История правления Генриха VIII (1509-1547)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Московский институт лингвистики»

Факультет лингвистики и межкультурной коммуникации

Специальность 31 202. 65 — «Перевод и переводоведение»

Сафарова Илаха Джалал кызы

Группа Л-302

Курсовая работа

История правления Генриха VIII (1509−1547)

Кафедра иностранного языка в сфере

профессиональной коммуникации

Научный руководитель:

преподаватель

Н.И. Попова

Москва,

2011

План

Введение

Глава 1. Внутренняя политика Генриха VIII

Глава 2. Внешняя политика Генриха VIII

Глава 3. Реформация в Англии

Заключение

Литература

Введение

Сын и наследник Генриха VII — Генрих VIII (1509−1547) принадлежит к числу тех монархов, мнения о которых как при жизни, так и в последующие века резко расходились. Этому способствовала противоречивая личность короля, который в свои молодые годы выступал покровителем мыслителей и гуманистов, таких как Эразм, Томас Мор и других, а впоследствии стал жестоким тираном и деспотом, подвергшим казни даже двух из своих шести жён.

С момента вступления Генриха VIII (1509−1547) на престол традиционными становятся поддержка Испании и участие в военных действиях против Франции. Выражением этого союза с Испанией явился брак Генриха VIII с Екатериной Арагонской, вдовой умершего брата Генриха VIII Артура. Екатерина Арагонская, дочь испанского короля Фердинанда, приходилась родной теткой германскому императору и испанскому королю Карлу V Габсбургу. Проводником испанской политики в Англии в ту пору был кардинал Уолси.

Внутренняя политика английского правительства вплоть до 1530 г. возглавлялась кардиналом Уолси (1515−1530). Наиболее существенной чертой этого периода была политика дальнейшего укрепления позиций абсолютного государя, что нашло свое выражение в некоторой реорганизации внутреннего управления. Все большую роль приобретает королевский совет, члены которого назначались по выбору короля, главным образом из чиновников, а не из представителей феодальной знати. Парламент продолжал созываться и оказывал всяческую поддержку Генриху VIII, как бы передоверяя ему всю полноту власти.

Попытки кардинала Уолси увеличить налоги вызвали сильнейшее недовольство палаты общин, а взимание принудительных займов еще более усугубило положение. Решающее слово фактически принадлежало новому дворянству и буржуазии, а кардинал Уолси навлек на себя ненависть и этих кругов. Стремясь укрепить основы владычества Тюдоров и смягчить остроту социальных противоречий, вызванных огораживаниями, он провел ряд мер против огораживаний, ограничивая новых дворян и капиталистических фермеров, сгонявших крестьян. Именно это обстоятельство сделало его совершенно одиозной фигурой в глазах сельских джентри и буржуазии и, в конечном счете, сыграло решающую роль при его падении. При дворе в это время находилась пользовавшаяся расположением короля фрейлина Анна Болейн. Вокруг нее образовалась большая партия придворных, в основном из представителей новой знати, среди которых главную роль играл герцог Суффолк, надеявшийся при помощи Анны Болейн добиться падения кардинала Уолси. В 1529 г. король потребовал, чтобы его брак с Екатериной Арагонской был объявлен незаконным (поскольку она была вдовой его брата). Комиссия легатов, возглавляемая Уолси, отложила слушание дела о разводе, и с этого момента начинается история падения Уолси.

Положение осложнилось еще и потому, что во второй половине 20-х годов во внешней политике Англии произошел резкий поворот в сторону сближения с Францией, что было возможно только при условии разрыва с Испанией и вообще с Габсбургами. Все это неизбежно должно было повлечь за собою и отказ от подчинения папе римскому в церковном отношении. Поводом для разрыва с Габсбургами и папой римским послужило дело о разводе Генриха VIII с Екатериной Арагонской.

После битвы при Павии (1525) укрепилось влияние Испании и испанский король занял фактически господствующее положение на континенте. С этого момента ухудшились отношения Англии с Испанией, и Генрих VIII начал тяготеть к союзу с Францией.

Разрыв с Римом был нужен королю, прежде всего по чисто финансовым соображениям. Папские вымогательства тяжелым бременем ложились на народные массы, и это делало разрыв с Римом достаточно популярным. В то же время начавшаяся таким образом реформация отнюдь не представляла собою народного движения. Закрытие монастырей и захват монастырских земель, явившиеся неизбежным следствием разрыва с Римом, были нужны и выгодны в первую очередь королю, новой знати и новым дворянам. Такова была основа антикатолической политики правительства Генриха VIII, нашедшего в бракоразводном процессе удобный предлог для того, чтобы произвести в Англии реформацию и захватить огромные церковные имущества в свои руки.

С 1532 г. главную роль в управлении государством играл Томас Кромвель. Его политика была направлена на максимальное укрепление центральной власти. Т. Кромвель стал всемогущим правителем государства. Он ведал всеми финансовыми делами, распоряжался тремя печатями королевства, был главным королевским секретарем, имел большой штат чиновников и фактически руководил Тайным советом, который становится в это время высшим правительственным органом. Особое значение имела начатая Кромвелем реформа финансовых ведомств и администрации.

Заседавший с 1529 по 1536 г. парламент принял ряд актов, в результате чего король был объявлен главой английской церкви («Акт о верховенстве» 1534 г.) и все сношения Англии с Римом были прерваны.

Став главой английской церкви, король получил право определять вероучение, причем ни один из католических догматов не был отменен. Церковь стала с этих пор как бы частью государственного аппарата, а все ее имущество -- имуществом короля. Реформированная церковь с тех пор называется англиканской. Секуляризация монастырских земель обогатила короля, в руки которого попали колоссальные богатства. Секуляризованные монастырские земли составили ¼ всех обрабатываемых земель Англии.

Проводимая королём реформация сопровождалась жестоким террором против тех, кто не желал признать верховенство короля. Генрих VIII вовсе не собирался проводить последовательную реформацию, все время, подчеркивая, что считает себя католиком; он боялся проникновения реформационных идей в народ. Реформация являлась религиозным выражением социального протеста буржуазии, а в ряде случаев и народных масс.

Закрытие монастырей и усиление огораживаний, проводимых новыми владельцами, привели, как уже ранее говорилось, к вспышке серьезнейших народных восстаний в 1536—1537 и 1549 гг. Новое дворянство и буржуазия, все, кто нажился на секуляризации и огораживаниях, еще раз убедились в необходимости укрепления королевского абсолютизма. И, действительно, начиная с середины 30-х годов, абсолютная монархия вступает в пору своего расцвета.

Именно в это время борьба придворных партий приняла ожесточенный характер. В мае 1536 г. королева Анна Болейн благодаря проискам своих врагов была «уличена» в измене королю и казнена. Брак с нею был объявлен незаконным. Через неделю король женился на Джен Сеймур, которая в 1538 г., родив ему сына, будущего короля Эдуарда VI, умерла.

Генрих VIII проводил в этот период последовательную политику искоренения мятежных элементов в среде феодальной аристократии. Широко известно истребление родов Куртенэ и Полей в 1538 г. В 1541 и 1542 гг. такому же избиению подверглись родственники пятой жены Генриха VIII, королевы Екатерины Говард. По обвинению в измене королю она была казнена вместе со своими двумя любовниками, отцом, матерью и многими другими родственниками. Такое истребление феодальных фамилий было обусловлено жестокой борьбой придворных клик за теплые места у трона и стремлением короля устрашить феодальную аристократию.

Усиление королевского абсолютизма выразилось в том, что парламент принял ряд статутов, дававших короне исключительные права: в 1537 г. прошел акт, по которому прокламации и указы короля приравнивались к законам, издаваемым парламентом. В 1539 г. «кровавый статут» ввел смертную казнь за несоблюдение «шести статей», излагающих основы католического вероучения, от которого Генрих VIII не хотел отходить слишком далеко. С этого момента начались казни как протестантов за непризнание ими «шести статей», так и католиков, отказывавшихся признать короля главою церкви.

Огромные расходы королевского двора были вызваны отнюдь не тратами на содержание аппарата или армии (ее Генрих VIII вообще не имел), а просто роскошью и расточительностью двора, служившими средством привлечения феодальной знати к королю. Кроме того, доходы с королевских поместий, поместий чисто феодального типа, в новых условиях, особенно в виду революции цен, упали точно так же, как и доходы любого феодального аристократа. Генрих VIII умер в 1547 г. От шести жен (с двумя он развелся, а две были им казнены) он имел троих детей: Марию, Елизавету и Эдуарда. Мария (дочь Екатерины Арагонской) воспитывалась в строго католическом духе и была центром феодально-католической партии. Елизавета была центром сплочения протестантов, так как папа римский не признавал ее законной дочерью Генриха VIII. Наследником престола был Эдуард.

Глава 1. Внутренняя политика Генриха VIII

Генрих VIII родился 28 июня 1491 г. в королевском дворце в Гринвиче. Он был третьим ребёнком в семье и всего лишь вторым из четырёх сыновей Генриха VII и Элизабет Йоркской. Как сообщает Эдвард Херберт, лорд Шербери, Генрих VII якобы имел оригинальное намерение относительно своего второго сына: будто бы тот должен был войти в церковь и занять полагающую ему должность в Кентербери. И. В. Казаков «Генрих VIII Тюдор. Рождение абсолютного монарха, 1: воспитание «, стр. 207. Со смертью его старшего брата Артура 2 апреля 1502 г. возможность такой карьеры для Генриха была похоронена. В октябре Генрих унаследовал от своего брата титул герцога Корнуолла, который мог принадлежать только первенцу, а 4 месяца спустя, 18 февраля 1503 г. был сделан принцем Уэльским.

Подробности об его образовании разбросаны. Поэт Скелтон, известный своими злыми сатирами на двор Тюдоров, кажется, был его первым учителем (с 1494 по 1502/04 гг.) Один факт мы можем констатировать с большей или меньшей очевидностью, несмотря на то, что о детских годах Генриха известно чрезвычайно мало: Генриху не предоставлялось никаких возможностей, даже ограниченных, для участия в государственных делах во время жизни его отца, как и никакой независимости. Артур уже в возрасте 5 лет был отправлен в Уэльс, преимущественно потому, что его отец хотел с ранних лет приучить его к обязанностям принца и дать ему политический опыт в суровом мире пограничных графств. Генрих VIII взошёл на трон Англии — по крайней мере, такое складывается представление — абсолютно неподготовленным в искусстве управления государством. Главная роль в управлении государством в этот период принадлежит советникам. Молодой король, как в своё время и его отец, окружён достойными людьми, хотя не ему принадлежит инициатива избрания хороших помощников. Это — заслуга его бабки, леди Маргарет Бофор, «женщины в высшей степени мудрой и добродетельной».

Посол Себастьян Глустиниан сообщал: «Природа не смогла бы сделать для него больше. Он намного красивее, чем любой другой суверен в Христианском мире. Он очень образован во всём; хороший музыкант, хорошо знает композицию, превосходный наездник; прекрасный боец на турнирах; хорошо говорит на французском, латыни и испанском, очень религиозен; слушает 3 мессы ежедневно… Он очень любит верховую охоту… Он чрезвычайно любит играть в теннис. «

Он занимался математикой, астрономией, геометрией, его познания в генеалогии и геральдике были великолепны. Его способности к теологии могли быть на смом деле немного меньше, чем предполагал он сам, но всё же были удивительны для короля. Летом 1521 г., например, появилась книга Генриха «Assertio Septem Sacramentorum» («Защита семи таинств»), написанная в ответ на лютеровскую «De Captivitate Babylonica» (1520 г.) и ставшая бестселлером.

Книга получила высочайшую оценку со стороны Святого Престола. В течение XVI века она выдержала 20 изданий и переводов, кроме прочих мест в Париже, Антверпене, Риме, Франкфурте.

Кроме того он был одарённым музыкантом, искусно играл на флейте, лютне, спинете. Генрих обладал сильным и красивым голосом. Генрих VIII являлся автором примерно 20 вокальных пьес для 3-х, 4-голосов, 13 инструментальных композиций. Также Генрих VIII изумлял знанием технических проблем изготовления инструментов, он считается создателем Королевской Капеллы.

… Не лишён он был и знаний, хотя и уступал в этом отношении своему брату Артуру. У него никогда не было ни малейших разногласий, обид и зависти по отношению к его отцу, королю, которые могли бы дать повод к изменениям при дворе или в совете при восшествии на престол нового государя; всё свершилось в полном спокойствии. Он был первым наследником и Алой и Белой Розы; так что в королевстве не осталось теперь недовольных партий. … К тому же не было королевы-матери, которая могла бы как-то вмешиваться в дела правления или сталкиваться с советниками в борьбе за власть… Не было войн, не было голода, не прекращалась торговля; корона, правда, высасывала чересчур много… Наконец, он унаследовал репутацию отца, высоко стоявшую во всём мире. Ф. Бэкон. История правления короля Генриха VII. стр. 169−170.

Основатель династии Тюдоров Генрих VII оставил своему сыну Генриху 8 весьма благоприятное наследство. Генрих стал править государством, управляемым и обеспеченным, пожалуй, лучше, чем все прочие королевства в христианском мире. Отец оставил ему и знающих министров, многие из которых продолжали служить новому королю. После вступления на престол Генрих VIII прибыл в Тауэр 23 апреля и приказал заточить двух из советников, чрезвычайно усердно прослуживших у его отца, первого Тюдора — Ричарда Эмпсона и Эдмунда Дадли, которые были казнены через 16 месяцев как государственные преступники.

Так или иначе, первый Парламент Генриха VIII, собравшийся в январе 1510 г., одобрил это решение. По мнению Дж.Р. Элтона, их казнь указывает на то, что новый король начал свою деятельность как самостоятельный правитель. И. В. Казаков «Генрих VIII Тюдор. Рождение абсолютного монарха, 2: король и его окружение «, стр. 30−31.

Генрих VII за время своего правления с 1485 по 1509 гг. созвал 7 парламентов, а за последние 12 лет правления — лишь один. Впервые парламент, как законодательная ассамблея, по мнению Георга Сейлса, был использован для проведения революционных изменений в церкви и государстве только во времена Генриха VIII, начиная с 1529. С. Б. Бахитов «Корлевская власть и общество в средневековой Англии XI—XV вв.». стр. 69.

Пожалуй, только одному человеку удалось за нарядным фасадом разглядеть и верно оценить характер нового монарха — Томасу Мору, не желавшему становиться придворным, однако заманённому на королевскую службу настойчиво-медоточивыми просьбами Генриха… «если бы за мою голову ему посулили замок во Франции, она бы тут же покатилась с плеч».

Генрих VIII был внушительным, обаятельным, пленяющим человеком, однако весь его шарм мог с холерической лёгкостью обратиться в гнев и крики. Даже такой апологет Генрих VIII, как Полидор Вергилий, не жалеющий радужных красок для его изображения, вынужден был признать тот факт, что король иногда впадает в гнев, причём ярость его может быть совершенно несправедливой". Генрих был очень нервным и взвинченным, хотя, безусловно, имел много качеств прирождённого лидера. Д. Старки даёт ему такую характеристику: «Он был интеллигентом, его память была великолепна, а взгляд остёр в деталях. Он был проницательным судьёй над людьми и имел способность к самоанализу… Сверх того он был безжалостен и эгоистичен, а гибкость его понятия справедливости делала его неуязвимым против сомнений».

Он наслаждался, занимаясь музыкой, охотой, разрабатывая военные планы, обсуждая детали постройки дворцов и кораблей, но одновременно, терпел полную неудачу в работе, требовавшей прилежания и рутинного внимания, возлагая её полностью на многочисленных советников и секретарей. Генрих терпеть не мог просматривать отчёты, бухгалтерия была ему ненавистна.

Генрих доверял дела своим чиновникам, а его исключительное умение подбирать себе преданных слуг выразилось в возвышении Уолси, который являясь великолепным администратором и государственным ума человеком, стал мозгом, направляющим деятельность чиновников и осуществляющим строжайший контроль над ними.

Король был чрезвычайно склонен к вспышкам энтузиазма — как в отношении людей, его окружающих, так и государственных дел, Томас Уолси был «любимым учителем» Генриха, Томас Мор — его лучшим другом, однако Уолси был затравлен до смерти, Мор и Анна Болейн — казнены.

Генрих VIII не обладал трудолюбием и талантами своего отца. В начале правления Генриха VIII ослабла личная власть монарха, и установились приоритеты государственных интересов над интересами лично короля. Восстановление всемогущества государственной машины выразилось в возвышении кардинала Томасом Уолси. И. В. Казаков «Генрих VIII Тюдор. Рождение абсолютного монарха, 3: фаворитизм как орудие управления «, стр. 77. Пострадавшим, таким образом оказался только Генрих VIII: в первые годы правления не восприняв традиции своего отца, он оказался «выброшенным» за пределы политической жизни; так как он был вынужден считаться с интересами государства, которые были представлены Уолси. Такая ситуация сделал неизбежным второе рождение Тайной Палаты, учреждённой ещё отцом Генриха VIII.

В первые годы царствования Генриха VIII Тайная Палата была заполнена людьми, которые были друзьями короля и, одновременно, являлись его компаньонами по путешествиям и развлечениям, они все выполняли служебные функции. Генгрих VIII хотя и окружил себя людьми опытными и рассудительными, у него появляется вторая группа фаворитов из своего бывшего штата, который он имел будучи принцем Уэльским. Эта группа ещё не имела официального статуса при дворе, а её члены не имели даже ещё рыцарского звания.

Таким образом, для первых лет царствования Генриха VIII мы можем констатировать наличие как бы 2 тайных палат, точнее 2 групп внутри Тайной Палаты, одна из которых состояла из официальных фаворитов короля, занимавших придворные должности, а другая — просто из друзей и компаньонов. Деятельность новых «друзей» Генриха VIII, не ограничивалась прислуживанием королю и участием в совместных забавах. Ситуация вскоре заметно усугубилась как непосредственный результат заключения мира с Францией и возобновления контактов между двумя дворами, новые фавориты часто использовались как послы. По примеру своего французского собрата Генрих VIII в 1518 г. учреждает должность «джентльменов Тайной Палаты», тем самым институировав группу своих компаньонов. Более того, на французский манер Генрих перекрыл к себе практически все пути доступа, ограничив круг своего общения только фаворитами, которые отныне представляли его интересы в государственных структурах, на войне и в дипломатии, через них же Генрих поддерживал связь с Уолси.

Таким образом, эти придворные как бы монополизировали всю сферу влияния на короля, ущемив тем самым интересы, пожалуй, самого влиятельного и могущественного человека в Англии на тот момент — кардинала Уолси, который вынужден был заняться урегулированием этой неопределённой ситуации.

Первая чистка двора от слишком возомнивших о себе молодых «джентльменов» была проведена Уолси в 1519 г. Следствием привольного поведения молодых «послов» при французском дворе в 1518 г. стало то, что с подачи Уолси, некоторые советники обратились к королю с заявлением, что в его окружении есть неподходящие для него компаньоны. Пол дюжина придворных из постоянного окружения Генриха была изгнана.

Искоренить институт фаворитизма совершенно Уолси не смог, однако, по-прежнему активно пытался воздействовать на этот процесс, пользуясь своими полномочиями главного администратора королевства, старался выжить фаворитов со двора, урезывая им зарплату.

В 1525 г., обеспокоенный непомерным раздуванием штата Тайной Палаты с 15 до 22 человек — и это несмотря на явно недостаточное финансирование, — он вновь был вынужден вернуться к решению этой проблемы, посредством издания «Ордонанса». Этим документом проектировалось создание штата Тайной Палаты в составе 14 человек. Все они должны были состоять на жаловании — и это обстоятельство позволяло кардиналу провести очередную чистку фаворитов.

Элтемский ордонанс 1526 г. представлял собой последнюю масштабную попытку Уолси навести наконец-то порядок в хаусхолде короля. Акцент делался на дисциплине: на точно определённых правах и обязанностях, строго подсчитанном бюджете и жестком контроле. Однако, после падения в 1529 г. самого Уолси, установленные им границы были сметены и, ничто не мешало королю Генриху VIII держать у себя сколько угодно джентльменов.

В 30-ые годы XVI в. были связаны с очередным витком усиления королевской власти в Англии. Корона стала активно вмешиваться в различные сферы общественной жизни, увеличивая степень своего контроля ними. В первую очередь эти изменения затронули систему местного самоуправления, одну из главных проблем для монархии Тюдоров. Современники и потомки связывают этот процесс с деятельностью Томаса Кромвеля.

Томас Кромвель родился около 1485 г. в семье кузнеца. Кромвель провёл юные годы своей жизни в Италии. G.R. Elton «Studies in Tudors and Stuart politics and government». p. 148. Он был солдатом, потом поступил на службу к банкирской семье Фрескобальди, затем отправился в Нидерланды, где провёл некоторое время в качестве бизнес-консультанта.

В 1512 г. Кромвель вернулся в Англию и занялся изучением общего права. В 1523 г. он попал в парламент. В 1524 г. поступил на службу в хаусхолд к Уолси. А. А. Бельцер «Томас Кромвель и местное управление в Англии в 30-х гг. XVI в». стр. 83. Кардинал использовал способности Кромвеля в роспуске 29 монастырей, богатства которых пошли на колледжи, основанные Уолси. После падения Уолси Кромвель вновь был избран в парламент. В реформаторской политике Кромвель был очень активен, обратил на себя внимание короля. В начале 1530 г. он поступает на королевскую службу, в конце года входит в королевский Совет и к концу 1531 г. становится признанным оратором короля и одним из ближайших советников Генриха VIII.

Кромвель активно участвует в Реформации, занимаясь в частности, роспуском монастырей. Кроме того, Кромвель помогает Генриху заключить брак с Анной Болейн, а затем делает всю грязную работу по её низложению. В течение второй половины 1530-х гг. именно благодаря Кромвелю реформируются системы местного и центрального управления.

В области местного управления Томас Кромвель действовал в том же, направлении, что и кардинал Уолси. Целью его, как и пишет Д. Лоудз, было проведение в жизнь законов путём постоянного давления на общины и джентри, чтоб использовать каналы общения и судебных процессов, открытые для них. Своеобразным манифестом политики Генриха VIII и Кромвеля по отношению к местному самоуправлению можно считать прокламацию «Приказ местным чиновникам выполнять статуты от 1532 г. «

Также тяжело вспышки его энтузиазма влияли на решение государственных дел. Наиболее показателен в этом отношении религиозный вопрос. Генрих не был последователен в своих решениях: он находился то под влиянием противников папства (Т. Кромвеля, Т. Крамера), то под влиянием тайных папистов (С. Гардинера, Р. Поля), и сообразно с этим менялись его взгляды. В годы царствования Генриха было издано несколько разных распоряжений о том, во что должны веровать его подданные. Прежде всего, это «Десять статей» 1536 г, явившиеся странной смесью католичества и протестантизма. В 1539 принимаются «Шесть статей», прозванных Кровавым статутом, в краткой, резкой форме разрешающие спорные вопросы. Это — поворот к католицизму. В 1543 г. было обнародовано «необходимое учение и наставление христианства», известное как «Королевская книга».

В 1540 г. был казнен Томас Кромвель, стремившийся к более последовательной реформации в Англии и заключению союза с немецкими протестантскими князьями-лютеранами. Но разрыв со всеми католическими государями Европы не был желателен для правительства Генриха VIII, что и привело в конце концов к падению Кромвеля. Враги Кромвеля из лагеря феодальной знати не могли простить ему укрепления абсолютистского режима. Известную роль сыграло и то, что Кромвель вызвал единодушную ненависть палаты общин своей политикой, направленной против огораживаний, и своими вымогательствами.

Каждая из королев Генриха VIII также неизбежно сыграла свою роль в эволюции его вероисповедания. Наделённым сильной волей Екатерине Арагонской и Анне Болейн суждено было быть живыми символами религий, старой и новой. Другим женам тоже были отведены собственные, подчас нелёгкие роли в развитии начал английского протестантизма. Обнаружив политические выгоды религии, как пишет К. Линдсей, «Генрих погрузил страну в хаос. Учения сменялись один за другим по мере того, как сластолюбием и себялюбием короля манипулировали разные клики». И. В. Казаков «Генрих VIII Тюдор. Рождение абсолютного монарха, 2: король и его окружение «, стр. 34. Каждая женитьба создавала свой собственный политический климат, который менялся по мере того, как менялись отношения при дворе. В этом, по большому счёту нет ничего особенно исключительного для абсолютной монархии, не считая удивительной решимости Генриха идти своим собственным путём. И дело вовсе не в том, что он отличался какой-то особенной распущенностью: он отнюдь не был беспорядочен в связях, е его любовниц можно перечесть по пальцам одной руки. В этом отношении он был превзойдён обоими своими самыми известными современниками — не только почтенным Франциском I Валуа, но и рассудительным и благочестивым Карлом V, императором Священной Римской империи. Отличительными чертами характера Генриха VIII были его непредсказуемость и напористая самоуверенность. «Он имел обыкновение считать, — пишет Д. Лоудз, что если он чего-нибудь хочет, значит, вполне законно и оправданно с точки зрения морали следовать избранному курсу. Четыре его брака распались с неисчисляемыми последствиями политического и религиозного свойства, и каждый по особым причинам. Всякий раз, однако, король убеждал себя, что именно он являлся обманутой и пострадавшей стороной, и это убеждение определяло жестокость и коварство его действий». Д. Лоудз «Генрих VIII и его королевы». стр. 108.

По мнению Д. Старки, неправомерно представлять дело, таким образом, будто все решения и действия имели своим источником абсолютную волю Генриха. И. В. Казаков. «Генрих VIII Тюдор. Рождение абсолютного монарха, 2: король и его окружение «, стр. 34. Для психологии Генриха было вполне типично, то когда он действительно чего-то хотел, он сам себя мог убедить, что, совершая это, он прав. Е. Б. Черняк, например, пишет о том, что в большинстве случаев только каприз «жестокого и трусливого деспота», в образе которого предстаёт Генрих VIII, решал долгую скрытую борьбу, которую вели соперничавшие придворные группировки. Е. Черняк Тайны Англии: Генрих VIII — кровавое пятно в истории Англии. http: //www. allk. Ru /book/ 413/ 4316. html

В последние годы правления Генриха VIII налоговый гнет все возрастал. В 1540 г. парламент передал королю все имения ордена госпитальеров. Они были поглощены короной с той же быстротой, как до этого монастырские земли. Тогда же парламент вотировал королю новый чрезвычайный налог, а в 1543 г. издал акт, по которому король освобождался от всех долгов, и ввел новые поборы. Все это отнюдь не улучшило финансов Генриха VIII, которые находились в плачевном состоянии. В поисках новых источников доходов король все чаще прибегал к порче монеты. С 1527 по 1551 г. деньги в Англии упали в цене в семь раз, но не вследствие революции цен, а в результате того, что монета чеканилась с большой примесью неблагородных металлов.

Глава 2. Внешняя политика Генриха VIII

В первой четверти XVI в. внешняя политика Англии характеризуется антифранцузской направленностью. В целях борьбы с Францией Генрих VII заключил англо-испанский альянс, гарантией которого служил брак Генрихa VIII с Екатериной Арагонской. Этот союз объяснился возродившимися в конце XV в. претензиями английских феодалов на французские земли, а также заинтересованностью промышленных и торговых кругов во французских рынках. Политические притязания Генриха VIII, неоднократно заявлявшего о решимости воевать за «своё» наследство во Франции, характеризовалось стремлением приобрести новые земли и рынки для сбыта товаров английского производства, интересы нового дворянства и буржуазии.

Многолетняя бесплодная борьба с Францией и с шотландцами, которых поддерживали французы, истощала казну и увеличивала расходы на содержание армии наёмников. Огромные суммы поглощало содержание пышного королевского двора.

На позицию тюдоровского правительства повлиял и такой важнейший фактор международной жизни того периода, как избрание в 1519 г. испанского короля и наследника дома Габсбургов Карла императором Священной Римской империи, что послужило основанием для претензий Габсбургов европейское господство. Не мешает заметить, что могущество Габсбургов во многом зависело от финансовой помощи дома Фуггеров, одного из богатейших торговых домов Европы. Усиление Габсбургов обострило франко-испанскую борьбу на европейское господство. Не мешает заметить, что могущество Габсбургов обострило франко-испанскую борьбу за гегемонию в Италии, эта борьба была тем ожесточённее, чем больше заинтересованность французских феодалов в итальянских землях, а французских торговых кругов в итальянских рынках. Обстановка в Западной Европе, с одной стороны, и недовольство широких кругов английского общества бесплодными и дорогостоящими войнами, с другой стороны, определили колебания Англии между двумя складывающимися группировками. До поры до времени эти колебания скрывались под вывеской англо-испанского союза. Усиление Габсбургов ставило англичан в положение их неравноправного партнёра по союзу, а в перспективе грозило вытеснением англичан с морских путей; в дальнейшем этот аспект англо-габсбургских отношений выдвинулся на первый план.

Сложившаяся в Европе 20-х гг. XVI в. политическая обстановка характеризовалась усилением Габсбургов и ростом протестантизма во многих европейских государствах. Перед Генрихом VIII оказался перед возможностью превращения Англии в младшего партнёра Габсбургов. Английское правительство прекратило войну с Францией и Шотландией (которую поддерживали французы) и стало ориентироваться на Францию. Англо-испансикй союз, заключённый ещё при Генрихе VII и Фердинанде Арагонском, перестал быть целесообразным. Внешняя политика Англии начала приобретать антигабсбургское направление. Но препятствием к разрыву союза был брак Генриха VIII и Екатерины Арагонской. Желание короля расторгнуть испанский брак и заключить новый с фрейлиной королевы Анной Болейн в значительной мере диктовалось также стремлением опереться на круги придворной знати и нового дворянства, поддерживавшие семейство Болейнов. Ю. Е. Ивонин «Реформация Генриха VIII и внешняя политика Англии». cтр. 12. Автореферат дисc. на соискание учёной степени канд. истор. наук.

После знаменитого разграбления Рима в 1527 г. германскими наемниками императора папство постепенно стало подпадать под власть Габсбургов, что сделало развод Генриха VIII и королевы Екатерины с согласия папы практически неосуществимым, так как Карл V никогда не согласился бы на это. Английские политики начали говорить о необходимости оградить английскую церковь от папского влияния. Внешняя политика Англии, таким образом, становилась и антипапистской.

Превращение папства в орудие Карла V грозило не только не только внешнеполитические позиции Англии, но и социальные коллизии между феодальной аристократией, с одной стороны, и новым дворянством и буржуазией, с другой стороны.

Барселонский и камбрейский мир (1529 г.), значительно ухудшившие положение Франции и укрепившие зависимость папы от императора, способствовали и ослаблению позиций Англии в европейской политике. В этой обстановке тактика Уолси была явно непригодной, что и привело канцлера к падению.

Весьма важным представляется и изучение вопроса о взаимосвязи «Парламента Реформации» с деятельностью английской дипломатии начала 30-х гг. XVI в. Созыв этого «парламента» явился важнейшим результатом изменений во внешнеполитическом курсе правительства Генриха VIII.

В восточной политике Англии, пожалуй, наиболее ярко проявился переход от политических интересов к преобладанию экономических, что было связано в первую очередь с более интенсивным развитием процесса первоначального накопления в Англии, чем в других странах Западной Европы. Весьма сложную и противоречивую позицию в отношениях Западной Европы с Османской империей занимала тюдоровская Англия. Участие Англии сначала в союзах с Габсбургами, а затем в антигабсбургских коалициях подразумевало отнюдь не одинаковое разрешение турецкого вопроса английской монархией. Место турецкой проблемы во внешней политике Англии выявляется очень сложным путём. Главными критериями являются отношение английской дипломатии к попыткам Габсбургов и папства организовать крестовый поход, отношение к франко-турецкому союзу, а также попытки установить контакты с Яношем Запольяи. Ю. Е. Ивонин «Международные отношения в Западной и Центральной Европе XVI в». стр. 76.

Английская монархия с самого начала прохладно отнеслась к идее крестового похода. Хотя Генрих 8 выразил согласие принять участие в крестовом походе, в дипломатических кругах отмечалось, что рвение в этом деле он не проявлял. После битвы при Павии Генрих VIII стал склоняться к союзу с Францией и отнюдь не исключался габсбургской дипломатией из числа возможных союзников Порты. Попытки Английской дипломатии укрепить свои позиции в Юго-Восточной Европе начались не с англо-турецких переговоров, а с установления военно-дипломатических связей с Яношем Запольяи. Во время обострения борьбы Яноша Запольяи с Фердинандом английская дипломатия сделала определённый шаг к сближению с венгерским магнатом, оказывая ему финансовую помощь, хотя нужно заметить, что сведения венецианских дипломатов, давших информацию об этом, не всегда отличались большой достоверностью (в июне 1526 г. — 100 тыс. дукатов, в ноябре того же года — 25 тыс. дукатов).

В начале 30-х гг. XVI в. Важной задачей как английской, так и французской дипломатии было предотвращение антитурецкого союза между протестантскими княжествами Германии и Карлом V. По условиям предполагавшегося союза князья должны были предоставить Карлу V военную помощь против турок, взамен чего император обещал не вмешиваться в религиозную политику. Однако ни Парижу. Ни Лондону не удалось добиться осуществления своих замыслов. 23 июня 1532 г. Князья и император заключили Нюрнбергский религиозный мир. Но во второй половине 30-х гг. XVI в., когда английская монархия пыталась исполнять роль посредника в отношениях между Францией и Габсбургами, а также пошла на некоторое сближение с протестантскими княжествами Германии, турецкий вопрос мало интересовал. Наметившийся в начале 40-х гг. англо-габсбургский союз автоматически исключал Англию из числа возможных союзников Турции в Западной Европе. Оживление английской активности в Турецкой империи началось с конца 70-х гг. XVI в.

Осуществляя в течение ряда лет политику «равновесия сил» и пытаясь играть роль «посредника» между Габсбургами и Францией, правительство Генриха VIII отчасти склонялось к католицизму в плане догматики. Франко-габсбургский мир 1538 г. заставил английскую дипломатию искать союзников среди протестантских княжеств Германии. Камнем преткновения, как и ранее, становился вопрос о конфессиональном единстве.

Во многом помогает понять суть взаимодействия и взаимовлияния реформации и международных отношений концепции конфессионализма и интернационального кальвинизма. Понятие конфессионализации было выдвинуто немецким историком Циденом, а затем разработано применительно к европейской истории раннего нового времени В. Рейнхардом, Х. Шмидтом и обенно Х. Шиллингом.

Начиная с XV в. две универсальные силы западноевропейского средневековья — папство и Священная Римская империя — стали терять своё прежнее значение, вступив в противоречие с формированием национальных и территориальных государств и складыванием нового типа межгосударственных отношений. Лозунг борьбы христиан против турок — «неверных» характерен для западноевропейской политики XV — первой половины XVI в. Форма же этой борьбы, т. е. организация «крестовых походов» против турок, определялась тем, что её инициаторами выступили главные носители средневековых политических традиций в XVI в. — папство и Габсбурги. Но эту идею было легче выдвинуть, чем реализовать в действительности. Франции и особенно Англии турецкие нашествия ничем не угрожали, наоборот, были даже выгодны, ибо сдерживали силы Карла V, призывавшего к единению всей Западной Европы против турок.

В реформации Генриха VIII внешнеполитические факторы сыграли значительную, но конечно не решающую роль. Монархия Генриха VIII стремилась к проведению секуляризации церковных и монастырских земель, но не была склонной к Реформации и рассчитывала провести подчинение церкви государству путём реформ, санкционированных папской курией, либо, если судить по её действиям, повторить «Болонский конкордат» в английском варианте. Однако после перелома, который произошёл в западноевропейской политике в середине 20-х гг., тюдоровское правительство в условиях нарастания реформационного движения в стране и обострения финансового кризиса взяло дело Реформации в свои руки. И тут встала перед ним проблема взаимоотношений с католиками и протестантами. На отношения Англии с папой и протестантскими государствами сильно страх перед Реформацией снизу, который ярко проявился в попытках создания религиозно-политического союза Англии и протестантских княжеств Германии.

После того, как Англия стала проводить антигабсбургский внешнеполитический курс, протестантские князья оказались весьма заинтересованными в дружбе с ней. Они недоучли то обстоятельство, что англо-германский союз в ту пору не был выгоден английскому правительству ввиду слабости германских князей по сравнению с Францией в военно-политическом отношении и опасения тюдоровской монархии, что этот союз будет способствовать усилению реформационных настроений снизу в Англии (а Генрих VIII считал, что учение Лютера — одна из главных причин Крестьянской войны). Ответ английского короля Лютеру носил довольно двусмысленный характер и не мог послужить основой для плодотворных переговоров. Но когда в Англии уже началась Реформация, а Карл V обратился к германским делам и, таким образом, возникла опасность подчинения протестантских княжеств Габсбургам, английская дипломатия значительно усилила активность в Германии. Главной целью её было не допустить соглашения германских протестантов и Карла V о совместной защите от турок. Заключение Нюрнбергского мира 1532 г. Значительно затрудняло для тюдоровской монархии попытки установления политического союза с протестантскими князьями, ибо признание лютеранства не отвечало задачам внутренней и внешней политики Генриха VIII. Но дальнейшее углубление конфликта с Габсбургами и папством, трения с Францией, которая вела закулисные переговоры с папой о династических браках, и неудачи английской торговли в Нидерландах неумолимо толкали Генриха VIII и его фаворитов Томаса Кромвеля на укрепление связей с Шмалькальденским союзом.

Наиболее далеко идущей в плане социально-политической оппозиции папству и Империи являлась идея организации протестантского религиозно-политического Северного союза. Впервые эта идея возникла на почве возрождения былого могущества Ганзы. Генрих 8 загорелся желанием занять пустовавший тогда датский престол и объединить под своей властью ряд стран Северной Европы. Одновременно английские послы вели переговоры в Германии, Пруссии, Польше и Дании. Однако, приход к власти в Любеке патрициата и противоречия между ганзейскими городами подорвали надежды Генриха 8 на создание Северного союза.

В середине 30-х гг. XVI в., в период наибольшего сближения Англии и Шмалькальденского союза, английское правительство пошло на признание «Аугсбургского вероисповедания», но когда стало очевидно, что ни Габсбурги, ни папство в данный момент не угрожают Англии, протестантским князьям было заявлено, что в союзе с ними не нуждаются.

Политика «равновесия сил», которую пыталась осуществлять Англия во второй половине 30-х гг., делала заключение религиозно-политического протестантского союза весьма нежелательным для тюдоровской монархии. Франко-габсбургский мир1538 г. Все же заставил английскую дипломатию искать союзников среди протестантских князей Германии. Выходом из создавшейся ситуации должен был стать брак Генриха VIII с Анной Клевской как основа политического союза Англии и протестантских княжеств Германии. Здесь уже налицо попытка заменить одно средневековое политическое явление, т. е. религиозный союз, другим — союзом матримониальным.

Брачный союз с Анной Клевской, хотя и был во многих отношениях наименее удачным из браков Генриха, и к тому же самым кратковременным, был, тем не менее, важен. Кромвель наверняка, а король вполне вероятно, начали эти переговоры, основываясь на том, что женщина менее важна, чем политика, которую она собой воплощает. Если Джейн Сеймур была выдана замуж по чисто личным мотивам, то Анна Клевская была символом чисто внешней политики, целью которой было избавиться от франко-имперского аттракциона, не будучи вовлечёнными в Аугсбургский союз. Следует отметить, что англо-габсбургский союз начала 40-х гг. был вызван к жизни также возможными экономическими и политическими выгодами (свободная торговля в Нидерландах и возможность приобретения в случае победы над Францией ряда территорий в этой стране). Но расчёты тюдоровской монархии на союз с Габсбургами не оправдались. Карл V, остановленный французскими войсками заключил сепаратный мир с Францией осенью 1544 г.

В 1546—1547 гг. начался новый поворот, как во внешней политике Англии, так и в развитии реформации. В преддверии шмалькальденских войн и в момент, когда уже начался Тридентский собор, тюдоровская монархия стала стремиться заключить антигабсбургский союз с Францией и протестантскими княжествами Германии и пошла на уступки протестантам в самой Англии. Видные протестанты вновь были поставлены во главе англиканской церкви. Правительство резко сменило ориентацию во внутренней и внешней политике, когда позиция Габсбургов и папства стала угрожающей по отношению к Англии. Курс на умеренную реформацию, впрочем, не менялся, ибо только этот курс полностью отвечал интересам тюдоровской монархии. В правление Елизаветы по существу была продолжена политика Генриха VIII по отношению к церкви. Она же стала одним из основных факторов, обусловивших силу тюдоровского абсолютизма в елизаветинский период.

В истории европейской реформации особое место занимает англиканизм, который долгое время был политическим и идеологическим орудием английской монархии и средством укрепления её власти. Этот умеренный тип реформации сложился в Англии во II четверти XVI в. Довольно широко распространено мнение об исключительности и оригинальности реформации, развернувшейся в правление Генриха VIII. Вполне справедливо считается, что специфика этой реформации была обусловлена проведением её по инициативе правительства. Причины этого многие историки усматривали, прежде всего, в особенностях национального развития Англии, в формировании национального государства и укреплении английского «национального духа», якобы несовместимых с господством католической церкви в стране. Известно, что реформация, проведённая при Генрихе VIII, способствовала укреплению позиций абсолютизма и реальной власти короля. Факторами же, предопределившими непосредственное вмешательство правительства в ход реформации, в лучшем случае признают непомерное честолюбие Генриха VIII, стремившегося подчинить церковь короне, и пресловутый бракоразводный процесс короля и Екатерины Арагонской.

Но специфика реформации Генриха VIII объясняется не столько самим фактом правительственной инициативы (в Дании, Швеции и протестантских княжествах Германии инициаторами реформации также выступали монархи и князья), сколько особенностями социально-экономического и политического развития Англии I половины XVI в. Роль абсолютной монархии Тюдоров в реформации зависела не только от стремления правительства Генриха VIII подчинить церковь государству, но от более глубоких социально-экономических, политических и идеологических причин, определявшихся возникновением и развитием капиталистических отношений. Одной из главных черт социального развития Англии того времени было возникновение нового дворянства, постепенно сближавшегося по своему положению с буржуазией. В эпоху огораживаний эти классы особенно стремились к увеличению своих земельных владений. Заинтересованность нового дворянства и буржуазии в секуляризации церковных земель и имуществ и создании дешёвой национальной церкви способствовала росту протестантизма в Англии. Со своей стороны, сам Генрих VIII отнюдь не отказывался от надежды разрешить сложные внутриполитические и финансовые проблемы с помощью секуляризации. Ю. Е. Ивонин «Реформация Генриха VIII и внешняя политика Англии». Часть 1. стр. 95.

Тюдоровская монархия в полном соответствии со своей феодальной сущностью пыталась сдержать рост протестантизма. В то же время правительство Генрих VIII стремилось установить королевскую супрематию и секуляризовать церковные земли и имущества, по возможности сохранив при этом связь с папским престолом и католическую доктрину в Англии. Подобная политика при усилении новых классов, широком распространении протестантских идей и безусловном нежелании папства поступаться своими привилегиями и доходами в Англии, с одной стороны, и при тогдашнем состоянии международных отношений в Европе, когда папство стало центром контрреформации и подпало под влияние Габсбургов, с другой, не могла быть успешной. Так что на невозможность осуществления того варианта реформации, к которому стремилось правительство Генрихa VIII, должны были повлиять также и внешнеполитические обстоятельства.

Такое сложное и многообразное явление как Реформация едва ли может быть полностью понято, если не учитывать тенденции развития европейской политики того времени. Сама по себе взаимосвязь реформации и международных отношений в Западной Европе несомненна. Реформация была явлением всеевропейским, ею были охвачены государства, входившие в различные враждовавшие политические коалиции. Одним из важнейших факторов европейской политики II четверти XVI в. являлись попытки создания мощных религиозно-политических союзов как католического, так и протестантского направлений, преследовавших под религиозными лозунгами вполне очевидные политические цели.

Великодержавная политика Габсбургов, стремившихся создать универсальную католическую монархию и пытавшихся поставить папство на службу своим интересам, вызывала к себе негативное отношение со стороны многих европейских государств. Разрыв с папством, попытки оказать на него давление или заключить с ним политический компромисс стали методами политики противников Габсбургов. Эти методы отчётливо проявились во внешней политике Англии, главными целями которой были проведение независимого от Габсбургов и папства внешнеполитического курса и стремление вывести Англию на одну из ведущих ролей в Европе. Разрыв и борьба с папством, участие в антигабсбургских коалициях, попытки создания религиозно-политического союза с протестантскими княжествами Германии занимали важнейшее место во внешней политике Англии, оказывая значительное влияние на английскую реформацию.

Вторая половина 30-х XVI в. во многих отношениях была решающей в истории тюдоровской Англии. В это время во внутренней и внешней политике страны произошли весьма важные события, обусловленные всем предыдущим социально-политическим развитием королевства и сложившейся международной обстановкой в Центральной и Западной Европе. Крестьянская война в Германии, победа лютеровской реформации и возникновение княжеского протестантизма, направленного против Габсбургов, так или иначе, вынуждали правительство Генриха VIII определить свою позицию, как в европейской реформации, так и в европейской политике. Рост реформационных настроений среди нового дворянства и буржуазии неизбежно вёл к началу реформации в Англии. Созыв «Парламента Реформации» по инициативе правительства зависел не только от этих факторов, но и от изменений во внешнеполитическом курсе тюдоровской монархии, причинами которых были ослабление Франции и усиление Габсбургов, стремившихся подчинить себе папство и сделать его орудием своей великодержавной политики. Поэтому большую важность приобретает вопрос о степени влияния изменений во внешнеполитическом курсе на решимость правительства взять дело реформации в свои руки.

Исходя из вышеизложенного, мы приходим к выводу, что внешняя политика Англии начала 30-х гг. существенно повлияла на установление королевской супрематии и начало секуляризации в середине 30-гг.

В период, непосредственно предшествовавший началу английской реформации, тюдоровская Англия играла одну из ведущих ролей в европейской политике. В то же время правительству Генриха VIII крайне необходимо было определить своё отношение к папству во всеевропейском масштабе. Проведение же активной политики требовало укрепления позиций тюдоровского абсолютизма внутри страны. Безусловно, что реформация при Генрихе VIII укрепила реальную власть короля, и это послужило залогом для усиления внешнеполитической активности. Следовательно, вопрос о связи изменения внешнеполитического курса Англии в 20-х гг. XVI в. с началом английской реформации имеет большое значение для изучения проблем специфики реформации при Генрихе VIII.

Генрих VIII и его окружение пытались найти выход с помощью компромиссной тактики по отношению к папству, осуществив реформы в церкви с санкции папы. Но в конкретных исторических условиях эта тактика потерпела неудачу. Следствием этого была необходимость подчинения церкви государству не с помощью компромисса с Римом, а с помощью разрыва с ним. Созыв «Парламента Реформации» по существу дела явился одним из результатов изменении во внешнеполитическом курсе правительства Генриха VIII. Король не хотел Реформации, но был вынужден начать ее. Так что Реформация Генриха VIII была ускорена сложившимися как внутриполитическими, так и внешнеполитическими обстоятельствами во второй половине 20-х гг. ХVI в. Все это дополняет объяснение причин ее половинчатого и незавершенного характера.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой