Китай накануне японо-китайской войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат по истории Китая

КИТАЙ НАКАНУНЕ ЯПОНО-КИТАЙСКОЙ ВОЙНЫ

ПЛАН

1. Завершение Великого похода и обострение фракционной борьбы в КПК.

2. Общенациональный патриотический подъем.

3. Борьба за единый национальный фронт.

Литература.

1. Завершение Великого похода и обострение фракционной борьбы в КПК

На изменение положения КПК в политической жизни страны влияли не только тяжелейшее поражение советского движения и гибель большинства членов партии, но и обострение внутрипартийной борьбы. Уже вскоре после выхода частей Красной армии из окружения в начале января 1935 г. в г. Цзуньи (пров. Гуйчжоу) состоялось расширенное совещание политбюро ЦК КПК, созванное по требованию Мао Цзэдуна. Причины поражения докладчики Ц К Цинь Бансянь и Чжоу Эньлай видели главным образом в объективных факторах. С иных позиций выступили Мао Цзэдун и его сторонники, сведя все причины поражения по существу к военно-политическим ошибкам партийного руководства. Такой подход в определенной мере импонировал военным, преобладавшим на этом совещании и поддержавшим Мао Цзэдуна. На совещании Мао Цзэдун был введен в состав секретариата ЦК и фактически занял пост руководителя Военного совета ЦК. Это был важнейший шаг Мао Цзэдуна в его борьбе за власть в партии и в Красной армии. Обостряя разногласия в руководстве партии, Мао Цзэдуну уже в следующем месяце удалось добиться замены Цинь Бансяня на посту генсека Ц К Чжан Вэньтянем.

Летом 1935 г. после встречи в пров. Сычуань армий 1-го и 4-го фронтов в руководстве КПК возник новый острый политический кризис. В Сычуани 4-й фронт, руководимый Чжан Готао, насчитывал примерно 80--100 тыс. бойцов, а пришедшие сюда части 1-го фронта, фактически теперь руководимые Мао Цзэдуном, -- только 1 0 -- 1 5 тыс. Объективно это объединение военных и партийных сил было большим успехом КПК, однако Мао Цзэдун видел в новой ситуации угрозу своему продвижению к власти и спровоцировал трагический по своим последствиям для Красной армии раскол военного и партийного руководства. Прежде всего он сумел настоять на предложении покинуть революционную базу в северной Сычуани, где он не располагал политическим и военным влиянием, и продолжить перебазирование Красной армии еще дальше на север, теперь уже в северную Шэньси, где был расположен советский район, руководимый Гао Ганом и Лю Чжиданем. Однако уже в ходе начавшегося в августе похода Мао Цзэдун, в полной мере проявив свой политический и военный авантюризм, отдает приказ двум авангардным корпусам оторваться от основных объединенных сил Красной армии и форсированно двигаться на север. С этим авангардом двигался Мао Цзэдун и часть членов ЦК и политбюро, поддержавших линию Мао Цзэдуна. Этот шаг Мао Цзэдуна был расценен Чжан Готао и многими другими руководителями КПК и Красной армии как раскольнический и антипартийный. В ответ они создали в октябре 1935 г. новый ЦК КПК. Этот раскол был преодолен только через год с помощью Коминтерна. Однако военные последствия раскола были более трагическими. Фактически в северную Шэньси пробились лишь несколько тысяч бойцов и командиров Красной армии, а остальные погибли в боях с превосходящими силами противника, став во многом жертвой партийного раскола и борьбы за власть в партии и Красной армии. Вместе с тем эти события укрепили положение Мао Цзэдуна в КПК и Красной армии. Придя в октябре 1935 г. в северную Шэньси, Мао Цзэдуп продолжает борьбу за упрочение своей власти, но теперь эта борьба проходит в новых условиях, определявшихся как общеполитическими изменениями в Китае, так и изменениями в положении КПК и Красной армии.

2. Общенациональный патриотический подъем

Середина 30-х годов характеризовалась не только усилением японской агрессии, но и постепенным нарастанием сопротивления со стороны гоминьдановского режима, испытывавшего огромное политическое давление со стороны китайской патриотической общественности. Определенное военно-политическое укрепление гоминьдановского режима, упрочение в гоминьдановском руководстве позиций наиболее националистических деятелей, подъем антияпонских настроений в стране позволили нанкинскому правительству занять более твердую позицию, в частности отвергнуть выдвинутые в 1935 г. японским империализмом «три принципа Хирота», принятие которых превращало бы нанкинское правительство в японскую марионетку. Вместе с тем такая политическая позиция нанкинского правительства неизбежно заставляла его искать военно-политических союзников внутри и вне Китая для реализации национальной политики. Таким образом, перед лицом национальной катастрофы в Китае стали складываться определенные предпосылки для постановки вопроса о национальном единстве. Реализации этих предпосылок в значительной степени способствовали решения VII конгресса Коминтерна.

VII конгресс Коминтерна состоялся в июле--августе 1935 г. и внес принципиальные изменения в стратегию и тактику коммунистического движения. Опыт поражений и побед коммунистического движения первой половины 30-х гг. заставил вновь обратиться к ленинской концепции национально-колониальной революции, сформулированной в решениях II и IV конгрессов Коминтерна. Подчеркнув исключительное значение широкого антиимпериалистического фронта в колониальных и полуколониальных странах в связи с усилившейся империалистической экспансией, VII конгресс Коминтерна призвал коммунистические партии этих стран по-новому подойти к политике единого фронта.

Однако в это время руководство КПК фактически потеряло связи с Коминтерном, было занято, прежде всего, фракционной борьбой, не видело принципиального изменения политической ситуации в Китае. Инициативу выработки нового курса КПК в этих условиях взяли на себя Коминтерн и делегация КПК в Коминтерне во главе с Ван Мином. Уже во время работы конгресса -- 1 августа -- от имени КПК делегация публикует обращение «Ко всему народу Китая об отпоре Японии и спасении родины», знаменовавшее собой начало поворота КПК к политике единого антиимпериалистического фронта. Впервые КПК обращается ко всем политическим партиям и группировкам с призывом прекратить гражданскую войну и объединить силы для отпора японской агрессии. В развитие этого документа и в связи с нарастанием японского давления в Северном Китае делегация КПК от имени партии и Красной армии публикует 25 ноября 1935 г. еще два воззвания ко всем политическим и военным руководителям Китая, включая и Чан Кайши. И хотя в этих первых документах КПК, написанных в Москве, лозунги советского движения еще не пересматриваются, они уже продиктованы не логикой гражданской войны, а логикой борьбы за национальное освобождение. Поэтому политические предложения этих документов, направленные на постепенное достижение национального сплочения, которые сами по себе могут рассматриваться лишь как небольшие тактические изменения, в более широком историческом контексте вели к изменению политической стратегии КПК.

Эти политические выступления КПК были замечены в гоминьдановском Китае, нашли отклик в китайской печати, способствовали росту антиимпериалистических настроений.

Для пропаганды нового курса делегация КПК с помощью ИККИ начинает издавать и распространять в Китае партийный орган -- газету «Цзюго бао» («Спасение родины»), антиимпериалистические листовки, прокламации, брошюры. Коминтерн направляет в Китай китайских участников VII конгресса, а также китайских коммунистов и комсомольцев, обучавшихся в Москве. В условиях изоляции руководства КПК в окраинном районе страны, разрыва связей между местными парторганизациями эта деятельность делегации КПК в Коминтерне, помощь Коминтерна послужили первоначальным импульсом возобновления активной политической деятельности коммунистов в крупных городах, включения в общенациональную борьбу, пересмотра методов политической работы в новых условиях.

3. Борьба за единый национальный фронт

Важным условием складывания единого национального фронта стало нарастание патриотических выступлений китайской общественности, застрельщиком которых, как не раз было в истории Китая, выступила студенческая молодежь. 9 декабря 1935 г. в Пекине состоялась многотысячная студенческая демонстрация под антияпонскими лозунгами. В последующие дни студенческие патриотические демонстрации прокатились по всем крупным городам страны. «Движение 9 декабря» сыграло огромную роль в активизации борьбы китайской общественности за организацию отпора японским агрессорам, за сплочение китайской нации. Ведущую роль в организации этих патриотических выступлений играли городские организации КПК, такие видные коммунисты, как Лю Шаоци, Пэн Чжэнь, Юй Цивэй. Наибольшую активность проявили парторганизации Пекина, Тяньцзиня, Циндао, руководимые Северным бюро ЦК КПК, стремившимся претворить в жизнь концепцию единого антиимпериалистического фронта, выдвинутую VII конгрессом Коминтерна. Постепенно именно крупные города делаются основными центрами патриотической борьбы. Здесь создаются организации национального спасения, объединяющие широкие общественные крути. В июне 1936 г. состоялась общенациональная конференция, на которой была создана «Всекитайская ассоциация организаций национального спасения». В следующем месяце был создан Союз китайских работников литературы и искусства, возглавлявшийся Лу Синем и ставивший задачи объединения интеллигенции на платформе антиимпериалистической борьбы. Патриотическое движение китайской интеллигенции имело большое значение для изменения политической атмосферы в стране, для превращения патриотических настроений в мощную политическую силу.

Политические реальности середины 30-х гг. -- усиление японской агрессии и подъем патриотического движения -- вели к постепенному изменению и политических позиций нанкинского правительства. Наглые требования японского империализма и нежелание западных держав поддержать правительство Чан Кайши заставляют его искать путей сближения с СССР. У ж е в конце 1934 и в начале 1935 г. по дипломатическим каналам в Нанкине, Москве, Лондоне Чан Кайши неофициально (не ставя в известность главу правительства Ван Цзинвэя) зондирует возможность улучшения двусторонних отношений. Заняв пост главы правительства, Чан Кайши активизирует китайско-советские переговоры.

На этих переговорах в 1935--1936 гг. советская сторона не могла не поставить вопроса о прекращении гражданской войны. Вместе с тем Советское правительство заявило, что оно не будет играть никакой посреднической роли и что Чан Кайши сам может найти пути примирения с КПК. И хотя Чан Кайши полагал возможным полностью ликвидировать вооруженные силы КПК, окруженные в северо-западном углу страны, он, понимая, что без военно-политической поддержки СССР не сможет оказать сопротивления японским домогательствам, был вынужден пойти на переговоры с КПК.

Первый контакт Чан Кайши с руководителем КПК Ван Ми-ном был установлен через китайского военного атташе в Москве в начале 1936 г. Затем эти переговоры были перенесены в Китай, где в них принимали участие Чжоу Эньлай и Пань Ханьнянь со стороны КПК и Чжан Цюнь и Чэнь Лифу со стороны Гоминьдана. В ходе этих переговоров постепенно прояснились условия компромисса, выдвигаемые Гоминьданом. Они сводились к признанию КПК трех народных принципов Сунь Ятсена, реорганизации Красной армии в одно из соединений НРА, реорганизации Советов в местную администрацию.

Позиция руководства КПК по вопросу единого фронта была противоречивой. Продолжавшаяся фракционная борьба в КПК затрудняла приспособление к новым политическим условиям. Материалы VII конгресса Коминтерна дошли до руководства КПК северной Шэньси только к концу 1935 г. Ознакомившись с этими материалами, политбюро ЦК КПК 25 декабря провозглашает курс на создание широкого единого антияпонского фронта. Однако из этого фронта исключалась группировка Чан Кайши, которая рассматривалась наряду с японским империализмом в качестве главного врага китайского народа. Эти политические недальновидность и непоследовательность проявились не только в политических заявлениях, но и в военно-политических действиях. Так, в феврале--апреле 1936 г. по инициативе Мао Цзэдуна Красная армия предприняла под лозунгом «отпора японским захватчикам» наступление против войск Янь Сишаня в пров. Шаньси (так называемый «Восточный поход»). Нанкинское правительство поддержало генерала Янь Сишаня, наступление было разгромлено, советский район в Шэньси оказался в критическом положении. Все это вынудило Мао Цзэдуна в мае 1936 г. предложить нанкинскому правительству прекратить гражданскую войну и объединить силы для отпора Японии. Однако, когда летом 1936 г. под предлогом продвижения на север для борьбы с Японией выступила юго-западная группировка милитаристов, руководство КПК фактически поддержало эту милитаристскую акцию, заявив, что «…война против японских захватчиков неотделима от войны против Чан Кайши».

Все это заставило Коминтерн летом 1936 г. рекомендовать руководству КПК решительно пересмотреть установку на одновременную борьбу против Гоминьдана и японских захватчиков и тем самым от тактического маневрирования перейти к изменению политической стратегии. В соответствии с этими рекомендациями ЦК КПК 25 августа 1936 г. опубликовал открытое письмо к Гоминьдану, в котором выражалась готовность к воссозданию единого национального фронта двух партий. Этот призыв способствовал расширению и углублению движения за единый антияпонский фронт, сплочению всех патриотов, усилению сопротивления японским домогательствам. Во второй половине 1936 г. в стране складывалась благоприятная политическая обстановка для прекращения гражданской войны, для национального объединения на антиимпериалистической основе. Однако к конце года это развитие оказалось под угрозой полного срыва из-за так называемых «сианьских событий».

В г. Сиане (центр пров. Шэньси) для борьбы с КПК были дислоцированы войска маршала Чжан Сюэляна, отступившие из Маньчжурии, и местные войска генерала Ян Хучэна, во многом настроенные антияпонски и в какой-то мере античанкайшистски. На этой основе представители КПК сумели заключить соглашение с Чжан Сюэляном и Ян Хучэном не только о перемирии, но и фактически о совместной борьбе с Нанкином. В начале декабря 1936 г. Чан Кайши прибыл в Сиань, стремясь полностью восстановить свой контроль над этими армиями. Однако в ночь на 12 декабря он был арестован поднявшими античанкайшистское восстание руководителями северо-западной армии, предполагавшими образовать при поддержке ряда милитаристов правительство, которое вело бы борьбу на два фронта -- против японских захватчиков и за свержение нанкинского правительства. Мао Цзэдун и руководство КПК поддержали это выступление и готовились к физической расправе с Чан Кайши.

Эти события вызвали бурную политическую реакцию в Китае. Японофильские элементы в Гоминьдане и правительстве оживились и требовали карательного похода, что могло бы привести к новой вспышке гражданской войны. Патриотические силы выступили за мирное разрешение этого инцидента. Коминтерн и ВКП (б), понимая всю политическую опасность такого развития событий, недвусмысленно выступили за предотвращение новой вспышки гражданской войны и срыва намечавшегося объединения национальных сил. 14 декабря газета «Правда» опубликовала передовую статью, в которой осуждалось сианьское восстание и содержался призыв к мирному разрешению конфликта. 16 и 19 декабря Коминтерн направил в ЦК КПК директивы, в которых подчеркивалось, что выступление Чжан Сюэляна «…объективно может повредить сплочению сил китайского народа в единый антияпонский фронт и поощрить японскую агрессию» и что Коминтерн придает «…исключительное значение мирному разрешению сианьских событий». Эта четкая позиция Коминтерна и Советского Союза помогла руководству КПК пересмотреть свое отношение к этому восстанию, помогла участникам конфликта принять разумное решение. 25 декабря Чан Кайши был освобожден.

После мирного разрешения этого опасного конфликта военные действия между нанкинскими войсками и Красной армией больше не возобновлялись, начался новый тур переговоров. В апреле 1937 г. в г. Яньань (север. пров. Шэньси) для переговоров прибыл видный деятель Гоминьдана Чжан Цюнь. В июне для встречи с Чан Кайши в Нанкин направилась делегация КПК во главе с Чжоу Эньлаем. Успеху этих переговоров способствовало предложение Москвы Чан Кайши заключить договор о дружбе, а также военно-техническое соглашение, предусматривавшее поставку современной военной техники, кредиты и т. п.

В ходе переговоров было достигнуто неофициальное соглашение о прекращении гражданской войны, о реорганизации Советов в органы демократической власти и Красной армии -- в воинское соединение НРА, программой сотрудничества провозглашались три народных принципа Сунь Ятсена. Таким образом, к лету 1937 г. не только была прекращена гражданская война, но и складывались условия для создания широкого единого национального фронта.

Литература

1. Архипов Дмитрий Борисович. Краткая всемирная история. Наукометрический анализ / РАН; Институт аналитического приборостроения. -- С. Пб.: Наука, 1999. -- 189с.

2. Васильев Л. С., Лапина З. Г., Меликсетов А. В., Писарев А. А. История Китая: Учебник для студ. вузов, обуч. по ист. спец. / А. В. Меликсетов (ред.) -- 3-е изд., испр. и доп. -- М.: Издательство Московского университета, 2004. -- 751с.

3. Фицджералд Чарлз Патрик. История Китая / Л. А. Калашникова (пер.с англ.). -- М.: Центрполиграф, 2005. -- 459с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой