образом, в соответствии с требованием Протокола, постараться ограничить неблагоприятное воздействие, как климатических изменений, так и мер, принятых это воздействие смягчить. Протокол всячески старается гарантировать проверку того, как выполняются количественные обязательства сторон, но все возможности по укреплению механизмов проверки еще не исчерпаны.

Протокол слабее в тех вопросах, которые не связаны прямо с обязательствами, точно определенными количественно, но он дает отправную точку для постепенного решения таких вопросов. Описаны конкретные меры по непременной реализации Протокола, упоминается необходимость соглашения относительно различных видов бункерного топлива, которые не были включены в количественные обязательства Протокола. Протокол усиливает, хотя и незначительно, расплывчатые обязательства развивающихся стран, упомянутые в Конвенции, равно как и связанные с этими обязательствами вопросы финансирования и передачи технологий. По сравнению с Конвенцией добавлены пункты, касающиеся проверки выполнения обязательства и их возможного пересмотра в сторону увеличения. Соответствующие формулировки не носят категорического характера, но их достаточно, чтобы, когда у стран, подписавших Протокол, появится желание продвинуться в этом вопросе дальше, у них была для этого возможность.

Наиболее бросается в глаза отсутствие в Протоколе процедур, которые позволяли бы новым участникам присоединяться к количественно определенным обязательствам, а также абсолютная непроработанность деталей в вопросе о торговле квотами. Помимо этого, Протокол не предлагает никаких путей для решения специфической проблемы долгоживущих в атмосфере «новых» газов (ГФУ, ПФУ и SF2). Нет прямого упоминания о сотрудничестве в сфере новых технологий, а ведь такое сотрудничество предлагалось (впрочем, отчасти данное упущение связано с тем, что этой проблемой уже занимается Международное энергетическое агентство, решающее и множество других вопросов).

Несмотря на все эти недостатки, и с учетом того, что международные переговоры такого уровня всегда тянутся медленно и имеют свои принципиальные ограничения, Протокол — достижение замечательнейшее. Более того, удалось в какой-то мере удовлетворить интересы всех сторон данного документа. ЕС добился юридически обязательного режима с точно определенными сокращениями по сравнению с уровнем 1990 года. ЕС и АОСИС отстаивали подобный режим с начала переговоров по изменению климата, хотя конечный результат принял отнюдь не ту форму, которую планировали эти страны. В обмен США и другие страны ОЭСР получили одобрение тех механизмов перераспределения, о которых они мечтали (за исключением заимствований квот). Страны Центральной и Восточной Европы подтвердили свою принадлежность к индустриальному миру, и в то же время получили дополнительные поблажки, а взятые ими на себя обязательства, вполне возможно, обернутся для них чистой экономической выгодой. Развивающиеся страны, объединенные в Группу-77, достигли обеих целей, которые они ставили: страны Приложения I ужесточили свои обязательства, в то же время сами развивающиеся страны на себя новых обязательств не взяли, уступив взамен усилиям промышленно развитых стран, ратовавших за глобализацию через МЧР. Удалось добиться некоторого успеха странам (из Г-77, АОСИС, Африки), которые беспокоились о неблагоприятных для себя последствиях климатических изменений. Одновременно страны ОПЕК и другие экспортеры нефти, опасавшиеся возможных денежных потерь, сумели провести общий принцип минимизации неблагоприятных последствий и добились того, что в тексте Протокола появились расплывчатые формулировки, позволяющие отстаивать специфические интересы данной группы.

Почти каждое предложение в тексте Протокола имеет свою предысторию, свое рациональное объяснение, и в то же время в документе в целом имеются некоторые противоречия. Ничем, кроме царившего на переговорах хаоса, нельзя объяснить то, что кредиты на выбросы, образуемые в результате МЧР, начинаются с 2000 года, в то время как обязательства промышленно развитых стран определены на период 2008—2012 гг. Теоретически обязательства, предусмотренные Протоколом, потребуют от промышленно развитых стран принять определенные меры как можно скорее, если они хотят эти обязательства выполнить (и Конвенция по климату таких мер уже требует), но в Протоколе нет никаких упоминаний о сроках, если не считать замечания об «очевидном прогрессе» к 2005 году. Торговля квотами и ПСО стран Приложения 1 должны «дополнять» внутриполитические меры, но «зачеты», полученные по программе МЧР могут идти в зачет лишь «части» обязательств стран Приложения I. Остается неясным соотношение МЧР и предусмотренного Протоколом механизма финансирования.

Однако в целом Протокол успешно решил проблему конкретизации обязательств. На фундаменте, заложенном Конвенцией об изменении климата, он воздвиг вполне четкую структуру. Обязательства по Киотскому протоколу, с одной стороны, являются довольно умеренными с природоохранной и экономической точек зрения. Если их не развивать, то они не слишком помогут сдержать наращивание концентрации парниковых газов в атмосфере, глобальное потепление, повышение уровня моря. Экономические анализы чрезвычайно варьируются, но и самые пессимистические прогнозируют, что совокупная стоимость выполнения обязательств будет практически незаметной в сравнении с общим экономическим ростом, при всей его непредсказуемости.

С другой стороны, эти обязательства ни в коем случае нельзя назвать умеренными. Основные из них, без учета механизмов международного обмена, потребуют от стран ОЭСР радикально изменить энергопотребление — так радикально, что эти страны никогда не примут на себя подобные обязательства, если не будут предусмотрены смягчающие их механизмы. Некоторые страны наверняка не ратицифицируют Киотский протокол, если в нем не будет предусмотрена определенная гибкость в исполнении обязательств.

Подводя итог, можно сказать, что существует потенциальное противоречие между политикой минимизации затрат в первый период выполнения обязательств и необходимостью оказывать достаточное и эффективное давление на политиков с целью добиваться от них курса на долгосрочную стабилизацию. Таким образом, сложные технические проблемы переплелись с политической дискуссией о степени гибкости, допустимой при реализации Киотского протокола. В ходе этих споров некоторые участники высказывали опасение, что чрезмерная гибкость позволит самым богатым странам не производить тех изменений и новаций, которые должны продемонстрировать лидеры движения за стратегическое разрешение проблемы климата.

В целом политическая борьба вокруг Киотского протокола привела к допущению безграничной гибкости в исполнении обязательств сторон. Эта борьба продолжается и после Киото, она ведется теперь вокруг исполнения взятых на себя обязательств и проявляется, к примеру, в дискуссиях о том, какие правила должны определять учет стоков, торговлю квотами и МЧР. Но ведь возможно появление и противоположного вектора: вырастет осознание опасностей, которые несет в себе размывание решений Киотской конференции, возникнет конкуренция между механизмами их реализации, которые будут брать на вооружение те или иные страны, т.к. позиции стран по данной проблематике сильно разнятся.

§ III. Позиции стран

Позиции стран относительно Киотского протокола разнообразны. Примером могут служить прошедшие на Конференции по глобальному изменению климата в Буэнос-Айресе переговоры по подписанному годом ранее Киотскому протоколу. Здесь обсуждалась разработка реальных механизмов его действия. Члены Европейского союза пытались повысить планку снижения выбросов до 15%. Россия выступала за введение дифференцированной системы снижения эмиссии, чтобы общий уровень снижения равнялся 3%. Япония говорила о 5%-ом снижении, которое уже было заложено в документ для большинства стран. США настаивали на включении в текст итогового документа конференции обязательств и для развивающихся стран. Это требование имеет под собой веские основания — среди развивающихся есть страны, имеющие масштабный индустриальный сектор и, соответственно, являющиеся крупными загрязнителями (например, Индия и Китай).

Китай уже занимает пятое или шестое место в мире по уровню экономического развития. Рост ВВП в Китае составляет около 9% в год, и для обеспечения этого роста стране крайне нужно ископаемое топливо. С 2004 году Китай вводит в строй большие мощности по выработке электроэнергии (по объему они равны всей электроэнергии, вырабатываемой в Великобритании), причем большинство этих электростанций работает на ископаемом топливе http: //www. inosmi. ru/translation/217 272. html. «Может ли Киотский протокол на деле спасти мир?».

К 2012 году, являющемуся знаковым для Киото, Китай по всей видимости займет третье место в мире по экономическому развитию, уступая только США и Японии.

Другой великий мировой гигант — Индия, также наращивает свое энергопотребление. Ее экономика развивается также ускоренными темпами, которые составляют 7−8% в год. Объем потребляемой Индией энергии в настоящее время намного ниже, чем в Китае, поскольку она не испытала такой быстрой индустриализации, а ее строительный бум проходит гораздо спокойнее. Однако Индия уже почти догнала Китай по объему рынка автомобилей, в ней осуществляется крупнейшая в мире программа дорожного строительства, а распространение кондиционирования воздуха обеспечит стабильный рост энергопотребления.

По расчетам специалистов, выбросы парниковых газов в Индии к 2010 году вырастут на 50%, не менее серьезный рост планируется и в Китае, который уже к 2030 году станет мировым лидером по объемам эмиссии СО2 «Эксперт» № 37, 6 октября 2003 г. Власова О., Оганесян Т. «Большие зеленые деньги».

Обе страны используют технологии богатых стран. Если эта технология станет эффективнее, чище и будет выбрасывать меньше углерода в атмосферу, они ее применят. В той же мере, в какой усилия по выполнению киотских требований заставляют Западную Европу и Японию развивать лучшие технологии, они неизбежно приведут к улучшению экологической обстановки в Китае, Индии и других быстро развивающихся странах.

Таким образом, Киото помогает Китаю и Индии становиться чище, несмотря на то, что они в договоре не участвуют.

§ 3.1 Соединенные Штаты Америки

Сразу же после подписания итогового документа, стали все отчетливее слышны слова представителей США о том, что ратифицировать Киотский протокол для них экономически невыгодно. Объяснив тем, что условия протокола противоречат резолюции Бирда-Хагеля, принятой Сенатом США 25 июня 1977 года, в преддверии участия США в переговорах по Киотскому протоколу.

Согласно Резолюции, США не должны участвовать в международных соглашениях, которые не включают в себя обязательные целевые параметры и сроки, распространяющиеся не только на промышленно развитые, но и развивающиеся страны, если таковые соглашения «могут нанести серьезный ущерб экономике США».

В 2002 году прошел саммит ООН в Йоханнесбурге, где обсуждался очень широкий перечень вопросов: от борьбы с бедностью (принимать или не принимать обязательство сократить бедность на планете вдвое к 2015 году? Как бороться с бедностью?), проблемы голода и СПИДа до экологии.

Было обозначено, что бедных, голодающих и больных на земле становится все больше, истощение природных ресурсов растет. Однако здесь, как и на многих международных встречах выявился конфликт между развитыми и развивающимися странами.

Безусловно, не был обойден стороной и допрос о глобальном потеплении климата. Основой концептуального расхождения стало, то что почему-то никто не поднимал вопроса — какое место отводится самой концепции «устойчивого развития».

Здесь проявляется главное противоречие: для богатых стран — ключевым словом — является «устойчивость», то есть движение вперед, учитывающее необходимость разрешения экологических проблем, а для бедных — развитие, то есть экономический рост и повышение уровня благосостояния населения. Экологию страны третьего мира назвали «игрушкой для богатых». Много говорили и о крушении «десятилетия надежд» — бедных стало меньше лишь в Китае, а в остальном мире их стало даже больше. Разрыв между самыми богатыми и самыми бедными странами увеличился в 2 раза «Эксперт», № 32, 2 сентября 2002 г. Рогинко С. Спасение мира, эпизод 2. Йоханнесбург. На момент переговоров в 2002 году доход на душу населения в США в 350 раз больше, чем в африканском Бурунди Там же.

Представители развивающихся стран выставили определенные требования «золотому миллиарду» — США, Канаде, Европе и Японии, где живет 17% всех ресурсов Там же. Развивающиеся страны просили простить им долги, открыть доступ на рынки развитых стран, увеличить поток инвестиций и объемы финансовой помощи. Можно сказать, что развивающиеся выставили развитым странам счет за колониальное и неколониальное прошлое. Фактически они требуют, чтобы их содержали, шантажируя «устойчивым развитием».

Президент США Джордж Буш на саммит не приехал. Не приехал, не смотря на все заявления об ответственности единственной супердержавы за судьбу планеты. А присланная им делегация из чиновников среднего уровня обиженно сообщила, что Америка больше всех в мире дает денег в фонды развития бедных стран. Для Киотского протокола саммит в Йоханнесбурге должен стать особой вехой: именно здесь планировалось объявить о введении протокола в действие. Это было бы эффективным жестом, особенно если учитывать то, что на предыдущем саммите в Рио была принята Рамочная Конвенция ООН по изменению климата. Ввести его на нынешнем саммите означало бы начало перехода от благих намерений к практическим действиям. Однако триумф не удался. Президент США Дж. Буш объ-явил о том, что Соединенные Штаты выходят из соглашения в одностороннем порядке. Его решение было обусловлено целым рядом обстоятельств, не последнюю роль сыграли субъективные факторы. Можно сказать, что президент имел для такого ша-га более чем серьезные основания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой