Личность, право и государство

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

Личность, право и государство

Правовое положение личности, нормативные формы взаимодействия индивидов

Взаимоотношения личности и государства определяются во многом отношениями личности и гражданского общества. Структура гражданского общества включает в себя: общественные объединения, политические партии и организации, семью, церковь, социально-экономические институты и др. Гражданское общество возникает в результате отделения государства от социальных структур. Гражданское общество сложилось в результате ликвидации сословных структур, разгосударствления общественных отношений. Основным препятствием для развития гражданского общества является доминирование государства над обществом. Постепенное становление гражданского общества связано с установлением общенациональных представительных учреждений парламентского типа. Формально-юридическое равноправие является основой для становления гражданского общества как горизонтальной системы связей и отношений граждан и их объединений.

Личность приобрела устойчивые права с появлением категории прав человека. Личность — это устойчивая система социально значимых свойств человека, характеризующих индивида как члена общества. Характер взаимоотношений государства и личности является важнейшим показателем состояния общества в целом, перспектив его развития. Устойчивая связь личности и государства выражается в институте гражданства (подданства). Эта связь выражает юридическую принадлежность конкретного лица государству, наличие взаимных прав и обязанностей личности и государства. Государство не может искусственно завышать или занижать объем прав и свобод: завышение делает права фикцией, а ограничение ведет к размыванию основ ее правового статуса. Отношения личности и государства, прежде всего, опосредуются институтом гражданства. Всеобщие права, как правило, подразделяются на права человека и права гражданина, что является во многом итогом компромисса юридического позитивизма и естественно-правовой теории. Государства, которые признают это деление, исходят из посылки, что неотъемлемые права должны быть признаны и закреплены на уровне законодательства. Отношения личности и государства отражают права гражданина, которые нуждаются в гарантиях их осуществления со стороны государства.

Проблема прав личности и ее отношений в государстве с различными его институтами и другими субъектами политической системы является центральной в науке теории государства и права. В содержание политико-правового состояния личности входят следующие элементы: правосубъектность, правовой статус личности, юридические гарантии. Взаимная ответственность государства и личности является основным принципом взаимоотношений в правовом государстве. Положение личности находит выражение, прежде всего, в ее правовом статусе или в совокупности прав, свобод, обязанностей, законных интересов. Любое физическое лицо (гражданин, иностранный гражданин, апатрид) свои субъективные права реализует в правоотношениях, в связи с возникновением или прекращением гражданства. Итак, гражданское состояние личности проявляется в следующих формах или состояниях: гражданин, иностранный гражданин, апатрид, лицо, получившее политическое убежище. Гражданство выступает как разновидность субъективного права. Правовой статус конкретных личностей определяется прежде всего отношениями гражданства.

Нормативной формой взаимодействия индивидов являются права человека, которые нормативно концентрируют в себе условия взаимоотношений субъектов права в обществе. Содержание прав человека является конкретно-историческим, закрепленным в международно-правовых документах. Права человека основаны на формальном равенстве и являются главной ценностью современного демократического общества, основой для становления правового государства. Универсальные международные стандарты в настоящее время составляют, прежде всего, содержание основных прав человека. Основные права человека закрепляются в конституциях государств и составляют стержень правового статуса личности. В теории прав человека принято выделять поколения прав человека. Первое поколение составляют традиционные либеральные ценности: право на свободу мысли, совести, на равенство перед законом, на жизнь, свободу, безопасность и др. Данные права реализуют «негативную свободу», защищают частную жизнь от вмешательства в нее со стороны других субъектов права. Второе поколение прав человека составляют экономические, социальные, культурные права, которые именуются также «позитивными». Они стали результатом социальных реформ. Здесь акцент делается не на невмешательстве государства в частную сферу, а, наоборот, на активной деятельности государства в области гарантированности этих прав. Третье поколение прав человека получило развитие после второй мировой войны и связано с так называемыми коллективными правами. Это в основном права народов на самоопределение, на свободу от вмешательства в дела государств и др. Права человека принадлежат любому индивиду, они могут быть официально признаны государством и стать законами. Права человека могут и должны иметь государственную защиту.

Права человека: понятие, виды основных прав человека и гражданина

Права человека являются содержанием правового статуса человека и гражданина, который обозначает систему прав и обязанностей, закрепленных законодательно. Права гражданина охватывают сферу отношений индивида с государством. Принимая на себя обязательства по обеспечению прав человека, государство в свою очередь требует от индивида поведения, зафиксированного в системе обязанностей. Права и свободы могут быть ограничены государством в целях защиты основ конституционного строя, обороны и безопасности. Гражданство как особый правовой статус предполагает юридическое признание государственной принадлежности лица и наделение его в связи с этим полным комплексом прав, обязанностей и ответственностью за их осуществление. В понятии гражданства учитываются особые правовые статусы: двойное гражданство, много гражданство и безгражданство.

Основные права человека являются субъективными. Это фундаментальные права, зафиксированные в конституциях государств и основных международно-правовых актах по правам человека, они являются базой для остальных прав. Права индивида подразделяются в основном на личные (гражданские), политические, экономические, социальные, культурные права. Личные права включают в себя право на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной и семейной жизни, защиту чести, доброго имени, персональных данных, неприкосновенность жилища, право определять свою национальность, право на пользование родным языком, право на свободу передвижения, свободу совести. Политические права и свободы состоят в праве граждан участвовать в управлении делами государства, осуществлять избирательные права, пользоваться свободой слова, собраний, митингов, правом на объединение в общественные организации (свобода союзов и ассоциаций), правом на обращение. Экономические права включают в себя право на труд, на защиту от безработицы, на справедливые и благоприятные условия труда, право частной собственности на имущество, свободу экономической деятельности. Социальные права состоят из прав на социальное обеспечение, достаточный уровень жизни, психическое и физическое здоровья, жилище, охрану здоровья и медицинскую помощь. Культурные права составляют право на образование, участие в культурной жизни (свобода литературного, художественного, научного и других видов творчества) и др.

Формально-юридические основы статуса личности: генезис и эволюция прав человека

Изучение проблемы формально-юридической основы статуса личности связано также с исследованием границ ее свободы. Но свобода является тем же формально-юридическим началом, характеризующим не только правовое положение личности, но и весь государственный порядок.

Развитие идеи личности, ее правового статуса, при одновременном развитии форм гражданского общежития, наиболее сильно проявляется в государстве. Само государство является итогом интеграции и эволюции различных форм естественных, частных союзов в искусственные союзы, среди которых становится сверхинтегративной системой. В правах и обязанностях личности зафиксированы не только стандарты поведения, защищаемые государством, потому что они согласуются с нормальными целями социальной системы, но и «раскрываются основные юридические принципы взаимоотношений государства и личности». Для обеспечения свободы личности отношения между государством и личностью необходимо детально урегулировать.

В сословном государстве различная степень имущественной правоспособности связана с закреплением прав не в актах частного характера, а в сословном законодательстве. Вещественными сословными правами определяется степень сословной имущественной правоспособности, лица различных сословий не в одинаковой мере имеют права на одни и те же виды приобретенной собственности. Через личные права закон различным образом регулирует возможность входить в обязательства. Степень участия в правах зависит от степени участия в гражданском обороте. Обладание гражданскими правами в сословном государстве связано с деятельностью и возможностью физических лиц, тогда как приобретение политических прав связано с корпоративной деятельностью сословия.

Политической правосубъектностью в сословном государстве обладают сословия, тогда как гражданской правосубъектностью обладают отдельные лица. Таким образом, в сословном государстве нет жесткой зависимости между гражданскими и политическими правами. Но необходимо учитывать то, что в сословном государстве политические права, прежде всего, являются политическими обязанностями, установленными государством. Часто юридические связи, основанные на добровольном соглашении, становились политическими связями и устанавливались односторонним требованием власти. В сословном обществе устанавливается жесткое разграничение прав и обязанностей. Исполнение службы государству дает возможность иметь права.

Права сословий связаны с распределением сословных обязанностей, сословное деление проводится на уровне государственного права и является политическим делением. Сословные деления, прежде всего, имеют итогом различие прав, а не обязанностей. Выполнение неодинаковых обязанностей сословиями означает, что они не могут обладать одинаковыми правами. Сословное деление по существу является юридическим делением, права сословий связаны в основном с деятельностью сословных политических учреждений. Обязанности при этом выступают средством поддержания и защиты прав сословия. Сословное право — это право-привилегия, передающееся по наследству. В правах и обязанностях сословия происходит сложное сочетание институтов права гражданского и государственного. Юридическое равенство сословий ведет к личной свободе, одинаковые обязанности по отношению к государству предполагают гражданское равноправие.

Права в бессословном обществе в большинстве своем связаны с дозволением, в буржуазном обществе отсутствует формальное определение различия положения в правах отдельных лиц. В бессословном обществе складывается другая форма права, связанная с дозволением и признанием прав личности. Право и обязанность здесь не тождественны, а четко разделены. Жесткое соединение политических прав с политическими обязанностями приводит к уничтожению свободы личности. Форма права как форма свободы связаны с формой государства. Постепенное укрепление и усложнение государства ведет к возрастанию политической свободы и гражданского равноправия. При этом между правами и обязанностями устанавливается фактическое равновесие. Так как сословные объединения в буржуазном обществе просто расслаиваются на отдельные лица, происходит выстраивание непосредственных связей каждого человека с государством.

Юридические отношения частного характера не влияют в новое время на общую правоспособность. Но наличие гражданской правоспособности создает предпосылку и для обладания политическими правами, например, участие в различных формах представительной демократии. Но в современном государстве, где нет сословий, нет и фактического равенства между людьми. В буржуазном обществе равенство в гражданских правах и личных обязанностях порождает фактическое неравенство в политических правах. Экономические различия и гражданские права здесь не связаны с юридическим неравенством, но образуется различие в политических правах. При изменении соотношения прав личности и общества происходит изменение характера юридической связи.

Для гражданского общества необходимо существование свободы и ее ограничения одновременно. Общественный интерес, вбирая в себя множество частных интересов, нормирует их совокупностью «рамок и правил», которые являются формально-юридическими средствами, необходимыми для поддержания действенности механизма социально-юридического регулирования. Без придания фактическому положению личности совокупности этих правил и норм, исходящих от государства, статус личности остается частным, теряя политически-государственное значение. С. А. Комаров подчеркивает, что «общественное положение личности находит конкретное выражение в совокупности экономических, политических, социальных, культурных и иных отношений, частично закрепляющихся в политико-правовом состоянии личности». Далее, указывая на различие статической и динамической характеристики личности, С. А. Комаров говорит о необходимости подготовленности государственно-общественной среды для реализации прав, свобод и обязанностей.

Государственный и социальный порядок становятся отражением друг друга и «настоящие задачи и истинные цели государства заключаются в осуществлении солидарных интересов людей. При помощи государства осуществляется то, что нужно, дорого и ценно всем людям». В конечном итоге законы (по Монтескье) лишь указывают на различные способы добывания себе средств к существованию. Общие законы развития права состоят в том, что его формы или источники развивались под влиянием борьбы человеческих потребностей. Государство и право не столько самостоятельные по отношению друг к другу институты, сколько производны от отношений, складывающихся в гражданском обществе. Право становится формой выражения свободы в общественных отношениях, «как мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная свобода».

В системе взаимодействия горизонтально-вертикальных связей частно-правового и публично-правового характера происходит достижение равновесия интересов личности и целей национального значения, когда государство в определенной мере позволяет каждому лицу участвовать в управлении и законодательстве. Выделению статуса отдельного лица предшествует господство вертикальных связей, но движение сознания общих интересов приводит к высвобождению личности из-под сословного гнета во имя общего интереса.

Общежительность дает возможность измерять содержание права, характер и полноту интересов, связанных с их охраной. Но охрана права предполагает определенный порядок, связанный с учреждениями, т. е. с той же «общежительностью». Сущность личности, по словам Б. Н. Чичерина, «единичная, духовная, свободная», с которой связаны и права личности, т. е. «власть распоряжаться своими действиями и присвоенными ей физическими предметами». Свобода личности связана не только с ее сущностью, но и с тем, что определенная форма права присваивает ей определенный «масштаб», когда проявляется значение каждого человека, как, прежде всего, «существа общежительного».

Деление общества времен «Русской Правды» на экономическое и политическое сословия было связано с «имущественной правосубъектностью», когда личность человека рассматривалась как простая ценность и обменивалась на имущество. В этом проявился юридический оборот частного гражданского общежития. Экономические различия в «Русской Правде» проявляются в личных правах. Пренебрежение к человеку как к «юридической личности» приводит к тому, что степень ее правоспособности определяется и измеряется лишь частно-правовыми отношениями. Не законодательство, а субъекты, стороны правоотношения каждый раз создают не только прецедент права, но и прецедент правового статуса лица. Но и когда закон через личные права различным образом регулирует возможность входить в обязательства, он становится лишь предпосылкой имущественной правоспособности, что наблюдается в коммерческой (предпринимательской) деятельности.

В основе либерально-буржуазной модели правого государства предполагается наличие общегражданского права, которое обеспечивает как публично-правовое, так и частно-правовое закрепление статуса отдельного лица. Права в бессословном обществе основаны на дозволении. В государственном праве Московской Руси происходит перелом, когда исчезает идея лично-гражданского подданства и вместо нее возникает идея политического подданства. Но данное значение статусу лица придает изменившееся значение Московского государства, которое приобрело общенациональное значение. Таким образом, свобода личности тесно связана с формой государственности. И проблема выбора государственной формы — это проблема выбора степени своды личности в государстве.

Но «политико-правовое состояние личности нельзя противопоставлять ее общественному положению, так как они находятся в соотношении формы и содержания». Проблему определения границ участия личности в политике целесообразно решать с точки зрения соотношения правовой формы и содержания единства верховной власти, нации и территории. Что касается личной свободы, то личность утверждала свой статус под давлением экономических потребностей, а не исходя из метафизических представлений о личном праве. Правовой статус личности стал возможен благодаря укреплению территориального значения верховной власти с общенациональным значением. С укреплением государственной власти личность освобождалась от давления частных союзов и частных юридических форм, но и государство, освобождая личность, стремилось ею обладать. Правомерность свободы личности связана с решением вопроса о степени участия личности в национальной собственности.

Юридическое деление общества предполагает правовую систему, гарантирующую защиту законно приобретенных прав. Юридические свойства государственных обязанностей состоят в том, что они лишь являются средствами для защиты прав. Формально-юридическое равенство ведет к созданию пространства личной свободы. Соединение на этом пространстве права и обязанности жестко, политически приводит к уничтожению института свободы личности. Юридический состав личной свободы выражен в равновесии прав и обязанностей. Институт свободы личности связан с формой общественной солидарности, формой государства. Политическая свобода в государстве предполагает гражданское равноправие. «Личность и в самом деле нуждается в защите от коллективов всех уровней, в том числе и от общества в целом. История слишком часто дает нам примеры диктатуры не только отдельных личностей, но и диктатуры масс».

Общегражданское равенство в буржуазных государствах сочетается с неравенством в политических правах. Здесь нет связи экономических различий и гражданских прав личности, но образуется различие в политических правах. Личность стремится к своему освобождению, но во имя общего интереса, который заключается в праве. Нормативное здесь является одновременно социальным. Не индивидуализм, не эгоизм, а социальная солидарность приводит к сознанию личного права. Общество вносит в межличностные отношения элементы правопорядка. Личность при этом не опирается на «врожденные» права, а «вырабатывает» право-притязание в соответствии с возможностями и условиями природно-социальной среды и в соответствии с уже существующим порядком правового регулирования. Внося элементы борьбы в процесс создания личного права, личность действует все же в рамках дозволенного, так как неправомерно противопоставлять личный интерес целям социального целого, солидарному интересу.

Соотношение прав личности и общества меняется в зависимости от характера юридической связи. Соотношение субъективного и объективного права раскрывает его форму и наличие преобладающего способа воздействия нормы права на поведение людей. Несмотря на то, что право, прежде всего, выражает господствующий интерес, интересы каждой отдельной личности в нем каждый раз также находят свое выражение, поскольку социальный интерес вмещает в себя цели общего блага и есть сумма (коллективное единство) множества частных интересов.

Процесс образования национальной системы права связан с развитием все новых форм общественной солидарности. Способы последовательной интеграции личности в различные союзы четко отражаются на правовом статусе лица, на изменении его составных элементов. Но не формы общественных союзов, защищающих личность, а сама природа личного интереса, субъективное право-притязание проявляет инициативу в этой постоянной смене политико-правовых форм. Личный интерес стремится к объективации, стремясь найти свое место в законодательстве и в оптимальном для нее порядке правового регулирования. Предпосылка возникновения права в его развитых формах, по мнению Л. И. Спиридонова, рынок, «требующий свободы и равенства частных собственников — субъектов обмена». Определяя право как «масштаб свободы», Л. И. Спиридонов указывает на недопустимость безграничности свободы, которая должна быть «лимитирована только свободой другой личности», таким образом, право «всегда вступает в виде пары „право — обязанность“ независимо от того, идет ли речь об отдельном правоотношении или о праве в целом». Автор против определения права с позиций справедливости, но критика критериев справедливости в праве направлена против признания права автономной личности, нарушает свойство его общепризнанности и природного происхождения естественных прав, составляющих основу современных конституций.

Законом обеспеченная охрана правосубъектности личности является основой поддержания правопорядка, который становится «итоговым результатом действия права, замыкает цепь основных общественно-политических явлений». Конечно, без ограничения права личности обойтись невозможно, и абсолютизация субъективного права подрывает основы правопорядка. Необходима система равновесия прав и обязанностей, уравновешивание частной и общественной воли является условием политической стабильности.

Обеспечение внутренней и внешней свободы всегда предполагает право, которое является масштабом общественных отношений. Обеспечение всестороннего развития личности зависит от условий социальной справедливости, от того, «какие реальные возможности» предоставлены человеку обществом. Для личности в государстве сохраняется и сфера личной свободы — область частного права. Государственный порядок, основанный на власти и повиновении, отличается от социальной среды в целом. В этой среде по-прежнему доминирует экономическая жизнь как «область личной свободы и личной инициативы, как выражение свободной воли». И на современном этапе сохраняют ценность основные теории правопонимания. Но «право тем еще отличается от других нормативно-регулятивных систем, что оно формализует связь между актом нарушения нормы и действием по применению санкций к нарушителю». Права человека не определяются, а оформляются государством. Решение проблемы правового статуса личности в условиях «холодной демократии», когда провозглашаемые демократические институты и принципы не имеют действительно демократического содержания, невозможно без решения проблемы выбора вариантов развития свободы личности. М. А. Краснов указывает, что «свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общества, приходит к самоуничтожению и к разрушению основ государственной жизни».

Необходимо учитывать, что права личности создает общество, в котором личность утверждает свой статус. Недостатки правовой политики государства приводят к перенесению борьбы из правового пространства в социальную сферу. Поэтому социальный радикализм — следствие ошибочной политики государства в правовой сфере. Сближение власти и общества возможно лишь на твердых основаниях права, на создании системы конституционализма, основным положением которого является равновесие прав и обязанностей личности. В этом равновесии проявляется эффективность действия права и результат этой эффективности — новый тип правового регулирования и соответствующий ему правовой статус личности, как выражение законом признанных ее интересов и отношений.

Принцип взаимной ответственности государства и личности

Восприятие прав личности в традициях русской либеральной правовой мысли означает разрешение проблемы эффективности деятельности механизма обеспечения свободы личности. Главная задача — поиск теоретических решений в вопросах возрождения традиций российского права в области защиты прав и свобод личности. О. Е. Кутафин называл свободу личности и гарантированность прав и свобод человека и гражданина в числе важнейших признаков гражданского общества. При этом, отмечая особую роль суда, он указывает на необходимость обеспечения реальной независимости суда в правовом государстве.

В рамках социологической концепции права свобода личности определяется солидарностью, степенью интегрированности в масштаб свободы целого общества. Крайний либерализм исходит из посылки, что не общество, а личность определяет систему и структуру правопорядка. В рамках этой концепции утверждается, что в государстве определяется та сфера, за пределами которой вмешательство государства в область свободы личности недопустимо. Современные демократические стандарты в области прав личности предусматривают, прежде всего, их защиту средствами исторической правовой традиции. В каждом государстве механизм обеспечения прав личности своеобразен. Во многом он определяется формой государства.

В Великобритании одним из важнейших институтов данного механизма является монарх. Его политические полномочия (назначение премьер-министра, право абсолютного вето, досрочный роспуск Палаты общин, назначение членов Палаты лордов и др.) говорят о создании принципиально нового по сравнению с немонархическими системами баланса властей. Эта система не лишена недостатков, но она позволяет уже на протяжении столетий поддерживать не только равновесие политических институтов, но и равновесие прав и обязанностей в системе общего права. В Великобритании существуют три независимые судебные системы в соответствии с государственным устройством, а в США — автономные судебные системы каждого штата.

В Основном Законе Германии, несмотря на обширное регулирование равенства прав человека, предусматривается четкий механизм их ограничения. Во Франции базовой основой конституционных прав и свобод является «Декларация прав и свобод человека и гражданина» 1789 года. А в Италии закрепляются на первом месте социальные права, социальные функции государства. В то же время, в Германии и в Испании «только при нарушении основных, а также специально указанных в конституции прав любое лицо может обратиться за их защитой в конституционный суд (п. 4-а ст. 93 Основного Закона ФРГ: п. „в“ ч. 1 ст. 161 Конституции Испании)». Конституции многих государств предоставляют больше прав гражданам этих государств. «Например, Конституция Испании признает только за гражданами права на образование, на объединение в профсоюзы (ст. 27, 28), Конституция Болгарии — право на объединение, свободу собраний, право на обращение в государственные органы, право на труд, право на социальное страхование (ст. 43, 44, 45, 48, 51).

В отличие от естественно-правовой концепции, для которой основные права и свободы первичны по отношению к законодательству, позитивизм указывает на субъективное право как производное от объективного права, а государство делегирует субъективные права и устанавливает юридические обязанности, отожествляя право и закон. Положительным здесь считается возможность установления стабильного правопорядка, а негативным моментом является отграничение права как системы от фактических общественных отношений.

Концепции права большинства современных государств эволюционируют от естественно-правовой доктрины к концепции социального права. Реальная свобода лица ограничивается и местом той социальной группы, к которой оно принадлежит. Индивиды распределяются по социальным позициям и «не личностные свойства индивидов, если даже они статистически обобщены, определяют специфику общественных групп, а наоборот, место группы в общественной структуре обусловливает социальные свойства входящих в нее людей». Отдельная личность не может изменить структуры и содержания социальной системы. Социальные институты наоборот берут под контроль поведение личности. Личность приобретает себе права благодаря обществу, которое по определению является простым объединением частных лиц. Гражданское общество является уже объединением лиц с неотчуждаемыми правами. Но принципы гражданского общества могут подвергаться видоизменениям в зависимости от эволюции системы ценностей.

Государство является наиболее прочным из всех союзов, может быть потому, что оно строится на началах позитивного права. Г. Ф. Шершеневич считал, что естественное право наносит даже социальный вред. Права личности должны быть санкционированы государством. Государственное принуждение выступает, прежде всего, формой защиты личности, если оно основано на правовом законе. Существуют общие международно-правовые подходы к определению элементов правового статуса личности. Эти подходы приобрели статус императивных требований и форм контроля за исполнением государствами своих обязательств по защите личности.

Взаимная ответственность государства и личности выражается в одинаковом юридическом подходе к ответственности государства перед личностью и наоборот. Применение принудительных мер должно соответствовать не только тяжести совершенного правонарушения, но и процессуальным требованиям, которые выступают основными гарантиями реализации прав государства или личности.

Провозглашаемые стандарты равенства в современных условиях — это равенства по возможностям, по дозволениям, а не фактические равенства. Л. И. Спиридонов ставит вопрос, обеспечиваются ли права личности, если государство их не санкционировало и не включило в национальную систему законодательства. «Тот, кто сводит право к совокупности исходящих от государственной власти юридических норм, отвечает на него отрицательно. Декларации ООН о правах человека нуждаются в том, чтобы каждое государство юридически, законодательным путем, закрепило их, придало им значение прав гражданина данного государства и последовательно обеспечивало возможности их использования каждым человеком». Точка зрения Л. И. Спиридонова состоит в том, что права человека имеют защиту там, где исторически гражданское общество формировалось на основе правовых обычаев, договоров и судебных прецедентов. Тем самым проводится связь между правом и правовой культурой, национальной правовой системой.

Равенство прав личности и государства проявляется не в материальных действиях, а в процессуальном порядке осуществления материальных прав. Нельзя допускать ситуации, когда формальное юридическое равенство переходит в материальное равенство. Тогда право переходит в свою противоположность, так как переворачивается весь порядок отношений, происходит революция. Гарантиями осуществления этих прав выступают прежде всего государственные судебные и контролирующие органы, поэтому необходимо совершенствовать не только институциональную систему государства, но и правовой режим. Правовое правление предполагает существование системы правовых отношений, основными элементами которых выступают субъективные права и обязанности. Личность ставится выше права, а, следовательно, равенство прав является выражением свободы личности. Но и это равенство прав означает лишь одинаковые возможности, предоставляемые государством для приобретения субъективных прав. «В правах и обязанностях не только фиксируются образцы, стандарты поведения, которые государство берет под защиту, считая их обязательными…, но и раскрываются основные юридические принципы взаимоотношений государства и личности.

Кроме того, Конституция Р Ф (ст. 46) предоставляет возможность обращения в международные органы по правам человека, важно, что подобный механизм уже работает. Согласно Федеральному закону «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» от 30 марта 1998 года (№ 54 ФЗ), Российская Федерация, в соответствии со статьей 25 Конвенции, «признает компетенцию Европейской комиссии по правам человека получать заявления (жалобы) от любого лица, неправительственной организации или группы лиц». Рассматривая проблему соотношения прав личности и государства, необходимо учитывать, что государство, в конечном счете, является способом и формой организации общества. Следовательно, источником права в материальном смысле является общество, а не государство, определяющее лишь границы права, но не его основания. В современных условиях возрастает значение информативности закона, являющегося коммуникативным средством взаимодействия государства и личности.

Права человека в системе свободы и юридической ответственности

Необходимо постоянно выявлять новые элементарные уровни в правах человека, чтобы приводить в новое соответствие масштаб свободы по отношению к размерам и видам юридической ответственности. В условиях законного пространства деятельности государства субъективные частные права равны субъективным публичным правам. Широкое использование информационных технологий требует постановки проблемы защиты свободы личности. Правовая информация выступает как основной объект правового регулирования, которая также должна быть защищена в правовой форме. Правовая коммуникация позволяет личности проявить прежде всего свою свободу. Но эта свобода связана с возможностью юридической ответственности.

Правовые установки формируют состояние мотивации правомерного поведения, результатом которого является поведенческая реакция. Оценка личности в системе ее свободы и юридической ответственности инвариантна. Проблема управления личностью связана с ее неотчуждаемыми правами. Государство должно обеспечить личности свободное действие в этой системе. Актуальной становится проблема дальнейшей демократизации правовой действительности и государственного управления. Но возрастающий объем прав личности требуется уравновесить основными, незыблемыми принципами деятельности государства. Паритет состоит в сохранении постоянного равновесия частных и публичных прав.

Становление культуры прав человека является содержанием исторических этапов развития свободы личности. Признание правосубъектности личности со стороны государства придает практическое понимание правам человека. Отражением данного признания является содержание принципа формально-юридического равенства. В настоящее время права человека концептуально отражают баланс идей естественно-правовой и позитивистской школ права. Универсальность естественных прав составляет главное содержание современных конституций. Проблема естественного права состоит в его изменчивом содержании. Но только позитивное право предоставляет системе естественных прав особые гарантии.

Остается проблемной ситуация, связанная с необходимостью «официального признания судебной практики Верховного Суда Р Ф по конкретным делам источником права, придав имеющим принципиально важное значение и опубликованным решениям Верховного Суда Р Ф силу прецедента и предоставив иным судебным инстанциям право ссылаться на них в своих решениях…». При этом указывается на то, что суды должны разграничивать право и закон. Хотя необходимо признать и точку зрения В. С. Нерсесянца о том, что отмена законов в России — не компетенция суда, а прерогатива законодательных органов. Справедливо указывается, что отмена судом закона лишь факт, на основании которого правотворческие органы отменяют соответствующие нормативно-правовые акты. Возможно, данный способ отмены законов в России может служить некоторым механизмом, не позволяющим судам стать слишком независимыми, превращаясь в кастовую автаркию судебной власти.

Совершенствование информационных технологий в юридической сфере, развитие Интернет-демократии ставит проблему совершенствования функций государства с тем, чтобы сохранить содержание демократического правления. Права человека являются объективной предпосылкой законодательства, которое призвано обеспечить личности относительную самостоятельность. Полнота принципа автономности раскрывается через его соотношение с социальной целостностью. Россия объявила о вхождении в мировую систему глобального права, где права человека приобретают значение международного права. Обеспечивая юридическое действие норм международного права, Россия подпадает под действие норм о юридической ответственности за ненадлежащие применение указанных стандартов. Но приведение в соответствие норм внутринационального законодательства с международными нормами ставит проблему не просто согласования, преодоления коллизий, но проблему глобализации правосознания. Правосознание субъектов правоотношений в Интернете можно также подразделять на виды (обыденное, теоретическое, профессиональное), но проблема состоит в том, чтобы законодательство включало бы в себя содержательные характеристики виртуальных отношений, а судебные органы обладали бы правами и квалификацией по разрешению споров в глобальной сети.

Формируя новое правосознание, государство не просто увеличивает количественно использование Интернет-технологий, но должно нормативно закрепить новые стандарты, определения, статусы. Управляемость обществом возрастает, но данная переменная величина существенно изменяет весь объем прав личности. Интернет, как публичная сфера, нуждается в надлежащем правовом регулировании. Интернет даже называют «показателем повышения уровня гласности, открытости общества, создающего максимальные условия для реализации гражданами своих конституционных прав и свобод». В то же время отмечается, что «на современном этапе фактически ни в одном государстве мира нет комплексной системы специальных законов, которые регулировали бы правила входа в Интернет и содержание его информационных ресурсов». Регулирование содержания Интернета в большинстве стран ограничивается общим законодательством.

В современных условиях проблемой развитых демократий является обеспечение избирательной активности населения, и новые информационные технологии помогут разрешить эту проблему, при условии, что демократическим будет контроль за применением и описанием их технических характеристик. Важно, чтобы при допуске к этим информационно-избирательным ресурсам не применялись те или иные дискриминационные меры. Например, право избирать и быть избранным не должно зависеть от технико-юридических характеристик компьютерной сети, а сами персональные данные должны быть надлежащим образом зашифрованы, защищены. Необходимо разработать защиту прав пользователей Интернета, обеспечить защиту авторских прав, определить четко регистрационные правила в сети, притом, чтобы они не нарушали права человека, например, в области религии, мировоззрения и т. д. Остается проблемным вопрос надлежащего правового обеспечения процесса электронного обмена данными.

Двоичность юридической информации требует, чтобы в информационные системы были заложены основные признаки правовых стимулов и правовых ограничений. Юридическая информация, как и любая другая коммуникативная информация, должна, прежде всего, передавать сведения от субъекта к объектам. Положительная или отрицательная правовая мотивация обозначают парные юридические категории, составляющие программы правового регулирования и баланс юридических средств. Важно то, что тот или иной правовой режим показывает определенное сочетание стимулов и ограничений.

Двойственная природа соотношения свободы и юридической ответственности не означает все же крайнего дуализма, так как свобода может заменять собой юридическую ответственность, если она является правомерной свободой. Так же, как юридическая ответственность заменяет или ограничивает свободу лица, если лицо этой свободой не смогло распорядиться в рамках границ, установленных нормами об ответственности. Стимулы и ограничения здесь и выполняют функцию «рамок и правил», содержание и доступное «поле» правовой информации и деятельности по системе «вызов- ответ». Можно определить свободу как формулу действовать в рамках необходимости, обозначенной в системе возможного и должного поведения. Свобода — всегда определенный масштаб поведения, определенные границы и нормы. Ограничительная свобода обозначает, прежде всего, равновесие прав и обязанностей, формы существования и долженствования. Юридическая ответственность гарантирует свободу в определенных границах для личности.

Совершенствование методик применения информационных компьютерных технологий в соответствии с правовыми стимулами и ограничениями позволит систематизировать область технико-юридических гарантий свободы личности. Важно, чтобы данная система была бы защищена от искажений, а размещение юридической информации в компьютерной сети соответствовало бы принципам равного доступа ее пользователей. Но это потребует от человека глубоких знаний о содержании и структуре технических характеристик нормативного материала, представлений об аксиологической соотносимости технико-юридической информации.

Личность и право, личность и государство

При всех существующих подходах к проблеме правового государства можно выделить общую идею о правлении права. В своей основе данная конструкция соединяет два основных подхода из теории правопонимания — естественно-правовой и позитивистский (формально-юридический). Таким способом достигается соединение моделей правового закона и правовой государственности. Правовое государство является в тоже время конкретной формой государства в единстве его элементов. Данная конструкция по своей сути исключает крайности, свойственные анархии и деспотизму, возможно также свойственные крайним формам разделения властей, например в суперпрезидентских республиках.

Верховная власть при этом не должна распределяться в определенном объеме между индивидами, она должна присваивать им определенный титул права. Он же и определяет праводееспособность лиц и границы их участия в правоотношениях различного типа. В данных правоотношениях как бы происходит эквивалентный обмен ценностями в соответствии с провозглашенными принципами законности и юридического верховенства основного закона.

Правовые отношения постепенно вытесняют из социальной деятельности все, что относится к не правовой сфере. Модель правового государства включает в себя правовые формы и государственные учреждения. Любая идея государства находит свое выражение в государственном праве и государственном порядке. Но не во всех государствах преобладает естественно-правовая концепция прав человека, например, в Германии и Австрии выстроена по Конституции позитивистская модель. Права человека, безусловно, ограничивают власть. Защиту этим правам придает сама же законодательная, особенно процессуальная форма, заключающая в себе идею правовой справедливости. Справедливость предполагает равенство, то же, что и равенство в правах. Правовая власть должна обеспечивать защиту прав и свобод личности. Важным является положение Конституции о непосредственном действии прав и свобод человека, определяющих смысл законодательства и деятельности различных ветвей власти. Права и свободы обеспечиваются правосудием, процессуальное законодательство в этой сфере необходимо постоянно совершенствовать. Необходимо совершенствовать и другие конкретные механизмы защиты прав человека.

Для характеристики правового государства и всякого государственного устройства необходимо использовать понятие «правомерности». В правомерно устроенном государстве предполагается надлежащее соответствие между правами и обязанностями граждан, личными или общественными. Нарушение между правами и обязанностями ведет к нарушению общественного равновесия, уничтожению взаимных связей, основанных на общем интересе и уничтожению совместной политической деятельности. Правовая политика должна обеспечивать свободу личности и уравнение всего общества перед законом.

В правовом государстве необходимо постоянное расширение социальной функции государства, закрепление социальных программ на уровне законодательства. Социальные расходы в развитых странах составляют значительную долю расходных ассигнований бюджета. Но, несмотря на то, что Конституция Р Ф провозглашает государство социальным, эта декларация остается юридической фикцией. Поэтому при отсутствии социальной государственности можно говорить и об отсутствии правового государства. Социальные права человека выступают содержанием современной формы права.

В правовом государстве частные интересы не подавляются, в противном случае общество не может выработать правильных целей, вариантов развития. Они преобразовываются в новые общественные союзы, которые являются основой гражданского общества и народного представительства. Правовое государство только внешне связано с системой учреждений (институциональный аспект), являясь итогом солидарности и внутренней связи частных интересов. Складывающаяся горизонтально-вертикальная модель интеграции общественных интересов и отношений в государстве есть модель самоуправления. Государственная власть выступает уравновешивающей силой в обществе, внося в процесс конкуренции частных интересов элементы правопорядка. Правовое государство проявляется на практике как постоянно изменяющаяся политическая форма, показывая постоянное движение общества к утверждению новых юридических начал.

Ограничение государства правом происходит постоянно в современных условиях. Государственная форма должна отвечать конкретным потребностям, выраженным в этих ограничениях. Государство и личность соответственно обладают правом на ограничение друг друга в их действиях, если они выходят за пределы очерченных верховной нормой рамок и правил. Здесь недопустимо тотальное подчинение государством личности или, наоборот, в противном случае нарушается соответствие между правами и обязанностями и теряется ценность декларируемой свободы. Взаимная ответственность государства и личности в правовом государстве обеспечивается с помощью независимого положения суда. Ограничение прав личности или государства одновременно предполагает разграничение их интересов, выраженных в отношениях или в юридических способах защиты нарушенного права, в способах его охраны.

Называя в числе основных признаков правового государства верховенство закона, реальность прав личности и необходимость взаимной ответственности государства и личности, необходимо указать на правовой характер данных установлений, исходя из различия права и закона. Соотношение между законом и правом во многом определяются критериями справедливости: «верховенство закона, и прежде всего конституции, создает прочный режим правовой законности, стабильность справедливого правового порядка в обществе». Реализация системы государственной защиты прав и свобод человека и гражданина находит высшее выражение в деятельности конституционного правосудия, в осуществлении конституционного контроля в этой сфере. Важно, что по Закону о Конституционном Суде граждане и их объединения имеют право подачи индивидуальной или коллективной жалобы на нарушение конституционных прав и свобод. Кроме того, допустима и процедура оспаривания закона, подлежащего применению в конкретном деле.

Особое значение имеет и процедура конкретного контроля, которая осуществляется путем проверки конституционности законов по запросам других судов, что содействует защите конституционной законности. «Осуществление права запроса о соответствии применяемого закона Конституции ставит перед любым судом и проблему различения права и закона, т. е. выявления правовой сущности закона. В рамках концепции правового государства упор всегда делается именно на правовой характер закона, который по своему содержанию должен соответствовать основополагающим демократическим ценностям». Несомненно, что права человека являются основанием или содержанием правового пространства.

Становление правовой формы государственности связано с формированием надлежащей судебной системы. Практическое значение при этом имеет обеспечение независимой судебной власти. Одним из важных элементов построения данной системы является Конституционный Суд, который может стать действительно практическим инструментом разрешения правовых споров. И, следовательно, он может играть роль сдерживающего начала в конфликтах между ветвями власти, госорганами и гражданами по вопросам, связанным с конкретным или абстрактным нормоконтролем. Но проблемы остаются, в том числе в связи с реализацией требований Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, особенно в области обеспечения справедливого публичного разбирательства в разумный срок независимым и беспристрастным судом.

К числу гарантий при ограничении прав человека относится отсылка к закону и в соответствии со ст. 56 Конституции Р Ф. Практическое значение при этом имеют также отсылки к нормам международного права, в соответствии с которыми ограничения прав человека могут вводиться лишь в целях общественной и государственной безопасности. Конституционный Суд Р Ф является основным институтом защиты прав человека уже в силу того, что его решения по правовым вопросам являются окончательными, общеобязательными, действуют непосредственно и вступают в силу немедленно после их провозглашения. Закон о Конституционном Суде также предусматривает ответственность за неисполнение его решений. Защита прав человека любым государством является в настоящее время и международно-правовой обязанностью. Важное значение в системе гарантий прав и свобод имеет деятельность парламентского Уполномоченного по правам человека. Несмотря на сложности в реализации международных стандартов по правам человека, в последнее время можно говорить и о позитивных моментах, особенно о становлении фундаментальной отрасли прав человека в рамках международного права. Индивид приобретает право требовать от государства исполнения взятых на себя международных обязательств. В некоторых случаях отмечается недостаточность разработки норм отечественного уголовного законодательства (ст. 356 УК) в сфере применения гуманитарного права, частичное применение принципа универсальной юрисдикции в РФ в соответствии с тем, что создание международных уголовных трибуналов не упраздняет компетенцию национальных судов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой